Описание картины григория угрюмова «испытание силы яна усмаря»

Григорий Угрюмов: картины, биография

Избрание Михаила Федоровича Романова на царство 14 марта 1613 года.

Григорий Иванович Угрюмов — художник, неразрывно свя­занный с Академией художеств, ее верный сын и чест­ный слуга.

С 1770 года, в шестилетнем возрасте, Угрюмов попадает в Воспитательное училище при Академии в числе воспитанников третьего, со дня основания, приема. В начале 1780-х годов он — среди самых способных учеников Академии.

В 1785 году за программу «Изгнанная Агарь с малолетним сыном Измаилом в пустыне» молодой художник получает малую золотую медаль (большая в том году не присуждалась) и право на пенсионерскую поездку в Рим, где копирует античные статуи, Веронезе и Гвидо Рени — «коло­риста» и «пластика», чтобы усвоить и то, и другое качество.

Осенью 1790 года Угрюмов возвращается в Петербург и уже в следующем году занимает вакантное место преподавателя в классе исторической живописи, а с 1795 года он руководит уже всеми живописными классами. В 1797 году он полу­чает звание академика за картину «Испытание силы Яна Усмаря», в 1800 — должность профессора.

Ровное, уверен­ное продвижение по службе. Умер Угрюмов на высшем посту, доступном художнику, — ректора Академии.

Угрюмов пользовался у современников неограниченным авторитетом. В их глазах он был «отцом исторической жи­вописи», едва ли не создателем этого жанра, и слава его затмила славу Лосенко.

«Какое выражение силы в Печенеж­ском единоборце! Какое достоинство в Победителе Казани! Какая торжественность в Священном избрании младого Михаила! Живописец, наполненный любви Отечества, он достоин предавать бессмертию славу Российских героев», — писал о нем почетный любитель Академии М. Н. Му­равьев.

Фигура Угрюмова, действительно, отвечала общест­венной потребности в художнике, который воплотил бы идеалы гражданственности в духе эпохи Просвещения, — и на материале русской истории. Приверженность русским сюжетам составляет отличительную особенность творчества Угрюмова, хотя он и не был здесь первооткрывателем.

Другое качество исторической живописи Угрюмова, также оказывавшее большое воздействие на современников, — стремление к правдивости исторической обстановки, костюма и вообще к некоей естественности изображаемого, разу­меется, в рамках академической системы XVIII века.

В кар­тине «Торжественный въезд Александра Невского в город Псков после одержанной им победы над немецкими рыцаря­ми» (1793) сами неточности и даже странности в изобра­жении, скажем, псковского кремля свидетельствуют о том, что художник прилежно пользовался источниками, которые в то время считались достоверными.

Более того, он помещает слева совсем уж «неканоническую» группу персонажей: старуху с ребенком на руках, девушку и женщину в венце. В традиционной п целом академической картине, где все строго выверено и каждый жест значим, эта группа вно­сит диссонанс, поскольку смысл ее неясен. Но смысла, по- видимому, и не следует искать: появление этих персона­жей — результат несколько наивной попытки сделать изо­бражение более «жизненным».

Угрюмов был выдающимся педагогом. Многие русские художники занимались преподаванием, в том числе и в Ака­демии, но Угрюмов — из числа тех, в отношении которых этот факт не может быть не принят во внимание.

В этом снова сказывается принадлежность Угрюмова академическим стенам, в которых передача традиций, культивация давно установленных норм, охранение неких законов искусства бы­ли сутью как процесса обучения, так и собственно твор­чества.

Были в истории Академии преподаватели, роль ко­торых сводилась к консервации старого и искусственному его поддержанию. Угрюмов же, напротив, стал действитель­но живым звеном передачи традиции. В этом своеобразие его исторической роли, и в этом ее значение.

Угрюмов — это «учитель учителей» тех, кто станут круп­нейшими педагогами начала XIX века, — Егорова, Шебуева, Андрея Иванова.

Но через их голову он связывает традицию Лосенко (которую он подхватывает в большей мере, чем прямые ученики замечательного живописца) с искусст­вом начинающего романтизма.

Угрюмов был учителем Кипренского, которому, конечно, больше, чем Егорову, при­годились лосенковские уроки драматического света, цвета, выразительного живописного рассказа, не отягощенного сухостью подробностей.

Наиболее экспрессивная, наиболее лосенковская по духу картина Угрюмова — «Испытание силы Яна Усмаря» (1796—1797), или «В присутствии великого князя Вла­димира Российский воин сын кожевника оказывает силу свою над разъяренным быком». Ян Усмарь, разрывая кожу азъяренного животного, доказывает тем самым свое право на поединок с богатырем-печенегом.

Напряженность кульминационного момента, резкость движения, подчеркну­того еще фигурой человека, упавшего на землю, бурная патетика, выразительный свет идут от барокко. Компози­ция, конечно, довольно условна, но все же достаточно едина, цельна.

В колорите превалируют «рубенсовские» теплые тона, типичные для академической живописи, но здесь они применены более осмысленно, в соответствии с сюжетом.

В «Призвании Михаила Федоровича Романова на царство» (не позднее 1800 г.) уроки Лосенко очевидны в инстру­ментовке жестов. Центральная группа, очевидно, построена по законам лосенковского «Прощания Гектора с Андрома­хой». Особенно выразительны пластика и свет в небольшом эскизе (1798).

В поздние годы Угрюмов не получает заказов, и больших полотен поэтому он не пишет. Но им создаются эскизы, в которых появляется нечто новое. Художник не остается в стороне от героического стиля позднего классицизма. Его эскиз «Минин взывает к князю Пожарскому о спасении Отечества» (нач.

1800-х гг.) проникнут тем же духом строгой героики, тем же сдержанным пафосом, что и памятник работы Мартоса. Сходна со знаменитой скульптурной группой и тяжеловатая пластика фигур, в которой нет уже изыс­канной гибкости персонажей «Александра Невского» или «Призвания на царство…».

