Описание картины ивана крамского «христос в пустыне»

Иван Крамской Христос в пустыне. Ivan Kramskoy. Christ in the desert

В течении долгих десяти лет Крамской вынашивал желание написать картину Христос в пустыне, им было много сделано набросков, но все они, как бы не устраивали его. Такое положение вещей он мучительно переживал, вдруг общество его не правильно поймет его и не так растолкует, засмеют.

В глубине своей души он отчетливо понимал, что он на правильном направлении, но выбор Крамского очень был затруднительным, как правильно изобразить Иисуса Христа? в то самое затруднительное время, сорокадневного поста в пустыне искушаемый сатаной, отказавшись от различных земных благ.

Христос для Крамского был самым главным нравственным идеалом в его жизни, совершенством мироздания, перед образом которого преклонялся весь человеческий мир.

Чтобы отбросить все сомнения в 1869 году Крамской решился поехать за границу, и воочию увидеть, тровчества тамошних художников, и как самые знаменитые европейские мастера изображали бога в своих полотнах, он часто посещал Дрезденскую галерею и подолгу любовался образом Сикстинской Мадонны, размышляя о создании задуманного образа в своем понимании согласно евангельского повествования. Посещая другие города Европы Париж, Вену, Антверпен он упорно изучает все, что связано с образами Иисуса Христа в картинных галереях, изучая искусство старых мастеров.

Воодушевившись всем увиденным Крамской возвращается в Россию и посещает Крым, для натуры лучше всего подошли районы Бахчисарай и Чуфут-Кале напоминавшие пустыню Палестины.

Начав работу над картиной Христос в пустыне, по началу художник решил писать картину в вертикальном формате, но быстро поняв, что пустыня лучше будет смотреться в горизонтальном положении, с широким охватом панорамы на фоне, которой в испытании своей судьбы в искушении отражен Иисус Христос.

Цветовое решение картины определено Крамским в холодных цветовых оттенках раннего утра. Человек уставший в изнурительной дороге, присел на серые камни, склонив голову, размышляя о жизненных трудностях о роде человеческом.

Когда картина была закончена, она была выставлена на передвижной выставке художников передвижников.

Реакция общества на картину была разная, одни поговаривали, что Христос в картине выглядит без черт святости, другие утверждали, что бога нельзя изображать в каких либо затруднительных ситуациях и только прогрессивная часть общества отнеслась к картине положительно, увидев в картине разительные перемены в написании Христа в искушении, ранее не виданные ими.

В 1873 году Совет Художественной Академии постановил за это произведение , присудить Крамскому звание профессора, но художник отказывается от звания, считая себя независимым от Академических кругов. Образ Христа в картине Крамского совпадает с признаками обычного человека имеющего земной облик, человека в противостоянии самому себе и миру рода человеческого.

Картина была куплена у Крамского Павлом Михайловичем Третьяковым за 6000 рублей. Сегодня это полотно хранится в Государственной Третьяковской галерее.

Источник: http://www.art-portrets.ru/hristos_v_pustyne.html

«Христос в пустыне», картина Крамского: история создания, описание и фото

Искусство и развлечения 22 декабря 2014

Искушение является частью жизни человека. Хочет он этого, или нет. Зачастую люди стоят перед выбором: поступить честно, правильно, справедливо или же, наоборот, сделать нечто предосудительное, незаконное или аморальное. Абсолютно все должны пройти через это испытание. Потому что именно с помощью него человек становится духовно сильнее.

Сатана испытывал даже Иисуса Христа, пытаясь найти его слабое место. Но Сын Божий остался непоколебим и победил врага. И именно «Христос в пустыне», картина Крамского, развивает этот сюжет.

Кратко о жизни и смерти талантливого человека

Иван Николаевич Крамской – русский живописец, художественный критик, мастер жанровой, исторической и портретной живописи, родился двадцать седьмого мая одна тысяча восемьсот тридцать седьмого года в Воронеже. Окончив училище, он становится писарем и ретушером-фотографом.

В одна тысяча восемьсот пятьдесят седьмом году, в двадцатилетнем возрасте, Крамской приезжает в Петербург. Начинает работать в фотоателье и поступает в академию художеств. Чтобы обеспечить свою жизнь, он был вынужден писать много портретов известных людей: Льва Толстого, художника Шишкина, Александра Третьего и Веры Николаевны Третьяковой.

Любящий муж и отец, Иван Николаевич часто рисовал своих домочадцев. В его семье было шестеро детей. Двое сыновей умерли еще в детстве, и это горе сильно подкосило художника. О своих переживаниях он поведал в картине «Безутешное горе».

Скончался Крамской двадцать четвертого марта одна тысяча восемьсот восемьдесят седьмого года. Работая над портретом семейного врача, внезапно Иван Николаевич наклонился и упал. Медик попытался оказать ему помощь, но было уже поздно.

