Описание картины иеронима босха «искушение святого антония»

Путеводитель по картине Босха «Искушение святого Антония» — Дневник живописи

Иероним Босх. Искушение святого Антония. Фрагмент центральной части триптиха. 1500 г. Национальный музей старого искусства в Лиссабоне, Португалия

[sg_popup id=”1″ event=”onload”][/sg_popup]

Человек-дерево с чешуйчатым хвостом. Монстр на коньках с воронкой вместо шляпы. Летающие рыбы. Ощипанный гусь с головой овцы в башмаках. Много-много разнообразной нечисти. Жутковато. Очень любопытно.

Конечно, это о картине Босха. Об “Искушении святого Антония”. Как всегда, деталей на полотне очень много. Как обычно, в их символике крайне сложно разобраться современному человеку.

Для этого нужно хорошо понимать, в какое время художник жил. А время по нашим меркам было тёмное. Охота на ведьм в самом разгаре. Алхимики на полном серьезе ищут философский камень и колдуют над элексиром молодости. Свирепствуют жуткие болезни типа эрготизма и чумы. Люди напуганы.  Люди в ожидании конца света.

В такой обстановке Босх и пишет картину “Искушение святого Антония”. Попробуем в ней разобраться.

Почему “Искушение святого Антония” появилось на свет?

Иероним Босх. Искушение святого Антония. 1500 г. Национальный музей старинного искусства в Лиссабоне, Португалия

Для современников Босха мир был насквозь пропитан злом. Представьте. Целыми деревнями люди впадают в истерии. Сжигают половину женского населения. Ведь они искренне верят, что из-за их колдовских деяний град побил весь урожай.

Вокруг ловушки дьявола. Очень легко впасть в грех. И уже никогда свою душу не спасти. Мировоззрение той эпохи и отражается на картине Босха.

Поэтому образ святого Антония был столь популярен в те времена. Он вселял людям надежду, что злу можно противостоять.

Святой Антоний родился в 3 веке н.э. в Египте. Уверовав в единого Бога, совсем молодым он решает покинуть мирскую суету. Чтобы в тишине пустыни бороться с земными искушениями.

Но его намерения были неугодны дьяволу. Сильно его злило, что обычный человек отказывается от всех соблазнов ради спасения своей души. С этого момента и начинается искушение святого. Но он стойко выдержит все испытания. Став одним из самых известных отшельников христианства.

Кстати, подробности его искушений Босх и его современники узнали из книги монаха Якова Ворогинского “Золотая легенда”. Это книга описывает жизнь почти 200 святых. В том числе и жизнь святого Антония.

Миниатюра об искушении святого Антония из книги “Золотая легенда”. Издание 1470 года, Франция. Хранится в национальной библиотеке Лондона

Левая створка триптиха. Как бесы истязали святого Антония

Сначала дьявол решил истязать святого физически. Шайка бесов подхватила его, подняла высоко в небо. Там они его терзали, били. Но как мы видим на фрагменте левой створки, святой продолжал молиться, углубившись в себя.

Иероним Босх. Искушение святого Антония. Фрагмент левой створки триптиха. 1500 г. Национальный музей старого искусства в Лиссабоне, Португалия

Кстати, этот образ Босх мог взять не только из “Золотой легенды”.

Но и познакомившись с гравюрой Шонгауэра. Бесы двух художников, конечно, не очень похожи. Однако становится понятно,  что во времена Босха было обычным делом изображать такое количество нечистой силы.

Причём в самом жутком Ее облике.

Мартин Шонгауэр. Искушение святого Антония. Гравюра на меди. 1470 г. Музей изящных искусств, Будапешт

Когда святой Антоний уже был при смерти от терзаний бесов, они скинули его вниз на землю. Мы видим на левой створке вторую сцену с отшельником. Два монаха и сельский житель ведут измученного святого по дряхлому мостику. Он без сознания повис на их руках.

Иероним Босх. Искушение святого Антония. Фрагмент левой створки триптиха. 1500 г. Национальный музей старого искусства в Лиссабоне, Португалия

Центральная часть триптиха. Святой Антоний и алхимики

Святой Антоний выжил. После чего продолжил свои молитвы. Раздасадованный дьявол решил действовать по-другому. Наслав к нему видимо-невидимо бесов. Чтобы демонстрацией превосходства зла на земле запугать святого.

И вот перед нами третья сцена с отшельником. Он смотрит на зрителя спокойным смиренным взглядом. Очевидно, что бесы его не пугают. Он владеет собой и своими страхами. Они тоже его не трогают. Хотя заняты своими дьявольскими делишками.

Иероним Босх. Искушение святого Антония. Фрагмент центральной части триптиха. 1500 г. Национальный музей старого искусства в Лиссабоне, Португалия

Около святого бесы в людском обличии занимаются алхимией.

Целью этой псевдонауки было видоизменить вещество или даже живое существо. Из железа сделать золото. Из сперматозоида вырастить в пробирке гомункула. Из воды сделать элексир вечной молодости. И так далее.

Это, конечно, вызывало негодование у глубоко верующих людей. Которые твёрдо верили, что нечего вмешиваться в то, что дано всевышним. Поэтому Босх, как ортодоксальный верующий, алхимию считал делом бесовским.

Итак, рядом со святым три беса занимаются алхимией. В образе белой, красной и чёрной женщин. Это скорее всего цвета элементов алхимии. Соль, ртуть, земля.

Черная женщина держит поднос с гомункулом. Он же держит философский камень. Во времена Босха его ещё называли “философским яйцом”. Это реактив, который по представлениям алхимиков должен превращать металл в золото. Бесы демонстрируют его. Чтобы соблазнить святого Антония. Ведь многие были одержимы в его поисках. Даже короли.

Красная женщина протягивает чашу с элексиром вечной жизни бесу со свиной головой. Калека видимо ожидает, что ему дадут панацею от его увечий. Ее тоже алхимики стремились получить в своих опытах.

Женщина в розовом платье и подолом в виде хвоста ската протягивает старухе элексир вечной молодости. Дабы та могла помолодеть.

Все эти соблазны оставляют отшельника равнодушным. В разрушенной башне стоит Иисус Христос и смотрит на святого. Он помогает ему не поддаться искушению.

Правая створка триптиха. Святой Антоний и сладострастие

Иероним Босх. Искушение святого Антония. Правая створка триптиха. 1500 г. Национальный музей старого искусства в Лиссабоне, Португалия

Дьявол понял, что запугать святого не удастся. Золотом и перспективой вечной молодости его тоже не соблазнить. Тогда он решает действовать по-другому.

Он превращается в прекрасную царицу. Та приходит к святому и поражает того своей набожностью. Но святой сразу понял, с кем имеет дело, когда та попыталась его соблазнить. Эта сцена и изображена на правой створке триптиха.

Обнаженная женщина стоит у шатра и прикрывает рукой своё лоно. Она смотрит в сторону святого. Возможно, зовёт его разделить с ней ложе. Но тот отвернулся. Он не поддался греху сладострастия.

Почему “Искушение святого Антония” – шедевр ?

Конечно, картина очень любопытна благодаря своим невероятным персонажам. Но как я уже писала, таких картин и миниатюр было немало в то время. Так почему же именно Босха мы знаем лучше всего? Чем он так поражает?

Босх был виртуозом в проработке деталей. Их так много, что становится жутко. Он как будто охватывает весь мир. И ничто не скроется от его глаз.