И все же Угрюмов не пошел по пути холодноватой классики, той скульптурности формы, той статики, к которым при­вел поздний классицизм. Дух XVIII века всегда сохраня­ется в его работах. В названном эскизе он проявился в диагональных акцентах композиции, идущих от барокко.

Угрюмов многое сделал для развития русского рисунка. Современники считали, что «он ввел образ рисования более решительный, более свободный и более полезный для художника», и это, по-видимому, верно.

Как педагог и как рисовальщик он обращает внимание на вырази­тельную, живописную роль светотени. Первым в Академии он дает задания на белой бумаге (а не на тонированной), на которой строение объема выглядит конкретнее и яснее. Первым дает задания на смешанные техники (сангина и уголь).

Именно в угрюмовском, вольном и творческом, духе будут рисовать в Академии Кипренский и Брюллов.

Е.ДЕГОТЬ

Испытание силы Яна Усмаря. 1796 (1797)

Взятие Казани Иваном Грозным 2 октября 1552 года. Не позднее 1800

Портрет А.М.Серябряковой. 1813

Портрет И.К.Каменецкого. 1810-е

Торжественный въезд Александра Невского в город Псков после одержанной им победы над немцами. 1793

Призвание Михаила Федоровича Романова на царство 14 марта 1613 года. Не позднее 1800

Изгнанная Агарь с малолетним сыном Измаилом в пустыне (1785)

Минин взывает к князю Пожарскому о спасении Отечества (1800-е)

Источник: http://www.artcontext.info/pictures-of-great-artists/55-2010-12-14-08-01-06/1390-ugryumov.html

Григорий Иванович Угрюмов. (1764–1823)

Григорий Иванович Угрюмов родился в Норской слободе Ярославской губернии. С 1770 по 1785 год он обучался у Г. И. Козлова, П. И. Соколова, И. А. Акимова в Петербургской академии художеств.

В 1785 году программное полотно «Изгнанная Агарь с малолетним сыном Измаилом в пустыне» принесло ему Малую золотую медаль и звание классного художника.

В 1787 году Угрюмов отправился в Италию для совершенствования мастерства. Здесь он провел почти четыре года. Вернувшись на родину в 1791 году, мастер стал преподавать в классе исторической живописи Академии художеств.

В 1793 году Угрюмов исполнил большое историческое полотно «Торжественный въезд Александра Невского в город Псков после одержанной им победы над немецкими рыцарями» (Русский музей, Санкт-Петербург).

Написанное согласно требованиям академизма, оно все же отличалось большой правдивостью и исторической достоверностью. С почти этнографической точностью переданы одеяния жителей Псковщины и латы воинов.

Одна из самых лучших работ Угрюмова — картина «Испытание силы Яна Усмаря» (1796–1797, Русский музей, Санкт-Петербург). Художник показал эпизод схватки русского богатыря Яна Усмаря, сына киевского кожемяки, с быком перед поединком с печенежским воином.

За битвой человека и животного наблюдает сидящий на похожем на трон возвышении князь Владимир в красной мантии и с золотой короной на голове. Рядом с ним его воины с поднятыми вверх пиками. За спиной Яна Усмаря стоят его отец и брат. Они с большой тревогой наблюдают за ходом поединка, готовые прийти на помощь.

Но помощь Усмарю не требуется, он остановил несущегося на него разъяренного быка и разорвал кожу на его боку.

Художник мастерски показал огромное физическое напряжение богатыря, откинувшегося назад. Весь вес своего тела он перенес на правую ногу, приподнял плечи и опустил голову. Глаза героя горят гневом. С восхищением следят за действиями Усмаря все присутствующие.

Следуя требованиям академизма, Угрюмов расположил фигуру Яна Усмаря в центре композиции. Драматическая напряженность усилена светотеневыми эффектами, колористической насыщенностью, пластической экспрессией фигур.

«Испытание силы Яна Усмаря» принесло художнику большой успех. За свою картину Угрюмов был удостоен звания академика.

В 1796 году живописец приступил к работе над двумя большими историческими композициями для Михайловского замка по заказу Павла I. Обе картины Угрюмов должен был представить не позднее 1799 года.

Одно из полотен, «Взятие Казани войсками Ивана Грозного 2 октября 1552 года» (1799, Русский музей, Санкт-Петербург), изображало въезд Ивана Грозного в покоренную Казань. Перед царем склонились побежденные татары, среди них царь Едигер и его семья. Опустившись на колени, он взывает к милости победителя.

Иван Грозный, величественный и неприступный, в то же время великодушен. Он приказывает царю встать с колен. Рядом стоят жены Едигера, молодые и прекрасные. Одна из них прижимает к себе ребенка.

Согласно историческим источникам, при въезде Ивана Грозного в Казани уже не было никого из жителей, но художник, стараясь сделать свою работу более привлекательной для зрителей, вводит в композицию фигуры покоренных мужчин и красивых женщин. Он, вероятно, следовал призыву своего современника, теоретика А. А.

 Писарева, писавшего в то время: «Нужно, чтобы историческая картина служила не только в пользу зрителя, но еще и пленяла».

Вторая картина для Михайловского замка имела два названия: «Избрание Михаила Федоровича Романова на царство 14 марта 1613 года» или «Венчание Михаила Федоровича на царство».

В основе композиции лежала официальная версия исторического события: Михаил Романов по просьбе народа согласился стать царем и тем самым положил конец Смутному времени. Угрюмов показал смущенного Михаила Федоровича в окружении людей, предлагающих ему принять шапку Мономаха. Будущий царь долго отказывается.

Правую руку он приложил к сердцу, а левой как бы отмахивается от предложения. Действие разворачивается на фоне церковного интерьера. Сверкающий золотом иконостас, а также нарядные одежды персонажей, характерные скорее для XVIII, а не начала XVII века, придают изображению величественный и торжественный вид.

Читайте также:  Описание картины григория мясоедова «опахивание»

Картины для Михайловского замка отличались мастерством исполнения, изысканностью красок. Но в то же время некоторая театральность и идеализированность образов, условность сцен лишали их подлинного историзма.

