Описание картины эдуарда мане «завтрак в мастерской»

ИМПРЕССИОНИЗМ.Ч.3. ЭДУАРД МАНЕ

Эдуард Мане (1832-1883, Manet, Édouard), ­–  всемирно известный французский художник: живописец и график

Эдуард Мане и импрессионисты

Эдуард Мане счита­ется одним из зачинателей импрессионизма.

 Во многом являясь предшественником вдохновителем импрессионистов, Мане в то же время  расходится с ними в некоторых важных моментах: в своих произведениях он сохраняет конструктивную ясность рисунка, ритмически организующего плоскость, оставляет в своей палитре серые и чёрные тона и в целом не изменяет бытовому жанру с его литературно-ассоциативной подосновой.  Оказав большое влияние на импрессионистов, Эдуард Мане сам не остался безучастен к их революционным поискам и открытиям. Художник выбирает из бесконечного потока бытия лишь мимолетный фрагмент, стремясь передать свежесть впечатления, создать у зрителя особое ощущение, что он свидетель всего происходящего сейчас, что каждое мгновение жизни может быть исполнено поэзии и художественной ценности.

В картинах импрессионистов, и у Эдуарда Мане «случайность» выбранного момента, ничем не выделяющегося среди предшествующих и последующих, специально  подчеркивалась композицией, изобилующей срезами фигур и предметов, предполагающей в этом случаЕ возможность продолжения изображенного за пределы холста. На полотнах Мане светотеневая моделировка заменяется цветовой, палитра становится все более светлой, красочной; мазок — широким, свободным, передающим трепетность живого дыхания жизни; контуры изображаемого теряют четкость, как бы растворяются в световоздушной среде. Пространство картины пронизано светом, наполнено воздухом. Мане, подобно импрессионистам, пробует писать на открытом воздухе, на пленэре,  всю картину целиком, иногда он работает вместе с Клодом Моне над одним и тем же пейзажным мотивом или пишет товарища на природе: Клод Моне в своей лодке на Сене (1874, Мюнхен, Новая пинакотека).

Особенности творчества Эдуарда Мане

В своём творчестве Эдуард Мане часто использует и переосмысляет сюжеты и мотивы живописи старых мастеров. Мане стремится наполнить их современным звучанием, решить новые живописные задачи( «Завтрак на траве», «Олимпия», «Бой быков в Мадриде», «Балкон»)

 Живописная манера Мане постепенно на протяжении 1860-х годов освобождается от присущих ей ранее глухих и плотных тонов, чёрных теней, однако в ней сохраняются и даже усиливаются контуром контрасты между тёмными и светлыми зонами, отчего при восприятии возникает некоторая плоскостность изображения; живопись становится более свободной и вместе с тем более изощрённой, всё чаще живописная ткань обогащается прозрачными рефлексами и валёрами.

 Обновляя бытовой жанр 19 века, Эдуард Мане поэтизирует заурядную на первый взгляд жизненную ситуацию, мир окружающих человека вещей, выявляет скрытую гармонию бытия.  Жанр многих произведений Мане трудно даже определить. Художник в одной картине мог объединить жанровые сценки и пейзаж. Картина «Завтрак в мастерской», например, удачно сочетает портрет, натюрморт и бытовую сцену.

 В 1870-е годы Мане много работает в области портрета, перенося в неё основные проблемы своих сюжетных композиций, расширяя возможности этого жанра и превращая его в своего рода исследование внутреннего мира современника.

 Са­мые знаменитые картины: «Олимпия», «Завтрак на траве», «Бар «Фоли-Бержер»», «Арджантей», «В лодке», «Флейтист», «Портрет Эмиля Золя», «Казнь императора Максимилиана»,  «Букет сирени», «Кабачок».

Фотография Эдуарда Мане

Биография Эдуарда Мане

Эдуард Мане родился в Париже, в богатой буржуазной семье. Его родители надеялись, что их сын получит респектабельное юридическое образование. Но Эдуард попытался стать моряком (и даже совершил в качестве юнги путешествие в далёкре Рио-де-Жанейро). В конце концов победила его приверженность к искусству.

В течение шести лет (1850-1856) Эдуард  Мане посещал мастерскую известного в то время исторического живописца Тома Кутюра, с которым у молодого художника вскоре сложились весьма напряженные отношения. Трудно было найти что-либо более противоположное, чем стремление Мане к живому и современному искусству и академический, мертворожденный «историзм» Тома  Кутюра.

Тем не менее, в мастерской Кутюра, требовавшего от своих учеников изучения старых мастеров, Эдуард  Мане приобщился к классическому наследию. Мане усердно посещает Лувр, а после ухода от Кутюра совершает турне по музеям Италии, Голландии,  Германии и Австрии.

Объекты его поклонения — Тициан и Тинторетто, Рембрандт и Хальс, Пуссен, Делакруа и Энгр, но прежде всего великие испанцы — Веласкес и Гойя. Хотя Мане впервые попал в Испанию только в 1865 году, все его раннее творчество проходит как бы под знаком испанской живописи.

В начале 60-х годов художник порой близко «пересказывает» в своих произведениях работы велики испанских художников, а во время гастролей в Париже мадридской балетной труппы (1862) Мане пишет серию картин с живых испанских моделей («Лола из Валенсии», «Гитарист», «Испанский балет»).

