Описание картины сергея виноградова «рисует»

Тверской художник Виноградов Александр Дмитриевич

« Студия живописи и рисунка Лаборатория Искусства | Главная | Картина «Морской берег» холст, масло »

Автор: Наталья Юрова | 08 Фев 2013

Каждый художник, независимо от жанра, в котором они рисует, обязательно пишет картины, изображающие его родную землю, край, в котором он родился.

 Одним из таких художников является мало кому известный, но очень талантливый Тверской художник Виноградов Александр Дмитриевич (1920-2002)Его имя, к большому сожалению, мало кому известно не только в России, но даже в родной Твери.

Виноградовродился в Твери в 1920 году. После того, как закончил школу, хотел  быть художником, но на третьем курсе его призвали в армию. В годы начал Великой отечественной войны он закончил 1-е Киевское конно-артиллерийское училище, а в 1942 году его отправили на фронт. Он пошел всю войну, был на Курской дуге, воевал под Сталинградом, встретил победу в Праге.

Александр Виноградов полностью отдался изучению истории Тверского края. Чтобы более досконально узнать культуру древней Руси, он посетил самые древние города Руси:  Суздаль, Рязань, Новгород и другие.

Он был не только художником, но и краеведом:  искал и изучал архивные документы, сделал много открытий  по многим событиям тверской истории.

Земляки  по праву называли его «исконно Тверской художник», ведь он отдал всю свою жизнь изучению история тверского края…

Твери. А.Д.Виноградов никогда не придумывал вымышленные фантастические миры, не писал «непонятные» картины. Он любил реальность такой, какая она есть, а свою землю такой, какая она была на самом деле. Он был мастером исторической живописи.

Александр Дмитриевич помещал свои рисунки в тверских газетах и журналах, и обязательно объяснял, как было реконструирована изображенная на рисунке постройка или уголок города. На основе таких публикаций была издана его книга «Тверь. Легенды и были» (1992). Первая авторская выставка его картин была проведена в зале Областного архива в 1970-х году.

Живопись Тверского художника А.Д.Виноградова очень красочная, яркая, несмотря на то, что в своих картинах он изображает деревенскую жизнь: постройки, быт,  уклад жизни.

Когда смотришь на его картины, начинаешь лучше понимать и чувствовать дух Руси. скупка авто Несмотря на внешнюю простоту, древняя Русь, прежде всего, славилась людьми, твердостью их духа и силой характера. Как сказал А.Блок в своих стихах: «Россия, нищая Россия,  Мне избы серые твои,  Твои мне песни ветровые —  Как слезы первые любви!»

Темы: Художник | Ваш отзыв »

Источник: http://webkartini.ru/?p=4214

Сергей Виноградов, картины и биография художника

Сергей Арсеньевич Виноградов (1 (13) июня, по другим данным — 1 (13) июля 1869, Большие Соли — 5 февраля 1938, Рига) — талантливый русский художник, мастер импрессионистского пейзажа и «интерьерных» работ, ученик Василия Поленова, педагог Строгановского художественно-промышленного училища.

Один из соучредителей Союза русских художников, организатор «Выставок работ 36 художников» и выставки русской живописи в США.

Особенности творчества художника Сергея Виноградова: картинам Виноградова присуще обилие воздуха и света и общее радостное настроение.

Считается одним из представителей русской импрессионисткой живописи, но в последний период творчества вернулся к традициям реализма.

Известные картины Сергея Виноградова: «Бабы», «Северная деревня», «Летом», «В доме», «Южная ночь».

Судьба Сергея Виноградова сложилась удачнее, чем у многих других русских художников рубежа XIX и XX веков. Он прожил счастливую жизнь, получил признание, не голодал даже в первые послереволюционные годы, повидал мир и оставил после себя множество благодарных учеников.

А после смерти был практически забыт. Советские историки искусства о Виноградове, который последние 15 лет провел в Латвии, вспоминали редко.

Интерес к художнику возродился в перестроечные годы, когда его картины стали «всплывать» на русских торгах Christie’s и Sotheby’s и уходить с молотка за внушительные суммы.

Будущий художник родился в Больших Солях Костромской губернии в многодетной семье священника. Деревушка, стоящая на берегу речки, была окружена лесами и рощами, славилась церковной архитектурой и умелыми мастерами. Впоследствии художник Сергей Виноградов будет изображать и крестьянский быт, и религиозные сюжеты, а главной его страстью станут пейзажи — природу он боготворил.

Сережа часами наблюдал за работой жившего по соседству иконописца и не расставался с бумагой и карандашами. Родители поддержали выбор сына и в 11-летнем возрасте отправили его в Московское училище живописи, ваяния и зодчества.

Мальчик поселился у профессора Евграфа Сорокина, который также был родом из Больших Солей. Кроме Сорокина, классы вели Владимир Маковский, Илларион Прянишников, Василий Дмитриевич Поленов. Все как один — именитые живописцы и члены Товарищества передвижных художественных выставок.

