Описание картины николая ге «голгофа»

Николай Николаевич Ге Голгофа: Описание произведения

Истерзанный человек маленького роста (подчёркнуто ниже стоящих по обе стороны разбойников), в грязновато-лиловом рубище, слишком широком для его тщедушного тела, и со всклокоченными волосами (впоследствии отчего-то особо возмущавшими публику) стоит «посредине мира», зажмурив глаза и отчаянно стискивая руками голову: «Боже мой! Боже мой! Для чего Ты меня оставил?..» (Мф.27:46).

Не видно ни склона горы, ни креста. Призрачно шевелящиеся и смутно различимые людские массы, проступающие по фону, словно бы издают осуждающий гул, требовательный ропот «распни, распни Его!» (Ин.19:6), а срезанная краем холста рука легионера непоколебимо и властно указывает направление крестного пути.

Современники считали «Голгофу», одну из последних, предсмертных, картин Николая Ге незавершенной. Напрасно.

В этой нарочитой эскизности, в казавшемся хаотичным распределении мазков, свободно нарушающих контуры вещей, в резкости и нервности кисти, в диссонирующих сочетаниях цветов, в терзающей глаз «грязи» фона, в мучительно-безрадостной палитре с преобладанием оттенков ржавчины – во всем этом была продуманная и выстраданная эстетика.

1891-й год. Ге только что перешагнул 60-летний рубеж, но весь текущий год он думает о смерти. И ощущение того, что день этот не за горами, окрашивает его жизнь особым настроем, далёким и от отчаяния, и от надежды. Скорей его можно назвать ответственностью – Ге важно понять, что жизнь прожита не зря и встретить смерть достойно. Его единомышленник и друг Толстой в письмах увещевает Ге работать интенсивнее – на том простом и бесспорном основании, что скоро умирать: «Надо, надо до смерти делать всё, что можешь… Жизни не много нам осталось. Холсты расписывать много есть мастеров, а выразить те моменты евангельских истин, которые вам ясны, я не знаю никого, кроме вас…» «Мне страшно и жалко, что ныне-завтра вы помрёте, и всё то, что вы передумали и перечувствовали в художественных образах об евангельской истории, останется невысказанным».

И дни напролёт, закрывшись в мастерской и не впуская туда никого, кроме жены, Ге ищет живописного решения для своей, он уверен, главной картины, которая завершит весь его страстной цикл, – «Распятия».

Он пишет, переделывает, переписывает, швыряет не удовлетворившие его эскизы прямо на пол (хранившиеся весь ХХ век у швейцарских коллекционеров, они «украшены» отпечатками подошв), ездит в анатомический театр для изучения характеристик мертвой плоти и просит знакомого деревенского парня позировать ему, повиснув на кресте, для фигуры разбойника.

В этот же год умрёт жена Ге, Анна Петровна, с которой вместе они прожили почти 35 лет. «Одно хорошо, что это горе (смерть второй половины – ред.) выпало мне, а не ей», – сообщит в одном из писем Ге, но, находясь рядом с телом покойной, не сможет отделаться от наблюдения, бесстрастно фиксирующего поверх переживаемых горя и боли: вот лоб и подбородок ее уже заледенели, а в не до конца застывших ноздрях еще трепещет какой-то последний остаток жизни, и это непременно нужно использовать в «Распятии»… Но то, что выходит из-под его кисти, не удовлетворяет Ге. Он перестаёт спать ночами. Ему кажется, что ничего не получится. Крест не выходит тоже – Ге не может решить, писать ли его как обычный крест или в форме буквы «тау». А тут еще Толстой рассказывает ему, что видел изображение, где распятые упираются ногами в землю… За два года число вариантов картины, написанных и отвергнутых, уже превышает дюжину.

«Ге долго бился над крестами и вдруг решил написать картину без них, – рассказывает Татьяна Львовна Толстая, начинающая художница, дочка писателя и, по свидетельству Стасова, «одна из самых дорогих любимиц Ге», – Осужденных привели на Голгофу. Они стоят в ожидании лютой казни.

Христос в отчаянии и ужасе сжимает руками виски. Слева – «нераскаявшийся разбойник»; он обнажен, подчеркнуто телесен, на лице ужас – но это физический страх перед будущими муками. Справа – «разбойник раскаявшийся», юный и печальный; он убит горем, оттого что жизнь прожита дурно…

»

«Голгофа» – картина глубоко интимная. Её задача – понять, что может испытывать человек на самом краю земного существования, человек, который вот-вот перешагнёт порог. Пожалуй, разбойники интересуют Ге немногим меньше, чем сам Христос. Ведь и они приговорены к распятию и стоят лицом к лицу со смертью. Да, они не осуждены невинно – но тем сильнее должен быть их страх боли и смерти, или ужас расплаты за содеянное, или ужас неизвестности. Как изобразить это на холсте? Как передать ужас или раскаяние, надежду или безнадёжность средствами живописи?

Однажды в посёлке недалеко от станции Плиски Черниговской губернии, где обитал художник, произошло убийство, почти история Каина и Авеля: брат убил брата. Николай Ге рассказывал: «Я побежал туда, куда шли все. У входа в избу мне показали труп убитого. Убийца был в избе, и народ не решался туда входить.

Когда пришли понятые, я вошёл вместе с ними. Убийца стоял в углу. Почему-то совершенно голый, вытянувшись, он топтался на месте и ноги держал как-то странно – пятками врозь. При этом он всхлипывал и твердил одно и то же слово: «водыци… водыци…» В этом безобразном человеке просыпалась совесть. Он мне запомнился.

Он мне пригодился для моего Разбойника…»

Критика заметит потом, что, при всём своём «звероподобии», нераскаявшийся разбойник показан художником с каким-то глубоким сочувствием. Ге видит в нём всю меру человеческого отчаяния, тоски от невозможности раскаяния.

Но больше всего и критику, и публику, конечно, будет волновать «неканонический», лишённый какого бы то ни было величия и слишком уж очеловеченный (в ущерб божественному началу) образ Иисуса.

Картину Ге сравнивали с «Мёртвым Христом» Ганса Гольбейна Младшего – об этом алтарном образе князь Мышкин у Достоевского говорит: «Да от этой картины у иного вера может пропасть!»

Одна из поклонниц творчества Ге пеняла художнику, что Христос у него некрасив.

Ге возмутился, вспылил: «Христос, сударыня, не лошадь и не корова, чтоб ему быть красивым. Я до сих пор не знаю ничего лучше человеческого лица, если оно не урод, разумеется. Да притом человек, которого били целую ночь, не мог походить на розу…»

Интеллигентных зрителей, сетующих на «отсутствие эстетики» в картинах страстного цикла Ге, язвительнейше припечатывал Толстой. Он говорил: они хотят, «чтобы писали казнь и чтобы это было как цветочки».
«Голгофа» окончена в 1893-м, Николай Ге, не пережив внезапного удара, умрёт летом 1894-го. Его картина долго оставалась непонятой: её считали неоконченной, натужно-вымученной, одновременно и недостаточно реалистичной, и – как-то уж чересчур. «Голгофа» никак не хотела вписываться в контекст русского искусства XIX века, с его гораздо более традиционными трактовками образа Спасителя – от «Явления Христа народу» Иванова до «Христа и грешницы» Поленова и «Христа в пустыне» Крамского. Только ближе к концу ХХ века придёт осознание: да ведь это прямое предвосхищение экспрессионизма! Да ведь прошибающее, словно электрический ток, воздействие на зрителя «Голгофы» и сам Ге трактовал не хуже профессиональных теоретиков: «Картина не слово. Она даёт одну минуту, и в этой минуте должно быть всё, а нет этого – нет картины». И не с реалистическими картинами нужно ставить в один ряд «Голгофу» – гораздо родственное она написанному ровно в том же 1893-м году «Крику» Эдварда Мунка.