Иероним Босх. Искушение святого Антония. Фрагмент центральной части триптиха. 1500 г. Национальный музей старого искусства в Лиссабоне, Португалия

Чего только стоит вид горящей вдали деревни. Всполохи пламени, падающий шпиль, толпа спасающихся людей. И все это просто микроскопично. Но так реалистично!

Босх создавал невероятное ощущение глубины пространства. Для этого он высветлял небо у самого горизонта. Но делал его темнее у самого верха картины. За счёт этого картина наполняется воздухом. Это усиливает воздействие образов на зрителя.

Даже самые уродские создания Босха можно назвать изящными. Они чудовищны, но не отвратительны. Омерзения они не вызывают. Скорее любопытство. Каждый из них тщательно продуман.

Считается, что в изображении всяких монстров и бесов именно в картине “Искушение святого Антония” Босх превзошёл самого себя. Всех остальных тем более.

Некоторые монстры даже сделали свою собственную карьеру. Они узнаваемы. Хотя не всегда люди знают, с какой картины Босха она прибыли. Пожалуй, вот этот – самый известный.

Иероним Босх. Фрагмент левой створки триптиха “Искушение святого Антония”. 1500 г. Национальный музей старого искусства в Лиссабоне, Португалия

Расшифровать самых интересных существ я попробовала в статье “Искушение святого Антония” Босха. Самые яркие монстры картины”.

Проверьте свои знания, пройдя онлайн-тест «Знаете ли Вы Босха?»

Источник: https://arts-dnevnik.ru/bosh-iskushenie-svyatovo-antoniya/

Описание картины Босха «Искушение Святого Антония» :

Человечество периодически возвращается к культурному наследию прошедших веков, черпая в нем все новые идеи для современного творчества. Потомки нередко пытаются по-новому трактовать те сюжеты, образы и символы, что прошли многовековой путь, не утратив своей актуальности.

Сегодня особенно популярной является средневековая живопись. Ее таинственность, загадочность сюжетов заставила ценителей искусства всех времен переосмыслить предназначение картин. Мифические сюжеты и образы продолжают привлекать художников и по сей день.

Одним из ярчайших полотен того времени было «Искушение святого Антония».

Средневековье

Именно в эту эпоху живопись стала одним из главнейших видов искусства.

Появлялись все новые приемы, мотивы, жизнь общества стремительно менялась – все это дало художникам необычайно богатый материал для создания картин. Они были пронизаны глубоким гуманизмом, несли в себе определенное послание.

Эти произведения должны были наставлять массы на правильный путь. В результате они совершили настоящую революцию в западноевропейском искусстве.

Дворцовые покои, замки стали украшать с особым великолепием. Париж, Прага, Лондон, города Италии – все они просто переполнились прекрасными картинами. Не только служители церкви, но и знать жаждали новых полотен.

Но поскольку эпоха Средневековья характеризуется прежде всего своим вниманием к церкви, то и сюжеты работ носили преимущественно религиозный характер.

«Искушение святого Антония» – мотив, который стал необычайно популярным и нашел отражение в картинах множества художников.

Личность Антония

Преподобный Антоний Великий – реальная личность. Годы его жизни пришлись на эпоху распространения и становления христианской веры в Египте, в III-IV веках от Рождества Христова.

Он известен как раннехристианский монах-отшельник, который смог познать божественное, пройдя сложный путь самоотречения и добровольного затворничества.

Бытует мнение, что именно он положил начало отшельническому монашеству.

Антоний нашел уединение в пещерах воинского форпоста в Писпире на берегу Нила. Свое отшельническое существование он лишь иногда прерывал, чтобы помочь людям и поддержать христиан, жестоко преследуемых и гонимых. Он также способствовал формированию еще молодой религии.

В себе он воплотил образ «идеального отшельника». Преподобный вел аскетический образ жизни, но славился хорошим физическим здоровьем. Это подтверждал Афанасий Александрийский в агиографическом произведении «Жизнь Антония».

Из жизни отшельник ушел в рекордном для нас возрасте – 105 лет. Византийский император Юстиниан обнаружил его гробницу и организовал перезахоронение останков в Александрии. В 623 году мощи Антония снова переместили, уже в Константинополь, а в 980-м – в Монт-Сен-Дидье. Там останки преподобного обрели свое окончательное пристанище.

Популярность жития отшельника и величие его деяний сподвигли многих художников использовать сюжет «Искушения святого Антония» в своем творчестве. Иероним Босх стал одним из них.

Повышенный интерес к образу

Триптих Босха «Искушение святого Антония» — одна из самых знаменитых работ художника. Специалисты утверждают, что она как нельзя лучше отражает все особенности творческой манеры и мировосприятия автора.

Босх неоднократно обращался к образу св. Антония. Среди работ художника есть более раннее полотно с изображением искушений преподобного (1790-е), которое хранится в Прадо. Исследователи до сих пор ведут дискуссии относительно авторства этой картины. Ряд ирландских специалистов утверждает, что работа написана последователем Босха, а не им самим.

Рисунок, относящейся к этой же теме, размещен в Берлинской картинной галерее. Его авторство также приписывают великому художнику. Даже знаменитый Лувр может похвастать образцами, которые предположительно написал Босх.

Однако сенсационным стало открытие 2016 года: небольшая по размерам картина «Искушение святого Антония», размещенная в Канзас Сити и ранее считавшаяся лишь подражанием стилю великого художника, теперь считается подлинной работой Босха.

Почему святой Антоний?

Исследователи находят в подобной заинтересованности определенным образом личные мотивы. Биография Босха тесно связана с этим именем: его отца звали Антонисом, а семейная церковь ван Акенов носила имя Святого Антония.

Общая информация о композиции картины

Картина Босха «Искушение святого Антония» — триптих. Центральная часть имеет одноименное название, левая створка – «Полет и падение святого Антония», правая – «Видения святого Антония».

Лиссабонский триптих отражает общую направленность творчества Босха.

Художник мастерски изображает не только вечную борьбу человека с грехами, а также общество, погрязшее в них, но и Страсти Христовы, сцены искушения святого, который смог выстоять благодаря твердости веры.

В эпоху Средневековья достоверность существования Рая и Ада была неоспоримой, а приход Антихриста заставлял служителей церкви находиться в постоянном напряжении. Поэтому изображение стойкости духа у святого, который неустанно борется с силами зла и побеждает их, должно было служить поддержкой для людей, символом надежды.

Центральная часть

Стоит начать описание картины «Искушение святого Антония» с центральной части триптиха. Она привлекает внимание современного наблюдателя прежде всего насыщенностью фантастическими существами.

Их так много, что первые секунды трудно остановить взгляд на одном из них. Каждый удивительно непохож на других, изображен детально.

Вальтер Бозинг признавал великое мастерство Босха, который смог создать большое количество демонов, атакующих святого, но не олицетворяющих толпу, а строго индивидуальных в своем обличии.

К примеру, ближе к правому краю центрально части художник изобразил необычную группу. Нечто, в чем можно разглядеть черты женского тела, держит на руках ребенка и одновременно сидит на спине у крысы.

Перед ней на странном животном с телом кувшина и ногами лошади изображен демон с чертополохом на голове, символизирующий первородный грех.

Немного ниже по реке плывет утка с отверстием вместо головы, через которое проглядывает человеческое лицо.

Отведя взгляд влево, можно увидеть демона, который играет на лютне. Вместо головы у него лошадиный череп.

Он, как и предыдущие персонажи картины, восседает на странном животном, тело которого похоже на птичье, а шею завершает морда овцы.

На пару миллиметров выше – огромная красная ягода (символизирующая алхимический процесс, а следовательно – греховный). Из нее вылезают демоны, похожие на птиц, людей и животных.