Передвижники давали юным талантам не только творческую свободу, но и возможность зарабатывать. Они устраивали публичные выставки студенческих работ.

Виноградов представлял на них жанровые рисунки и этюды, на которых были изображены крестьяне, работники и жители маленьких городков, церковные сюжеты.

Москвичи охотно покупали рисунки, а преподавательский совет поощрял автора — кистями, красками и даже деньгами.

В Париже уже был Лувр, а в Москве еще не было Третьяковки. Но коллекции меценатов, которые легли в основу главных российских музеев, уже формировались. Поленов водил студентов в дом Сергея Третьякова на Пречистенском бульваре и Павла Третьякова в Лаврушенском переулке, где они видели вживую работы Коро, Делакруа, Энгра, Курбе и многих других великих живописцев.

В 20 лет Сергей Виноградов получил звание классного художника и поступил в Петербургскую академию, которую бросил, заболев тифом. А в 21 переехал в Харьков, где ему предложили должность преподавателя рисунка в ремесленном училище с освобождением от воинской службы. Оторванный от друзей, в следующие восемь лет он при каждом удобном случае вырывался в Москву.

Но и в Харькове он времени зря не терял. Студенческий друг Михаил Яровой вспоминал: «Сережа начал […] понемногу франтить и стричься, пахло от него всегда одеколоном и духами. Занимался французским языком, много читал».

Виноградов часто гостил в имениях московского сахарозаводчика и коллекционера Павла Харитоненко, расположенных в Харьковской губернии. Участвовал в барских забавах — выездах на рысаках, охоте на зайцев. И беспрестанно писал, уделяя особое внимание жанровым сценам из деревенской жизни (1, 2, 3).

Уже в юношеских работах «Пристань на Волге» (1885) и «У корчмы» (1887) «пробивается» импрессионистское видение Виноградова. Но идеологически молодой художник, как и большинство его друзей, тяготел к передвижникам. В товарищество его приняли только в 1899 году, когда взгляды художника на искусства стали постепенно меняться.

В Москве, куда Виноградов вернулся, переведясь в Строгановское училище, он сблизился с Константином Коровиным. Художники часто ездили на природу, рыбачили на речке Нерль. Иногда к ним присоединялись Валентин Серов и Федор Шаляпин.
В 1902 году Виноградов вместе с Василием Переплетчиковым отправился на Север. Путь пролегал через Рыбинск, Архангельск. Шли по Серверной Двине, Сухону и Белому морю, мимо Соловецких островов. Из этой поездки художник привез знаменитую «Северную деревню», на которой отчетливо виден переход Виноградова к импрессионизму.
На рубеже веков русская живопись искала выход из кризиса идей академизма и передвижничества. Сергей Дягилев проводил в Петербурге выставки «мирискусников», а Виноградов при поддержке Коровина и Переплетчикова организовал в Москве «Выставку работ 36 художников». За первой успешной выставкой последовала вторая, а в 1903 году их участники основали Союз русских художников. Виноградова, который вышел из товарищества передвижников, избрали в комитет.

Знаток и ценитель французской живописи, художник часто помогал коллекционерам. В 1902 году в Париже Виноградов консультировал Михаила Морозова. Среди прочих москвичи отобрали работы Гогена, Сезанна, Дега. Самым успешным приобретением был «Портрет Жанны Самари» Ренуара, купленный за 20 тысяч франков у Амбруаза Воллара (сейчас хранится в Эрмитаже).

Оставшись в Париже, Виноградов часто посещал галерею Дюран-Рюэля и любовался работами импрессионистов. Больше других его восхищал Ренуар: влияние французского живописца заметно на картине Виноградова «Испанская танцовщица (Отеро)» (1903).

В конце нулевых — начале десятых годов центральной темой творчества Сергея Виноградова становится дворянская усадьба. Десять лет подряд он приезжал погостить в имение Головинка в Тульской губернии, принадлежащее Всеволоду Мамонтову. Там писал жанровые картины, пейзажи и интерьеры: «Летом» (1908), «Цветник» (1910), «В доме» (1910), «Играет» (1914). Проникнутые лиризмом работы воспевали уклад жизни, который безвозвратно уходил в прошлое.

В 1912 году Виноградову присвоили звание академика. Он оформляет детские книги. Во время Первой мировой войны рисует агитационные плакаты (1, 2). Участвует в европейских выставках Союза русских художников. И даже пробует себя в роли литературного критика.

Это самый успешный период в жизни художника Сергея Виноградова: его картины раскупают еще до открытия выставок, он обретает личное счастье. Женой 49-летнего Виноградова становится его бывшая ученица, 33-летняя Ирина Войцеховская.

