Описание картины виктора попкова «шинель отца»

Учебный проект «Работы художника Виктора Попкова в моей школе» Автор

1 Учебный проект «Работы художника Виктора Попкова в моей школе» Автор: Косякина Ксения Руководитель: Тесля Галина Васильевна Муниципальное образовательное учреждение дополнительного образования детей «Детская художественная школа местной администрации городского округа Прохладный Кабардино-Балкарской Республики»<\p>

2 Виктор Попков Автопортрет «Единственное, о чем я мечтаю – это сделать хорошую картину»<\p>

3 Молодость На работу В х годах страна разворачивала капитальные стройки, и Попков был увлечен их грандиозностью. Художник стремился образно, поэтично и правдиво рассказать о своих современниках, он устремился на стройки, где находил героев будущих картин. На лесах Большого театра. 1959<\p>

4 Рубеж х годов XX века в живописи утвердился «суровый стиль». Источником вдохновения для художников стала жизнь простых людей, которую они передавали в возвышенно – поэтическом духе. Основой выразительности служат большие плоскости цвета и линейные контуры фигур. Виктор Попков присоединился к «суровому стилю». Романтическое восприятие жизни определило и художественный строй его картины «Строители Братской ГЭС». Картина была приобретена Третьяковской галереей. Строители Братской ГЭС. 1961<\p>

5 Студенты на практике Бригада отдыхает В гг. — «декоративный» период в творчестве Попкова, связан с приобщением художника к традициям древнерусской живописи. Сюжет картин упрощается, его значение подавляется пестрой красочностью. Попков пытается стилизовать свои картины под произведения русского народного творчества, вводит яркие цвета. Искусствоведы увидели в некоторых работах этого периода живописное переосмысление традиций русского лубка и палехского стиля.<\p>

6 Двое В гг. Попков разрабатывает особый тип «картины-метафоры», в которой появляются аллегорические и символические мотивы. Картину «Двое» он посвятил теме любви, показывая ее, как сложные человеческие взаимоотношения. Отчужденность персонажей мы видим в их позах, в выражении лица девушки. Фигуры героев отделены пространством. Их объединяет лишь зеленоватая цветовая гамма окружающего поля. Пространство передано плоскостно, условно. Благодаря условности изобразительного языка картина выглядит символично. В 1967 году за картину «Двое» Виктор Попков получил Гран-при на Всемирной выставке молодых художников в Париже.<\p>

7 Одна В гг. Попков создает цикл картин «Мезенские вдовы», которые явились данью его любви к Северу. Цикл посвящен женщинам, мужья которых не вернулись с фронтов Великой Отечественной войны. Вдовы предстают перед нами простыми и возвышенными, в них художник утверждает память о войне. В цикл «Мезенские вдовы» вошли такие картины, как «Воспоминания. Вдовы», «Одна», «Старость», «Северная песня». Старость. 1969<\p>

8 Воспоминания. Вдовы Попков создал образы, полные драматизма. Лица вдов печальны, сухие фигуры показаны преувеличенно заостренными. Создается впечатление человеческой печали и одиночества. Драматизм картины подчеркнут ярким красным цветом одежды вдов, который звучит резко на фоне серых бревенчатых стен избы. Художник намеренно отказался от всего натурного, его вдовы – некий символ страданий человеческих.<\p>

9 Северная песня Художник в одном из северных сел встретил фольклорную экспедицию, которая собирала старинные народные песни. Композиция картины выстроена на контрастах – цветовых, композиционных и смысловых: здесь сталкиваются деревенская и городская культуры. Прибегая к символу и метафоре, художник ввел в картину девочку, очень хрупкую и одухотворенную. Она — символ надежды на преемственность поколений.<\p>

10 Тишина В е годы особое значение в творчестве Попкова приобрела иносказательность. Художник использует новаторскую трактовку. Реальность он перевел в область символов: девочка – символ юности, весны и незащищенности, памятник – символ погибших, церковь – символ веры. Дома, украшенные флагами – символ майского праздника, радостного настроения. Мрачный символ беды, зла, войны и смерти — черная ворона. Художник сознательно пренебрегает натурным изображением. Впечатление целостности создает колорит картин, который соединяет разрозненные изображения единым психологическим состоянием. Майский праздник. 1972<\p>

11 Мой день Художник в лесу В последнее десятилетие своей жизни Попков в каждой картине ощущает себя соучастником созданного им образного мира. В его работах появляется автопортретная фигура. Попков представляет себя в качестве основного персонажа или участника сцены. Художник в деревне. 1967<\p>

12 Работа окончена Ссора Мать и сын Виктор Попков познает современность как бы через себя. Картины становятся выражением и личности автора, и психологии времени, преломленного сознанием художника. Многие работы воспринимаются, как исповедь.<\p>

13 Шинель отца В основу этого автопортрета Виктора Попкова легло прощальное письмо с фронта отца художника, Ефима Акимовича Попкова. Он погиб на войне в возрасте 36 лет. Выносил раненого с поля боя. Раненый спасся — выжил, а сам отец погиб. Художник вспоминает об отце, о войне, о том поколении, которое ценой своей жизни дало возможность жить и творить ему и его современникам. Шинель – символ всех скорбящих по ушедшим. На дальнем плане картины проплывают тени мезенских вдов, символизирующие воспоминания.<\p>

14 Строительство Кабельного завода В 1973 г. Виктор Попков побывал на Северном Кавказе, в городе Прохладный. В результате творческой командировки на Кавказ и появились работы: «Строительство кабельного завода» и «Волочильный цех. Отделение травильное. Артур Христианович Эбер». Эти работы ранее нигде не публиковались. Художник выбрал пейзажное решение темы. На первом плане — узнаваемый местный пейзаж с перекати — поле, на среднем — фигуры строителей; на дальнем- индустриальный пейзаж. Соединяет все три плана грунтовая дорога, уходящая вдаль, в будущее. Плывущие по небу облака придают пейзажу динамичность.<\p>

15 Волочильный цех. Отделение травильное. Артур Христианович Эбер.1973 Портрет передовика производства. Движения рабочего точно подмечены, поза выразительна, в облике угадывается характер. Попков выявил особенность натуры, несколько утрируя, заостряя черты лица. Художник намеренно отрывается от натурного цвета, придает ему условность, чтобы придать заурядной сцене некую торжественность.<\p>