 Однако, несмотря на свою репутацию «парижского испанца» и перекличку с другими старыми мастерами, Эдуард  Мане с самого начала выступает как художник с самобытным видением, неразрывно связанный с художественными исканиями своего времени.

Так, одно из самых ранних его произведений — «Любитель абсента» (1859 –кажется прямой иллюстрацией к «Цветам зла» Бодлера. Первой подлинно масштабной работой Мане явился «Завтрак на траве» (1862).

Композиция картины была навеяна рисунком Рафаэля и образами картины  «Концерт» Джорджоне. По поводу создания этой картины Мане говорил своему другу, журналисту А. Прусту: «Когда я был в ателье, я копировал Джорджоне, нагую женщину с музыкантами.

Но у меня все будет по-другому — я перенесу сцену на воздух, окружу ее прозрачной атмосферой, а люди будут такими, какими мы их видим сегодня».

 Открытая перекличка со старой живописью только подчеркивала новизну искусства Эдуарда Мане. На его картине мы видим живых парижан 60-х годов прошлого века, непринужденно расположившихся на месте классических персонажей.

Публику и критиков шокировали вызывающий реализм художника, игнорирование им академических общепринятых канонов красоты, а также привычной сюжетной «законченности» изображения.

Герои Эдуарда Мане внешне разобщены, не связаны поверхностными какими-то сюжетными отношениями, но объединены одной психологической и поэтической атмосферой, проникнуты общим ощущением тайны жизни.

В устремленном прямо на зрителя взгляде обнаженной женщины (художник написал ее с Викторини Меран, своей любимой натурщицы) есть и дерзкая непосредственность, и глубокая мечтательность. Эта стоящая над временем поэзия и глубина образов сближала Мане, при всем его новаторстве, с творчеством великих мастеров прошлого.

Она же в следующем столетии вдохновит Пикассо на создание вариаций на тему «Завтрака на траве». Пикассо написал сотни графических и живописных работ на эту тему.  В стиле картины соединены две характерные для Мане тенденции — стремление к пленэрной живописи и к более материальной и пластичной живописной манере.

Если пейзаж написан легкими, светящимися и как бы размытыми красками, то фигуры и блестящий натюрморт представляют собой изысканную гармонию более сгущенных и контрастных тонов. Начиная с «Завтрака на траве», отвергнутого официальным «Салоном», и выставленного в только что открывшемся «Салоне отверженных», берет начало непримиримый конфликт Мане с официальным искусством. Этот конфликт еще больше обострился после создания в 1863 году знаменитой картины «Олимпия».

 Так же как в предыдущем полотне, художник «осовременил» в «Олимпии» традиционные мотивы, но сделал это еще более эпатирующим образом.

Вместо классической Венеры или романтической одалиски он, по словам одного критика того времени, «изобразил голую женщину на неприбранной постели и возле нее негритянку с букетом цветов и черную кошку с выгнутой спиной».

Между этими персонажами еще меньше прямой связи, чем между фигурами «Завтрака», но от их сочетания рождается цельный и насыщенный ассоциациями образ, в чем-то созвучный с  образами в  поэзии Бодлера.

Как и обнаженная в «Завтраке», «Олимпия» (моделью для нее послужила опять же Викторина Меран) смотрит на нас взглядом, словно олицетворяющим загадочную и победную силу искусства Мане. В живописном отношении «Олимпия» — одна из вершин творчества художника.

В ее утонченной и смелой цветовой гармониипроявилась высочайшая живописная культура Эдуарда Мане, впитавшая в себя опыт мастеров прошлого. Однако французский художник внес в этот опыт не только современную энергию и лаконизм, но и нечто совершенно новое.

Он обобщает форму, пренебрегает светотенью и третьим измерением (Курбе не случайно сравнивал «Олимпию» с «игральными картами»), добивается особой интенсивности цвета. В итоге картина не только приобретает законченность стиля, но при этом превращается, в значительной степени, из ренессансного «окна в мир» в поэтический «образ мира». В художественных принципах картины «Олимпия» лежали во многом истоки всего последующего европейского искусства, а «идолообразность» женской фигуры прямо предвосхищала образы Поля Гогена. Другие крупные произведения Мане 60-х годов — «Завтрак в мастерской» (1868) и «Балкон» (1869), явившийся своеобразным современным переосмыслением картины Франциско Гойи.

 Однако творчество Мане отнюдь не исчерпывалось созданием больших программных композиций. Художника не случайно называли «живописцем современной жизни».

«Глаз Мане, — писал Пруст, — был наделен поразительной зоркостью, Париж не знал фланера, который бы извлекал столько наблюдений из своих прогулок по городу», Мане писал парижские улицы и кафе, скачки в Лоншане, речные сцены в Аржантейле и марины, обнаженных женщин «за туалетом», замечательные портреты и натюрморты.

Именно это стремление сделать предметом искусства саму окружающую действительность и сплотило вокруг художника молодых новаторов, за которыми вскоре утвердилось название импрессионистов.

Местом постоянных встреч Мане и его друзей стало знаменитое кафе Гербуа в квартале Батиньоль, отсюда первоначальное название группы — «батиньольская». Но хотя Эдуард Мане во многом способствовал зарождению импрессионизма, он не слился с этим движением.

