Описание картины рембрандта харменс ван рейна «философ»

Рембрандт и евреи

Давно собирался поставить эту немодную ныне, но исключительно интересную

с точки зрения искусствоведа тему. Сегодня нашел неплохой материал на еврейском сайте jewish.ru 

Размещаю. 

автор материала: Алла Борисова

Евреи часто гостили в богатом доме Рембрандта: с ними он обсуждал ветхозаветные тексты и учил иврит, их же рисовал на своих библейских картинах. С ними он остался и после банкротства, поселившись в местном гетто, в котором видел теперь и отражение своей судьбы. С его портретов амстердамские евреи смотрят полными трагизма глазами. Их натруженные морщинистые руки бессильно лежат на коленях.

В те времена моего детства, когда слово «еврей» звучало крамолой, а посещение синагоги было вызовом и эпатажем, помню особое чувство, которое охватывало нас у картин Рембрандта, висящих в Эрмитаже.

Душа замирала – там можно было увидеть «Возвращение блудного сына», «Портрет старого еврея» и другие картины, с которых смотрели на нас мудрые и печальные глаза, так похожие на глаза наших бабушек и дедушек.

Об этом писал и художник Леонид Пастернак (отец знаменитого поэта), единственный из российских академиков, оставшийся в «иудейском вероисповедании». Как правило, художники вынуждены были отказываться от религии отцов, если хотели попасть в академию.

«…Подолгу простаивая перед многими его полотнами, я смутно всегда ощущал еще какой-то плюс, некоторое “что-то”, что меня к нему влекло и по-иному.

Это мое сначала неясное ощущение “чего-то” постепенно, с годами, вырастало в более отчетливое и определенное убеждение в существовании какой-то особой внутренней связи или близости между такими, я бы сказал, не вяжущимися по виду элементами, как еврейство и Рембрандт».

Дом-музей Рембрандта в центре богатого еврейского квартала Амстердама покрыт защитным куполом. Дом восстанавливали по картинам и рисункам. Он видел небывалый взлет, пик славы художника и его постепенное, неуклонное разорение.

Поднимаешься по крутым винтовым лестницам, по деревянным ступеням и слышишь раздающуюся из разных комнат ивритскую речь. Да, тихо вести себя израильтяне не могут. Подозреваю, что каждый еврей, приехавший в Амстердам, обязательно придет в этот дом, в гости к художнику, которого в Израиле считают «своим».

Дом, в котором художник прожил самые лучшие, во всяком случае, успешные годы, помнит слова на гортанном древнем языке. Помнит посетителей и натурщиков, которые не могли есть из общей посуды привычную для голландцев пищу. И это не вызывало раздражения – в те годы амстердамские евреи пользовались почетом и уважением, были неотъемлемой частью делового центра Европы.

Рембрандт Харменс ван Рейн родился 15 июля 1606 года в многодетной семье мельника в голландском городе Лейдене (Leiden). Примерно в 1631 году Рембрандт переехал в Амстердам. В это время там жило уже более 400 еврейских семей.

Это были преимущественно испанские и португальские сефарды, купцы, знатоки Торы, врачи… Жили там, хотя и в меньшей степени, ашкеназы, не столь обремененные ученостью, но имевшие «дело в руках». Они бежали из разных стран в более «толерантную» Голландию.

Хотя и там существовали некоторые ограничения в профессиях, но в целом евреям жилось относительно спокойно. Амстердам того времени часто называли «Новым Иерусалимом». 

Формально Рембрандт принадлежал к голландской реформированной церкви, но всегда тяготел к меннонитам, отличавшимся особой приверженностью к Ветхому Завету. Возможно, он был связан и с социнианами, чьи воззрения были ближе к иудаизму, чем к христианству. Во всяком случае, Ветхий Завет он знал досконально.

Быт амстердамских евреев носил на себе печать восточной красочности и экзотики, нищеты и роскоши, трагизма и веселья. И художника, конечно, увлекла как философия, так и внешняя сторона жизни евреев – быт, семейный уклад. Критики сегодня спорят – так ли велик «еврейский» вклад в творчество художника, но есть вещи бесспорные.

