Описание картины ивана айвазовского «везувий»

Айвазовский

>> Главная>> Айвазовский в Саратове>> Везувий

Везувий

Иван Константинович Айвазовский талантливый русский живописец XIX века всю свою жизнь посвятил изображению моря. Морские пейзажи называют маринами, а художников маринистами.

Айвазовский стал основоположником данного жанра в русской живописи. Художник вошел в историю мирового искусства как маринист-романтик, мастер русского классического пейзажа, передающий на полотне красоту и мощь морской стихии.

И именно в морских видах дольше всего жила традиция романтизма.

От природы Айвазовский был наделен блестящим дарованием, быстро развившимся благодаря счастливо сложившимся обстоятельствам и благодаря среде, в какой протекли его детство и юность.

Он прожил долгую трудовую жизнь на берегу любимого им Черного моря, питавшего его искусство яркими образами.

Айвазовский писал море то радостным, сияющим бесчисленными солнечными бликами, то суровым и хмурым, то торжественно спокойным, но чаще всего он изображал его разбушевавшимся, с ревом, обрушивающим гигантские пенные валы на прибрежные скалы и, как скорлупки швыряющий корабли.

В сентябре 1887 года И.К. Айвазовский в связи с пятидесятилетием его художественной деятельности был избран в почетные члены Академии Художеств. Ему была вручена памятная золотая медаль с его собственным изображением.

Как отмечали современники «торжество и чествования художника носили грандиозный, почти небывалый у нас в России характер». Поздравить знаменитого мастера прибыло большое количество делегаций. И Айвазовский устроил ответный обед на 150 персон.

Для каждого приглашенного им была написана особенная небольшая картина, вставленная в паспарту с его фотографическим портретом, которая хранится в Радищевском музее. Художник был изображен сидящим перед своей картиной, в задумчивой позе, с обычной добродушной улыбкой, с палитрой и кистью в руках.

Картина «Везувий» была подарена Константину Павловичу Победоносцеву (русский государственный деятель конца XIX — начала XX века, обер-прокурор Священного Синода и член Комитета министров).

«Везувий» картина этюдного плана. Подобные вещи часто встречаются в его творчестве. Иногда за двадцать, тридцать минут он мог создать очередную марину.

На картине изображена широкая панорама Неаполитанского залива. Передний план картины слегка затенён. В глубине виден спускающийся к морю берег и дымящийся вулкан Везувий. Все кажется окутанным прозрачной дымкой.

Заходящее солнце золотисто-розовым светом заливает горизонт, нежно-голубую гладь моря, делая пейзаж поистине волшебным. Четкими силуэтами выделяются трехмачтовый корабль, фигуры рыбаков в лодке и людей на берегу.

Царева Т.Б.

Геграфическая справка

Везувий (1281 м) составляет самую выразительную деталь неповторимого неаполитанского пейзажа. Первая гора, являющаяся исходной вулканической структурой, поднимается до высоты 1132 м.

Вторая гора, известная как Большой конус, расположена внутри этой огромной «ограды», обращена к югу и в настоящее время достигает высоты 1 172 м. Жерло кратера горы Сомма имеет в окружности почти 11 км, а горы Везувий — около 1 500 м. Это единственный в материковой Европе действующий вулкан.

Он расположен на берегу Неаполитанского залива, в 16 км к востоку от Неаполя, в области Кампания. 24 августа 79 года н.э. извержение вулкана Везувий привело к гибели четырех древнеримских городов Помпеи, Геркуланума, Оплонтии и Стабии.

Последнее сильное извержение здесь произошло в 1944 году, а в 1980-м сильное землетрясение унесло множество жизней. Удивительно, но это факт: люди все равно упорно живут рядом с Везувием.

www.radmuseumart.ru

© Саратовский государственный художественный музей имени А.Н.Радищева

Источник: http://tr.sstu.ru/5/saratov01.html

Факты и мифы об Айвазовском

Иван Константинович Айвазовский

Кажется, нет такого человека, который бы не слышал имя этого художника. Если спросить любого прохожего, как правило, вам ответят: «Да, что-то слышал.

Он море рисовал». Действительно, именно морские пейзажи прославили Ивана Константиновича. За всю свою жизнь он написал более 6.000 картин и устроил более 125 персональных выставок.

Но и этот факт далеко не все знают.

Русский псевдоним

Настоящее имя художника — Ованес Айвазян. Отец будущего мастера, Константин (Геворг), армянин по происхождению, после переезда в Феодосию писал фамилию на польский манер: «Гайвазовский».

До 40-х годов на картинах мастера даже можно было увидеть подпись «Гай» — сокращение от фамилии.

Но в 1841 году художник окончательно изменил фамилию и официально стал Иваном Константиновичем Айвазовским.

Айвазовский никогда не видел моря?

Это заблуждение ходит из уст в уста вот уже два столетия. Но никто не знает, откуда пошла эта легенда. На самом деле, Айвазовский родился и вырос в Крыму и с детства любил смотреть на море, считая его своей родной стихией.