Его упорное нежелание участвовать в выставках импрессионистов, вне официального Салона, объяснялось не только аристократическими предрассудками, но и более глубокими причинами — большей связью с традицией, большей внутренней устойчивостью образов, которые у Мане кажутся, при всей их спонтанной жизненности, выхваченными из потока времени. Тем не менее в 70-е годы  в своём творчестве художник испытал сильное влияние Клода Моне и Ренуара, которое проявилось, в частности, в его поздних, непревзойденных по живописному мастерству женских портретах и натюрмортах. Своеобразным итогом импрессионистического периода и всего творчества Мане явилось созданное им полотно «Бар в Фоли-Бержер».

Читайте также:  Описание картины василия кандинского «старый город»(1902год)

 Картина эта — подлинная фантасмагория света и цвета.

Зднесь кисть Мане передает текучий блеск хрусталя, нежное свечение цветов и кружев, тяжелое рдение плодов, утонченные сочетания лилово-черного, оранжевого, розового, , желтого, серебристо-сиреневого — а отражения и отблески в зеркале придают всему феерический характер.

Но в центре всего — пленительный образ девушки, в котором Мане, как всегда, заставляет нас ощутить проникновенную  загадочную глубину человеческой личности.

С помощью зеркального отражения (прием, по всей вероятности, заимствованный из «Менин» Веласкеса) художник раздваивает свой образ — вводит его в текущую мимо жизнь и ставит над временем. В этой двойственности, неповторимом сочетании мгновенного и вечного, и заключалась одна из главных особенностей всего искусства Мане.

 Творчество Эдуарда Мане принадлежит к числу тех явлений, которые как бы завершают сложение реалистических традиций во французском искусстве 19 века и в то же время их значительно обновляют; художественные проблемы, впервые поставленные и разрешаемые Эдуардом Мане, во многом определяют направленность исканий, характерных для изобразительного искусства последующего исторического периода. Творчеством этого живописца заканчивается период главенствования традиционного официального искусства и начинается время нового – с иными целями и языком.

Олимпия. 1863

Завтрак на траве. 1863.

У папаши Латюиля

Нана

Бал в Фоли-Бержер

Портрет родителей.

Портрет Жанны Дюваль

В лодке

Флейтист.

Гитарреро

Кружка пива

Уголок кафешантана

Железная дорога

Клод Моне в лодке

В оранжерее

дама с веерами

Портрет Эмиля Золя

Бал-маскарад в Опере

Скачки в Лоншане

Отдых. Портрет Берты Моризо

Балкон

Завтрак в Мастерсокй

Уличная певица

Бой быков в Мадриде

В саду

Лола из Валенсии

Викторина Меран в костюме эспады

Музыка в Тюильри

Викторина Меран

Дорожные рабочие на улице Монье

Мыльные пузыри

Большой канал в Венеции

Ласточки

http://www.artcontext.info/

http://impressionnisme.narod.ru/MANE/biograph_mane.htm

Понравился наш сайт? Присоединяйтесь или подпишитесь (на почту будут приходить уведомления о новых темах) на наш канал в МирТесен!

Источник: https://art.mirtesen.ru/blog/43607599554/next

Эдуард Мане

Другие известные художники

Эдуард Мане родился 23 января 1832 года в Париже. Его отец руководил департаментом в Министерстве юстиции, мать, урожденная Фурнье, была дочерью дипломата. Позднее в семье родилось еще двое мальчиков. 

В восемь лет Эдуард поступил в учебное заведение Пуалу в Вожираре, где оставался в течение трех лет. В десять лет он начал заниматься в гимназии «Коллеж Роллен». Эдуард не самый прилежный ученик, ему больше нравится рисовать. 

Отец противится желанию юноши стать художником. По его настоянию Эдуард сдает в 1848 году экзамены в Мореходную школу, но безуспешно. В декабре он отправляется на паруснике в Рио-де-Жанейро, обучаясь профессии лоцмана.

В ходе плавания он делает шаржи и карикатуры на членов команды, офицеров, своих товарищей.

В 1849 году Эдуард снова проваливается на вступительных экзаменах в Мореходную школу, и семья дает-таки согласие на то, чтобы он стал художником. 

Тогда же Эдуард знакомится с голландской пианисткой Сюзанной Ленхоф, которая была старше его на два года. Сюзанна приходила в дом Мане в качестве учительницы музыки. Плодом их тайной связи стал сын, родившийся 29 января 1852 года. Официально мальчик значился под именем Леона-Эдуарда Коэлла. На Ленхоф Мане женится только в 1863 году. 

Пользуясь поддержкой родителей, Мане неоднократно выезжает за границу. Он посетил Голландию, Германию, Италию, Прагу и Вену. В 1850-1856 годах с небольшими перерывами Эдуард учился в мастерской известного тогда салонного живописца Т. Кутюра.

Рисунок, штудии с натуры, умение построить большую композицию — такова была основа работы в его ателье, основа неплохая сама по себе. Однако отношения между учителем и учеником обострялись, став потом откровенно враждебными.

Мане уничтожил все картины, которые создал за это время, но, как заметил Сезанн, Мане многим обязан Кутюру. В то же время Мане самостоятельно изучал и копировал в Лувре произведения Джорджоне, Тициана, Веласкеса, Гойи, Делакруа.

Позже, как и некоторые его современники, он создавал собственные композиции по мотивам их картин. 

