Описание картины франческо пармиджанино «мадонна с длинной шеей»

Франческо Маццола, ПАРМИДЖАНИНО (11 января 1503, Парма — 24 августа / маньеризм

родился Франческо Маццола, более известный по своему прозвищу ПАРМИДЖАНИНО,«житель Пармы» (11 января 1503, Парма — 24 августа 1540, Казальмаджоре)автопортрет— итальянский живописец и гравёр эпохи Возрождения, представитель маньеризма.

Большинство фактов о Пармиджанинох мы знаем благодаря «жизнеописаниям» Джорджо Вазари.

Портрет Малатеста Бальони  Около 1527-1528

Родился в Парме в семье художника. Испытал влияние Рафаэля и Микеланджело, но в первую очередь Корреджо, именно в этом городе создавшего свои главные произведения. Первую картину — «Крещение Иисуса» — Франческо написал в шестнадцатилетнем возрасте.Для творчества Пармиджанино характерны искажённые пропорции и спиральная закрученность поз.

Отдельные части тела преднамеренно вытянуты («Мадонна с длинной шеей»). Подобно остальным художникам-маньеристам, он намеренно стремился вызвать своими произведениями удивление, смущение, изумление и раздражение.

Его живопись наполнена маньеристическими чертами — удлиненные пропорции, некая искусственность в изображении, декоративные эффекты.

В этом заключалась особенность его манеры, уводящая зрителя от ясных классических образцов Ренессанса.«Мадонна с длинной шеей»

С картиной «Мадонна с длинной шеей» у историков нашего времени возникает много вопросов, ответ на которых так и не найден.

В картине изображено, какое либо реальное пространство или оно вымышлено? Где отсутствующая спинка трона, на котором восседает Мадонна? Что за колонна видна на заднем плане? Ответ на эти вопросы может дать только лишь сам художник, предполагается, что Пармиджанино хотел изобразить нереальный мир, использовав при этом самые невероятные композиционные приемы. Одним из самых важных критериев в его работе было создание образа, ничем не перекликающегося с работами других известных мастеров. Он на картине задумывал не сцену семейного счастья, а хотел показать олицетворение одухотворенной красоты. Для большего эффекта художник сознательно искажал пропорции человеческого тела, делал их на вид очень хрупкими и придавал загадочное выражение лица.<\p>

В творческом наследии Пармиджанино заметное место занимает портретный жанр. Дошедшие до нас сравнительно немногочисленные портреты его кисти достаточно разнообразны по композиционному решению — Пармиджанино пишет и небольшие погрудные, и поясные портреты, и более торжественные поколенные изображения, наряду с нейтральным фоном может изобразить свою модель в конкретной обстановке.

Пармиджанино оказал на искусство Италии гораздо более значительное влияние, чем большинство художников маньеристического направления. Кроме живописных работ виртуозное мастерство художника Пармиджанино, как графика, проявилось также в его многочисленных рисунках и в первых в Италии офортах.

«Портрет молодой дамы, именуемый «Антея»»

Истории создания этого портрета мы, вероятно, так никогда и не узнаем. Некоторые исследователи говорят о том, что на нем изображена, будто бы, возлюбленная Пармиджанино. Другие считают, что это — некая абстрактная куртизанка. Третьи полагают, что никакой Антеи в действительности не существовало, что она -плод воображения художника, некий собирательно-идеальный образ».

В самом деле, идеальности» Антее не занимать. Она вполне соответствует тому новому идеалу женской красоты, который Пармиджанино пытался обрести и в религиозных своих картинах.

Девушка, изображенная на портрете, замечательна не столько редкостной красотой (подобные покрытые матовой бледностью лица, с бархатными черными глазами и аристократическим очерком рта, вероятно, не были такой уж редкостью по итальянским городам и весям), сколько своей позой и статью.

Художник внушает зрителю, что перед ним — существо высшего порядка. Он поднимает свою модель на пьедестал, и мы не видим последнего лишь потому, что портрет — поколенный.