Посмертная выставка замечательного художника

Крамской был выдающейся фигурой в культурной жизни России. Не имея серьезного образования, он восполнял этот пробел чтением и общением в интеллигентной среде. Был известен педагогической деятельностью и борьбой за родное ему искусство.

В одна тысяча восемьсот восемьдесят седьмом году в Петербургской академии художеств открылась посмертная персональная выставка Ивана Николаевича.

Там же было выставлено полотно под названием «Христос в пустыне». Картина Крамского всегда вызывала широкий интерес у публики. По поводу нее возникали самые противоречивые мнения.

Это было первое произведение, над которым автор работал очень серьезно.

Видео по теме

«Христос в пустыне», картина Крамского (фото полотна)

Свое произведение Иван Николаевич обдумывал почти десять лет. Находясь еще в Академии художеств, он работал над первыми набросками. В одна тысяча восемьсот шестьдесят седьмом году был написан первый вариант, но он не удовлетворил требования самого художника.

Будучи за границей, Крамской изучал шедевры с изображением Христа. Посещая галереи и художественные салоны, он знакомился как со старым, так и с новым искусством. В одна тысяча восемьсот семьдесят первом году Иван Николаевич начинает работать над вторым вариантом произведения.

Творец выбирает горизонтальный формат, а не вертикальный. Это позволило представить панораму бескрайней пустыни. Линия горизонта разделяет шедевр на две части: небесную и земную.

А фигуру, сидящую на камне, автор чуть отодвинул вглубь, так что она разместилась равномерно на этом фоне.

Ощущения художника при написании полотна

«Христос в пустыне» — картина Крамского, описание работы над которой здесь приведено, была создана под рядом впечатлений, испытанных автором на протяжении многих лет. В глубине его души возникли очень тяжелые ощущения.

Он знал, что в жизни каждой личности присутствует мгновение, когда она стоит на распутье и начинает задумываться, как правильно поступить. Поддаться искушению или противостоять злым помыслам. Именно этот момент творец и изобразил в своем произведении.

Суть и итог многолетних раздумий и исканий

Уже горизонт занялся теплым светом. Природа готова встретить первые лучи солнца. И лишь человек совершенно равнодушен к этой красоте. Важная мысль занимает его.

Следы мучительных внутренних переживаний заметны на изможденном и помрачневшем лице, которые автор очень искусно передал в произведении «Христос в пустыне».

Картина Крамского показывает всю тяжесть дум, легших на плечи Христа, склонившего голову.

Это творение Ивана Николаевича глубоко выстрадано и создано «потом и кровью». Именно так сам автор выражался после написания шедевра. Он стал итогом его многолетних исканий.

Композиция картины проста, но выстроена с определенной логикой. Это восхитительный шедевр — «Христос в пустыне»! Картина Крамского представляет монументальную фигуру Христа, которая вырисовывается на фоне предрассветного неба.

Мрачная каменистая пустыня и небо как символ света.

На этом холсте нет действия, но зримо присутствует жизнь духа и сила мысли. Ступни Иисуса изранены, руки мучительно стиснуты, а над склоненной головой как будто течет время. И между тем лик Христа выражает невероятную силу воли.

В таком виде был создан второй вариант полотна «Христос в пустыне». Описание картины, конечно, никогда не сможет передать весь смысл, вложенный в произведение. Оно лишь только поверхностно знакомит читателя с шедевром и напоминает о том, что, как бы ни было велико искушение, нужно найти в себе силы и мужество для борьбы с ним.

Источник: fb.ru

Query failed: connection to localhost:9312 failed (errno=111, msg=Connection refused).

Источник: http://monateka.com/article/129495/

Описание картины: «Христос в пустыне»

Холст, масло. 180х210

Иисус сидит на камне, и ждет восход солнца. Линия горизонта делит холст на две части: холодную каменную пустыню — с одной стороны, и небо — мир света и надежды, символ будущего преображения — с другой.

Ровно в середине холста, на границе этих двух миров, изображены сомкнутые кисти рук Христа, которые вместе с его лицом представляют зрительный и смысловой центры картины.

Здесь сконцентрирована зона наибольшего «напряжения» в момент приятия Спасителем уготованной ему судьбы.

Философское начало в картине выходит на первый план благодаря композиционному решению: очевидно сходство позы Христа на полотне Крамского (1837-1887) с позой Ф. М. Достоевского — «властителя дум» на известном портрете В. Г. Перова. Вечные, общечеловеческие проблемы, противостояние добра и зла были центральными темами в творчестве художника и писателя.

Третьяков не раз говорил, что «Христос в пустыне» — одна из его самых любимых картин.

«Христос в пустыне» считается одним из наиболее значительных произведений Ивана Крамского.