16 Дом А.С. Пушкина в Михайловском А.С. Пушкин и А.П. Керн Осенью 1973 года Попков приехал в село Михайловское и был очарован красотой мест, связанных с Пушкиным. Здесь он нашел созвучия своему настроению и в природе, и в пушкинской поэзии. Композиции Попкова, посвященные Пушкину более спокойны и мечтательно – романтичны. В них заметно изменение живописной манеры художника. Попков, как и Пушкин, любил осень, писал стихи, он видел в трагической судьбе поэта перекличку со своей собственной судьбой.<\p>

17 Осенние дожди (Пушкин) Эта картина – импровизация на тему Пушкина. Она позволила художнику окунуться в мир поэтических переживаний. Стилистика картины изящна, изысканно живописна, в ней нет и следа от сурового стиля. Картина осталась незаконченной. 12 ноября 1974 года трагическая случайность оборвала жизнь художника. Ему было всего 42 года. В мастерской, на мольберте, осталось стоять именно это полотно, что весьма символично.<\p>

18 Свою работу я старалась выполнить в манере, присущей Виктору Попкову, используя его палитру красок. Хотелось показать, что Попков был человеком очень добрым, искренним, переживающим за судьбы людей. Мне понравилось его очень уважительное отношение к матери и вообще к женщине. Я хотела передать свое отношение к художнику и его творчеству через эту композицию. К. Косякина. Портрет художника Виктора Попкова. 2012<\p>

19 Заключение Творчество художника Виктора Попкова до сих пор вызывает интерес у любителей искусства. Работы художника заставляют зрителя думать. Несмотря на раннюю трагическую кончину, Попков оставил большое творческое наследие — десятки картин, сотни этюдов, акварелей, рисунков. Он всю жизнь искал, смело экспериментировал, сказал свое слово в изобразительном искусстве, оно ни на кого не похоже. Художник выработал свою живописную манеру, у него интересные стилистические находки. Картины Попкова касались многих сторон жизни общества, близких ему людей, были очень патриотичны. В его творчестве сочетаются лиризм и драматичность. В каждой своей работе Виктор Попков был честен и искренен, а работы до сих пор не теряют своей актуальности. Все это позволяет считать Виктора Попкова одним из самых ярких художников второй половины XX века.<\p>

Источник: http://www.myshared.ru/slide/448512/

Виктор Ефимович Попков

Попков Виктор Ефимович (1932-1974) — русский живописец и график. Все было как в страшном сне или неправдоподобном детективе. 14 ноября 1974 года, возвращаясь домой из мастерской, где он работал, Попков хотел поймать такси — не получилось.

Тогда он подошел к стоящей неподалеку «Волге», чтобы попросить подвезти его к Киевскому вокзалу. Откуда он мог знать, что в машине сидят инкассаторы, которые, приняв его за грабителя, тут же схватятся за оружие и, отъезжая, выстрелят…

На похоронах рядом с гробом стояла неоконченная картина Виктора Попкова «Осенние дожди (Пушкин)».

Теперь она находится в собрании Третьяковской галереи. Виктор Попков, как и Пушкин, был стремительно-вдохновенным и очень эмоциональным. Он до боли любил Россию, ее бескрайние просторы и душевных, открытых людей. Ему, как и Пушкину, хорошо писалось осенью.

Его, как и Пушкина, в самом расцвете творческой зрелости настигла пуля — случайная, неожиданная, нелепая смерть.

Он был из шестидесятников, тех, кого в детстве обожгла война и кто, преодолевая боль невосполнимых утрат, заставлял зрителей не только сострадать своим героям, но и удивляться, восторгаться их силой и мужеством, их неземной красотой.

Судьба, как и творчество Виктора Попкова, созвучны судьбам многих шестидесятников, тех, кому так называемая «оттепель» дала возможность раскрыть свое творческое «я» и кто так и не успел договорить чего-то, возможно, самого главного.

В отечественной литературе это, наверное, прежде всего Шукшин и Вампилов.

В судьбах этих людей, как в зеркале, отразились суровые, жесткие 30 — 50-е годы, стремительные по своей духовной наполненности 60-е, до этого времени еще не понятые, но уже обозначенные нами как «застойные» 70-е… Они были детьми войны, они были достойными детьми своего века и своей великой Родины.

Строители ГЭС в Братске. 1961-1962 г.

Виктор Ефимович Попков родился в 1932 году в Москве. Его родители переехали в столицу из деревни. Не успели как следует обустроиться, как началась война, и отец пошел на фронт.

Уходя, попросил жену: «Ежели что, Стеша, помни мой наказ. Замуж не выходи, четверо у тебя их. Хорошего человека с четырьмя не найдешь, а с плохим намаешься. Выучи детей, если сможешь». Она выполнила мужев наказ.

Замуж не вышла, детей на ноги поставила.

Мой день

Виктор Попков в конце 50-х годов окончил графический факультет Московского художественного института имени В. И. Сурикова, учился у Е. Кибрика. Это было время, когда в искусство пришли художники, творчество которых было названо «суровым стилем».

Виктору Попкову были близки их творческие устремления — лаконизм цветовых решений, некоторая «плоскостность» пространства, стремление к символике и обобщенности образов.

Однако с самого начала он пытался адаптировать «суровый стиль», стремился к максимальному проявлению своей индивидуальности.

Монастырь в Боровске

Как и все «шестидесятники», Виктор Попков много ездил по стране. Особенно вдохновляла его Сибирь, где он был в Братске и на Иркутской ГЭС, и целина. Виктора Попкова всегда восхищал графически четкий язык А.

Дейнеки, и сам он, создавая в начале 60-х свои картины «На работу», «Строители Братской ГЭС», стремился передать ритм жизни в выразительных, динамичных силуэтах, искал оригинальные ракурсы, контрастные сочетания цветов и чаще всего поэтизировал действительность.

В картинах 1963-1966 годов «Студенты на практике», «Полдень» и других искусствоведы увидели живописное переосмысление традиций русского лубка и палехского стиля. Попков преобразовывал реальные формы предметов, использовал для декоративного решения их фигуративную основу.

Полдень

Студенты на практике

Одним из главных достижений «шестидесятников» можно считать обращение к проблемам человеческих взаимоотношений, к нравственно-психологическим аспектам бытия. Написанные в 1965-1968 годах картины Виктора Попкова «Сон», «Двое», «Развод», «Семья Болотовых», как и его портреты пожилых деревенских женщин,- это психологически точные, драматичные в своей сути слепки времени.