Более того, когда он учился в гимназии в столице, то очень скучал по дому. Скорее всего, прекрасная легенда появилась после того, как художник сказал, что невозможно нарисовать с натуры всё величие моря, передать его красоту, всплески волн. Поэтому Иван Константинович часто рисовал свои творения по памяти. Окна мастерской, где он работал, выходили во двор, а не на берег.

Не только художник, но и музыкант

Рисование было не единственным талантом Ивана Айвазовского. Среди его увлечений была и музыка — художник с детства прекрасно играл на скрипке. Во время домашних приёмов в кругу близких друзей он часто радовал своей игрой гостей.

 Говорят, что как-то на один из таких семейных концертов попал и русский композитор Михаил Глинка.

Ему так понравились татарские мотивы, которые наигрывал Айвазовский, что позже он включил в свою оперу «Руслан и Людмила» небольшой отрывок, сыгранный художником.

Сам себе дизайнер

Айвазовский не любил светских мероприятий, отдавая предпочтение тихим семейным вечерам. Но если он устраивал приёмы, то старался удивить своих гостей чем-то особенным. Вместе с поваром художник выбирал меню для банкета и, говорят, даже придумывал блюдам оригинальные названия.

Гостям подавались угощения, названные в честь его картин: суп «Чёрное море», пирожки «Гавань», соус «Азовское море», зелень «Капри», пунш «Везувий», мороженое «Северное море», шампанское «От штиля к урагану». Особую слабость маэстро питал именно к шампанскому, этот напиток подавался каждый раз по-особенному.

Художник заранее снимал заводские этикетки с бутылок и рисовал на их месте новые. Несложно догадаться, что чаще всего на них изображалась бурлящая морская стихия.

«Хаос в Ватикане»

Говорят, Айвазовский принёс хаос в Европу. Эту фразу современники художника говорили в шутку. Дело в том, что однажды Папа Римский увидел картину «Хаос. Сотворение мира», принадлежащую кисти мастера.

Он так проникся творением, что пожелал купить произведение, но художник преподнёс понтифику свою работу в подарок. Этот щедрый жест оценили в Европе, и тогда имя Айвазовского впервые погремело на весь мир.

Гоголь шутил по этому поводу: «Пришёл ты, маленький человек, с берегов Невы в Рим и сразу поднял Хаос в Ватикане». Сейчас полотно находится в музее на острове Святого Лазаря в Венеции.

 Хаос (Сотворение мира), 1841 г.

Именно Иван Айвазовский стал первым русским художником, чьи картины были представлены на выставке в Лувре. Чуть позже он был удостоен престижной награды — золотой медали французской Академии.

 Кстати, сейчас полотна мариниста ценятся во всём мире не меньше. 24 апреля 2012 года аукционный дом Sotheby’s продал картину Ивана Айвазовского «Вид Константинополя и Босфорского залива» за $5,2 млн.

Это полотно стало самым дорогим произведением художника.

Вид Константинополя и Босфорского залива, 1856 г.

Первая жена подарила художнику четырех дочерей. А те, в свою очередь осчастливили Айвазовского десятью внуками. Своих детей и внуков художник очень любил, занимался их воспитанием и образованием, однако не мог забыть, что официальных наследников у него нет.

Перед самой смертью он написал прошение императору Николаю «Не имею сыновей, но Бог наградил меня дочерьми и внуками. Желая сохранить свой род, носящий фамилию Айвазовский, я усыновил своего внука, сына старшей дочери — Александра Лантри.

Осмелюсь просить усыновленному внуку Александру дать мою фамилию, вместе с гербом и достоинствами дворянского рода». Государь пошёл ему навстречу, однако сам Айвазовский этого ответа уже не дождался. Михаил Айвазовский — единственный внук мариниста, который носит фамилию знаменитого предка.

Он, кстати, пошёл по стопам дедушки и стал художником.

Последний морской пейзаж

Утром 19 апреля 1900 года художник привычно устроился за мольбертом в своей мастерской в Феодосии. На подрамнике небольшого размера был натянут чистый холст.

Айвазовский решил осуществить свое давнее желание — еще раз показать один из эпизодов освободительной борьбы греческих повстанцев с турками. За день он почти закончил. В центральной части картины он изобразил корабль, объятый пламенем и клубами дыма. Но довести замысел до конца он так и не успел.

Глубокой ночью во сне внезапная смерть оборвала жизнь живописца морей. Незаконченная картина «Взрыв корабля» так и осталась на мольберте.

Взрыв корабля (последняя неоконченная работа)1900г

Источник

  • К.Т.И.
  • Рисунки/графика
  • Творчество

Источник: https://cont.ws/post/330908

По залам картинной галереи. Из книги «Галерея Айвазовского. Путеводитель», страница 2 :: Артпоиск — русские художники

3ал № 3. Балкон

При жизни Айвазовского на балконе картин не было. Здесь были размещены модели кораблей русского военно-морского флота, а на карнизах — чучела морских птиц.

Сейчас там экспонируется ряд произведений художника. На картине «Восход солнца» (1878 г.) изображено тихое, ясное утро. На берегу группа рыбаков у баркаса разбирает сети, собираясь на промысел.