Огюст и Эжен Мане, родители художника, Мане, 1860, музей Орсе, Париж

Уйдя от Кутюра, Мане вместе с художником Альбертом де Баллеруа снял мастерскую.

С весны 1856 года до Салона 1859 года Эдуард написал картины «Мальчик с вишнями», «Мальчик в красной куртке», «Мальчик с ягненком», «Женщина с собаками», «Женщина с кружкой», портрет аббата Юреля.

На Салон 1859 года молодой художник послал картину «Любитель абсента» в темном плаще, в надвинутой на глаза шляпе сидит мужчина, рядом с ним бокал, около ног бутылка. Эту картину, своеобразное прощанием с романтизмом, жюри Салона отвергло. 

В 1862 году Мане пишет картину «Мадемуазель Виктория в костюме тореадора», где ему впервые позирует Викторина Мёран.

Ее вскоре можно будет увидеть в знаменитых картинах художника «Завтрак на траве» и «Олимпия».

Мане познакомился с ней случайно, встретив утром в толпе перед Дворцом Правосудия, и был очарован ее живостью, светлой кожей, теплым цветом волос. 

История жизни Эдуарда Мане

«В картине «Завтрак на траве» (1863) Мане демонстрировал приверженность реалистической традиции прошлого, утверждал важность обращения к большим эпохам реалистического искусства и вместе с тем — к реальной действительности, — отмечает М.Т. Кузьмина.

— В эпизоде завтрака на лоне природы он представил, по примеру мастеров Возрождения, обнаженную модель рядом с одетыми по моде своего времени мужчинами.

Не прикрытая мифологическим сюжетом, свободная от слащаво-идеализированной трактовки, нагота модели вызвала негодование буржуазной публики. 

Мадам Мане (Сюзанна Леенхоф) на голубом диване, Лувр, Париж

Еще больший скандал сопутствовал картине Мане «Олимпия» (1863) с ее сложной и неясной структурой художественных ассоциаций, намеков. «Олимпии» действительно сильно досталось от критиков «Толпа теснится, как в морге, перед Олимпией господина Мане, отдающей душком» (П.

де Сен-Виктор), «Тон тела грязный и никакой моделировки» (Т. Готье), «Эта брюнетка отвратительно некрасива, ее лицо глупо, кожа, как у трупа… Вся эта мешанина разрозненных красок, невозможных форм притягивает к себе наши взгляды, смущает и ошеломляет нас» (Ф. Дерьеж).

 

Викторина Мёран, по-видимому, позировала художнику и в следующей его значительной работе — «Флейтист» (1866). 

Новаторские приемы искусства Мане, которые вызывали ожесточенное сопротивление публики, в то же время притягивали к нему молодых художников, ищущих новые выразительные средства в живописи.

Вокруг Мане начали группироваться Дега, Писсарро, Клод Моне, Ренуар и Сислей.

Им импонировало не только новаторство Мане, но и его образованность, глубокие познания в истории живописи, владение приемами живописной и графической техники. 

«Любитель абсента», 1858—1859, Новая глиптотека Карлсберга

В 1865 году Мане побывал в Испании. Он считал, что самое большое счастье «увидеть Веласкеса, живописца из живописцев». 

В 1867 году Мане показывает свои произведения в отдельном павильоне. В предисловии к каталогу можно найти слова, свидетельствующие об его стремлении быть «самим собой», «правдиво передавать свои впечатления». К этой выставке художник написал картину «Расстрел императора Максимилиана в Кверетаро», посвященную гибели французского претендента на мексиканский престол. 

В конце шести десятых годов Мане создает такие известные картины, как «Балкон», «Завтрак в мастерской», «Портрет Золя».

Портреты, написанные Мане, служат неоспоримым доказательством его тончайшего психологизма.

В основном художник писал своих близких актера Фор, поэтов Бодлера и Малларме, журналистов Астрюк, Дюре, А. Пруста, художников Мура, Гиса, Эву Гонзалес, Берту Моризо. 

«Музыка в Тюильри», 1862, Национальная галерея, Лондон

В 1870-1871 годах художник участвует в обороне Парижа, осажденного прусскими войсками. В мае 1871 года он делает зарисовки расправы версальцев над коммунарами. Все виденное вызывает у него глубокую депрессию.

В конце августа истощенные нервы Мане сдали. Доктор Сиреде настоятельно советует ему как можно скорее покинуть Париж и постараться обрести покой. Художник прислушивается к его мнению и едет вместе с семьей в Булонь.

Позднее он напишет «Расстрел коммунаров». 

В январе 1872 года коллекционер Поль Дюран-Рюэль покупает картины Мане «Натюрморт с семгой» и «Булонский порт при лунном свете», а затем еще около 30 картин — всего на 53 тысячи франков. 

«Олимпия», 1863, Музей Орсе, Париж

В 1874 году Мане отказывается участвовать в первой групповой выставке импрессионистов. Он едет в Аржентей, где работает с Моне и Ренуаром.

Его увлекают возможности пленэрной живописи, мазок в его картинах становится более дробным, способным чутко улавливать и передавать нюансы изменчивой жизни природы.

Появляются картины «Аржантей» (1874), «Берег Сены в Аржантейе» (1874), «Партия в крокет» (1873), «В лодке» (1874). 

«Прелесть большинства картин Мане этого периода не в значительности события, а именно в остроумной зоркости художника к оттенкам жизни.