Семья Болотовых

По словам самого художника, замысел картины «Двое», где немолодые влюбленные уходят подальше от людских глаз, возник у него после просмотра итальянского фильма «Нищий».

Таким образом как бы приоткрывается еще один образный нерв 60-х годов — итальянский неореалистический кинематограф. Виктор Попков, как и его великие современники в литературе — Ю. Трифонов, В. Распутин, В. Шукшин, В.

Белов — отстаивал в творчестве высокую нравственную позицию, выступал против бездуховности, равнодушия, мещанства. Бытовые сцены превращались у него в бытийные.

Двое

Взлетом в творчестве Виктора Попкова считается цикл «Мезенские вдовы». Все портреты — «Старость», «Ожидание», «Одна» и др., написанные в конце 60-х — начале 70-х годов, звучат особой, полной боли и трагизма нотой. В каждой картине — характер и судьба.

Сам Виктор Попков вспоминал: «Я попытался написать работы, которые на первое смотрение некоторыми зрителями воспринимались как тяжелые, мрачные, пронизанные чувством тоски и угнетенности… И когда эти работы ругали и обвиняли в мрачности, мне было досадно не за свои работы, а за тех людей, баб-вдов, которых не хотели видеть, их горя…

» Он считал, что обязан был отдать несколько лет «этой трагедии, которой не удалось избежать человечеству в наш XX век», «донести до зрителя мысль, что этого не должно быть».

Северная песня

«Хороший человек была бабка Анисья» (1971-1973 гг.)

Одной из основных в цикле является картина «Северная песня»: молодые фольклористы записывают старинную песню, которую исполняют, как отмечают искусствоведы, «готически» угловатые пожилые женщины.

Именно преемственность поколений, духовная связь между теми, кто сберегает и воспринимает традицию, представлялась «шестидесятникам» основой нравственного очищения всего общества, залогом развития культуры.

Виктор Попков часто оставлял на своих альбомных листках своеобразные парадоксальные афоризмы. На одном из них осталась фраза: «Трагичность радостная». Именно таким настроением проникнута серия «Мезенские вдовы», где чувствуется образное преодоление трагической перспективы.

Мезенские вдовы

Эту радостную трагичность художник особенно остро ощутил, когда во второй раз приехал в Мезень. «Когда я снова столкнулся с судьбой этих женщин,- говорил он,- я увидел, что это настоящие люди, и, хотя на долю их выпали тяжелые испытания, они не сломлены жизнью, а живут и трудно, и радостно, в работе и отдыхе, в больших и малых заботах.

Это жизнеутверждение, хотя и трагическое по своему внешнему проявлению».

У Белого моря

В 70-е годы особое значение в творчестве Виктора Попкова приобрела иносказательность.

Так, в картине «Тишина», где идущая девочка как бы замерла на мгновение, замерла, чтобы преодолеть своеобразное сострадательное удивление, которым пронизан сам воздух полотна. Памятники погибшим — шрамы на теле земли, боль.

Храм — путь к преодолению этой боли. «Шинель отца» — это напоминание о том, что живущие живут теперь и за тех, кто погиб на войне. На плечах у Попкова — шинель отца художницы К. Калинычевой, его жены.

Шинель отца

Ассоциативность, символизм этих и многих других произведений превращают их в философские живописные иносказания.

Глубоким проникновением в духовную жизнь героев, обостренностью формы отличаются портреты Виктора Попкова.

Что же касается его автопортретов, то они свидетельствуют о том, что художник ощущал себя как бы организующим центром всей своей образной системы.

Во многих автопортретах есть сюжетные завязки, например, «Художник в деревне», «Мой день», «Мать и сын». Именно мать давала Виктору Попкову духовные силы, учила его сострадать, любить, видеть красоту и поэзию.

Мать и сын

Художник Игорь Обросов писал: «Виктора Попкова увлекала глубина жизненных явлений, постоянные поиски, изыскания непреходящих духовных ценностей.

Он не всходил на вершины искусства медленно, тяжело, он, скорее, низвергался вниз. Такое стремительное движение в глубину не было обвалом, уничтожающим все на своем пути.

Он увлекал за собой то, что живо, неравнодушно, дерзновенно и направлено к постижению тайн природы и души человеческой».

Как вспоминал один из друзей Виктора Попкова Юрий Павлов, который осенью 1974 года был с ним в Пушкинских Горах, Попков был не только очень глубоким человеком, выдающимся художником, но и очень интересным поэтом.

Когда Павлов попросил Попкова сочинить что-нибудь о термосе, тот прочитал целую оду, «оду любви, терпению, заботе и самоотречению, о смысле жизни, заключенном в стремлении защитить нечто, не дать остынуть, согреть собою и тело и душу человека!» В этом — сам дух суровой и возвышенной романтики 60-х.

В ноябре 1974 года инкассатор выстрелом в упор убил художника Виктора Ефимовича Попкова. Машина с убийцей сразу же скрылась с места преступления. Будучи арестованным, он тупо повторял, что действовал по инструкции.

Тогда эта страшная, нелепая, ничем не объяснимая история не получила должной общественной огласки. А советское правительство, стремясь замять скандал, поспешило присудить художнику, которого не очень-то жаловало, Государственную премию СССР (посмертно).

Так в 42 года оборвалась жизнь одного из самых значительных русских художников второй половины XX века.

Виктор Попков. О себе

Нет, не буду стремиться. Нет, не буду стонать. Тихо буду смеяться. Тихо буду рыдать.

Тихо буду любить, Тихо буду болеть, Тихо буду я жить, Тиха будет и смерть.
Если будет мне счастье, Если будет мой бог, Я не стану качаться, Я найду свой порог.
Буду к людям я добрый, Буду все я любить, Буду в грусти смеяться, Буду в смехе грустить.
И тебя не обижу. Даже подлость стерплю. Пожалей хоть раз в жизни. Смерть! Придешь? Я смолчу.