Изображению сухопутной природы у Айвазовского большей частью сопутствуют какие-нибудь жизненные явления: то он показывает, как лед везут, то катание на тройке и т.п. На картине «Зима» (1895 г.) пастух ведет отару овец, вероятно, на лучшее пастбище.

Картина «Берег моря» (1856 г.) очень характерна для раннего, романтического периода творчества Айвазовского. Она подарена галерее Русским музеем в связи со 150-летием со дня рождения И. К. Айвазовского, широко отмечавшимся в 1967 году.

В зале № 3 помещена картина «Корабль «Двенадцать апостолов». Это флагманский корабль адмирала Корнилова, на котором он пришел с шестью кораблями в Феодосию на празднование десятилетия творческой деятельности И. К Айвазовского — первого художника Главного морского штаба.

Картина «Данте указывает художнику на необыкновенные облака» (1883 г.) стоит особняком в творчестве Айвазовского. Трудно представить себе, почему художник обратился к этой теме.

Читайте также:  Описание картины бориса кустодиева «автопортрет»

Может быть, какие-нибудь поэтические строфы великого Данте вдохновили его, а возможно, работая над очередной бурей, он вспомнил описание ада у Данте; мысль о нем могла возникнуть и в связи с музыкальными образами Чайковского.

А может быть, картина просто навеяна воспоминаниями о природе Италии.

Зал № 4. Мастерская Айвазовского

Мастерская — самая своеобразная комната в доме Айвазовского. Она окрашена в необычный для наше го времени темно-красный цвет, очень похожий на окраску стен итальянских залов Эрмитажа. Такой она была и при жизни Айвазовского.

Вначале окно в мастерской было пробито в южной стене, но солнце, светившее в него целый день, ме шало художнику. Пришлось заложить его и пробить большое полуциркульное окно в стене, обращенной на север.

Это удовлетворяло Айвазовского: теперь в течение всего дня картина, над которой он работал была освещена ровным сильным светом, в то время как вся мастерская тонула в полумраке. По желанию художника стены мастерской были пусты — чтобы ничто не отвлекало его от работы.

Пуст был и двор замкнутый высокими постройками; посадка деревьев здесь осуществлена в последние двадцать пять лет.

В мастерской Иван Константинович написал почти все свои картины, лишь такие огромные полотна, как «Среди волн», «От штиля к урагану», а также «Наполеон на острове св. Елены» (1897 г.) и «Путешествие Посейдона по морю» (1894 г.), были выполнены в больших залах дома.

Сейчас в мастерской художника экспонируются два автопортрета. На первом, написанном в 1892 году, художник изобразил себя в адмиралтейском мундире. Его грудь усеяна орденами. Этим автопортретом Иван Константинович словно увековечил для потомства неразрывную связь своей жизни и творчества с русским военно-морским флотом.

На втором автопортрете (1898 г.) Айвазовский изображен в парадном гражданском мундире. За выдающиеся успехи в живописи и утверждение славы русского искусства во всем мире художник был награжден не только высшими орденами, но и высшим гражданским чином действительного тайного советника.

Трудно было представить этого удивительного человека вне работы. Каждый новый день заставал его с кистью в руках.

То изобразит он Наполеона на острове св. Елены (1897 г.), и эта маленькая фигурка, затерявшаяся на острове среди огромного океана, напомнит нам строки Лермонтова, которого очень любил Айвазовский:

Несется он к Франции милой, где славу оставил и трон, оставил наследника сына и старую гвардию он…

То исполнит другую такую же большую картину — «Путешествие Посейдона по морю» (1894 г.). По волнам бушующего моря мчится на колеснице морской бог Посейдон со своей супругой Амфитридой. В руках у него символ власти — трезубец.

Трудно сказать, что вдохновило художника на изображение Посейдона — видимо, то, что, по верованиям древних греков, он покровительствовал мореходству и морским промыслам.

На картине «Гроза», написанной Айвазовским в 1892 году, художник изобразил темную бурную ночь. Кругом черно, и только при вспышках молний можно разглядеть тучи, нависшие над морем, бушующие волны, гибнущий корабль вдали и моряков, спасающихся на обломках мачт.

Картина «Ниагарский водопад» (1893 г.) выполнена в Феодосии по возвращении Айвазовского из путешествия в Америку. Величественное зрелище водопада захватило художника, и он четыре раза написал Ниагару: и ночью, при лунном свете, и днем. Художнику удалось передать силу низвержения огромной массы воды; на переднем плане — радуга, образовавшаяся в водяной пыли.

Зал № 5. Кабинет Айвазовского

В кабинете И.К. Айвазовский обычно писал письма, читал, обдумывал замыслы новых работ, делал наброски своих очередных произведений.

Почти все работы, выставленные сейчас в этой комнате, созданы во второй период творчества Айвазовского. Картина «Группа облаков» написана в 1899 году. В воздухе полный штиль. Море не шелохнет. А над горизонтом поднялось огромное облако, предвещающее бурю и грозу.

Картина «Остров Иския» (1892 г.) отличается от первой силой цвета. Прекрасно передан в ней яркий закат солнца, окрасивший все в горячие пурпурные тона. В лиловатые холодные тона окрашена морская даль, в которой огненной вспышкой сверкает на горизонте одинокий парус корабля.