События 1917-го года Виноградова поначалу воодушевили. Он пытался встроиться в новую действительность и даже принимал участие в оформлении московского Кремля к первой годовщине революции.

Читайте также:  Описание картины михаила нестерова «горы»

Вскоре энтузиазм сменился горечью.

Художник с грустью наблюдал за разграблением дворцов и поместий друзей-меценатов и расцветом левого искусства, вытеснявшего все другие направления. Конструктивизм с его угловатыми формами он не принял, а выставки реалистической живописи в Москве больше не проводились.

Чтобы помочь бедствующим художникам, Виноградов взялся за организацию выставки русского искусства в США.

Два года хлопот, и в декабре 1923 года работы отправили морем в Нью-Йорк. Архипов, Грабарь, Кустодиев, Григорьев, Серебрякова, Юон, сам Виноградов — в здании на Лесингтон-авеню разместилось больше тысячи работ почти ста авторов. Выставка привлекла 17 тысяч посетителей, но продалась лишь десятая часть работ…

В СССР Виноградов не вернулся. Осенью 1924 года он поселился в Риге, вскоре туда приехала Войцеховская. Поначалу художник преподавал в студии Николая Богданова-Бельского, потом открыл собственную школу.

Он вернулся к пейзажам, на которые его вдохновила живописная природа Латгалии, и к религиозной тематике — на серии из 15-ти работ изображены виды Псково-Печерского монастыря (1, 2, 3), который в то время находился на территории Эстонии. Часами работал на пленэре и все равно переживал, что мало успевает.

«Хотелось бы иметь две пары рук и два сердца, чтобы успеть запечатлеть все, что волнует», — писал Виноградов.

В Латвии художник быстро добился признания и уважения. Он печатал воспоминания о встречах с деятелями российской культуры: от Толстого и Шаляпина до Поленова и Левитана.

Проводил выставки своих учеников и персональные выставки. В местной прессе писали: «…Виноградов поразительный художник, к чему бы он ни прикоснулся, все вдруг начинает трепетать и светиться.

По этим холстам разлита ласковая и восхитительная радость, в этом мире хочется жить».

В январе 1938 года, после похорон друга-художника, Виноградов слег с воспалением легких. 4 февраля, за день до смерти, он сказал: «А ведь я умру, хоть еще так хотелось бы поработать».

Источник: https://artchive.ru/artists/853~Sergej_Arsenevich_Vinogradov

Герман Виноградов: «Я живу в параллельном мире!» — МК

Художник и музыкант раскрыл «МК» секреты терапии тяжелым металлом

02.08.2012 в 20:12, просмотров: 8180

Человек, который всегда найдет, чем удивить. Он рисует кошками и паяльниками, стихи читает из проруби, а музицирует на железяках и бутылках. Словом, он концептуальный художник, поэт и музыкант, без которого невозможно представить отечественную арт-сцену, — Герман Виноградов.

В 80–90-е он вместе с Олегом Куликом и Анатолием Осмоловским сделал то, что произошло в остальном мире в 60-х. Художники стерли границу между художественным актом и действительностью, родив новую форму искусства — акционизм. Жизнь Германа — всегда сплошной постмодернистский перформанс. А его дом — космическая инсталляция, где еженедельно звучат мистерии.

«МК» побывал на домашнем концерте Германа и узнал, как, живя в центре Москвы, находиться в параллельном мире.
 

Маска в поддержку Pussy Riot.

Музыка Вселенной

Лавка, гигантская зеленая шляпа и огромный медицинский стенд с надписью «покупайте российское» — деревянную дверь, ведущую в квартиру Германа Виноградова, окружают самые неожиданные предметы.

Полуголый Герман носится по холлу: прикручивает к потолку железные конструкции, разливает воду по пластиковым бутылкам, устанавливает на полу зеркала.

В это время немногочисленные зрители оглядывают обстановку — на стенах развешаны фотографии известных буддистов, ритуальные маски и старинные православные кресты. Несколько минут — свет гаснет, начинается мистерия БИКАПО.

Инструмент над зеркальной инсталляцией.

Словно далекий гул церковного колокола раздается глухой звук — Герман мягкими колотушками легко прикасается к причудливо изогнутым пластинам, висящим над головами зрителей. На смену «колоколу» приходит перезвон железных трубочек и шепот льющейся воды.

После небольшого затишья вступают клавиши — сразу над несколькими синтезаторами колдует участник группы «Гроздья виноградовы» (в прошлом клавишник «Звуков МУ») Павел Хотин. Внутри зеркальной инсталляции появляются свечи. Грянул гром — раздался нарастающий вибрирующий звук металлического листа.

Тень Виноградова перемещается все быстрее — то пилит смычком веревку, то колдует с водой, то с газовыми горелками. Космическая симфония поглощает тебя целиком. Ощущение такое, будто ты прикоснулся к основам мироздания… Словно по волшебству в руках появляется чашка успокаивающего травяного чая.