  • Из воспоминаний Виктора Попкова«Я попытался написать работы, которые на первое смотрение некоторыми зрителями воспринимались как тяжелые, мрачные, пронизанные чувством тоски и угнетенности… И когда эти работы ругали и обвиняли в мрачности, мне было досадно не за свои работы, а за тех людей, баб-вдов, которых не хотели видеть, их горя…»
  • Воспоминания. Вдовы«Хозяйка, где я жил, собрала гостей — своих подруг — и, приняв меня в свою компанию, пили брагу и ели лепешки да треску с душком. Они долго сидели, вспоминая свою молодость. Я лежал возле стены на чистом полу и смотрел на них снизу. То ли я задремал, то ли забылся, но, очнувшись, ясно увидел всю сцену, которая сдвинула и время, и пространство, и их жизнь, и мою жизнь, и жизнь погибших дорогих людей, и моего в 36 лет убитого отца, и мою несчастную мать, и весь трагический смысл происходящего. Боже мой, ведь во всей избе только они, обиженные войной в самой молодости — теперь уже старухи вдовы. И только я, случайный человек, один свидетель их бабьей, проклятой, одинокой доли. Вся их жизнь, вся их молодость проплывала сейчас у меня перед глазами. Остались только воспоминания. «Ах, война, что ты сделала, подлая». Ничего не оставалось, как тут же, лежа на полу, скомпоновать линейный эскиз будущей картины, куда вошел, кстати, весь замысел без изменения. Так родилось полотно «Воспоминания». Рисунок с моей хозяйки, у которой от мужа остались его убежденность, его чистота веры в партию, выраженная в свято оберегаемых и дорогих портретах Маркса и Ленина в углах избы. Писал сразу на холсте без предварительного картона. Может быть, из-за того, что с самого начала все было ясно, работа над картиной длилась недолго (чуть меньше месяца)».
  • Северная песня («Ой, как всех мужей побрали на войну…»)«Были сомнения: писать ли «Северную песню», ведь она близка «Воспоминаниям». Сомнения были и по другой причине. Саму тему, смысл происходящего можно было выразить только в жанровом плане. А преодолеть скептическое, как что-то устаревшее, косное отношение к жанровым работам сейчас очень трудно. Да, здесь жанровая сцена. Женщины-вдовы поют песни, их слушают студенты — физики, музыканты или художники. Вот и все. Поэтому пришлось по многу раз возвращаться к эскизам, но решение не выходило за рамки жанра. Жанр — да, жанр. Сейчас я говорю не о том, что получилось, а что хотелось. Но как только в эту литературно-сюжетную ситуацию я ввел мелодию песни, стараясь все подчинить ей, попробовал холодно-зеленый пейзаж столкнуть с малиновым полыханием цветка на окне. Ввел физически обиженную богом горбунью, но осветил ее лицо той дивной лучезарной чистотой, глядя на которую, можно забыть и про возраст и про убогость (вспоминал Стрепетову), ввел рядом с ней (пожалуй, главное) девочку-мелодию, хрупкую и одухотворенную, хотя ее сознательно даже писал в другом стилистическом ключе, и которая выражала подтекст всей этой сцены, то картина должна была по мысли приобрести принципиально другое звучание (я не знаю, удалось ли мне это, но так я хотел). Да, и весь холст мне хотелось наполнить этой мелодией. Я старался во время работы чувствовать мелодию песни и слова Окуджавы: «Ах, война, что ты сделала, подлая».
  • Шинель отцаЭта своеобразная жанровая картина завершает серию картин про войну. Это автопортрет художника, посвященый его отцу — Ефиму Акимовичу Попкову, погибшему в начале войны. На эскизе к картине — отрывок из последнего, вероятно, письма Ефима Акимовича жене Степаниде Ивановне Попковой: «Наша часть под Смоленском. Бои тяжелые. Стеша, передай Чувилкиной Маше, что Федор погиб. Вчера его подобрали еще живым. Умер при мне. Стеша, сегодня опять бой. Если что-то со мной случится, береги детей и себя. (Слова «целую, твой Ефим, 21 окт. 41 год» зачеркнуты.) Поцелуй крепко Томочку, Витю и Колю. Стеша, сейчас в бой. Допишу после боя…» Не дописал. Прощальные слова отца легли в основу замысла картины «Шинель отца». Своим глубоко личным воспоминанием об отце Попков ставил себя в ряд с северными женщинами-вдовами, связывая собственную судьбу с их проклятой бабьей одинокой долей. Вдовы словно выплывают из серо-зеленого, под цвет солдатской шинели фона и становятся рядом с ним, примеряющим шинель отца. «Однажды вечером он пришел ко мне в шинели его отца, опустился на пол у стены и рассказал, как плакал сегодня, работая над картиной», — вспоминает xудожник К. Фридман. Конечно, эта солдатская шинель не Ефима Акимовича, но она принадлежала отцу жены Виктора Попкова, художницы Клары Калинычевой, хранилась в семье как реликвия, и в то же время использовалась для дела во всех необходимых случаях. Попкову при ясном и четком образном видении картины долго не давалась сама центральная фигура. Он несколько раз менял ее положение, поворот головы, жест руки, даже одежду, стараясь найти верные цветовые отношения и с цветом солдатской шинели, и с фоном картины. Не только созвучных тонов, но и контрастных. Завершающей точкой стало яркое пурпурное пятно на палитре. Кстати, многозначительный прием, который он ввел и в картину «Северная песня». Там завершающей точкой стал красный цветок герани на подоконнике.Некоторые искусствоведы видят в «Шинели отца» отголоски былых споров о связи поколений. Надо сказать, что такой проблемы для Попкова не существовало. Связь поколений он испытывал кровно. Он питал огромную любовь к матери, к погибшему отцу, уважение к старшим художникам, но проблематика его работ гораздо шире сострадания к родным и близким. ***«Попков — одна из ключевых фигур отечественного послевоенного искусства. За несколько лет он совершил скачок от социального в экзистенциальное».(Ян Брук, замдиректора ГТГ по научной работе).Но самое главное произведение Попкова — его судьба. Похожей нет ни у одного продвинутого концептуалиста, и, вполне вероятно, они многое бы за такую легенду отдали. Мальчик из рабочей семьи блестяще оканчивает Суриковский институт, за первую же большую картину «Строители Братской ГЭС» обласкан властями. В 27 лет, по тем меркам очень рано, вступает в СХ СССР, в 62-м едет в Финляндию на Фестиваль молодежи и студентов. В 67-м получает почетный диплом биеннале современного искусства в Париже. 30-летний Попков даже вошел в комитет по присуждению Государственных и Ленинских премий. Налицо был большой социальный успех. А параллельно — пьянство, попытка самоубийства (его буквально из петли вытащил тесть), предчувствие смерти. За пару недель до гибели Попков принес друзьям пластинки: «Поставьте музыку на моих похоронах». На похоронах рядом с гробом стояла неоконченная картина Виктора Попкова «Осенние дожди (Пушкин)». Теперь она находится в собрании Третьяковской галереи.***Когда рассматриваешь картины Виктора Попкова, невозможно отрешиться от воспоминаний о том выстреле и ранней, в 42 года, смерти. Попков оставил нам вечную загадку: почему? Одни говорили: строй душил, надвигались застой и творческая несвобода. Но смерть — это такое большое событие, политическими причинами ее не измеришь и не объяснишь. Как бы то ни было, жизнь его явно тяготила, он искал случая от нее избавиться. 
  • Вот такая судьба. И живопись Попкова в преломлении этой судьбы воспринимается иначе — еще значительнее и куда трагичнее.Улица в Переславлеhttp://www.art-katalog.com/russian/painter/biography/572http://mineralissimus.livejournal.com/9195.html

Понравился наш сайт? Присоединяйтесь или подпишитесь (на почту будут приходить уведомления о новых темах) на наш канал в МирТесен!