В своих акварельных работах Угрюмов также обращался к исторической тематике («Минин взывает к князю Пожарскому о спасении отечества», Третьяковская галерея, Москва).

В творчестве художника, помимо исторических композиций, множество портретов (лейб-медика И. К. Каменецкого, 1810-е; купца А. И. Серебрякова, 1813).

Источник: http://mirror7.ru.indbooks.in/?p=296229

Русский героизм. Былинный воин

Нет жива-то старого казака Ильи Муромца, / Некому стоять теперь за веру, за отечество…

Князь Владимир Святославич понимал, что даже самые мощные засечные черты проходимы. Необходимо было отодвигать границу как можно дальше в Дикое поле и ставить крупные крепости с большими гарнизонами, которые могли бы задержать врага. Задержать хотя бы до тех пор, пока соберется общерусское войско.

«Се не добро есть, что мало городов около Киева» — передает летопись слова князя.

Самым крупным из построенных тогда городов-крепостей был Переяславль (ныне Переяслав-Хмельницкий), ставший столицей одноименного княжества. Крепость была построена на крутом мысу в месте слияния реки Трубеж с ее притоком Альтой.

Вокруг крепости возвели высокие дубовые стены с двухъярусными крепостными башнями. Через ров был переброшен подъемный мост. В глубине крепости располагался детинец — внутреннее укрепление.

В отличие от западноевропейских замков, в русских детинцах в случае опасности укрывалась не только семья рыцаря-феодала, но и горожане вместе с крестьянами окрестных поселений.

Иначе и не могло быть, потому что основу русского войска составляли вовсе не профессиональные воины из княжеской дружины, а именно ополченцы.

Если речь шла о защите страны от иноземного вторжения, то по решению веча каждый взрослый мужчина в семье был обязан принять участие в походе.

Исключение делалось лишь для младшего сына: в случае гибели старших он оставался кормильцем и продолжателем рода. Но часто и младшие сыновья отпрашивались в поход — они помогали войску в обозе.

В сравнении с русским, западное феодальное войско опиралось исключительно на мощь рыцарской дружины: было немыслимым привлечь к военному делу горожан и тем более крестьян.

Три сословия средневековой Европы — молящиеся, воюющие и работающие — были жестко разделены, каждое занималось своим делом и не могло вмешиваться в дела других сословий.

Так что и здесь русское народное ополчение, по долгу и по совести готовое взять в руки оружие для защиты Родины, представляло собой особое явление.

Впрочем, может возникнуть вопрос: а что толку на войне от массы неумелых пахарей или ремесленников? Ведь военным делом и впрямь должны заниматься профессионалы.

Чтобы показать, чего стоили русские ополченцы той эпохи, стоит привести историю, описанную в «Повести временных лет».

В 993 году печенежская орда прорвалась к реке Трубеж и встала у брода недалеко от Переяславля. Русское войско, предупрежденное разведчиками сторожевых застав, успело выстроиться на другом берегу, поэтому печенеги никак не решались нападать.

Печенежский князь, видя, что фактор внезапности упущен, предложил Владимиру решить дело единоборством: «Пусти ты своего мужа, а я своего, пусть борются. Если твой муж ударит им о землю, тогда не воюем три года».

Владимир послал глашатая искать поединщика, но такового долго не находилось — уж больно огромен и страшен оказался печенег.

Наконец, к опечаленному Владимиру подошел старик и сказал, что он пришел на войну с четырьмя старшими сыновьями, а в обозе есть еще и младший сын, который напросился пойти с войском: «С детства никому не удавалось ударить им о землю. Однажды бранил я его, когда он мял кожи, а он с досады на меня разорвал их руками».

Молодого богатыря вызвали к князю. Но он, не желая выглядеть хвастуном, попросил сначала испытать его. Испытание придумали вполне в духе испанской корриды — привели огромного быка, разъярили его раскаленным железом и когда бык бросился на юношу, тот ловко пропустил его мимо себя, схватил за бок и вырвал кожу с мясом.

Наш расслабленный цивилизацией современник, скорее всего, ужаснулся бы столь грубому варварству. Но предки наши ценили ловкость, силу и воинское умение, поскольку лишь они гарантировали выживание в ту полную угроз и опасностей эпоху. Потому и сочли эту историю достойной занесения в летописи.

Что же касается самого поединка, то он закончился еще быстрее, чем испытание. Как только поединщики сошлись, отрок «удавил печенезина в руках до смерти и ударил им о землю». Пораженные и деморализованные печенеги бежали, русские воины преследовали «и прогнали их».

«Повесть временных лет» сохранила и имя богатыря — Ян (Иван) Усмошвец (на этот сюжет написано известное полотно Григория Угрюмова «Испытание силы Яна Усмаря», хранящееся в Русском музее в Петербурге). И Усмошвец, и Усмарь означают одно — кожевенник, кожемяка.

История Яна Усмаря показательна не только сама по себе — она отражает новый подход к организации войска, введенный князем Владимиром.

Владимир отказался от наемников-варягов и брал в дружину людей даже самого низкого происхождения, ценя не родовитость, а только их личные достоинства. «Князь, нуждавшийся в воинах и боярах, переселял с севера тысячи людей, а победителей в важных поединках делал из простых ремесленников «великими мужами», то есть боярами», — пишет академик Б. А. Рыбаков.

Так произошло и с Яном Усмарем. В последующие годы он упоминается на страницах летописей уже как княжеский воевода. Не раз еще водил Ян киевские полки против печенегов. И воины, веря в его силу, мужество и боевое искусство, смело шли за ним в любую битву. А на кочевников его имя наводило ужас.

Ученые — историки, лингвисты, фольклористы — убеждены, что именно к этому времени противостояния Руси печенежской опасности относится начало складывания героического былинного эпоса.

Понятно, что народная память не всё сохранила из реалий того времени, а фантазия народных сказителей по-своему преломляла их, но поразительно-то как раз другое — насколько точно в памяти народа оказались сохранены ключевые имена и события той героической поры.

