Описание картины амедео модильяни «анна ахматова»

«У него печальное свойство…»: Анна Ахматова и Амедео Модильяни

12 июля 1884 года в Италии, в семье евреев-сефардов родился Амедео (Иедидия) Клементе Модильяни — художник и скульптор, один из самых известных художников начала XX века.

В России его имя известно не только благодаря творчеству, но и в связи с ярким и бурным романом с молодой Анной Ахматовой.

Их отношения продолжались всего пару месяцев, однако они оставили серьезный след в жизни и творчестве поэтессы.

Амедео Модильяни

Ахматова и Модильяни познакомились в 1910 году в Париже во время свадебного путешествия Анны Андреевны и Николая Гумилёва. В ту пору Модильяни был очень беден и никому не известен, однако многих он привлекал своей харизмой и обаянием.

Позже Ахматова вспоминала, что в их первую встречу Модильяни был одет очень ярко и аляповато, в желтые вельветовые брюки и яркую, такого же цвета, куртку.

Вид у него был довольно нелепый, но художник смог так изящно преподать себя, что показался ей элегантным красавцем, одетым по последней парижской моде.

Юная поэтесса поразила весь город своей красотой, в том числе и молодого художника, который попросил написать её портрет. Именно так началась история их короткой любви.

Анна Ахматова, рисунок Модильяни, 1911

Вскоре после возвращения в Петербург Гумилёв оставляет молодую жену и уезжает на полгода в свое знаменитое путешествие в Африку. Ахматову прозвали тогда «соломенной вдовой».

Юную красавицу начинает закидывать письмами заграничный воздыхатель Модильяни, признаваясь в любви и умоляя хотя бы о еще одной встрече. Крупная ссора Анны с супругом после его возвращения приблизила встречу влюбленных: она сбежала в Париж к Амадео.

Увиденное её поразило — худой, бледный, осунувшийся художник не выдержал нищенской жизни и пристрастился к вину и наркотикам. C виду казалось, что Амадео постарел сразу на много лет.

Однако влюбленной Ахматовой страстный итальянец все равно казался самым красивым мужчиной на свете, обжигающим, как и прежде, таинственным и пронзительным взглядом. Они провели вместе незабываемых три месяца. Модильяни был не в состоянии сводить Анну куда-либо, поэтому они просто гуляли вечерами по парижским улицам.

Анна Ахматова на рисунке Модильяни

В 1911 году Модильяни, как считается, подарил Ахматовой шестнадцать рисунков, из которых почти все погибли или были уничтожены при разных обстоятельствах. А некоторые исследователи насчитывают до 150 работ художника, в которых обнаруживается портретное сходство с Ахматовой. В России сохранился только один рисунок из подаренных ей Модильяни.

Но долго быть вместе им было не суждено. Ахматовой пришлось вернуться к мужу в Россию. Влюблённые расстались навсегда. Модильяни недолго горевал и вскоре увлёкся французской художницей Жанной Эбютерн, родившей ему дочь. Они прожили вместе до конца жизни и буквально умерли в один день: после смерти художника от простуды, беременная Жанна, обезумев от горя, выпрыгнула с 5 этажа.

Жанна Эбютерн, жена Амадео Модильяни

О смерти бывшего возлюбленного Ахматова узнала совершенно случайно, когда январским вечером 1920 года она открыла старый европейский журнал по искусству и увидела маленький некролог.

Мир признал Модильяни великим художником только через пару лет после его смерти. Сейчас его картины на аукционах оцениваются в миллионы. Ахматова спустя почти полвека все же решилась описать свои воспоминания о встрече с итальянским художником и их непродолжительном, но очень ярком романе.

«Среди ранних стихов Ахматовой как будто нет ни одного, в котором бы отразился образ Модильяни», — пишет М. Кралин в своих комментариях к двухтомнику Ахматовой 1996 года. По мнению специалистов, художник мог быть героем только одного стихотворения, «В углу старик…», написанного в конце 50-х годов. В 1990 г. были опубликованы две строфы, не вошедшие в «Поэму без героя»:

В синеватом Париж тумане, И наверно, опять Модильяни Незаметно бродит за мной. У него печальное свойство Даже в сон мой вносить расстройство И быть многих бедствий виной. Но он мне — своей Египтянке… Что играет старик на шарманке? А под ней весь парижский гул. Словно гул подземного моря, — Этот тоже довольно горя

И стыда и лиха хлебнул.

На Западе документов об Ахматовой, связанных с именем Модильяни, вообще не существует. Его письма, которые она цитирует в очерке, не сохранились. Основные источники — мемуары.

Таким образом, очерк, рисунок и две не вошедшие в «Поэму» строфы являются единственными опубликованными в России документами.

Их немного, но вполне достаточно, чтобы понять, почему Модильяни в жизни Ахматовой был «многих бедствий виной» и мог «даже в сон вносить расстройство», а также почему Ахматова была для него наваждением, счастьем, «ангелом с печальным лицом» — источником вдохновения для многих его работ.

Источники: Дилетант, Наталья Лянда «Ангел с печальным лицом»

Источник: http://www.izbrannoe.com/news/lyudi/u-nego-pechalnoe-svoystvo-anna-akhmatova-i-amedeo-modilyani/

Амедео Модильяни и Анна Ахматова: история одной любви

Амедео Модильяни

Итальянский художник и скульптор, один из самых известных художников конца XIX — начала XX века, представитель экспрессионизма. Модильяни вырос в Италии, где изучал античное искусство и творчество мастеров эпохи Возрождения, пока в 1906 году не переехал в Париж. Родился Модильяни — 12 июля 1884 г., Ливорно, Тоскана,  Италия. Умер — 24 января 1920 г. (35 лет), Париж.

Анна Ахматова

Русская поэтесса, переводчица и литературовед, одна из наиболее значимых фигур русской литературы XX века. Номинант на Нобелевскую премию по литературе. Родилась — 23 июня 1889 г., Одесса. Умерла — 5 марта 1966 г. (76 лет), Домодедово, Московская область.

История любви

Случайная встреча

«Автопортрет»

Она повстречала Модильяни в Париже в 1910-м году, куда приехала со своим молодым супругом — поэтом Николаем Гумилевым, за которым была замужем всего месяц. Модильяни же жил в Париже с 1906 года.

Он приехал туда с целью заявить о себе как о талантливом молодом художнике и попутно брать уроки у французских живописцев.

Он был очень беден и никому не известен, однако приглянулся девушке своим изяществом, аристократичностью, чувствительностью и непонятным спокойствием.