Художник рассматривает религиозный сюжет с гуманистической, морально-философской точки зрения и предлагает психологически-жизненную интерпретацию размышлений и переживаний Христа Сюжет картины связан с описанным в Новом Завете сорокадневным постом Иисуса Христа в пустыне, куда он удалился после своего крещения, и с искушением Христа дьяволом, которое произошло во время этого поста. По признанию художника, он хотел запечатлеть драматическую ситуацию нравственного выбора, неизбежную в жизни каждого человека.

Читайте также:  Описание картины питера брейгеля «крестьянская свадьба»

На картине изображён Христос, сидящий на сером камне, расположенном на возвышенности в такой же серой каменистой пустыне. Крамской использует холодные цвета, чтобы изобразить раннее утро — заря только зачинается. Линия горизонта находится довольно низко и делит картину примерно пополам.

В нижней части находится холодная каменистая пустыня, а в верхней части — предрассветное небо, символ света, надежды и будущего преображения.

В результате фигура Христа, одетого в тёмный плащ и красную тунику, господствует над пространством картины, но при этом находится в гармонии с окружающим её суровым ландшафтом.

Сдержанность в изображении одежды позволяет художнику придать основное значение лицу и рукам Христа, которые создают психологическую убедительность и человечность его образа. Крепко сжатые кисти рук находятся практически в самом геометрическом центре холста. Вместе с лицом Христа они представляют собой смысловой и эмоциональный центр композиции, притягивающий к себе внимание зрителя.

Картина статична, в ней нет действия, но показаны работа мысли Христа и сила его духа, сохранённая вопреки всем страданиям, которые ему пришлось и ещё придётся пережить.

На вопросы, которые задавали зрители художнику: «Это не Христос, почему вы знаете, что он был такой? — я позволял себе дерзко отвечать, но ведь и настоящего, живого Христа не узнали», — писал Крамской.

Как и в других картинах, отличительной чертой техники Крамского была тонкая законченность — до такой степени, что некоторые даже считали её чрезмерной или излишней.

Тема искушения Христа заинтересовала Крамского ещё в начале 1860-х годов, когда он учился в Академии художеств и увлекался творчеством Александра Иванова.

В конце зимы 1863—1864 года в квартире Крамского на Васильевском острове побывал 19-летний Илья Репин — он видел в мастерской художника голову Христа, вылепленную из глины, а также похожую голову, написанную на холсте.

Крамской рассказывал Репину о глубокой драме жизни Христа, об его искушении в пустыне и о том, что подобное искушение часто бывает у обычных людей. Один из этюдов того периода, «Голова Христа» (1863, холст, масло, 55,5 × 41,5 см), в настоящее время хранится в Музее изобразительных искусств Республики Карелия в Петрозаводске.

В 1867 году Крамским был написан первый вариант картины, изображающей Христа. Известно, что для этой картины ему позировал конкретный человек — крестьянин Строганов из слободы Выползово Переяславского уезда.

Однако этот вариант не удовлетворил художника, поскольку Крамской посчитал ошибочным решение использовать вытянутый по вертикали формат холста, который практически весь был занят сидящей фигурой Христа, так что практически не оставалось места для изображения каменистой пустыни.

В конце 1869 года Крамской посетил ряд европейских музеев, сначала в Германии, а затем в Вене, Антверпене и Париже, знакомясь с искусством старых и новых мастеров, но при этом находясь в поисках «своего» Христа.

Произведение «Христос в пустыне» произвело на публику неизгладимое впечатление. Академия художеств даже хотела присудить Крамскому звание академика, но верный своим принципам не иметь ничего общего с официальным искусством художник отказался.

Картина была также представлена на Второй выставке Товарищества передвижных художественных выставок, одним из основателей которого являлся Крамской. Полотно многие хотели приобрести, но досталась оно в конечном итоге П.

Третьякову за шесть тысяч рублей (коллекционер даже не торговался с художником и сразу купил его за названную им сумму).

Источник: https://megaobuchalka.ru/1/15576.html

Иван Николаевич Крамской Христос в пустыне: Описание произведения

Картину «Христос в пустыне» Крамской, по его признанию, писал слезами и кровью. Работал он над ней долго, создавал эскизы, отбрасывал их, искал единственно верную интонацию. Тема искушения Христа занимала его еще в период обучения в Академии. Первым толчком стала картина Александра Иванова «Явление Христа народу» .

Крамской был глубоко взволнован этим произведением. Для себя задачу он сформулировал так: «Поставить перед лицом людей зеркало, от которого бы сердце их забило тревогу». На протяжении 10 лет он к ней постоянно возвращался, писал эскизы, делал наброски. Известен вариант 1867 года, его художник счел неудачным.