Читайте также:  Описание картины амедео модильяни «алиса»

Еще выше расположена не менее интересная группа персонажей. Один из них телом напоминает человека, однако его лицо проглядывает сквозь насаженное дупло в древесном стволе. Это существо как будто ведет под уздцы удивительный гибрид лошади с головой собаки, шествующей на двух ногах. Позади них нечто похожее на дракона, жареную курицу и других существ.

Впереди этой странной процессии идут собаки, человек с головой кабана и мандолиной в руках. Сверху него сидит сова, которая, по одним источникам, символизирует ложь и тьму, по другим же — представитель светлых сил, служащит в роли глаза Божьего, чтобы на Страшном суде давать показания против алхимиков.

В центральной части «Искушения святого Антония» демоны расположены во всех стихиях – их можно наблюдать и в воде, и на суше, и в воздухе. У них есть общая цель. Все чудища стремятся к центру полотна, где изображена полуразрушенная гробница с распятием Христа.

Вокруг Антония, который стоит на коленях, происходит дьявольская месса. Совершается она женщинами, одна из которых держит чашу для причастия. Рядом с ними игроки бросают кости. Ведьмы, летающие в воздухе, подожгли деревню в глубине полотна.

Святой Антоний изображен отвернувшимся от всего происходящего вокруг и как будто смотрит на зрителя.

Левая створка

В описании «Искушения святого Антония» не менее важное место занимают сюжеты боковых створок. В левой части триптиха изображен Преподобный, который во время творения молитвы был захвачен демонами. Они избили его и, подняв высоко в небо, сбросили вниз.

Святой Антоний в этой части картины занимает центральное место. После падения его поднимают монахи ордена (антониты). Лицо одного из членов этой группы, по мнению исследователей, очень напоминает самого Босха.

В сцене, где Антония захватили демоны и унесли на небеса, он изображен с молитвенно сложенными руками, что является знаком твердости его веры даже перед лицом смертельной опасности.

В средней части створки изображена пещера, но, присмотревшись, можно четко различить фигуру человека, который стоит на четвереньках. Между его ног размещена пещера.

Часть исследователей утверждают, что именно она была пристанищем Антония. Туда, как и в разрушенную гробницу в центральной части, стремится демоническая процессия странных существ.

В ней участвует олень, который является символом верности души, но художник использует этот образ как символ святотатства.

В нижней части створки под хрупким мостом группа бесов слушает монаха, который читает письмо. К ним направляется птица в странной одежде и обуви, похожей на коньки.

Правая створка

В правой створке картины Босха «Искушения святого Антония» изображена соблазнительная женщина. Она являлась Антонию, когда он жил в пещерах, и пыталась искушать его плоть. Обнаженная женщина является бесом, принявшим облик королевы. Дама стоит за сухим деревом, что тоже символично: это алхимический образ, без которого не обходится ни одна работа художника.

Преподобный снова не обращает взор в сторону соблазна и предстает победителем над коварными силами зла. Вся правая створка посвящена силе духа Антония, который остается неискушенным.

Однако в этой части картины взгляд отшельника все же не полностью избегает греховных сцен. В углу створки он наблюдает пиршество, устроенное бесами. Они призывают Антония к себе. Накрытый стол, который поддерживают обнажённые бесы, — изображение последнего искушения святого — греха чревоугодия.

Где хранится

Картина Иеронима Босха «Искушение святого Антония» (1505-1506) хранится в Национальном музее старинного искусства в Лиссабоне. Существует около 20 копий триптиха — полных и (чаще) фрагментарных, из которых, пожалуй, самая точная и полная находится в брюссельском Музее старинного искусства.

Символичность

Каждый элемент картины наполнен смыслом. К примеру, старик-гном, изображенный на правой створке.

Он идет в детских ходунках, которые являются символом людской невинности, которую человек может сохранить в течение всей жизни. Вообще символизм в произведениях эпохи Средневековья — прием обычный, даже обязательный.

К сожалению, тайный язык картин, понятный живописцу и его современникам, часто так и остается неуслышанным…

Выводы

О чем же хотел сказать Иероним Босх? «Искушение святого Антония» демонстрирует зрителю, что соблазн и присутствие дьявола сопровождают нас по жизни, и только мы можем противостоять ему, сохраняя твердость веры. Полотно подтверждает мастерство Босха, поскольку не всякий мастер смог бы вложить в работу такой великий смысл, не повторяясь и проявляя исключительную изобретательность в изображении демонов.

Источник: https://www.syl.ru/article/329437/opisanie-kartinyi-bosha-iskushenie-svyatogo-antoniya

Иероним Босх Искушение Святого Антония. Триптих: Описание произведения

Триптих «Искушение Святого Антония» хранится в крупнейшей галерее Португалии – Национальном музее старинного искусства в Лиссабоне. Это одна из важнейших работ, в которой находит отражение мировоззрение Босха. С присущей ему страстью художник создает впечатляющую картину борьбы человека со злом, искушениями, грехом и самим дьяволом.

Святой Антоний, с точки зрения многих специалистов по Босху, оказывается не только персонификацией борьбы любого христианина с многочисленными испытаниями, выпадающими на его долю, но и проекцией собственного «я» художника.

В последней трети жизни Босх снова и снова обращается к образу Святого Антония.

Он пишет его чаще, чем какого бы то ни было другого святого. Более ранняя работа «Искушение св. Антония» (1490-е) представлена в Прадо (правда, нидерландские исследователи, вопреки устоявшейся атрибуции, считают, что картина была написана не Босхом, а его неизвестными последователями в 1530-40-е гг.).

В Берлинской картинной галерее можно видеть рисунок на эту же тему, предположительно принадлежащий Босху. Есть несколько образцов рисунков и в Лувре (1, 2). Начало 2016 года принесло сенсацию: небольшая (38 на 26 см) картина «Искушение св.

Антония» из художественного музея Нельсона-Аткинса в Канзас Сити была повышена в статусе: ранее она считалась подражанием, но теперь появились научные основания считать её подлинником Босха.

Для подобного интереса к личности Антония должны быть личные причины. И они у Босха, несомненно, были: Антонисом звали его отца, а семейная церковь ван Акенов (такова была настоящая фамилия художника) в городе Хертогенбосе носила имя Святого Антония.

Как и в остальных триптихах Босха, внешние створки в «Искушении Святого Антония» выполнены в монохромной технике гризайли. Левая створка получила название «Взятие Христа под стражу в Гесфиманском саду», правая – «Несение креста».

Евангельские эпизоды написаны на фоне традиционного для Босха голландского пейзажа со скалами, одинокими деревьями, высоким небом и тщательно прописанными дальними планами.

Почему живописной биографии Святого Антония, которую зритель увидит, когда створки триптиха будут раскрыты, предпосланы сюжеты из земной жизни Иисуса? Потому что для Святого Антония (а в идеале и для каждого христианина) Христос является мерой всех вещей.

Всё, что будет претерпевать внутри триптиха Святой Антоний, обусловлено верой в Христа и Ему посвящено. «Бог терпел – и нам велел», – такова в кратком изложении центральная идея триптиха.

Таким образом, внешние створки показывают небесный абсолют, а внутренние – сложную историю земного следования этому абсолюту.

Источники сюжета

Святой Антоний (его еще называют Антоний Великий и преподобный Антоний) – египетский христианский подвижник и пустнынник III-IV веков н.э. Считается, что с него начинается отшельническое монашество. По-видимому, Босх берёт за основу «Жизнеописание св.