Давно нет сомнений, что былинный Владимир Красное солнышко — это «ласковый князь» Владимир Святославич, креститель Руси.

Имени Яна Усмаря в былинах нет, но есть народный герой Никита Кожемяка, который на Змее пропахал вал вокруг Киева (те самые Змиевы валы).

Имен печенегов в эпосе тоже не сохранилось, но вот половцы, пришедшие разбойничать на Русь вслед за ними, представлены Змеем Тугариным (это хан Тугоркан из династии Шаруканов, что по-половецки и означает «змей») и Идолищем Поганым (как выяснил академик Б. А. Рыбаков, это был знатный половчанин Итларь, которого былина презрительно именовала Итларище, а затем просто Идолище).

Известный Батыга из былины — это татарский хан Батый, много раз ходивший с карательными походами на Русь.

Известны и прототипы знаменитых трех богатырей: Ильи Муромца, Добрыни Никитича и Алеши Поповича.

Но мы не будем заниматься анализом степени достоверности русских былин. Мы только хотим показать, что отображенные в них образы богатырей, при всей их кажущейся фантастичности, имеют вполне реальные прообразы. Они представляют типичных русских воинов той эпохи, богатырей-защитников, подобных Яну Усмарю.

Какими же они были, русские богатыри? Прежде всего, былины показывают их непререкаемыми образцами поведения — нравственного, человеческого, воинского.

Еще одно качество, непременно транслируемое былинным эпосом, — единство русского богатырского воинства.

Уже тогда, во времена Владимира, среди русских князей начались раздоры и междоусобицы, связанные с борьбой за великокняжеский престол.

При этом один князь мог призвать кочевников на помощь в борьбе против другого князя, как это сделал Ярополк против Владимира. Либо степняки по очереди нападали на ослабленные взаимной борьбой княжества и разоряли и то, и другое.

Однако для воинов пограничья, стоявших на заставах, не могло возникнуть даже мысли о взаимных конфликтах — только боевое братство, взаимопомощь и взаимовыручка могли быть основой их нелегкой службы. Былины не показывают практически ни одного случая столкновения между русскими богатырями, зато многократно описывают ритуал богатырского побратимства.

Еще одно качество, свойственное русским богатырям и запечатленное в былинах, — это самоотверженное, до последнего вдоха сопротивление врагу, как бы ни страшна была его мощь. Не сдаваться никогда и ни при каких обстоятельствах — константа, постоянное качество русского воина, пронесенное им до наших дней.

Крайне важно и то, как русские воины понимали победу над врагом. Опыт многовековых войн против захватчиков убедил их, что победа над иноземным врагом означает не просто его поражение, а его полный разгром. Победа Ильи Муромца над Калин-царем после его первоначального торжества в былине показана как уничтожение всей «великой силушки татарской».

А и бьет татар до единого, Прибил он всех татар да до единого, А очистил он Царьград весь.

Уничтожением злобного врага заканчивается и былина об Алеше Поповиче и Змее Тугарине.

Причина подобного понимания победы в том, что побежденный, но недобитый враг способен на коварное вероломство. В былине о Добрыне Никитиче и Змее после своего поражения Змей дает «заповедь великую»:

Не буду я летать по Россиюшке, Не буду я хватать да народу-то, Не буду я глотать да скотины ведь.

Благородный Добрыня верит Змею и отпускает его: «Добрыня ведь спустил-ка Змею туто». Однако Змей начинает творить еще большие бесчинства. Тогда богатырь едет в «горы змеиные» и вновь вступает в битву со Змеем, в которой побеждает лишь с огромным трудом, и то лишь потому, что матушка дала ему некие волшебные предметы:

И тут рассек на мелки части, Распинал-то Змею по чисту полю… Прихлестал-то ведь малыих змеенышей, Не оставил-то он ни единого, Решил-то он всё змеиное поместьице.

Наконец, важнейшим качеством русского воина был патриотизм. И наиболее ярким его носителем в былинах выступает любимый народом богатырь Илья Муромец.

Илья в былинах — идеальный герой и в то же время абсолютно русский герой.

Идеальна физическая мощь Ильи: его «не убьет никто, никакой из богатырей», «ему в чистом поле да смерть не писана». Идеальны духовное величие и целеустремленность Ильи. Идеально его отношение к долгу.

В то же время, Илья — русский человек во всей широте его души. Он может, обидевшись на князя, посшибать золотые маковки с церквей или устроить буйный пир для «голи кабацкой», напугав и отколотив всю дружину князя Владимира.

Но служение народу, защита родины составляют для Ильи единственный смысл жизни. Он не выбрал ни «ту дороженьку, где богату быть», ни «ту дорожку, где женату быть», а «поехал добрый молодец в ту дорожку, где убиту быть». Ради Родины Илья забывает об обидах и несправедливости князя. Он идет в бой «ради жен и малых детушек, ради народа святорусского».

Что же касается печенегов из реальной истории Руси, то оборонительные меры, предпринятые Владимиром, помогли полностью нейтрализовать набеги кочевников. Из-за невозможности более разбойничать в русских землях, в печенежских племенах разгорелась междоусобица. В 1004 году, сообщает летопись, печенежский князь Темирь был убит в ходе взаимной распри между родичами.

Читайте также:  Описание картины пабло пикассо «девушка перед зеркалом»

А в 1036 году, уже при сыне Владимира Ярославе, печенежские орды, объединившись, сделали последнюю попытку разгромить русских. Они решились на открытое сражение под стенами Киева, надеясь на мощь своей конницы.

Однако русское войско им сломить не удалось: после ожесточенной сечи печенеги не выдержали и пустились в бегство. Разгром противника был полный — после этого поражения печенеги навсегда отошли от границ Руси.

И лишь спустя много лет остатки печенежских племен вернулись, теснимые новыми пришельцами из степи — половцами. Вернулись, чтобы поступить на русскую службу в качестве пограничной охраны. Русская защита стала их спасением от полного уничтожения.

