Описание картины иеронима босха «смерть и скупец»

Иероним Босх Смерть скупца: Описание произведения

Деревянная панель Босха «Смерть скупца» представлена в Национальной галерее искусств (Вашингтон). Известно, что туда она поступила из коллекции бизнесмена и мецената Сэмюэля Генри Кресса, а до этого находилась в коллекции Ван дер Хельста в Вене.

Судя по сильно вытянутому вертикальному формату и резкому перспективному сокращению, «Смерть скупца» могла быть частью триптиха. В 2016 году на выставке в Хертогенбосе, на родине художника, четыре части триптиха собрали вместе.

Внешние створки, известные как «Блудный сын», приехали из Роттердама. Что касается внутренних частей, то центральная панель триптиха, вероятно, утрачена.

Рассматриваемая здесь панель «Смерть и скупец» из Национальной галереи в Вашингтоне — это правая створка, а «Корабль дураков» (Лувр) и «Аллегория обжорства и похоти» (Художественная галерея Йельского университета) когда-то были левой створкой. 

Сюжет взят из популярного во временя Босха трактата Ars moriendi («Искусство умирать»). Это небольшое произведение сначала использовалось исключительно священниками, помогая им в составлении проповедей, но в эпоху Возрождения и особенно в период Реформации получило в Германии и Нидерландах широкое распространение.

Смерть человека рассматривается в Ars moriendi как итог бездарно либо праведно прожитой жизни. А мерой вещей является то, принимает ли умирающий заветы Христа или отвергает их. Перед такой же дилеммой оказывается и персонаж картины Босха.

Зрителю открывается спальня со сводчатым высоким потолком и кроватью под пологом, на которой привстал измождённый умирающий. Смерть, традиционно изображаемая в виде скелета, завёрнутого в белый саван, заглядывает в его дверь. Она навела на будущего покойника стрелу, но медлит в нерешительности.

У скупца на смертном одре всё еще остаётся шанс на спасение. Накануне смерти он оказывается перед тем же выбором, который искушал его при жизни: деньги или спасение, кошелёк или вечная жизнь. С одной стороны ангел, заботливо поддерживающий больного сзади, указывает на распятие в арке оконного проёма под потолком.

С другой стороны, дьявол в обличье невиданного монстра (в их изобретении Босх был особенно искусен) протягивает ему денежный мешок.

И хотя Новый завет предостерегает о том, что «не можете служить Богу и маммоне» (обогащению), скупец отворачивается от ангела и инстинктивно тянет руки за мешком с деньгами. Вокруг резвятся разнообразные темные существа.

Очевидно, это духи преисподней, слетевшиеся, чтобы склонить умирающего на свою сторону. Но окончательный выбор всё еще не сделан.

Пока стрела смерти не пущена, у скупого остаётся шанс отвергнуть дьявола и последовать за ангелом в рай.

Для средневекового искусства было обычным делом сосуществование в одном пространстве разных временных планов.

Босх следует этому же принципу, спокойно сдвигая сцену смерти в глубину картины, а на переднем плане изображая скупца в привычной для него бытовой обстановке.

Он складывает монеты в мешок, который ему подставляет бес (возможно, даже тот самый, что продолжит искушать скрягу на смертном одре), и в этот момент скупой не помнит о том, для чего у него на поясе висят четки, а окно комнаты отмечено распятием.

Интересны также вещи, не без изящества «разбросанные» Босхом у нижнего края доски. Вряд ли плащ, пика, шлем и перчатка ранее принадлежали скупому. Вероятней всего, эти атрибуты рыцарства должны истолковываться как символы верности христианству. Следование христианскому долгу в готической эстетике, которой во многом принадлежит Босх, отождествлялось с рыцарской честью.

Источник: https://artchive.ru/artists/65~Ieronim_Boskh/works/392675~Smert_skuptsa

Почему нужно непременно доехать до Хертогенбоса и посмотреть выставку Иеронима Босха на его родине

На выставке «Босх. Видения гения» в музее Северного Брабанта до 8 мая можно будет увидеть почти все, что осталось от величайшего старого мастера. И это действительно «выставка столетия»

Босх, конечно, самый известный художник Северного Возрождения. Даже старший Брейгель не составит тут ему конкуренции. Оба они, конечно, проигрывают Возрождению первому и главному, итальянскому — Боттичелли, Рафаэлю, Леонардо и Микеланджело. Но если кто и приближается к великой всенародной славе «Рождения Венеры» и «Джоконды», то это именно Босх. И совершенно понятно почему.

Босх, проживший всю свою жизнь в Северном Брабанте (который при его рождении был Бургундией, а к моменту смерти стал уже Нидерландами), в городе Хертогенбосе, происходивший из немецкой семьи ван Акен и взявший себе псевдоним в честь родного города, был обычным бюргером.

И картина мира на его триптихах и полиптихах была вполне конвенциональной средневековой христианской картиной мира.

Землю он видел чрезвычайно изобретательным и остроумным образом, небеса — чрезвычайно рафинированным и выразительным, но все это, при выдающемся мастерстве, не принесло бы ему такой широкой и громкой славы, если бы не ад.

То, как он видел ад, — это было чем-то совершенно экстраординарным. Его ад и прилегающие области населены фантастическими тварями, монстрами, гибридами людей и животных (реальных и вымышленных), растений и самых разнообразных предметов.

И вот эта совершенно неконвенциональная фантазия и сделала Босха звездой массовой (ну более-менее массовой) культуры. Около «Сада земных наслаждений», его самого знаменитого триптиха, в Прадо всегда толпа, поменьше, конечно, чем у «Джоконды» в Лувре, но внушительнее, чем, например, перед «Менинами» Веласкеса, тоже не самой последней вещью в истории искусства.

В этом году исполняется 500 лет со дня смерти Босха (день и год его рождения точно не известны).

На его родине, в Хертогенбосе, где он и прожил все примерно 65 лет своей жизни, расставили фигурки его монстров, устроили масштабную анимацию «Лодочная прогулка на небеса и в ад» в местной системе каналов, сделали проекцию его картин на центральной рыночной площади, создали 3D-модели его персонажей и посвятили Босху здешний знаменитый карнавал.

Но помимо этого они еще и открыли выставку в местном художественном музее Северного Брабанта, в котором нет ни одной собственной работы Босха. И на эту выставку — «Босх. Видения гения» — привезли 20 из сохранившихся 25 его живописных досок. Такого не было никогда, точно не будет на нашем веку, и вообще не факт, что еще когда-нибудь случится.

Конечно, Прадо не дал «Сад земных наслаждений» — но на это никто и не рассчитывал: он не покидал территорию Испании с 1568 года и не покидал стен Прадо никогда.

И, конечно, Венская академия не дала другой знаменитый босховский триптих — «Страшный суд», главную и единственную жемчужину своей коллекции.

Но зато Прадо дал третий его самый знаменитый триптих, «Стог сена», из Брюгге привезли другой «Страшный суд», а из венецианского палаццо Гримани — полиптих «Видения потустороннего мира» («Блаженные и проклятые»).

Как и еще множество других досок со всего света — «Поклонение волхвов» из Метрополитен-музея, «Смерть и скупец» из Вашингтонской национальной галереи, «Святой Иоанн на Патмосе» из Берлина, «Святой Иоанн Креститель» из мадридского музея Ласаро Гальдиано и «Святой Христофор» из Роттердама.

Но самое замечательное на такого рода выставках — это не просто количество собранных в одном месте работ, но то, как они устроены, как вообще устраивают современные выставки.