Звуки постепенно стихают, будто умирает Вселенная. Включается свет.

Герман играет на веревке.Справка МК Справка «МК»

Выпускник архитектурного факультета Московского института инженеров землеустройства, один из самых активных участников андеграунда, основатель музыкальных групп «Отзвуки Му» и «Гроздья виноградовы».

На всю страну Герман Виноградов прославился после суда с Юрием Лужковым — это был первый случай, когда мэру пришлось отступить. Поводом для разбирательства стала анаграмма Германа — из букв имени и фамилии политика художник составил фразу «Уклюжий вор». Анаграмму использовали противники сноса ЦДХ во время митинга, после чего и состоялся суд.

Работы Германа Виноградова находятся в музеях России и Европы, зарубежных и отечественных частных коллекциях.

— Сегодня вы присутствовали на том, что я называю мистерией БИКАПО, — возвращает в реальность голос Германа. — Мистерия — не импровизация, а сложно организованное действо, направленное на работу с разными планами сознания.

То есть это не концерт и не музыка, а использование вибрации для различных целей.

Если музыка — в культурном смысле — может работать с воображением, то такая «музыка» работает не только с культурным восприятием человека, но и с подсознанием, глубинно.

— Это своего рода медитация?

— Именно. Люди, побывавшие на мистерии, испытывают терапевтический, психоделический эффект. В отличие от обычных концертов внимание совершенно не направлено на исполнителя, а создается среда, в которую погружается зритель. Отсутствие аплодисментов после окончания мистерии — значит, все прошло как надо. И еще важно, чтобы было мало зрителей, чтоб не включалось массовое восприятие.

Металлический пульс звука

— БИКАПО появилось в 1983 году из некоего заумного стихотворения: «Дадзыбрекиджиго Гика Бикапо!». Это из той же серии, что было у Крученых: «Дыр бул щыл»… Мне показалось, что слово «бикапо» очень подходит к тому, чем я занимаюсь. БИКАПО — не только название мистерии, но название инструментов.

Все инструменты сделаны Германом из металла, который он находил везде и всюду и перепаивал на свой лад. Специалист по металлу был бы зачарован такой коллекцией!

— Вот металлическая трубка — уникальный инструмент, не имеющий аналогов в мире, — Герман показывает на толстую полутораметровую бериллиевую трубу.

Она не могла быть создана ни в ХIХ, ни в начале ХХ века, это современный сплав. — Звучит 11 минут! Это свободная вибрация, напоминающая звуки колокола и органа. Это не какие-то ударные, тарелки — там важен ритм.

А здесь в замену ритма используется пульс. БИКАПО — это энергия игры и трансформации.

— Весь секрет в долготе звука — он тянется и тянется. Это зависит от металла, из которого сделан инструмент?

— Конечно. Есть такое понятие — коэффициент внутреннего трения. И от него зависит долгота звука. Например, чистое серебро само по себе не звучит, медь тоже.

А бронзовые сплавы, учитывая легирующие добавки с применением современных технологий, дают интересный звук.

Вот, например, турбинные лопатки, которые я также использую, — там титановые сплавы, тоже обладающие выдающимися акустическими свойствами.

— Откуда такое страстное увлечение металлом?

— Видимо, оно генетическое. Мой дедушка был металлургом. А прадедушка был священником, служил вместе с Иоанном Кронштадтским. В начале эпохи атеизма, сразу после революции, он не пошел ни за белых, ни за красных, а остался служить в церкви.

Прадеда сажали восемь раз. Но большую часть жизни он провел на территории храма, поэтому у меня такое, что называется, «храмовое» сознание. И когда я попадаю в храм, будь то католический или православный собор, моя душа ликует и радуется.

Поэтому я и здесь построил отдельный храм.

— У вас дома много икон. Но каким образом «Троица» сочетается с портретом Далай-ламы?

— Точно так же, как в России сочетается буддизм, шаманизм, православие и мусульманство. Я православный, крещенный еще в детстве, в Казани.

Меня там крестила бабушка, жившая там после войны в эвакуации. Причем крестила в церкви Николая Чудотворца на улице Николая Баумана, и крестил меня отец Николай.

А я родился в Москве на Николоямской улице в Николин день. Так что можете меня и Колей называть.

— Тогда почему же Герман? Имя для советского времени совершенно неожиданное.

— Мама, беременная, пошла в Большой театр на оперу «Пиковая дама». Ей очень понравился исполнитель главной роли, и она решила назвать меня Германом.

Она, естественно, не подозревала, что родит меня 19 декабря — а это день премьеры «Пиковой дамы», только 60 с лишним лет спустя. И об этом, кстати, я узнал за три дня до ее смерти.

Вот так проявляется время от времени тайный смысл — все ведь связано между собой, есть в этом что-то знаковое.