И действительно, вертикальному формату недоставало ширины, бескрайности, «контекста», в который заключен погруженный в думы Спаситель. Через два года Крамской поехал в Европу. Осматривая произведения признанных мастеров, он все время держал в уме свой образ, сопоставлял его с другими трактовками, нащупывал верное решение.

Дописывал картину в Крыму, вскакивал спозаранку и мог провести у холста весь день – уже видел, какой она должна быть.

Сюжет картины взят из Нового Завета – искушение Христа в пустыне, куда он удалился на 40 дней после крещения.

Христос Крамского, как и «Христос в Гефсиманском саду» Ге,  выглядит не владыкой, а страждущим, мятущимся, сомневающимся человеком.

Крамской хотел показать момент нравственного выбора. Внешнего действия как такового в картине нет, его заменили внутренние переживания героя. По сути, сюжет картины – сама жизнь духа.

В известном письме Всеволоду Гаршину художник дает пояснения к картине: «Я вижу ясно, что есть один момент в жизни каждого человека, мало-мальски созданного по образу и подобию Божию, когда на него находит раздумье – пойти ли направо или налево, взять ли за Господа Бога рубль или не уступить ни шагу злу?». Именно в момент таких раздумий запечатлен Сын Божий.

Композиция картины безупречна. Лицо и руки Христа – два смысловых центра, притягивающие взгляд, всё остальное словно вокруг них написано. На лице – следы мучительных раздумий. Он мог бы сказать:

Если только можно,

Авва Отче,
Чашу эту мимо пронеси (Б.Пастернак)Но есть в его лице уже и смирение, и принятие своей судьбы. Чаша не будет пронесена мимо, он изопьет ее до дна. Линия горизонта разделяет картину на два мира: холодная, безжизненная пустыня и занимающаяся заря. Это зарево нового дня словно провозглашает победу света. Крепко стиснутые руки Христа расположены точно на стыке миров – этими руками будет создаваться новая жизнь. Ноги Христа изранены о камни, они оставляют ощущение, будто прикасаешься к тому, что болит. Окровавленные ступни вносят свой элемент в «сюжетность», глядя на них, мы понимаем, что утренним раздумьям предшествовала бессонная ночь, неприкаянный долгий пусть сквозь тьму. Наступает рассвет – и этот путь подходит к завершению.Критики упрекали Крамского за то, что святости маловато в облике его Христа – слишком уж он живой и чувствующий, мол. Но это тот упрек, который скорее похвала. Крамской выставил картину «Христос в пустыне» на второй выставке передвижников. Она произвела фурор. Художник признавался, что не было трех человек, которые бы придерживались одного взгляда на его «Христа».

Но сам Крамской считал, что по-настоящему увидеть его картину и услышать то, что он пытался ею сказать, никому не удалось. Однако желающих приобрести полотно было много. В итоге оно досталось Павлу Третьякову, отдавшему запрошенные автором шесть тысяч рублей.

Позднее коллекционер признавался, что это одна из самых любимых его работ. А Крамской обещал: «Продолжение следует…» К сожалению, оно не последовало.

Попытка была – на протяжении многих лет он работал над картиной «Хохот» (альтернативные названия: «Радуйся, царю иудейский!», «Христос во дворе Пилата»), на которой хотел изобразить осмеяние Христа после суда Понтия Пилата. Всей душой Крамской стремился к работе над этой картиной.

Но необходимость постоянно писать портреты, чтобы обеспечивать семью, смерть двух любимых сыновей и подорванное здоровье не дали ему закончить «Хохот». Сейчас недописанная картина хранится в петербургском Русском музее.

Источник: https://artchive.ru/artists/446~Ivan_Nikolaevich_Kramskoj/works/13762~Khristos_v_pustyne

Христос в пустыне. Почему Вы не сможете пройти мимо шедевра Крамского

Иван Крамской. Христос в пустыне. 1872 г. Третьяковская галерея, Москва

Если Вы видели «Христа в пустыне» Крамского вживую, то наверняка она стала одной из Ваших любимых картин.

Если не видели, то Вы можете провести эксперимент. Сходите в Третьяковку по возможности. И попробуйте пройти мимо этой работы.

Думаю, у Вас это не получится. Вы все равно невольно замедлите шаг…

Откуда я это знаю?

Я заметила, что часто любовь к искусству коррелирует с эмпатией. Если Вы любите искусство, то, скорее всего, легко считываете и реагируете на эмоции других.

Поэтому Вы вряд ли пройдёте мимо такого пронзительного образа. ОН погружён в раздумья. Его исхудалые руки сцеплены в сильном напряжении.

Иван Крамской. Христос в пустыне (фрагмент). 1872 г. Третьяковская галерея

Дело происходит на рассвете. А значит он думал всю ночь и продолжает думать ранним утром.

По темным кругам под глазами Вы понимаете, что это не первая такая ночь. И что днём он не отдыхает. Его ноги пыльные, а одежда мохрится от длительной ходьбы.