То, что директору маленького провинциального музея Северного Брабанта Шарлю де Моою удалось получить эти 20 работ из мировых мегамузеев, стало возможно благодаря «Проекту по исследованию и сохранению работ Босха», который девять лет изучал практически все сохранившиеся картины Босха (кроме двух досок из Прадо и одной из Венской академии), а также на деньги фонда Гетти проводил реставрацию и консервацию досок, — только потому многие из них и стало возможно перемещать. Эти знания и стали тем, что получили музеи взамен.

Довольны ими, впрочем, остались не все.

И если художественный музей Нельсона-Аткинса из Канзас-Сити просто счастлив, что его фрагмент «Искушение святого Антония», проходивший как «работа неизвестного последователя Босха», оказался самим Босхом, и музей Грунинге в Брюгге рад, что подтвержден статус их «Страшного суда», то музей Прадо был глубоко оскорблен понижением трех его картин — «Извлечение камня глупости», «Искушение святого Антония» (еще одно) и «Семь смертных грехов» — до статуса «мастерской». И в результате спесивые испанцы не дали первую и вторую картины на выставку в Голландию.

Смотреть, как на пожелтевшей бумаге проступают росчерки красных чернил, в которых узнаешь причудливую тварь с триптиха, только что виденного в соседнем зале, — вот это настоящий и бескомпромиссный luxury среди художественного опыта, доступного обывателю

Еще одна удивительная часть этой выдающейся выставки — это то, что простые обыватели вполне могут увидеть, как процесс такого рода переатрибуции происходил, и примерно представить себе, что это вообще такое и каковы ее основания в современном арт-мире.

В каждом зале на стены проецируется ролик, в котором не только увеличиваются детали картин до максимального разрешения, но и показывается, как накладываются сохранившиеся рисунки и наброски Босха на фигуры и группы с живописных досок, как записанные фигуры (и увиденные на специальной аппаратуре при исследовании) повторяются в набросках и т. п. — то есть те самые основания новых атрибуций, живой процесс работы современных исследователей. И то, что зрителей не держат за профанов, а дают им непосредственно у картин увидеть и понять такую туманную для массового культурного сознания область, как атрибуция картин старых мастеров, — это очень вдохновляющий подход.

Ну и, как всегда на такого масштаба проектах, здесь происходят маленькие чудеса, а именно соединяются части прежнего целого, разбросанные теперь по всему миру.

Например, самым первым номером тут висит доска Босха, верхняя часть которой — это «Корабль дураков» из Лувра, а нижняя — «Обжорство и вожделение» из галереи Йельского университета. Когда-то это была створка, видимо, триптиха, потом ее распилили, и с тех пор две ее части никогда не были вместе.

И не будут следующие минимум сто лет, а то и вообще больше никогда не встретятся. И шанс увидеть их воссоединение совершенно уникален.

Собственно, всего вышеперечисленного уже хватит, чтобы понять, почему выставку «Иероним Босх.

Видения гения» назвали одной из главных выставок столетия, но я все-таки добавлю, что кроме живописных досок тут еще и самая полная экспозиция его рисунков из всех когда-либо бывших — 19 из 25.

Смотреть, как на пожелтевшей бумаге проступают росчерки красных чернил, в которых узнаешь причудливую тварь с триптиха, только что виденного в соседнем зале, — вот это настоящий и бескомпромиссный luxury среди художественного опыта, доступного обывателю.

Ну и опять: тут впервые выставлен отличной сохранности большой рисунок Босха из частного собрания — «Адский ландшафт» (повторяющий мотивы самой знаменитой в мире сцены в аду из «Сада земных наслаждений»), недавно атрибутированный. И маленький бонус в следующем зале — гравюра Дюрера «Святой Иероним в пустыне».

Удерживаясь от желания еще раз употребить слова «уникальный» и «феноменальный», я закончу одним чисто эмоциональным впечатлением.

Когда ходишь по темным залам с идеально подсвеченными живописными работами (тут действительно современная подсветка и очень современные, почти не бликующие стекла), в какой-то момент начинаешь чувствовать, как количество босховских монстров переходит в качество зрительских эмоций.

Помимо общего восторга и энтузиазма, ты понимаешь, что его странная, необъяснимая, непонятно откуда взявшаяся фантазия (на этот счет даже по итогам всей колоссальной работы, тут проделанной, у ученых так и нет ответа) создает своего рода кокон вокруг — примерно как та прозрачная сфера или та раковина мидии, в которой оказываются персонажи в «Саде земных наслаждений». И эта буквальная реализация известного штампа о «силе воображения художника» — совершенно особый и, возможно, самый поразительный опыт, который дает эта удивительная во всех отношениях выставка.

   Вот какие живописные доски Босха можно увидеть на выставке:

  • «Корабль дураков», Лувр, Париж
  • «Аллегория чревоугодия и любострастия» (фрагмент «Корабля дураков»), художественная галерея Йельского университета, Нью-Хейвен
  • «Блудный сын», музей Бойманса — ван Бёнингена, Роттердам
  • «Смерть скупца», Вашингтон, Национальная художественная галерея 
  •  Триптих «Стог сена», Прадо, Мадрид
  • «Святой Иоанн на Патмосе. Сцена страстей», Государственные музеи Берлина, Берлин
  • «Святой Иоанн Креститель», музей Ласаро Гальдиано, Мадрид
  • «Несение креста», музей истории искусств, Вена
  • «Поклонение волхвов», Метрополитен-музей, Нью-Йорк
  • Ecce Homo, Штеделевский художественный институт, Франкфурт-на-Майне
  • «Искушение святого Антония» (фрагмент), художественный музей Нельсона-Аткинса, Канзас-Сити
  • Триптих «Святая Вильгефортис (Либерата)», Галерея Академии, Венеция
  • «Святой Христофор», музей Бойманса — ван Бёнингена, Роттердам
  • «Святой Иероним за молитвой», музей изящных искусств, Гент
  • Триптих «Святые отшельники», Галерея Академии, Венеция
  • Триптих «Страшный суд», музей Грёнинге, Брюгге
  • «Блаженные и проклятые: Эдем (Земной рай)», палаццо Гримани, Венеция
  • «Блаженные и проклятые: Восхождение в эмпирей», палаццо Гримани, Венеция
  • «Блаженные и проклятые: Падение грешников», палаццо Гримани, Венеция
  • «Блаженные и проклятые: Адская река (Ад)», палаццо Гримани, Венеция

Источник: https://www.buro247.ru/culture/expert/vystavka-ieronima-boskha-na-ego-rodine-pochemu-nuz.html

Были ли Средние века тёмными?

Часто Средние века считают темным пятном на страницах истории, царством мракобесия: на кострах сжигали ведьм, а на улицах царили страх и уродство. Само название подчеркивает безликость этой эпохи, которую затмевают две соседние: античность и Возрождение, более богатые в эстетическом и культурном смысле.

Эстетическое воспитание в любом возрасте

Если вы когда-нибудь обращались к текстам, созданным более пяти веков назад, то согласитесь с тем, что события, описанные в них, изложены совсем не так, как мы привыкли.

Возможно, это связано с тем, что тогда мир еще представлялся людям в чудесном одеянии тайны, а европейское общество еще не потеряло веру в сверхъестественное.

Попробуем разобраться, в каком свете представала жизнь, когда человечество и мир были моложе.

Яркость и острота жизни

Человеческие чувства выражались более непосредственно. Душа не скрывала чувств, а разум не старался их подавлять. Радость и горе, смех и слезы, нищета и богатство демонстрировались всенародно без стеснений и страха. Ритуал пронизывал всякое действие или поступок, «возвышая их до прочего внеземного стиля жизни».

Как отмечал один из главных исследователей эпохи Йохан Хёйзинга, все стороны жизни тогда выставлялись напоказ.