Так, «Нана» (1877) с формально сюжетной точки зрения есть всего лишь изображение довольно банального эпизода полуодетая молодая женщина завершает свой туалет в присутствии непринужденно сидящего на кушетке одетого в вечерний костюм пожилого «покровителя».

Однако изящная легкость подвижных ритмов картины, противопоставление строгой вертикали высокой подставки зеркала гибкости фигурки полуодетой женщины, перед ним стоящей, пушистость матово мерцающих золотистых волос, тусклый блеск зеркала, бездумная оживленность ее больших сияющих глаз — полны очарования.

Несколько иронический прием срезывания рамой фигуры покровителя, показанного как бы между прочим, придает особый, чуть насмешливый оттенок этой столь незначительной по сюжету и столь тонкой в своей наблюдательности картине. 

Эдуард Мане. Испанский гитарист (Гитарреро). 1860 г. Музей Метрополитен, Нью-Йорк.

Прекрасным примером пленэрной групповой композиции является «В лодке» (1874). Резкая кривая абриса кормы парусной лодки, сдержанная энергия движения рулевого, мечтательная грация сидящей в профиль дамы, прозрачность воздуха, ощущение свежего ветра и скользящего движения лодки образуют полную легкой радостности и свежести картину», — пишет Ю.Д. Колпинский. 

В поздних произведениях Мане — «В оранжерее» (1878), «У папаши Латюиля» (1878), «Блондинка с обнаженной грудью» (1878) — модели интересуют художника как в психологическом, так и в социальном аспекте.

Одна из последних картин художника — «Бар в Фоли Бержер» — своеобразный синтез его художественных поисков 60-х и 70-х годов.

Тут и внимание к личности человека, и эффектное построение композиции, и тончайшая передача вибрации света, форм предметного мира. 

Э. Мане. Расстрел императора Мексики Максимилиана. 1867 г., Кунстхалле, Мангейм

В Салоне 1881 года Мане выставляет «Портрет Пертюизе» и «Портрет Рошфора». За них художник получает медаль второй степени и теперь может посылать свои работы на выставку «вне конкурса». В том же году Мане награждают орденом Почетного легиона. К тому времени художник тяжело болен ревматизмом. Приступы его становятся все сильнее. 

Лето 1882 года Мане проводит в Рюэйе. Пишет пейзажи и натюрморты с цветами и плодами. Болезнь его резко обостряется. Когда осенью он вернулся в Париж, друзей встревожило его состояние. Зима не принесла улучшений. Вначале 1883 года силы начали заметно покидать художника, и он вынужден был слечь в постель. 

Э. Мане. Белые пионы. 1864 г. Музей Орсэ, Париж.

30 апреля 1883 года Мане скончался. 

Могила на кладбище Пасси

Источник: http://tunnel.ru/post-ehduard-mane

Эдуард Мане, или Кого называли «предшественником импрессионизма»?

Всякого начинающего художника тогда можно было увидеть в Лувре. Копирование картин старых живописцев считалось обязательным для воспитания вкуса. Копировал их и Мане, и не только в Лувре. В 1856 году он посетил Голландию, Австрию, Италию. Его интересовали разные мастера прошлого, но особое внимание привлекли испанцы: Веласкес и Гойя.

Мане хотелось восстановить традиции, идущие от искусства XVI—XVII вв.еков, и использовать их для обновления современной живописи. Подобно мастерам прошлого, он искал приметы современности в лицах людей, их манере держаться.

Своеобразным прощанием с романтизмом стала картина «Любитель абсента», созданная в конце 1850-х годов. В темном плаще, в надвинутой на глаза шляпе сидит мужчина, рядом с ним бокал, около ног бутылка. Его социальную принадлежность понять невозможно.

Во всем чувствуется какая-то отрешенность, что и сумел гениально передать художник.

Серия картин Мане начала 1860-х годов связана с испанской темой: «Гитарреро», «Викторина Меран в костюме эспада» и «Лола из Валенсии».

Картины отразили его интерес не только к живописи старых испанских мастеров, но и увлечение искусством танцоров и певцов Испании, гастролирующих в то время в Париже. Так в полотнах Мане счастливо встретилось старое и новое.

Их соотношение всегда различно, но это долгое время определяло стиль его искусства.

В 1863 году Мане пишет картины «Завтрак на траве» и «Олимпия». Они сделали художника известным среди современников и создали славу у потомков. В «Завтраке на траве» он стремится «осовременить» темы старых картин: обнаженная натурщица сидит среди одетых в современные костюмы мужчин, еще одна женщина видна у берега.

Открытие Парижского Салона 1865 года ознаменовалась грандиозным скандалом. Толпы посетителей, бегло осмотрев залы, устремлялись к одной-единственной картине. Они хохотали, возмущались, размахивая тростями и зонтами. Картину едва не разорвали на части.

К ней приставили военный караул, но и это не помогло. Тогда ее поместили в самый последний зал высоко над дверью. И все равно люди шли на выставку только с одной целью — увидеть ставшую уже знаменитой «Венеру с котом» Э. Мане, впоследствии названной «Олимпией».

«Непристойность!», «Цинизм!» — это было еще не самой грубой бранью в его адрес.

Мане был в ужасе. Он мечтал о славе, но не о скандальной известности. Парадоксальность этого человека в том, что его талант был выше его личности.

