Описание картины ван гога «ночное кафе»

Ночное кафе. Самая депрессивная картина Ван Гога

Винсент Ван Гог. Ночное кафе. 1888 г. Картинная галерея Йельского университета, Нью-Хейвен, Коннектикут, США

Сложно представить художника, чей образ жизни и душевное состояние настолько бы НЕ сочетались с его картинами.

У нас срабатывает стереотип. Раз человек склонен к депрессиям, чрезмерному употреблению алкоголя и неадекватным поступкам, то явно его картины тоже будут полны запутанных и депрессивных сюжетов.

Но ярче и позитивнее картин, чем у Ван Гога, сложно представить. Чего только стоят его «Подсолнухи», «Ирисы» или «Цветение миндального дерева».

Винсент Ван Гог. Подсолнухи. 1888 г. Национальная галерея Лондона.

Картина «Ночное кафе» была создана в том же году, что и знаменитые «Подсолнухи». Это реальное кафе, которое находится рядом с вокзалом в городе Арль на юге Франции.

В этот город Ван Гог переехал из Парижа, дабы «пропитать» свои картины солнечным светом и яркими красками. Ему это удалось. Ведь именно в Арле он создал самые яркие свои шедевры.

«Ночное кафе» – тоже яркая картина. Но она, пожалуй, больше других отдаёт депрессивностью. Так как Ван Гог намеренно изобразил место, где «человек губит самого себя, сходит с ума или становится преступником».

Видимо, на него самого это кафе действовало не лучшим образом. Ведь он немало проводил там времени. Подспудно понимая, что он тоже губит себя.

Так, создавая эту картину, он провёл 3 ночи подряд в этом кафе, выпив не один литр кофе. Ничего не ел и бесконечно курил. Его организм с трудом выдерживал такие нагрузки.

И как мы знаем, однажды не выдержал. Именно в Арле у него случился первый приступ душевной болезни. Болезни, из которой он уже не выкарабкается. И погибнет 2 года спустя.

Не известно, на самом ли деле привокзальное кафе выглядело именно так. Или художник прибавил яркого цвета, чтобы достичь нужного эффекта.

Так за счёт чего Ван Гог создаёт нужное ему впечатление?

В кафе сразу бросаются в глаза аж четыре яркие лампы на потолке. Причём дело происходит ночью, как показывают часы на стене.

Винсент Ван Гог. Ночное кафе. 1888 г. Картинная галерея Йельского университета, Нью-Хейвен, Коннектикут, США

Посетителей ослепляет яркий искусственный свет. Что идёт вразрез с биологическими часами. Приглушённый свет не действовал бы так разрушающе на психику человека.

Зеленый потолок и бордовые стены ещё более усиливают это угнетающее воздействие. Яркий свет и яркий цвет – убийственное сочетание. А если ещё сюда добавить много-много алкоголя, то можно сказать, цель художника достигнута.

Внутренний раздрай вступает в резонанс с внешними раздражителями. И человек слабый легко ломается – спивается, совершает преступление или просто сходит с ума.

Ван Гог добавляет ещё несколько деталей, усиливающих гнетущее впечатление.

Ваза с пышными розовыми цветами смотрится несуразно в окружении целой батареи бутылок.

На столах полно недопитых бокалов и бутылок. Посетители давно ушли, но никто не торопится за ними убирать.

А мужчина в светлом костюме смотрит прямо на зрителя. Вообще-то в приличном обществе не принято смотреть в упор. Но в таком заведении видимо это уместно.

***

Не могу не упомянуть об одном факте из жизни «Ночного кафе». Когда-то этот шедевр принадлежал … России.

Его приобрёл коллекционер Иван Морозов. Он любил работы Ван Гога, поэтому несколько шедевров до сих пор хранятся в Пушкинском музее и Эрмитаже.

Винсент Ван Гог. Красные виноградники в Арле. 1888 г. Пушкинский музей (Галерея искусств Европы и Америки 19-20 вв.), г. Москва

Но «Ночному кафе» не повезло. Советское правительство продало картину в конце 1920-х годов американскому коллеционеру. Увы и ах.

О других шедеврах мастера читайте в статье «Картины Ван Гога. 5 шедевров гениального мастера».

Проверьте свои знания, пройдя тест «Знаете ли Вы Ван Гога?»

Источник: https://arts-dnevnik.ru/nochnoe-kafe-van-gog/

Код ван гога. тайны ночного кафе

О неболь­шом фран­цуз­ском город­ке Арль, рас­по­ло­жен­ном на юге Фран­ции, зна­ют в основ­ном бла­го­да­ря тому, что в кон­це 19 века в этом горо­де жил и рабо­тал худож­ник-пост­им­прес­си­о­нист Вин­сент Ван Гог.

Здесь, осе­нью 1888 года он напи­сал кар­ти­ну «Ноч­ная тер­ра­са кафе» (фр.Terrasse du café le soir), моде­лью для кото­рой послу­жи­ло неболь­шое арле­ан­ское кафе на город­ской пло­ща­ди.

Теперь в честь худож­ни­ка оно носит назва­ние “Кафе Ван Гог”.

Худож­ни­ку нра­ви­лись ноч­ные пей­за­жи. «Ночь гораз­до живее и бога­че крас­ка­ми, чем день» — утвер­ждал Ван Гог. Инвер­ти­руя выра­же­ние Анри Матис­са: «Цве­ты — это звез­ды зем­ли», Ван Гог изоб­ра­жа­ет на кар­ти­нах звез­ды в виде цве­тов.

Так выгля­дит звезд­ное небо на его кар­ти­нах «Звезд­ная ночь» и «Ноч­ное кафе», кото­рую он напи­сал в тот же год что и «Ноч­ная тер­ра­са кафе». Осо­бен­но­стью цве­то­вой палит­ры послед­ней явля­ет­ся то, что при ее напи­са­нии худож­ник исклю­чил чёр­ную крас­ку.

И тем не менее, исполь­зуя бели­ла, кад­мий, охру и уль­тра­ма­рин, ему уда­лось мастер­ски изоб­ра­зить ноч­ное небо и необык­но­вен­ное све­че­ние тер­ра­сы ноч­но­го кафе.

При­чи­ной отка­за от чер­ной крас­ки мог­ла быть одна любо­пыт­ная тео­рия, кото­рую выска­за­ли пару лет назад.

На кар­тине Ван Гог изоб­ра­зил груп­пу неиз­вест­ных людей, отды­ха­ю­щих за сто­ли­ка­ми вечер­не­го кафе.