Они встретились в самом центре Парижа. На Анну заглядывались многие мужчины, и Модильяни не стал исключением. Он скромно испросил у нее позволения написать ее портрет, и девушка согласилась. Так начался их тайный и бурный роман, который мог бы закончиться там же, в Париже. Но даже вернувшись домой в Петербург, Анна не могла забыть художника.

Она продолжала писать стихи, посещала историко-литературные курсы и делала вид, что все, как обычно. Но однажды, во время отъезда Гумилева в Африку на целых полгода, Анна получила пылкое письмо от Амедео. Он писал, что не может ее забыть и мечтает снова встретиться. Вскоре письма с признаниями стали регулярными.

И снова вместе

Когда вернулся из Африки муж, Анна не замедлила поссориться с ним из-за того, что тот посмел оставить ее так надолго, и, обиженная, умчалась в Париж, где пробыла целых три месяца. От друзей она слыхала, что Амедео, угнетаемый постоянной нищетой и безнадежностью, пристрастился к наркотикам и алкоголю.

Но то, что она увидела по приезде, повергло ее в шок: девушку встретило осунувшееся, худое, бледное существо, имевшее мало общего с тем красавцем, которого она встретила почти год назад.

Но даже сейчас, обросший бородой и заметно постаревший, он казался ей самым красивым мужчиной на свете. Его обжигающий, пронзительный взгляд остался прежним.

Дни, проведенные с ним, Ахматова вспоминала до конца своей жизни.

В крохотной мастерской, заставленной холстами, Анна позировала художнику. Днём они вдвоем бродили по музеям, а по ночам совершали прогулки по городу.

Художник писал ее портреты в разных образах, и ни разу за все время своего пребывания в Париже Анна не видела его пьяным. Когда Ахматовой пришло время уезжать, Модильяни, прощаясь с ней, отдал ей несколько свертков с рисунками.

Все, кроме одного, Ахматова долго прятала в надежном месте, чтобы сохранить тайну своих отношений. Но тот один висел в изголовье ее кровати до конца ее жизни.

Рисунки были сделаны карандашом. Один она носила всегда при себе – тот, на котором была изображена в образе египтянки. Другой портрет украсил её сборник стихов и поэм «Бег времени» (1965).

Три рисунка, выставлявшиеся ранее на выставке и хранившиеся в коллекции доктора Поля Александра, друга и покровителя Моди, изображают Анну обнажённой.

Ещё четыре рисунка находятся в частной коллекции в Бельгии.

Жанна Эбютерн

Все шестнадцать рисунков Модильяни отдал своей любимой женщине, когда она возвращалась в Россию к мужу. И это расставание послужило окончанием их романа. Анна  продолжала жить с мужем, а в жизни Модильяни появилась Жанна Эбютерн, молодая девушка.

Жанна  родила художнику ребёнка. Второму ребёнку не суждено было появиться на свет… Амадео Модильяни заболел туберкулёзным менингитом и скоропостижно скончался, а беременная Жанна  выбросилась из окна от горя. Смерть художника стала достоянием прессы.

«О, не вздыхайте обо мне…»

Это была их последняя встреча. Спустя девять лет Анна случайно наткнулась в журнале, посвященном искусству, на небольшой некролог, в котором сообщалось о смерти «хорошего художника», которого мир признал лишь спустя 2 года после его безвременной кончины. Более 50 лет Анна Ахматова хранила в тайне свой яркий, но короткий роман.

В начале 60-х поэтесса посетила Париж. Воспоминания волной нахлынули на нее, и она, наконец, решилась написать о них и о своих отношениях с художником.

Да и скрывать что-либо было уже бессмысленно, ведь среди многочисленных картин, написанных Модильяни и выставлявшихся в галереях, присутствовало целых двенадцать портретов, на которых была изображена красивая молодая черноволосая девушка – вечная муза и возлюбленная художника, поэтесса Анна Ахматова.

«Больше всего мы говорили с ним о стихах» — воспоминания о Модильяни

Анна Ахматова, не любившая выставлять свою личную жизнь напоказ и долгое время отрицавшая любовную связь с Модильяни, тем не менее, вспоминая о художнике, ни разу не отозвалась о нём плохо, несмотря на скандальную репутацию итальянца. В начале 60-х годов 20 века Ахматова посетила Париж. После поездки увидели свет воспоминания о Модильяни. В этих воспоминаниях она признаётся:

«Вероятно, мы оба не понимали одну существенную вещь: все, что происходило, было для нас обоих предысторией жизни: его — очень короткой, моей — очень длинной.

Дыхание искусства еще не обуглило, не преобразило эти два существования, это должен был быть светлый, легкий, предрассветный час.

Но будущее, которое, как известно, бросает свою тень задолго перед тем, как войти, стучало в окно, пряталось за фонарями, пересекало сны и пугало страшным бодлеровским Парижем».

«Больше всего мы говорили с ним о стихах. Мы оба знали очень много французских стихов.

В два голоса читали Верлена, которого хорошо помнили наизусть, и радовались, что помним одни и те же вещи … Данте он мне никогда не читал. Быть может, потому что я тогда не знала еще итальянского.

Модильяни очень жалел, что не может понимать мои стихи, и подозревал, что в них таятся какие-то чудеса, а это были только первые робкие попытки».

 Источники: ru.wikipedia.org, personallife.ru, frame.friends-forum.com.

Амедео Модильяни и Анна Ахматова: история одной любви обновлено: Апрель 6, 2016 автором: interesno-vse.ru

Источник: http://interesno-vse.ru/?p=11473

Анна Ахматова и Амедео Модильяни: любовь как искусство

Роман, полный невероятных предположений и досужих суждений, – именно такими оказались отношения талантливого итальянского художника Амедео Модильяни и великой русской поэтессы Анны Ахматовой.

В нём было место и тайнам, и противоречиям, и рождению истинного искусства, в чертах которого угадывается недосказанная история глубокой любви.

Две известные личности с особым отношением к противоположному полу смогли воспылать страстью друг к другу на весьма короткое время.

Анна Ахматова в молодости.

Чтобы понять, насколько Анна Ахматова благоволила к мужскому полу, достаточно прочесть ее любимую фразу: «Культура женщины определяется количеством ее любовников». При этом, она подмечала, что, увы, у нее достойных кавалеров было меньше пяти. Замужем она была три раза, но многие источники утверждают, что у Анны были связи и на стороне.