Безмолвный крик Христа («Боже мой! Боже мой! Для чего Ты меня оставил?..

» – в Евангелии Христос произносит эти слова перед тем как испустить дух на кресте, а на картине эти слова определяют момент, по-видимому, предшествующий водружению на крест) даёт основание упрекать Ге только в одном: в его картине и вправду остаётся слишком мало места для надежды. Момент богооставленности, который в Евангелиях длится краткий миг и не отменяет воскресения, здесь становится «последней правдой».

Австриец Теодор Дейблер, написавший книгу «От импрессионизма к экспрессионизму», говорил: «Уста народа гласят: когда кого-либо вешают, он переживает в последний момент всю свою жизнь еще раз. – Только это может быть экспрессионизмом». Не много произведений подходит под это определение точнее, чем написанная перед лицом собственной смерти «Голгофа» Николая Ге.

Источник: https://artchive.ru/artists/121~Nikolaj_Nikolaevich_Ge/works/14032~Golgofa

10 картин Николая Ге, которые стоит увидеть

120 лет назад, 1 (13) июня 1894 года, на хуторе Ивановский Черниговской губернии скончался один из величайших русских живописцев Николай Николаевич Ге. Мы предлагаем читателям портала короткую экскурсию по всего лишь 10 работам художника, которые заслуженно считаются шедеврами мировой живописи и которые обязательно стоит увидеть своими глазами.

“…Я потому и делаю эти нецензурные вещи, что я художник”. Николай Ге.

«Тайная вечеря»

«Тайная вечеря» (1863). Написана в Италии. Современников поражала непривычная, не каноничная композиция. Атмосфера – напряженная, тревожная. Апостолы Иоанн и Петр поняли, кого Христос имеет в виду, говоря «один из вас предаст Меня». Их взгляды из освещенного уютного угла комнаты устремлены на уходящего, изображенного в полный рост Иуду.

В облике Христа угадываются черты Александра Ивановича Герцена. Апостол Петр, с негодованием глядящий на Иуду – внешне очень напоминает самого художника. Картина – противопоставление двух идей, ведь Иуда, по словам Ге, «не мог понять Христа, потому что материалисты не понимают идеалистов…».

За эту картину художник получил звание профессора исторической живописи Академии художеств, минуя звание академика.

«Вестники Воскресения»

«Вестники Воскресения» (1867). Работать над картиной начал во Флоренции. Когда полотно было готово, его не приняли на выставку в Академию художеств. Потом все-таки выставили – в художественном клубе, но успеха она не имела.

Произведение словно поделено на две части – света и тьмы, новой жизни и ветхой. В верхней, радостной – Мария Магдалина бежит, почти летит, окрыленная Радостью. В темной – стражники, Радость не принявшие… Стремительная фигура Марии Магдалины напоминает сказочную птицу.

Критики – современники художника – увидели в ней «то ли сороку, то ли ласточку».

«Петр I допрашивает царевича Алексея Петровича в Петергофе»

«Петр I допрашивает царевича Алексея Петровича в Петергофе» (1871). По воспоминаниям Ге, он задумал картину, вернувшись в Россию после десяти лет жизни в Италии. «… я вернулся оттуда совершенным итальянцем, видящим все в России в новом свете. Я чувствовал во всем и везде влияние и след петровской реформы.

Чувство это было так сильно, что я невольно увлекся Петром». Психологизм, явное противостояние двух мировоззрений – все это делает картину напряженной, заставляет вглядываться в нее. И в ней нет деления на «положительных» и «отрицательных» героев. «Во время писания картины я питал симпатии к Петру, – говорил художник.

– Но затем, изучив многие документы, увидел, что симпатии не может быть.

Я взвинчивал в себе симпатию к Петру, говорил, что у него общественные интересы были выше чувства отца, и это оправдывало жестокость, но убивало идеал…» 1882 году Николай Николаевич Ге познакомился со Львом Толстым и стал верным последователем его идей (вплоть до того, что в 1885 году под влиянием Толстого стал вегетарианцем). Этот факт биографии художника позволяет лучше понять его поздние «религиозные» работы.

«Что есть истина?» Христос и Пилат

«Что есть истина?» Христос и Пилат (1890). В этом году у художника родился внук Иван, сын Николая Николаевича Ге-младшего, и внучка Анастасия, дочь Петра Николаевича Ге. Картина на Евангельский сюжет была встречена, в основном, отрицательно.

«Как могло случиться, что правительство позволило выставить публично картину кощунственную, глубоко оскорбляющую религиозные чувства, и при этом несомненно тенденциозную», – писал обер-прокурор Святейшего Синода К.П. Победоносцев Александру III. Однозначно принял картину Толстой и уговорил Третьякова приобрести ее.

Произведение написано поверх картины «Милосердие».

«Совесть. Иуда»

«Совесть. Иуда» (1891). Иуда здесь уже не такой, как в работе «Тайная вечеря» 1863 года. Жалкий, словно уменьшившийся, стоит он на дороге и смотрит, как стража уводит Того, Кого он предал. Сначала Ге думал, как передать лицо Иуды, а затем решил показать его со спины.

Вот что по этому поводу говорил сам художник: «Лицо Иуды не важно (…) Нельзя Иуду понять, ежели не будет перед нами его преступления, смысл которого для него удаление [от] Идеала». В этом же году уходит из жизни жена художника Анна Петровна Ге, с которой они прожили вместе 35 лет.

«В своей жене он, несмотря на то, что она была далеко не из красивых, видел все совершенства: с нее писал и Магдалину, и Петра Великого, и многих других..» – это слова художника Григория Мясоедова.

Портрет А.П. Ге с детьми

«Портрет А.П. Ге с детьми» (1861 – 1866). Старший сын – Николай – стоит рядом с матерью, младший – Петр, сидит у нее на коленях. Взгляды персонажей – по кругу. Замкнутый счастливый мир отношений матери и детей.

Портрет Е.И. Ге с сыном Николаем

«Портрет Е.И. Ге с сыном Николаем» (1885 – 1886). Работа не окончена. Вновь – красота материнства. Екатерина Ивановна Ге (в девичестве Забело), училась в Киевском музыкальном училище. Являлась членом Русского женского взаимо-благотворительного общества в Санкт-Петербурге и была женой сына художника, Петра Николаевича Ге.

«Распятие»

«Распятие» (1892). Начал работу в 1884 году. Павел Третьяков, увидев «Распятие», не стал покупать картину: она показалась ему нехудожественной. «Да от этой картины у иного еще вера может пропасть!» – говорит князь Мышкин Рогожину, глядя на копию с работы Ганса Гольбейна младшего.

