Описание картины китагава утамаро «красавица»

Гребень и японские красавицы

ГАЛЕРЕЯ

От Kitagawa Utamaro, XVIII век


Китагава Утамаро Гребень 1785 • Гравюра

Художник Китагава Утамаро начинал карьеру с работы над иллюстрациями и гравюрами, изображающими актеров театра кабуки. Но его главной страстью было написание японских красавиц всех сословий. Наиболее часто он наведывался за поиском натуры в веселые кварталы, где ему охотно позировали обитательницы чайных домиков,

куртизанки и гейши.

Китагава Утамаро Воробей Йошивара XVIII век • Ксилография

В 1780 году талант Утамаро отметил знаменитый издатель Дзюдзабуро Цутая, и с этого момента живописание японских девушек и женщин становится главной темой ксилографий мастера. В традиции укиё-э такие гравюры, посвященные главным образом портретам красивых японок, относили к жанру бидзинга («картины красавиц»).

Причем если большинство других мастеров предпочитали изображать своих героинь в полный рост, то Утамаро часто брался за погрудные композиции окуби-э («большие головы»). Это давало возможность сфокусироваться на филигранном изображении лица

и прически, а также сосредоточиться на внутреннем мире и эмоциях моделей.

Китагава Утамаро Три красавицы наших дней 1793 • Ксилография •

В отличие от десятков безымянных красавиц запечатленных Китагавой Утамаро, известны не только имена девушек с гравюры «Три красавицы наших дней», но и их род деятельности, и даже семейная принадлежность.

Дело в том, что во время, когда художник начинал осваивать свой главный конек – портреты привлекательных японок – в городе Эдо и даже за его пределами славились своей красотой три девушки: Томимото Тоёхина, Нанивая

Кита, Такасима Ниса.

Китагава Утамаро Томимото Тояхиса читает письмо 1796 • Ксилография

Наиболее именитая из них, Томимото Тоёхина, помещена в центр. Она была прославленной гейшей из веселого квартала Ёсивара.

Свой псевдоним красавица получила благодаря искусному исполнению томимото-буси – произведений песенно-сказового жанра, которые были очень популярны в Японии периода Эдо.

Исполнялись они под аккомпанемент сямисэна – традиционного японского инструмента, ближайшим родственником которого, из знакомых

европейцам, можно назвать лютню.

Точный возраст Томимото на момент написания гравюры неизвестен, но считается, что она старше своих товарок, совсем молоденьких девушек. И эту разницу каким-то непостижимым образом художнику удается передать, несмотря на довольно обобщенное изображение черт

лиц моделей – ее выдает более спокойный, умудренный опытом, взгляд.

Китагава Утамаро Нанива-я Окита. Из серии «Выдающиеся красавицы и бессмертная поэзия»
1793 • Ксилография

Справа от нее, в черном кимоно с узором стоит Нанивая Кита, также известная под именем О-Кита. Она была дочерью владельца чайного домика в районе Асакуса.

Согласно сохранившимся документам, О-Кита была невероятно популярной, и сделалась высокомерной и заносчивой до такой степени, что отказывалась выполнять свои обязанности и разливать чай, пока за ней не приходили – что называется, ждала

особого приглашения.

Зато ее красота привлекала в заведение отца толпы любопытных поклонников и приносила ему хорошую прибыль. И это несмотря на очень юный возраст: согласно общепринятому

мнению, на этой гравюре девушке должно быть 15 лет.

Третья красавица – Такасима Хиса, или просто О-Хиса, была старшей дочерью Такасимы Чобэя, владельца еще одного чайного домика, на этот раз в районе Рёгоку. И хотя она проигрывала в популярности своей младшей сопернице О-Ките, красота шестнадцатилетней О-Хисы ценилась очень и очень высоко.

Один состоятельный торговец предложил за нее целых полторы тысячи рё (японских золотых монет), но родители отказали ему, и девушка осталась работать в заведении отца.