Тем не менее, если рас­смат­ри­вать ком­по­зи­цию цели­ком, мож­но заме­тить, что коли­че­ство посе­ти­те­лей рав­ня­ет­ся дюжине, а цен­траль­ное место в ней отве­де­но фигу­ре с длин­ны­ми воло­са­ми, сто­я­щей на фоне кре­ста в окне.

Это под­толк­ну­ло неко­то­рых иссле­до­ва­те­лей твор­че­ства Ван Гога сде­лать пред­по­ло­же­ние, что ком­по­зи­ция вос­про­из­во­дит сюжет зна­ме­ни­той фрес­ки «Тай­ная вече­ря», напи­сан­ной Лео­нар­до да Вин­чи в 1495—1498 годы.

Конеч­но, к это­му мож­но было бы отно­сить­ся скеп­ти­че­ски, сочтя сов­па­де­ния непред­на­ме­рен­ны­ми, но искус­ство­вед Джа­ред Бак­с­тер про­вел соб­ствен­ное рас­сле­до­ва­ние в духе про­фес­со­ра Лэн­г­до­на из рома­на Дэна Бра­у­на «Код да Вин­чи».

Исполь­зуя исто­ри­че­ские фак­ты жиз­ни вели­ко­го гол­ланд­ца и тру­ды науч­ных экс­пер­тов, мно­го лет изу­чав­ших его твор­че­ство, он выска­зал несколь­ко тео­рий об исполь­зо­ва­нии Ван Гогом рели­ги­оз­ной сим­во­ли­ки. Дока­за­тель­ства Бак­с­те­ра выгля­дят весь­ма убе­ди­тель­но.

Пер­вым шагом на пути, веду­щем в таин­ствен­ную кро­ли­чью нору, ока­за­лось срав­не­ние пред­ва­ри­тель­но­го эски­за ноч­но­го кафе, сде­лан­но­го худож­ни­ком, и конеч­но­го вари­ан­та его кар­ти­ны.

Меж ними мож­но заме­тить неко­то­рые отли­чия: ито­го­вую кар­ти­ну допол­ни­ли тем­ная фигу­ра, поки­да­ю­щая тер­ра­су (воз­мож­ная отсыл­ка к обра­зу Иуды Иска­ри­о­та), и сим­мет­рич­но ему — золо­ти­сто-под­све­чен­ный наблю­да­тель.

Таким обра­зом, вокруг цен­траль­ной фигу­ры с длин­ны­ми воло­са­ми и в белой туни­ке, напо­ми­на­ю­щей одеж­ды Хри­ста, ока­зы­ва­ет­ся ров­но две­на­дцать посе­ти­те­лей кафе, что наво­дит на мысль о две­на­дца­ти апо­сто­лах на кар­тине да Вин­чи.

Сво­им «фир­мен­ным жел­тым» цве­том, кото­рый пре­об­ла­дал в его кар­ти­нах «арль­ско­го пери­о­да», Ван Гог выра­зил своё отно­ше­ние к изоб­ра­жен­ной сцене: на фоне звезд­но­го неба тер­ра­са кажет­ся охва­че­на ярким сия­ни­ем, исхо­дя­щим то ли от стен зда­ния, то ли от вися­ще­го над цен­траль­ной фигу­рой фона­ря, напо­ми­на­ю­ще­го гало́ (от др.-греч. — аура, нимб, оре­ол).

Искус­ство­ве­ды усмат­ри­ва­ли тут т.н. rembrandtesque – схо­жесть с мане­рой вели­ко­го гол­ланд­ско­го худож­ни­ка Рем­бранд­та, кото­рая харак­те­ри­зу­ет­ся кон­тра­стом ярко­го све­та и глу­бо­ких теней. Лики ста­ри­ков на его полот­нах как бы излу­ча­ют внут­рен­ний духов­ный свет.

Кро­ме того, Рем­брандт часто изоб­ра­жал на полот­нах рели­ги­оз­ные сим­во­лы.

С этой точ­ки зре­ния, на кар­тине Ван Гога обра­ща­ет на себя вни­ма­ние даль­няя пер­спек­ти­ва тер­ра­сы — окон­ный пере­плет в фор­ме пра­во­слав­но­го кре­ста (в отли­чие от пере­пле­та окон в сосед­нем доме), а такой же крест на гру­ди цен­траль­ной фигу­ры, види­мый при силь­ном уве­ли­че­нии мас­шта­ба кар­ти­ны.

Нали­чие рели­ги­оз­ных сим­во­лов мог­ло бы пока­зать­ся слу­чай­ным, но Бак­с­тер не един­ствен­ный иссле­до­ва­тель, усмат­ри­ва­ю­щий в рабо­тах Ван Гога их нали­чие. Так, в 1990-х годах япон­ский исто­рик-искус­ство­вед Тсу­ка­са Коде­ра опуб­ли­ко­вал серию книг, посвя­щен­ных исполь­зо­ва­нию хри­сти­ан­ских сим­во­лов в живо­пи­си Ван Гога.

А в 2004 году про­фес­сор кали­фор­ний­ско­го уни­вер­си­те­та Дебо­ра Силь­вер­ман изда­ла кни­гу о Ван Гоге и Гогене «В поис­ках духов­но­го искус­ства», в кото­рой утвер­жда­ла, что к 1888 году Ван Гог при­шел к сим­во­лист­ско­му сти­лю, кото­рый мож­но назвать «свя­щен­ный реа­лизм».

Нагляд­ны­ми при­ме­ра­ми  могут слу­жить  кар­ти­на «Сея­тель» (1888), на кото­рой захо­дя­щее солн­це рас­по­ло­же­но за голо­вой сея­те­ля, напо­до­бие све­тя­ще­го­ся ним­ба, или кар­ти­на “Колы­бель­ная” (1889), где жен­щи­на, сидя­щая в крес­ле, так­же может быть истол­ко­ва­на как аллю­зия Мадон­ны, учи­ты­вая ее рас­по­ло­же­ние на кар­тине меж­ду изоб­ра­же­ни­я­ми под­сол­неч­ни­ков, кото­рые, как извест­но, мифи­че­ски свя­зы­ва­ют с душа­ми, вни­ма­ю­щи­ми сия­нию Хри­ста.