Читайте также:  Описание картины карла брюллова «портрет графини самойловой»

«Это в полном виде труп человека, вынесшего бесконечные муки», – произносит другой персонаж «Идиота», Ипполит. Все это и вспоминается перед картиной Ге. «Ге, как и многие из российской интеллигенции, в сущности, не был верующим христианином. Все здание христианских догматов о Воскресении (…) воспринималось им головой, а не сердцем», – пишет доктор искусствоведения Глеб Поспелов.

«Я сам плачу, смотря на картину», – слова художника. Плакать хочется – от безысходности. Поскольку Воскресение, если смотреть на эту картину – не кажется возможным. На картине – торжество смерти. У художника были мысли уничтожить работу, но он не успел: 17 января он закончил вариант «Распятия» (утерян), а 1 июня этого же года Николая Николаевича Ге не стало.

Российские зрители увидят «Распятие» впервые –постоянное «место жительства» картины – музей Д’Орсе в Париже.

«Суд синедриона. «Повинен смерти!»

«Суд синедриона. «Повинен смерти!» (1892). Картина была запрещена к показу президентом Императорской Академии художеств великим князем Владимиром Александровичем. Со своей внучки, Прасковьи Николаевны, Ге писал мальчика для этой картины.

«На меня одевали какую-то широкую, свободную одежду, и я должна была изображать мальчика, идущего в толпе с музыкальным инструментом после суда над Христом», – вспоминает Прасковья Николаевна. Прасковья Ге – дочь старшего сына художника Николая и его гражданской жены, крестьянки Агафьи Игнатьевны Слюсаревой.

В XX веке картина почти не экспонировалась из-за плохой сохранности. Благодаря реставраторам Третьяковской галереи, зрители вновь смогли увидеть работу.

«Лунная ночь. Хутор Ивановский»

«Лунная ночь. Хутор Ивановский» и другие украинские пейзажи. Конец 1880-х – начало 1890 –х. В 1876 году Ге стал жить на хуторе Ивановском Борзенского уезда Черниговской губернии.

Туда к нему не раз приезжал Л.Н. Толстой. Но украинские пейзажи стоит посмотреть не поэтому. А потому что – красиво.

На выставке много и других, не менее интересных работ, в том числе – портреты, обширная коллекция графики.