В этом зале помещены два больших одинаковых по композиции полотна — «Буря на Ледовитом океане» и «Туманное утро в Италии». Они были задуманы как парные картины и, несмотря на контрастность содержания и живописного исполнения, очень хорошо гармонируют.

Знойный колорит южной итальянской природы и рядом — суровый холодный пейзаж далекого севера.

Эти картины особенно хороши были бы на стенах какого-нибудь парадного зала, вроде большой столовой Алупкинского дворца-музея, украшенной декоративными панно Гюбера Робера.

Зал № 6. Рисунки Айвазовского

В путешествия Айвазовский всегда брал карандаши и бумагу и делал зарисовки приглянувшихся ему мест. Многие из этих зарисовок легли в дальнейшем в основу живописных произведений, написанных Айвазовским по путевым наброскам и воспоминаниям о том, что он видел и что поразило его воображение.

Ни в одном из музеев нет такого полного собрания рисунков Айвазовского, как в Феодосийской картинной галерее.

Графические работы Айвазовского мало известны, вероятно, потому, что сам художник считал их подсобным материалом — заготовками для будущих картин и не придавал им значения самостоятельных художественных произведений. Иногда выполнял он и акварели, которые монохромны и в сущности являются подцвеченными акварелью рисунками. Одна из таких акварелей — «Вид с балкона Ореанды» — несет на себе печать ученической робости.

Обращает на себя внимание виртуозно выполненный сепией «Морской вид» (70-е годы). Легкой заливкой тронуто чистое небо, карандашом чуть намечен горизонт. Волны переднего плана совершенно прозрачны.

Впечатление их прозрачности достигнуто благодаря контрастным заливкам, применяющимся при изображении скалистого берега, и четко проработанным формам двухмачтовой шхуны. Паруса на ней убраны, трепещет флаг.

Приближается буря.

В этой же рамке выставлен очень своеобразный рисунок «Дуб на берегу». Он выполнен на тонированной мелованной бумаге, приготовленной литографским способом, и покрыт «в раскат» голубовато-розовым тоном. Карандашом прорисовано развесистое дерево, стоящее на берегу.

Его густая крона выполнена растертым графитом; лишь кое-где легкими уда рами карандаша детализированы основные ветви де рева. Под деревом сидят и стоят группы людей.

Их очертания тонут в тени, но отдельные фигурки и группы выделены легкими линиями карандаша; сделаны они очень просто, но в каждом штрихе чувствуется рука большого мастера и тонко чувствующего художника.

Это не единичный случай виртуозного изображения людских групп и отдельных фигур, отличающихся, несмотря на миниатюрные их размеры, предельной выразительностью и законченностью.

Когда основные формы рисунка были намечены карандашом, художник процарапал ножичком детали, так что обнажилась белая меловая подкладка бумаги, а это создало удивительно тонкий и верный эффект. Великолепно передано и сияние тонкого серпа месяца, и блеск набегающей на берег легкой волны.

Подобного характера рисунки Айвазовский, вероятно, делал вечерами в своем кабинете, отдыхая от работы над большими картинами.

На рисунке «Зимняя дорога» художник изобразил заснеженную северную равнину, хутора, уходящие вдаль, и зимнюю дорогу, по которой едет кибитка, запряженная тройкой лошадей. Сюжет очень прост, но сделан рисунок широко, свободно, мастерски. Он выполнен таким же техническим приемом, только на бумаге голубовато-стального тона.

Этот тон художник оставил в небе и речушке, скованной льдом. Широкая дорога, по которой едет тройка, запорошена легким снегом, снег лежит и на маленькой хижине. Снежный покров передан сильными ударами скальпеля, который оставил широкие и глубокие следы в меловом слое.

Это придало особый живописный эффект снежной дороге, и кажется, будто она написана сочными мазками кисти.

Великолепно исполнил Айвазовский ряд графических работ в заграничной командировке.

Здесь представлены рисунки, сделанные в Венеции с натуры свинцовым карандашом на плотной коричневой 6умаге: силуэт набережной в Венеции, дворец дожей и собор св. Марка.

По одному из венецианских рисунков художник написал впоследствии в Феодосии маленькую картину, которая является одной из жемчужин в его творчестве. Это «Венеция» 1849 года.

Айвазовский рисовал и в Сорренто, и в Неаполе, г в Амальфи. Был он и в Испании, где сделал много прекрасных рисунков. На одном из них изображен юй быков.

Порой давно выполненные художником рисунки воскрешали в его памяти полюбившиеся ему места,  этого было достаточно, чтобы на другой день начать работу над новой картиной. Как всегда, это было море — то у берегов Италии, Испании, а то и наше (Черное море вблизи Ялты, Феодосии, Керчи, Севатополя.

Прекрасный рисунок он сделал возле Керчи. На ем изображен Керченский залив со шхунами. С тоним мастерством нарисовано высокое небо; белые обака на горизонте чуть тронуты акварельными белиами. Облака и домики города отражаются в тихом заливе.