Видимо, в долгосрочной перспективе она могла принести более существенный доход,

привлекая клиентов, которые слетались поглазеть на красивую официантку, как мухи на мед.

Нещадно эксплуатировал достоинства первых красавиц Эдо и художник. Гравюры с их изображением пользовались таким успехом, что Утамаро продолжал штамповать новые,

изображая трех девушек как вместе, так и по отдельности


Китагава Утамаро Три красавицы: Оката, Охиса и Тоёхина 1793 • Ксилография

Но самой известной и перепечатываемой вновь и вновь оставалась ксилография «Три красавицы наших дней», также получившая распространение под названиями «Три красавицы эры Кансей» и «Три известных красавицы». Оригинальные доски со временем окончательно износились, а новые имели некоторые отличия от первоначальных, по которым исследователи

определяют их принадлежность к тому или иному тиражу.


Китагава Утамаро Три девушки с упаковками от сладостей 1801 • Ксилография

Так, на более поздних версиях отсутствует надпись с названием гравюры или имена моделей, либо и то и другое вместе. Причины, по которым так получилось, доподлинно неизвестны. Предполагают, что, возможно, они вызваны либо переездом красоток в другой город, либо закатом их популярности, поэтому имена уже перестали иметь

какое-либо значение.

А первых отпечатков со всеми надлежащими надписями и характерным блеском на заднем фоне, которого на своих работах мастер добивался при помощи слюдяного порошка, что придавало особой роскоши и без того самой люксовой разновидности гравюр – нисики-э – в мире осталось всего два. К ним относят экземпляры, хранящиеся в бостонском

Музее изящных искусств и Коисикавском музее укиё-э в Токио.


Китагава Утамаро Красавицы из Ёсивара • Гравюра

Благодаря этому художник фактически стал создателем жанра портрета в традиции гравюры укиё-э. Несмотря на то, что по внешним признакам его героини выглядели довольно обобщенно (высокие прически с декоративными шпильками, длинные грациозные шеи, хрупкие пальцы), ему удавалось ухватить суть их характера либо отразить сиюминутную эмоцию:

грусть, игривость, мечтательность или веселье.


Китагава Утамаро Сцена на мосту и Белд XVIII век • Ксилография

Еще одним нововведением Утамаро было то, что он изображал представительниц разных социальных слоев: знатных горожанок, продавщиц из маленьких лавочек и девушек из известных торговых династий. А ведь прежде гравюрам чаще всего отводилась роль своеобразных «рекламных листовок», на которых представали знаменитые гейши и

популярные куртизанки.

Китагава Утамаро Свежий ветер под мостом Риогоку XVIII век • Тушь

Но и без участия последних на работах Китагавы Утамаро, конечно, не обошлось. Для гравюр укиё-э, посвященных куртизанкам самого высшего разряда, даже выделялся целый поджанр – тайу. Судя по фривольному наряду девушки на ксилографии «Гребень», оголяющему шею и грудь, и дорогим шелковым обоям на заднем фоне, в данном случае

речь идет как раз об одной из них.



Китагава Утамаро Девушка дующая в свисток XVIII век • Тушь

Специфика печатания гравюр с деревянных блоков была такова, что создание подобной работы требовало высочайшего мастерства от целой бригады: помимо непосредственно художника и издателя, были задействованы резчик и печатник. Для каждого цвета или оттенка вырезалась отдельная печатная форма, число которых достигало более трех

десятков только лишь для одной гравюры.

Китагава Утамаро Лентяйки 1792 • Ксилография

А подобные изощрения, как отдельные волосинки в прическе или полупрозрачный черепаховый гребень и вовсе были вызовом как для резчика, так и для печатника, который наносил краску на готовые формы и вручную делал отпечатки на влажной бумаге. Без их труда не

было бы и ослепительно красивых картин Утамаро.