Источник: https://www.pravmir.ru/10-kartin-nikolaya-ge/

Новости

  • Большое собрание изящных искусств ASG располагает картинами французского художника Филиппа Мерсье, объединенных аллегорическим изображением человеческих чувств: зрения, слуха, обоняния, вкуса и осязания. Эта тема появилась в изобразительном искусстве еще во времена средневековья, когда чувства воспринимались и трактовались живописью как главная опасность для человека, способная увлечь его на путь греха. В XVIII веке аллегорическое выражение чувств становится особенно популярным, поскольку в этот период стремление к изысканному чувственному наслаждению считалось непременным атрибутом существования.
  • В Большом собрании изящных искусств ASG имеется произведение «Христос на кресте», автор которого Шарль де Лафосс был очень заметной фигурой в художественной жизни Франции второй половины XVII – начала XVIII веков. Этому способствовали не только одаренность художника и его официальная должность ректора Королевской академии, но и дружба с сильными мира сего: кредитором короля и меценатом Пьером Кроза, Шарлем Лебреном, Жан-Жаком Руссо, Антуаном Ватто и др. Самыми известными учениками Лафосса были баталист Шарль Парросель и его двоюродный племянник Антуан Пэн, со дня рождения которого исполнилось 335 лет.
  • Формальная сфера в изобразительном искусстве – объект научного и творческого интереса художника Рустема Мирхасанова, автора учебника «Живопись с основами цветоведения». Анализ формы произведения – линий, колорита, композиции и т.д. – осуществлен на примере картины крупнейшего флорентийского мастера Микеле Тозини «Мадонна с младенцем и Иоанном Крестителем» из БСИИ ASG. Подобный подход особенно продуктивен в отношении творчества старых мастеров, где сюжет, в силу его повторяемости, всегда менее интересен авторской манеры его изображения.
  • Помпео Джироламо Батони – итальянский художник, со дня рождения которого исполнилось 310 лет, интересен как родоначальник парадного портрета в стилистике классицизма, а также автор многочисленных аллегорических и мифологических картин. Оригинальный стиль зрелого Батони включал элементы античного искусства, французского рококо, итальянского классицизма, напоминал манеру таких гениев, как Никола Пуссен, Клод Лоррен и особенно Рафаэль. В Большом собрании изящных искусств ASG хранится работа мастерской Помпео Батони «Портрет курфюрста Карла Теодора Баварского», в котором заметно то же изящество живописи, совершенной по форме и гармоничной по цветовому решению.
  • Освоение морского пространства является важнейшей вехой в истории человечества. Эволюция способов мореплавания, строительство кораблей, маяков – важная часть истории материальной культуры, а воспроизведение моря в различных видах искусства, его интерпретация вызвали к жизни особый жанр литературы и изобразительного искусства – маринистику. В Большом собрании изящных искусств ASG имеется несколько марин, отражающих различие подходов к интерпретации моря у голландских, французских и итальянских художников XVII века – времени становления их как самостоятельного жанра. В их числе произведение Жана-Анри д'Арля, прозванного за подражание мэтру маринистики «Обезьяной Верне».
  • В МИА атрибутирована картина на сюжет передачи Девой Марией Младенца Иисуса Франциску Ассизскому. В Большое собрание изящных искусств ASG произведение поступило как работа ломбардской школы XVII века. В ходе искусствоведческого анализа установлен ее автор – Джованни Баттиста Креспи, итальянский художник, скульптор, гравер и архитектор, более известный по прозвищу Иль Серано, связанному с местом рождения.
  • В июле 2018 года гостем редакции журнала «Мир искусств» стал художник, выпускник Московского государственного академического художественного института имени В. И. Сурикова, участник множества российских и зарубежных выставочных проектов, преподаватель Рустем МИРХАСАНОВ. Темой беседы стали тайны «творческой кухни» старых мастеров, обеспечивающие высочайший художественный результат минимальными средствами. Сегодня знание технологий старых мастеров необходимо и для понимания замысла художника, и, особенно, при  реставрации картины.
  • В XVII веке путь женщины в изобразительное искусство был непрост: для этого нужно было не только иметь талант, но и родиться в семье художника, что подтверждают судьбы Мариэтты Тинторетто, Лавинии Фонтана, Артемизии Джентилески, мадам Виже-Лебрен и Анжелики Кауфман. Не была исключением и Элизабет-Софи Шерон, со дня рождения которой исполняется 370 лет.
  • Агостино Тасси, со дня рождения которого исполняется 440 лет, отличался такой бурной биографией, что на ее фоне меркнут жизнеописания его знаменитых соотечественников – Караваджо и Себастьяно Риччи. Жестокий, авантюрный, циничный Тасси воспринимается сегодня в первую очередь в связи с историей Артемизии Джентилески. Между тем он был талантливым художником, виртуозом-декоратором дворцов римской знати, доверенным лицом дома Медичи. В Большом собрании изящных искусств ASG имеется произведение художника, подтверждающее его талант пейзажиста и мариниста.
  • В Большом собрании изящных искусств ASG хранится портрет, атрибутированный французскими экспертами как работа Жана де Труа «Портрет дамы с золотой диадемой». Жан де Труа был сыном и учеником художника Антуана де Труа и отцом и первым учителем своего более знаменитого сына – Жана-Франсуа. Авторство произведений младших де Труа не всегда четко разделялось, что делает предположение о том, что портрет из БСИИ принадлежит кисти Жана-Франсуа, более основательным.
  • Ювелирные изделия – продукт одного из самых древних и распространенных видов декоративно-прикладного искусства. Определяемые культурой повседневности (например, конструктивными особенностями костюма), ювелирные изделия выступали в роли своеобразных знаков, выявляющих вкус, уровень достатка, знатность и социальный статус их владельца. Большое собрание изящных искусств ASG позволяет проследить стилевое развитие этого вида декоративно-прикладного творчества, основываясь на произведениях станковой масляной живописи старых мастеров.
  • Сенокос и именинный обед, скотный двор и зеркальная зала, кавалькада в роще, купание в пруду и варка варенья на террасе – весь уклад усадебной жизни будет не только продемонстрирован во время фестиваля «Тайны усадьбы», но и на два дня станет реальностью для его участников. Фестиваль пройдет на территории усадьбы Скорняково-Архангельское (Липецкая область) 7-8 июля.
  • 6 июня в день рождения А.С. Пушкина на территории Лядского сада прошел V городской книжный фестиваль «Книга-фест-2018». Разнообразную культурно-просветительскую программу мероприятия объединил Лев Толстой, в честь 190-летия которого 2018 год указом Президента РТ Рустама Минниханова объявлен Годом Толстого. На фестивале был представлен научный проект – Путеводитель по историческому центру г. Казани: экскурсионный маршрут «Душа Толстого до сих пор гостит в Казани…», разработанный ученицей 2А класса гимназии №3 Вахитовского района Амалией Хайруллиной.
  • Многие французские художники, чьи работы хранятся в Большом собрании изящных искусств ASG, являются обладателями Большой Римской премии – специальной стипендии, позволявшей в течение трех-пяти лет изучать античное искусство, живя в Риме за счет королевской казны. Премия была вожделенной наградой для каждого студента академии, известно, что Жак-Луи Давид, не выиграв премию три года подряд, подумывал о самоубийстве. История, как обычно, расставила все по своим местам: многие обладатели Большой Римской премии сегодня забыты, а их неудачливые соперники навсегда вошли в историю искусства.
  • В Большом собрании изящных искусств ASG имеется произведение Луи-Жозефа Ватто, племянника Антуана Ватто, «Военный лагерь». Все художники по фамилии Ватто, а их было по меньшей мере еще трое, находятся в тени своего великого родственника, мастера галантных сцен, создателя стиля рококо. Между тем Луи-Жозеф Ватто, со дня смерти которого исполняется 220 лет, заслуживает собственной страницы в истории искусства как художник, педагог-новатор и создатель одного из крупнейших музеев Франции за пределами ее столицы.
  • Французский художник Пьер Дюлен, со дня смерти которого исполнилось 270 лет, является ярким представителем классицистического стиля. Родился в семье архитектора, и ему было предназначено продолжить дело отца. Дюлен настолько быстро осваивал искусство архитектуры, что попутно отец решил отдать его в обучение живописи, чтобы он мог изящнее оформлять проекты фигурами, орнаментами и т.д. Живопись сразу же стала страстью Дюлена, и вопреки воле семьи он становится художником. Творческое наследие Дюлена разнообразно: картины на мифологические и религиозные темы, портреты, картоны для шпалер. Для российских музеев это имя является малоизвестным, тем значимее его произведение «Вертумн и Помона» из Большого собрания изящных искусств ASG.
  • 25 апреля Международный институт антиквариата был приглашен в Центр «Эрмитаж-Казань» на семинар-презентацию «Музей будущего». Основным содержанием его стало представление инновационных музейных технологий. Главный хранитель МИА Елена Власова обсудила с организатором мероприятия Максимом Махмутовым (г. Екатеринбург) проблемы и перспективы сосуществования традиционных и инновационных технологий в музейном пространстве.
  • Ломберный (то есть карточный) стол стал популярен в России при Екатерине II, поскольку еще при Елизавете Петровне играть в другие азартные карточные игры запретили. Ломбер придумали в Европе, Александр Дюма в своем романе «Габриель Ламбер» дает пояснение, что предшественником ломбера был буйот – азартная карточная игра, разновидность популярного в XVII–XVIII вв. брелана, запрещенного при Людовике XIV. Разрешение играть в ломбер на небольшие суммы сделало этот предмет мебели практически обязательным в каждом дворянском доме. В реставрационных мастерских Международного института антиквариата завершена реставрация двух ломберных столов, о которой рассказали Валерий Ильин, Мударис Мутыгуллин и главный хранитель МИА Елена Власова.
  • В XVII-XVIII веках итальянская пейзажная живопись подразделялась на два основных поджанра – «пейзаж с руинами» и «городской пейзаж». Изображению празднеств и толпы, заполняющей величественные площади, а также «живописи руин» отдавали дань многие художники. В Италии, переживавшей в этот период политический и экономический кризис, это воспринималось как своеобразная дань уважения прошлому величию страны. Становится популярным жанр пейзажной живописи, получивший наименование каприччио (от итал. Capriccio – «каприз»). На картинах этого жанра изображались архитектурные фантазии, в основном руины вымышленных античных сооружений. Для оживления пейзажа нередко использовался стаффаж – фигурки людей и животных, не несущие смысловой нагрузки. Дженаро Греко и отец и сын Кодацци, работы которых представлены в Большом собрании изящных искусств ASG, являются яркими представителями обоих поджанров.
  • История шпалер – это эволюция продуктов ковроткачества, создаваемых для утилитарных целей, в предмет символического потребления, а затем – объект коллекционирования элиты. На протяжении нескольких столетий шпалеры подчеркивали богатство и особый общественный вес их обладателей. Дошедшие до сегодняшнего дня шпалеры требуют неустанной заботы и больших средств не только для реставрации, но и простого поддержания сохранности, поэтому появление их на аукционах случается значительно реже, нежели других предметов прикладного искусства.

Источник: http://int-ant.ru/news/art_k/from-the-last-supper-to-calvary-a-gospel-theme-in-russian-and-western-european-art/

7 великих полотен Николая Ге

Русский художник с французскими корнями Николай Ге всю свою жизнь наполнил проповедью духовной красоты. Его последние работы необычайно взволнованны, пронизаны эмоциональностью, искренностью и духовностью. В день его смерти  предлагаем вспомнить 7 великих полотен живописца.

Он мог бы стать математиком, но страстное желание творить оказалось сильнее. После двух лет обучения на математическом отделении философского факультета Петербургского университета, Николай Ге в 1850 году поступает в петербургскую Академию художеств. Время обучения пришлось на последние мрачные годы правления Николая I.

Студентам приписывалось четкое следование канонам классицизма и его главным темам: мифологическим сюжетам и античным героям. Молодой Ге решает, что если следовать, то за лучшим. В те годы для многих в Академии образцом для подражания был Карл Брюллов, не исключением стал и Николай, восхищавшийся автором «Помпеи».

«Суд царя Соломона» — работа, которая написана в абсолютно брюлловской манере: ярко и красочно. Известный библейский сюжет о провокационном решении царя Соломона разрубить надвое ребенка, который стал причиной ссоры двух женщин, каждая из которых утверждала, что именно она – мать дитя.