Портрет знатной дамы,1523,

– один из самых знаменитых портретов. Модный в 30-х годах XVI века Северной Италии (Венеции) головной убор «бальцо», который напоминает мавританский тюрбан. А моделью художник искренне восхищался – предполагают, что это некая Камилла де Росси, жена Джироламо Роллавичино.

Портрет мужчины, 1523

Источник: https://li-ga2014.livejournal.com/477803.html

Франческо Пармиджанино Мадонна с длинной шеей: Описание произведения

Как и прочим деятелям ренессансного искусства, итальянцу Пармиджанино нередко приходилось иметь дело с написанием сюжетов из жизни Святого семейства. Неоднократно писал он и Мадонну с Младенцем – это были штучные работы, верстовые столбы, помечавшие открытие новых форм отражения его рафинированного взгляда на красоту.

Область поисков Пармиджанино в отношении Богородицы лежала в возвращении ей той неотмирности, которую она утратила стараниями живописцев Возрождения: они предавали ей более человечный, приземленный облик, чем та недосягаемая божественная природа, которой наделяли Мадонну средневековые художники.

Пармиджанино почти всегда пишет своих Мадонн с полуприкрытыми веками, что придает им кротость и целомудрие. Будь то изящная, но «сомнительная» с религиозной точки зрения «Мадонна с розой», с которой тотчас было написано 50 копий (настолько она стала популярной).

Или куда больше приближенная к иконописным стандартам, возвышенная и умиротворенная «Мадонна с младенцем». Также как и аристократично-утонченная «Мадонна с пророком Захарией».

Мадонна с длинной шеей: история создания

Пармиджанино приступил к работе над картиной в 1534 году по заказу Елены Тальяферри, сестры его близкого товарища Энрико Байардо. Задумана она была для семейной капеллы в базилике Санта Мария деи Серви, что принадлежала ордену францисканцев. Спустя шесть лет, на момент смерти художника, работа так и не была окончена.

Проведя еще два года в его мастерской, «Мадонна» все-таки отправилась в капеллу Тальяферри и заняла свое законное место.

По версии Вазари, Пармиджанино не смог дописать картину из-за того, что та его «не вполне удовлетворяла».

Существуют и более современные версии, предполагающие, что таким образом живописец умышленно хотел подчеркнуть невозможность достижения идеала и бесконечность стремления к нему.

Независимо от причин, колонны за спиной Богородицы уходят в никуда, а вместо лица шестого ангела зияет лишь размытый зловещий набросок. Согласно сохранившимся эскизам, в компанию святому Иерониму Пармиджанино планировал написать святого Франциска – но и от того осталась только еле заметная наметка ноги.

По мнению некоторых исследователей, моделью для длинношеей Мадонны стала итальянская аристократка Паола Гонзага. Ранее, в 1524 году, Пармиджанино уже запечатлел высокую покровительницу искусств на фреске «История Дианы и Актеона» в родовом замке графов Санвитале (фамилия Паолы по мужу).

Хозяйка фамильной резиденции предстает на ней в образе Цереры, древнеримской богини плодородия.

Чистая эссенция маньеризма

В стремлении преодолеть зашедшие в тупик клише ренессансной живописи, Пармиджанино прибегает ко всем доступным на тот момент уловкам.

Подобно бунтующему подростку, делающему все наперекор устаревшим взглядам предков, он искажает перспективу (несоизмеримо миниатюрная фигура святого Иеронима у подножия трона, на котором восседает Мария). Сбивает в кучу персонажей на левой стороне полотна, оставляя для равновесия лишь колонну на правой.

Максимально удлиняет и округляет пропорции тел, практически лишая пальцы Мадонны намека на кости и суставы.Все это парадоксальным образом работает не только на придание изображению гипнотизирующей текучести затейливо перекликающихся линий.

Но помещает сцену за пределы земного пространства, где не имеют силы аксиомы Евклидовой геометрии, а всё живое и неживое подчиняется законам нездешней, сверхъестественной грации.

Странным сном спит Младенец на коленях Матери.

Его неестественная поза с ниспадающей, словно вывернутой из плечевого сустава рукой, отсылает к классической иконографии пьеты (от итал. pietà – «жалость») – изображению оплакивания девой Марией мертвого Христа, которого она держит на коленях (1, 2, 3). Так в одной точке встречаются настоящее и будущее: живописец предвосхищает уготованную Христу участь.