Антония», написанное Афанасием Великим, где рассказывается, как Антоний в совсем молодых летах удалился в пустыню, дабы там предаваться христианской аскезе и молитвам.

В 1478-м году на родине Босха в Нидерландах вышел перевод «Золотой Легенды» Иакова Варагинского – популярнейшего в средние века сочинения, изобилующего красочными подробностями из житий различных святых. Особенно ярко у Иакова описывались искушения Святого Антония на небе и на земле. Нет сомнений, что Босх был знаком с этой книгой.

До потомков дошли и сочинения самого Антония Великого. В основном это поучения монахам и правила жизни. Антонию принадлежит афоризм «Не попадёт в рай тот, кого не искушали. Отними искушение – и никто не обретёт спасения». Эти слова подвижника – оптимальный эпиграф для триптиха Иеронима Босха.

Левая створка

В житиях Антония рассказывается, как Сатана, раздражённый необыкновенным благочестием святого, насылает на него легион бесов. Демоны схватили святого, который молился в пещере, и истязали его, пока монах не упал замертво.

В нижней части левой створки у Босха мы видим, как трое друзей в одеждах, характерных для монашеского ордена антонитов, ведут под руки вконец обессилевшего святого – в последний момент им удалось вырвать его из власти бесов.

Кстати, по мнению некоторых исследователей, в одном из тех людей, кто поддерживает Антония, можно узнать самого художника.

Вся эта фигурная группа ступает на хрупкий мост из прогнивших досок. В других работах Босха (например, в «Блудном сыне» из музея в Роттердаме) мост – символ превратностей человеческой жизни. Под мостом укромно расположились демоны.

Один из них ведёт некую переписку – возможно, готовит заговор или составляет донос. Внешне он похож на Александра VI, который был римским Папой в период с 1492 по 1503-й и многими считался Антихристом. Босх не однажды критиковал церковь за распущенность («Корабль дураков» и др.

), но главу католиков в виде демона он показывает впервые.

С двух сторон от псевдо-Папы располагаются демоны-птицы. Большая цапля, стоящая на яйце, пожирает собственных едва проклюнувшихся птенцов. Зад птицы «повторяет цвет и форму головного убора «папы», – отмечает Линда Харрис, – очевидно, что это еще один «комплимент» в адрес Римской католической церкви».

Еще один демон в виде птицы одет в красную кардинальскую сутану, а на его голове – воронка (подобная встречается на голове монаха в «Извлечении камня глупости»), по-видимому, символизирующая самозванство и профанацию истины. Этот демон-клирик стоит на коньках.

Возможно, так художник указывает на его происхождение: в средневековых представлениях об устройстве преисподней (нашедших отражение, в частности, в «Божественной комедии» Данте) нижний круг ада представляет собой ледяное озеро Коцит.

На зажатом в ключе бумажном листе написано слово «лень», так что коньки могут олицетворять еще и праздность.

В средней части левой створки изображается хижина, образованная из сращённых между собой тела великана и холма, покрытого зеленью. Левая нога человека перебинтована, что должно символизировать грех сладострастия. Само тело образует из себя бордель, в окне которого можно разглядеть женщину.

Вход в хижину расположен аккурат между ног великана. Несколько бесов в церковных одеяниях направляются как раз туда. Эта аллегория Босха вполне прозрачна.У левого края створки – еще два сложно синтезированных демона, один из которых – это рыба на колесах и с хвостом скорпиона (рыба – христианский символ крещения).

На её спине располагается шпиль собора. Большая рыба пытается проглотить рыбу поменьше. Возможно, здесь зашифрованы церковные «слияния и поглощения» или борьба официальной церкви с ересями.

Верхняя треть створки посвящена искушению Антония в небе.

Бесы, принявшие форму зверей и чудовищных рыб, терзают святого, который не выходит из медитативного состояния и не перестаёт возносить молитвы к небу.

Правая створка

Темой правой створки триптиха являются плотские искушения, которым дьявол подвергает Святого Антония.

Грех чревоугодия находит воплощение в непристойной трапезе, где основание стола образуют обнажённые человеческие тела. Антураж (кувшин или ночной горшок, надетый вместо обуви, трубадур со странным музыкальным орудием) напоминает о «Саде земных наслаждений». Правее изображено дырявое чрево – человеческий живот на ножках в красном колпаке, пронзённый большим кинжалом.

Об искушении грехом любострастия (прелюбодеяния) житийная литература сообщает, что после мучений Антония на земле и на небе дьявол явился к нему в женском обличье. Святой повстречал прекрасную царицу, когда та купалась в реке.

Она привлекла Антония своим великодушием и щедростью и привезла ослеплённого её набожностью святого в свою столицу. Полёт на демонической рыбе над городскими строениями, башнями и мельницей показывает самый опасный момент, когда Антоний вот-вот готов поддаться искушению.

Святой осознал, с кем имеет дело, только, когда царица попыталась его соблазнить. У Босха она стоит обнажённая в воде, под деревом с топорщащимися сухими сучьями в окружении демонов-придворных, прикрывая рукой «срамное место».

(Похожий сюжет Босх разрабатывал и в плохо сохранившейся работе «Святые отшельники»).

Еще одно напоминание о дьяволе – плывущий в фарватере реки дракон. Ему противостоит маленькая человеческая фигурка с палкой или пикой в руке. Поскольку такое же орудие мы видим в руках самого Антония на переднем плане, можно заключить, что в реке Босх нарисовал поединок самого святого отшельника с Сатаной.

Центральная часть

В центральной части триптиха концентрация монстров на квадратный сантиметр площади достигает апогея. «Со всем богатством вымысла изображая сложный облик разнообразных демонов, вьющихся вокруг святого, Босх превзошёл самого себя», – уверен Вальтер Бозинг, автор книги «Иероним Босх. Между адом и раем».

Ближе к левому краю белёсый деревянный обрубок превращается в торс и руки женщины в высоком остроконечном чепце, чьё туловище трансформируется в чешуйчатый хвост ящерицы. Держа на руках ребёнка, женщина торжественно восседает на исполинской крысе.

Кувшин на лошадиных ногах несёт на спине странного демона с чертополохом на голове (чертополох – символ первородного греха). Чуть ниже по реке плывёт, растопырив руки, человек, находящийся внутри полупрозрачной рыбины.

Переведя взгляд влево, мы обнаружим демона с лошадиным черепом, играющего на лютне и сидящего на гусе с головой овцы, но в человеческих башмаках. Духи тьмы в облике птиц, людей и животных извергаются из гигантской красной ягоды – традиционного символа порока.

Повыше неё еще один древесноголовый монстр ведёт под уздцы странный гибрид дракона, лошади и жареной птицы, впереди вышагивают собаки-броненосцы, песьеголовец с совой (символом тьмы и птицей дьявола) на голове.

Ни одна из земных стихий у Босха не свободна от чудовищ. Демонами так и кишат вода, суша и поднебесье. Куда же устремляются эти дьявольские полчища? Очевидно, что «пунктом назначения» для всех них служит разрушенная гробница в центре композиции.

Внутри неё запечатлено явление Христа, указывающего на собственное распятие. Ереси, магия, алхимия – признаки всех перечисленных явлений обнаруживаются в центральной части триптиха. Вокруг коленопреклонённого Антония разыгрывается дьявольская месса.

Читайте также:  Описание картины ефима волкова «лесное озеро»

Женщина в замысловатом головном уборе протягивает монахине чашу с причастием. Рядом за столом игроки бросают кости, искушая судьбу. В воздухе парят ведьмы, в глубине картины полыхает подожжённая ими деревня. Кстати, передача эффектов освещения в этой работе выдаёт в Босхе настоящего новатора.