Соб­ствен­но, даже пись­мо Ван Гога бра­ту Тео, пере­да­ет рели­ги­оз­ный отте­нок, отсы­ла­ю­щий к мате­рин­ско­му мило­сер­дию девы Марии:

Рели­ги­оз­ные аллю­зии были вполне при­су­щи Ван Гогу, ведь преж­де чем посвя­тить себя живо­пи­си, извест­ный гол­ланд­ский худож­ник хотел “про­по­ве­до­вать Еван­ге­лие”, как его отец, Фео­дор Ван Гог, кото­рый был пас­то­ром гол­ланд­ской рефор­мат­ской церк­ви. Вин­сент хотел посту­пить в семи­на­рию и даже пол­го­да зани­мал­ся мис­си­о­нер­ством в про­вин­ции.

Подоб­ные аллю­зии повто­ря­ют­ся и на дру­гих полот­нах гол­ланд­ца. К при­ме­ру, в кар­тине “Инте­рьер ресто­ра­на Carrel в Арле”, кото­рую он несколь­ко раз пере­де­лы­вал.

Бак­с­тер утвер­жда­ет, что на ней изоб­ра­жен нека­но­но­и­че­ский вид “Тай­ной вече­ри” — когда апо­сто­лы сидят по одну сто­ро­ну сто­ла.

Но здесь худож­ник созда­ет аллю­зию не толь­ко ком­по­зи­ци­ей раз­ме­ще­ния фигур, а выно­сит на перед­ний план извест­ные хри­сти­ан­ские сим­во­лы — хлеб и вино, что сим­во­ли­зи­ру­ет без­греш­ное тело и про­ли­тую кровь соот­вет­ствен­но. А еще поме­ща­ет паль­мо­вую ветвь над обе­да­ю­щи­ми.

Кро­ме того, на зна­ме­ни­тую кар­ти­ну Лео­нар­до да Вин­чи наме­ка­ют синие оде­я­ния посе­ти­те­лей ресто­ра­на. (В тоги тако­го цве­та оде­ты неко­то­рые апо­сто­лы на тай­ной вече­ре). Бак­с­тер даже уви­дел, что фигу­ра в синем, бли­жай­шая от цен­тра сле­ва, повто­ря­ет извест­ный наклон апо­сто­ла Иоан­на.

Нуж­но ска­зать, что Джа­ред Бак­с­тер занял­ся тща­тель­ным иссле­до­ва­ни­ем кар­тин Ван Гога, когда понял сколь­ко неиз­вест­но­го они еще скры­ва­ют.

Читайте также:  Описание картины жана огюста энгра «консул наполеон»

Толч­ком к это­му ста­ло для него оше­лом­ля­ю­щее заяв­ле­ние о том, что авто­порт­рет кисти Ван Гога, хра­ня­щий­ся в Музее Ван Гога, ско­рее все­го, был изоб­ра­же­ни­ем его бра­та Тео.
В био­гра­фии худож­ни­ка тоже ока­за­лось мно­го спор­но­го.

Появи­лись утвер­жде­ния, что Ван Гог не покон­чил жизнь само­убий­ством, а был убит мест­ным хули­га­ном. Отыс­ка­ли кос­вен­ные сви­де­тель­ства, что Ван Гог не отре­зал себе ухо, а полу­чил трав­му в зате­ян­ной им дра­ке со сво­им това­ри­щем – худож­ни­ком Полем Гоге­ном.

Иссле­до­ва­ние писем опро­верг­ло кра­си­вую леген­ду о том, что Ван Гог писал ноч­ные кафе Арля при све­те све­чей, поме­щен­ных на полях его широ­ко­по­лой шля­пы.

Рас­кры­лось и еще мно­го мифов, кото­ры­ми оброс­ло его имя, как зато­нув­ший корабль корал­ла­ми и водо­рос­ля­ми.

Ока­за­лось, что зна­ко­мый всем образ полу­безум­но­го, гени­аль­но­го худож­ни­ка-оди­ноч­ки, сго­ра­ю­ще­го в пла­ме­ни искус­ства, был искус­но создан из мифов, сочи­нен­ных заин­те­ре­со­ван­ны­ми лица­ми в целях луч­шей про­да­жи кар­тин Ван Гога. Для тех, кому инте­рес­но, при­ве­дем основ­ные из них.

Миф о свя­том безум­це

Авто­ром это­го мега-мифа стал немец­кий гале­рист и искус­ство­вед Юли­ус Мей­ер-Гре­фе (J. Meier-Graefe, 1887–1935). Вне сомне­ний, он был выда­ю­щей­ся фигу­рой, суще­ство­вав­шей на то вре­мя в немец­кой кри­ти­ке.

 Будучи кос­мо­по­ли­том по духу и вос­пи­та­нию, Юли­ус Мей­ер-Гре­фе при­учал пуб­ли­ку на сво­ей родине к фран­цуз­ско­му искус­ству, выде­лял луч­шее в новом искус­стве Гер­ма­нии, помо­гал про­би­вать­ся мало­из­вест­ным, но пер­спек­тив­ным авто­рам.

Это он, прак­ти­че­ски, спас Эдвар­да Мун­ка (и немец­кий экс­пес­си­о­низм) от обще­ствен­ной «ана­фе­мы», когда за инте­рес к это­му нор­веж­ско­му сим­во­ли­сту кри­ти­ки клей­ми­ли позо­ром любо­го из «куль­тур­ных нем­цев».

Мож­но ска­зать, что Мей­ер-Гре­фе обла­дал чутьем на непри­знан­ных гени­ев. После пер­во­го же зна­ком­ства с рабо­та­ми Вин­сен­та Ван Гога, он тут же отнёс его в этот раз­ряд. А осо­знав мас­штаб гени­аль­но­сти вели­ко­го гол­ланд­ца, он пред­ста­вил рыноч­ный потен­ци­ал его кар­тин. Оста­ва­лось лишь под­толк­нуть к ним инте­рес суще­ство­вав­ше­го арт-рын­ка живо­пи­си.

Обла­дая бой­ким пером, Мей­ер-Гре­фе решил сочи­нить худож­ни­ку био­гра­фию, при­вле­ка­тель­ную для кол­лек­ци­о­не­ров и люби­те­лей искус­ства. Дело упро­ща­лось тем, что Ван Гог родил­ся и вырос в Гол­лан­дии, а как живо­пи­сец сло­жил­ся во Фран­ции.

Так что в Гер­ма­нии, где Мей­ер-Гре­фе стал «раз­ра­ба­ты­вать» леген­ду, о худож­ни­ке тол­ком никто не знал. Он не сра­зу «нащу­пал» образ того безум­но­го гения-оди­ноч­ки, кото­рый теперь изве­стен всем.