Полотно написано в соответствии с академическими канонами – классическая композиция, характерные «говорящие» жесты и выразительные позы.

После окончания Академии, Николай Ге, пытаясь освободиться «от духоты» застывшей в ожидании страны и не дожидаясь выдачи финансовых дотаций на стажировку, уезжает вместе с молодой женой в Италию.

Результатом попыток создать отчетное, программное полотно Ге становится создание большого количества эскизов, однако ни один из замыслов не воплощается в жизнь. В счастливой семейной жизни пролетают несколько лет, а отчитаться перед Академией по-прежнему нечем.

Читайте также:  Описание картины василия поленова «золотая осень»

Ге много читает, работает и ни на один день не останавливается в поиске идей для своей первого великого полотна. И вот однажды тема сама находит художника. В процессе изучения жизни Христа, перед Ге отчетливо встает одно их ключевых евангельских событий. Всего-то и остается, что перенести его на картину.

Художник долго ищет среди друзей и знакомых тех, кто имел бы внутреннее или внешнее сходство с учениками Христа. В итоге апостола Петра он пишет с себя, а в качестве отправной точки для написания центрального персонажа становится Герцен. Картина-откровение потрясла зрителя правдой и реализмом.

Да, именно так все и происходило! Тесная и сумеречная комнатка, сквозь тряпицу на окне видно, как угасает синь ночного неба, низкий стол на трех ножках, за которым размещены персонажи – все это потрясает убедительностью. На переднем плане темный силуэт Иуды, нервно набрасывающего плащ на ходу.

Юный Иоанн порывисто вскочил, Петр недоуменно смотрит вслед предателю, остальные апостолы потрясены. И только Иисус замер в отрешенной и скорбной позе – он знает, что случится: неизбежное предательство Иуды, отречение Петра, мучительная смерть.

Картина была принята публикой, а Ге в столь юном возрасте стал профессором Академии художеств – это был беспрецедентный случай. Однако церковь посчитала иначе: трактовка сюжета была признана неканонической, на полотне присутствовал «недопустимый материализм». В итоге – картину запретили репродуцировать.

Новую работу художника «Вестники Воскресения» в России никто не понял и не признал. Ее отказались принимать на выставку в Академии художеств. Выставленная в художественном клубе друзей, картина также не имела успеха. Та же участь постигла и первый вариант картины «Христос в Гефсиманском саду».

И в Петербурге, и на мюнхенской выставке 1869 года, куда художник отправил ее вместе с «Вестниками Воскресения», ее образы посчитали надуманными и умозрительными. Ге давали понять, что он не оправдывает возложенных на него надежд.

Только спустя годы публика дорастет до понимания сюжета, в дни же, когда Ге вернулся из солнечной Италии в серый Петербург и так нуждался в поддержке, публика осталась равнодушна.

После серии полотен на историческую тему, расстроенный непониманием своего творчества и резкой критикой, разуверившийся в своем таланте мастер покидает в 1875 году Петербург и поселяется в Черниговской губернии. Он коренным образом меняет жизнь: сооружает необычную мастерскую с системой зеркал, осваивает печное дело и начинает класть печи, изредка для заработка пишет портреты соседей.

Знакомство в 1862 году с Львом Толстым становится судьбоносным для Ге: он понимает, что не одинок в поисках идеала, отчетливо видит, что творчество может служить самой жизни. Художник возвращается к работе на качественно новом уровне.

В то время как в Петербурге почти забыли о Николае Ге, на одной из передвижных выставок появляется его полотно «Христос с учениками входит в Гефсиманский сад». Работа несомненно заслуживает право встать в один ряд с лучшими живописными произведениями: волнующе-тревожное настроение, необычайная красота колорита, сюжет.

Апостолы торжественно спускаются по ступеням в темноту, и только Иисус останавливается на мгновение, чтобы поднять глаза к бесконечно-прекрасному звездному небу. Картина была вновь подвергнута жесткой критике церкви.

Ге с новыми силами обращается к евангельским темам – его полотна звучат теперь как страстные проповеди. Он переписывает «Гефсиманский сад» и показывает зрителю уже готового к великой жертве Христа.

Все сомнения он оставляет в Гефсиманском саду и без страха идет до конца навстречу своему предназначению. Картины художника стали появляться в Петербурге регулярно: их снимали с выставок, подвергали беспощадной цензуре и гонениям.

Но, выставленные на частных квартирах, произведения мастера собирали толпы зрителей. О запрещенных картинах говорили, их обсуждали в газетах и вывозили за границу. Мастер был доволен: «Я сотрясу все их мозги страданиями Христа… Я заставлю их рыдать, а не умиляться».

Ге становится апостолом нового искусства. Молодым художникам он рассказывает о форме, которая способна передать чувство. Сам же пишет так, как учит: без натуры, без эскиза, без контура.

Построение полотна способно перевернуть традиционное представление понимания добра и зла, свети и тени. Пилат стоит в мощном потоке солнечного света, тогда как Христос кажется, напротив, погруженным во мрак. Но если внимательнее рассмотреть полотно, можно увидеть, что прокуратор стоит против солнца и лицо его погружено во мрак.

Темные складки тоги опутывают тело Пилата, словно веревки. Лицо измученного пытками Христа, напротив, освещено, его одежды при пристальном взгляде окрашиваются в пурпурные цвета, а вокруг всей фигуры появляется божественное сияние. Две личности, два мировоззрения были показаны мастером нетрадиционно и смело. Понятно, что церковь не приняла такой взгляд.

Ее шокировал образ Христа, который абсолютно не соответствовал многовековой традиции изображения Спасителя как совершенного духовно и прекрасного внешне человека.

Третьяков сначала отказался покупать картину, но после гневного, но аргументированного письма Толстого, в котором он пожурил мецената за «сбор навоза» и «отказ взять жемчужину», Третьяков изменил решение и приобрел картину.

«Голгофа» Ге осталась незаконченной. Публика увидела ее уже после смерти мастера. Новаторская форма произведения с использованием любимого приема противопоставления персонажей наполнена глубочайшим нравственным смыслом. Сына Божьего отправляют на позорную смерть.

Слева в поле зрения вторгается рука, которая повелительным жестом подает сигнал к началу казни. Иисус знает, через что должен пройти. Он исступленно заламывает руки и поднимает глаза к небу, к Отцу.

В Страстном цикле Ге пишет и два варианта «Распятия», при взгляде на которые создается угнетающее впечатление. «Что есть истина?» и «Голгофа» производят эффект разорвавшейся бомбы. Возмущенное духовенство и общественность обращаются к царю и тот повелевает снять картины с выставки.

«Разве может быть этот оборванец и бродяга Христом? Разве так можно класть краску? Этот Ге совсем разучился писать!»

Николай Ге скончался  13 июня 1894 года. Он до конца своих дней был уверен в том, что искусство может помочь человеку прозреть и немного улучшить этот мир.

Фаина  Шатрова

Источник: http://russian7.ru/2013/06/7-biblejskix-syuzhetov-nikolaya-ge/

Николай Ге: поиски истинного Христа — Академия «Фомы»

Ирина Языкова, искусствовед, кандидат культурологии

Все лекции цикла можно посмотреть здесь.