Бунтарь и революционер в живописи, Мане был заурядным человеком — респектабельным, не чуждым тщеславия.

Три года назад он нарвался на скандал в Салоне Отверженных, выставив свой «Завтрак на траве», и, надеясь взять реванш, опять натолкнулся на яростное неприятие своего искусства.

Он не понимал, чем не угодил публике. Его картины были связаны с искусством Старых мастеров. «Завтрак на траве» был парафразом «Сельского концерта» Джорджоне, а «Олимпия» — воспоминанием о «Венере Урбинской» Тициана, «Венерах» Джорджоне и Веласкеса.

Мотив негритянки, стоящей рядом, использовал Рубенс в «Вирсавии», его любили в старых романтических жанрах, там часто присутствовали экзотические персонажи. Да и пресловутый кот еще более усиливал сходство с «Венерой Урбинской» — у ее ног была собачка.

Но публика возмущалась неспроста. В этом традиционном мотиве «ню» ощущалась острая нотка современности, которая создала новоявленной «Венере» совсем иной контекст.

Перед зрителями предстало юное, но уже поблекшее существо с бесстрастным выражением лица и глазами, «которым не дано ни горечи, ни нежности».

Бархотка на шее, розовый бант в рыжих волосах, сережки, браслет, домашние туфельки — эти едва уловимые детали создавали образ женщины, которая вряд ли могла ассоциироваться с богиней.

А изогнувшийся черный кот (персонифицирующий эрос) намекал на то, что на полотне изображена женщина сомнительной репутации. Увы, этот скандал был далеко не последним в жизни Мане. Все 20 лет до самой смерти травля и насмешки не оставляли его. Мане упорно пытался пробиться в Салон, а жюри с той же последовательностью не принимало его работы. Так были отвергнуты «Флейтист», «Ласточки» «Бал-маскарад в опере».

Но его живопись любили молодые мастера: Дега, Базиль, Клод Моне, Писсаро. Его картинами восхищались Бодлер и Золя. Отвергнутый жюри Салона и официальной критикой, он нашел понимание и участие в кругу друзей-художников.

Собираясь в кафе Гербуа на рюде-Батиньоль, они постепенно сплотились в своеобразную группу, получившую название «Батиньольская школа». Из «батиньольцев» вышли почти все будущие импрессионисты. И хотя Мане разделял их программу лишь отчасти, он всегда оставался признанным лидером и главой нового течения.

В чем-то ученики были радикальнее своего учителя и пошли дальше его. Но искусство Мане было тем переломом, с которого началась совершенно новая эпоха — эпоха новейшей живописи.

В 1867 году Мане показывает свои произведения в отдельном павильоне. В предисловии к каталогу он пишет «я хочу быть самим собой и правдиво передавать свои впечатления».

К этой выставке художник написал картину «Расстрел императора Максимилиана в Кверетаро», посвященную гибели французского претендента на мексиканский престол. Произведение доказывает, что Мане волновали многие политические события.

Полиция запретила демонстрацию картины и выпуск ее литографии.

Искусство Мане не было чуждо политической злободневности. Недаром его имя значилось в официальных Бюллетенях Парижской коммуны, а сам художник был заочно выбран в состав Комитета федерации художников. В мае 1871 года Мане, вернувшись в Париж из Бордо, застал гибель Коммуны и написал несколько картин, посвященных этой теме.

В конце 1860-х годов Мане создает такие известные картины, как «Флейтист», «Балкон», «Завтрак в мастерской», «Портрет Золя» — дань признательности писателю, который страстно защищал искусство Мане.

В 1874 году открылась первая выставка художников-импрессионистов. Она свидетельствовала о крупных переменах в искусстве Франции.

Мане отказался участвовать в ней, но творчество ряда импрессионистов вызывало его симпатии.

Мане скончался в 1883 году. Была открыта большая выставка его произведений в Школе изящных искусств. Предисловие к каталогу написал Эмиль Золя.

По инициативе художников была организована подписка для приобретение государством картины «Олимпия», которую хотели продать в Америку. Когда полотно было приобретено, его вывесили в зале рядом с произведениями Энгра.

Так Лувр принял искусство Мане, которое ценилось теперь уже на уровне признанных мастеров.

О картинах Мане с уважением отзывались крупнейшие художники. В России интерес к его творчеству проявляли И. Репин и В.

Серов, а во Франции творчеством Мане интересовались крупнейшие мастера ХХ века Матисс и Пикассо. Эдуард Мане остается примером преданного служения искусству.

Его влюбленность в красоту окружающей действительности, в человека — главное свойство большого искусства, им разделенное и прочувствованное.

Источник: https://ShkolaZhizni.ru/culture/articles/26904/

#история_одной_картины Эдуард Моне «Балкон»

Летом 1867 года Эдуард  Мане отдыхает с семьей в Булони. Однажды во время прогулки он заметил людей, расположившихся на балконе и выделяющихся на фоне затененного пространства комнаты, видного сквозь открытую дверь. Почему бы не воспользоваться этим мотивом — ведь к такому же некогда обращался Гойя в своих «Махах на балконе».

История создания картины Эдуарда Моне «Балкон»

Возвратившись в Париж, Мане начинает «Балкон». Он решил, что там будут фигурировать четыре персонажа, две женщины — сидящая и стоящая, а за ними мужчина; на заднем плане, в тени виден Леон Коэлла. Мужчину он напишет с одного из художников кафе Гербуа — это всегда одетый с иголочки Гийеме. Мане просит приятельницу Сюзанны крошку Фанни Клаус из «Квартета св.