Это касалось не только самых важных событий жизни человека (рождения, брака и смерти, достигавших блеска мистерии), но и общественных мероприятий: торжественной встречи короля или казни, которая становилась не только нравоучением, но и ярким зрелищем.

Конечно, жизнь средневекового человека не отличалась красотой сама по себе. Условия жизни без электричества, канализации и отопления были далеки от того, чтобы называться прекрасными, а потому красоту необходимо было создавать искусственно.

Путешественники, увидев животных восточных земель, рассказывали, что там обитают драконы и единороги.

Источник: Pinterest

Стремление к прекрасной жизни

Между небом и землёй: телесность в Средние века

В Средние века эстетическое мировосприятие преобладало над логическим и этическим. Формы жизненного уклада преобразовывались в художественные, а общество становилось всё более игровым, до такой степени, что любое действие превращалось в обряд.

Искусство Ренессанса появилось в мировой истории не на пустом месте. Культура на исходе Средневековья — «расцвечивание аристократической жизни идеальными формами жизни, протекающей в искусственном освещении рыцарской романтики, это мир, переодетый в наряды времен короля Артура».

Читайте также:  Описание картины винсента ван гога «поле маков»

Такое искусственное, эстетическое освещение всех событий создавало сильное напряжение, формируя мысли и нравы средневекового человека.

Жизнь придворных была пронизана эстетическими формами до неприличия, пестрота красок здесь слепила горожан, что лишний раз доказывало и обосновывало власть высшего сословия. Грязные попрошайки, торговцы и деревенщины видели истинное доказательство благородного происхождения в красотах одеяний знати и придворных убранствах.

Братья Лимбург, соколиная охота во владениях герцога Беррийского.

Источник: Wikipedia

Формализация жизни 

Земная жизнь, облекаясь в эстетические формы, не только привлекала к себе внимание, но и обретала ранее неизвестное человечеству измерение. Формализм в отношениях подчас препятствовал естественному общению между людьми, однако, доставлял им наибольшее эстетическое удовольствие, занимая промежуточное положением между искренностью и этикетом.

Есть что-то трогательное в том, что «прекрасные формы», выработанные в жесткой борьбе поколения людей пылкого нрава, иногда превращались в нескончаемые вежливые препирательства.

Громогласные страдания напоказ считались не только уместными, но и красивыми, что превращало повседневную жизнь в подлинное драматическое искусство.

Ганс Мемлинг, «Скорбящая Богоматерь со святым Иоанном и благочестивыми жёнами галилескими».

Источник: WikiArt

Боль обретает ритм

Похоронные обряды также сопровождались торжеством страдания, в котором горе облекалось в прекрасные и даже возвышенные формы.

В таких формах легко теряются настоящие переживания. Вот отрывок из записок Алиеноры де Пуатье об овдовевшей Изабелле Бурбонской: «Когда Мадам оставалась сама по себе, вовсе не пребывала она неизменно в постели, так же, как и в покоях». Что свидетельствует о сознательном стремлении к драматизму, причиной которого были общественные обычаи.

Людям нравилось, когда всё, что имело отношение к сфере этического, принимало эстетические формы.

Особой категорией людей, к которым обыватели испытывали неподдельный интерес, были проповедники и аскеты. Изумление перед смирением и умерщвлением плоти святых подвижников, перед покаянным отречением от грехов доходило до высшей степени любования и восхищения. Любое личное переживание, волнение и достижение должно было найти необходимую публичную форму выражения, закреплённую в культуре.

Фрагмент картины Иеронима Босха «Смерть и скупец».

Источник: WikiArt

Любовь и дружба

Зачем художники рисуют причудливое, жуткое и безобразное?

Появляется особая форма дружбы, называемая миньонством — она просуществовала до XVII века.

Каждый уважающий себя придворный имел близкого друга, привычки, одежда и внешний вид которого необходимым образом должны были повторять его собственные. Миньонов брали с собой на свидания, прогулку, работу.

Такая дружба носила исключительно эстетический смысл и была призвана разбавить одиночество и скуку, а также добавить симметрию в жизнь.

Учтивость и этикет были напрямую связаны с одеждой, которая имела опредёленные смыслы.

Например, если девушка желала заявить о верности возлюбленному то, надевала одежду синего цвета, в то время как одежда зелёного цвета свидетельствовала о влюблённости.

В любви для тех, кто не порывал со всеми земными радостями вообще, проявлялись цель и сущность наслаждения прекрасным как таковым. Чувство влюбленности ценилось намного сильнее чем отношения, а тем более брак. Часто бывало, что молодая замужняя женщина оставалась дамой сердца многих рыцарей, которые выкрикивали её имя на поле брани.

Всё красивое — каждый звук или цветок — украшало любовь. Литература, мода, обычаи упорядочивали отношение к любви, создавали прекрасную иллюзию, за которой люди мечтали следовать. Любовь стала формой фантастического желания. Рыцарский турнир предлагал игру в любовь в наиболее героической форме. Победителю доставался особый подарок в виде платка или поцелуя возлюбленной.

Фрагмент картины Эдмунда Лейтмана «Бог в помощь».

Источник: Wikipedia

Короткое замыкание

Важно понимать, что средневековый человек жил совершенно в другом мире, нежели мы. Его жизнь была пронизана божественной тайной, а потому любое явление расценивалось как знак свыше.

Лев, орел, змей — не только настоящие животные, но символы, указывающие человеку путь к истине, которые значили больше, чем предметы сами по себе. Аллегоризм распространялся на все явления жизни и даже служил призывам к действию.

Часто, когда шум дождя вводит в транс, либо свет лампы преломляется определенным образом, мы тоже можем испытать другую гамму чувств, обычно скрытых в повседневной жизни и делах. Это дает нам ощущение бесконечной тайны мира и может сделать немного счастливее, вернуть в состояние, которое средневековый человек испытывал всегда.

Шпалера «Дама с единорогом».

Источник: Wikipedia

Тёмные века — причина света Возрождения

Церковь, наука и образование

Красота повседневной жизни считалась греховной, благодаря чему приобретала двойную притягательность, и если перед ней сдавались, то наслаждались как никогда страстно.

В искусстве религиозный сюжет спасал красоту от печати греховности. Если в Средние века в музыке и изобразительном искусстве видели смысл, только если они являлись частью почитания Христа, а вне церкви заниматься искусством было предосудительным, то Ренессанс, преодолев устаревшее представление о радостях жизни как о греховных, «стремится наслаждаться всей жизнью целиком».

Искусством становится вся жизнь, и даже самые неэстетичные формы преобразуются в высшее свидетельство красоты и любования.

В эпоху Нового Времени искусством начинают наслаждаться в отрыве от жизни, оно начинает возвышаться над ней, а сама по себе жизнь теряет эстетическое измерение. С этой потерей и связана тоска по средневековью, эпохой, в которой небо было выше, а трава зеленее.

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Источник: https://newtonew.com/culture/medieval-sadness-and-happyness

Дьявол в деталях. Видение Иеронима Босxа через 500 лет после смерти

вторник, март 22, 2016

Иероним Босх (Бос), гениальный голландский художник, взявший себе вторым именем разговорное название места своего рождения, торгового брабантского городка Хертогенбосс (Ден Бос), изображал на своих полотнах кошмарные фантазийные миры, населенные невероятными чудовищами, таким образом визуально воплощая размышления о жизни. К пятисотлетию со дня его смерти Нордбрабант музей на родине художника вытащил счастливый билет и стал местом, в котором экспонируются все существующие на сегодняшний день, основные работы Босха, включая также и его, собранные со всего мира, рисунки. 

Вильям Кук посетил выставку картин выдающегося художника. 