Анна Ахматова с мужем Николаем Гумилёвым и сыном.

Причем, первый муж, Николай Гумилев, который стал, вскоре, известным поэтом, часто закрывал глаза на мимолетные увлечения своей супруги, благодаря чему они прожили в браке восемь лет. Сама же Ахматова, когда-то скажет о себе самой: «Чужих мужей нежнейшая подруга и многих безутешная вдова».

Модильяни, Пикассо и поэт Андре Сальмон.

Что же касается жгучего красавца Модильяни, то он просто обожал мимолетные отношения с представительницами прекрасного пола.

Часто его возлюбленными становились его же натурщицы, с которыми художник предавался любовным утехам прямо в процессе рисования.

Его непостоянство в выборе партнерш не стало препятствием для искренней любви со стороны нескольких девушек. Официально таковыми являются Беатрис Гастинг и Жанна Эбютерн.

Жанна Эбютерн.

Читайте также:  Описание картины казимира малевича «пезаж»

Обе были музами художника, а Жанна даже родила ему дочь. На свет должен был появиться и еще один их совместный ребенок, но Эбютерн, будучи беременной, покончила с собой, когда узнала о смерти своего Амедео.

Что же касается Анны Ахматовой, то ее никак не связывали любовными узами с Модильяни и только в 60-х годах ХХ века сама поэтесса приоткрыла завесу их отношений, рассказав о великом художнике и его роли в ее судьбе.

Художник Амедео Модильяни.

Впервые они встретились в Париже, в 1910 году, когда русская поэтесса путешествовала по Франции и Италии со своим новоиспеченным супругом Николаем Гумилевым. У пары был медовый месяц. Сама Ахматова рассказывала, что итальянец сумел произвести на нее впечатление.

Ведь вопреки нелепому внешнему виду (художник был одет в вельветовые штаны и куртку желтого цвета), его поведение было настолько галантным, а манеры – безупречными, что Анна даже забыла о его наряде. Но их знакомство было недолгим, и скоро Гумилевы вернулись домой.

В мастерской художника.

Не смотря на то, что поэтесса тщательно хранила тайны о своих отношениях, известно, что Модильяни ее просто обожал. Об этом он и признался Анне в первом письме, присланном ей через полгода после их встречи в Париже.

В то время супруг Ахматовой находился далеко, и писательнице было легко воспылать чувствами к заграничному художнику. Он засыпал Анну страстными письмами и это дало свой результат. Когда Николай Гумилев вернулся домой, супруги сильно поссорились, и Анна уехала в Париж.

Это случилось в 1911 году, и именно с этого момента началась история двух гениев искусства.

Амедео Модильяни в мастерской.

По словам самой поэтессы, именно с Модильяни у нее не было никаких отношений. Но, в это же время художник смог написать более 16 потрясающих картин с ее изображением.

А сама Ахматова призналась своему знакомому Георгию Адамовичу, когда они проезжали мимо ее парижских апартаментов в 1965 году, «как часто здесь гостил у нее Модильяни».

Вспоминая, Анна Андреевна рассказывает, что они с Амедео просто гуляли по улицам Парижа, поскольку художник был настолько беден, что ему нечем было платить за удобства во время их свиданий.

Анна Ахматова.

Их отношения поэтесса назвала предысторией жизни: короткой – Амедео, и длинной – самой Ахматовой. Эти два сердца объединяли особые взгляды на вещи. Модильяни восхищался способностью Анны угадывать мысли, а двадцатилетняя девушка поражалась его умению видеть мир не таким, каким видели его остальные. Художник часто водил русскую поэтессу в Лувр, приобщая ее к своей увлеченности Египтом.

Картина Амедео Модильяни «Анна Ахматова».

Он даже рисовал картины с лицом Ахматовой в духе египетских женщин. Вспоминая, Анна Андреевна с трепетом рассказывает, как Амедео укрывал ее под дождем во время их прогулок, и описала случай, когда пришла к нему с букетом роз, а его не было дома. Здесь поэтесса признается, что начала отрывать и бросать лепестки ему под дверь. А сам художник потом скажет, что они очень красиво лежали.

Анна Ахматова: заглядывая в будущее.

Эти слова скрывают в себе больше признаний в любви, чем самые громкие возгласы. Ведь только трепетные отношения позволяют сделать обычные цветы частью особенных воспоминаний. Воспоминаний о романе, который длился очень короткое время.

Спустя несколько месяцев, поэтесса решила вернуться на Родину и, на прощанье, Амедео отдаст ей 16 своих картин с ее изображениями.

Он попросит хранить их, но это окажется невыполненным обещанием, так как, вскоре, они сгорят во время пожара и лишь один рисунок будет с Анной всю жизнь.

Талантливый художник и жгучий красавец Модильяни.

После разлуки, Модильяни возвращается к своей разгульной жизни, от последствий которой, в 1919 году, и умирает. Анна узнает об этом случайно, прочитав старый журнал в 1920 году.

Тогда об Амедео скажут, что скончался хороший художник, а в 1922 году его назовут великим. В 1990-х мир увидит выставку картин Модильяни, среди ста которых будет место и 12-ти портретам Ахматовой.

Сама же Анна выйдет замуж еще дважды и никому не признается об отношениях с великим художником.

Анна Ахматова на склоне лет.

И лишь на закате своей жизни она, с особым трепетом, поведает историю о жгучем красавце из Парижа, о котором не было написано ни одного стиха, но зато какая глубокая тоска появится в ее произведениях после их расставания.

И сам Модильяни не станет кричать об их отношениях, а просто напишет картины с ее изображением. Видимо, так передают свои чувства настоящие люди искусства: молчат вслух, и кричат о них в своих гениальных произведениях.

Источник: http://magspace.ru/blog/stars/301448.html

Анна Ахматова и художники (Модильяни и другие)

Автор: Борис Столяров| 24 апреля 2016 00:04

Статья из архива...Ей повезло во многом: родилась в семье хорошо образованного потомственного дворянина – любителя поэзии, ее мама – творческая натура, состояла в отдаленном родстве с русской Сапфо – Анной Буниной, считающейся первой русской поэтессой. И к тому же – родилась в Одессе, городе поэтов и художников, в то время, наряду с Москвой и Петербургом – витрине русского искусства.Повезло ей и позже, в детстве, когда семья переехала в поэтическое Царское Село, и Анна стала ученицей Мариинской гимназии.Читать училась по азбуке Льва Толстого. В 5 лет уже говорила по-французски – ничего удивительного для того времени, но юная Анна уже слагала стихи, и с удивлением обнаружила – некоторые слова из русского языка рифмуются с французскими…Но, в отличие от других, свои ранние стихи никому не показывала, и, потому – не печатала.