Источник: https://rossaprimavera.ru/article/russkiy-geroizm-bylinnyy-voin

Работы художника Г.И. Угрюмова

Страна:  Россия
Родился:  11 мая 1764 г.
Умер:  19 марта 1823 г.

Григорий Иванович Угрюмов

Большим мастером наивного пафоса, как по молодости лет была наивной и вся русская историческая живопись второй половины XVIII века, можно назвать Григория Ивановича Угрюмова.

Будущий художник родился в семье, можно утверждать, прогрессивного по взглядам купца, который, убедившись в художественных наклонностях малолетнего сына, не стал держать его при себе для продолжения дела, а отвез из Москвы в Петербург и определил в Воспитательное училище при Академии художеств (1770).

Пройдя училище и Академию, талантливый юноша за свою выпускную и написанную рукой мастера картину «Изгнанная Агарь с малолетним сыном Измаилом в пустыне» (1785) получает большую золотую медаль и право на пенсионерскую поездку в Италию. По возвращении в Петербург (1790) Г.

Угрюмов становится преподавателем класса исторической живописи и исполнителем заказов их императорских величеств — Екатерины II, затем Павла I: «Торжественный въезд Александра Невского в город Псков» (1793), «Взятие Казани войсками Ивана Грозного» (1797—1799), «Призвание Михаила Федоровича Романова на царство 14 марта 1613 года» (не позднее 1800). За картину «Испытание силы Яна Усмаря» (1796

Наверное, художник не стал явлением в русской живописи, далеки от совершенства его картины. Но он был в числе первых российских исторических живописцев и одним из первых по качеству преподавателей Академии, ибо среди его учеников были А.И. Иванов, А.Е. Егоров, О.А. Кипренский, В.К. Шебуев — будущее созвездие блестящих живописцев и педагогов.

Родился Г.И. Угрюмов в семье купца-жестянщика. Отец его, будучи родом из Ярославской губернии, обладал незаурядными способностями, которые выдвинули его в число депутатов по составлению нового Уложения.

Заметив в сыне художественные наклонности, он отвез мальчика в Петербург и определил в 1770 г. в Воспитательное училище при АХ.

Еще на академической скамье Угрюмов проявил себя как талантливый рисовальщик. Наставниками его были исторические живописцы П. И. Соколов, Г. И. Козлов и И. А. Акимов.

Работы юного художника имели успех и даже продавались на академических аукционах (панно «Детские вакханалии», «Смерть Лукреции», оба 1783).

В 1785 г. Угрюмов получил большую золотую медаль за программную помпозицию «Изгнанная Агарь с малолетним сыном Измаилом в пустыне» (1785) и в качестве пенсионера был отправлен на четыре года в Италию. Там, делая рисунки с античной скульптуры и живописных полотен эпохи Возрождения (в частности, с картины П. Веронезе «Похищение Европы»), художник добился значительных успехов.

Вскоре после возвращения на родину, в 1791 г., Угрюмов был назначен преподавателем класса исторической живописи АХ.

В 1793 г. по заказу Екатерины II он создал большое историческое полотно «Торжественный въезд Александра Невского в город Псков после одержанной им победы над немецкими рыцарями».

Картина предназначалась для Александро-Невской лавры и более ста лет находилась в Троицком соборе лавры (ныне в ГРМ). Эта многофигурная композиция, олицетворяющая апофеоз русского князя и его дружины, выполнена в традициях классицизма.

Одним из ее достоинств было стремление художника к исторической достоверности: кольчуги, латы воинов и одежды псковских жителей переданы с убедительной точностью.

К национальной патриотической тематике обратился Угрюмов и в другой своей картине — «Испытание силы Яна Усмаря» (1796-97).

В основу сюжета положено летописное сказание о киевском кожемяке Яне Усмаре, который вызвался продемонстрировать перед князем Владимиром свою силу, чтобы получить право сразиться с печенегами, вступив в единоборство с их богатырем. Для доказательства он должен был остановить на бегу разъяренного быка.

Следование античным традициям — одно из основных требований классицизма — соблюдено художником в полной мере. Ян Усмарь, атлетически сложенный, как античный герои, представлен не в одежде ремесленника, а полуобнаженным, с драпировкой у пояса.

Красный цвет драпировки является доминирующим колористическим акцентом, дополняющим динамику сцены, подчеркивающим мощное движение главного героя. За эту картину Угрюмов был удостоен звания академика.

Успех этого произведения предопределил дальнейший путь художника.

Вскоре ему было поручено написать несколько картин для интерьеров строящегося Михайловского замка. Они должны были изображать выдающиеся события русской истории.

Работа эта заняла более двух лет, и результатом ее стали два полотна: «Взятие Казани войсками Ивана Грозного 2 октября 1552 года» и «Избрание Михаила Федоровича Романова на царство 14 марта 1613 года» (1797-99).

Исполнены эти картины мастерски, однако попытки художника преодолеть жесткие каноны классицизма, внося достоверные изображения мест действия и реальных героев, оказались безуспешны. Напыщенная театрализованность, условность сцен оставляет их далекими от подлинной историчности.

Помимо исторической живописи, Угрюмов создал и галерею портретных образов. Им написаны портреты лейб-медика И. К. Каменецкого (1810-е), купца А. И. Серебрякова и его жены (оба 1813), купца И. В. Водовозова (1814) и др.

Своей простотой и серьезностью эти работы выгодно отличаются от его тяжеловесных исторических композиций. Много лет возглавляя исторический класс АХ, Угрюмов воспитал блестящую плеяду русских исторических живописцев, среди которых были А. И. Иванов, В. К. Шебуев, А. Е. Егоров, О. А.

Кипренский и другие мастера, составившие славу отечественного искусства.

©

Источник: http://fantlab.ru/art9412

Русский музей — Галактика

Русский Музей в Санкт-Петербурге, часть третья<\p>

1 Михайловский дворец 2 Корпус Бенуа 3 Флигель Росси 4 Михайловский сад 5 Михайловский замок 6 Летний сад 7 Летний дворец Петра I 8 Домик Петра I 9 Мраморный дворец

10 Строгановский дворец

Для подробного просмотра нажмите на название зала.