Среди передвижников был удивительный художник – Николай Николаевич Ге. Когда он представил на выставке передвижников картину «Тайная вечеря», ему все рукоплескали, потому что картина оказалась необычной.

В темной комнате собралась горстка людей, которая, скорее, ассоциировалась с компанией заговорщиков, чем с апостолами. На ложе возлежит Христос, в Котором многие современники узнавали портретные черты Герцена. И спиной к нам, в плаще, как бы отбрасывая черный свет, стоит предатель Иуда – на него устремлены все, особенно обвиняет его апостол Петр – и собирается уйти.

Эта трактовка евангельского сюжета с явным революционным подтекстом, конечно, понравилась и передвижникам, и современникам, молодежи. Все рукоплескали Николаю Ге. Вот родился новый художник. Его очень превозносил Стасов и т.д.

Но сам Ге вскоре понял, что его не удовлетворила его трактовка, и, все глубже читая Евангелие, он понял, что нужно искать совсем другие основания. Конечно, большим поворотным моментом для него стало знакомство с Толстым.

Сначала он увлекся «Евангелием Толстого», стал его последователем, даже бросил на некоторое время живопись, уехал в свое имение в Харьковскую область, чтобы, как учил Толстой, пахать там землю, заниматься крестьянским трудом и т.д.

  Но, как художник, он не мог долго оставаться без живописи и снова возвращается к ней, причем возвращается именно к евангельской теме.

Ге перерастает Толстого, потому что идет глубже. Ведь Толстой исключил из своего «Евангелия» не только все чудеса, он дал абсолютно плоский человеческий образ Христа, в котором нет даже человеческой глубины, то есть это такая дидактика – что такое хорошо и что такое плохо для взрослых людей. Это, конечно, не удовлетворяло Ге, и он стал искать образ Христа.

Когда через несколько лет он представил свои картины, случилась сенсация. Не то что его стали подзабывать, но какое-то время он не участвовал в выставках и вдруг выставляет картину «Что есть истина?».

Если в картине «Тайная вечеря» свет направлен на положительных героев, а отрицательные находятся в тени, то здесь, наоборот, залитый светом Пилат, в тени прижатый к стене стоит Христос, и Пилат вопрошает Его «Что есть истина?» Мы не сомневаемся в ответе, не только зная евангельский сюжет, но и потому, что видя свет, который делает из Пилата золотого тельца с бычьей шеей, и тень, падающую на Христа, почти вдавленного в стену мощной силой земной власти прокуратора, понимаем, что правда все равно остается за Христом. Мы не сомневаемся, Кто здесь есть истина.

Эта необычная трактовка тоже разделила общество пополам: многие принимали эту картину и многие не принимали. Еще больший скандал вызвали картины, где Христос был не только в сниженном образе человека, но и, можно сказать, почти безобразном. Это «Голгофа», где показано распятие.

«Виновен», где необычным фрагментарным моментом выхвачен жест указующего перста, показывающий на трех разбойников, а для осуждавших Христос был одним из них. И стоящий в центре Христос, Которого мы фактически не узнаем: действительно стоят три разбойника, которых осудили.

И почему же – вопрошает публика, – мы должны видеть в этом Христа? Это действительно было богохульством, цензоры снимали эти картины с выставок.

Ге продолжал это писать, более того, он говорил: я вам покажу такого Христа, Которого вы не знали. Я сотрясу ваши мозги – он выражался даже так грубо – таким образом Христа. Почему такой образ Христа? Говорили, что это не евангельский образ Христа.

Но давайте вспомним, как о Христе говорил, например, Исайя: не было в Нем ни вида, ни величия, Он взял на себя все наши немощи и болезни и понес наши грехи.

Именно такого Христа и увидел Николай Николаевич Ге и писал его и в «Суде Синедриона» и в других картинах, из картины в картину показывая эту крайнюю степень унижения, крайнюю степень того, на что пошел Христос ради любви.

Это была революция. Революция не только в образе Христа, но и в том, как Его подавал Ге. Говоря о языке картин Ге, который тоже не был понятен современникам, мы понимаем, что он предвкушал, был таким пророком живописного языка уже XX века.

Источник: http://academy.foma.ru/nikolaj-ge-poiski-istinnogo-hrista.html

Ге Николай Николаевич (1831 — 1894)

Ге Николай Николаевич (реализм)

Его детство прошло на Украине, в помещичьей усадьбе. Академию художеств закончил в 1857 году. Получил Большую золотую медаль, что дало ему возможность шесть лет повышать свое мастерство в Италии. После этого художник получил звание профессора.

Его деятельность совпала со временем, когда исторический жанр начал отделяться от мифологического и религиозного. Художники стали изображать в своих картинах реальные исторические события так, как они их видели, представляли.

В искусстве Ге важны три краеугольных положения, без которых немыслимо было дальнейшее развитие русской исторической живописи. Первое — опора на национальную тематику. Второе — это отказ от внешних эффектов, углубление в психологию сюжета. Третье — показ переломных периодов отечественной истории, открывавших дорогу к прогрессу.

Однако, в конце жизни Ге вернулся к евангельской тематике, искал в ней вечные нравственные уроки для человечества.

Завоевав имя в области исторической живописи, Ге писал и портреты. Всю свою жизнь художественная деятельность Ге была связана с передвижничеством, он принимал активное участие в выставках Товарищества.

Петр I допрашивает царевича Алексея Петровича в Петергофе (1871)

Впервые в русской живописи историческая сцена показана как конфликт двух противостоящих друг другу социальных сил — силы разума в и прогресса в образе Петра и силы, злобно и тупо препятствующей этому прогрессу, в образе Алексея.

Великий преобразователь пытается в последний раз — наедине — беседовать с отступником — сыном. Однако царевич не желает говорить с отцом. Так возникает тема внутреннего сопротивления Алексея. Царевич верит, что его самая надежная защита — закон родственной крови.

Но зритель чувствует, что это заблуждение человека, неспособного на прямые, открытые действия и не ожидающие того же от других. Молчание решает его участь.

Красные пятна отворотов рукавов мундира Петра, обивки кресла, в котором он сидит, и основного цвета ковровой скатерти, покрывающей стол, воспринимаются в общей цветовой гамме, словно угли, тлеющие под пеплом и предвещающие вспышку пламени — трагедию.

Портрет Н.И Петрункевич у открытого окнаТайная вечеря (1853)

Перед нами картина на известный библейский сюжет.

Последняя совместная трапеза (ужин) Иисуса Христа и двенадцати апостолов в канун «страстной пятницы», дня крестной смерти Христа.
Вечером, во время праздничной трапезы Христос предрекает, что один из его учеников предаст его.

Он точно знает имя предателя и оттого лицо его так печально. Иуда Искариот стоит особняком, он тоже почувствовал, что Христос все знает…

А.С. Пушкин в Михайловском (1857)

В этой картине Ге создает картину, посвященную времени ссылки поэта и тайному посещению его декабристом Пущиным И.И.

В кресле сидит сам Пущин, давний друг Пушкина, а с другой стороны стола — няня, Арина Родионовна, неизменная и благодарная слушательница многих пушкинских произведений.