Портреты работы Зинаиды Серебряковой (слева) и Анненкова. 1922 год

Впервые свое стихотворение она опубликовала в 1911 году – в 22 года…Но не хочется обсуждать поэтессу Анну Ахматову – для этого у всех были десятки лет познания ее творчества.

Конечно, у каждого есть свои любимые поэты, обычно их много, а у них – у каждого свои любимые строчки.

Я же приведу хорошо известные 2 строчки Ахматовой, которые, так или иначе, необходимы мне для дальнейшего рассказа, и которые, быть может, вам – каждому по-своему, о чем-то поведают:

Когда б вы знали, из какого сора
Растут стихи, не ведая стыда…

Когда-то, еще будучи студентом, увлекшись на какое-то время стихами Великой поэтессы, я неожиданно понял: она жила над массой (даже, в общем, интеллигентной средой), внутри своего узкого образованного творческого круга, и писала не для масс, а для тех, кто с ней в ее окружении…

Это было трудно в советское время, но она пыталась сохранить поэтику жизни.Удалось ли ей это?Если судить формально – по ее биографии, то нет – судьба поэтессы, как известно, была трагична. Тем не менее, сама она не была в заключении или изгнании – ее «били» по самому больному – близким ей людям.

Ольга Делла-Вос-Кардовская. Слева – Николай Гумилев.

Портреты выполнены примерно в одно и тоже время – 1910-1912 годы.

Ее муж Николай Гумилев был расстрелян.Ее любимый человек – Николай Пунин, после 3-х арестов, уже после войны – в «холодное лето 53-го» погиб в лагере.Ее единственный сын Лев Гумилев много лет провел в заключении…И это единственный персонаж в ее окружении, о котором мне говорить не хочется по причине, возможно, личного восприятия…Ее жизнь, ее горе – в поэме «Реквием».

Ахматова жила в творческой среде, в которой, особенно, в то время была немало художников.Она, ее профиль, гордо посаженная однажды (при рождении) на стройную, несколько вытянутую фигуру, голова – не могли не привлечь внимание мастеров живописи.

Это была превосходная натура – с характером, руками, шеей, как я уже сказал – головой, а главное – с какими-то невероятно живыми глазами, иногда – словно застывающими на какое-то время.Творческие люди видели в этих выразительных глазах идеи, замыслы, немыслимые поэтические краски для людей, их поступков, простых и сложных явлений, человеческих драм, любви…

Мужчины из окружения Ахматовой были влюблены в эту «гибкую гитану».Почему ее так называли? Остается загадкой – возможно Ахматова иногда одевалась как испанские цыганки или танцевала танцы испанских цыган. Не «попались в ее сети», по воспоминаниям современников, только Блок и Бунин. Бунин, судя по его стихотворению, считал Ахматову худой, бледной, нервной, притворной и бескровной.

Ее любили и не просто поклонялись – а стремились изобразить, написать портрет – Модильяни, Савелий Сорин (русский художник-портретист, создавший великолепную гравюру поэтессы), Петров-Водкин, Анненков, Федор (Фиделио) Бруни и другие.Известная русская художница Зинаида Серебрякова в 1922 году, увидев однажды Ахматову, воскликнула – «Анна, как вы похожи на меня!».И нарисовала…

автопортрет, который подписала – «Портрет А.А.Ахматовой. 1922». (Вы видите его выше).И позже, когда бы она ни рисовала свою новую (на некоторое время) подругу, получалась сама Серебрякова.Тем не менее, эти портреты и зарисовки – интересные.

Но еще ранее, в 1921 году, Анна Ахматова знакомится со своим ровесником Юрием Павловичем Анненковым, талантливым художником, сделавшим главным в своем творчестве создание портретов советских и партийных лидеров, руководителей науки и культуры. Его портрет «А.А. Ахматова. 1921», с моей точки зрения – великолепен.

Натан Альтман. Автопортрет и Портрет Ахматовой.

С еще одним своим ровесником – Натаном Альтманом, Анна Ахматова познакомилась в 1911 году в Париже.Анна тогда была никому не известной 20-летней «девушкой из России», приехавшей в гости к 27-летнему Модильяни. Модильяни принимал активное участие в шумной жизни Монмартра, и часто брал с собой на пирушки «гостью из России», прекрасно говорившую по-французски.

На одной из них он познакомил Анну с Натаном – своим другом по одной из прежних квартир (которые, кстати говоря, часто менял). Натан был «ярый авангардист», и когда он предложил Анне написать ее портрет, Модильяни от души расхохотался – мол, ты же увлекаешься кубизмом – как ты справишься с такой фигурой?Но Анне был жаль худощавого парня из Винницы, и она согласилась.

Я, чтобы был изгиб, посажу ее на стул. – Озабоченно ответил Натан своему итальянскому другу.И посадил…Так случилось, что впервые этот портрет широкая публика (богема, разумеется) увидела в 1915 году на выставке в одном из домашних салонов Петербурга. И он – этот портрет, не был похож на… руку и стиль Альтмана.

Но строгие салонные искусствоведы решили – Натану удался самый поэтический портрет молодой Ахматовой. Он сумел простыми (как авангардист) геометрическими линиями показать ее сложные поэтические строки, а различные голубые оттенки фона картины (их 3 и более) передают глубину ее поэзии.

И даже Кузьма Петров-Водкин, увидев однажды портрет Анны Ахматовой, вероятно, именно тот, что кисти Натана Альтмана, нарисовал ее в необычайно строгой для него манере.

Слева – Портрет Ахматовой работы Петрова-Водкина, справа – Сорина.

Петров-Водкин никогда Ахматову как женщину не любил. По определению… Возможно, потому придал ей мужские черты лица…И, будучи для многих «вещью в себе», показал поэтессу в «любимых тонах», поэтически задумчивой, творцом, имитируя греческий стиль.

И все же, из портретов этого периода жизни Анны Ахматовой мне больше других нравится портрет кисти Ольги Делла-Вос-Кардовской, муж которой – Дмитрий Кардовский, дворянин, был другом Репина. (Вы видите его вверху).Если следовать хронологии, то сейчас мы перенесемся в Париж, к Амедео Модильяни.