Сопереживание нахлынет на Вас при виде человека, пребывающего в столь тяжелом раздумье.

Стоп. Человека? Это же Христос. Сын Божий. Властелин земли и неба. Почему же Крамской показал нам лишь человечное в нем, опустив все божественное?

Человечный Христос

В 1835 году была издана необычная книга. «Жизнь Христа» Давида Штрауса.

Читайте также:  Описание картины эдгара дега «абсент»

Хотя она была написана трудночитаемым языком, основной её смысл так поразил общественность, что, как говорится, обратного пути не было. «Ящик Пандоры» был открыт.

Штраус дерзнул предположить, что Христос был человеком. Правда очень талантливым. Он нёс христианское учение в массы, а не только узкой группе интеллектуалов. И это было главным его отличием от других проповедников.

Именно массы потом передавали рассказы о нем из уст в уста, пока те не переносились на бумагу. А все чудеса, связанные с ним, рождались позже и основывались на древних мифах.

Книга Штрауса имела колоссальное влияние на литературу и живопись.

Из наших художников первым проникся этой теорией Александр Иванов. Его Христос приобретает больше человечности, нежели божественности. Даже привычного нимба нет.

Александр Иванов. Явление Христа народу (деталь). 1837-1857 гг. Третьяковская галерея, Москва

Таким же человечным нам предстаёт и Христос Крамского. Это выражено в простой позе человека, который столкнулся с душевными терзаниями и тяжелым выбором.

Иван Крамской. Христос в пустыне (деталь). 1872 г.

Но вот что это за выбор? О чем Христос думает?

О чем думает христос крамского

Крамской взял сюжет из Библии об искушении Христа дьяволом. После крещения, когда Иисусу было 30 лет, он принял решение удалится в пустыню на 40 дней. Там он не ел и не пил.

И под это дело его пытался искусить дьявол. Вот как раз многие художники показывали эти сцены искушения.

У моего любимого Тиссо, например, мы видим, как Дьявол предлагает Христу обратить камни в хлеб.

Джеймс Тиссо. Искушение Христа. 1886-1894 гг. Бруклинский музей

А Суриков показывает другой дьявольский соблазн. Тот перенёс Христа на высокую гору и начал сулить ему владычество над всеми городами, которые они увидели с вершины. Конечно, при условии, что Божий сын перейдёт на сторону зла.

Василий Суриков. Искушение Христа. 1872 г. Русский музей, Санкт-Петербург

Поэтому по Библии все размышления Христа касаются выбора между добром и злом.

Но вот у Крамского дьявола нет. Ведь человек здравомыслящий не видит дьявола наяву. О чем же тогда думает Христос Крамского?

Нам не нужно гадать. Сам художник все поясняет в переписке.

У его героя сильный характер. Он так неординарен, что может хоть весь мир покорить. Но решает этого не делать, силой воли заглушая в себе общечеловечные желания власти и богатства. И выбирает путь гораздо сложнее, не сулящий никаких благ «здесь и сейчас».

Вот эту борьбу с самим собой, перекраивание предназначения, внутреннюю ломку, мы и видим. Согласитесь, это требует очень сложной смеси эмоций и мыслей. Вот именно их Вы и видите на его лице. И невольно сопереживаете.

3. Необычные детали «Христа в пустыне»

На первый взгляд картина очень реалистична. Ведь все потустороннее в ней отбрасывается.

Остается реальный образ человека, который не первый день ходит по пустыне босыми ногами. Без еды и воды. Да ещё измученный долгими и серьезными раздумьями.

Но есть все же в картине толика мистики. Обратите внимание на камни вокруг Христа.

Внизу полотна – необычный камень. Его основание слишком узкое, чтобы он мог сам так стоять. Символ богоподобности Христа и его умения творить чудеса?

Иван Крамской. Фрагмент картины «Христос в пустыне». 1872 г.

А камень справа больше похож на рукотворную плиту. Она зловеще нависает над землёй, как символ грядущих непосильных испытаний.

Влияние «Христа» Крамского на живопись

Для русской живописи такое изображение Христа было необычно. Когда нет никакого действия, никакого по сути сюжета. Одни лишь размышления.

Но такой образ закрепился. Так, Поленов создал серию картин с одиноким, думающим проповедником.

Поленовский Христос тоже очень человечен.

Василий Поленов. Мечты. 1894 г. Радищевский музей, Саратов

Но ещё дальше в этом пошел Николай Ге. Его Христос – это внешне непримечательный человек невысокого роста. И только глаза выдают его большой ум и силу воли.

Николай Ге. Что есть истина? 1890 г. Третьяковская галерея, Москва

Цена «Христа в пустыне»

Крамской работал над картиной 5 лет. Не считая вынашивания замысла и первых эскизов.