«Цветовая гамма настолько гармонична и богата, – пишет Вальтер Бозинг, – что все эти изменчивые, даже самые омерзительные образы визуально прекрасны: триптих относится к числу тех произведений Босха, которые сохранились лучше всего, а недавно проведённая расчистка выявила всё колористическое богатство этой картины, где блистающие красные и зелёные тона чередуются с тонко модулированными переходами синевато-зелёных и коричневых».

Фигура Святого Антония расположена на пересечении диагоналей картины. Отвернувшись от всего, что совершается вокруг, он смотрит на зрителя и благословляет его. Жест Антония повторяет жест Христа, стоящего неподалёку.

Спокойный и обнадёживающий взгляд сближает Антония с Христом в картинах Босха «Несение креста» (Мадрид) и «Коронование терновым венцом» (Лондон).

И это показывает, что святой стоек в своём выборе, несмотря на все дьявольские козни.

Источник: https://artchive.ru/artists/65~Ieronim_Boskh/works/391105~Iskushenie_Svjatogo_Antonija_Triptikh

Искушение Святого Антония

Искусство Нидерландов 15 и 16-го веков
Алтарь «Искушение святого Антония» – одна из лучших работ зрелого Босха, не случайно существует множество ее повторений XVI века: зафиксировано шесть копий всего алтаря, пять – центральной его части, и одно – боковых створок.

Подкрасочные рисунки на оригинале красноречиво свидетельствуют об особой интенсивности творческого процесса — художник, как это принято говорить, «вложил в свою работу душу». Этот триптих Иеронима Босха, одно из важнейших его произведений, полон злых насмешек над священнослужителями.

Еще никогда до Босха во всей европейской живописи не встречалось столь смелой и реалистически точной передачи эффектов освещения. На заднем плане алтаря пламя пожара выхватывает из мрака опушку леса, красными и желтыми бликами отражается на поверхности реки, отбрасывает багровые отсветы на плотную стену леса.

Босх не только мастерски передает эффекты воздушной перспективы, но и создает ощущение воздуха, окрашенного светом.

Об истории написания и первоначальной судьбе этого необычного триптиха известно достаточно мало. В 1523 году триптих был приобретен португальским гуманистом Дамьяо де Гоиш. Триптих суммирует основные мотивы творчества Босха.

К изображению рода людского, погрязшего в грехах и глупости, и бесконечного разнообразия адских мук, ожидающих его, присоединяются здесь Страсти Христовы и сцены искушения святого, которому неколебимая твердость веры позволяет противостоять натиску врагов – Мира, Плоти, Дьявола.

В ту эпоху, когда существование Ада и сатаны было непреложной реальностью, когда пришествие Антихриста казалось совершенно неминуемым, бестрепетная стойкость святого, глядящего на нас из своей молельни, заполоненной силами зла, должна была ободрять людей и вселять в них надежду.

Центральная часть «Искушение святого Антония». Пространство картины буквально кишит фантастическими неправдоподобными персонажами. Белая птица превращена в настоящий крылатый корабль, бороздящий небо.

Фантазия Босха питалась, видимо, изображениями на геммах и монетах эпохи Александра Великого.

Центральная сцена – совершение черной мессы – одно из самых красноречивых свидетельств противоречивого мятущегося духа мастера.

Здесь изысканно одетые священники-женщины справляют кощунственную службу, их окружает разношерстная толпа: вслед за калекой к нечестивому причастию спешит игрок на мандолине в черном плаще с кабаньим рылом и совой на голове (сова здесь – символ ереси).

Из огромного красного плода (указание на фазу алхимического процесса) появляется группа чудовищ во главе с бесом, играющим на арфе – явная пародия на ангельский концерт. Бородатый человек в цилиндре, изображенный на заднем плане, считается чернокнижником, который возглавляет толпу бесов и управляет из действиями.

А бес-музыкант оседлал странное подозрительное существо, напоминающее огромную ощипанную птицу, обутую в деревянные башмаки. Нижняя часть композиции занята странными судами. Под звуки пения беса плывет безголовая утка, другой бес выглядывает из окошечка на месте шеи утки.

История искусства. Далее →

Источник: http://smallbay.ru/article/bosch012.html

Картины на евангельский мотив «Искушение Святого Антония»

Св. Антоний Великий – святой, отшельник, был наиболее любим Босхом.

Св. Антоний Великий (Антоний-аббат). Христианский святой, отшельник. Родился в Верхнем Египте (251(?)- 356).. После смерти своих родителей раздал все свое мущество бедным и удалился в египетскую пустыню, где долгие годы пребывал в полнейшем уединении.  Обычно он считается основателем монашеского образа жизни. Во время одной из эпидемий в Европе, которая, как полагают, была рожистым воспалением, пострадавшие вымаливали лекарства с именем Антония на устах, потому  болезнь эта получила название “антонов огонь”.

Никлаус Мануэль Дойч. Искушение святого Антония

Жизнеописание Св. Антония», написанное Афанасием Великим, повествует о том, что в 271 году н.э. еще молодой Антоний удалился в пустыню, чтобы жить аскетом. Прожил он 105 лет (ок. 251 — 356). «Золотая легенда» Якова Варагинского, очень распространенная в Средние века, особо красочно рассказывала о двух вариантах искушения святого — на земле и в воде.

В 1478 году было выпущено нидерландское издание «Золотой легенды», повлиявшей на изображение этой темы художниками Северной Европы. На мадридской доске Босх изобразил «земное» искушение Св. Антония, когда дьявол, отвлекая его от медитации, искушал земными благами. В конце своего творческого пути Босх создает несколько вариантов «Искушения Св. Антония».

Иеронимус Босх. Искушение святого Антония. Центральная часть полиптиха/

В Лувре хранится несколько подготовительных рисунков как к известным, так и неизвестным нам композициям. Антоний для нечистой силы — вне досягаемости. Его круглая спина, поза, замкнутая сплетенными «в замок» пальцами рук, говорят о крайней степени погружения в медитацию.

Человек, не имеющий представления о средневековом христианском мистицизме, об аскезе, отказе от мирских благ и от мира как такового, и тот должен почувствовать настрой святого. Даже дьявол в образе свиньи спокойно застыл рядом с Антонием, как прирученная собака.

Так видит или не видит святой на картине Босха монстров, которые его окружают? Если верить Рюйсбруку, то нет: они видны только нам, грешникам, ибо «то, что мы созерцаем, — это то, что мы есть». Как и в досках, изображающих Св. Иеронима, чертовщина, окружающая Св.

Антония, не кажется страшной: черти сведены к игрушечным размерам и никто не только не нападает на отшельника, но и не обращает на него внимания, за исключением гримасничающего в воде монстра.
У Босха изображение внутреннего конфликта человека, размышляющего о природе Зла, о лучшем и худшем, о желанном и запретном, вылилось в весьма точную картину порока.

Антоний, силой своей, которую он получает по милости Божьей, противится шквалу порочных видений, а сможет ли всему этому сопротивляться обычный смертный? Триптих «Искушение Св. Антония» — одна из лучших работ зрелого Босха, не случайно существует множество ее повторений XVI века: зафиксировано шесть копий всего алтаря, пять — центральной его части, и одно — боковых створок.