Китагава Утамаро Танец воробья Йошивара 1791 • Ксилография

Но и заслуги художника тоже нельзя преуменьшать: кажется, необходимо родиться в Японии и вырасти в Эдо, с видом на гору Фудзи, чтобы уметь видеть и изображать прекрасное таким малым количеством средств. Несколько плавных линий, десяток чистых тонов и готов портрет, который можно рассматривать часами, но все равно так и не найти ответ,

в чем заключается гипнотизм красавиц Китагавы Утамаро.


Китагава Утамаро Час Быка XVIII век • Ксилография

Его фирменный почерк – изящные черты лица, маленькие аккуратные рты, вздернутые брови, тонкие шеи и длинные пальцы – со временем станут национальным идеалом красоты.

«Художник извлек из сердцевины красок и света дивный образ японки и подарил его времени, подарил его нам, неведомым и далеким потомкам, движимым такой же, как и

он, жаждой вечно живого, прекрасного»

, – так поэтично отзывался о творчестве

мастера Утамаро востоковед Николай Федоренко.


Китагава Утамаро Женщины шьют платья XVIII век • Ксилография (фрагмент)
Наталья Азаренко — artchive.ru

Источник: https://ngasanova.livejournal.com/1721454.html

Арт-квилтинг

?ochendaje (ochendaje) wrote,
2013-05-29 03:00:00ochendaje
ochendaje
2013-05-29 03:00:00
«Любовники на веранде» — Китагава Утамаро[Описание гравюры..

]— Квартал любовных утех «Ёсивара» в Эдо, прозванный «зеленый квартал» из-за его расположения среди болот и зарослей бамбука – это мир наслаждения, блеска и остроумия, пожалуй, больше всего вдохновлял творчество художников укиё-э.

В этом специально отведенном месте жили знаменитые куртизанки и гейши, Рядом с ними селились известные актеры и художники, писатели и книгоиздатели.

«Чуждая западной стыдливости на грани ханжества, японская культура воспринимала эротику как естественный сюжет для художественного изображения.»

Хочется показать вам несколько замечательных работ художницы Анны Потриваевой из города Николаев, Украина. Картины выполнены из лоскутов и вышивки по мотивам традиционной японской грaвюры УКИЁ-Э

«НЕОЖИДАННАЯ СТРАСТЬ» — Кацукава Сюнсе из альбома «Современные эротические игры»

— Большинство гравюр сюнга живописует этот процесс не полностью обнаженных партнеров, но одетых в полураспахнутые накидки. Японские художники лучшего периода — с 1680 по 1880 гг.

— не писали с натуры, и их мало занимала анатомическая аккуратность деталей и выражения лиц, поэтому даже лучшие мастера представляют нам бесхребетных резиновых девушек, у которых, кажется, вовсе нет костей; мужчин с невообразимыми интимными принадлежностями, лобковые волосы и вагины в местах, невозможных с физиологической точки зрения.

Глазу, настроенному на западное искусство, необходимо привыкнуть к виду гостя и проститутки, изображенных в интимном единении. Дело в том, что в Японии традиционные художники видят вещи отнюдь не в западной менере, выразившейся в греческих статуях или произведениях Тициана, Рубенса или Ренуара.

У тех обнаженные с богатыми переходами оттенков и округленными реалистическими деталями ближе к фотоснимку, нежели ранние японские образцы ? упорядоченные и символизированные ? обнаженных мужских и женских фигур. Сперва они так же чужеродны для нас, как суси, местное блюдо из сырой рыбы.

«Битва при Авадзу» — Ёситора Утагава

Читайте также:  Описание барельефа микеланджело буанарротти «битва кентавров»

На рисунке изображена Томоэ Годзэн, жена Минамото Ёсинака — великого сёгуна, и одна из немногих женщин – воительниц в японской истории. Здесь она представлена в битве при Авадзу в 1184 году, где сражалась бок о бок со своим мужем

Что мы знаем о Японии? Как правило, для обывателя Япония складывается из суши, самураев, ниндзя, гейш и дизайна в экзотическом японском стиле. Но Япония это гораздо больше.