Читайте также:  Описание картины уильяма тернера «лондон»

Что говорит «Мадонна с длинной шеей» о Пармиджанино, художнике и алхимике

«Мадонна с Младенцем, ангелами и пророком» (еще одно название картины) – своеобразный символ и вместе с тем – итог жизни живописца, апогей его творческого поиска. Здесь он доводит до совершенства фирменную змеевидную грацию и заодно, желая того или нет, задает направление для будущих новаторов, играющих на поле сюрреализма.«Мадонна с длинной шеей» – одновременно оправдательный акт в подшивке прижизненных деяний художника Пармиджанино и приговор ему. Сосуд для алхимических экспериментов в руках одного из ангелов изображен не только затем, чтоб рифмоваться с его обнаженным бедром и отзеркаливать образ Богоматери как бесценный сосуд, что дал жизнь Богочеловеку. Ртуть, для которой предназначается эта «ваза Гермеса», – убийца Пармиджанино-алхимика, так и не нашедшего сил отказаться от идеи найти способ укрощения строптивого текучего металла и, возможно, причина, по которой работа так и не была окончена.

Незавершенный шедевр с вызывающе ассиметричной архитектоникой и доведенной до грани допустимого маньеристской анатомией фигур фиксирует новаторство и талант художника на самом взлете и тут же сообщает о его трагическом падении.

Эпитафией к этому памятнику просятся слова Вазари: «О, если бы только Господь пожелал, чтобы он продолжал заниматься живописью, а не увлекался мечтой заморозить ртуть, ради приобретения богатств, больших, чем какими наделили его природа и небо! Ведь в таком случае он стал бы в живописи поистине единственным и несравненным.

Он же в поисках того, чего найти никогда не мог, потерял время, опозорил свое искусство и погубил жизнь свою и славу».

Источник: https://artchive.ru/artists/774~Franchesko_Parmidzhanino/works/381704~Madonna_s_dlinnoj_sheej

Франческо Пармиджанино. | Волшебная сила искусства

                         Сегодня поговорим об очень интересном итальянском художнике  и гравёре эпохи Возрождения, представителе маньеризма -ПАРМИДЖАНИНО.

 (буквально — «маленький пармезанец»), при крещении получил имя Джироламо Франческо Мария Маццола (Маццуоли).

      Он родился в Парме 11 января 1503 года.  Родители умерли очень рано и его воспитывали дядья по отцу, малоизвестные, но сведущие в своем искусстве живописцы.

       Мальчик  рано проявил талант живописца. Как пишет Вазари, «сознавая, что Бог и природа были уже первыми учителями молодого человека, они, дабы он приобрел хорошую манеру, не преминули обучить его рисованию под руководством превосходных мастеров»

Автопортрет в выпуклом зеркале.

     В 1522 году девятнадцатилетний Франческо Маццуоли уже достиг таких высот в своем искусстве, что ему был доверен заказ на несколько фресок для пармской церкви Сан-Джованни Эванджелиста.

        Здесь он трудился бок о бок со своим кумиром, Корреджо (и, скорее всего, под его приглядом). Еще совсем недавно юноша и мечтать не мог о такой чести. Но в Парме ему уже становилось тесно.

Он мечтал увидеть Рим, лицезреть творения Микеланджело и Рафаэля (надо думать, о них немало мог порассказать ему все тот же Корреджо, побывавший в Риме в 1518 году), каковое желание он и высказал своим опекунам. 

Мадонна с розой, 1528-1530,Картинная галерея, Дрезден

              Если верить Вазари, то он прибыл в Рим в сопровождении одного из своих опекунов и вместе с ним же явился к папе.

Папа Климент VII, увидев привезенные молодым человеком картины, оказал ему многие милости, и буквально на другой день молва о «маленьком пармезанце» разнеслась по всему городу.

Видевшие его работы говорили, что в него «вселился дух Рафаэля», ибо удивительным казалось даже видавшим виды римлянам такое высокое мастерство в столь юном художнике. 
 