В зале экспонируются и маленькие рисуночки, выполненные пером — чернилами. Почти под кажым рисунком имеется дата: «Фрегат «Аврора» — 837 г., «Айвазовский за рабочим столом» — 1833 г., «Эскадра парусных кораблей» — 1840 г., «Дымящий ся Везувий» — 1841 г., «Бухта в Амальфи» — 1842 г .

Читайте также:  Описание иллюстрации гюстава доре «лес самоубийц»

, «Константинополь» — 1846 г., «Атлантический океан» — 1883 г. и т. п. Эти рисунки должны были, по-видимому, служит иллюстрациями к каким-то воспоминаниям Айвазовского, так как на них изображен ряд моментов биографии художника.

Даты на рисунках означают н время их исполнения, а отдельные эпизоды из жизн Айвазовского.

С высоким мастерством изображены огромны волны Атлантического океана и корабль, который борется со страшной бурей, — тот самый корабль, н котором Айвазовский возвращался из Америки.

А вот на маленьких листочках изображены парусные корабли и пароходы Черноморского флота, десант в Субаше. Все эти рисунки выполнены стары художником как иллюстрации к воспоминаниям минувшем.

Интересны наброски пером, тушью, четыре пейз; жа на одном листе. Это художник искал композици своих картин. Иногда художник записывал тушью н самом рисунке цвет, который будет ему нужен, когд он приступит к работе над картиной.

На одном из рисунков рукой Айвазовского наш сано: «Светлое небо, светло-серые облака», на облаке стоит крестик, а внизу рисунка около крестик написано: «Красновато». На море отмечено: «Свет серо-синий теплый», а на земле: «Соверш. тихое отражение горизонта». Так с пером в руках Айвазовский иногда обдумывал план своих работ.

А вот четыре рисунка к последней картине великого мариниста «Взрыв корабля». Содержание ее был ясно художнику, но он, видимо, искал более выразительную композицию картины и сделал для этого ряд подготовительных рисунков. Вначале он наметил на горизонте высокую гору и взрыв, дым которого все поглотил.

Композиция этого эскиза совершенно иная, чем та, которую мы видим на картине. Затем он сделал набросок взорвавшегося корабля, а на переднем плане справа нарисовал шлюпку с греческими повстанцами, которые подожгли турецкий корабль.

На другом рисунке Иван Константинович в центре ставит тот же взорванный корабль, справа — еще один, с убранными парусами, а слева — опять шлюпки с повстанцами.

Эти рисунки уже очень схожи по композиции с картиной.

И, наконец, третий рисунок почти точно передает содержание и композицию картины, которую художник не смог закончить: смерть помешала ему.

В рисунках этого цикла очень интересно изображение греческого повстанца. Он нарисован, по-видимому, с натуры. Изображен молодой, мужественный, красивый человек с кинжалом в руке в момент боевой схватки.

Поражают легкость, с какой сделан этот рисунок, свободно переданное движение, зоркость, абсолютно точный глаз художника.

Рисунок будто выполнен одним штрихом, словно карандаш не отрывался от бумаги в процессе работы.

По исключительно интересной, обширной коллекции рисунков, хранящихся в галерее, можно составить полное представление о том, как развивалось графическое мастерство Айвазовского, как он от четких, чеканно-законченных рисунков академической поры пришел к виртуозно выполненным работам, в которых несколькими штрихами карандаша умел создавать глубоко эмоциональные образы природы.

Особое место среди графических работ Айвазовского занимают многочисленные сепии, которые 01 особенно часто исполнял в последние десятилетия жизни. Еще при жизни художника некоторые люби тели живописи ставили их на один уровень с самым! выдающимися его живописными произведениями.

Источник: http://ArtPoisk.info/article/po_zalam_kartinnoy_galerei_iz_knigi_galereya_ayvazovskogo_putevoditel/page/2/

Иван Айвазовский – интересные факты

29 июля – 200 лет со дня рождения самого известного русского  художника-мариниста и баталиста.

Правнук турецкоподданного

Настоящее имя Ивана Айвазовского – Ованнес Айвазян. Родился он в 1817 году в армянской семье: купца-отца звали Геворк, мать – Рипсиме. Отец нашел армянскую жену в Феодосии, и в этом браке родились три дочери и двое сыновей. Семейное предание гласило и о турках в этой родословной.

Якобы прадед художника по женской линии был сыном турецкого военачальника и в детстве был спасён от верной смерти при взятии в 1696 году русскими войсками Азова усыновившим и крестившим его армянским солдатом. В XVIII веке предки Айвазовского переселились из Армении в Галицию, а после переезда в Феодосию отец художника Геворк Айвазян стал Константином Гайвазовским.

До 40-х годов живописец подписывал свои полотна сокращенным вариантом фамилии «Гай», а Иваном Константиновичем Айвазовским он стал в 1841 году.

Брат монаха и владыки

Самый знаменитый русский художник армянского происхождения – брат архиепископа Армянской Апостольской Церкви Габриэла Айвазовского (при рождении – Саргис, Габриэл – в монашестве).