Подкрасочные рисунки на оригинале красноречиво свидетельствуют об особой интенсивности творческого процесса — художник, как это принято говорить, «вложил в свою работу душу».
Центральная часть триптиха посвящена победе Св. Антония, еще окруженного тем не менее всевозможными искушениями: юные красавицы обещают ему радости земной любви, накрытый стол манит своим изобилием…

Основной разгул сил преисподней изображен в геометрическом центре створки, где святой, окруженный нечистой силой, оборачивается к зрителю. Дьявольские козни бессильны заставить Антония отречься от веры, но не оттого, что они слишком слабы: количество демонов убеждает в обратном.

Сатане необходимо добровольное согласие, он не только запугивает — он соблазняет, он ищет адские ростки в душе грешника. Нельзя не заметить, что нечисть относится к Антонию с почтением: святой стоек в своем выборе. Свобода выбора — частая тема в творчестве Босха, художник постоянно взывает в своих алтарях-проповедях к нашей свободной этической воле.

Святого Антония окружает группа фантастических персонажей, старающихся вывести его из молитвенного состояния. Особенно выразительна церемония так называемой «черной мессы», разыгрываемая вокруг святого. Ее участники наделены признаками, обозначающими магию, ересь, алхимию, и кажется, что все они движутся по мановению волшебной палочки человека в цилиндре.

Игроки мечут кости, роскошно одетая дама разыгрывает обряд причащения с сидящей напротив нее «монахиней». Справа — большой глиняный кувшин с ногами, заменяющий заднюю половину мула, над несуществующей передней половиной которого парит верхом бестелесный крылатый воин с семенем чертополоха вместо головы (чертополох — символ первородного греха).

Слева — рыцарь, с черепом лошади вместо шлема, играющий на лютне. На переднем плане — адская флотилия: рыба-лодка, подобная той, что изображена на левой створке, лодка — безголовая утка и лодочка-скорлупка. Погребенный внутри утки-гондолы кричащий человек в очках, распятый на парусе остов ската, тоже как будто издающий крик — дырой между сухих плавников…

Это лишь часть фантастических видений, изображенных здесь Босхом. Он как всегда неистощим в изобретении все новых и новых чудовищных образов. Казалось бы, что ужасного в двух белых собачках с загнутыми вверх хвостами? Но собаки эти абсолютно идентичны, совершенно ясно, что они есть один демон, и эта двойственность внушает страх. Весь мир вокруг Св. Антония рушится: из расколотого купола вырастет башня с трубой, извергающей пламя; на заднем плане горит деревня; неисчислимое войско собирается переходить мост; по небу летит демон с приставной лестницей… Многие детали трудно разглядеть, так они малы и удалены от центра картины, но само их присутствие создает ощущение Апокалипсиса.

Искушение святого Антония. Поцелуй Иуды. Взятие Христа под сражу. Левая внешняя створка полиптиха.

Еще никогда до Босха во всей европейской живописи не встречалось столь смелой и реалистически точной передачи эффектов освещения. На заднем плане алтаря пламя пожара выхватывает из мрака опушку леса, красными и желтыми бликами отражается на поверхности реки, отбрасывает багровые отсветы на плотную стену леса.

Босх не только мастерски передает эффекты воздушной перспективы, но и создает ощущение воздуха, окрашенного светом. Об истории написания и первоначальной судьбе этого необычного триптиха мало что известно. Центральная часть подписана.

Сведения о жизни святого Босх почерпнул из жизнеописания Афанасия Александрийского, из «Золотой легенды», часто переиздававшейся в Нидерландах, из «Псалмов Моисея», а также многих других библейских текстов. Сцены на наружных створках, традиционно исполненные в монохромной технике «гризайль», отличаются удивительным мастерством исполнения.

Их темы — это «Взятие Христа под стражу» и «Несение креста». По мнению исследователей, Страсти Христовы должны были напоминать человеку о том, что «Христос терпел — и нам велел», а также символизировать искупление грехов. Монохромные композиции с особой силой обнаруживают дар Босха живописать человеческие страсти.

Необычайно выразительны позы, жесты, выражения лиц персонажей. Написанные в повествовательной манере, изобилующие многочисленными подробностями, сцены эти резко контрастируют с фантастическими образами триптиха на внутренних створках.

Иеронимус Босх. Искушение святого Антония. Полёт и падение. Левая внутренняя створка полиптиха.

На левой створке триптиха Св.Антония мы видим просто легион демонов. Их разнообразие и формальная изощренность изображения необычны даже для него. Среди них есть красная рыба на металлических колесах с готической башней на спине, из пасти которой вылезает другая рыба, из которой, в свою очередь, торчит хвост третьей.

Наружность монстров вступает в противоречие со средой их обитания, так, по небу Антония несут демоны в обличье рыб и грызунов. Два монаха и человек, в облике которого некоторые исследователи видят автопортрет Босха, помогают Св. Антонию дойти до кельи после изнурительной битвы с дьяволом, поднявшим его в воздух, — данная сцена изображена выше, на фоне неба.

Босх использует в этом произведении ту символику, которая присутствует и в других его работах, но остается до конца не понятой. Антоний и его спутники совершают переход по дощатому мосту (переход, лишенный смысла, как пишут некоторые ученые). Но этот переход — главное, о чем Босх хочет здесь сказать.

Подобный мостик несколько раз присутствует на разных створках триптиха «Воз сена», в том числе и на внешних, где изображен странник. Только странник в нерешительности остановился перед мостом, у него не хватает силы духа его преодолеть, тогда как Антоний, еле живой, переходит.

Преодолев мост, под которым группа дьяволов, вмерзшая в застывшую реку, читает ложные «псалмы», Антонию и его спутникам предстоит вступить на узкую тропу — возможно, это та самая тропа, пройти которой дано лишь немногим избранным. Во всяком случае, путь назад отрезан — тропа перед входом на мост обрушена. В «Искушении Св.

Антония» Босх впервые изображает сцены шабаша ведьм — полеты в воздухе, сборище на берегу пруда, поджог деревни. Обращение художника к этому новому мотиву было вызвано начавшейся в странах Запада охотой на ведьм после публикации в 1487 году знаменитой книги «Молот ведьм» — своеобразного пособия для инквизиции. Повсюду началось массовое сожжение женщин.

В одном тирольском городе сожгли всех представительниц слабого пола. Босх неистощим в изображении омерзительных, внушающих ужас сил зла. Они многочисленны и агрессивны. Св. Антоний обессилел в борьбе с ними. Не каждый способен так противиться соблазнам мира: несмотря на все ужасы ада, которыми придется заплатить за краткие и преходящие радости земной жизни, люди неудержимо продолжают страстно стремиться к ним.

Искушение святого Антония. Несение креста. Голгофа. Правая внешняя створка полиптиха

На правой створке святой окружен персонификациями разнообразных искушений. На переднем плане садящий на земле живот человека, пронзенный непомерно большим кинжалом, а также таинственное действо вокруг стола рядом с ним символизируют грех чревоугодия и, если брать еще шире — сладострастия. Сатана в образе обнаженной женщины — царицы бесов — под «шатром Венеры» — персонифицирует грех вожделения и прелюбодеяния, а также иллюстрирует сцену искушения из жизнеописания Антония. На черных одеждах Антония прекрасно виден Тау-крест, напоминающий букву «Т». Этот ветхозаветный крест ставили на дверях домов израильтяне накануне исхода из Египта. Впоследствии крест такой формы получил имя Св. Антония, подвижническая жизнь которого была связана с Египтом. Босх часто использует Тау-крест в своих работах: на трехконечном кресте была распята Св. Либерата, такой же крест Христос понесет на Голгофу в поздних работах художника.