— И много таких удивительных совпадений в жизни?

— Очень! После окончания института я пошел в дворники-сторожа, как это было принято тогда — надо было иметь работу, чтобы не посадили за тунеядство, — и я сторожил в районе Китай-города, у меня было много объектов, в их числе был Ивановский монастырь.

И через Владимира Сорокина я узнал, что в 1929 году моего прадеда отправили в концлагерь, который находился как раз на территории Ивановского монастыря. То есть я сторожил место, где когда-то сидел мой прадед.

А Владимир Сорокин — это настоятель Князь-Владимирского собора в Петербурге, где мой прадед много лет служил.

Борода — барометр

Читайте также:  Описание картины николая богданова-бельского «новые хозяева»

— У вас и песня есть про бороду. Тут, похоже, целый культ…

— Волшебная, кстати, штука — борода. Ее можно накрутить (показывает), и сразу мир к тебе по-другому относится. В какой-то момент я понял, что для мужчины хорошо добробрадие — есть даже такое понятие. Надо носить бороду! Еще у Дали был целый трактат о бороде, хотя, конечно же, об усах.

Он критиковал обвисшие усы Ницше, восхищался усами Веласкеса — да и сам довел искусство обращения с усами до совершенства. Он использовал финиковый сироп, чтобы их ставить. А у меня борода хороша тем, что ее не надо ничем смазывать, просто взял, накрутил — и все. Как проволоку. Но в зависимости от погоды и от влажности иногда бывает сложно вертикально поставить усы. Они у меня — как барометр.

Думаю, благодаря бороде я снялся в фильме у Гай Германики — появился в шестой серии ее последнего сериала.

— Какие еще у вас были работы в кино?

— Мой приятель Гена Климов в 1987 году для поступления на Высшие режиссерские курсы снял первый независимый фильм на пленку 35 мм. Он назывался «БИКАПО». Очень красивый фильм. Конечно, не без туповатого советского юмора, но с годами это уже воспринимается как некое ретро.

Играл в фильме Игоря и Дмитрия Таланкиных «Осень. Чертаново» (1988), для любителей музыки «индастриэл» этот фильм стал знаменателен из-за участия в нем меня и Алексея Тегина. В этом фильме, кстати, главную роль сыграла Ингеборга Дапкунайте.

А недавно вышел очень красивый мультфильм Ираиды Юсуповой под названием «Гулливер-шоу», в котором я тоже снялся.

— Вы хотите сказать, озвучили?

— Нет, именно снялся. Это комбинированный мультфильм — я был моделью, движения которой переносились на экран с помощью компьютерной анимации. Еще были фильмы… В 90-х и 2000-х годах я активно занимался видеоартом.

Стихи из проруби

— Как в вашей жизни появилась группа «Звуки Му», а затем и «Гроздья виноградовы»?

— Со «Звуками Му» я познакомился на какой-то неформальной тусовке. Впрочем, не скажу, что я тогда был в восторге, — я был слишком сосредоточен на колоколах, да еще и занимался классической гитарой. Я стал их лучше понимать, когда стал более эксцентричным. Десять лет назад, допустим, я мог это выражать, катаясь по снегу голой попой.

Потом захотелось делать что-то интереснее. И скоро на горизонте естественным образом появился Саша Липницкий, а затем и Алексей Бортничук. И решили — почему бы не попробовать. В юности была мысль играть в рок-группе, но приоритет был отдан живописи. А сейчас я вполне дошел до того, чтобы петь в группе.

У нас два проекта: «Отзвуки Му», где мы поем песни Мамонова, и «Гроздья виноградовы» — там песни мои.

— А с Мамоновым общаетесь?

— Нет, я с ним даже толком не знаком. В этом есть, конечно, некая интрига: я пою его песни с его бывшими музыкантами, а с ним незнаком. Но песни живут новой жизнью — это хорошо.

— Музыка — первая страсть, видео-арт — вторая. Когда родился Виноградов-художник, когда появилась первая работа в жанре видео-арт?

— Одну из первых работ снимал на камеру со стертой головкой, пришлось ее подключать к видеомагнитофону и прямо на него записывать. Это был фильм с немецкой актрисой Катариной Шпиринг, которая, кстати, прямой потомок московских шоколадных королей фон Эйнем (фабрика «Красный Октябрь»).

Сняли фильм под названием «Ц+Ц» — заумный и полупорнографический. То есть там ничего такого не происходит, но обращение с женским лицом, с женским телом — как с глиной. Она стоит в кадре, спокойно читает мой заумный текст, а я ее то чем-то мажу, то чем-то тычу в лицо.

Очень красиво был выстроен крупный план — как средневековая картина. В моей квартире, собственно, и снимали. Вообще большинство моих фильмов снято именно здесь. Мой приятель, художник Коля Филатов, приехал из Нью-Йорка в начале девяностых и привез ту самую камеру. Это был, по-моему, 1993 год.