Он мог себе это позволить благодаря Третьякову. Вернее его готовности покупать не декоративные картины для столовых, а работы с глубоким смыслом.

Это, конечно, уникальная ситуация. Художник мог выразить то, что хотел, даже если для этого ему нужно 5 лет!

Какой еще заказчик картин будет готов на это? А Третьяков охотно окупал временные и душевные затраты художников.

Насколько я знаю, «Христос в пустыне» – самое дорогое приобретение Третьякова. Не торгуясь, он заплатил 6000 рублей (на наши деньги примерно 3 млн рублей) за картину ещё до того, как ее увидела публика.

Для тех, кто не хочет пропустить самое интересное о художниках и картинах. Оставьте свой e-mail (в форме под текстом), и Вы первыми будете узнавать о новых статьях в моем блоге.

Источник: https://arts-dnevnik.ru/hristos-v-pustyne-kramskoy/

Иван Крамской. Христос в пустыне. 1872. Москва, Государственная Третьяковская галерея

Автопортрет Ивана Крамского

Cовместный проект с сайтом студии «Неофит» московского Данилова монастыря

Бывает, что художник и сам не может точно понять, что и зачем хотел он сказать своей картиной. Так произошло и с Крамским, который находился в постоянных поисках и сомнениях, и если его портреты обладают ясностью и чистотой образа, то «Христос в пустыне» — одно из тех произведений, которое всегда вызывает вопросы у зрителя.

Однажды, в бытность свою учеником Петербургской Императорской Академии художеств Иван Крамской нарисовал человека, читающего Евангелие.

Профессор похвалил работу, а потом молодой художник показал ее случайно забредшему старику офене (разносчику товара, коробейнику). Тому совершенно не понравилось: «Света на лице его нет. Почём я знаю, может, это он песенник от скуки раскрыл и разбирает.

Ты, может, обличье-то и нарисовал, а душу забыл…» — «Господи, да как же душу-то рисовать?» — «А это уж твоё дело, не моё…».

Иван Николаевич стоял в углу последнего зала Академии, в котором висело его только что оконченное полотно «Христос в пустыне».

Десять лет прошло с тех пор, как он с грандиозным скандалом покинул свою Alma Mater, а эта история с уличным торговцем так ясно стояла у него перед глазами, словно старик только что вышел, пришаркивая левой ногой. В зале было немыслимое количество народу. Шла вторая выставка передвижников.

Его картина висела последней. Она должна была стать «гвоздем» экспозиции, и действительно произвела небывалое впечатление. «Картина моя, — вспоминал Крамской, — расколола зрителей на огромное число разноречивых мнений. По правде сказать, нет трех человек, согласных между собой.

Но никто не говорит ничего важного. А ведь «Христос в пустыне» — это моя первая вещь, которую я работал серьёзно, писал слезами и кровью… она глубоко выстрадана мною… она – итог многолетних исканий…».

Христос в пустыне

Крамской, словно в каком-то тумане, толкался среди людей, надеясь услышать главное, чтобы понять, что он сделал, что он написал, что он хотел сказать современникам? В ответ на его голову сыпались вопросы, вопросы и вопросы.

Бесконечные, бессмысленные, болезненные.

— Иван Николаевич, голубчик, ну какой же все-таки момент изображен в картине: утро ли сорок первого дня, когда Христос уже решился идти на страдание и смерть, или та минута, когда «прииде к Нему бес»?

Будучи студентом Императорской Академии Художеств, молодой Крамской, потрясённый картиной Иванова «Явление Мессии», привезённой в Россию в 1858 году, выступил в печати со своей первой критической статьёй. «Художник – писал он – это пророк, открывающий истину людям своими творениями». Еще больше Крамского потрясла трагическая смерть Иванова.

Со всей силой юношеского максимализма Крамской стал доказывать «всему миру», что «ни хлебом единым жив человек».

Осенью 1863 года он становится во главе исторического «бунта 14-ти» выпускников Академии, которые выдвинули категорическое требование свободного выбора темы для академической программы.

Получив отказ, они демонстративно покинули стены училища, отказавшись от участия в конкурсе на Большую Золотую медаль и вообще всех последующих за спокойным окончанием Академии благ. Но самостоятельная жизнь оказалась не такой простой. О хлебе насущном думать пришлось…

«Мне просто не верится, чтобы я, исполнявший всевозможные заказы, и я теперешний – одно и тоже лицо.

Я с ужасом думаю, как это я буду исполнять их, как прежде, а ведь нельзя без этого… Взять бы и заорать сейчас на всю выставку: «Купите меня! Я продаюсь! Кто больше даст?..