Он сдружился с амстердамскими евреями, и они на долгие годы стали его собеседниками и моделями. Из бесед с раввинами он черпал глубокое понимание библейских сюжетов своих картин. В 1636 году Рембрандт создаёт офорт – портрет своего друга, выдающегося мыслителя Менаше бен Исраэля, чья семья бежала от испанской инквизиции.

Раввин, исследователь и издатель, в Амстердаме он открыто исповедовал иудаизм. Его учеником стал философ Барух Спиноза. 

Рембрандта интересовал образ жизни евреев – лица, одежда, обычаи. В его библиотеке было не так уж много книг, но рядом с Библией стояли «Иудейские древности» Иосифа Флавия. В лицах евреев Амстердама Рембрандт находил образы библейских персонажей своих картин. Вот знаменитое «Благословение Якова» – картина, которая произвела огромное впечатление на Леонида Пастернака.

«Сбоку, с правой стороны полотна, Аснат – жена Иосифа и мать внуков Яакова. Но, Боже мой!.. Какая Аснат?! Разве она египтянка?.. Это же иудейка! И какая мать!.. И я вспоминаю свою…

Святые иудейские матери! Сколько горя и скорби, сколько слез выплакали глаза ваши.

Сколько тревожных и бессонных ночей провели вы над колыбелью детей ваших… Радость в очертаниях ее благородных губ, меж тем как большие и выразительные, печальные еврейские глаза не могут скрыть тревоги и страха».

Аснат, по мнению художника, здесь не только воплощение еврейской материнской любви. Она – воплощение чистоты патриархально-семейных нравов, святости семейного очага в еврействе. Совсем не рубенсовская фигура, совсем не холеные руки. Красота иная, высшая, душевная. Судя по всему, Рембрандт был знаком с ивритом.

Надписи на иврите встречаются на его картинах – «Моисей, разбивающий скрижали», «Пир Валтасара» и других. Некоторые ученые считают, что Рембрандт учил иврит в Лейденском университете по книгам. А в Амстердаме он общался с высокообразованными евреями: Менаше бен Исраэль еще в юности написал грамматический трактат на иврите «Сафабрура» («Ясный язык»).

А после в своей типографии издавал книги на иврите.

«Библия Рембрандта» – это свыше 800 картин, гравюр и рисунков. Подобного нет в европейской живописи. И библейские сюжеты он рисовал «с натуры» – натурой служили люди, окружающие его в еврейском Амстердаме.

«Итак, настоящими героями Библии были для него не выдуманные и приукрашенные, а евреи, живущие вокруг. В них сокрыты все человеческие страсти (и пороки тоже), но в какие-то моменты через них проявляется и Высшая сила.

Так он пришел к решению запечатлеть еврейских собратьев со всей тщательностью, не упуская главного, сокровенного. Пусть в людской памяти останется образ и этого поколения древнего, библейского еврейства.

Читайте также:  Описание картина алексанра самохвалова «кондукторша»

Разве не оно призвано делиться с другими опытом достойной жизни, стойкости в испытаниях, терпения в страданиях и мужества?» – так писал об образах Рембрандта искусствовед Борис Клейн.

Тяжелые времена, смерть детей в младенчестве, смерть любимой жены Саскии, прожившей с ним восемь лет, – все это рождает мрачные нидерландские пейзажи. И хотя появление молодой любовницы, родившей ему дочь, скрасило его жизнь, дела его шли неважно.

Годы богатства, славы, процветания Рембрандта прошли, и его успех у публики начал меркнуть. Сменились ли вкусы публики, изменилось ли отношение к самому художнику, характер которого был достаточно сложен, был ли он плохим «бизнесменом», несмотря на дружбу с евреями – кто знает.

Но только в 50 лет Рембрандт оказался банкротом.