Но если вас интересует – а любила ли кого-то Анна Ахматова, то задержимся ненадолго в Петербурге, и обратим свой взор на Бориса Анрепа.

Познакомил Ахматову с Анрепом его ближайший друг, поэт, литературный критик и теоретик-литератор Николай Недоброво, с которым Ахматову связывали близкие отношения в 1914-15 годах, а, по мнению их современников – интимная дружба-любовь.В одном из писем Недоброво к Анрепу от 27 апреля 1914 года есть такие слова: «…

Читайте также:  Описание картины виктора попкова «шинель отца»

Попросту красивой ее назвать нельзя, но внешность ее настолько интересна, что с нее стоит сделать леонардовский рисунок, гейнсборовский портрет маслом, и икону темперой, а пуще всего поместить ее в самом значащем месте мозаики, изображающей мир поэзии».

Борис Анреп – баловень судьбы, любимец женщин, высокого роста, атлетического сложения, темпераментный, жизнерадостный, самоуверенный, романтичный, увлекающийся искусством, тонко чувствующий поэзию.Ахматова посвятила ему больше всех стихотворений – 36, среди которых самые счастливые и светлые стихи Ахматовой о любви из «Белой стаи». Их там – 17, а еще 14 – в «Подорожнике».Кое-как удалось разлучитьсяИ постылый огонь потушить.Враг мой вечный, пора научиться

Вам кого-нибудь вправду любить.

Но в Анрепе, все же, было больше от ловеласа, чем от того любимого, которому Ахматова в 1916 году подарила свое заветное черное кольцо.

Современные художники рисуют Анну Ахматову. Слева – Владимир Сысков. Анна Ахматова. 1989, справа – Георгий Гинзбург-Восков. Анна Ахматова. Лето 1965. Бумага, карандаш.

Она приписывала ему таинственную силу.Как за ужином сидела,В очи черные глядела,Как не ела, не пилаУ дубового стола.Как под скатертью узорной

Протянула перстень черный…

Но он его потерял…Всем обещаньям вопрекиИ перстень сняв с моей руки,

Забыл меня на дне…

В 1954 году Борис Анреп, к тому времени уже десятки лет проживая в Ирландии, получил заказ от Собора Христа Владыки в маленьком ирландском городке Маллингаре.На мозаичном панно, изображающем «Введение Богородицы во храм», в центре композиции – Святая Анна с большим нимбом вокруг головы.

Портретное сходство с Анной Ахматовой не вызывает сомнений.Нет – нам, все же, в Париж 1910 года. Опустим высокий стиль знакомства, ухаживания, бесед о поэзии Лафорга, Малларме, Бодлера, о телепатии, чтении стихов Верлена в два голоса…

Не говоря уже о том, о чем мы хотели бы догадаться, быть уверенным – это было именно так, о том, что, наверное, этого могло и не быть. Не наше это дело…Анна писала своей подруге – «…божественное в Модильяни искрилось сквозь какой-то мрак, он совсем не похож ни на кого на свете, он нищий, и непонятно, чем он живет».

Анна вспоминала позже – как художник он не имел и тени признания, жил в тупикe Фальгьера, беден был так, что в Люксембургском саду мы сидели всегда на скамейке, а не на платных стульях, как было принято. …

В это время Модильяни бредил Египтом, часто водил Ахматову в Лувр смотреть египетский отдел, рисовал ее голову в убранстве египетских цариц и танцовщиц…Из этих рисунков почти ничего не сохранилось.

Модильяни. Ахматова

Рисовал Анну не с натуры, а в небольшой импровизированной мастерской – и эти рисунки дарил ей. Их было 16…Модильяни попросил Анну – окантовать рисунки и повесить у себя дома.Увы, рисунки Модильяни, если верить Ахматовой, стали еще одной жертвой Революции – они погибли в царскосельском доме – висели на стене.

Уцелел тот, который она стеснялась повесить, и он лежал между страниц в каком-то альбоме с репродукциями.По мнению искусствоведов, в уцелевшем рисунке меньше, чем в остальных, предчувствуются будущие картины Модильяни с обнаженными…Супруг Ахматовой Николай Гумилев, судя по всему – ревнуя ее к дням молодости, называл Модильяни «вечно пьяным чудовищем».А Ахматова вспоминала:

Сказал, что у меня соперниц нет.
Я для него не женщина земная…

Пролетели годы… 29 апреля 1965 года, в конце дня, Анна Ахматова вдруг сказала Анатолию Найману – давай вызовем такси, поедем в нотариальную контору.

Она хотела изменить и заверить у нотариуса, написанное ранее, завещание.И когда они вышли от нотариуса на улицу, она с тоской произнесла: «О каком наследстве можно говорить? Взять под мышку рисунок Моди и уйти»…

Справа – Рисунок Модильяни, с которым Ахматова «хотела уйти»…

Николай Харджиев – русский писатель, историк новейшей литературы и искусства, считает, что знаменитый рисунок обнаженной Анны, а именно его она хотела «взять под мышку и уйти», похож по своей композиции на подготовительный рисунок для скульптуры.

Харджиев считал, что образ Ахматовой у Модильяни напоминает аллегорическую фигуру «Ночи» на крыше саркофага Джулиано Медичи работы Микеланджело. Подобно «Ночи», фигура Ахматовой покоится наклонно.

Когда один из издателей в начале 60-х попросил Ахматову написать «очерк о встречах с Модильяни», она, подумав, отказалась – помнила уже мало, а то, что помнила, было не для всех…Какое–то время она прятала уцелевший рисунок. Но потом, когда «выросла», до самой ее смерти он висел у нее в изголовье.

Есть, правда, и конспирологическая версия (до чего падкий на них народ).Она гласит: 15 рисунков Модильяни с обнаженной натуры Анны Ахматовой не погибли. Почему? Рукописи не горят! Логично… Если отстраниться от действительности и уйти в мир любимой (или не любимой) литературы.

Хорошо, допустим, но тогда – куда они делись?Рисунки, которые, как вещает теория, были уликами, и их никому нельзя было показывать, до поры до времени спрятала молодая жена сына Ахматовой – Льва Гумилева.В пользу этой теории говорит то, что они, вероятней всего, не были окантованы и не висели – они были не менее – а, скорее – более, эротичными, чем сохранившийся.

…О милые улики,
Куда мне спрятать вас?

Высказывается также предположение, что Ахматова вовсе и не ввезла их в Россию, а оставила во Франции. У кого?Современники Ахматовой в послевоенные годы вспоминают: ее рассказы о гибели рисунков всегда разные, часто – противоречивые, и не слишком правдоподобны.