Воз сена (центральная часть триптиха)

     Здесь в Голландии на тихой мощеной улочке города Ден Босс, в музее Нордбрабант разместилась потрясающая выставка во славу родившегося здесь таланта.

«Иероним Босх: видение гения» —  название этого праздника в честь одного из самый неординарных художников средневековой Европы.

Такой шанс, увидеть все самые завораживающие полотна мастера в одном месте, может быть дан, может быть, только раз в жизни.

     За свою долгую карьеру Босх написал бесчисленное количество картин, но только 24 из них дошли до нас. В память о пятисотлетней годовщине со дня его смерти 17 полотен привезены на выставку вместе с 19 из 20 сохранившихся рисунков. 

     Для музея провинциального городка, каким является Ден Бос, это —  необыкновенное, невероятное  достижение, получить право на экспозицию картин величайших артгалерей мира: нью-йоркского Мета, парижского Лувра, мадридского Прадо.  

     Но Нордбрабант не только попросил одолжить ему картины для демонстрации, он предложил свою помощь в их реставрации и исследовании. Девять полотен были восстановлены. Местные архивисты пролили свет на мир, в котором жил и работал Босх. 

     Ерун ван Акен родился в Дем Босе около 1450 года и взял вторым именем имя своего родного города, для того, чтобы лучше продавать картины. Его дед и отец тоже были художникам и Босх пошел по их стопам. Он никогда не покидал Дем Боса и проработал здесь всю свою жизнь.

     Появившись на свет в простом доме на городской базарной площади он завершил свои дни в доме получше, на другой стороне улицы. Немного изменилось в городе с тех пор.

Шумная торговая площадь все так же окружена рядами домов с двускатными крюшами и, если б художник вернулся в свой родной город сейчас, он бы без труда узнал родные места.

Разве что несколько новых скульптур, изображающих населяющие его картины странные существа,обновили окружающий ландшафт. Здесь как будто время остановилось и жизнь имитирует искусство. 

     Босх специализировался на извращенном изображении средневековых пороков, но его картины не прославляют грех, это, скорее, притчи о том, к чему он может привести.

    Страшный суд (фрагмент)

 Корабль дураков (вверху)  и Аллегория чревоугодия и любострастия 

Впервые, с середины 19 века можно увидеть вместе «Корабль дураков» из собрания Лувра и «Аллегорию чревоугодия и любострастия» из художественной галереи Йельского университета.

     Названия картин говорят сами за себя: «Смерть и скупец»,  «Чревоугодие и Любострастие». «Корабль дураков» изображает сексуально возбужденных, шумно веселящихся, пьяных пассажиров небольшой лодки.

«Страшный суд» показывает какое наказание может ожидать грешников после смерти (на одной из деталей обнаженный мужчина простерт на наковальне в то время как страшный призрак вбивает что-то твердое ему в зад).

 

Картины Босха — предупреждение, призыв к людям жить просто и достойно, но художник сопровождает его такими подробностями, что невозможно отделаться от впечатления, что он сам получает тайное удовольствие от изображения греховных деяний и изощренных пыток.

     В «Корабле дураков» флиртующую монашку лапает похотливый монах, в «Страшном суде» обнаженное человеческое тело скользит по клинку огромного ножа (ужас!). Как художник вообще мог безнаказанно все это изображать.

Как католическая церковь позволяла ему писать такие откровенные сцены! На самом деле, как бы нам не казалось сейчас, ничего особенного или необыкновенного для того времени в картинах не было.

Босх издевался над простым людом и низшими церковными чинами, но никогда не покушался на саму Церковь. 

     Как редактор таблоида, печатающего откровенно сексуальные картинки, чтобы проиллюстрировать статью о морали, он знал, что он делает и как это будет принято. И тем не менее, его искусство все-таки было революционным. Неудивительно, что его называли «художником дьявола»

«Никогда в истории искусства не было столь изобретательного художника», — говорит Чарлз де Муйи, директор Нордбрабантского музея. «Он современен, оригинален. Каждый раз, глядя на картины Босха, мы находим что-то новое для себя.»

     У Босха не было продолжателей, скажем, в шестнадцатом веке, но он вдохновил мастеров двадцатого, таких, как Сальватор Дали и Макс Эрнст 

Молитва Святого Иеронима

Смерть и скупец

В чем были корни его уникального видения? Откуда появились эти фантастические картины? Ответ может быть найден в его родном городе.

Ден Бос, важное торговое место, достаточно процветающее, чтобы дать художнику возможность содержать семью, но слишком скучное, чтобы снабдить его предметами и темами для картин.

В больших городах, таких как Амстердам или Антверпен, он мог бы подвергаться влиянию других мастеров. Здесь, в Ден Босе он был предоставлен себе и мог оставаться самим собой. 

     Хотя, Ден Бос только часть ответа. Много разных художников усердно трудилось в северных землях в то время, но ни один из них не обладал ни техническим мастерством, ни безграничным  воображением Босха.

Кажется, его стиль и темы его полотен не имеют истоков. Его имитаторы плоски и одинаковы.

Может быть это тот случай, когда термин «творческий гений»  со стопроцентной уверенностью может быть применим к феномену его таланта. 

     Босх не ограничивается только изображениями секса или насилия. Если посмотреть на его работы, он —  почтительно религиозен. Некоторые из его лучших картин — это трепетные изображения святых.  

     Но, определенно, его мрачные, бредовые фантазии это именно то, что занимает воображение: туфля превращается в корабль, люди заключены в гигантском яйце, человеческие существа мутируют в уродливых птиц и страшных чудовищ.

Воз сена

Жемчужиной выставки можно назвать триптих из мадридского Прадо «Воз сена». Впервые за почти 500 лет работа покинула музей. Люди сражаются за золоте сено, не догадываясь, что оно ничего не стоит. Триптих написан в форме процессии, с небес через разваливающийся мир в адскую преисподню. 

Выставка завершается двумя изображениями: дороги к Небу и дороги в Ад, как олицетворением двух главных концепций, занимавших средневековые умы в их рассуждениях о жизни после смерти. И оба изображения — изумительны.

«Дорога к небу — это тоннель света с ангелами несущими добрых христиан в рай. «Дорога в ад» — это радостные черти, тащущие грешников в пропасть. Подобного изображения не было в средневековье. Это рассвет Ренессанса.

 

     Обратная сторона панелей диптиха расцвечена яркими мазками. Полтысячелетия прошло с тех пор, как они были сделаны, но их цвет не потерял ни жизни, ни свежести. Экперты думают, что эти абстрактные пятна должны напоминать мрамор, но для меня они выглядят, как Джексон Поллок.

     Босх вырвался из оков своего собственного искусства. На одном из его виртуозных рисунков написано по-латински: «Несчастен тот, кто использует то, что было изобретено другими и никогда не пытается придумать что-нибудь сам»

Источник: https://www.baku.ru/blg-list.php?id=108803&usp_id=325324

Иеро́ним Босх актуален? | Жизнь и Политика России

Нидерландский художник, один из крупнейших мастеров Северного Возрождения. Работал главным образом в Хертогенбосе в Северной Фландрии.

Читайте также:  Описание картины кузьмы петрова-водкина «новоселье»

В своих многофигурных композициях, картинах на темы народных поговорок, пословиц и притч сочетал изощренную средневековую фантастику, порожденные безграничным воображением с фольклорно-сатирическими и нравоучительными тенденциями, с необычными для искусства его эпохи реалистическими новшествами.

Босх принадлежал к роду потомственных художников; один из его предков был родом из Ахена («ван Акен» по-голландски); сам он выбрал в качестве псевдонима усеченное имя родного города. Был членом Братства Богоматери, объединявшего элиту местного общества.