Цецилии» взять на себя роль одной из женщин. Мане любит любовь и женские улыбки, любит любовные интрижки. А ему известно, что его приятель, застенчивый великан Пьер Прэнс и Фанни Клаус влюблены друг в друга. Юная парочка встречается вечерами на улице С.-Петербург.

Сеансы позирования для «Балкона» смогут служить оправданиями и другим встречам, на этот раз в мастерской на улице Гюйо.

Что же касается другой женской фигуры для полотна…

Вот уже несколько месяцев, как мадам Моризо и две ее дочки, Берта и Эдма, навещают салон четы Мане. Сестры занимаются живописью и поддерживают отношения со многими художниками.

Еще семь или восемь лет тому назад Мане приметил их в Лувре, где обе что-то копировали.

Фантен-Латур давал им советы (он был пленен очаровательной Эдмой, но не решался в этом признаться); именно он и представил их Мане.

Дальние родственницы Фрагонара, барышни Моризо, а особенно Берта, так способны, что после первых же уроков учитель Гишар заявил мадам Моризо: «Ваши дочери так одарены, что мои уроки разовьют их талант не для развлечения; они станут профессиональными художницами.

В вашей среде это будет революцией, я бы даже сказал — катастрофой». Мадам Моризо такие мелочи не смущают. Она хочет одного — чтобы дочери были счастливы; живопись интересует ее гораздо меньше, чем устройство их будущего.

Впрочем, Эдма скоро оставит живопись, так как недавно обручилась с Адольфом Понтийоном, с тем самым Понтийоном, который вместе с Мане путешествовал на «Гавре и Гваделупе»; он был на том же самом карнавале в Рио и стал моделью для первого из датированных произведений художника — «Пьяного Пьеро», а сейчас служит морским офицером в Шербуре; Эдма обвенчается с ним в начале следующего года.

Что до Берты, то создается впечатление, будто замуж она не торопится. Хотя ей уже двадцать семь лет, она отвергла не одно предложение.

В ней замечаешь прежде всего глаза такого насыщенно-зеленого цвета, что они кажутся черными, а взгляд благодаря молочной белизне худого, резко очерченного, своевольного лица становится каким-то особенно напряженным.

Берта унаследовала красоту матери, но в ней есть и еще нечто завораживающее, не поддающееся словесному определению. Одетая всегда в черное и белое, она очень элегантна — «очень стильна», как выражаются в Пасси люди ее круга.

Говорит она мало — глуховатым, резким голосом произносит короткие отрывистые слова, нередко проглатывая буквы. Эта девушка, еще ожидающая своей женской судьбы, отнюдь не целиком поглощена живописью.

Внешне холодная, внушающая всем окружающим сдержанность, девушка таит в глубине души бешеный огонь, вулканическую лаву: этот-то внутренний огонь и воспламеняет ее взгляд. Она восхищается Мане, его искренними произведениями, их чистосердечием, чистотой, то есть всем тем, что делает их так непохожими на современную живописную продукцию, неосознанную гениальность Мане она чувствует инстинктивно, но остро. Она догадывается — нет, она просто знает, — что он великий живописец середины века. Он пленяет ее и как мужчина.

Да и Мане отвечает ей восхищением.

В Салоне прошлого года он долго изучал «Вид Парижа, написанный с холма Трокадеро» кисти Берты и, вдохновившись картиной — прозрачностью воздуха, деликатно промодулированными серыми тонами, в свою очередь, написал с того же места «Вид на Всемирную выставку 1867 года».

Кратких разговоров с девушкой оказалось для Мане вполне достаточно, чтобы получить представление о ее вкусах. Это ей первой поведал он о замысле «Балкона». Берта всячески его поддерживает и соглашается приходить вместе с матерью на улицу Гюйо, чтобы позировать для одной из женских фигур.

Почти всю осень Мане работает над «Балконом», произведением новаторским по фактуре, где звонкие тона зеленых ставен и балконной решетки звучат подобно фанфарам будущего.

Уж не Берта ли Моризо, привыкшая к работе на пленэре, к освещенным солнцем звучным тонам (она брала уроки у Коро), подтолкнула Мане на этот путь? Число сеансов растет.

Гийеме это быстро наскучило: он говорит, что Мане «промахнулся» с ним, что «мадемуазель Клаус ужасна», сеансы им обоим надоели, и они решили говорить, будто картина «совершенна» и «добавлять к ней нечего».

Мане никогда так хорошо не видел Берту Моризо, как в то время, когда писал ее в длинном белом платье, с длинными черными локонами, падающими на плечи. Он неустанно изучает ее черты. Ощущая затаенную страстность ее натуры, он загорается сам.

Мадам Моризо, неизменно присутствующая на сеансах с вышиванием в руках, находит, что у него «вид словно у сумасшедшего». Что ж, он и есть сумасшедший, подобно восемнадцатилетнему юноше, опьяненному любовью.

Перед ним погруженная в молчание Берта Моризо, обратившая к нему свои сумрачные, излучающие свет глаза — из-за темных теней вокруг они кажутся еще больше.