Продав дом и имущество, разоренный, почти нищий живописец искал жилище, соответствующее его новому положению. И поселился на улице Розенграхт, в «еврейском гетто». И вновь его моделями стали соседи – евреи.

Он написал 15 таких портретов (а всего в наследии художника 30 «еврейских» портретов – пятая часть его портретной галереи), занимающих наиболее почетные места в крупнейших художественных собраниях мира.

Лишенный былых заказов, будучи абсолютно свободным в выборе сюжетов, он обратился к образам, способным более полно выразить его чувства, настроения, переживания. Евреи, их униженное положение в обществе – все это становится ему особенно понятным и близким.

Именно в последние годы жизни художник создает свои наиболее значительные шедевры – портреты пожилых евреев, портреты-биографии. Все они отличаются огромной психологической насыщенностью. С портретов евреев, которые он писал в то время, на нас смотрят полные трагизма глаза.

И натруженные морщинистые руки бессильно лежат на коленях. Возможно, в их судьбах он видел и отражение своей судьбы. Две таких картины хранятся в Эрмитаже: «Портрет старика-еврея» и «Портрет старого еврея в красном». Одна из поздних его картин – «Еврейская невеста». Возможно, эта картина – воспоминание о счастливых годах, проведенных с любимыми им женщинами.

Он тяжело пережил и смерть 26-летнего Титуса – сына Саскии, умершего от чумы вскоре после женитьбы. И умер в одиночестве, лишь два друга не покидали его ни в богатстве, ни в бедности. Одним из них был аптекарь Абрахам Франсен – он запечатлен в одном из офортов.

Рембрандт умер в возрасте 63 лет и был похоронен в безымянной могиле. Но у времени свой «табель о рангах». И Рембрандт уже вне моды и настроений эпохи.

Конечно, особое почтение к нему испытывает еврейский народ, болезненно остро реагирующий и на хулителей, и на защитников. 

Поэт Хаим Нахман Бялик назвал Рембрандта великим нееврейским художником, который смог постичь еврейскую душу так, как никто из еврейских.

А поэт Яаков Кахан написал: «Рембрандт, ты уверен, что в твоих жилах нет еврейской крови? Как же ты сумел передать возвышенную еврейскую душу на своих полотнах? Ты загадка для меня, Рембрандт, – ты чужой, но так близок мне».

Рав Кук, посетивший в 1912 году Национальную галерею в Лондоне, тоже остановился у его полотен и увидел в них «всепроникающий свет, который, как говорили мудрецы Талмуда, создал Всевышний в дни творения, а затем сокрыл, так что увидеть его могли только избранные, и Рембрандт – один из них». Он называл художника цадиком, праведником.

В начале 70-х годов петербургский режиссер Виктор Кернарский снимал фильм «Рембрандт. Офорты». Пользуясь знакомством, он обратился к Иосифу Бродскому с просьбой написать текст в стихах к фильму.

Через две недели получил четыре страницы стихов. «Это проба. Когда фильм будет отснят, я напишу больше». Фильм был снят, а стихи отвергнуты сценарным отделом студии: Бродский в те времена уже был слишком известен в узких кругах.

Но стихи остались. Там были строки:

«И чередою перед ним пошли

аптекари, солдаты, крысоловы,

ростовщики, писатели, купцы –

Голландия смотрела на него,

как в зеркало. И зеркало сумело

правдиво – и на многие века –

запечатлеть Голландию и то, что

одна и та же вещь объединяет

все эти – старые и молодые – лица;

и имя этой общей вещи – свет…»

Алла Борисова

Понравился наш сайт? Присоединяйтесь или подпишитесь (на почту будут приходить уведомления о новых темах) на наш канал в МирТесен!

Источник: https://s30556663155.mirtesen.ru/blog/43699069604

Рембрандт: картины, биография

Автопортрет с Саскией на коленях

Рембрандт намного опередил свое время. Прошло почти полтора века после его смерти, когда он был извлечен из безвестности и вошел в число наиболее почитаемых художников всей мировой истории искусства.