            Ранняя слава, однако, ничуть не испортила Пармиджанино. Он с усердием изучал творения великих мастеров, был, как вспоминают современники, изыскан и приятен в обращении. И чрезвычайно много работал.

       Пармиджанино, поехал  в Болонью, где прожил довольно долго в доме одного из своих приятелей, зарабатывавшего на жизнь изготовлением седел. В Болонье художник много работал над рисунками и гравюрами. Для изготовления последних он имел при себе некоего мастера Антонио из Тренто.

Обращение Савла. Около 1528.

        В одно прекрасное утро этот мастер, пока Пармиджанино еще спал, выкрал из его сундука все гравюры на меди и на дереве, а также и все рисунки, и скрылся с ними в неизвестном направлении (по емкому выражению Вазари — «убрался с ними к чертям»).

Гравюры, впрочем, скоро нашлись — Антонио оставил их у когото из своих знакомых. Рисунки же исчезли бесследно. Бесконечно жаль этих пропавших рисунков.

Но нет худа без добра: в отчаянии, что все его «графические труды» пошли прахом, Пармиджанино вновь обратился к живописи.

Мадонна с длинной шеей. 1534—1540. Уффици. Флоренция

                      Основываясь на моделях, разработанных Рафаэлем, но пропущенных через творчество Корреджо, Франческо Пармиджанино одновременно стремился уйти от этих образцов с помощью различных ухищрений. Для его фигур характерны искажённые пропорции и спиральная закрученность поз.

             Отдельные части тела преднамеренно вытянуты («Мадонна с длинной шеей»). Подобно остальным художникам-маньеристам, он намеренно стремился вызвать своими произведениями удивление, смущение, изумление и раздражение. В этом заключалась особенность его манеры, уводящая зрителя от ясных классических образцов Ренессанса.

Амур,строгающий лук.1535г

           В 1531 году он, наконец, вернулся в Парму, не нажив вдали от родины богатств, но зато отточив мастерство, приобретя множество верных товарищей и известность среди знатоков искусства. Почти сразу же по приезде обрадованные пармцы заказали ему роспись церкви Санта-Мария делла Стекката.

            Работал Пармиджанино над фресками поначалу очень бойко, успевая время от времени писать небольшие вещи для своих друзей (в частности, для давнего своего приятеля кавалера Баярдо он написал в 1533 году «Амура, строгающего лук»).

«Портрет молодой дамы в тюрбане», 1530 годы. «

           Но затем он увлекся алхимией (рассчитывая заморозить ртуть и разбогатеть), что стало причиной его охлаждения к труду живописца.

Вазари весьма проникновенно сетует по этому поводу: «Забив себе голову этим, а не думами о прекрасных вымыслах и не мыслями о кистях или красках, он проводил весь день в хлопотах об угле, дровах, стеклянных колбах и тому подобной чепухе, на которую он в один день тратил больше, чем зарабатывал в капелле Стеккаты за неделю, а так как других доходов у него не было, а жить было нужно, он так постепенно и разорялся с этими своими горнами, а еще хуже было то, что члены сообщества Стеккаты, видя, что он совершенно забросил работу, а они, как полагается, случайно ему переплатили, возбудили против него тяжбу. Поэтому он счел за лучшее удалиться и удрал однажды ночью с несколькими своими друзьями в Казаль-Маджоре…»

Читайте также:  Описание картины диего веласкеса «венера с зеркалом»

Портрет молодого человека.

              Здесь он несколько отошел от своих алхимических увлечений, к большой радости поклонников его таланта. Однако возрождение для искусства было недолгим. Вскоре Пармиджанино вновь вернулся к своим колбам и ретортам, превратившись из приятного в общении и изящного молодого человека в нелюдимого, мрачного, обросшего бородой старика.

Автопортрет, 1540. ( Здесь ему 37лет)

 Это превращение наглядно иллюстрирует его поздний автопортрет, как мало осталось в нем от того юноши, который глядит на нас с «Автопортрета в выпуклом зеркале»!