Иногда она говорила – «они сгорели вместе с царской Россией», иногда, мол, красноармейцы их «раскурили на цигарки»…Но сегодня они изданы… Откуда появились? Неужели, и правда – потомки Гумилева-сына и его вдовы продали их за рубежом?Известно – своего мужа Анна Ахматова уважала, но не любила.

Перед замужеством она написала в одном из писем: «…Я отравлена на всю жизнь, горек яд неразделенной любви… Смогу ли я снова начать жить? Конечно, нет! Гумилев — моя судьба, и я покорно отдаюсь ей. Не осуждайте меня, если можете.

Я клянусь Вам всем для меня святым, что этот несчастный человек будет счастлив со мной».

Сарьян. Ахматова

Позже она говорила – их брак был не началом, а «началом конца» их отношений. «Несчастный человек» не был с нею счастлив. Впрочем, как и она с ним.Из воспоминаний: «Она была очень красива, все на улице заглядывались на нее.

Мужчины, как это принято в Париже, вслух выражали свое восхищение, женщины с завистью обмеривали ее глазами.

Она была высокая, стройная и гибкая… На ней было белое платье и белая широкополая соломенная шляпа с большим белым страусовым пером — это перо ей привез только что вернувшийся тогда из Абиссинии ее муж — поэт Гумилев».

Но Модильяни, а не Гумилев, постоянно присутствовал в ее стихах:Смотреть, как гаснут полосыВ закатном мраке хвой,Пьянея звуком голоса,Похожего на твой.И знать, что все потеряно,Что жизнь — проклятый ад!О, я была уверена,

Что ты придешь назад.

И все же, отбросим конспирологию – предлагаю вам свой вариант появления на свет рисунков с обнаженной Анной.Модильяни делал обычно не одну и даже не две зарисовки натуры, а несколько рисунков.

Нелюбимые он беспощадно уничтожал, а те, с которыми не хотел расставаться, продавал.Известно – его постоянным покупателем был доктор Поль Александер. Доктор был не слишком богат, и потому Модильяни продавал ему картины по ничтожной цене.

Такими представляет себе отношения Ахматовой и Модильяни живописец Наталия Третьякова.

Однако Ахматова позже утверждала – доктор Александер ее не знал, но однажды увидев, спросил художника – кто эта стройная молодая женщина с тугим пучком затянутых темных волос на затылке?И восхитился ее профилем…

В парижской газете «Русская мысль» за 20 октября 1993 года генуэзская славистка Докукина–Бобель заявила – на прошедшей летом того же года выставке в Венеции на рисунках Модильяни из коллекции доктора Поля Александера, представленных его внуками и правнуками, изображена Анна Ахматова.

P.S.

В 2003 году на аукционе Christie’s в Нью-Йорке картины Амедео Модильяни с изображением обнаженной женской натуры были проданы за баснословную цену, самая дорогая – за 27 млн долларов. Это стало тогда сенсацией.

Но среди них не было ни одного полотна из знаменитой серии картин и рисунков с изображением Анны Ахматовой, и ни одна из модильяновских ню даже отдаленно не напоминает одухотворенную Великую Ахматову.

Мы повторили публикацию 2-летней давности.

Анна Ахматова, Художники, Модильяни, Гумилев

Похожие материалы

Источник: http://stop-news.com/sobytiyafakty/anna-ahmatova-i-hudozhniki-modilyani-i-drugie

Анна Ахматова и Амедео Модильяни

Анна Ахматова познакомилась с Амедео Модильяни в 1910 году в Париже, во время свадебного путешествия. Николай Гумилев привёл молодую жену в кафе “Ротонда”, где собиралась вся художественная и литературная богема Парижа. Там её и заприметил молодой французский художник Амедео Модильяни.

Модильяни был старше Ахматовой на пять лет. В те годы Амедео был абсолютно безвестным и непризнанным художником даже среди друзей, которые относились к нему покровительственно. Как писал его друг Гийом Аполлинер, он находился «в отважных странствиях в поисках своей индивидуальности, в поисках самого себя».

Поиски эти, судя по всему, были трудными, так как Амедео Модильяни пребывал в состоянии постоянной тревоги, беспокойных, упрямых метаний недовольного собой художника. Двадцатилетняя Анна Ахматова тоже жадно вглядывалась в мир, стремясь глубже познать его.

Анна Ахматова уже чуть-чуть «вкусила славы», опубликовав около двух десятков стихотворений в разных изданиях, и имя её стало известным в поэтических кругах. Теперь, впервые попав во Францию, она оказалась в центре парижской богемы, на «самом Монпарнасе».

Амедео Модильяни жил нараспашку, раскрывая перед всем миром свою веру в жизнь, а потом одержимый, в пьяном угаре рвал в клочья разлинованную бумагу, потому что не мог достичь одному ему известного совершенства.
Анна не могла не заметить творческую душу художника.

Их неподдельный интерес друг к другу был заметен, их страсть была неудержимой, но недолгой. Её изумило, что это её страстное чувство, смешанное с желанием и восхищением  вдохновенным французским художником заметил её муж.

Гумилев приревновал молодую жену, а “Моди” устроил скандал из-за того, что Гумилев обращался к жене на русском языке, которого не понимали ни он, ни окружающие.

«Вероятно, мы оба не понимали одну существенную вещь:
всё, что происходило, было для нас обоих предысторией нашей жизни:
его — очень короткой, моей — очень длинной.

Дыхание искусства ещё не обуглило, не преобразило эти два существования,
это должен был быть светлый легкий предрассветный час.


Но будущее, которое, как известно, бросает свою тень задолго перед тем,
как войти, стучало в окно, пряталось за фонарями, пересекало сны и пугало
страшным бодлеровским Парижем, который притаился где-то рядом.» — писала Анна Ахматова.

В первый свой приезд в Париж весной 1910 года Анна Андреевна и Модильяни виделись редко. Молодая супружеская пара Анна и Николай быстро вернулась в Россию.

Модильяни не забыл русскую поэтесс, и послал Анне Андреевне письмо, их переписка продолжалась всю осень и зиму 1910—1911 года.

Супруг Ахматовой Николай Гумилев, судя по всему – ревнуя её к дням молодости, называл Модильяни «вечно пьяным чудовищем».

В 1911 году Ахматова, пренебрегая мнением мужа, отправилась в Париж одна. Это было началом краха их брака с Гумилевым. Это был апогей их с Модельяни любви. Встречи с Амадео Модильяни в 1911 году становятся регулярными.