Из сравнительно небольшого числа сохранившихся произведений Босха лишь 7 подписаны и ни одно не датировано художником. Стилистически его творчество принято разделять на ранний (1475-80), средний (1480-1510) и поздний (с 1510) периоды.

Чаще всего это небольшие картинки нравоучительно-дидактического содержания («Извлечение камня глупости», Прадо, Мадрид; «Корабль дураков», Лувр, Париж); в те же годы была создана и расписная столешница с аллегориями Семи смертных грехов (Прадо).

Жанрово-аллегорические сценки, полные грубоватого юмора, написаны в детализованной, «эмалевой» живописной манере старых нидерландцев. Доминирует чувство мучительной тревоги за абсурдное состояние человечества, погрязшего во всяческой скверне.

Правда быта, едкая сатира сочетаются с замысловатой, темной символикой, и лишь в пейзажных далях (как это бывает у Босха почти всегда) сохраняется присущий Яну ван Эйку восторг перед божественной гармонией мироздания. Главные шедевры Босха, обеспечившие ему посмертную славу — большие алтарные триптихи, самым ранним из которых считается «Воз сена» (Прадо, Мадрид).

Многолюдное действо центральной части алтаря разыгрывается между Раем на левой и Адом на правой створках, — наглядными началом и концом земного пути беспутной человеческой массы. Сюжет главной сцены обыгрывает пословицу «мир — воз сена, каждый тащит с него, сколько может».

Греховной сутолоке явно противостоят таинственные поэтические детали (например, изящная чета любовников, музицирующих на самом верху пресловутого воза) и прежде всего чувственная красота колорита, обретающего все большую легкость.

В триптихе с Искушением Святого Антония (Национальный музей старого искусства, Лиссабон) все видимое пространство обращается в земной ад, мерцающий зловещими сполохами, полный мерзких, фантастических, но в то же время натуралистически убедительных тварей.

Живописные лессировки одновременно удивительно изысканны, а самое главное — сквозь весь морок проступает воля к самопознанию, обуздывающему разбушевавшуюся природную стихию. Тот же гуманистический мотив звучит в цикле одночастных картин о святых подвижниках («Св.

Иероним в покаянии», Музей изобразительных искусств, Гент; и другие), где пейзаж, та же стихия на наших глазах «умиряется» от переднего плана к далям, словно демонстрируя плоды напряженной нравственной борьбы. Так или иначе исход этой борьбы в целом предстает интригующе-неопределенным.

В известнейшем и самом большом триптихе («Сад наслаждений», Прадо) действо, традиционно для Босха, разыгрывается между Раем слева и Адом справа — в центре же представлен поразительный «адо-рай», где прекрасное нагое человечество оказывается высшим грациозным плодом и в то же время пассивной жертвой растительно-животной природы, окружающей людей ловушками в виде гигантских ягод, насекомых, оживающих скал и прочих «сюрреалистических» деталей. Характерное для Босха обилие алхимико-астрологической символики достигает здесь апогея (исследователи не раз высказывали гипотезы о принадлежности мастера к какой-то тайной еретической секте). Напротив, в позднейшем из больших триптихов, с Эпифанией (Богоявлением) или Поклонением волхвов (там же), царит почти безмятежный покой; земная суета, представленная мелкими сценками, зримо растворяется в полях картины за сакральным событием переднего плана. Чувство «покоя после битвы» предопределяет позднее «Искушение Святого Антония» (Прадо) — углубленный во внутреннее созерцание святой не обращает тут никакого внимание на мелкую нечисть. Напротив, сцены Венчания Христа терновым венцом (Национальная галерея, Лондон) и Несения креста (Музей изобразительных искусств, Гент) полны напряженного драматизма; во второй картине зловещая толпа, окружающая Страстотерпца, парадоксально соединяет в своем облике хищное уродство с волнующе-тревожной (благодаря трепетному мерцанию цветовых бликов) красотой. Философская насыщенность образов, созданных Босхом, ставят их на один уровень с произведениями Леонардо да Винчи и А. Дюрера. Подготовив своими бытовыми и пейзажными наблюдениями реализм голландской живописи 17 в., он в то же время оказался дальним предтечей модернистско-авангардной поэтики абсурда.

В продолжении темы:

Художник Иероним Босх — сайт о жизни и творчестве Иеронима Босха.

Художник Иероним Босх. Мир причудливых образов Босха до сих пор …

Иероним Босх — бельгийский художник. Картины биография Иеронима Босха

Иероним Босх. Корабль Дураков

Нидерландский художник Иероним Босх. Биография и картины художника

БОСХ. Биография и творчество Босха. Гравюры и картины Босха …

БОСХ ХИЕРОНИМУС Корабль дураков. Лувр

Источник: http://maxpark.com/community/5862/content/5088843

Босх. Возвращение домой: выставка века в Хертогенбосе

Выставка «Видения гения», открывшаяся 12 февраля в родном городе художника, — «одна из самых важных выставок нашего столетия», считает критик «The Guardian» Джонатан Джонс. Представленное уникальное собрание шедевров — 17 из 24 сохранившихся живописных работ и 19 рисунков, — беспрецедентный в истории случай.

Мероприятие богато на сенсации: итоги 6-летних исследований наследия Иеронима Босха внесли раздор в музейные круги.

А репортаж с открытия — сама по себе сенсация!Старт подобной выставки — воистину событие эпохальное: торжества открыл сам король Вильгельм-АлександрСам Босх оценил бы масштаб празднества и наверняка изобразил бы его в своей своеобразной манере: шоу продолжилось костюмированными представлениями, «демоническим шествием» улицами города и музыкальной программой с участием современных групп и симфонического оркестра. Истинная БОСХ-аналия!Презентация выставки состоялась в Соборе Святого Иоанна. Приглашенных 800 (!) гостей встречали… герои картин Босха
После официальной части, танцуя и подпевая, чудна́я колонна во главе с Его Высочеством отправилась к Музею Северного Брабанта.Замечательнейшая выставка Босха на его родине состоялась благодаря неимоверным усилиям директора Музея Северного Брабанта — Шарля де Моойа (Charles de Mooij). Крошечный нидерландский музей сумел заполучить сокровища мировых игроков арт-сцены — Прадо, Лувр, Метрополитен, Национальная Галерея в Вашингтоне. Как это удалось?В обмен на работы Моой предложил уникальный проект — программу по их сохранению и исследованию.В течении семи лет Шарль колесил по европейским и заокеанским музеям и проводил переговоры. В итоге финансовыми спонсорами проекта стали мэрия Хертогенбоса, Фонд Jheronimus Bosch 500, Фонд Gieskes-Strijbis и Фонд Пола Гетти.

В ходе грандиозного предприятия было исследовано свыше 30 работ Босха, его последователей и художников его мастерской. В результате девять живописных работ Босха сияют первозданным видом, а итоги 9-летних исследований опубликованы в двух увесистых томах.

Впервые за 450 лет триптих «Воз сена» покинул стены Прадо и гостит в городе, где был написан. Вторая обещанная звезда из блестящей коллекции мадридского музея «Сад земных наслаждений» не приедет в Хентогенбос. Эта работа никогда не выезжала за границу.

Сомнения специалистов проекта исследований работ Босха по поводу атрибуции работ из собрания Прадо привели к жесткой реакции руководства мадридского музея: за считанные дни до начала выставки они отказались предоставить обещанные картины из своей коллекции — «Искушение Святого Антония» и «Извлечение камня глупости».

Кураторы Прадо убеждены, что «Извлечение камня глупости» было написано в 1500—1510 гг., а исследования под руководством нидерландских специалистов привели к новому заключению: произведение выполнено в мастерской художника или его последователем между 1510 и 1520 годом.