Святая Барбара 1522г

                Алхимия не только отвлекла художника от его главного призвания, но и послужила причиной преждевременной гибели. Постоянное «общение» со ртутью, непрерывное вдыхание ее паров довело живописца до горячки и поноса, и он сгорел буквально за несколько дней.

                  Похоронили Пармиджанино, как он и завещал, совершенно обнаженным, с архипастырским кипарисным крестом на груди, в церкви братьев-сервитов неподалеку от Пармы и Казаль-Маджоре. 

ГАЛЕРЕЯ РАБОТ

Из всех его работ больше всего мне понравился этот портрет женщины,

Портрет знатной дамы,1523, Частная коллекция

                    Портрет знатной дамы поражает простотой решения и изяществом исполнения одновременно: похожее на фарфоровую статуэтку лицо молодой женщины необычайно выразительно, глаза приветливы и лукавы.

                  Удлиненные стилизованные пропорции фигуры появятся в работах мастера позднее, на представленной же картине художник в стремлении к совершенству, идеализации образа лишь с особенной тщательностью выписывает роскошные одеяния знатной дамы: тяжелый синий шелк оттеняется золотом парчи, холеные длинные пальцы придерживают пушистый веер из страусиных перьев, изящную головку украшает замысловатый тюрбан.

                  Отличительной чертой творчества мастера Пармиджанино маньеристического периода развития итальянской живописи является тончайшая лепка образа, продуманность мельчайших деталей в аксессуарах знатных дам, подчеркивающая изысканность и аристократизм изображаемой модели. История искусства периода маньеризма.

Портрет мужчины 1533г.

Антея.Антея. Музей Каподимонте(Неаполь)

             Этот портрет женщины, наверное, это самая светлая работа в творчестве художника. Еще его называют портретом Антеи, так как изображенная на нем женщина похожа на возлюбленную художника.

              Если не сильно смотреть на точную прорисовку деталей портрета, то можно смело утверждать, что Пармиджанино создал новый идеал женской красоты. О нём в своё время говорилось следующее:

                 «То, как высокая женщина, изображенная анфас, отчетливо выступает вперед из сумрака, скупо охарактеризованного заднего плана, слегка склонив голову и глядя прямо перед собой, положив левую руку на грудь, словно она хочет поклясться в чем-то, производит впечатление символа некой духовной идеальности, которая носит отпечаток далекого от всякой обыденности духовного аристократизма».

Римская Лукреция .

Мадонна на троне, Захария, Иоанн Креститель и Мария Магдалина
1530, Галерея Уффици, Флоренция

Виконтесса Сансекондо с детьми, 1535

Афина Паллада. 1539

Источники.

http://www.artitaly.ru/art/p/parmiganino/main2.htm
 http://smallbay.ru/parmigianino.html

http://renessans.jimdo.com/%D1%84%D1%80%D0%B0%D0%BD%D1%87%D0%B5%D1%81%D0%BA%D0%BE-%D0%BF%D0%B0%D1%80​%D0%BC%D0%B8%D0%B4%D0%B6%D0%B0%D0%BD%D0%B8%D0%BD%D0%BE/

http://dic.academic.ru/dic.nsf/enc_colier/1586/%D0%9F%D0%90%D0%A0%D0%9C%D0%98%D0%94%D0%96%D0%90%D0%9​D%D0%98%D0%9D%D0%9E

Источник: http://maxpark.com/community/6782/content/3682452

Франческо Пармиджанино, Мадонна с длинной шеей

30 июня 2017, Люди

Рисовальщик, живописец и офортист Франческо Пармиджанино работал в Парме и Риме, Болонье и Ка-зальмаджоре. Он являлся одним из ведущих представителей итальянского маньеризма. Творческий метод художника сложился под влиянием произведений Корреджо, Микеланджело и Рафаэля.

Пармиджанино (настоящее имя Маццола) родился в Парме (отсюда и имя художника) и почти всю свою жизнь провел в этом городе, но знаменитая картина «Мадонна с длинной шеей» была написана им после пребывания в Риме, где художник изучал работы Рафаэля и других мастеров.