Безобразная птица, вцепившись лапами в яйцо, из которого проклюнулись птенцы, сама заглатывает лягушку, вместо того чтобы покормить собственных детей; устрашающего вида птица, обутая в коньки (на бумаге в ее клюве написано — «лень», имеется в виду неусердие в молитвах Богу), — все это по замыслу художника должно иллюстрировать человеческие грехи и искушения, которым подвергается Св. Антоний.

Грюневальд Маттиас
(1470-1530)
. Искушение святого Антония. Изенхеймский алтарь. 1510-1515.

В жизнеописаниях Св. Антония рассказывается о том, как во время пребывания в пустыне египетской Сатана, привлеченный необычайным благочестием святого, наслал на него легион бесов. Бесы набросились на Антония во время молитвы и избивали его, пока он не упал замертво.

Другие отшельники отогнали демонов и вернули Антония к жизни, но когда он вновь приступил к молитве, демоны вновь на него набросились и унесли в поднебесье. Бесы растворились лишь с первыми лучами солнца, на рассвете, но мучения не прекратились — Сатана предстал пред Антонием в облике прекрасной и набожной царицы.

Та привезла отшельника в свою столицу, и Антоний понял, кто перед ним, лишь после того, как она попыталась его соблазнить. На всех трех створках раскрытого алтаря мы видим демонов, выпущенных на волю. Здесь уже нет традиционного разделения створок на «Рай» и «Ад», композиция читается целиком, весь мир кишит бесами.

Ученые по-разному объясняют значение обличий изображенных монстров, они допускают разные толкования, но их природа Зла несомненна.Все художники, обращавшиеся к теме искушения Св. Антония (Шонгауэр, Дюрер, Брейгель, а позднее — Дали, Эрнст), изображали лишь один из эпизодов его жизни, когда демоны делают свое дело либо на земле, либо в воздухе.

У Босха же ситуация иная. Художник достаточно подробно и близко к жизнеописанию рассказывает обо всех мучения Антония.

В левой части триптиха демоны носят старца по воздуху, в правой пытаются отвлечь от медитации картиной непристойной трапезы, в центральной нарядная дама, на бесовскую природу которой намекает длинный шлейф, возможно прикрывающий хвост, проносит рядом с ним чашу с вином.

Однако в подавляющем большинстве демоны просто заняты своим делом, — сотворением Зла в этом мире, который весь — искушение.

Бесы — везде, даже за горизонтом, там, где святой их видеть не может. Они прячутся за углами зданий, под разрушенным куполом, в горящих избах деревни, в церквах далекого города, в водах реки, над которой стоит дворец, в залах самого дворца, в лесах на другом берегу, в воздухе над лесами, все дальше и дальше, бесконечно. Но поколебать измученного святого бесам не удается, он твердо противостоит вселенскому Злу.

Иоахим Патинир. Искушение святого Антония. Около 1515. Прадо

Альбрехт Дюрер. Святой Антоний на фоне города. 1519

Корнелис Кунст. Сцены из жизни Антония Великого. 1530. Лейден. Stedelijk Museum De Lakenhal

varvar.ru: Преподобный Антоний Великий. Искушение святого Антония

Источник: https://alindomik.livejournal.com/4935051.html

Искушение святого иеронима

После 1515

дерево, масло

58 х 86 см

Инв.: 1638

Основа — доска тополя, паркетирована; волокна древесины направлены горизонтально.

В прошлом, когда картина находилась в собрании Данзаса, она была распилена; утраченный фрагмент с изображением двух фигур в правой части был найден Бразом, и композиция восстановлена в первоначальном виде (справа виден вертикальный след распила основы). Сохранность живописи в целом хорошая; слегка пожелтевший загрязненный лак.

Евсевий Иероним Софроний (342-420) — ученый-богослов, один из четырех западных отцов Церкви. Автор признанного каноническим перевода Библии на латинский язык. Жил в Риме и на Востоке, совершил паломничество в Святую землю.

Позже удалился на четыре года в Халкидскую пустыню, где предавался суровому аскетизму и где его спутниками были «лишь скорпионы и дикие звери». Один из наиболее распространенных типов изображения Святого Иеронима — кающийся грешник в пустыне, с черепом, песочными часами и книгой.

В картине из ГМИИ представлена нетрадиционная интерпретация сюжета (Kaftal 1978, col. 477-505, № 147).

В собрании маркиза Паолджироламо Паллавичини в Генуе, где, как явствует из путеводителя по Генуе 1818 года (Gilbert 1986), картина находилась в начале XIX века, она считалась работой неизвестного нидерландского художника.

По наследству произведение перешло к маркизу Алессандро Паллавичини, герцогу Гримальди и было выставлено на продажу в декабре 1899 года под именем Питера Брейгеля. В собрании Данзаса числилось как картина нидерландского художника. Авторство Савольдо было установлено Липгартом (опубл.

: Жарнов-ский 1922) в период, когда картина уже находилась в собрании Браза.

В прошлом интерпретация сюжета не вызывала разночтений и изображенным в картине святым считался Антоний.

Сомнение в таком прочтении сюжета впервые высказал Лукко (Pittura del Veneto 1996); основанием послужило то обстоятельство, что Савольдо, проявлявший особое внимание к вопросам иконографии, не мог написать святого отшельника в кардинальском облачении. Идея, что художник изобразил Святого Иеронима, была поддержана всеми исследователями.

Композиция из собрания ГМИИ привлекает к себе живой интерес в связи с проблемой контактов Савольдо с изобразительной культурой Нидерландов и Германии, где аналогичные темы и сходный характер интерпретации получили повсеместное распространение.

Савольдо знал живопись таких нидерландских мастеров, как Иоахим Патинир, Херри мет де Блес, Иероним Босх. Познакомиться с их картинами Савольдо мог у себя на родине, в Италии.

В Венеции, где художник поселился с 1510 года, они были не только хорошо известны, но и служили предметом пристального внимания и собирательства. Одним из примеров этого может служить собрание кардинала Гримани, обладавшего работой Босха с изображением Ада.

Картины северян были и в самом Палаццо дожей (Fiocco 1956, р. 166). С их работами Савольдо мог познакомиться еще в ранние годы во Флоренции, а затем и в Генуе.

Существует предположение, правда, не подкрепленное документально, что Савольдо совершил путешествие в Нидерланды.

На особые связи художника с Нидерландами указывает и тот небезынтересный факт, что, как явствует из завещания от 27 октября 1526 года, Савольдо был женат на некоей Марии, фламандке по происхождению (Marija fljamenga de Tijlandrija. — Meijer 1990, p. 78); ее родной город Тиль расположен недалеко от мест, где жил и работал Босх.

С живописью нидерландских мастеров картина из ГМИИ имеет много общего и в построении композиции, и в организации пейзажного, пространства, центром которого служит причудливой формы скала.

Этот мотив часто встречается в пейзажах Иоахима Патинира, работавшего в Генуе между 1511 и 1515 годами; встречается он и у Яна Скореля, Герарда Давида и у других нидерландских мастеров.

Скала делит пейзаж на две части: с одной стороны — объятый пламенем грешный мир, откуда бежал Святой Иероним, с другой — нетронутый мир девственной природы.

Пейзажные композиции, а также изображения пожаров, характерные для северных художников, пользовались большим спросом и в Италии. В этой связи возникает предположение, что картина из ГМИИ могла быть исполнена Савольдо по специальному заказу для частной коллекции, в подражание нидерландцам.