Лишь в начале XIX столетия осознали, что в рембрандтовских произведениях человечество познает само себя, драматизм бытия, сложность и высшую простоту гармонического мировосприятия.

И те залы крупнейших музеев (в том числе Эрмитажа), где хранятся произведения великого голландца, стали местом паломничества зрителей, стремящихся приобщиться к его потрясающим художественным откровениям.

Рембрандт Гарменс ван Рейн ро­дился в Лейдене в семье состоятельного мельника. Его образование было по тем временам весьма изрядным; отец желал видеть своего сына ученым-гуманитарием.

Однако открывшееся влечение к искусству победило, и, поработав в мастерских нескольких живописцев Лейдена и Амстердама, Рембрандт, совсем молодым, начинает выступать как портретист и автор сюжетных композиций — на темы библейской легенды, античной мифологии, которые перемежались с современными жанровыми мотивами.

Ранние вещи художника принесли ему наибольшую прижизненную славу: похвалы раздавались в адрес заказных вещей, преимущественно портретных, не отличавшихся особой психологической глубиной, весьма внешних и по своим живописным эффектам.

То же можно сказать и о патетических картинах конца 20-х — 30-х годов, в духе шаблонов барочной моды. Но уже и в этот период художник создает работы, чрезвычайно интересные и значительные. Это прежде всего офорты и рисунки, посвященные будничной жизни.

Безобразное, не­лепое, убогое — главные темы графики мастера в эти годы. Никакой красивости, никакой идеализации — проза жизни, зачастую горькая и уродливая, предстает во всей своей неприкрашенной наготе.

Познание человече­ской природы, в том числе ее еще мало знакомой искусству той эпохи области — безобразного,— было содержанием этих экспериментов.

Читайте также:  Описание картины казимира малевича «красная конница»

Но, конечно, демонстрация уродливого в человеке и жизни отнюдь не была для Рембрандта самоцелью. Весь пафос, вся логика его дальнейшего творческого развития были связаны с поисками новой гармонии, но не искусственно-идеальной, а охватывающей и завершающей всю совокупность и все проявления реального бытия.

На пути этих поисков стоят полотна переходного периода, например, «Автопортрет с Саскией на коленях» (1636).

Основная идея холста — гимн человеческому счастью, исполненный полнокровной радости и могучей ши­роты.

Бурный темперамент, великолепная жизненная энергия, страстное языческое упоение всеми радостными благами бытия — вот чувства, которыми насыщена картина. Это поэтическое прославление свободы индивидуальности.

В картинах конца тридцатых годов барочные тенденции все больше уступают место психологическим тенденциям, глубокой и возвышенной поэзии человечности. Так, в «Данае» 1636 года все побеждает, подчиняет себе мощный поток лирического чувства, торжествующая красота искренних сердечных порывов.

В небольшой «Притче о виноградаре» (1637) появляется тончайше прослеженная психологическая коллизия. В одном из самых характерных полотен этих лет — в «Примирении Давида с Авессаломом» («Давид и Ионафан»- другое название) (1642) встречается столь же глубокая психологическая «красноречивость». Авессалом припал, прижался к груди отца.

Не видно ни его лица, ни рук, которыми, очевидно, он прикры­вает глаза. Это безотчетное дви­жение, а также почти физически ощутимое содрогание его неловко изогнувшегося тела и рассыпав­шихся по спине прядей золотых волос дают понять, что он рыда­ет — безудержно, взахлеб, совершенно забывшись. Давид тихим, нерезким жестом обнял Авессалома.

Умудренный долгим, многолетним опытом наблюдений и размышлений, он воспринимает происходящее как урок жизни, постижение самого главного и существенного в ней, возвышаю­щегося над потоком повседнев­ных мелких страстей и интере­сов.

Это — ни с чем не сравнимое счастье единения родствен­ных душ, веры в могущество и конечное торжество добрых начал в человеке. В таком светлом гу­манистическом прозрении — ос­новной пафос картины.