Сна­ча­ла в его пред­став­ле­нии Ван Гог был «чело­ве­ком из наро­да», а его твор­че­ство — «гар­мо­ни­ей меж­ду искус­ством и жиз­нью».

Чуть поз­же, дер­жа нос по вет­ру, сочи­ни­тель «пере­ква­ли­фи­ци­ро­вал» Ван Гога в бун­та­ря-аван­гар­ди­ста, яко­бы, объ­явив­ше­му вой­ну зам­ше­ло­му реа­лиз­му. (На самом деле, Ван Гог был боль­шим поклон­ни­ком ака­де­ми­че­ской живо­пи­си).

Этот образ ока­зал­ся попу­ля­рен в кру­гах худо­же­ствен­ной боге­мы, но он отпу­ги­вал зажи­точ­ных обы­ва­те­лей,  то есть – потен­ци­аль­ных поку­па­те­лей. При­шлось делать «тре­тью редак­цию» леген­ды, кото­рая удо­вле­тво­ри­ла всех.

В моно­гра­фии 1921 года под назва­ни­ем «Вин­сент», и с необыч­ным для лите­ра­ту­ры тако­го рода под­за­го­лов­ком «Роман о Бого­ис­ка­те­ле», Мей­ер-Гре­фе пред­ста­вил пуб­ли­ке свя­то­го безум­ца, рукой кото­ро­го водил Бог.

Эту, удоб­ную для всех леген­ду, мир при­нял и со вре­ме­нем уве­ро­вал в нее, как в исти­ну.

Миф об оди­но­ком гении-само­уч­ке
Это оче­ред­ная, при­жив­ша­я­ся иллю­зия о Ван Гоге. На самом деле, он имел про­фес­си­о­наль­ное обра­зо­ва­ние и не был оди­но­ким затвор­ни­ком. Ему посто­ян­но помо­гал не толь­ко брат Тео­дор, но и боль­шое семей­ство, к чис­лу кото­ро­го он при­над­ле­жал.

Дед Вин­сен­та был извест­ней­шим пере­плет­чи­ком ста­рин­ных ману­скрип­тов, рабо­тав­шим для несколь­ких евро­пей­ских дво­ров. И хотя он не при­ни­мал худо­же­ствен­ных экс­пе­ри­мен­тов вну­ка, но ока­зы­вал ему помощь.

Один дядя Вин­сен­та был адми­ра­лом и началь­ни­ком пор­та в Ант­вер­пене (у него в доме юно­ша жил, когда обу­чал­ся в худо­же­ствен­ной ака­де­мии), а еще трое — успеш­но тор­го­ва­ли искус­ством.

Тот, в честь кото­ро­го был назван юный гол­лан­дец, при­гла­сил пле­мян­ни­ка к себе, в фир­му «Гупиль», кото­рая игра­ла веду­щую роль в Евро­пе по тор­гов­ле кар­ти­на­ми ста­рых масте­ров.

За 7 лет прак­ти­ки арт-диле­ром Ван Гог про­шел там серьез­ную под­го­тов­ку, изу­чил основ­ные евро­пей­ские музеи и мно­гие закры­тые част­ные собра­ния, стал насто­я­щим экс­пер­том в живо­пи­си. Имея такой фун­да­мент Ван Гог в 27 лет при­сту­пил к систе­ма­ти­че­ским заня­ти­ям живо­пи­сью. Начал он с рисо­ва­ния по новей­шим учеб­ни­кам, кото­рые ему при­сы­ла­ли дяди-арт­ди­ле­ры из раз­ных кон­цов Евро­пы.

Миф о непри­знан­но­сти Ван Гога при жиз­ни
Уже начи­ная с 1888 года извест­ные кри­ти­ки выста­вок «неза­ви­си­мых», как назы­ва­ли тогда аван­гар­ди­стов, выде­ля­ют све­жие и яркие рабо­ты Ван Гога. Кри­тик Октав Мир­бо посо­ве­то­вал Роде­ну купить его кар­ти­ны. Тре­бо­ва­тель­ный Дега имел их в сво­ей кол­лек­ции.

А вос­хо­дя­щая звез­да «новой кри­ти­ки» Анри Орье, еще при жиз­ни Ван Гога, напи­сал в газе­те «Мер­кюр де Франс» целую ста­тью о твор­че­стве «уди­ви­тель­но­го гол­ланд­ца», отме­чая, что тот явля­ет­ся вели­ким худож­ни­ком и наслед­ни­ком Рем­бранд­та и Хал­са.

Вдо­ба­вок, Ван Гог был посто­ян­ным участ­ни­ком выста­вок в Салоне неза­ви­си­мых и Сво­бод­ном теат­ре — самых мод­ных местах париж­ских интел­лек­ту­а­лов того вре­ме­ни, где пере­бы­ва­ла вся худо­же­ствен­ная эли­та сто­ли­цы мира искус­ства — Пари­жа.

Срав­ни­те — Поль Сезанн полу­чил воз­мож­ность пока­зать свое твор­че­ство на пер­со­наль­ной выстав­ке толь­ко в воз­расте 56 лет, после почти четы­рех деся­ти­ле­тий каторж­но­го тру­да!

Миф о бед­ном худож­ни­ке В 1884 году бра­тья заклю­чи­ли согла­ше­ние о том, что Тео в обмен на кар­ти­ны Вин­сен­та выпла­чи­ва­ет ему 220 фран­ков в месяц и обес­пе­чи­ва­ет его кистя­ми, хол­ста­ми и крас­ка­ми луч­ше­го каче­ства. (Кста­ти, бла­го­да­ря это­му кар­ти­ны Ван Гога в отли­чие от работ Гоге­на и Тулуз-Лотре­ка, из-за без­де­не­жья писав­ших на чем попа­ло, так хоро­шо сохра­ни­лись).

220 фран­ков в то вре­мя состав­ля­ли чет­верть месяч­но­го зара­бот­ка вра­ча или юри­ста. Поч­та­льон Жозеф Рулен в Арле, кото­ро­го леген­да сде­ла­ла кем-то вро­де покро­ви­те­ля «нище­го» Ван Гога, полу­чал вдвое мень­ше и в отли­чие от оди­но­ко­го худож­ни­ка кор­мил семью с тре­мя детьми.