Талантлив во всем

Айвазовский был не только хорошим художником, но и музыкантом – он с детства играл на скрипке и всегда музицировал в кругу друзей. Однажды исполненные Айвазовским татарские наигрыши услышал побывавший у художника в гостях композитор Михаил Глинка. Мелодии ему так запали в душу, что он включил фрагмент домашнего выступления Айвазовского в оперу «Руслан и Людмила».

Не писал с натуры

Слухи о том, что известный маринист не видел моря – неправда. Он родился у моря и с детства считал его родной стихией. Потому и начал рисовать море по памяти, что скучал по дому в гимназии. Эта привычка осталась навсегда – художник писал морские сюжеты в мастерской. «Нельзя нарисовать с натуры всплески волн, величие глубины и красоту безбрежности», — говорил он.

Превзошел учителей

После уездного училища в Феодосии и симферопольской гимназии  Айвазовский учился за казённый счёт в петербургской Императорской Академии художеств – сперва в пейзажном классе, затем в батальном. Будучи помощником у модного французского мариниста Филиппа Таннера, ученик не имел права работать на себя.

Когда Айвазовский условие нарушил и послал свои работы на выставку, наставник отказал ему в дальнейшем сотрудничестве и отозвал работы с выставки. Так Айвазовский попал в класс военной живописи, научившись у профессора Александра Зауервейда приемам изображения батальных сцен.

Уже через несколько месяцев ученику вручили за картину «Штиль» Большую золотую медаль Академии художеств, разрешили два года практиковаться самостоятельно в Крыму, а потом отправили на шесть лет в заграничную командировку (Италия, Голландия, Англия, Франция, Португалия, Испания, Швейцария и пр.

), из которой художник вернулся в возрасте 27 лет.

Адрес – Феодосия

Путешествовать он будет всю жизнь: много раз объездит Европу, неоднократно посетит Константинополь, Кавказ, Египет, а в 75 лет (в 1892 году) побывает с женой в США и напишет «Ниагарский водопад». Ездил Айвазовский и по России, несколько раз в году отлучался в Петербург, но своим домом считал Крым. «Мой адрес – всегда в Феодосии», — писал художник Павлу Третьякову.

Заевшийся архиерей

Иван Константинович не бедствовал – в отличие от других художников, он был оценен при жизни. Кроме имения в селе Шейх-Мамай, у Айвазовского был особняк на городской набережной в Феодосии и собственный дом в Судаке.

Навещавший Ивана Айвазовского Антон Чехов называл его имение «роскошным» и «несколько сказочным», а хозяина характеризовал так: «Сам Айвазовский, бодрый старик лет 75, представляет из себя помесь добродушного армяшки с заевшимся архиереем; полон собственного достоинства, руки имеет мягкие и подает их по-генеральски. Недалек, но натура сложная и достойная внимания.

В себе одном он совмещает и генерала, и архиерея, и художника, и армянина, и наивного деда, и Отелло. Женат на молодой и очень красивой женщине, которую держит в ежах. Знаком с султанами, шахами и эмирами. Был приятелем Пушкина, но Пушкина не читал. В своей жизни он не прочел ни одной книги.

Когда ему предлагают читать, он говорит: «Зачем мне читать, если у меня есть свои мнения?».

Ближе к нации

Первая супруга Юлия Гревс (англичанка, дочь находившегося на русской службе штабс-доктора) ушла от мужа из-за его нежелания жить в столице. Второй женой живописца стала армянка Анна Саркисова-Бурназян, которая была на 40 лет моложе мужа.

Тем не менее, для нее этот брак не был первым: с Айвазовским она познакомилась на похоронах своего первого супруга. Через год молодая и красивая купеческая вдова вышла замуж за известного и богатого художника. Айвазовский говорил, что эта женитьба сблизила его с родной нацией.

Анна Никитична умерла во время немецкой оккупации Крыма, пережив мужа на 44 года.

На благо людей

На средства и по инициативе знаменитого земляка в родном городе построили школу искусств, галерею, концертный зал, музей, водопровод, железнодорожное полотно и крупнейший на полуострове торговый порт.

Напоил город

В 1886-87 году Феодосия страдала от засухи, и Айвазовский обратился к городской думе с предложением напоить город из принадлежащего ему Субашского источника. Так вода из частного имения художника Шах-Мамай (Старый Крым) пришла по трубам в Феодосию.

«Дарю родному городу в вечную собственность 50 тысяч ведер чистой воды в сутки», — заявил Айвазовский и спроектировал фонтан с питьевой водой у набережной (копия  фонтана в восточном стиле в Константинополе), из которого можно было брать воду бесплатно.

Рисовал за еду

Но бывало, что меценат и коллекционер… работал за еду! В Венеции к нему как-то подошел владелец колбасной фабрики и попросил написать картину по «бартеру». Художник оригинальному предложению удивился, но с улыбкой согласился выполнить заказ за колбасу.

Творческий подход

Состоятельный Айвазовский не был светским человеком – он больше любил кисть и краски, чем визиты и «присутствия». Время художник предпочитал проводить в кругу семьи. Но когда ему приходилось устраивать прием, он удивлял гостей креативным подходом.

Угощениям давал названия собственных картин: салат «Капри», пирожки «Гавань», уха «Чёрное море», соус «Азовское море», мороженое «Северное море», пунш «Везувий», шампанское «От штиля к урагану» и т. д.