На рубеже тридцатых — сороковых годов происходит значи­тельная перестройка живописно- пластического построения компо­зиций картин Рембрандта. В большинстве предшествующих холстов мастера пространство нейтрально, безлико, оно было лишь, так сказать, кубатурой сценической площадки.

Теперь появляется живая, конкретная воздушная среда, представляю­щая как бы исходную материю изображения. Она едина и це­лостна, эта среда, но обладает огромным богатством динамиче­ских оттенков, которые многооб­разно изменяются, запечатлевая сложные изгибы потока жизни.

Ведущим началом пространствен­ного решения оказывается теперь не смена перспективных планов, не движение фигур или ритм положения отдельных предметов и деталей. «Душа» пространст­венной среды, «режиссер» ее вы­разительности отныне — свет.

Это свет одухотворенный, его движущей силой оказывается чисто эмоциональная логика, и потому-то он играет столь суще­ственную роль в образном воз­действии картин.

Логическим развитием этой худо­жественной системы было появ­ление в картинах позднего Ремб­рандта, и прежде всего в порт­ретах, величайшего из его об­разно-стилевых приемов — све­тотени.

Создавая вокруг фигур вибрацию воздуха, ложась в сложных вариациях и оттенках на лица и руки, заставляя одеж­ду и фон то загораться темным блеском, то погружаться в полу­мрак, рембрандтовская светотень оказывается как бы материей жизни человеческого духа. Вме­сте с тем она получает значение носителя категории времени.

Скользящие перетекания света и тени заставляют шевелиться гу- бы, складки лиц, скрадывают контуры, так что все изображе­ние представляется полным лег­кого внутреннего движения. Оно открывает путь в глубины воспо­минаний, переносит в прошлое, пережитое, заставляет ощутить и ход мысли в настоящий момент.

Именно такие качества рембранд­товской живописи подсказали искусствоведам формулу «порт­рет — биография». Характер и содержание таких портретных шедевров мастера, как «Портрет Брейниига» (1652), «Портрет Сикса»* (1654), «Хендрикье Стоффельс» (1659), «Титус за чтением» (ок. 1656=57), серия поздних автопортретов в полной мере отвечают такому определе­нию.

Можно вспомнить в этой же связи серию рембрандтовских «стариков» из Эрмитажа и мос­ковского Музея изобразительных искусств (все — 1654 г.), «Брат художника», «Жена брата», «Ста­рушка», «Восьмидесятилетний ев­рей», «Старик еврей». Это глубо­ко индивидуальные образы, и в то же время полотна серии име­ют черты общности.

Все пять портретов изображают людей, прошедших долгий и тяжкий жизненный путь и на склоне лет размышляющих о пережитом. Крупными, рельефными мазками Рембрандт лепит лица, вырывае­мые светом из полутьмы, наделяя каждое из них чрезвычайной сложностью выражения. Глаза стариков никогда не обращены на зрителя.

Они направлены как бы во внутрь и выражением своим отражают беседу человека с самим собой. В этих «внутренних монологах», как правило, участвуют руки, чей жест сопро­вождает движение мысли: у ста­рика еврея они сжимают друг друга, у старушки — безвольно сложены и т. д. Сочетаясь с по­трясающей экспрессией светотени, эти приемы дают почувствовать зрителю всю силу трагического смятения душ изображенных людей.

Еще в 1642 году, создав «Ночной дозор» — групповой портрет, который, однако, воспринимается то ли исторической картиной, то ли причудливым жанром, Ремб­рандт пошел на резкий разрыв с мещанской ограниченностью вкусов голландской буржуазии.

Члены корпорации амстердамских стрелков, заказавшие картину, увидели себя в самом странном и непривычном виде. Блистательный полет фантазии гения их смутил и озадачил. Художника начинают считать сомнительным чудаком. Постепенно он становит­ся отверженным.

Его сначала от­талкивают, а потом забывают. Он живет и умирает в безвест­ности и нищете.