Главным отличием этой картины являются нарочито удлиненные пропорции фигур персонажей. Художник умышленно придал Мадонне, Младенцу и находящимся рядом с ними ангелам Преувеличенно удлиненные черты, именно это и явилось причиной того, что за картиной закрепилось такое название.

Острота расположения фигур и зрительных эффектов, изысканный, грациозный рисунок и тусклый, серебристый колорит полотна служат созданию отстраненного от реальной жизни идеала загадочной, холодной, но вместе с тем чувственной красоты. Композиции картины присущи утонченность и изящество.

Удлиненные пропорции силуэтов преувеличенно гибки, и ощущение их хрупкости усиливается бледными, почти обесцвеченными колоритами.

Маньеристы, к которым принято причислять Пармиджанино, создали тип придворно-аристократического парадного портрета.

В своем творчестве маньеристы отходят от ренессансной концепции искусства, основанной на гармоничном восприятии человека как совершенного творения природы.

Острое восприятие жизни сочеталось у маньеристов с программным желанием не следовать естественности природы, а выразить сугубо субъективную «внутреннюю идею» художественного образа, рожденного воображением мастера.

Маньеризм во многом интерпретировал отдельные элементы искусства живописцев Высокого Возрождения.

Приверженцы маньеризма возвели в ранг культа представления о нестатичности мира, его ненадежности, шаткости человеческой судьбы, которая находится во власти иррациональных сил.

Искусство этого направления было тесно связано с придворной позднефеодальной культурой, элитарной по своей сущности, и ориентировано на узкий круг знатоков.

Самым ярким проявлением маньеризма считается период итальянского искусства XVI в. Для него были характерны драматическая острота образов, трагическое мировоззрение, усложненность и преувеличенность силуэтов, цветовые и светотеневые диссонансы.

Совершенно особую роль в произведениях этого жанра играет виртуозная эмоциональная линия, нередко приобретающая обособленное значение.

В большей части портретов подчеркивается внутренняя напряженность и самодостаточность персонажей и субъективно-эмоциональное отношение художника к своей модели.

Портреты Пармиджанино создают настроение аристократической замкнутости, в чем-то даже похожей на снобизм, рождают чувство глубокой внутренней тревоги.

Виртуозное мастерство художника подтверждают многочисленные рисунки и первые в исстории искусства Италии офорты – особые гравюры на металле, в которых углубленные элементы печатной формы создавались путем вытравливания участков металла кислотами.

Пармиджанино и другие близкие ему по манере художники были, по существу, предшественниками модернистов. Искажения, вносимые ими в картину, вполне осознанны, намеренны и продуманны.

Пармиджанино стремился доказать, что классическая гармония – это не единственный путь в искусстве, проявления красоты многообразны и не исчерпываются простотой и естественностью.

Эта позиция очень близка модернизму, который протестует против очевидности и стремится создать формы, отличные от форм натуры.

Чтобы оставить комментарий авторизуйтесь или зарегистрируйтесь

Источник: http://www.artinheart.ru/post/people/2410.shtml

Пармиджанино [Франческо Маццола] (1503 — 1540)

13.07.2008

Публикации

Уроженец Пармы, сын рано умершего второстепенного живописца, Пармиджанино был воспитан братьями своего отца, также местными художниками.

В 1518 году он поступил в мастерскую Корреджо, влияние которого чувствуется в некоторых его ранних работах.

В 1524 году художник переехал в Рим, затем работал в Болонье (1527/1528—1531) и Парме (1531—1540), где и умер в возрасте тридцати семи лет.

Наряду с флорентийцами Понтормо и Россо и сиенским мастером Беккафуми Пармиджанино является самым ярким представителем новых художественных тенденций, появившихся в искусстве Центральной (и отчасти — Северной) Италии 1520—1530-х годов, обозначаемых в современной науке термином маньеризм (от итальянского слова maniera, т. е. «манера»).

Схематически эстетическую платформу первого поколения маньеристов можно обозначить как отход от ренессансного принципа «подражания природе», стремление к более острому самовыражению, выработку неких произвольных или заимствованных у мастеров Высокого Возрождения (главным образом, у Рафаэля и Микеланджело) изобразительных формул.