К застолью художник готовился заранее: менял бутылочные этикетки на собственные этюды, изображавшие  морскую стихию.

Читайте также:  Описание картины владимира гаврилова «осень»

Не только море

Иван Константинович писал не только морские пейзажи и сражения. На его полотнах – прибрежные города и бескрайние степи, исторические и библейские темы.

Есть даже портреты, но только людей из близкого окружения (не считал себя хорошим портретистом): бабушки, брата, родителей супруги, градоначальника Феодосии Казначеева, флотоводца Лазарева и генерала Лорис-Меликова.

А еще член Одесского общества истории и древностей увлекался археологией, руководил раскопками 90 курганов и занимался охраной памятников Крыма.

Адмирал в живописи

В 1864 году Айвазовскому пожаловали потомственное дворянство. Он был награждён десятком орденов и имел чин II класса табели о рангах (действительный тайный советник), соответствовавший званию адмирала.

Первый в Лувре

Это первый русский художник, чьи работы попали в Лувр. Их автор удостоился золотой медали Академии художеств в Париже, почетным членом которой являлся. Иван Айвазовский также был почетным членом Академий в Риме и Флоренции, Амстердаме и Штутгарте. А в России живописец Главного Морского штаба был избран академиком и почетным членом Императорской Академии художеств.

Принес хаос в Ватикан

Об Айвазовском в шутку говорили, что он принес хаос в Ватикан. За этим стоит такая история. Когда Папа Римский Григорий XVI увидел полотно мастера «Хаос. Сотворение мира», то захотел его купить.

Картину вывесили в Ватикане, и писатель Гоголь по этому поводу сказал: «Пришел в Рим наш человек, и теперь Хаос в Ватикане». Картину Айвазовского на ту же тему и с тем же названием можно увидеть в Венеции – это музейный экспонат на острове Святого Лазаря.

Там Айвазовский навещал жившего в монастыре брата и подарил монахам одну из работ с библейским сюжетом.

Повторение – исправление

Критики упрекали мариниста в повторяемости сюжетов, на что он отвечал, что повторяет темы специально – чтобы исправить недостатки предыдущих картин. А император Николай I на это заявлял: «Что бы ни написал Айвазовский, будет куплено мною».

Лидер по подделкам

За жизнь живописец написал свыше 6000 картин и показал их на 125  персональных выставках в России и за рубежом. Он был так популярен, что предприимчивые коллеги выдавали свои подражательства за его работы. Например, после  отъезда художника из Италии в римских салонах появилось множество подделок с морскими пейзажами.

Любимец грабителей

Полотна Айвазовского похищали из музеев и частных собраний много раз. Что-то удалось вернуть, что-то нет. Если краденые картины обнаруживали на престижных аукционах, их снимали с продажи.

До и после жизни

В 1884 году Айвазовского накрыл шторм в Бискайском заливе, и газеты сообщили о его гибели. Предприимчивый галерейщик тут же разбогател на продаже картин художника – их раскупили по самой высокой цене.

Позже продавец признавался автору полотен, что обрадовался его смерти, поскольку хорошо на этом не подтвердившемся факте «поднялся». Спустя годы работы великого мариниста оценивались всё дороже.

В 2012 году полотно Ивана Айвазовского «Вид Константинополя и Босфорского залива» было продано на аукционе Sotheby’s за $5,2 млн. Это самое дорогое произведение живописца.

Усыновил внука

В первом браке у художника родились четыре дочери, которые подарили ему десятерых внуков. Но художнику не давал покоя тот факт, что судьба не осчастливила его наследником-сыном.

«Желая сохранить род Айвазовских, осмелюсь просить дать мою фамилию, с гербом и достоинствами дворянского рода, усыновленному мной внуку – сыну старшей дочери Елены Александру Латри», – писал художник в конце жизни императору Николаю II. Ответа от государя Айвазовский не дождался – вскоре он скончался.

Но прошение было удовлетворено. Сегодня фамилию знаменитого живописца носит его внук Михаил Айвазовский. Унаследовал он и дедушкин талант.  Как и другие внуки – все они художники.

Напоследок взорвал корабль

Последняя картина Ивана Константиновича называется «Взрыв турецкого корабля». Ее маринист и баталист написал в последний день жизни – 19 апреля (по новому стилю – 2 мая) 1900 года.

С утра он сидел за мольбертом в мастерской в Феодосии, спеша реализовать давнее намерение – изобразить освободительную борьбу греческих повстанцев против турков.

В центре полотна художник нарисовал объятый огнем и дымом корабль, но завершить сюжет не успел – ночью сердце 82-летнего Ивана Айвазовского остановилось.

По завещанию могила художника находится во дворе средневековой армянской церкви Святого Саркиса в центре Феодосии.

© Вячеслав Капрельянц, 2017
Если вам понравился пост, разместите его в своем блоге, чтобы ваши друзья смогли его прочитать! 😉

Источник: https://ak-su.livejournal.com/557217.html

Айвазовский Иван. Художник моря!