Зал 11

Белый (Белоколонный) зал, наряду с Главным вестибюлем – единственные помещения, сохранившие свое первоначальное убранство.

В прошлом Белый зал был известен как музыкальный салон Петербурга. Здесь хозяйка дворца, великая княгиня Елена Павловна, устраивала поэтические и музыкальные вечера, в которых участвовали выдающиеся русские и европейские деятели литературы и искусства (Ф. Лист, Г. Берлиоз, А.Г. Рубинштейн и многие другие).

Неизвестный художник Портрет Вел.княгини Елены Павловны 1820е г.

Владимир Иванович Гау (1816— 1895) Портрет Вел.княгини Елены Павловны 1840г.Франсуа Ксавье Винтерхальтер. Портрет Великой княгини Елены Павловны 1862 г.

В середине XIX века во дворце были открыты музыкальные классы, что впоследствии способствовало созданию Русского музыкального общества и открытию петербургской Консерватории.

В настоящее время экспозиция в Белом зале представляет уникальный по своей сохранности дворцовый интерьер первой четверти XIX в.

Сохранилось не только живописное и скульптурное убранство, но и предметы мебели, а также произведения декоративно-прикладного искусства. Росписи зала, лепка, наборный паркет, мебель, люстры и торшеры – все выполнено по рисункам К.И. Росси.

Вместе с ним над оформлением зала работали скульптор С.С. Пименов и живописцы А. Виги и Дж.Б. Скотти.

Белый зал расценивался современниками как непревзойденный образец зодчества.

Зал 12
К концу XVIII столетия в просветительской идеологии все больший акцент делается на близость человека к природе, естеству. Еще пишутся парадные изображения, в которых портретируемый окружен предметами, символизирующими его частную жизнь и общественную деятельность.

И.Мартос Надгробие княгине Е.Куракиной

Так написан в 1799 году Владимиром Боровиковским (1757–1825) портрет вице-канцлера князя Александра Куракина (1752–1818).

Владимир Боровиковский(1757–1825) портрет вице-канцлера князя Александра Куракина

Колонны и драпировки, скульптурный портрет Павла I, твердый жест правой руки, лежащей на официальных правительственных указах, — воплощают, прежде всего, положение в государстве и обществе, занимаемое Александром Борисовичем Куракиным. Но такого рода портретов становится все меньше.

Владимир Боровиковский (1757–1825)Портрет Павла I (с картины Боровиковского — Павел I в костюме гроссмейстера Мальтийского ордена), 1800-1801 г.

Подавляющее большинство произведений Боровиковского (в собрании Русского музея их более тридцати) в полной мере и в высшей степени отражает эстетические принципы сентиментализма.

Юная Екатерина Арсеньева на портрете второй половины 1790-х годов — весела, беспечна, кокетлива, чувственна.

Белое платье, покроем напоминающее хитон, соломенная шляпка в духе пастушеской отражают моду тех лет, тоже обращенную к естественности и природе.

Владимир Боровиковский (1757–1825)Екатерина Арсеньева

На рубеже XVIII и XIX столетий особой популярностью начинает пользоваться тип так называемого семейного портрета. Тихие домашние радости, душевные привязанности супругов, родителей и детей воспеваются в нем как идеал отношений между людьми, признаваемый тогда самой большой жизненной ценностью.

Владимир Боровиковский (1757–1825) Е.П.Балашова с Детьми

Владимир Боровиковский (1757–1825)Екатерина IIБоровиковский Владимир. Портрет Иоасафа Иевлевича АрбеневаБоровиковский Владимир. Портрет пожилой женщины в белом чепцеБоровиковский Владимир.

Портрет Федора Артемьевича БоровскогоВладимир Боровиковский (1757–1825) Портрет Ольги Кузьминичны ФилипповойВладимир Боровиковский(1757–1825) СкобееваМатвеев Федор. Вид в окрестностях Рима.Фёдор Михайлович Матвеев. Водопад Иматра в Финляндии. 1819 г.

В духе приближенности к естественной природе писались на рубеже XVIII и XIX столетий и пейзажи.

Зал 13
В русской художественной жизни 1820–1830-х годов происходили серьезные изменения. Консерватизм петербургской Академии художеств тормозил развитие многих давно назревших художественных устремлений.

Воспитанники Академии, проводившие в этом учебном заведении по 10–15 лет с самого раннего детства, плохо знали реальную жизнь. Одним из недостатков Академии художеств были и ограничения в приеме. Например, в Академию не брали крепостных крестьян.

Так появилась в России первая частная художественная школа. Ее инициатором и идеологом был Алексей Венецианов (1780–1847).

Параллельно со службой в одном из департаментов Венецианов занимался живописью, пользуясь советами Боровиковского и посещая классы Академии художеств как вольноприходящий. В 1811 году, исполнив программное задание Академии художеств, Венецианов получил звание академика.

Венецианов Алексей Гаврилович. Автопортрет

Читайте также:  Описание картины юрия пименова «актриса»

Александр Алексеев. Мастерская художника А. Г. Венецианова в Петербурге (1827)

В 1821 году, потрясенный «натуральностью» свето-воздушной среды в одном из произведений Эрмитажа, Венецианов решает добиваться аналогичного эффекта в своих полотнах.

Он уезжает из Петербурга в деревню и там пишет картины, непосредственно наблюдая природу и быт крестьян. Одна из первых показанных им на выставке в Петербурге картин — «Гумно». Для русского искусства это произведение принципиально.

В картине «Гумно» впервые в русской живописи крестьяне изображались в своей естественной среде.

Венецианов Алексей Гаврилович. Гумно

Художник много рисовал не только с натуры, но и с античных и ренессансных образцов. Слегка идеализированные изображения крестьян характерны для его картин-символов («Жница», «Жнецы», обе — 1820-е).