Источник: https://art.mirtesen.ru/blog/43630119502/prev

Художник Виктор Попков

Советский художник

БИОГРАФИЯ

Родился в 1932 году в семье рабочего. Учился в Художественно-графическом педагогическом училище (1948—1952) и Московском художественном институте имени В. И. Сурикова (1952—1958) у Е. А. Кибрика.

Жил в Москве. Убит выстрелом инкассатора, когда подошел к машине «Волга» и попросил водителя подвезти его. Впоследствии инкассатор утверждал, что действовал по инструкции.

Похоронен на Черкизовском кладбище.

ПРОИЗВЕДЕНИЯ

Основные произведения Виктора Ефимовича посвящены современной тематике:

  • «Строители Братска» (1960—1961), ГТГ
  • «Северная песня» (1968), ГТГ
  • «Семья Болотовых» (1968), ГТГ
  • «Бригада отдыхает» (1965), Союз художников СССР
  • «Шинель отца» (1972), ГТГ
  • «Двое» (1966), ГТГ
  • «Хороший человек была бабка Анисья» (1973), ГТГ
  • «Вдовы» (1966)
  • «Автопортрет» (1963)
  • «Осенние дожди. Пушкин» (1974), ГТГ, неоконченная

Несколько работ Попкова вошли в собрание Института русского реалистического искусства (ИРРИ).

ПАМЯТНИК

Надгробный памятник на могиле художника установлен в начале 1975 года. Скульптор — Алла Пологова. Рядом с художником похоронены его мать, брат и сестра.

НАГРАДЫ

  • Государственная премия СССР (посмертно) (1975)

ПАМЯТЬ

  • В Мытищинском историко-художественном музее есть мемориальная комната художника, хранятся эскизы его картин, графические работы, зарисовки, фотодокументы.

СЕМЬЯ

  • Мать — Степанида Ивановна (8 ноября 1909- 8 сентября 1986)
  • Отец — Ефим Акимович (1906—1941)
  • Братья:
    • Николай Ефимович (8 января 1930 — 1 апреля 1978), сын Юрий Николаевич (род. 12 января 1954), внучка Дарья Юрьевна (род. 12 мая 1979)
    • Анатолий Ефимович (1941—1942)
    • Сестра — Тамара Ефимовна (25 марта 1937 — 26 марта 1986), сын Михаил Николаевич (3 июня 1963 — 15 февраля 2007), внуки Наталия Михайловна (род. 20 мая 1987) и Артём Михайлович (род. 28 октября 1994), сын Сергей Николаевич (род. 14 ноября 1958), внук Никита Сергеевич (род. 22 ноября 1988)
      • Жена — Клара Калинычева (род. 30 августа 1933)
      • Сын — Алексей Викторович (род. 24 января 1958)
      • Внучка — Алиса Алексеевна (род. 1984)

ПОПКОВ ВИКТОР ЕФИМОВИЧ (1932-1974) — РУССКИЙ ЖИВОПИСЕЦ И ГРАФИК

Нет, не буду стремиться. Нет, не буду стонать.Тихо буду смеяться. Тихо буду рыдать.Тихо буду любить, Тихо буду болеть,Тихо буду я жить, Тиха будет и смерть.

Если будет мне счастье, Если будет мой бог,Я не стану качаться, Я найду свой порог.Буду к людям я добрый, Буду все я любить,Буду в грусти смеяться, Буду в смехе грустить.И тебя не обижу. Даже подлость стерплю.

Пожалей хоть раз в жизни. Смерть! Придешь? Я смолчу.

Виктор Попков. О себе

  Виктор Ефимович Попков — яркий представитель поколения шестидесятников. Он вошел в историю российского искусства стремительно и ярко. Сразу после окончания института им.

Сурикова Виктор Попков стал заметным явлением в изобразительном искусстве страны.

Три его работы из дипломной серии были куплены Государственной Третьяковской галереей, о нем писали в газетах и журналах, снимали на телевидении.  

  В 33 года Попков стал членом комитета по присуждению Государственных и Ленинских премий, в 1966 он был удостоен почетного диплома «Бьеннале» на выставке работ молодых художников в Париже за работы «Полдень», «Двое», «Семья Болотовых».

Мой день. 1960

  Виктор Ефимович Попков – наследник великой традиции русского реализма, подобно Петрову-Водкину или Коржеву, Попков работал так, чтобы бытовую деталь и обыденную сцену сделать символом бытия вообще.

  Палитра Виктора Ефимовича почти монохромна, он часто использует иконописные приемы (пробела в работе с лицами, сплошные цветные фона), его рисунок угловат и порой тороплив, но главным в его картинах Попкова является то, что художнику есть о чем сказать зрителю.

   Виктора Попкова успели забыть – память о нем заслонили бесконечные авангардные акции, аукционные успехи прощелыг, неразличимая пестрая продукция «второго авангарда» – поделки декоративного рынка новых буржуа.

Строители Братской ГЭС. 1960—1961

  Попков – художник сугубо советский. Это значит, что его идеалом в искусстве является то, что было провозглашено общественным идеалом в годы советской власти – даром что нарушалось и предавалось. Он верил, что люди любят землю, на которой живут, готовы за нее умереть, помнят своих отцов, чтят их память, отвечают за общество – то есть за стариков и детей.

С наивностью и бесстрашием – потому что сентиментальное высказывание в искусстве опасно, проще быть циником – Попков рисовал старух и детей; это редкий случай, чтобы художник так много рисовал младенцев и беспомощных стариков – в то время авангардисты чаще рисовали беспроигрышные полоски и писали «Брежнев – козел», а вот любить мало кто отважился. Вы знаете, кого любила группа «Коллективные действия» или «Мухоморы»? Вот и они сами тоже не знали. Рисуя ребенка, легко сделать вещь пошловатой, и Попков часто срывался, – но продолжал рисовать; иногда у него получались шедевры.