Босх «Извлечение камня глупости»

Еще одну свою визитную карточку — картину «Искушение Святого Антония» — Прадо также отказался представить на выставку.

Испанцы относят работу к раннему периоду художника, называя дату создания около 1490 года, а научный проект «Босх 500» настаивает на исполнении картины поздним последователем Босха в 1530—1540 гг.

Босх «Искушение Святого Антония»

Шарль де Моой высказал свое сожаление о том, что две работы были сняты с выставки. Руководство Прадо критикует исследования голландских коллег, которые основывают свои атрибуции «на крайне субъективных стилистических аспектах».Напомним также, что ранее специалисты научного проекта отвергли устоявшуюся атрибуцию Босха «Семи смертных грехов» из того же Прадо как работу последователя художника 1510−1520 гг. и даже не запрашивали для выставки.В прессе возникший конфликт уже связывают с историческим противостоянием двух народов, вспоминая о войне 500-летней давности. Удивительно, что камнем преткновения стал художник, равно почитаемый и любимый как в Испании, так и в Голландии.Выставка с гордостью представляет плоды долгих исследований — две вновь обретенных работы Босха. Картина «Искушение святого Антония» из собрания Художественного музея Канзас-сити (США), которая ранее приписывалась кисти помощника художника, признана работой самого великого Иеронима.Еще один сюрприз выставки — впервые зрители посмотрят на рисунок «Адский пейзаж» как на работу Босха, ранее она приписывалась одному из ассистентов мастерской художника. Эта работа была продана на аукционе в 2003 году из неизвестного источника частному коллекционеру из Бельгии. Рисунок никогда ранее не выставлялся в музее.Руководитель исследовательского проекта Маттийс Иллсинк называет его «экстраординарной находкой»: «Из-за размеров листа и насыщенной сцены рисунок становится исключительно важным дополнением к графическому наследию художника».На выставке также встретятся части триптихов, рассеянные по нескольким музеям. Когда-то боковые панели так называемого триптиха «Блудный сын» (или «Путник») были распилены, его центральная часть утрачена, а сохранившиеся фрагменты сегодня хранятся в четырех музеях.На выставке впервые с момента их разъединения ненадолго соединятся части этого замечательного произведения.СтранникВосьмиугольная картина «Блудный сын» из музея Бойманса-ван Бёнингена в Роттердаме, «Смерть и скупец» из Национальной галереи в Вашингтоне и отреставрированные два фрагмента «Корабль дураков» (Лувр) и «Аллегория обжорства и похоти» (Художественная галерея Йельского университета) вместе представят захватывающее зрелище.Это не единственный пример необычайного воссоединения — элементы бывшего алтаря Братства Богоматери в соборе Святого Иоанна в Хертогенбосе, привезенные из трех стран, также предстанут в первозданном виде.

  • Босх «Святой Иоанн на Патмосе» (фронтальная часть)
  • Босх «Сцены страстей Христовых и пеликан с птенцами» (оборотная часть доски)

Выставка построена по тематическому принципу и разделена на шесть сюжетных линий: Жизненный путь-паломничество, Босх и Хертогенбос, Жизнь Христа, Босх-рисовальщик, Святые и последние времена, а также работы современников и последователей художника.Вероисповедание художника породило множество толков. Глядя на работы из цикла земной жизни Иисуса Христа, где нет демонических видений и страшных видений преисподней, зрители могут сделать свои выводы, был ли гений христианином?Еще один притягательный момент выставки: интересно взглянуть хоть одним глазком на Хертогенбос XVI столетия. На картине неизвестного мастера запечатлена торговая площадь, возле которой находился дом Босха и его мастерская.Работы с изображениями святых разнообразны по композиции. В них обязательно присутствует пейзаж и одинокая фигура праведника, — Иероним у Босха кается в своих грехах, Иоанн размышляет о святости, а Святой Христофор, чье имя означает «несущий Христа», исполняет свою почетную миссию.Отреставрированные произведения Босха из собраний галерей Венеции — также результат работы международной команды реставраторов. Драматические сцены распятий, мученичества и видений будущей жизни выглядят еще более ошеломляющими.Согласно последним исследованиям, работа «Страшный суд», вызывающая долгое время споры между специалистами, повышена в статусе. Согласно заключению триптих был создан не в мастерской художника, а самим Босхом между 1495—1505 гг.На правой створке триптиха «Распятая мученица» под красочным слоем с помощью рентгена можно увидеть четко написанную мужскую фигуру. Подобные результаты исследований вошли в новую монографию о Босхе, значительно расширив знания о методах и технике работы художника.Метод работы Босха также был инновационным. Он расставлял свои фигуры спонтанно, поддавшись чувствам. Далее в процессе работы с красками он мог вносить изменения, находя лучшую форму, в то время как другие художники следовали намеченным на эскизе контурам.Босх также был одним из первых художников, который серьезно относился к графическим эскизам. Он использовал их не только как подготовительный материал, а рассматривал как полноценное законченное произведение.На выставке также представят около 60 работ других европейских художников XVI века. Среди них несомненный интерес представляют шесть живописных произведений из мастерской Босха, а также гравюра А.Дюрера и замечательный портрет Иеронима Босха французского художника Жака Ле Бука (Jacques Le Boucq).Администрация музея напоминает о том, что билеты можно забронировать через интернет, таким образом еще задолго до открытия выставки было куплено более 90 000 билетов.В новости использованы материалы с официального сайта Музея Северного Брабанта, страницы ФБ, а также hyperallergic.com, theartnewspaper, фотографии с открытия выставки взяты со страницы Ф. Б. Музея Северного Брабанта.

Источник: https://arthive.com/news/1571~Boskh_Vozvraschenie_domoj_vystavka_veka_v_Khertogenbose

Смерть И Скупец Босх

Фантасмагорический мир Босха вполне отвечает теории автоматизма изложенной Андре Бретоном в первом манифесте сюрреалистов (1924): художник запечатлевает любой образ, возникший в его сознании. Его передний план в основном состоит из неоднородных фигур, которые выстроены цепочкой или волнистыми линиями.

На длинной, вытянутой по вертикали картине изображена притча об алчности. Другие полагают, что искусство Босха отражает средневековые «эзотерические дисциплины» — алхимию, астрологию, чёрную магию.

Работал главным образом в Хертогенбосе в Северной Фландрии. Босх производит впечатление мастера «неподражаемого», однако его манера была воспринята множеством копиистов, как только выяснилось, что это гарантировало выгодную продажу картин.

Жил Босх с женой в Хертогенбосе на улице Красного Креста.

Каковы истоки темного начала в мироздании с точки зрения Босха и Средневековой культуры.

Эти надписи можно счесть лишними — нет надобности пояснять, что человек, жадно пожирающий всё, что ставит на стол хозяйка, совершает грех чревоугодия, а упитанный господин, дремлющий у камелька, — грех лени именно в этом его упрекает входящая в комнату женщина с четками в руках. Что ожидает мытарей.

Композиция картины служит своеобразной иллюстрацией к популярной в XVв. Другой бес с едва обозначенными крыльями облокотился на барьер с переброшенной через него красной мантией и прислонённым к нему рыцарским мечом— то и другое должно указывать на власть и высокое положение, которые также теряет человек, уходя в мир иной.

  1. Описание картины «Смерть скупца»
  2. Смерть и скупой (Смерть скряги), Иероним Босх
  3. Иероним Босх «Смерть скупца» 1500, Национальная галерея, Вашингтон
  4. Взятие Иисуса под стражу и Несение креста

Босх жил и работал преимущественно в родном Хертогенбосе. Сюжет удаления «камня глупости» прослеживается в голландских гравюрах, живописи и литературе вплоть до XVII в.