Алексей Г.Венецианов. Жнецы 1820 (

А.Г. Венецианов. Жница 1820

Понимая крестьянское бытие как органическое единство человека и природы, Венецианов создал цикл метафорических картин. Одна из них — «Спящий пастушок» (между 1823 и 1826), олицетворяет весну, пробуждение природы.

Алексей Венецианов. Спящий пастушок

Венецианов Алексей Гаврилович. Девушка с буракомВенецианов Алексей Гаврилович. Крестьянка с крынкой молока 1820Венецианов Алексей Гаврилович. Крестьянка с косой и граблями. (Пелагея)Венецианов Алексей Гаврилович. Крестьянская девушка с серпом во ржиВенецианов Алексей Гаврилович.

Крестьянские дети в поле(Мальчик с двумя девочками)Венецианов Алексей Гаврилович. Крестьянка Тверской губернииВенецианов Алексей. Очищение свеклы. 1820А.Г. Венецианов. Девушка в платкеА.Г. Венецианов (1780—1847) Портрет матери,А. Л. ВенециановойВенецианов Алексей Гаврилович. Портрет жены, М.А.

ВенециановойВенецианов Алексей Гаврилович. Портрет Кирилла Ивановича ГоловачевскогоВенецианов Алексей Гаврилович.Портрет В.П.КочубеяВенецианов Алексей Гаврилович. Утро помещицыАлексей Гаврилович Венецианов. Картина Купальщицы.

Художник собрал вокруг себя желающих учиться живописи талантливых юношей, в том числе и из крепостных. Уникальны картины Григория Сороки (1823–1864).

Сорока Григорий. Вид на плотину в усадьбе Спасское Тамбовской губернии

Тихая жизнь российской провинции с ее господским и крестьянским бытом — темы полотен талантливого крепостного художника. Но главное в них — не сюжеты и мотивы, а щемящее состояние грусти и любования природой.

Зал 14
Романтизм, зародившись в России в начале XIX века, видоизменяясь, прожил довольно долгую жизнь, сочетаясь с другими течениями и направлениями. В 1820-е снова в моду вошел так называемый парадный портрет, королем которого в русском искусстве первой половины XIX века, бесспорно, был Карл Брюллов (1799–1852). В его творческом наследии немало эффектных портретов.

Фавн и Вакханка Борис Орловский, 1837

Незаконченное изображение Юлии Самойловой, удаляющейся с бала, — один из шедевров мастера. Это не просто парадный портрет. Это картина-символ, олицетворение маскарадности жизни с ее реальностью, нередко скрытой от посторонних глаз.

Брюллов. Незаконченный портрет Юлии Самойловой, удаляющейся с бала

Карл Брюллов — знаменитый в России портретист, автор росписей и их идей в нескольких центральных соборах и церквах Петербурга — прославился прежде всего как исторический живописец.

Брюллов. Портрет А.А. Перовского (слева)

Брюллов Карл Павлович (1799-1852) Портрет гр. Алексея Алексеевича Перовского (писателя Антона Погорельского). 1836Брюллов. Портрет сестер Шишмаревых (слева). Портрет великой княгини Елены Павловны с дочерью Марией (справа)Брюллов Карл Павлович (1799-1852) Портрет сестер А. А. и О. А.

Шишмаревых. 1839К. П. Брюллов. Портрет великой княгини Елены Павловны с дочерью Марией. 1830.Брюллов Карл Павлович (1799-1852Портрет поэта и драматурга гр. А. К. Толстого в юности. 1836Брюллов Карл Павлович.

Портрет светлейшей княгини Елизаветы Павловны Салтыковой (1841)Брюллов Карл Павлович. Портрет Ю.М. СмирновойБрюллов Карл Павлович. Всадница 1832Брюллов Карл Павлович. Итальянский полдень 1827Брюллов Карл Павлович. Смерть Инессы де Кастро 1834Брюллов Карл Павлович.

Явление Аврааму трех ангелов у дуба Мамврийского 1821

Брюллов Карл Павлович. Портрет Княгини З.А. Волконской

Брюллов Карл Павлович (1799-1852) Портрет архитектора К. А. Тона. 1823-1827Брюллов Карл Павлович.Распятие

Приехав в Италию в 1823 году, Брюллов начал поиски темы для исторического полотна.

Сюжет картины «Последний день Помпеи» (1833) — важнейшего произведения не только в творчестве Брюллова, но и во всей русской живописи — был подсказан художнику его старшим братом, Александром, занимавшимся в качестве архитектора зарисовками раскопок в Помпеях.

Последний день Помпеи

Брюллов работал над полотном более пяти лет, исполнив множество набросков и несколько живописных эскизов. «Последний день Помпеи» относится к числу редких для России завершенных романтических замыслов на исторический сюжет.

В яркой живописной форме Брюллов воплотил излюбленную романтиками тему трагедии. Поведение и состояние жителей Помпеи в роковой момент — главная сюжетная линия произведения.

Решая ее в мажорном эмоциональном и колористическом ключе, художник придает трагедии возвышенное звучание.

Иван Айвазовский (1817–1900) оставил множество картин о море, созданных, как правило, фантазией и воображением на основе реальных наблюдений морской стихии.

Айвазовский Иван Константинович. Волна 1899

Айвазовский Иван Константинович. Бриг Меркурий после победы над двумя турецкими судами 1848Айвазовский Иван Константинович. Вид Одессы в лунную ночь 1846Айвазовский Иван Константинович. Лунная ночьАйвазовский Иван Константинович.

Русская эскадра на Севастопольском рейдеАйвазовский Иван Константинович. Большой рейд в Кронштадте 1836Айвазовский Иван Константинович. Берег моря. Штиль 1843Айвазовский Иван Константинович. Вид Константинополя при лунном освещении 1846Айвазовский Иван Константинович.

Неаполитанский залив утром 1843Айвазовский Иван Константинович. Побережье в Амальфи 1842Айвазовский Иван Константинович. Порт Ла- Валетта на острове Мальта 1844Айвазовский Иван Константинович.