Воспоминания. Вдовы. 1966

  Подлинно воспитанные и интеллигентные люди занимались концептуализмом, рисование считалось устаревшим. Повсюду в интеллигентных компаниях усталые юноши говорили, что живопись умерла. В те годы считалось, что настоящий писатель – Пригов, а Пастернак написал неудачный опус – Доктор Живаго.

Многим светским людям казалось, что мнение кураторов из Нью-Йорка и галеристов из Майами – суть критично в отношении того, какому искусству быть, а какому надлежит пропасть. Их стараниями – живопись объявили анахронизмом. Бойкие юноши занялись инсталляциями, и Попков со своей кисточкой старого образца смотрелся смешно.

  Мало того, что он тщился нарисовать картину, на этих картинах он рисовал никому не интересных людей – деревенских вдов, корявых мужиков, детей окраин, советских горожан. Это было такое вопиюще немодное творчество, постыдно искреннее.

Ну, вообразите себе человека, который придет в интеллигентный дом, где читают Кафку и скажет, что он любит Родину, а его папа брал Берлин. Стыдно, правда? А Попков именно об этом и говорил – и не стеснялся.

Шинель отца. 1972

  Некоторые его вещи (Мезенские вдовы, После работы, Мать и сын, Шинель отца) являются несомненными шедеврами живописи – он сделал то, чего не может сделать заурядный талант, а именно: он создал своего героя.

Этим, собственно и замечательно пластическое искусство – в отличие от музыки или, например, философии – изобразительное искусство обладает способностью создать человека, наделить образ неповторимыми физическими чертами.

Было бы затруднительно реконструировать наш мир по работам декоративного авангарда, – а по работам Попкова – можно.

В мире отныне существует герой Виктора Попкова, так же точно, как существует герой Петрова-Водкина (рабочий интеллигент) или герой Корина (смятенный священник), герой Фалька (городской безбытный интеллектуал) или герой Филонова (пролетарий-строитель мира).

Двое. 1966

  Герой Попкова – житель блочных районов окраины, муж и отец с небольшой зарплатой, которой ему хватает, – а лишнего не надо, – он не будет знать, на что ее использовать; он родственник героям Владимова и Зиновьева; это интеллигент, который уже ни во что не верит, но работает ради других и ради общественного долга – потому что «стране нужна рыба», выражаясь словами героя «Трех минут молчания».

  Это несладкая судьба, неуютная судьба, и картины у Попкова грустные – не декоративные. Современный буржуй его картины оценит вряд ли.

Попков был настоящим художником, в том числе подлинность выражалась в том, что он был художником неровным – иногда излишне сентиментальным, иногда слащавым.

В лучших вещах – крупным реалистом, в самых лучших (есть один холст, где старуха сидит в углу избы) – великим живописцем.

  В картинах Попкова исключительно силен мотив иконы – он настаивает на родстве реалистической (кто-то скажет: соцреалистической) живописи с иконописью. Его представления о живописной кладке столь же безыскусны и просты, как у провинциального иконописца, и то, ради чего он пишет картины, можно выразить ровно теми же словами, какими описываем причину возникновения иконы.

  Время не помогло этого художника разглядеть.

Он казался недостаточно современен, наше игрушечное, фальшивое время не любит все настоящее, – а хотелось пестрого и дерзкого: его забыли ради фантиков, точно так же, как забыли его европейских современников – Гуттузо или Моранди, открывать этих художников предстоит заново. Утрачен сам язык – нет искусствоведа, который умел бы сегодня анализировать картину, красочный слой, движение пальцев. Искусство очень долго оглупляли, вместо искусствоведов плодили кураторов.

Теперь предстоит учиться не только заново говорить, но и заново смотреть.

Бригада отдыхает. 1965

  Жизнь — порой так казалось Попкову — приобретала черты нелепого фарса. А коль скоро так, избегнуть поис ков — не истины, нет, забвения — на дне стакана не удавалось. Попытка самоубийства. Предчувствие скорой смерти. За две недели до гибели принес друзьям пластинки: «По ставьте музыку на моих похоронах».

  Гибель — тоже нелепая. И в этой нелепости, случайно сти слышится неумолимая поступь судьбы.

  Его вообще не должно было быть в этот день в Мо скве. Он собирался уезжать. Но не уехал. В 11 часов вечера 12 ноября 1974 года Виктор Попков ловил машину на ули це Горького. Такси не останавливались. Приняв за такси ин кассаторскую «Волгу», художник попытался остановить ее.

Инкассатор (как выяснилось впоследствии, он был пьян) выстрелил и бросил смертельно раненного человека уми рать на мостовой.

В больницу Попкова привезли как банди та, совершившего разбойное нападение на инкассаторскую машину, и лишь позднее обстоятельства «нападения» уда лось прояснить благодаря случайным свидетелям.

Хороший человек была бабка Анисья. 1973

  А уже в 2 часа ночи по «Голосу Америки» передавали, что «полковниками КГБ убит известный русский ху дожник Попков». Во время гражданской панихиды и по хорон ждали «провокаций».

Но провокаций не было, кро ме разве одной: входя в зал Дома художников на Кузнецком мосту, где проходила гражданская панихида, люди видели на сцене картину Попкова «Хороший человек была бабка Анисья».

Несколько лет назад, когда картина впервые вы ставлялась в Доме художников, Попков именно здесь хотел поместить ее. Тогда не дали. Дали теперь.

Из дневника художника 19 октября 1970

   «Таруса. Солнечный день. Был на могиле Ватагина, Паустовского, Борисова-Мусатова. Святые могилы. Светла о них память. Какой же вывод сегодня я смог сделать? Они были жадными к жизни. Они хотели жить и отлично понимали — покой будет. Они не были ханжами к жизни. Они любили жизнь и жили ею полно и духовно и физически, в пределах отпущенных каждому природой.

  И я теперь понимаю, для того, чтоб после твоей смерти о тебе вспоминали с благодарностью, нужно иметь мужество жить мучаясь, страдая от радости, любить радость, смех, здоровье, все красивое, сильное, живое и все, что движется, — тело, мысль, душу.