Орнаментальная надпись вверху и внизу гласит: «Мастер, удали камень.

Изъятые из позднеготического контекста, в котором они возникли, его чудовищные фигуры получили новую жизнь и знаменательно, что Макс Эрнст (1891—1976) и Сальвадор Дали (1904—1989) объявили себя его наследниками.

Ее он больше никогда не обретет. Символами этих похотливых помыслов являются огромные гниющие плоды, напоминающие растительный мир «Сада земных наслаждений». Сам Босх следил за изготовлением копий некоторых своих работ, в частности, триптиха «Воз сена», который существует в двух версиях (в собраниях Прадо и Эскориала).

«Именитый мастер» – так называли Босха в Хертогенбосе, которому художник оставался верен до конца своих дней, хотя прижизненная слава о нем распространилась далеко за пределы родного города.

Четыре круглых изображения по углам (тондо), называемые «четыре последние вещи», дополняют картину: они изображают смерть, Страшный суд, Рай и Ад.

Крылатый карлик на первом плане у барьера – своеобразная подпись Босха. Триптих Искушение Святого Антония изображает полеты рыб, хромых полулюдей-полуживотных, синтезы человека-растения, отрезанные конечности, странных существ, на триптихе «Сад земных наслаждений» мы видим эротическую чувственность, неприкрытую наготу, буйство естества.

  • Жизненный путь, алтарь Воз сена
  • Земной Рай, композиция Видения загробного мира
  • композиция Видения загробного мира
  • Аллегория чревоугодия и любострастия
  • Цикл лекций «Иероним Босх: фантазмы, грезы и загадки»
Читайте также:  Описание барельефа марка антокольского ярослав мудрый

Именно такой власти лишается человек на смертном одре. Справа в шатре сидят любовники.

Здесь угадывается аллегория на тщетность скупости. Крылатый карлик на первом плане у барьера — своеобразная подпись Босха. Св.

  • Босх, Иероним – Смерть и Скупой
  • Репродукция картины «Смерть скряги»
  • Словари и энциклопедии на Академике
  • Напишите отзыв о статье Смерть скупца (картина Босха)
  • Отрывок, характеризующий Смерть скупца (картина Босха)

На длинной, вытянутой по вертикали картине изображена притча об алчности. Мы будем исследовать знаменитого, загадочного, тайного Иеронима Босха.

Вероятно, здесь высмеивается персонаж ярмарочного фарса — простачок или муж-рогоносец (книга, положенная на голову женщине, понималась как «руководство» для жуликов и обманщиков).

По размеру она совпадает с составленными вместе «Кораблём дураков» и «Аллегорией чревоугодия и любострастия», так что вполне могла быть наружной стороной другой, парной к ним створки. Но это не его деньги, это золото, которое умирающему протягивает сам бес.

Благодаря этому браку Босх получил доступ в замкнутый круг местной аристократии.

  • Смерть скупца (картина Босха) Информация о
  • Картина Смерть и Скупец – Босх Иероним

«Я не отрицаю, что он писал странные изображения вещей, но это делалось с единственной целью — дать трактовку Ада И то, что Иероним Босх сделал с благоразумием и достоинством, другие делали и делают без всякой сдержанности и рассудительности».

Мастерская ван Акенов выполняла самые разнообразные заказы — в первую очередь, это стенные росписи, но также золочение деревянной скульптуры и даже изготовление церковной утвари. На картине Босха исход этой битвы ещё далеко не предрешён.

Важно отметить, что схожей была также и тематика триптиха.

Иероним Босх— художник, вновь открытый ХХвеком. Семья ван Акенов, происходившая из немецкого города Аахена, была издавна связана с живописным ремеслом: художниками были Ян ван Акен (дед Босха) и четверо из его пяти сыновей, включая отца Иеронима, Антония, который незадолго до кончины передал мастерскую своему сыну Госсену. Меня зовут Лубберт Дас».

Откуда взялись Средневековые монстры и мутанты. Они пьют вино. Здесь угадывается аллегория на тщетность скупости. Очень уместно было поместить пеликана на оборотной створке панно, посвящённого любимому ученику Христа Иоанну, который, по словам Данте, «покоил главу на груди самого Божественного Пеликана».

Один из наиболее ярких мастеров раннего Северного Возрождения, Иероним Босх в своих многофигурных композициях, картинах на темы народных поговорок, пословиц и притч (Искушение святого Антония, Национальный музей старинного искусства, Лиссабон триптихи Сад наслаждений, Поклонение волхвов – все в музее Прадо Корабль дураков, Музей Лувр) сочетал изощренную средневековую фантастику, порожденные безграничным воображением гротескные демонические образы с фольклорно-сатирическими и нравоучительными тенденциями, с необычными для искусства его эпохи реалистическими новшествами. Все изображения повествовали о грехах человека, о его настоящей сущности.

Эта картина представляет фольклорную линию в творчестве художника. Стиль Босха уникален и не имеет аналогий в нидерландской живописной традиции. Датируемая 1490-1500 годами картина «Смерть и скупец», принадлежащая кисти зрелого Босха, является, по всей видимости, частью более крупного произведения.

На картине Босха исход этой битвы ещё далеко не предрешён. Не исключено, что у Босха был замысел самостоятельного морализирующего произведения.

Все эти картины по контрасту дополняют друг друга – с изощрённой изобретательностью в них раскрыта тема человеческой греховности, позволяя «реконструировать» сюжет некогда объединявшего их триптиха как «Семь смертных грехов».

Композиция картины служит своеобразной иллюстрацией к популярной в XV в. богословской книге «Ars moriendi» («Искусство умирать»), многократно переиздававшейся в Нидерландах и Германии.

Босх, быть может, под влиянием своих предшественников, обращавшихся к этому сюжету, на сей раз отказался от столь излюбленного им изображения шабаша бесов и даже изображённые слева внизу горящие корабли и маленький монстр справа, навеянные образами Апокалипсиса, не могут сколько-нибудь серьёзно нарушить ту идиллическую обстановку, в которой Иоанн радуется явлению Девы Марии «во славе». Босх, кто ты. Обсудим темную сторону эстетики Босха, обратимся к инфернальному и топографии ада. Об этом можно судить на основании узкого формата и резкой перспективы. «Sine Cerere et Libero friget Venus» («Без даров Цереры и Вакха зябнет Венера») — этот стих Теренция был хорошо известен в эпоху Средневековья проповедники и авторы моральных поучений неустанно внушали своей пастве, что «чревобесие и пьянство — мать блуда».

Действие происходит постепенно, снизу вверх. На картине Босха исход этой битвы ещё далеко не предрешён. Сильно вытянутый вертикальный формат и диагональное построение композиции придают картине сходство с алтарной створкой. Х. де Сигенса, будучи в начале XVII в. библиотекарем Эскориала, хорошо знал картины Босха.

По размеру она совпадает с составленными вместе «Кораблём дураков» и «Аллегорией чревоугодия и любострастия», так что вполне могла быть наружной стороной другой, парной к ним створки.

В архивных документах не раз упомянуто имя Босха: ему, как живописцу, давались разнообразные заказы — от оформления праздничных шествий и обрядовых таинств Братства (что не могло пройти бесследно для его творческого сознания) до написания створок алтаря капеллы Братства в Сент-Янскатедрал (1489, картина утеряна) или даже модели канделябра. Он уже радостно выглядывает из-под пола.

Возможно, это автопортрет мастера, который с улыбкой размышляет о богатстве и смерти. Так что «Хиеронимус-художник» (так он впервые упомянут в документе 1480 г. ) взял псевдоним, видимо из необходимости как-то обособиться от прочих представителей своего рода — подобные случаи в Нидерландах были нередки.