Не будь между Бертой и Мане преграды респектабельности и светских привычек, а еще, наверное, не будь трепещущая Берта Моризо, такая близкая и при этом такая далекая, столь недоступной, какой-нибудь сеанс для «Балкона» в случае отсутствия мадам Мане закончился бы — кто может знать?- в мастерской на диване. Это явно взаимная любовь, но любовь запретная, невысказанная и обреченная таковой остаться. Когда «Балкон» будет закончен, Берта не перестанет бывать на улице Гюйо и часто без матери. Но ничто не изменится. Оставаясь наедине, Мане и молодая девушка будут, как и прежде, вести беседы о всяких разностях, а особенно о живописи, но никогда не разрешат вспыхнуть огню, лихорадившему обоих, с каждым днем делавшему Мане все более возбужденным, с каждым днем усугублявшему меланхолическое выражение на лице молчаливой девственницы.

Порою, когда Берта появляется в ателье, Мане в приливе экзальтации хватает кисти — пусть только Берта не шевелится! — и торопится запечатлеть ее черты, пишет ее лицо, увенчанное шляпкой с белым пером, или изображает ее закутанной в меха, руки спрятаны в муфту.

Вызываемое Бертой чувственное возбуждение превращает этого дважды живописца в лирика.

Пусть он не знает, пусть она не знает (а если бы подозрение и зародилось, то как поспешно постарались бы они от него отделаться!), что картины, когда Мане с кистью в руке пытается разгадать загадку этого лица, запечатлеть его очарование и испытываемую им самим душевную смятенность, порождают чувство обладания, взаимного причащения.

Эдуард Мане и импрессионисты

Эдуард Мане счита­ется одним из зачинателей импрессионизма.

Во многом являясь предшественником вдохновителем импрессионистов, Мане в то же время расходится с ними в некоторых важных моментах: в своих произведениях он сохраняет конструктивную ясность рисунка, ритмически организующего плоскость, оставляет в своей палитре серые и чёрные тона и в целом не изменяет бытовому жанру с его литературно-ассоциативной подосновой. Оказав большое влияние на импрессионистов, Эдуард Мане сам не остался безучастен к их революционным поискам и открытиям. Художник выбирает из бесконечного потока бытия лишь мимолетный фрагмент, стремясь передать свежесть впечатления, создать у зрителя особое ощущение, что он свидетель всего происходящего сейчас, что каждое мгновение жизни может быть исполнено поэзии и художественной ценности. В картинах импрессионистов, и у Эдуарда Мане «случайность» выбранного момента, ничем не выделяющегося среди предшествующих и последующих, специально подчеркивалась композицией, изобилующей срезами фигур и предметов, предполагающей в этом случаи возможность продолжения изображенного за пределы холста. На полотнах Мане светотеневая моделировка заменяется цветовой, палитра становится все более светлой, красочной; мазок — широким, свободным, передающим трепетность живого дыхания жизни; контуры изображаемого теряют четкость, как бы растворяются в световоздушной среде. Пространство картины пронизано светом, наполнено воздухом. Мане, подобно импрессионистам, пробует писать на открытом воздухе, на пленэре, всю картину целиком, иногда он работает вместе с Клодом Моне над одним и тем же пейзажным мотивом или пишет товарища на природе: Клод Моне в своей лодке на Сене (1874, Мюнхен, Новая пинакотека).

Особенности творчества Эдуарда Мане

В своём творчестве Эдуард Мане часто использует и переосмысляет сюжеты и мотивы живописи старых мастеров. Мане стремиться наполнить их современным звучанием, решить новые живописные задачи( «Завтрак на траве», «Олимпия», «Бой быков в Мадриде», «Балкон»)

Живописная манера Мане постепенно на протяжении 1860-х годов освобождается от присущих ей ранее глухих и плотных тонов, чёрных теней, однако в ней сохраняются и даже усиливаются контуром контрасты между тёмными и светлыми зонами, отчего при восприятии возникает некоторая плоскостность изображения; живопись становится более свободной и вместе с тем более изощрённой, всё чаще живописная ткань обогащается прозрачными рефлексами и валёрами.

Обновляя бытовой жанр 19 века, Эдуард Мане поэтизирует заурядную на первый взгляд жизненную ситуацию, мир окружающих человека вещей, выявляет скрытую гармонию бытия. Жанр многих произведений Мане трудно даже определить. Художник в одной картине мог объединить жанровые сценки и пейзаж. Картина «Завтрак в мастерской», например, удачно сочетает портрет, натюрморт и бытовую сцену.

В 1870-е годы Мане много работает в области портрета, перенося в неё основные проблемы своих сюжетных композиций, расширяя возможности этого жанра и превращая его в своего рода исследование внутреннего мира современника.

Са­мые знаменитые картины: «Олимпия», «Завтрак на траве», «Бар «Фоли-Бержер»», «Арджантей», «В лодке», «Флейтист», «Портрет Эмиля Золя», «Казнь императора Максимилиана», «Букет сирени», «Кабачок».

Фотография Эдуарда Мане

Источники  http://impressionnisme.narod.ru/MANE/mane07_about.htm  http://www.artcontext.info/pictures-of-great-artists/55-2010-12-14-08-01-06/432-eduard-mane.html

Источник: http://lukasgallery.ru/bez-rubriki/istoriya_odnoj_kartiny-eduard-mone-balkon

Ссылка на основную публикацию