А потом-то я эту стертую головку починил. И стал постоянно снимать.

— Вы из поколения 90-х, когда после развала СССР художники вышли из подполья и начали активно ломать стереотипы, шокировать и эпатировать общественность.

— Это был период активных экспериментов. У кого-то, как, например, у Осмоловского или Кулика, они были в социальной сфере. У меня, помню, была серия фотографий, где я голый на крыше на фоне Москвы. Я свое тело использовал для перформансов.

После ознакомления с практиками уважаемого мною Порфирия Иванова я расширил границы применения своего тела. Допустим, у меня были поэтические концерты в проруби. Я сидел в проруби, читал оттуда стихи, доставал из-под воды разные заранее заготовленные предметы, а народ сидел рядом, грелся у костра и наблюдал.

Если изучать жизнь Порфирия Иванова, его записи, можно найти реальную силу. Хотя я иногда совершал отступничества от намеченного пути, сочетая его с безбожным, экстатическим пьянством. Не с унылым алкоголизмом, а именно с восторженным пьянством, до немыслимых пределов.

И, несмотря на то что я бухал, я продолжал практики обливания, и жить становилось легче, сознание прояснялось.

Обливание на небоскребе

— Недавно в Интернете появился видеоролик: Герман Виноградов совершает утреннее обливание в 25-градусный мороз на 66-м этаже башни «Федерация» в Москва-Сити. Для чего это было сделано?

— Напротив Сити находится 711-я школа, которую я заканчивал, на набережной Тараса Шевченко. Еще с детства я грезил небоскребами.

Я смотрел в школьное окно на пустое пространство, над которым возвышалась одинокая труба, и думал: «эх, вот бы здесь небоскребы!» И спустя годы вдруг — раз! И моя мечта воплощается в жизнь. И прямо напротив моей школы.

Я с удовольствием ходил смотреть, как все строится — я ведь архитектор, мне интересно все это наблюдать. А потом пришла идея — как было бы классно там облиться. И вот буквально на следующий день мы все это организовали. Поехали — мороз дикий, да еще последние 10 этажей пешком идти надо.

Получилось у нас с администрацией взаимовыгодное сотрудничество — потому что они, оказывается, всякие позитивные для них моменты заносят в хроники. Вот и вышло, что на их территории произошло самое высокое обливание, а для меня это было удовольствие потому, что я вообще люблю бывать на самых высоких точках Москвы.

— Ощущения от обливания на высоте в 250 метров?

— Там самое главное — невероятный вид на Москву. Потом стоишь ведь на маленьком пятачке, метра полтора. Мне это очень нравится! Я бы очень хотел в Сити жить и мастерскую иметь на последнем этаже со стеклянными стенами и выходом на крышу.

— Это заветное желание?

— Вообще гораздо чаще сбываются случайно брошенные слова. Если ходить и твердить: «я хочу миллион» — едва ли толк будет. Мне нужно пространство. Потому что моя квартира — это, конечно, уже отработанная модель. Мне бы хотелось все построить в другом масштабе, как-то иначе. Но я бы не хотел это делать за городом, хочу, чтобы было такое место в Москве.

Вообще я крайний индивидуалист и с тем, что происходит вокруг, соприкасаюсь постольку-поскольку. Я живу в параллельном мире, который сам для себя выстраиваю. Конечно, когда происходят какие-то откровенные чудеса в политике, мне хочется высказаться — но опять же в присущей мне форме.

Моя позиция: нельзя отвечать агрессией на агрессию! Нельзя победить тьму метлой, надо в тьму впустить свет, сказал Далай-лама.

Источник: https://www.mk.ru/culture/2012/08/02/732838-german-vinogradov-ya-zhivu-v-parallelnom-mire.html

Языковые средства создания образа ребенка в повести В.Г. Короленко «Дети подземелья»

Художественный образ — эторезультат творчества писателя, отбирающего языковые средства и организующего их в тексте для выражения авторской мысли. Поэт или писатель словамиизображают картину жизни, как художник рисует красками на полотне. Поэтому слова в художественном произведении приобретают глубокий смысл.

Изображаемые картины жизни несут в себемысли и чувства автора, которые эстетически значимы, обращены к чувствам читателей. Знание свойства художественного образа позволяет направить внимание на способы реализации изобразительно-выразительных средств. Так читатели могут увидеть образ и понять мысль автора.

Изобразительно-выразительные средства — тропы и стилистические фигуры — придают литературным произведениям лексическую и эмоциональную выразительность, своеобразие, уникальность и неповторимость.

Средства художественной выразительности помогают писателю создать образ, а читателю окунуться в мир произведения, раскрыть авторский замысел.