Поздние сюжетные композиции Рембрандта полны трагического величия. Это шедевры психоло­гической драматургии — «Благословление Якова» (1656), «За­говор Юлия Цивилиса» (1661), «Давид перед Саулом» (ок. 1665), «Возвращение блудного сына» (1669).

Последняя из этих вещей, нахо­дящаяся в  Эрми­таже, как бы обобщает характернейшие тенденции творчества позднего Рембрандта. С потряса­ющей силой повествует он в этом полотне о драматической судьбе лучших человеческих порывов.

Радостный в сущности библейский рассказ о долгожданной встрече отца с сыном художник трактовал как горестную сцену прощания. Упав на колени, сын, одетый в нищенское рубище, с обритым за­тылком преступника, прильнул к груди отца.

Старик с бесконечной грустью положил руки на спину сына, не обнимая, а скорее ощу­пывая его тело. Его голова склонена, веки слепых глаз прис­пущены. Стоящего на краю мо­гилы старика и измученного, раздавленного жизнью сына объединяют любовь и жалость друг к другу.

Эта великая и пронзительная сила любви и че­ловечности составляет суть и па­фос картины.

Произведения Рембрандта — величайший образец мастерства. Они сохраняют и поныне непревзойденное значение для человечества как один из высших примеров постижения духовной жизни людей.

Читайте также:  Описание картины рафаэля санти «святая цецилия»

Галерея картин Рембрандта

Источник: http://www.artcontext.info/pictures-of-great-artists/55-2010-12-14-08-01-06/2809-rembrandt.html

Рембрандт Харменс ван Рейн

15 июля 1606 года в голландском городе Лейден в многодетной семье зажиточного мельника родился сын, которому суждено было раз и навсегда прославить на весь мир простенькую фамилию своих родителей – ведь дословно с голландского «ван Рейн» переводится как «с Рейна», то есть с реки Рейн. Именно на ее берегах и появился мастер света и тени — великий Рембрандт Харменс ван Рейн.

Рембрандт Харменс ван Рейн. Автопортрет

Отец отправил маленького Рембрандта в латинскую школу при городском университете.

К 14-ти годам сын мельника стал студентом Лейденского университета, который на тот момент был одним из лучших учебных заведений не только Голландии, но и всей Европы. Но юноша не проявлял особого интереса ни к одной науке, кроме живописи.

И родители, забрав 16-летнего сына из университета, отправили его на учебу к Якову ван Сваненбюрху, который научил будущего гения азам художественного искусства.

Философ размышляющий в своей комнате. 1632

Более серьезной школой для Рембрандта стал переезд в Амстердам и обучение в мастерской Питера Ластмана. Он оказал серьезное влияние на его манеру творчества. В богатой мастерской Ластмана (его картины хорошо продавались) было множество произведений на библейские и мифологические сюжеты.

Но Рембрандту было суждено превзойти своих учителей. Его картины отличались потрясающим реализмом, легким и непринужденным. Именно благодаря ван Рейну свет и тень в изображении глубин человеческих эмоций займут особое место в истории живописи.

Святое семейство с ангелами. 1645

В 1631 году никому не известный Рембрандт вернулся в Амстердам, но уже не как ученик, а самостоятельный живописец-портретист и начинающий мастер исторического жанра.

Однако неизвестным он пробыл недолго. Портреты, и картины Рембрандта очень быстро находили покупателей. Именно в этот период выработался неподражаемый стиль Рембрандта.

«Урок анатомии доктора Н.Тюльпа» (1632 год) становится известным на весь Амстердам. Ведь в портретной живописи тех времен было принято изображать людей, выстроенных в параллельные ряды, их головы были всегда обращены к зрителю, и не было ощущения живого действия.

А Рембрандт изображал людей находящимися в мимолетном движении, передающими своей мимикой и жестами всю палитру эмоций. И его уникальная манера письма стала новой трактовкой портретного искусства.