Однако в таком виде это направление складывается лишь в конце 1520—1530-х годах.

Читайте также:  Описание картины валентина серова «портрет александра iii»

Актеон, терзаемый собаками. 1523

Первые работы Пармиджанино, такие как росписи в загородном замке графов Сан Витале в окрестностях Пармы, посвященной мифу о Диане и Актеоне, еще сохраняют связь с ренессансными традициями.

Автопортрет в выпуклом зеркале. 1522

В 1524 году двадцатилетний Пармиджанино переехал в Рим. Добиваясь аудиенции у Климента VII, он приготовил для последнего подарок, который должен был убедить Папу в мастерстве молодого художника — собственный «Автопортрет» (1522, Вена, Музей истории искусства).

Эта необычная композиция, написанная на небольшой круглой буковой дощечке, имитирует выпуклое зеркало, в котором отражается искаженный сферической поверхностью облик молодого художника, видимо, должна была поразить Папу и помочь Пармиджанино получить какой-нибудь заказ.

Ряд современных исследователей рассматривает этот «Автопортрет» как одно из первых и самых ярких проявлений маньеристических тенденций в итальянском искусстве середины 1520-х годов. Между тем Пармиджанино написал достаточно характерную для живописи Возрождения «обманку».

Его композиция не столько изображает искаженный выпуклой поверхностью облик художника, сколько имитирует само зеркало: мазками, сливающимися в эмалево-гладкую поверхность, Пармиджанино виртуозно передает и блеск поверхности зеркала, и серебристость его тонов, их свечение, с безошибочной точностью воспроизводит эффект искривления, растягивания деталей, отражающихся в периферийной зоне зеркала (искаженное и увеличенное отражение руки, искривленные очертания окна и двери), в то время, как юное, почти детское лицо, отраженное в центральной зоне зеркала, где нет искажений, кротко и безмятежно взирает на нас.

По-видимому, Папа Климент VII, которому Пармиджанино преподнес «Автопортрет», не оценил подарка, так как вскоре подарил его известному писателю и публицисту, тонкому знатоку искусства Пьетро Аретино, который бережно хранил его до конца своих дней.

Обращение Святого Павла. 1527—1528

Видение Святого Иеронима. 1526—1527

Пармиджанино все же удалось получить в Риме несколько заказов. Среди них — алтарная картина «Видение Святого Иеронима» (1526—1527, Лондон, Национальная галерея).

Эта первая большая композиция Пармиджанино, написана очень тщательно, в несколько жесткой манере; она эффектна, тщательно продумана, равновесие сочетается в ней с динамической напряженностью ритма, плавность очертаний фигуры Мадонны — с резкостью динамичной позы Иоанна Крестителя, контрастом окружающего Мадонну сияния и сгущением теней в нижней части композиции; утонченный облик Мадонны уже предвосхищает персонажей более поздних работ Пармиджанино, а маленький Христос и своим обликом, и возрастом скорее напоминает Амура.

В 1527 году вспыхнувшая на территории Италии война завершилась осадой Рима войсками германского императора Карла V, взятием и чудовищным, потрясшим своими масштабами современников, разграблением города и учиненной имперскими войсками на его улицах бойней. Работавшие в Риме писатели и художники срочно покидали город. Пармиджанино уезжает в Болонью, а в 1531 году возвращается на родину, в Парму.

Мадонна со Святым Захарией Ок. 1528—1530

Одной из самых значительных работ, созданных художником в Болонье, является небольшая композиция «Мадонна со Святым Захарией» (ок. 1528—1530, Флоренция, Галерея Уффици), в которой присущая художнику холодная, несколько рассудочная парадоксальность сочетается с драматическим подтекстом.

Персонажи художника предстают в ней на фоне величественной пейзажной панорамы с горными массивами, водным потоком, античными руинами, освещенной вспышками холодного серебристого свети и изборожденной тенями.

На этом фоне величественная фигура пророка Захарии на первом плане, обратившего свой взор куда-то влево, за пределы композиции, приобретает грандиозные масштабы.