Свеаборг 1844

В собрании Русского музея около сорока живописных полотен Айвазовского, относящихся к разным периодам его жизни.

Айвазовский Иван Константинович. Девятый вал «Девятый вал» (1850) — одна из лучших картин художника, искреннее воплощение романтического понимания драмы и вечной надежды на победу человека над стихией.

Зал 15

Собрание Русского музея дает уникальную возможность показать всю гамму существовавших в первой половине XIX века течений, направлений, творческих поисков. На выставках в Академии художеств или в Обществе поощрения художников экспонировались работы, выполненные в духе классицистических традиций, романтических, реалистических и других.

В зале демонстрируются произведения профессоров Академии художеств — живописцев Григория Угрюмова («Испытание силы Яна Усмаря», 1796), Андрея Иванова («Подвиг молодого киевлянина», около 1810), Федора Бруни («Медный змий», 1841), скульпторов Василия Демут-Малиновского («Русский Сцевола», 1813) и Петра Ставассера («Русалка», 1845).

Григорий Угрюмов. Испытание силы Яна Усмаря, 1796

Андрей Иванов. Подвиг молодого киевлянина

Федор Бруни. Медный змий

Василий Демут-Малиновского («Русский Сцевола», 1813)

Ставассер П.А. Русалка (Нимфа). 1845.

«Явление Христа народу» Александра Иванова, как и «Последний день Помпеи» Карла Брюллова, — произведение эпохальное для русского искусства. Художник работал над своим замыслом более тридцати лет, практически всю свою творческую жизнь.

Именно разные «состояния» и настроения людей в связи с явлением Христа долго и трудно искал Иванов. В процессе работы над полотном он написал множество этюдных портретов, пейзажей, композиционных эскизов.

«Явление Христа народу» из собрания Русского музея — большой, окончательный эскиз, предшествовавший картине, находящейся сейчас в Третьяковской галерее (Москва).

Иванов Александр Андреевич. Явление Христа народу

Александр Иванов писал свою картину в Италии с 1820-х по начало 1850-х годов, сделав огромное количество этюдов фигур, пейзажей, имеющих самостоятельную ценность в искусстве.

Бруни Федор Антонович. Смерть Камиллы, сестры Горация

А.А.Иванов. Беллерофонт отправляется в поход против ХимерыАлександр Иванов Явление Христа Марии Магдалине после ВоскресенияИванов Александр Андреевич(1806 — 1858 г).Голова раба с веревкой на шее. Два вариантаИванов Александр Андреевич.

Приам, испрашивающий у Ахиллеса тело ГектораИванов Александр Андреевич. Иосиф, толкующий сны заключенным с ним в темнице виночерпию и хлебодару

Иванов Андрей Иванович.

Единоборство князя Мстислава Владимировича Удалого с косожским князем Редедей 1812

Г.И. Лапченко. Сусанна и старцы
Н.Пименов. Юноша играющий в свайки.

Источник

Источник: http://galactika.info/russkij-muzej-3/

Угрюмов Григорий Иванович

Известно, что Григорий Иванович Угрюмов родился в 1764 году, точной даты в литературных источниках нет. Родился в Москве. В семье купца, новатора, что дало возможность стать депутатом по составлению и редакции нового Уложения.

Увидев способности мальчика к рисованию, отец отвёз его в воспитательное училище в Петербург в 1770 году. Училище находилось под покровительством Петербургской Академии художеств. Работы юного талантливого художника продаются на аукционах, которые организовывались Академией художеств.

Среди этих работ картины «Детские вакханалии» и «Смерть Лукреции» (1783 г.).

В 1785 году за экзаменационную работу «Изгнанная Агарь с малолетним сыном Измаилом в пустыне» Г.И. Угрюмов удостоен золотой медали Академии художеств. С завершением учебы его отправляют в Италию, в Рим, где он рисует с античных скульптур, и произведений эпохи Возрождения.

По возвращении из Италии в Россию в 1791 году, русский художник получает должность преподавателя класса исторической картины в Академии.

В 1793 году Г.И. Угрюмов берёт заказ от Екатерины II – это историческая картина «Торжественный въезд Александра Невского в город Псков после одержанной им победы над немецкими рыцарями». Полотно должно было украсить собор Троицкий Александро-Невской лавры, его можно увидеть там и в наше время. Картине свойственна сложная композиция, с множеством фигур, классический стиль.

Второй исторической картиной, написанной в 1796 году,  «Испытание силы Яна Усмаря», Г.И. Угрюмов раскрывает летописное сказание о кожемяке Яне Усмаре, родом из Киева. В ней дабы показать свою силу герой должен был остановить бег разъярённого быка. Картина выполнена в античном стиле. Эта картина принесла русскому художнику славу и звание академика.

В 1820 году Г.И. Угрюмов – ректор класса историческая живопись Академии художеств. Благодаря своей известности у русского художника достаточно много серьёзных, больших заказов от царской семьи.

Им были написаны полотна для Лавры Александра Невского, Михайловского дворца, собора в городе Одессе, Казанского собора… В Михайловском дворце находятся полотна «Взятие Казани войсками Ивана Грозного 2 октября 1552 года» и «Избрание Михаила Федоровича Романова на царство 14 марта 1613 года» (1797-1799гг.).

Хотя основным направлением творческой деятельности художника была историческая картина, он написал целую галерею портретных работ.

На протяжении всей своей жизни Г.И. Угрюмов преподавал, передавая мастерство написания исторической картины талантливым художникам, ставшим в последствии известными по всей России и за её пределами.

  • Изгнанная Агарь с малолетним сыном Измаилом в пустыне
  • Торжественный въезд Александра Невского в город Псков после одержания им победы над немцами
  • Взятие Казани Иваном Грозным 2 октября 1552 года
  • Испытание силы Яна Усмаря
  • Избрание Михаила Фёдоровича Романова на царство 14 марта1613 года
  • Портрет А.И. Серебрянкова

Источник: http://rus-artist.ru/2012-12-06-18-52-53.html

Ссылка на основную публикацию