Картина «Смерть и скупец» написана на сюжет, возможно, навеянный хорошо известным в Нидерландах назидательным текстом «Ars moriendi» («Искусство умирать»), где описана борьба чертей и ангелов за душу умирающего. Иеронима Босха называют не иначе как – Почётным профессором кошмаров.

В руке у богача – четки, на поясе висит ключ от сундука.

В этом маленьком «руководстве» описываются искушения, которыми одолевает умирающего легион бесов, собирающийся у смертного одра и то, как его ангел-хранитель всякий раз дарует ему утешение и силы противостоять им.

Искусство Босха всегда обладало громадной притягательной силой, но прежде считалось, что его «чертовщина» призвана всего лишь забавлять зрителей, щекотать им нервы, подобно тем гротескным фигурам, которые мастера итальянского Возрождения вплетали в свои орнаменты.

Возможно, это автопортрет мастера, который с улыбкой размышляет о богатстве и смерти. На переднем плане изображены символы рыцарства: сброшенный плащ, щит, рыцарский шлем, перчатка и копье – это по видимому указание на отброшенные скупцом ценности морали и верности христианскому долгу, что символизирует собой рыцарство.

Действие происходит постепенно, снизу вверх. Большая часть работ Босха вскоре после их создания была перевезена в Испанию и испанские авторы эпохи Контрреформации также обращали внимание на демонический характер его «странных образов».

К таким художникам следует отнести, прежде всего, Квентина Массейса и Иоахима Патинира. Лубберт — имя нарицательное, обозначающее слабоумного. «Корабль дураков», «Семь смертных грехов и четыре последние вещи», «Смерть скупца», триптих «Воз сена», «Коробейник» и т. д.

, – в каждом произведении Босха очевидно специфическое присутствие зла искушения, порока.

Его творчество волнует и притягивает, оно очень загадочно и, как это ни странно, совершенно современно.

Из всех грехов у похоти, пожалуй, больше всего символических обозначений, начиная с вишни и других «сладострастных» плодов: винограда, граната, клубники, яблока.

Во втором круге видна латинская надпись Cave, cave, Deus vivit — «Бойся, бойся ибо Господь всё видит». Каковы истоки извращенных форм, странных и причудливых тел героев его произведений.

Апокалиптическое мироощущение художника конца средневековой эпохи было прочувствовано современником кризисов, войн и революций ХХ века.

В руке у богача — четки, на поясе висит ключ от сундука. Великий испанский писатель Лопе де Вега называл Босха «великолепнейшим и неподражаемым художником», а его работы — «основами морализирующей философии». В своих картинах соединял такие вещи, которые не соединял до него никто. Основоположник Европейских пейзажной и жанровой живописи.

Иероним Босх – великий нидерландский художник. То, что Питер Брейгель Старший (ок.

Картина хранится в Художественной галерее Йельского университета и воспринимается как фрагмент большого тематического ансамбля, возможно, триптиха.

В этом маленьком «руководстве» описываются искушения, которыми одолевает умирающего легион бесов, собирающийся у смертного одра и то, как его ангел-хранитель всякий раз дарует ему утешение и силы противостоять им.

Св.

Творчество Босха кажется странно современным: четыре столетия спустя его влияние неожиданно проявилось в движении экспрессионистов и позднее – в сюрреализме.

В этом маленьком «руководстве» описываются искушения, которыми одолевает умирающего легион бесов, собирающийся у смертного одра и то, как его ангел-хранитель всякий раз дарует ему утешение и силы противостоять им.

Его кроткий взор устремлён к представшему ему видению: «жена, облечёная в солнце под ногами её луна» (Откр. Законодатели моды обычно не придерживаются никаких правил.

Подобные же жанровые сценки иллюстрируют гнев (двое мужчин дерутся у дверей таверны), алчность (судья берет взятку), зависть (проигравший истец злобно взирает на своего удачливого соперника).

Сам Бретон определял Босха как «абсолютного визионера», отводя ему роль предтечи сюрреализма: поэтику воображения без границ предваряет творчество «живописца бессознательного».

Смерть пересекает порог комнаты, ангел взывает к образу распятого Спасителя, а дьявол пытается овладеть душой умирающего скряги. В 1478 умирает его отец и Босх наследует его художественную мастерскую.

Босх, Бос (Bosch) Хиеронимус, великий нидерландский художник. Эту иллюстрацию в то время можно было встретить в книге «Искусство умирать», которая не единожды перепечатывалась и переиздавалась не только в Нидерландах, но и в соседней Германии.

Братство, посвящённое культу Девы Марии, занималось и делами милосердия. Что касается разного рода нечисти, то тут фантазия Босха не знает границ. богословской книге «Ars moriendi» («Искусство умирать»), многократно переиздававшейся в Нидерландах и Германии.

В городском архиве сохранились сведения о жизни мастера.

По внешнему кругу разворачиваются сцены Страстей, завершающиеся наверху кульминацией распятия. Композиция картины служит своеобразной иллюстрацией к популярной в XV в.

богословской книге «Ars moriendi» («Искусство умирать»), многократно переиздававшейся в Нидерландах и Германии. Как и в «Семи смертных грехах», здесь Босх запечатлевает кульминационный момент.

Интересно, что в самом сундуке умирающего, где лежат его деньги, уже толпятся бесы.

12:1). Об этом можно судить на основании узкого формата и резкой перспективы.

Легко узнать сексуальные символы: мужские — это все заострённые предметы: рог, стрела, волынка, часто намекающая на противоестественный грех женские — всё, что вбирает в себя: круг, пузырь, раковина моллюска, кувшин (обозначающий также дьявола, который выпрыгивает из него во время шабаша), полумесяц (намекающий ещё и на ислам, а значит, с точки зрения Босха, на ересь).

Имя Босх пошло от того, что все свои работы, он, по неизвестной причине, подписывал сокращённым названием своего родного города Хертогенбос – Den Bosch.

Под изображением каждого из семи смертных грехов дано его латинское название. Родился в 1460 году – умер в 1516 г. Полное имя – Иеронимус Антонисзон ван Акен. А какими могут быть его проблемы.

Он продолжает тянуться к мешку с драгоценными и так горячо любимыми накоплениями.

Голландское выражение «иметь камень в голове» означало «быть глупым, безумным, с головой не на месте».

Хотя широта интерпретаций его творчества необъятна (от алхимических до психоаналитических концепций), на лекции мы окунемся в мир визионера-художника и культуру Средневековья, обратимся к анализу идей, окружавших Босха и разделяемых им, попробуем разгадать те загадки, которые его современники прочитывали в знаменитых ныне триптихах. Все эти картины по контрасту дополняют друг друга — с изощрённой изобретательностью в них раскрыта тема человеческой греховности, позволяя «реконструировать» сюжет некогда объединявшего их триптиха как «Семь смертных грехов». Другие часто встречающиеся символы: это лестница, обозначающая путь к познанию в алхимии или символизирующая половой акт перевёрнутая воронка — атрибут мошенничества или ложной мудрости ключ (познание или половой орган), часто по форме не предназначенный для открывания отрезанная нога, традиционно ассоциирующаяся с увечьями или пытками, а у Босха связанная ещё и с ересью и магией. Однако смирённое зло берёт реванш на оборотной, внешней стороне доски, где написанный в технике гризайли поток бесов и монстров, фосфоресцируя подобно глубоководной рыбе, льётся по двойному кругу диаметром 39 см. По сравнению с более ранним «Несением крест» из Гента здесь налицо изменение манеры и композиционных приёмов мастера.

.

Источник: http://aquareller.com/wdr/201806/smert-i-skupec-bosh/

Ссылка на основную публикацию