   И еще: каждому возрасту свойственна своя красота и тела и духа. Но самое прекрасное тело в молодости, а дух в старости. И нужно любить тело, когда молод, и думать всегда о духе, а в старости только о духе. Поменьше нытья, Боже, дай здоровья и телу и духу. Научи радоваться, пока живем. Забыть мысли о насилии над жизнью».

Возвращение. 1972

  Прошло почти 38 лет со дня гибели художника, но до сих пор к его памятнику в Тарасовке ложатся на снег алые гвоздики. О Викторе Попкове написано немало книг, статей, снято фильмов, сделано телепередач.

Картины хранятся в крупных музеях, картинных галереях России и зарубежья. Коллекционеры считают за честь иметь работы Попкова.

Это свидетельство той благодати, которую Виктор Ефимович при жизни вложил в свои полотна.

Источник: https://subscribe.ru/group/pole-chudes/8230881/

Из шинели Виктора Попкова

В четверг 12 марта в 22:55 на телеканале «Культура» покажут документальную ленту режиссера Игоря Волосецкого и сценариста Олега Колина «Суровый ангел», посвященную непростой, трагически оборвавшейся жизни Виктора Попкова, одного из важнейших представителей живописного «сурового стиля».

В отличие от многих художников советской эпохи, творческий путь Попкова не забыт: работы живописца активно выставляются, продаются на аукционах, украшают не только государственные, но и частные собрания. Например, большая коллекция его ранних произведений включена в постоянную экспозицию Института русского реалистического искусства.

Совсем недавно в московском отделении Российской академии художеств прошла ретроспектива творчества Попкова, подготовленная фондом Андрея Филатова Art Russe и показанная, помимо Москвы, в Венеции и Лондоне.

Экспозиции эти, приуроченные к 40-летию со дня гибели художника, послужили основой для многих эпизодов в новой 39-минутной ленте.

«Суровый ангел», кажется, пытается разгадать тайну жизни мастера, одухотворявшего своей строгой кистью даже аскетический, небогатый на детали советский быт. Собственно, «суровый стиль» Виктора Попкова как раз и строится на пересечении некоторой «надмирности», рассредоточенной в повседневности, и конкретных, узнаваемых деталей жизненного уклада, обобщенных до символов.

В анонсе телефильма канал «Культура» сообщает, что «творческая деятельность Виктора Попкова началась в период оттепели. Как и всякий большой и самобытный мастер, он не укладывался в рамки конкретного стилевого направления.

Начальники от искусства пытались втиснуть его в рамки системы, критики — в границы „сурового стиля“, друзья — в объятия посиделок, родные — в семейный круг. Память о войне, любовь, семья, Россия…

Что художник в них искал? Соскребая фальшивые слои, что хотел разглядеть основного, настоящего? Что хотел успеть рассказать нам?»

Анастасия Данилочкина, искусствовед, изучающий творчество Попкова, вполне естественно стала консультантом съемочной группы «Сурового ангела» и соавтором многих сюжетных поворотов картины. И даже тенью самого Попкова, появляющегося внутри документального повествования. Вот что Анастасия рассказала TANR о работе над фильмом и ее результатах:

«Замысел фильма назревал давно и у многих. Но именно мне выпало довести эту идею до конца, и на основании изучения мною материалов, связанных с творчеством художника, проект в итоге был реализован. Все началось с обсуждения картины „Строители Братска“ (1960–1961), которая находится в постоянной экспозиции Государственной Третьяковской галереи на Крымском Валу.

Этот черный цвет неба и вырванные из темноты лица группы людей производят мощное впечатление. Стало понятно, что за всем этим стоит огромный и малоизученный материал, на котором можно будет выстроить многие эпизоды и создать целый фильм.

Так я была приглашена в продюсерскую студию „Голдмедиум“ в качестве консультанта, где по заказу ГТРК „Культура“ должны были снимать документальный фильм о Викторе Попкове.

В начале у нас было очень мало материала, и единственной возможностью получить его были архивы. Я занялась этой работой.

Например, в отделе рукописей Третьяковской галереи нашлись оригинальные письма и дневниковые записи Попкова, в Российском государственном архиве литературы и искусства (РГАЛИ) — фотодокументы, газетные статьи того времени, рекомендации, отчеты о выставках и прочие необходимые данные.

С группой, которая была выделена от студии для работы над фильмом, мы часто встречались и обсуждали материалы, которые я находила. Около станции метро „Белорусская“, в кафе, в разном составе — то с режиссером и сценаристом, то с продюсером и оператором, — мы еженедельно пересекались для обсуждения новой информации.

Работа проходила напряженно, как будто в ожидании чуда, поскольку всегда следовало решать, что делать с моими „открытиями“ и как именно их можно было бы включить в фильм, раскрыть тему и прочее.

Однако дружественный настрой в нашей группе, азарт и сплоченность помогали команде, и уже через некоторое время мы смогли приступить к съемкам.

Документального материала оказалось даже с избытком, поскольку отведенный хронометраж был всего 39 минут.

По собранным мною материалам команде было ясно, что судьба художника трагична и само его творчество наполнено драматизмом.

Наш сценарист на очередной встрече предложил название фильма „Суровый ангел“, что одновременно относило бы его творчество к художественному направлению — „суровый стиль“ — и показало бы его трагическую судьбу как мученика, избранника смерти в образе ангела. Концепция была ясна.

Оставалось решить, как именно можно было воплотить замысел в образах, найти режиссерское решение. Так мы приступили к этапу съемок. Идея была принята всеми, хотя сценария все еще не было.

Фильм по времени совпал с памятной датой — 40-летием со дня смерти художника. Поэтому в конце 2013 года в Академии художеств как раз открылась персональная выставка Виктора Попкова, которая затем в 2014 году вывозилась в Венецию и Лондон.

Первый съемочный день проходил именно в залах академии, поскольку самые известные работы художника были собраны в одном пространстве. Это было удобным обстоятельством.

По режиссерскому замыслу образ нашего героя должен был ассоциироваться с таинственным человеком, полупрозрачным образом или тенью, как бы духом Виктора Попкова, бродившего по выставке своих картин, находящегося среди нас, он должен был быть наблюдателем.

Поэтому основной сюжетной линией был выбран образ „человека в шинели“, характерного для Попкова образа с его известной картины „Шинель отца“, на которой художник изобразил самого себя.

Для наших съемок должна была быть использована та самая оригинальная шинель, с которой работал художник и которую до сих пор хранит его сын Алексей Попков.

Однако из-за ветхости мы не смогли ею воспользоваться — за считаные часы до съемок нужно было срочно найти не просто шинель, а изделие того же времени или пусть даже современное, но стилистически совпадающее с оригиналом.