Этих денег Ван Гогу хва­та­ло даже на собра­ние кол­лек­ции япон­ских гра­вюр. Вдо­ба­вок, Тео постав­лял бра­ту необ­хо­ди­мые «сопут­ству­ю­щие мате­ри­а­лы»: блу­зы и зна­ме­ни­тые шля­пы, необ­хо­ди­мые кни­ги и репро­дук­ции. Он же опла­чи­вал обу­че­ние и лече­ние Вин­сен­та.

Впро­чем, со сто­ро­ны Тео это было не бла­го­тво­ри­тель­но­стью, а ско­рее инве­сти­ци­я­ми.

Источник: http://www.art-eda.info/kod-van-goga-tajny-nochnogo-kafe.html

Ночное кафе, Звездная ночь — 1888 Ван Гог

Февраль 10, 2012

Ночное кафе

1888; 81х65,5 см
Музей Креллер-Мюллер, Оттерло

После завершения картины «Ночное кафе в Арле», в которой он старался добиться эффекта рассеянного света ламп, Ван Гог так описывает в письме к сестре Вильгельмине трудности, с которыми сопряжено изображения ночного неба: «Сейчас непременно хочу написать звездное небо. Мне часто кажется, что ночь колористически богаче, чем день, ночь характерна интенсивным фиолетом, синевой и зеленью». И тут же добавляет: «Очевидно, что рисование звездного неба не состоит в нанесении белых точек на темно-синий фон».

В том же письме Винсент сообщает, что как раз закончил картину, изображающую кафе изнутри в полумраке («Терраса кафе вечером»).

Решив рисовать под открытым небом, Ван Гог внедряет важную новацию, поскольку до этого времени ночные пейзажи писались только в мастерской.

Тем не менее, он признает, что временами ему тяжело правильно оценить используемый цвет: «Это правда, что в темноте невозможно хорошо оценить тона, можно перепутать голубой с зеленым, лилово-голубой с лилово- розовым».

Заметим еще раз, какое важное значение для Ван Гога имеет цвет и как сильно он хочет быть колористом, достойным Делакруа (1798-1863), которым он восхищался.

Рассказывают, что часто Ван Гог, чтобы иметь возможность рисовать ночью, надевал шляпу с прикрепленными на ней свечами. Правда это или легенда? В переписке ни разу не упоминается о таком удивительном наряде и только раз говорится о свече: «Чтобы избежать обычной ночи с холодным, беловатым светом… достаточно обычной свечи с ее богатством желтых и розовых теней».

Звездная ночь

1888; 72,5х92 см
Музей д'Орсэ, Париж

Перед приездом Гогена Винсент пишет у берега Роны первую «Звездную ночь» в тонах «желтых, розовых, зеленых, лазурных и голубых, как незабудки».

Его захватывают краски, открывающиеся в темноте ночи, бледные, сочетающиеся друг с другом: «Небо голубовато-зеленое, вода — это королевская лазурь, берега в данном случае темно-фиолетовые.

Город голубой и фиолетовый, керосиновые лампы — желтые, их рыжевато-золотые лучи превращаются в бронзовый цвет с зеленоватым оттенком. На лазурно-зеленом небосводе Большая Медведица мерцает зеленью и розовизной, деликатная бледность которых контрастирует с грубым золотом керосиновых ламп».

Позже, осенью 1889 года, в лечебнице в Сен-Реми-де-Прованс Ван Гог с драматическим красноречием возвращается к теме ночи в картине «Звездная ночь». Прикосновение кисти к полотну еще более чистое и полное, но линия переходит в завиток. Небо становится одним большим циклоном, затягивающим художника в бездонную пропасть, а звезды превращаются в жгучие светлые точки в глазах…

https://www.youtube.com/watch?v=gGv2IW_FlqE

Можно ли воспринимать эту картину как отражение галлюцинаций больного художника?

(1853-1890) Винсент Ван Гог

Поделиться ссылкой в социальных сетях

Пироговый Дворик http://pirogov-dvorik.ru/delivery/ в Санкт-Петербурге

«Философия Жизни» — это познавательный онлайн-журнал.

В нем собраны интересные статьи из разных областей жизни: культура и искусство, наука и религия, история и приключения, география и астрономия, рассказы о знаменитых людях. «ФЖ» является своеобразным путеводителем по интеллектуальной и культурной жизни.

Тематический архив статей поможет легко ориентироваться в выборе интересующего материала. Сетевой журнал «Философия Жизни» может быть интересен широкому кругу читателей. Добавляйте знания
и делитесь ими!

Знаете ли вы …
…откуда мансарды?

Первым перекрытие, позволяющее устраивать жилую комнату под двухскатной крышей, придумал французский архитектор Франсуа Мансар. Отсюда и название. Кроме как этим изобретением, Мансар почти ничем не знаменит.

Источник: http://www.filoli.ru/artists/001-van-gogh/night.php

Ночное кафе : Мир искусства

Август 4, 2014

В арльском периоде Винсент Ван Гог, больше чем когда-либо раньше, вкладывал в свои картины затаенный подтекст, ассоциации, символы, хотя никогда не делал их нарочитыми и навязчивыми.

Читайте также:  Описание картины аркадия рылова «закат»

Джон Ревалд – автор «Истории импрессионизма» – справедливо говорил, что «у зрителя остается странное ощущение, что содержат они (картины) гораздо больше и гораздо более серьезные вещи, чем это видно на поверхности.

В каждой картине ее буквальный, явный смысл дополняется скрытым символическим, который подобен некоему добавочному четвертому измерению».

«Ночное кафе» Ван Гога изображает зал ресторана ночью, ярко освещенный, но почти пустой – только кое-где за столиками несколько фигур упившихся и уснувших завсегдатаев этого злачного места.

Ван Гог писал его, как всегда, с натуры, работая без передышки три ночи подряд, и это единственное полотно, которое сам он считал равнозначным «Едокам картофеля», хотя и противоположным по настроению и смыслу.

Ван Гог прекрасно знал «ночную жизнь» и такого рода заведения. Вот, что писал художник об идее этого произведения в своем письме брату Тео: «В «Ночном кафе» я попытался изобразить место, где человек губит самого себя, сходит с ума или становится преступником. Я хотел выразить пагубную страсть, движущую людьми, с помощью красного и зеленого цвета».

«Я пытался показать, что кафе – это место, где можно погибнуть, сойти с ума или совершить преступление.

Словом, я пытался, сталкивая контрасты нежно-розового с кроваво-красным и винно-красным, нежно-зеленого и веронеза с желто-зеленым и жестким сине-зеленым, воспроизвести атмосферу адского пекла, цвет бледной серы, передать демоническую мощь кабака-западни. И все это под личиной японской веселости и тартареновского добродушия».