Динамичность композиций и тонкость проработки каждой детали стали визитной карточкой молодого Рембрандта и обратили на себя внимание большого количества состоятельных заказчиков.

«Урок анатомии доктора Н.Тюльпа» (1632 год) становится известным на весь Амстердам. Ведь в портретной живописи тех времен было принято изображать людей, выстроенных в параллельные ряды, их головы были всегда обращены к зрителю, и не было ощущения живого действия.

А Рембрандт изображал людей находящимися в мимолетном движении, передающими своей мимикой и жестами всю палитру эмоций. И его уникальная манера письма стала новой трактовкой портретного искусства.

Динамичность композиций и тонкость проработки каждой детали стали визитной карточкой молодого Рембрандта и обратили на себя внимание большого количества состоятельных заказчиков.

Даная. 1636

Но удача – дама капризная: как пришла, так и ушла. Три беременности подряд не принесли Рембрандту и Саскии радости — две дочери и сын скончались еще в раннем детстве. И только четвертый ребенок, сын Титус стал ненадолго отрадой отца. Ненадолго, потому что всего через год после его рождения, в 1642 году, умерла любимая Саския. И это была не последняя потеря в жизни Рембрандта.

Титус

Возвышение гения и творческая эволюция Рембрандта начинают находить все меньший отклик у современников. Он опережает время, и чем дальше, тем больше его картины идут вразрез с требованиями рынка. Одно из его величайших произведений — «Ночной дозор» — поймут только потомки.

Ночной дозор. 1642

Цвет интеллигенции, зажиточные бюргеры, богема, аристократия, государственные чиновники, искусствоведы, уважавшие его горожане – все, кто еще вчера почитал за честь посещать мастерскую Рембрандта, а также его многочисленные друзья, которых они с Саскией гостеприимно принимали в своем особняке, устраивая веселые банкеты, те, кто совсем недавно превозносил его великий талант, отвернулись от него. Никто не протянул ему руки помощи в самые тяжелые годы.

В 1646 году Рембрандт сошелся с 20-летней Хендрикье Стоффельс, которая работала в его доме. Она стала не только его сожительницей и моделью, но и матерью его дочери Корнелии.

Благословение Иакова 1656

Уже к 1648 году Рембрандт не смог внести платеж за дом. В 1656 году Рембрандту пришлось объявить себя банкротом и передать часть своего имущества кредиторам. В 1657 году дом Рембрандта ван Рейна пошел с молотка, но вырученных денег не хватило для решения всех проблем. Художник с семьей переехали в бедный квартал.

Верная Хендрикье и сын Титус организовали компанию по продаже его работ, чтобы хоть как-то расплатиться с долгами и смыть позор с имени Рембрандта. Многие пытались убедить художника приспособиться к веяниям моды, писать так, чтобы картины лучше продавались.

Но Рембрандт вряд ли смог бы вписать свое имя в историю, пойдя на поводу у коммерческой выгоды.

Симеон и Анна признают Господа Иисуса Христа 1627

Отличительные черты позднего периода его творчества – суровость и монументальность композиций, бескомпромиссный реализм, широкие и уверенные мазки.

Все картины гения как бы говорят: это творчество возвеличится во что бы то ни стало.

На автопортрете 1657 года Рембрандт суровый, гордый, с тяжелым взглядом, а на автопортрете 1660 года — все тот же пронзительный, но уже усталый взгляд и тихая улыбка говорят: «Да, мне пришлось тяжело, но я не сломлен».

Рембрандт Харменс ван Рейн. Автопортрет 1660

В 1663 году умерла Хендрикье, всего через пару недель после своей свадьбы скончался Титус. Эти потери были опустошающими для художника. 6 лет спустя он ушел из жизни.

Судьба дала мастеру многое: славу и уважение, восхищение и богатство, потери и унижение. Рембрандт стал воплощением золотого века голландской живописи, олицетворением героического и блестящего периода истории своей страны.

Ксения Элькинд

Источник: http://endev.nargismagazine.az/en/1607

Ссылка на основную публикацию