Я вижу ясно, что есть один момент в жизни каждого человека, мало-мальски созданного по образу и подобию Божию, взять ли за Господа Бога рубль или не уступать ни шагу злу. Мы все знаем, чем обыкновенно кончается подобное колебание»…

Постепенно друзья стали замечать, что и без того худое лицо Крамского ещё больше осунулось, побледнело, в глазах появился лихорадочный нездоровый блеск.

Он почти уже не ходил по выставке, все больше сидел в углу, опустив на колени усталые натруженные руки… Иван Николаевич продолжал улавливать обрывки фраз, но смысла их уже не разбирал… Где-то, почти над самым ухом забасил Стасов: «Это жестокая ошибка – изображение Христа затруднённого! Нет! Нужен Христос действующий, совершающий великие дела, произносящий великие слова!». «Да что Вы такое говорите, Владимир Васильевич! – Не прекращая разговаривать с критиком, Гаршин горячо жал руку Крамского. – Здесь выражение громадной нравственной силы, ненависти ко злу и совершенной решимости бороться с ним. Христос поглощён Своею наступающей деятельностью, Он перебирает в голове всё, что Он скажет презренному и несчастному люду… Друг мой, как вы нашли такой образ». «Я знаю, большой нужно иметь риск, чтобы браться за такие задачи. Мирового масштаба герой требует и подобной картины… Много нужно мне теперь докторов и времени, чтобы унять сплошные стоны и необъятные страдания. Только думаю, что и стоны и страдания останутся со мной, и нет им исхода… И вы и я, вероятно, не одиноки… есть много душ и сердец, находящихся в мятеже… Ужасное время, страшное время! Нет места в человеческом сердце, которое бы не болело, нет чувства, которое бы не было самым дерзким образом осмеяно! Скверная штука жизнь!».

Читайте также:  Описание картины виктора борисова-мусатова «гармония»

Иван Николаевич понимал, что искушение, совершившееся с Христом в пустыне, случается с каждым из нас. Природа щедро одарила Крамского талантами, и он ощущал в себе эту силу. Но его всегда мучил один вопрос: на что можно ее употреблять? Когда бес предлагает Христу попробовать свои силы, превратив камни в еду, Господь отвергает унижение этой Божественной мощи ради удовлетворения нужды.

«Ладно, — говорит дьявол, — Ты не захотел для Себя одного употребить эту силу – вот высокая гора, с которой видны все царства вселенной. Ты только мне поклонись – и все это будет Твое. Ты сможешь творить добро для всех». Это соблазн антихриста, и Крамскому он тоже был знаком. Как часто закрадывалась к нему мысль о его превосходстве над другими людьми.

О том, что он — умнее, талантливее, лучше…

Николай Некрасов

Через год после открытия Второй выставки Крамской ответит на вопрос Гаршину. В письме он напишет приятелю, как заболел своей картиной.

«Бывало, вечером уйдёшь гулять, и долго по полям бродишь, до ужаса дойдёшь, и вот видишь эту фигуру… На утре, усталый, измученный, исстрадавшийся, сидит он один между камнями, печальными, холодными камнями; руки судорожно и крепко, крепко сжаты, ноги поранены, и голова опущена… Крепко задумался, давно молчит, так давно, что губы как будто запеклись, глаза не замечают предметов… Ничего он не чувствует, что холодно немножко, не чувствует, что весь он уже как будто окоченел от продолжительного и неподвижного сиденья. А вокруг нигде и ничего не шевельнётся, только у горизонта чёрные облака плывут от востока… И он всё думает, думает, страшно становится… Странное дело, я видел эту думающую, тоскующую, плачущую фигуру, видел как живую… Однажды, следя за нею, я вдруг почти наткнулся на неё… Кто это был? – Я не знаю… Но сколько раз плакал я перед этой фигурой!? Что ж после этого? Разве можно это написать? И Вы спрашиваете себя, и справедливо спрашиваете: могу ли я написать Христа? Нет, не могу, и не мог написать, а всё-таки писал, и всё писал до той поры, пока не вставил в раму, до тех пор писал, пока его и другие не увидели, — словом, совершил, быть может, профанацию, но не мог не писать. Но вот иногда мне кажется, что это как будто и похоже на ту фигуру, которую я по ночам видел, то вдруг никакого сходства…».

Крамской долго не мог приступить к картине. Пять лет он думал, искал, сравнивал, сделал кучу набросков. Ничего не выходило. Наконец, он решил поехать заграницу, чтобы посмотреть, как «там» пишут Христа. Перед самым отъездом он принимает заказ на иконостас для одной церкви и просит разрешения изобразить Спасителя… с фонарем, измученного и усталого, стучащегося в чей-то дом…

Иван Николаевич принимал слова Откровения Иоанна Богослова. Где-то в глубине души он чувствовал, что все постигающие его искушения идут, или, по крайней мере, должны идти ему же на пользу. В Германии перед «Сикстинской Мадонной» Крамской размышлял об образе Христа.