По мнению В.В. Виноградова, «творчество писателя, его авторская личность, герои, темы, идеи и образы воплощены в его языке и только в нем и через него могут быть постигнуты», и поэтому «исследования стиля, поэтики писателя, его мировоззрения, невозможны без основательного тонкого знания его языка». [1,с.6]

Владимир Галактионович Короленко, русский писатель и публицист, прожил суровую, но удивительно яркую жизнь. Он принадлежит к числу тех немногих людей, которые ни при каких обстоятельствах не изменяют своим идеалам, не предают своих нравственных принципов, какие бы горькие и страшные стороны жизни ни пришлось им узнать.

Погружаясь в мир прозы Короленко, читатель чувствует особый, романтически приподнятый тон его произведений. Часто писатель, по мнению исследователей его творчества, изображает человека в исключительные моменты жизни, когда герой испытывает нравственное потрясение, обретает новые идеалы, переживает духовное прозрение. [5, с.

69]

Владимиру Галактионовичу Короленко всегда были интересны дети. В своём дневнике он вел раздел «Мои дети». Писатель отличался особыми, трепетными и дружескими отношениями с детьми. К.Чуковский, наблюдая за такими отношениями, свой рассказ «Короленко в кругу друзей» начинает фразой: “Дом, в котором поселился Короленко, был переполнен детьми”.

Звали они его “дядя Володя”. “Многое в нём казалось им необычным, чарующим.

Читайте также:  Описание картины юрия пименова «дороги»

Как-то во время дождя дети выбежали в сад и стали со смехом показывать пальцами на окошко во втором этаже, откуда высунулась его голова, кудлатая, густо намыленная: «дядя Володя» мыл голову прямо под летним дождём без помощи умывального таза, и вместе с дождевыми струями на землю стекала белая мыльная пена”. [3]

Короленко В.Г. хорошо понимал детей и их особый мир. Эмоциональная связь с ними и интерес к ним способствуют точности создания образов детей в литературных произведениях автора. Повесть «Дети подземелья» была написана в 1881 году, когда автор находился в якутской ссылке.

Светлые воспоминания о детстве украшали серые и безрадостные дни ссыльного. Действие произведения происходит в XIX веке в небольшом польском городке. Главный герой — мальчик Вася. Он живёт спокойной жизнью, не зная никаких забот и хлопот.

Единственной его грустью являются отношения с отцом, который охладел к сыну после смерти матери и уделяет своё внимание только дочери Сонечке. Василий живет жизнью одинокого ребенка, но всё меняется, когда он встречает бродяжек — Марусю и Валека.

Его новые друзья вынуждены просить милостыню на улицах города, чтобы хоть как то выжить. Нищета не только материальная, но и духовная — основная тематика повести.

Рассмотрим роль языковых средств, использованных для создания образов детей — Валека и Маруси. Автор заставляет задуматься нас о судьбе Валека, преднамеренно сравнивая с ним Васю — мальчика совершенного иного происхождения и воспитания. В повести Короленко В.Г. противопоставляет резвость, беззаботность и оживленность Василия с задумчивостью и грустью в глазах Валека.

Эта задумчивость усиливается во взгляде нового друга Васи сразу, какой бы задорный вид ни принимало выражение лица Валека. Автор использует приём контраста: «Валек усмехнулся с обычным грустным видом и ничего не ответил”.[2, с.21] Вася искренне выражает своё недоумение, ведь перед ним открывается изнанка чужой жизни.

В то же время на грустном лице Валека проявляется лишь молчаливая усмешка.

Валек ведет себя совсем не как ребенок (что нельзя сказать о Васе). Он серьёзный и довольно солидный человек, который с трепетом и заботой относится к своей младшей сестре. Вася, конечно, тоже любил свою сестру Соню, но в его голове никогда не возникала мысль о том, чтобы накормить, обогреть или развеселить её. Ведь Соня была кругла, как пышка, и всегда звонко смеялась.

В описании Валека Короленко В.Г. использует эпитеты: «худощавый», «тонкий», «высокий», «черноволосый», которые усиливают выразительность и образность языка произведения, придают художественную, поэтическую яркость.

Благодаря эпитетам у читателя складывается представление о внешности Валека: «Одет он был в грязной рубашонке, руки держались в карманах узких и коротких штанишек. Темные курчавые волосы лохматились над черными задумчивыми глазами».

С помощью эпитетов подчеркиваются индивидуальные особенности героя, выделяются характерные черты его внешности.

В предложении «Это был мальчик лет девяти, больше меня, худощавый, как тростинка» использовано сравнение, которое помогает более точно представить образ Валека, придаёт описанию особую наглядность.

Для создания образа младшей сестры Валека — Маруси — применяет принцип концентричности, который позволяет удерживать героя в поле зрения. В тексте писатель использует эпитеты, сравнения, метафорические образы. Метафорический образ «серый камень» — первый раз встречается в главе «Знакомство продолжается».