А в центре комнаты, опираясь на стол, стоит сам Александр и читает стихи, может быть, посвященные самому Пущину?…

…Дай бог, чтоб я, с друзьями встречая сотый май,

Читайте также:  Описание картины александра иванова «автопортрет»

Покрытый сединами, сказал тебе стихами:

Вот кубок; наливай! Веселье! будь до гроба

Сопутник верный наш. И пусть умрем мы оба

При стуке полных чаш!

(А.С.Пушкин, «К Пущину»)

Что есть истина (1890)

В этой картине художник показывает встречу между Иисусом и римским наместником в Иудее Пилатом. Правитель, когда иудейские власти доставили к нему задержанного проповедника новой веры, будто бы заявил, что религиозные распри — внутреннее дело иудеев, и предложил им самим вынести приговор «нечестивцу».

Теперь он насмешливо спрашивает у обреченного на смерть философа: «Что есть истина?» Лучи солнца словно заливают фигуру римлянина расплавленным золотым жиром, а в его вопросе самодовольная убежденность в том, что — де истина конкретна. Это сытная еда, вкусное питье, женская чувственная ласка.

Все остальное — не более чем слова, «сотрясение воздуха», и нелепо ради того, что предметно неощутимо, отдавать самое дорогое — жизнь.

Христос горько смотрит на собеседника. Он не может понять, как же это случилось, что государственный деятель оказывается не воодушевленным высокими помыслами, лишенным в жизни идейной программы, а ведь между тем он ведет за собой людей и представляет могучую Римскую империю.

Мария, сестра Лазаря, встречает Иисуса Христа, идущего к ним в дом (1864)

Лазарь, брат Марии и Марфы, жил в Вифании, селении близ Иерусалима. Мария и Марфа часто оказывали гостеприимство Иисусу Христу, и он особенно любил Лазаря как брата. Христос провидчески узнал о болезни Лазаря, а затем и о его смерти.

Тогда он решил воскресить друга и пошел к Марии и Марфе в Иудею, невзирая на опасность. Мария выходит навстречу Христу и очень надеется, что он сумеет воскресить брата. Христос приказал отвалить камень, под которым лежал Лазарь, но Мария сказала, что тело уже разлагается.

Но Христос Вызывает мертвого словами: «Лазарь! Иди вон!» И Лазарь выходит, обвитый по рукам и ногам пеленами, с лицом, покрытым погребальным платом. Христос велит развязать его. Так Лазарь был воскрешен.

Голгофа (1893)

В центре картины — Христос и два разбойника. Сын Божий, откинув голову, в отчаянии закрыл глаза: он печалится, что разбойники не ведают, что творят. Слева от Христа — нераскаявшийся грешник со связанными руками, он боится, не зная, что его ждет.

Справа — отвернувшийся раскаявшийся разбойник, призывает жестом руки другого раскаяться. Все фигуры неподвижны, будто замерли в мгновении.Широкими мазками художник написал одежды Христа и темно-желтыми — грешников. За ними — белая плоская вершина Голгофы, синие тени.

Ге в своих картинах воодушевлялся не религиозными идеями, а нравственными. Христа здесь художник видел скорее проповедником человеческой нравственности, проповедником, подающим людям пример поведения, но не пророком.

Аэндорская волшебница вызывает тень Самуила (1856)

Это история из библейского предания. Волшебница из Аэндоры по просьбе Саула, первого израильского царя, вызвала тень пророка Самуила, а затем предсказала Саулу поражение в войне с филистимлянами и его гибель вместе с сыновьями.

Оксана мыслитель

  • Активность: 13k
  • Репутация: 2585
  • Пол: Женщина

Оксана мыслитель

Источник: https://obiskusstve.com/968856552109770831/ge-nikolaj-nikolaevich-1831-1894/

Ге Николай Николаевич

Другие известные деятели искусств

«Я художник, — говорил Ге. — Этот дар дан не для пустяков, не для удовольствия и не для потехи; дар для того, чтобы будить и открывать в человеке, что в нем есть, что в нем дорого, но что заслоняет пошлость жизни. Картина — не слово. — Она дает одну минуту, и в этой минуте должно быть все, а нет — нет и картины».

Николай Николаевич Ге родился 15 февраля 1831 года в Воронеже. Когда ребенку было три месяца, его мать умерла. Вскоре отец, внук французского эмигранта и отставной офицер, вместе с семьей переехал в Киев.

Позднее семья перебралась в Подольскую губернию, где отец купил село. Здесь и прошло детство Ге. Воспитанием мальчика занимались бабушка и крепостная няня.

Уже в детстве формируется добрый, мягкий характер, который всегда привлекал к художнику людей.

С 1840 года Ге шесть лет учится в Киеве, сначала в частном пансионе, затем в гимназии, и здесь начинает серьезно увлекаться рисованием. По окончании Киевской гимназии в 1847 году Николай поступает учиться на математический факультет Киевского университета.

С 1848 года он — студент Петербургского университета. Учебу Николай совмещает с посещениями Эрмитажа и долгими часами рисования. Увидев картину Брюллова «Гибель Помпеи», Ге твердо решает стать художником. В 1850 году он поступил в Академию художеств.

Будучи учеником профессора Васина, Ге фактически воспитывался на живых образцах творчества Брюллова.

Впоследствии Ге отметил, что дало ему изучение живописи Брюллова:

«Он ввел у нас живой рисунок, т.е. поглощение всех общей формой. В этой общей форме могло проявиться живое движение характера фигуры. Этого прежде не было. Он ввел также у нас рельеф, тесно связанный с рисунком. Предметы стали отделяться от фона. Он внес необходимый для картины свет. Это оживило фон и сделало его отсутствующим, как в природе».

В 1855 году за картину «Ахиллес оплакивает Патрокла» Ге удостоен малой золотой медали. Итогом же академической учебы Ге была его картина «Саулуаэндорская волшебница» (1856), за которую он получил Большую золотую медаль. Эта картина дала художнику право на поездку за границу.

Весной 1857 года вместе с молодой женой А.П. Забелой он выехал за границу.

«Ежели бы меня спросили: зачем вы едете? Я б, может быть, ответил: заниматься искусством; но это был бы ответ внешний, не тот. Себе бы я отвечал: оставаться здесь я не могу; там, где ширь, где свобода, — туда хочу. Шесть лет гимназии, два года студенчества, семь лет Академии — довольно, больше нельзя выносить», — вспоминал художник.

Посетив Германию, Швейцарию, Францию, Ге на несколько лет поселился в Риме. В первых итальянских работах Ге по-прежнему сильно влияние Брюллова: «Смерть Виргинии», «Любовь весталки». «Разрушение Иерусалимского храма».

Портрет Льва Толстого, 1884

В дальнейшем художник преодолевает подражание Брюллову, творчески переработав его методы. В 1858 году в Риме состоялась встреча Ге с А.А. Ивановым и его картиной «Явление Христа народу». Творение Иванова оказало на Ге серьезное влияние, что вскоре проявилось в эскизе «Возвращение с погребения Христа» (1859).

Изучение произведений Иванова и мастеров итальянского Возрождения помогло художнику выйти на свою большую тему. Главной для всего его последующего творчества становится тема страдающего человека, драматического столкновения мировоззрений. Впервые эта тема отчетливо прозвучала в картине «Тайная вечеря» (1863). В том же году она была привезена в Петербург.