 Едва ли кто-нибудь может сказать, что, однажды увидев море, он забыл его. Более того, море продолжает звать к себе, оно является в сновидениях, в мечтах и думах. И сколько бы ни прошло лет, каждый из нас, вновь увидев море, потрясен его жизненной силой, игрой волн, неукротимым ритмом движения.

Море и небо — вот поистине колдовской калейдоскоп самых фантасмагорических сочетаний колеров, бликов и пятен. Изменяемость отношений красок моря и неба, смена состояний мгновенна, и поэтому мастерство, изображающее эту красоту на холсте или бумаге, выделено в особый жанр, и живописцы, изображающие море, зовутся маринистами. Маринист.

Это слово само уже несет в себе запас романтики, от него как будто исходит дыхание моря с его бесконечным, беспокойным и могучим дыханием. Художник моря! Этот жанр дался по-настоящему очень немногим большим живописцам, ибо, чтобы изобразить стихию моря, надо быть и вдохновенным поэтов. Так написать саму душу моря, чтобы стать как бы частью этой красоты.

Потому великих маринистов во всей истории мировой живописи можно насчитать лишь с десяток. Но больше.

Среди самых крупных и виртуозных певцов моря был  Иван Константинович Айва­зовский — художник с невероятной маэстрией, покоривший все трудности живописи и с изумляющей, кажущейся простотой и легкостью достигший вершин этого трудного жанра.

Ни Эдуард Мане, ни Клод Моне, которые, как и Курбе, писали марины в числе прочих своих произведений, не достигли таких высот. Иное дело — Тернер или Буден, эти истинные поэты могучей водной стихии, то яростной и бурной, то нежной и тихой…

Все краски радуги, невероятные контрасты света и тени, модуляции тончайших цветов, растворенных во влажном воздухе, вся энергия ветра, разгуливающего на просторах морей,- все, все это должно быть отражено кистью чуткой, одухотворенной страстью, не терпящей штампованных приемов.

Излишне говорить уже о том, насколько свободна, но в то же время собрания и сдержанна должна быть палитра мариниста, ибо художником моря может стать только настоящий живописец от рождения, для которого язык красок и тайны колорита ясны до конца. 

Море, как и небо, вечно в движении, в неуловимых рефлексах пленэра.

Надо только это уметь видеть и, главное, запечатлеть на холсте, бумаге, на доске офорта или гравюры;.. 

***

В погожий летний день в маленьком крымском городке Феодосии, под плеск набегающей бирюзовой волны, в армянской семье Константина Гайвазовского родился 17 июля 1817 года сын — Ованес…

Можно изъездить весь мир, но безошибочно среди сотен к тысяч полотен ты найдешь и отличишь удивительно живые, трепетные, мягко и тонко написанные холсты, изображающие то просто море, озаренное лучами заката, то валы океана, громоздящиеся в пустынном огромном пространстве, то сцены морских боев…

Айвазовский — так позднее стал он писать свою фамилию — виртуоз кисти, постигший все тонкости изображения марин и достигший вершин славы. Его картины украшают лучшие собрания мира.

Художник, создавший этот поток шедевров, обязан не только своему таланту и трудолюбию.

Прежде всего создание мира его образов определено родиной — Феодосией, где еще малышом он привык видеть и научился любить море.

Феодосия. Крым… Это они служили той соленой купелью, в которой рождался талант будущего мастера.

И бесконечная смена состояний, которые так тонко я контрастно отражают море и старые руины Генуэзской крепости, и стремительный бег облаков, то ослепительно белых и похожих на вершины вековых гор, то пурпурно-багряных, будто собравших весь жар полдня, то серебристо-лазоревых, окружающих бледную луну,- все это богатство природы с юных лет запало в душу малыша Ованеса, и он часами сидел у моря, любуясь накатом, оставляющим легкую пену и влажный след выброшенных медуз на берегу. Он дремал под мерный звук дышащего моря, и волны, прибегающие к его маленьким стопам, приходили из далекого далека, где бродили огромные корабли с надутыми парусами, фрегаты, бриги и корветы с десятками пушек, с крутыми бортами, с особо изогнутыми силуэтами, то напоминающими хищную птицу с распростертыми крыльями, то похожие на пущенную из лука стрелу… Все, все замечал и запоминал малыш, а когда пришла пора и муза тихо склонилась у его изголовья, мальчик взял кусок угля и стал рисовать на белой стене родного дома гордо плывущий корабль…

Отец увидел эти первые опыты восьмилетнего сына и, вместо того чтобы выругать его за выпачканную стену, вынес ему несколько листов плотной бумаги и карандаши.

— Рисуй,- сказал отец.

И сын начал рисовать стихийно, безудержно, Желание изобразить мир, его окружающий, было неутолимо. Правда, жизнь нелегка, средств на покупку бумаги, красок не было.

Внезапно уехал в далекую сказочную Венецию старший брат Гарик. Годы шли.

И когда будущему художнику исполнилось десять лет, нужда заставила семью Гайвазовских отдать маленького Ованеса в люди — работать в кофейню к греку Александру.

Источник: http://worldartdalia.blogspot.com/2012/04/blog-post_904.html

Ссылка на основную публикацию