Интерес Савольдо к культуре стран, расположенных к северу от Альп, включал в свою орбиту и произведения немецких мастеров, которые были ему известны в основном по гравюрам. Отдельные мотивы нашей картины заимствованы из ксилографии 1506 года Лукаса Кранаха Старшего на ту же тему, которая в свою очередь восходит к гравюре Мартина Шонгауэра, датируемой 1470-1475.

Как уже отмечалось, именно с этими листами перекликается мотив демонов, которые в нашей картине изображены тянущими за одежду Святого Иеронима. Демон с птичьей головой в правой части композиции — мотив, почти не встречающийся в живописи.

Близкой параллелью может служить сцена искушения Святого Антония на одной из створок созданного Грюневальдом Изенгеймского алтаря (1510-1517).

Впечатления от работ заальпийских мастеров соединились в московской картине с опытом, приобретенным Савольдо в Риме, когда он соприкасался с творчеством классиков Высокого Возрождения — Рафаэля и Микеланджело.

Так, изображенная справа группа с могучим старцем, несущим на плечах демона с птичьей головой, восходит к знаменитому мотиву (использован в зеркальном повороте), изображающему Энея и Анхиза в композиции Пожар в Борго Ватиканских станц Рафаэля (1514-1515). На это очевидное сходство обратил внимание еще Фьокко (Fiocco 1956, р.

167), остроумно заметивший, что у Савольдо Анхиз превратился в Смерть. Фигуре Энея, напротив, придана микеланджеловская мощь. По мнению Панаццы (Panazza 1985), у Рафаэля были заимствованы не только фигуры Энея и Анхиза, но и само видение пожара с его алым заревом, которое трудно воспроизвести по гравюре.

Следовательно, художник не только знал гравюру с композиции Рафаэля, как полагали ранее, но, побывав в Риме, воочию видел Пожар в Борго. Широкий интерес к рафаэлевской композиции объясняется и тем, что картон для нее с 1517 года, по всей видимости, находился в собрании Альфонсо д'Эсте в Ферраре (Ballarin 1995, р. 41).

Вместе с тем картина из ГМИИ с ее неповторимо выразительным колористическим решением могла возникнуть лишь на венецианской почве. О Венеции заставляет вспомнить почти прямая цитата из творчества Джованни Беллини, что заметно в решении позы Святого Иеронима.

Одним из возможных прототипов для этого мотива могла послужить картина Смерть Петра Мученика из лондонской Национальной галереи (инв. NG 812). Само изображение сцены пожара у Савольдо восходит, по всей видимости, не только к «северным» прототипам.

Сцены пожара встречаются и у венецианских художников, примером чего может служить не дошедшая до нас, но упомянутая современниками большая картина Джорджоне Пожар с Энеем и Анхизом из собрания Таддео Контарини (Rinascimento a Venezia 1999, р. 427).

Таким образом, картина из ГМИИ обнаруживает весьма широкий спектр интересов ее автора к самым разнообразным явлениям итальянской и европейской художественной культуры — как предшествовавшей ему, так и современной.

Известна сходная композиция Савольдо на сюжет Искушение Святого Антония из собрания Галереи Тимкен в Сан-Диего, также исполненная на доске несколько большего размера (69,6 х 119,7; Mongan, Mongan 1969, р. 32-33, № 8; Rinascimento a Venezia 1999, № 116).

По сравнению с московской картиной в этом варианте композиции контакты художника с северной культурой становятся еще более очевидными. По вопросу датировки композиции из собрания ГМИИ, равно как и близкой к ней работы из Сан-Диего, высказывались различные мнения.

В прошлом существовала тенденция к ранней датировке, а в последнее время ряд исследователей, не без оснований, склоняется к тому, что московская картина относится к зрелому или даже к позднему периоду творчества Савольдо.

Фьокко (Fiocco 1956) полагал, что она исполнена после 1515 года; в поддержку такой датировки позже высказывался Лукко (устно, 1997). Примерно тем же временем датировала Смирнова (1978), помещавшая картину из ГМИИ в ряд первых венецианских работ художника, написанных около 1521 года.

Гилберт (Gilbert 1963; 1985; 1986) и Якобсен (Jacobsen 1974) датировали между 1515 и 1520; Гуццо (Guzzo 1986) — началом 1520-х, тогда как вариант из Галереи Тимкен он датирует около 1520, а Боссалья (Bossaglia 1963; 1985) — около 1530 года, и это мнение разделяет Беньи Редона в каталоге выставки Савольдо (Savoldo 1990).

Происхождение: до 1899 собр. маркизов Паллавичини-Гримальди, Генуя; 1899 приобр. за 1.600 франков Щукиным (?), Петербург; от него перешла в собр. Я.Н.Данзаса, Петербург; затем в собр. О.Э.Браза, Петербург-Петроград; после 1917 ГМФ ; с 1928 в ГМИИ.

Выставки: 1990 Брешиа-Франкфурт-на-Майне. Кат., № 1. 22 (итал. изд.); Кат., № 1.3 (нем. изд.).

Литература: Descrizione 1818 (ed. 1969), р. 213 (Неизвестный нидерландский художник; здесь и далее — Святой Антоний); Cat. Pallavicino 1899, № 145 (Питер Брейгель Адский); Жарновский 1922, с. 236-238, табл. XVII (здесь и далее — Са-вольдо); Fiocco 1956, р. 166-167 ill.; Кат. ГМИИ 1957, с.

125-126; Berenson 1957, I, р. 158; Кат. ГМИИ 1961, с. 165-166; Boschetto 1963, р. 239, tav. 16/17; Bossa-glia 1963, p. 1033; Gilbert 1963, p. 23, cat. 16; Ballarin 1966, col. 9; Mongan, Mongan 1969, p. 32; Jacobsen 1974, p. 530-532; Смирнова 1978, с. 29, ил. 9; Путеводитель ГМИИ 1980, с. 25; Magnabosco 1980/81, р.

298-300; Fiorio 1985,р. 215; Gilbert in Genius of Venice p. 203; Panazza 1983, p. 3; Magnabosco 1984, p. 36; Bossaglia 1985, p. 11; Gilbert 1985, p. 82 a 1; Panazza 1985, p. 178-179,181 n.7; Rosei p. 151; Valcanover 1985, p. 48; Кат. ГМИИ 1986, с. 158, ил. 17; Gilbert 1986, p. 518-519, cat. 24 bis, ill. 72; Gregori p.

12; Guzzo 1986, p. 246; Guzzo p. 162; Frangi 1988, p. 834; Anelli 1989, p. 348; Savoldo 1990, p. 154-155 ill. (нем. изд.: S. 108-109 Abb.); Ebert-Schifferer in Savoldo 1990, p. 71 (нем. изд.: S. 78); Frangi 1992, p. 36-37 ill.; Gregori in Savoldo 1990, p. 89 (нем. изд.: S. 97); Маркова 1992, с. 137 ил.

; Путеводитель ГМИИ 1994, с. 99-100; Guidebook 1995, р. 98; Кат. ГМИИ 1995, с. 115, ил.; Bettagno 1995, р. 216 ill.; Pittura nel Veneto 1996, p. 82-83, fig. 128 (здесь и далее — Святой Иероним); Путеводитель ГМИИ 1998, с. 172; Rinascimento a Venezia 1999, р. 427 ill.; Brown 1999, p. 90-93; Gregori 1999, p.

73-74; Lucco in Pittura nel Veneto 1999, I, p. 82, fig. 128.

Источник: http://www.italian-art.ru/canvas/15-16_century/s/savoldo_giovanni/st_jerome_temptation.php

Ссылка на основную публикацию