Он так долго смотрел на эту картину, словно хотел спросить у Рафаэля: кто Он – Христос, Сын Этой прекраснейших из земных женщин? Для него была совершенно очевидна историческая подлинность евангельского повествования.

Христос был для него безусловным нравственным идеалом, совершенным Человеком, сыгравшем в истории вселенной огромную роль. Но пойти за Ним не решался. Засмеют!

Из воспоминаний Ильи Репина (он был учеником и другом Крамского до самой смерти Ивана Николаевича): «Я вошел в небольшую комнату и начал смотреть по стенам. — Это я взял заказ писать образ Христа. — Начав понемногу о Христе по поводу образа, он уже не переставал говорить о Нем весь вечер.

Мне очень странным показался тон, которым он начал говорить о Христе – он говорил о Нем, как о близком человеке. Но потом мне вдруг стала ясно и живо представляться эта глубокая драма на земле, эта действительная жизнь для других. Я был совершенно поражен этим живым воспроизведением душевной жизни Христа, и казалось, в жизнь свою я ничего интереснее не слыхал.

Конечно, все это я читал, даже учил когда-то… Но теперь! Неужели это та самая книга? Как все это ново и глубоко, интересно и поучительно. Я был глубоко потрясен и внутренне давал себе обещание начать совсем новую жизнь. Целую неделю я оставался под впечатлением этого вечера — он меня совсем перевернул».

Пройдет несколько лет и Илья Ефимович услышит от своего старшего товарища уже несколько иные речи. Раньше он говорил: «Я хочу, чтобы мой Христос стал зеркалом, увидев себя в котором, человек забил бы тревогу».

И вдруг странное признание: «Какая тоска и муки охватывают мою бедную мать, она никак не может переварить, как это можно не почитать Бога, не ходить в церковь, не слушаться священников, не поститься даже в Великий пост. Тяжело ей, сын ее в заблуждении, гибнет».

Репин не мог до конца понять, как сочеталось в Крамском то, что он верил в Христа только как в историческую личность, а «Отче наш» с детьми всегда читал. Он был уверен в том, что, на самом деле, его друг лучше, чем хочет порой казаться окружающим. Он отчаянно спорил с ним о вере. Но, как это часто бывает, в этих спорах было мало толку. Крамской иногда договаривался до того, что начинал доказывать «атеизм» Христа.

Лев Толстой

«Мой Бог – Христос, — писал Крамской, — потому что Он сам справился с дьяволом. Он черпает силу в Себе Самом…»… Искушения овладевают человеком постепенно, как ржавчина. Поддался один раз, поддался другой… И наступает третий соблазн.

Соблазн самодостаточности и самодовольства. Он так и называется «Я сам!». Иногда в это шапкозакидательство впадают целые народы, когда ни один человек не находит в себе силы сказать «Не искушай Господа!».

Тогда спасти людей могут только крестные страдания…

В начале 1873 года Крамской узнает, что Совет Академии Художеств решил присудить ему звание профессора за картину «Христос в пустыне». Он отказывается. «Пять лет неотступно Он стоял передо мной, я должен был написать Его, чтобы отделаться».

И в то же самое время – признание другу: «Во время работы над Ним много я думал, молился и страдал… Как я боялся, что потащат моего «Христа» на всенародный суд и все слюнявые мартышки будут тыкать пальцами в Него и критику свою разводить…». Критика выражала свои мысли еще менее стройно и последовательно, чем художник.

Крамского называли нигилистом, революционером, обвиняли в кощунстве, в абстракционизме, в неясности идей. И тут же превозносили. Говорили, что он создал идеальный образ для воплощения современных раздумий над вечной темой служения людям, готовности к подвигу, самоотверженности и мужества… Понемногу Иван Николаевич к этому привык. Начал философствовать.

То вдруг сделался даже равнодушным: «Приехал Третьяков, покупает у меня картину, торгуется, да и есть, с чего. Я его огорошил, можете себе представить, за одну фигуру с него требую не более не менее, как шесть тысяч рублей… Вот он и завопил! А все-таки не отходит». Третьяков записал в своем дневнике: «По-моему, это самая лучшая картина в нашей школе за последнее время».

Павел Михайлович догадался, что с Крамским произошел один из тех редких случаев, которые приключаются иногда с действительно талантливыми художниками или поэтами. Когда в лучших своих произведениях они оказываются умнее самих себя и не сами не могут оценить то, что они написали.

Ключик к разгадке тайны полотна Крамского подарил Гончаров: «Здесь нет праздничного, геройского, победительного величия – будущая судьба мира и всего живущего кроются в этом убогом маленьком существе, в нищем виде, под рубищем – в смиренной простоте, неразлучной с истинным величием и силой».

Источник: http://www.taday.ru/text/31159.html

Ссылка на основную публикацию