На языке современных понятий можно было бы сказать, что картина передает состояние «отчуждения».

В кафе Ван Гога чисто, светло и красиво – сверкают большие газовые лампы, сияет желтый пол, букет нежных роз стоит на светло-зеленом столике, ночные посетители мирно дремлют по углам и хозяин кафе, весь в белом, тоже мирно бездействует, стоя возле бильярдного стола. Но сколько страшного в этой красивой пустынности! Фигура хозяина вполне может сойти за фигуру привратника ада, поджидающего очередную жертву.

«Ночное кафе» (фрагмент)

Если «Едоки картофеля» кажутся мрачной картиной, то, сопоставляя ее с «Ночным кафе», станет понятным, как много в «Едоках картофеля» чуть ли не от идиллии: тут свет лампы объединяет, а не разобщает людей, в них чувствуется крепкая душевная связь друг с другом, понимание серьезности и святости жизни. В «Ночном кафе» – ощущение пустоты жизни и разобщенности людей. Оно выражено тем сильнее, что вера в жизнь сохранялась у художника и бурно сопротивлялась «отчуждению».

Между тем «Едоки картофеля» написаны в суровой, темной гамме, а «Кафе» – в богатой гамме чистых и нежных красок: вот живое доказательство того, что секрет воздействия цвета не так прост, как иногда кажется. «Ночное кафе» действует именно цветом, ничем другим.

«Едоки картофеля»

Ван Гог блистательно подтвердил здесь свою любимую идею о гипнотической силе цветовых контрастов. Эта картина без цвета, то есть в черно-белой репродукции, не только теряет, как всякое произведение живописи, свою красоту, но меняет и настроение сцены.

Только концентрические ореолы вокруг ламп, видные и в черно-белой репродукции, поддерживают впечатление «демонического»; если же их закрыть, будет просто «бытовой жанр, просто сонный ночной кабачок, правда унылый, но и только, даже с оттенком некоторой уютности.

Вся его зловещесть раскрывается в цвете – в этих сочетаниях и касаниях разных оттенков красного и зеленого через посредство бледно-желтого «цвета серы».

Тем не менее не следует переоценивать «математическую безошибочность» художественных приемов, в частности – цвета. Это обманчивая математика: ее выводы зависят от того, какой «математик» ею пользуется и что заложено в его душевном опыте.

В «Ночном кафе» высказался весь опыт страданий, пережитых художником, вся тоска одиночества, столько раз им испытанная. Может быть, столкновения красного и зеленого действительно создают драматический эффект, но надо было быть Ван Гогом, чтобы осуществить его.

Самые умелые подражания «приему» в этих случаях эстетически бессильны.

Герои религиозной легенды в картине венецианского мастера наделены земной полнокровной

ГМИИ: пластика малых форм

Статую заказал мастеру герцог Козимо Медичи в 1545 году, и спустя девять лет она была

Гмии им. пушкина. итальянцы xiii—xv

«Усекновение главы Иоанна Предтечи» Сано ди Пьетро была частью полиптиха — большой

Гмии им. пушкина. египет и византия

Общий ход эволюции искусства в Римской империи уводил

Музей Шерлока Холмса

Кроме того, потомки писателя были категорически против музея, посвященного его вымышленному персонажу, отказались

Британский музей

Эта находка сыграла важнейшую роль в изучении истории Древнего Египта. На камне, найденном

Национальная галерея

Собрание Национальной галереи считается одним из лучших в мире. Интересно, что здание

Эрмитаж

Зал был задуман как мемориальный и посвящен памяти Петра I. Это нашло непосредственное отражение в

Старая Пинакотека

Отличительная особенность этого музея состоит в том, что среди его экспонатов нет ни произведений скульптуры, ни графики,

Третьяковская галерея

Приступая к осуществлению поставленной перед собой задачи, Третьяков имел ясно

Оружие в Эрмитаже

Доспех прикрывал почти все тело рыцаря подвижно скрепленными пластинами, шлем полностью защищал

Музей Орсе

Работы – «Завтрак на траве» (1863) и «Олимпия» (1863), – когда-то вызвавшие бурю негодования публики

Источник: http://ourarts.ru/?p=2814

Ночное кафе 1888 г

Винсент Ван Гог.

«Ночное кафе», 1888.

«…в «Ночном кафе» я попытался изобразить место, где человек губит самого себя, сходит с ума или становится преступником. Я хотел выразить пагубную страсть, движущую людьми, с помощью красного и зелёного цвета…».

Описание картины Ван Гога «Ночное кафе»

Картина «Ночное кафе» написана в 1888 году в Арле, куда художник переехал из Парижа с намерением создать «мастерскую Юга», братство художников, работающих для будущих поколений.

На ней изображен полупустой ночью зал привокзального кафе с немногочисленными посетителями. Скудный интерьер составляют столики и разномастные стулья. На заднем плане изображена стойка с многочисленными бутылками.

Единственным украшением стен служат зеркала и круглые часы.

Центром композиции является пустующий бильярдный стол, около которого стоит официант в белом костюме. Его лицо выражает уныние и обреченность. Лиц остальных людей не разобрать, их фигуры изображены схематично, находятся вдалеке от зрителя, что подчеркивает их незначительность. Один из них спит, двое полулежат на столе.

Цветовая палитра очень тревожна. Багрово-красные стены, темно-зеленый потолок, горчично-желтый пол создают атмосферу безысходности, отчаяния, беспросветности существования. Яркий свет от множества ламп также подчеркивает неуютность огромного зала.

Изобразительные средства, использованные автором при создании полотна, — нарочитая небрежность, отсутствие деталей, резкие переходы от одного цвета к другому, некая размытость изображения – всё это направлено на то, чтобы передать ощущения нетрезвого человека, коротающего ночь в питейном заведении. Это подчеркивает свет от ламп, выполненный грубыми мазками, как будто видимый сквозь полуприкрытые веки.

 Картина оставляет ощущение тревоги и безнадежности, кажется, что выйдя из этого кафе, человек будет способен совершить любой безрассудный поступок. Даже бильярдный стол, очерченный грубым черным контуром, больше похож на гроб, в котором ночные завсегдатаи кафе давно похоронили свои надежды и стремления.