За час такая шинель все-таки нашлась и была доставлена.

На съемку был приглашен племянник Виктора Попкова Юрий, а поскольку они похожи с дядей, он должен был сыграть эту роль и ходить в шинели на фоне картин. Образ должен был проходить через все эпизоды фильма.

Сама съемка оказалась сложной, поскольку велась в темноте, что затрудняло проходку, да и пространство представляло собой лабиринт: картины располагались по стенам и на внутренних перегородках. Поэтому на полу были прикреплены специальные пометки, указывающие маршрут и точки остановки.

Оператору было необходимо зафиксировать не только образ человека в шинели, но прежде всего его тень. Тень должна была скользить по картинам, по стенам, по всему пространству, дробиться и собираться вновь.

Ходить в шинели сначала пришлось мне самой, поскольку мое предложение о том, как именно проложить маршрут и где делать соответствующие остановки для получения более выразительной тени, показалось самым интересным и было принято командой. Так первая тень шинели была моей.

Потом мы ходили вместе с Юрием Попковым, разучивая проходку по лабиринтам в темном зале. Так требовал замысел. После того как съемки „человека в шинели“ были окончены, складывалось впечатление, что большая половина работы уже выполнена, насколько это было важным.

Далее все эпизоды должны были быть просто вставлены согласно замыслу. Съемки продолжались.

Мне удалось уговорить принять участие в наших съемках близких друзей Попкова: Павла Федоровича Никонова, Юрия Сергеевича Павлова, Леонида Алексеевича Писарева, Льва Федоровича Дьяконицына — и других его знакомых и родственников.

Через несколько дней нами были сняты такие диалоги, где они в домашней обстановке либо в своих мастерских смогли поделиться своими воспоминаниях и яркими историями. Таким образом, на основании первоисточников и рассказов близких и родных художника у нас складывался портрет художника Виктора Попкова.

Но какова была его судьба? Почему его картины драматичны? Как и почему они воздействуют на нас? Следовало найти точку отчета. Ею послужила трагедия. Та самая трагедия, которая произошла с художником 12 ноября 1974 года. Об этом обязательно следовало рассказать в нашем фильме.

Мне пришлось изучить некоторые судебные материалы, поработать в архивах Главного следственного управления, сделать запрос в Министерство внутренних дел России с целью ознакомления с материалами уголовного дела по факту убийства художника.

Затем через Московский союз художников мне удалось выйти на человека, который был с Попковым в тот вечер и смог дать свои комментарии о случившемся после 40 лет молчания. Трагическое событие, когда на твоих глазах убивают товарища, и вся дальнейшая путаница вокруг этой смерти, страх и другие обстоятельства заставили этого художника уйти с художественной арены в подполье.

Его ведь обвиняли в том, что он оставил товарища, ушел с места трагедии. Поэтому его карьера, неплохо начатая, после случившегося резко обрывается, ему приписывают предательство, а имя забывают. Известно, что он был вынужден уехать в русскую провинцию и уже там заново строить свою творческую карьеру. Однако по-человечески он пронес этот груз через всю жизнь, живя в изгнании.

В Москве о нем почти никто не знает.

Во время работы над фильмом мне удалось заслужить его доверие и добиться встречи. В свои 85 лет художник с ясностью смог рассказать мне о случившемся в тот вечер. При нашем разговоре он плакал, настолько эта трагедия была жива в его душе. Это было его первое „признание“. Потом он согласился на съемки и уже в беседе живо рассказывал о том роковом дне.

Прошло 40 лет со дня трагедии, а дело осталось открытым, и еще многое в нем не ясно. Трудно „присудить вину“ или „осудить“ свидетелей: как и при каких обстоятельствах Попков все-таки остался брошенным и умер от огнестрельного ранения правого легкого, от пули инкассатора, вечером в центре Москвы — на улице Горького, у дома 46?

Власти уже тогда старались закрыть дело и сделать все необходимое, чтобы о нем побыстрее забыли. Возможно, что и Государственная премия, данная художнику посмертно, была не случайна.

Судя по уставу премии, это исключительное решение, и оно было принято ради отвода внимания масс и беспокойства вокруг гибели известного художника.

На сегодняшний день нам дан ответ: в соответствии с приказом судебного департамента при Верховном суде РФ уголовные дела, рассмотренные в 1974-м и других ближайших годах, уничтожены. Поэтому с точностью сказать, как именно все происходило тогда, сейчас не представляется возможным.

Однако не стоит забывать, что остались письменные свидетельства его друзей, их воспоминания, но главное — это записи самого художника. Этот материал не вошел в фильм, поскольку многое было изучено и открыто много позже, когда он уже был снят. Например, в эпизоде, где говорится о музах Попкова, упоминается только одно имя — Татьяна Осокина.

И далее в этом же контексте говорится о картине „В октябре“. Однако прототипом героини этого произведения стала другая женщина, вдохновившая художника на создание полотна. Это выяснилось позже, на основании прочтенных мной его дневников, рассказов его друзей и других свидетельств. Ее имя — Елена Качелаева, и мне удалось побеседовать с ней.

После окончания съемок я продолжила свое исследование, материалы которого войдут уже в книгу о художнике — монографию о Викторе Попкове, где я излагаю новые факты и обстоятельства его жизни и творчества, представляю много неизвестных событий и перипетий его сложной судьбы.

Книга планируется к 85-летию художника в 2017 году и будет дополнена документальными материалами, дневниковыми записями, его рассуждениями о жизни и творчестве, стихами, ранее не публиковавшимися.

Будет рассказано о его пути, о создании основных картин — от эскиза и этюда к готовому произведению, а также о том, что послужило основанием для замысла той или иной работы, какие прототипы стоят за основными героями его картин и другое.

Например, мне удалось получить уникальное видео о Биеннале де Пари 1967 года, которая принесла художнику Виктору Попкову мировую славу и международное признание, а также помогла с точностью установить, за какую именно картину он получил гран-при, со ссылкой на экспертное заключение сотрудников архива биеннале. Словом, положено начало, и „Суровый ангел“ лишь приоткрывает завесу с нашей истории искусства второй половины ХХ века, дает заново познать прошлое через судьбу одного художника, а также лучше узнать этого национального художника, столь талантливого и необыкновенного человека, каким был Виктор Попков».

Источник: http://www.theartnewspaper.ru/posts/1389/

Ссылка на основную публикацию