Читайте также:  Описание картины василия поленова «воскрешение дочери иаира»

В это время Модильяни бредил Египтом, часто водил Ахматову в Лувр смотреть египетский отдел, рисовал ее голову в убранстве египетских цариц и танцовщиц…
Из рисунков Модильяни, подаренных Анне почти ничего не сохранилось.

 Художник создал 16 рисунков — портретов Анны АхматовойМодильяни рисовал Анну не с натуры, а по памяти в небольшой импровизированной мастерской – и эти рисунки дарил ей.Модильяни попросил Анну – окантовать рисунки и повесить у себя дома.

Увы, рисунки Модильяни стали ещё одной жертвой Октябрьской Революции 1917 года — они погибли в царскосельском доме, так как открыто висели на стене.

Уцелел один рисунок Модильяни, который она стеснялась повесить, и он лежал между страниц в каком-то альбоме с репродукциями. Как считала Ахматова, не самый выразительный и не самый характерный для манеры Модильяни.

Знаменитый рисунок, украсивший многочисленные издания произведений поэтессы. На нём Ахматова изображена в виде аллегорической фигуры «Ночи» на крышке саркофага. Оригинал рисунка находится в одной из частных коллекций.

По мнению искусствоведов, в уцелевшем рисунке меньше, чем в остальных, предчувствуются будущие картины Модильяни с обнаженными натурами…

«В следующие годы, когда я, уверенная, что такой человек должен просиять, спрашивала о Модильяни у приезжающих из Парижа, ответ был всегда одним и тем же: не знаем, не слыхали.» — вспоминала Ахматова.

Восстановить семейные отношения с Николаем Гумилевым Анне не удалось, их семейная жизнь продлилась не долго, в 1914 году они расстались.

Почти через полвека Ахматова рассказала своей подруге Нине Антоновне Ольшевской-Ардовой, актрисе Малого театра: «Когда я его в первый раз увидела, подумала сразу: «Какой интересный еврей. А он тоже говорил (может, врал), что, увидев меня, подумал: «Какая интересная француженка!»

Источник: https://hist-etnol.livejournal.com/6702125.html

Анна ахматова — амедео модильяни..

?tanjacha1 (tanjacha1) wrote,
2017-01-05 09:06:00tanjacha1
tanjacha1
2017-01-05 09:06:00Анна Андреевна Ахматова (1889–1966) не любила рассказывать о своей личной жизни, о её романах нам известно со слов друзей, близких, знакомых. Часто поэтесса сама в стихах раскрывала тайны своих чувств к любимым мужчинам.

И лишь одна история, которая случилась с ней в молодости, когда поэтессе едва исполнилось двадцать лет, породила немало загадок, разгадать которые до конца не удаётся до сих пор. Ахматова тщательно скрывала историю этой любви и лишь в конце жизни слегка приоткрыла завесу над её тёплым чувством к итальянскому художнику Амедео Модильяни (1884–1920).

Итальянский еврей по происхождению, Модильяни переехал в Париж в 1906 году, чтобы брать уроки художественного мастерства у именитых французских живописцев и заявить о себе, как о молодом, талантливом художнике.

Модильяни был неизвестен и очень беден, а лицо его излучало такую поразительную беззаботность и спокойствие, что Ахматовой он показался человеком из странного, непонятного ей, непознаваемо иного мира.
Изящный, аристократичный, чувствительный, Амедео отличался особой экстравагантностью, которая сразу бросилась в глаза русской девушке.

Она вспоминала, что в первую их встречу Модильяни был одет в жёлтые вельветовые брюки и яркую, такого же цвета, куртку. Вид у него был нелепый, однако художник так изящно мог преподать себя, что казался элегантным красавцем, словно одетым в самые дорогие наряды по последней парижской моде.


В тот год Модильяни едва исполнилось двадцать шесть лет. Анне Андреевне, напомним, двадцать. За месяц до этой встречи, весной 1910 года, она обручилась с поэтом Николаем Гумилёвым, и влюблённые отправились в Париж.Модильяни встретил Ахматову в самом центре французской столицы. Говорили, что поэтесса была так красива, что на улицах все заглядывались на неё, а незнакомые мужчины без стеснения вслух восхищались её очарованием. «Я была просто чужая, — вспоминала Анна Андреевна, — вероятно, не очень понятная… женщина, иностранка».Художник осторожно попросил у Ахматовой разрешение написать её портрет. Она согласилась. Так началась история страстной, но недолгой любви.После возвращения в Петербург Ахматова продолжала писать стихи и поступила на историко-литературные курсы, а её супруг, Николай Гумилёв, с нетерпением дождавшись осени, уехал в начале сентября в Африку, пообещав вернуться только к следующей весне.Молодой жене, которую всё чаще называли «соломенной вдовой», было очень одиноко. И будто бы читая её мысли, парижский красавец вдруг прислал пылкое письмо, в котором признался, что не может забыть её и мечтает о новой встрече. Письма стали частыми, и в каждом из них Модильяни признавался в любви.Однако от друзей, побывавших в Париже, Ахматова знала, что Дедо, как называли близкие Модильяни, пристрастился к вину и наркотикам. Художника угнетали нищета и безнадёжность. А русская девушка, которая так стремительно влетела в его жизнь, оставалась далеко в чужой, непонятной стране.В марте 1911 года Гумилёв вернулся из Африки. И почти сразу у супругов произошла крупная ссора. Обиженная Ахматова, вспомнив о парижском поклоннике, внезапно уехала во Францию, где провела долгих три месяца.

Амедео она увидела совершенно иным. Худой, бледный, осунувшийся от пьянства и бессонных ночей в кругу своих любимых натурщиц, Дедо резко постарел сразу на много лет. Он отрастил бороду и казался теперь почти стариком. Однако для Ахматовой её страстный итальянец оставался самым красивым на свете. Он, как и раньше, обжигал её таинственным, пронзительным взглядом.