Ключевые слова: описание картины сафе тераке ночью 1888,

Винсент Ван Гог «Ночное кафе» (1888) 
Холст, масло. 70 × 89 см 
Художественная галерея Йельского университета 

На картине изображено привокзальное кафе города Арля, хорошо знакомое художнику. Хозяева кафе, Жозеф-Мишель и его жена Мари Жино часто позировали Ван Гогу. Так, мадам Жино изображена и на другой картине художника — (Название картины можно перевести, как «Арлежанка», то есть жительница Арля). 

Ван Гог хорошо знал «ночную жизнь» и подобные заведения. В своём письме к брату Тео он писал об идее этой картины: «В „Ночном кафе“ я попытался изобразить место, где человек губит самого себя, сходит с ума или становится преступником. Я хотел выразить пагубную страсть, движущую людьми, с помощью красного и зелёного цвета». 

В сентябре 1888 года Ван Гог три ночи подряд работал над картиной. Спал при этом художник днем.Позже он повторил работу в акварели, работа в настоящее время находится в частной коллекции.

Весной 1908 года на выставке «Салон Золотого руна» картину за три тысячи рублей (семь тысяч франков) купил коллекционер Иван Морозов. В 1918 году картина была национализирована советской властью.

В 1928—33 годах полотно выставлялось в Москве, а затем было продано коллекционеру Стефану Кларку. После его смерти, согласно завещанию, права на картину перешли Йельскому университету.

В 2014 году правнук Ивана Морозова Пьер Коновалофф проиграл в американском суде права на картину. 

Картина была названа одним из шедевров Ван Гога и получила высокую оценку критиков. В отличие от импрессионизма, в этой картине художник не восхищается красотой природы или состояния, Ван Гог передает свои эмоции и чувства, в том числе и с помощью цветового решения.

Картина проникнута теплыми цветами с преобладанием жёлтого, который передает душную и прокуренную атмосферу заведения. Зелёный цвет потолка и бильярдного стола скорее передает болезненное ощущение, дополняет картину обилие красного — цвета тревоги и страсти.

Стиль, в котором выполнена эта работа Ван Гога, позже будет назван экспрессионизмом.

Источник: https://8-poster.ru/pictures/Nochnoe_kafe_1888_g/

The Night Cafe

Ночное кафе (Оригинал Французский название: Le Cafe де Nuit) Является картина маслом создан в Арле в сентябре 1888 Винсента Ван Гога. Его название вписан в нижнем правом углу под подписью.

Интерьер изображены является Кафе де ля Гар, 30 Место Ламартин, в ведении Жозеф-Мишель и его жены Мари Ginoux, который в ноябре 1888 позировала для Ван Гога и Гогена Arlésienne; Чуть позже, Джозеф Ginoux очевидно позировала для обоих художников тоже.

Читайте также:  Описание картины николая ге «голгофа»

Содержание

    1 Описание 2 Бытие 3 Критическая реакция

      3.1 Ван Гога на живописи 3.2 Реакция критиков и ученых

    4 Гогена конкуренция кусок 5 История 6 Примечания 7 Литература 8 См. также

Описание

Картина была выполнена на промышленной загрунтованную холсте размером 30 (французский стандарт).

На ней изображен интерьер кафе, с половиной занавесками дверях в центральной фоне ведущие, предположительно, на более частные и ПМЖ.

Пять клиентов сидеть за столами вдоль стен, чтобы левый и правый, и официантом в светлом пальто, с одной стороны бильярдным столом недалеко от центра комнаты, стоит обращенной к зрителю.

Пять клиентов, изображенные на сцене были описаны как «три пьяниц и изгоев в большой общей комнате […] ютились вниз во сне или ступор». [1] Один ученый писал: «Кафе было всю ночь преследовать местных вниз и выходы и проституток, которые изображены поплелся за столами и пить вместе в дальнем конце комнаты «. [2].

В дико контрастными, яркими цветами, потолок зеленый, верхние стены красный, светящийся, газ потолочные светильники и напольные основном желтый. Краска наносится густо, со многими из линий комнате ведущих к двери в задней части. Перспектива выглядит несколько вниз к полу. [1]

Книга Бытия

акварель, частная коллекция

В шутливой отрывок из письма Ван Гога написал своему брату Тео, художник сказал Ginoux взял у него столько денег, что он сказал владельцу кафе, пришло время отомстить, рисуя место. [1]

В августе 1888 года художник рассказал брату в письме:

« Сегодня я, наверное, собирается начать на внутренней части кафе, где у меня есть номер, с помощью газовой света, в вечернее время. Это то, что они называют здесь «кафе де Nuit» (они довольно часто здесь), остаются открытыми всю ночь. «Ночные Prowlers» может укрыться там, когда у них нет денег, чтобы заплатить за жилье, или слишком пьян, чтобы быть приняты дюйма [3] «

В первые дни сентября 1888 года, Ван Гог сел на три ночи подряд, чтобы нарисовать картину, спать в течение дня. [4] Чуть позже, он послал акварель, копирование состав и снова simplyfing цветовую схему под заказ для удовлетворения простоту японских гравюр.

Ван Гога Терраса кафе ночью, показывая столы на открытом воздухе, уличная сцена и ночное небо, был окрашен в Арле примерно в то же время. Она изображает другую кафе, больший создание на Пляс-дю-форум. [1]

Критическая реакция

Ван Гог на картине

Ван Гог написал много писем к брату Тео ван Гога, и часто включаются сведения о своей последней работе. Художник писал брату не раз о Ночное кафе. По Мейер Шапиро, [5] «Есть несколько работ, на которых [Ван Гог] написал с большей убежденностью.»

В одном из писем [4] [6] он описывает эту картину:

« Я попытался выразить ужасные страсти человечества с помощью красного и зеленого. В комнате кроваво-красный и темно-желтый с зеленым бильярдным столом в середине; есть четыре лимонно-желтый лампы с свечения оранжевый и зеленый. Везде есть столкновение и контраст из самых чужеродных красные и зеленые, на рисунках маленьких спальных хулиганов, в пустой скучной комнате, в фиолетовый и синий. Кроваво-красный и желто-зеленый из бильярдного стола, например, контрастируют с мягкой нежной Людовика XV зеленый счетчика, на которой есть роза букет. Белые одежды арендодателя, бдительным в углу этой печи, повернуть лимонно-желтый, или бледно-световой зеленый. «

На следующий день (9 сентября), он написал Тео: «На мой картину Ночное кафе Я попытался выразить мысль, что кафе является местом, где можно разрушить себя, сойти с ума или совершить преступление.