«Всем своим образным строем «Тайная вечеря» напряженно драматична, — пишет Н.Ю. Зограф. — Христос только что произнес слова обличения, и в тихую прощальную беседу ворвались тревога, смятение, горе и гнев.

Золотистый луч светильника, разрывая мягкий сумрак комнаты, вспыхивает отблесками на лицах, фигурах собравшихся, отбрасывая на стены и пол гигантские тревожные тени.

Яркий свет выхватывает из темноты край покрытого белой скатертью стола и стоящую рядом порывистую фигуру взволнованного Петра.

В Гефсиманском саду, 1869 — 1880

Резким контрастом к нему высится на переднем плане темный силуэт Иуды. Его мрачная фигура исполнена какой-то значительности. Это не мелкий корыстолюбец, предавший учителя за тридцать сребреников, но отступник в полном значении этого слова, сознательно обрекающий себя на отторгнутость, на проклятие.

Предельная напряженность правой части картины как бы гаснет в группе окружающих Христа учеников. Здесь все окутано мягкой светотенью, в сумраке комнаты еле различимы фигуры второго плана. Меркнут горячие тона, в окне встает холодная синева ночи. Тихо переговариваются апостолы. Погружен в себя объятый горестными размышлениями Иисус.

Его полулежащая фигура своими мягкими, как бы усталыми очертаниями разрешает взволнованную динамику композиции».

Реакционная пресса усмотрела в картине Ге грубость лиц, «торжество материализма и нигилизма», а цензура запретила воспроизводить ее. Но прогрессивные деятели встретили ее восторженно. И.Е. Репин писал:

«Не только у нас в России, можно смело сказать — во всей Европе, за все периоды христианского искусства не было равной этой картине, на эту тему.

Если картина была интересна для просвещенной публики, то еще более она была поучительна для художников новизной искусства, смелостью композиции, выражением великой драмы и гармонией общего.

Вещь эту можно смело повесить рядом с самыми великими созданиями искусства живописи». За это произведение Ге был избран действительным членом Академии художеств.

Портрет Н.И.Петрункевич, 1892-1893

В 1863-1869 годах, живя во Флоренции, Ге продолжает создавать произведения на евангельские сюжеты, из которых наиболее значительны «Вестники воскресения» (1867) и «В Гефсиманском саду» (1869).

Тогда же Ге пишет пейзажи — «Флоренция» (1864), «Оливковая роща в Сан-Теренцо» (1867), «Карарская каменоломня» (1868).

Появляются и редкие в его творчестве жанровые композиции — «Кольцов в степи», «Моя няня», «Игры детей».

История жизни Николая Николаевича Ге

В 1867 году Ге создает не только наиболее значительное произведение итальянского периода, но и одно из лучших произведений русской портретной живописи вообще — «Портрет А. И. Герцена». Портрет был написан за пять сеансов.

Большая личная симпатия к писателю позволила художнику создать образ необычайной теплоты и проникновенности. Ге сумел передать внутреннее благородство, глубокую одухотворенность натуры Герцена.

Возвращаясь в Россию в 1869 году, Ге тайно перевез этот портрет через границу.

Голгофа, 1893

В Петербургский период (1869-1875) Ге принимает самое живое участие в организации Товарищества передвижных художественных выставок. Это время наибольшей близости его творчества к демократическому реализму передвижников.

Появляется картина «Петр I допрашивает царевича Алексея Петровича в Петергофе» (1871). Две следующие картины Ге — «Екатерина II у гроба Елизаветы» (1874) и «Пушкин в Михайловском» (1875) — значительно уступали «Петру I».

В семидесятые-восьмидесятые годы художник много работает над портретом. Он стремится запечатлеть для потомства выдающихся людей своего времени и создает портреты Некрасова, Тургенева, Салтыкова-Щедрина, Костомарова, Пыпина, Антокольского, лепит бюст Белинского.

В середине семидесятых годов художник переживает глубокий душевный кризис:

«Все, что казалось мне хорошим и добрым, стало казаться ветхим и лживым. Я понял, что у меня нет идеала! Продолжать в том же роде не мог уже, а настоящей дороги не было видно. Все, что могло бы составить мое материальное благосостояние, шло вразрез с тем, что мною чувствовалось на душе».

Воспитание подраставших сыновей требовало денег. Появились первые долги.

Христос и Пилат, 1890

В 1876 году художник с семьей переселяется из столицы на Украину, в степной хутор Ивановский Черниговской губернии. До 1879 года художник почти не работает.

Любопытный случай из украинского периода жизни художника приводит в своей книге А.В. Лазарев: «Ге неохотно позировал для портретов. Особенно же не хотел позировать Репину, о котором шла нехорошая слава, что все написанные им люди вскоре после этого умирают. Репин же, напротив, очень хотел написать портрет Ге и даже специально приехал к нему на Украину.

-К чему это? — принялся увиливать тот от предложения Ильи Ефимовича. — Это, знаете ли, пренеприятно — будто примериваются тебя хоронить, подводят, так сказать, человеку итог. — Ну, вы, милый мой, совсем как дикарь! — возмутился Репин.

— Дикарям тоже жить хочется, — проворчал поднос Ге».

В 1882 году живописцу попалась на глаза статья Толстого «О переписи в Москве». Ге понял, что нашел долго искомую нравственную опору, духовного единомышленника:

«Я понял, что я прав, что детский мир мой не поблекнул… Теперь я мог назвать то, что я любил целую жизнь».

Петр I допрашивает царевича Алексея в Петергофе, 1871

Ге приехал к Толстому в Москву, в Хамовники. Вскоре он стал едва ли не членом семьи Толстого. В 1884 году он создает портрет Льва Николаевича, изображая великого писателя за работой.

Влияние Толстого на Ге нельзя сводить к моральному истолкованию евангельских сюжетов и проповеди нравственного самоусовершенствования.

Оно сказалось в углубленном психологизме портретов художника этого периода. Написанные с большой живописной силой, они воплощают веру художника в человека, его огромные творческие возможности, таковы портреты П.

А. Костычева (1892), Е.И. Лихачевой (1892), Н.И. Петрункевич (1893).

Последний период творчества художника в основном связан с евангельскими темами. Ге создает цикл картин о страданиях Христа, истолковывая их как страдания чисто человеческие: «Христос и Никодим», «Выход с тайной вечери», «Что есть истина?», «Суд Синедриона», «Голгофа», «Распятие».

Тайная вечеря
1861 — 1863

«Картина «Что есть истина?» была запрещена царской цензурой, которая усмотрела в ней «неуважение к личности Христа и нарушение его канонического изображения», — пишет Т.Н. Горина.

— Однако далеко не полностью была удовлетворена ею и демократическая общественность, так как в те годы ряд художников уже давал прямое решение социальных вопросов на материале современной действительности».

Полным нарушением всех церковных канонов, страстным протестом против человеческого страдания были две последние работы Ге — «Голгофа» и «Распятие». «Голгофа» — одна из основных работ евангельской серии Ге.

Он изображает не само распятие, а состояние Христа перед казнью. Тщедушный, маленький, изможденный пытками Христос закрывает лицо руками, содрогнувшись при виде торжествующей жестокости.

Христос у Ге стал символом ужаса человека перед злом, царящим в мире.

Источник: http://tunnel.ru/post-ge-nikolajj-nikolaevich

Ссылка на основную публикацию