«- Отчего она такая? — спросил я наконец, указывая глазами на Марусю.

— Невеселая? — переспросил Валек и затем сказал тоном совершенно

убежденного человека. — А это, видишь ли, от серого камня.

— Да-а, — повторила девочка, точно слабое эхо, — это от серого камня.

— От какого серого камня? — переспросил я, не понимая.

— Серый камень высосал из нее жизнь, — пояснил опять Валек, по-прежнему

смотря на небо» [2, с. 24]

Метафорический образ — это категория художественного творчества; присущая искусству форма воспроизведения, толкования и освоения жизни путем создания творчески воздействующих объектов, под которым понимается элемент или часть художественного целого, обычно — такой фрагмент, который обладает самостоятельной жизнью и содержанием.

Метафорический образ «серый камень» связан в тексте со словами «холодный», «жестокость», «темное», «высасывая жизнь». Тесная контекстуальная связь этих элементов заранее предупреждает нас о смерти маленькой девочки. Сочетание «серый камень» повторяется в тексте четыре раза.

В последнем случае «серый камень высосал из неё жизнь» представляет собой развернутую метафору.

Также о неизбежности гибели Маруси свидетельствует повторение некоторых деталей: «грустная фигурка», «маленькое туманное пятнышко». Бледность ребенка, грустная улыбка, крохотность, даже волосы светлого цвета можно считать сигналами печального исхода жизни младшей сестры Валека.

В предложении «Маруся, которая увядала, как цветок осенью, казалось, вдруг опять ожила» Короленко В.Г. использует сравнение «как цветок осенью», которое помогает нам более наглядно представить болезнь маленькой девочки.

Сравнение — слово или выражение, содержащее уподобление одного предмета другому, одной ситуации — другой. Сравнения в художественной речи имеют большое значение. Они выделяют, подчеркивают предмет или явление, обращают на него особое внимание.

Сравнение использовано в предложении «А моя маленькая приятельница почти никогда не бегала и смеялась очень редко, когда же смеялась, то смех её звучал как самый маленький серебряный колокольчик, которого на десять шагов не слышно» Писатель сравнивает смех Маруси со звуком маленького серебряного колокольчика.

Вася сравнивает Марусю со своей сестрой Соней «Платье её было грязно и старо, в косе не было лент, но волосы у неё были гораздо больше и роскошнее, чем у Сони»… [2, с. 23]

Эпитеты в описании Маруси встречаются в тексте часто: «белокурые волосы», «бледное, крошечное создание», «кривые ножки», «на тонкой шее», на бледном лице», «длинные ресницы», «солидный», «черными задумчивыми глазами», «темные курчавые волосы», «беспечно-задорным видом», «грязное личико», «детски-любопытными глазами». Они помогают автору более точно и ярко описать образ ребёнка, придают речи красоту и выразительность, создают живое представление о детях.

Через метафору «глаза её загорелись огоньком восторга»писатель усиливает зримость и наглядность изображаемого, неповторимость, индивидуальность, проявляя при этом глубину и характер собственного ассоциативно-образного мышления, видения мира, меру таланта.

При описании состояния Маруси во время болезни автором использована градация: «Она ни на что не жаловалась, только всё худела; лицо её всё бледнело, глаза её потемнели, стали больше, веки приподнимались с трудом» [2, с. 36] Градация выполняет функцию эмоциональной выразительности и используется в тексте для усиления образности.

Таким образом, роль языковых средств в художественном тексте велика.

Эпитеты, метафоры, сравнения, градация придают художественному произведению особую яркость, оригинальность, помогают читателю более точно создать неповторимые образы детей.

Разнообразие тропов и других изобразительно-выразительных средств помогает увидеть отношение автора к происходящему и создает неповторимую картину художественного пространства.

Литература:

  1.                Виноградов В.В. О языке художественной литературы. М.: Гослитиздат, 1959. 656 с.
  2. Короленко В.Г. Дети подземелья; Слепой музыкант. — Л.: Лениздат, 1982. — 160с., ил. — (Школьная б-ка). — С.5–44.
  3.                Короленко В.Г. Избранное: — М: Издательство «Просвещение», 1987 [Электронный ресурс] URL: http://lib.ru/RUSSLIT/KOROLENKO/chukovs.txt_with-big-pictures.html (дата обращения: 31.10.2015)
  4.                Ожегов С.И. Словарь русского языка: Ок. 57 000 слов / Под ред. чл.-корр. АН СССР Н.Ю. Шведовой. — 18-е изд., стереотип. — М.: Русский. язык., 1986. — 797 с.
  5.                Шумских Е.А. О языке повести В.Г. Короленко «Слепой музыкант» // Русский язык в школе. — 2006. — №3. — С.69–74.

Источник: https://moluch.ru/archive/102/23200/

Ссылка на основную публикацию