Так что я пытался выразить, как это было, силы тьмы в низкой публичный дом, мягкой Людовика XV зеленый и малахит, контрастируя с желто-зелеными и суровых синезеленых, и все это в атмосфере, как печи дьявола , бледно-серой.

И все с появления японской веселости и хорошего характера Тартарен ». [7]

Он также писал: «. Это цвет не локально верно с точки зрения стереоскопического реалист, но цвет предложить эмоцию ярый темперамента» [6]

Насильственное преувеличением из цветов и густая консистенция краски сделал этот снимок «один из самых уродливых картинок, которые я сделал», Ван Гог написал в одной точке. [2] Он также назвал его «эквивалент, хотя и различны, из Едоки картофеля», Который он напоминает несколько в его использовании лампы и проблем за состояние нуждающихся. [5]

Вскоре после его исполнения, Ван Гог включены эту картину в его Украшения для Желтый дом. [8]

Реакция критиков и ученых

Работа была названа одним из шедевров Ван Гога [1], и один из его самых известных. [2]

В отличие от типичных импрессионистов, художник не выступает нейтральную позицию по отношению к миру или отношение осуществления красотой природы или в данный момент.

Картина является экземпляром использования Ван Гога, что он назвал «наводящий цвет», или, как он скоро назвать его, «произвольный цвет», в котором художник проникнуты его произведения с его эмоциями, типичные что позже было названо экспрессионизм. [ 1]

Красный и зеленый из стен и потолка являются «гнетущая комбинация», и лампы «зловещие черты» с оранжево-зеленых гало, согласно Натаниэль Харрис.

«В верхней половине холсте создает свою основную настроение, как и любой зритель может убедиться, глядя на него с той или другой половине воспроизводства прикрывалось; '.

Факты' в нижней половине поставляет» Толстый краска добавляет сюрреалистический прикосновение из волнистость на столешницы, бильярдный стол и пол. Зритель остается с чувством захудалости и отчаяния, Харрис написал. «Сцена может быть легко банально и удручающее;. Наоборот, это удручает, но и ужасно» [1]

Объектами наслаждаться (бильярдным столом, винных бутылок и бокалов) противопоставляются в картине с «несколько людей, поглощенных в личном одиночества и отчаяния», Антония Лант прокомментировал. [2]

Перспектива сцене является одним из его самых мощных эффектов, по разным критиков. Шапиро описано «поглощающий перспективу, которая привлекает нас с головой мимо пустых стульев и столов в скрытые глубины за далекой дверях.

— Открытия, как силуэт стоящего рисунке» Картина [5] Лант описал его как «шокирующие перспективного спешке, который привлекает нам, по сходящихся диагонали доски и бильярдным столом, к таинственной, courtained дверях за ее пределами.

«[2] Харрис писал, что перспектива» Смолы зрителя вперед в комнату, в сторону половиной занавесками личные покои, а также создает чувство головокружения и искаженное видение, знакомый от ночных кошмаров.

«[1] Шапиро также отметил,» К импульсивным порывом этих сходящихся линий он выступает против широкого горизонтального полосу красный, полный рассеянных объектов […] «[5]

Конкурс кусок Гогена

Гогена Ночное кафе в Арле

Вскоре после его прибытия в Арле, Поль Гоген нарисовал то же место, в качестве фона для его портрет мадам Ginoux.

[9] В то время как живопись Ван Гога изображен кафе как комнате изоляции, Гогена Ночное кафе в Арле смешивает понятия изоляции (в левой картины автора) и энергичное общение (в центре), за мадам. Ginoux.

[10] Кроме того, было приобретено Ивана Морозова и теперь висит в Пушкинском музее изобразительных искусств. [11]

История

Ван Гог использовал картину для погашения задолженности с Ginoux, арендодатель сказал быть изображен (стоит) в нем. [2] Ранее Изюминкой коллекции Иван Морозов в Москве, картина была национализирована и продал советскими властями в 1930 году . Картина была в конечном итоге приобрел Стивен Карлтон Кларк, который завещал ее в художественной галерее Йельского университета.

24 марта 2009 года, Йельский иск Пьера Konowaloff, предполагаемую правнук Морозова, для поддержания титул университета к работе. Konowaloff якобы утверждал, претензии на владение картину на том основании, что Советы недействительно национализированных его.

[12] Йельский отказалась от своего иска в октябре того же года, в движении в котором говорится, «это точно установлено, что взятие иностранного страны собственного имущества гражданина, в пределах своих собственных границ не нарушают международное право «, заявив, оба приобретения советских и Йельского из картины в поэтому быть законным. [13]

Примечания

a б с г е е грамм час Харрис, Натаниэль: Шедевров Ван Гога, п.п. 167-168. Godalming, Surrey, Великобритания: Цвет, выпуск, 1999. a б с г е е Шестак, Алан, редактор, Художественная галерея Йельского университета Выбор, «Винсент Ван Гог», стр. 68-69, Антонии Лант («AL»).

Нью-Хейвен: Художественная галерея Йельского университета Письмо 518 a б Письмо 533 a б с г Шапиро, Мейер, Ван Гог, 2000 (репринт издания 1994 г.). Нью-Йорк: Гарри Н. Абрамс Инк, стр. 70-71 a б Сейр, Генри М., Мир искусства, Третье издание, 2000, стр. 136.

Прентис Хол Ван Гог, Винсент, письмо Тео ван Гога, 9 сентября 1888 года «Перевод г-жа Йоханна ван Гога-Bonger, под редакцией Роберта Харрисона, опубликованной в полном Письма Винсента Ван Гога, Издательство: Bulfinch, 1991, номер 534 », получены 24 марта 2009 Смотреть Письма 544, B18, 552 Смотреть Арлезианка Подробнее Чун Ли, парня.

«Ночное кафе: Гогена В.С. Ван Гога». Ван Гог, Одиночество и Алкоголь. Принстон. образование. Проверено 2011-05-04. «Французские Шедевры из Пушкинского музея на просмотр в Будапеште». Новости искусства Знания. Проверено 2011-05-05. Дражен, Брэд; Gendreau, LeAnne (26 марта 2009). «Yale: Руки прочь от Ван Гога». NBC Connecticut. Проверено 2011-05-04.

Каплан-Bricker, Нора (27 окт 2009). «Йельский движется отказаться музейные костюмы». Йельский Ежедневные новости. Проверено 2012-3-4. Значения Приезд: | Дата =, | accessdate = (помощь)

Статья была переведена автоматически. Источник: Википедия

Источник: http://vv-travel.ru/tarticlle/night-cafe

Ссылка на основную публикацию