Мадонна с сидящим на ее коленях Младенцем и целующим его маленьким Иоанном Крестителем, стоящая рядом с ними Магдалина, судя по масштабам их фигур, отделены от первого плана некой пространственной дистанцией, но в то же время рука Захарии почти касается края одежд Марии.

Мадонна в этой картине являет нам совершенное воплощение того утонченного идеала красоты, который сложился уже в более ранних работах Пармиджанино. Ее лицо, промоделированное легкой дымкой светотени, спокойно и ясно, плавны очертания ее стройной фигуры, и в то же время глубокие тени в змеящихся складках ее одежд, вспышки света на их гребнях подчеркивают общую атмосферу напряженности, преобладающую в этой картине.

Мадонна с длинной шеей. 1534—1540

Последняя и самая прославленная из алтарных картин Пармиджанино — «Мадонна с ангелами», более известная как «Мадонна с длинной шеей» (ок. 1535, Флоренция, Галерея Уффици), была написана в Парме для церкви Санта Мария деи Серви.

Эта картина — своеобразный манифест «манеры», не только вызывающее отрицание ренессансного принципа «подражания природе», но и демонстрация права художника создавать свой собственный мир, существующий по законам, созданным воображением мастера.

Возможно, картина осталась незаконченной: в графическом эскизе к этой композиции (Париж, Лувр) в правой ее части изображена колоннада, в то время, как в самой картине справа высится только одна колонна без капители.

«Мадонна с длинной шеей» — самая рафинированная и совершенная из дошедших до нас работ Пармиджанино.

Неправдоподобно удлиненная фигура Мадонны полна грации и утонченности; поворот ее маленькой головки, жест прижатой к груди руки, изгиб стройной фигуры, складки светлого полупрозрачного одеяния и очертания тяжелого синего, вздувающегося, как от порыва ветра плаща, подчиняются музыке главного волнообразного ритма.

Неземную хрупкость ее фигуры подчеркивает тяжесть обнаженного тела лежащего на ее коленях ребенка и земная, чувственная прелесть полных почтительности и любопытства ангелов. Написанная в холодных тонах, с неуловимыми переходами от света к прозрачным, легким теням, эта картина является самой изысканной работой Пармиджанино.

Портрет графа Галеаццо Сан Витале. 1524

В творческом наследии Пармиджанино заметное место занимает портретный жанр.

Дошедшие до нас сравнительно немногочисленные портреты его кисти достаточно разнообразны по композиционному решению — Пармиджанино пишет и небольшие погрудные, и поясные портреты, и более торжественные поколенные изображения, наряду с нейтральным фоном может изобразить свою модель в конкретной обстановке.

Так, в «Портрете графа Галеаццо Сан Витале» (1524, Неаполь, Музей Каподимонте), первого покровителя художника, заказчика фресок в Рокка ди Сан Витале, Пармиджанино увлекает несвойственное итальянским портретам этого времени зрелищное начало; художник тщательно прописывает весь антураж — балюстраду, на которую облокотился молодой граф, поблескивающую рядом с ним, на фоне стены кирасу, пейзажный фон, детали нарядного одеяния; в то же время очень обобщенно написанное молодое лицо так бесстрастно, что персонаж художника приобретает некую закрытость. Такая же закрытость есть и в лучшей работе Пармиджанино-портретиста — так называемой «Антее» (ок. 1534—1535, Неаполь, Музей Каподимонте), возможно, прототипе одного из ангелов в Мадонне с длинной шеей.

Антея. Ок. 1534—1535

Пармиджанино оказал на искусство Италии гораздо более значительное влияние, чем большинство художников маньеристического направления. Правда, он бы обязан этому не столько своим живописным работам, сколько получившим широкое хождение в Италии офортам.

Техникой офорта, позволяющей сохранить в гравюре легкость, одухотворенность, гибкость линий, художник увлекся в 1530-е годы в Парме.

О знакомстве с офортами Пармиджанино свидетельствуют работы многих итальянских живописцев XVI века, в том числе венецианцев Скьявоне и Тинторетто.

Ирина Смирнова

Источник: http://www.art-catalog.ru/article.php?id_article=538

Ссылка на основную публикацию