Модильяни подарил Анне Андреевне незабываемые дни, которые остались с ней на всю жизнь. Спустя много лет она рассказывала, что художник был так беден, что не мог её никуда пригласить и водил по городу. Им приходилось сидеть в любимом Люксембургском саду на скамейке, а не на удобных стульях, за которые пришлось бы платить. Они гуляли по ночному Парижу, по старинным, тёмным улочкам, а однажды даже заблудились и пришли в мастерскую художника лишь под утро.В крохотной, заставленной холстами комнатке Ахматова позировала художнику. В тот сезон Модильяни нарисовал на бумаге, по словам поэтессы, более десяти её портретов, которые сгорели потом во время пожара. Однако до сих пор некоторые искусствоведы считают, что Ахматова скрыла их, будто бы не желая показать миру. Возможно, Анна Андреевна боялась, что портреты могли сказать всю правду об их отношениях…Много лет спустя среди рисунков художника нашли два портрета обнажённой женщины и обнаружили явное сходство модели со знаменитой русской поэтессой. Эти рисунки стали подтверждением любви Модильяни и Ахматовой. Они могли бы быть вместе, однако судьба разлучила их навсегда. Но в тот год влюблённые не думали о вечной разлуке. Они были вместе. Он — одинокий и бедный итальянский художник, она — замужняя русская женщина.Днём Модильяни водил Анну Андреевну по музеям, особенно часто они заходили в египетский подвал Лувра. Амедео был убеждён, что лишь египетское искусство может считаться достойнейшим. Художник отвергал прочие направления в живописи. Русскую подругу он изображал в нарядах египетских цариц и танцовщиц.Когда же наступала ночь, влюблённые выходили из мастерской и гуляли под открытым небом. По воспоминаниям Ахматовой, в те дни шли обильные дожди, и заботливый Дедо, прихватив на случай дождя огромный чёрный зонт, раскрывал его над Анной, словно пряча её от всех житейских забот. В такие минуты для Ахматовой существовал лишь он — её странный друг, казавшийся малым ребёнком, нелепый романтик, воспевающий неземные миры.Ахматова вспоминала, что никогда не видела Амедео пьяным. Лишь однажды, накурившись гашиша, он лежал и в растерянности держал её руку, повторяя: «Sois bonne, sois douce».[4] «Но ни доброй, ни нежной, — добавляла поэтесса, — я с ним не была».Когда Ахматова, покидая Париж, прощалась с художником, тот отдал ей свёртки рисунков, как всегда подписанных коротким словом: «Моди». В переводе с французского это означало «проклятый». Амедео настойчиво просил повесить их в комнате Анны на родине. Но она спрятала рисунки итальянца в надёжное место. И лишь единственный рисунок работы Амедео Модильяни до последних дней висел у неё над изголовьем кровати.С их последней встречи прошло долгих девять лет. Ахматова продолжала писать, прославилась. В некоторых её стихах прослеживалась тоска по Парижу и Амедео:О, не вздыхайте обо мне,Печаль преступна и напрасна,Я здесь, на сером полотне,Возникла странно и неясно.И нет греха в его вине,Ушёл, глядит в глаза другие,Но ничего не снится мнеВ моей предсмертной летаргии.До конца жизни поэтесса утверждала, что в её творчестве нет ни одного стихотворения, посвящённого Модильяни. Так это или нет, теперь остаётся лишь гадать.

А Дедо опять встречался с женщинами, пытался найти свою музу. В его мастерской снова по несколько дней жили танцовщицы из дешёвых кабаре, девицы из борделей, торговки и уличные женщины, которых художник приводил, чтобы писать их с натуры.

Он считал, что лишь через чувственное познание женщины можно передать её образ в картине. Амедео вновь запил, курил марихуану, распутничал и совершенно не следил за своим ухудшающимся здоровьем. Его называли «бездомным бродягой», «донжуаном и сердцеедом».

Он вёл бурную, развратную жизнь, словно стремился побыстрее умереть.


А с приходом ночи бледный, бородатый, черноволосый молодой мужчина надевал тёмную шляпу с огромными полями и бродил по улицам Парижа. Может, тогда он вспоминал загадочную русскую девушку, читавшую ему свои стихи, слов которых художник понять не мог.
В 1914 году Модильяни познакомился с богатой англичанкой Беатрис Хастингс, которая была на пять лет старше его и очень любила художника. Их роман был бурным и непродолжительным. Через два года, не желая больше терпеть пьяные дебоши Амедео, Беатрис ушла от него.Спустя год художник увлёкся двадцатилетней девицей Жанной Эбютерн. Они стали жить вместе, и осенью 1918 года Жанна родила Модильяни дочь. Художник был счастлив, наконец-то он обрёл семью и долгожданный покой. Однако силы его таяли с каждым днём. В конце 1919 года Модильяни сильно простудился и спустя месяц умер. Обезумевшая от горя супруга, уже восемь месяцев носившая под сердцем второго ребёнка, не смогла пережить смерть любимого. Она выбросилась из окна на следующий же день, поскольку хотела уйти из жизни вместе с Амедео.Анна Ахматова узнала о смерти Модильяни случайно, когда в один из январских вечеров 1920 года открыла старый европейский журнал по искусству и увидела маленький некролог, где сообщалось о невозвратимой потере для живописи — скончался хороший художник.Дочь Амедео Модильяни, став взрослой, написала книгу о своём отце, в которой описала его жизнь и десятки романов с самыми разными женщинами. Она упомянула всех — и тех, к кому её отец испытывал сильные чувства, и тех, связь с которыми была непродолжительной. И только об Ахматовой в этой книге не сказано ни слова.Возможно, итальянский художник, так же как и поэтесса, не желал разглашать их взаимную, казавшуюся необыкновенной любовь.Тяжела ты, любовная память!Мне в дыму твоём петь и гореть,А другим — это только пламя,Чтоб остывшую душу греть.В 1922 году мир признал Модильяни великим художником. В наши дни его картины продаются на аукционах за пятнадцать и более миллионов долларов. В начале 1960-х годов, после трёхдневного посещения Парижа (спустя более чем пятьдесят лет) Ахматова всё-таки решилась написать воспоминания о встрече с итальянским художником и их непродолжительном, но очень ярком романе. Тогда она призналась: «Всё, что происходило, было для нас обоих предысторией нашей жизни: его — очень короткой, моей — очень длинной». Анна Андреевна Ахматова больше не отрицала своей любви к итальянскому красавцу Амедео Модильяни.Поэтесса умерла 5 марта 1966 года под Москвой, в Домодедово. Похоронили её в Комарово, близ Петербурга.

В начале 1990-х годов в Италии состоялась выставка работ итальянского художника. Среди ста картин посетители увидели двенадцать изображений красивой, молодой, черноволосой девушки. Это были портреты великой русской поэтессы Анны Андреевны Ахматовой.


Источник: https://tanjacha1.livejournal.com/105120.html

Ссылка на основную публикацию