Это философское и эстетическое любование окружающим миром, любование каждым мигом жизни во всем его великолепии.

Именно так – укиё-э – «образы изменчивого мира» называется японская гравюра – самое грандиозное и яркое впечатление о Японии для западного мира.

«Гейши за письмом» — Китагава Утамаро
— Гейши (буквально «женщины искусства») были образованными собеседницами, приятные во всех отношениях танцовщицы и певицы, они также владели искусством игры на музыкальных инструментах. Прекрасно зная литературу и поэзию, владея искусством стихосложения, они пользовались необыкновенной популярностью, им посвящались стихи, на них приходили просто любоваться.

По профессии я юрист, но как всех нас тянет к творчеству. Творческий путь начинался с пошива одёжек для куколок, сейчас дошло до выставок, но юриспруденцию не бросаю, предпочитаю быть сытым художником. А вообще люблю Японию, поэтому даю новую — лоскутную жизнь «образам убегающего мира».

«Белые цапли».

Еще в детстве, любуясь прекрасными гейшами и воинственными самураями, мне хотелось все рассмотреть, дотронуться до шпилечек и шикарных причесок, ощутить гладь шелка кимоно. Сегодня,  делая объемными и живыми из лоскуточков и вышивки древние гравюры, я предоставляю возможность зрителю дотронуться до этой самобытной культуры, рассмотреть и ощутить каждую деталь жизни Японии. Сохранен интерьер, соблюдена сложность причесок и цветовая гамма одежд, которые имеют глубину и объем присущий барельефу. Придуманную мной технику я назвала японским термином «цудзурэ нисики», что означает парча из лоскутов, потому, что в работе живут не отдельные лоскуточки, а единые персонажи, которые являют собой парчовую душу Японии.«ПОРТРЕТ ТАЙРА-НО СИГЭМОРИ»
— В 1185 году, после затяжной кровопролитной войны между самурайскими кланами Тайра и Минамото,   на смену пышной и утонченной эпохе Хэйан пришел строгий и мужественный период Камакура. Воины, пришедшие к власти, принесли с собой новые вкусы, взгляды, понятия красоты. Строгость и простота, почитаемые самураями, нашли отражение в искусстве камакурского периода, выдвинувшего на первый план героику и прославление военного сословия. В живописи появились парадные портреты знаменитых полководцев Японии. На картине Тайра-но Сигэмори изображен в черной церемониальной одежде, в головном уборе аристократов – канмури, со свитком в руках, что указывает на его высокий придворный сан.

Меня часто просят провести мастер-класс. Но я не знаю, как научить рисовать ниткой и иголкой, я не знаю, как научить  подчинить ткань.

«СЛИВОВЫЙ САД В КАМЭЙДО» — Андо Хиросигэ— В период Эдо Камэйдо-мура пред­ставляла собой пригород столицы. Особой известностью пользовалось здесь необычное сливовое дерево Гирю-бай (Лежащий Драной). Сад приобрел известность как место развлечений и созерцания цветов сливы. Было в нем знаменитое сливовое дере­во, ветви которого были подобны ле­жащему дракону: они свешивались вниз и уходили в землю, а затем, на значительном расстоянии, выходили наружу, образуя новый ствол. Этой гравюре суждено было сы­грать определенную роль в истории западной живописи. Винсент Ван Гог копировал ее, изучая изобразительные приемы, композиционную структуру и эмоциональный строй гравюры укиё-э, которая в то время воспринимались как самый характерный дли Японии вид искусства
«СЛУШАЯ КУКОВАНИЕ КУКУШКИ» — Кацукава Сюнсе
— Чуждая западной стыдливости на грани ханжества, японская культура воспринимала эротику как естественный сюжет для художественного изображения.Рождение картины это тонкий и кропотливый творческий путь, для начала которого нужно овладеть чувством очарования. Именно очарование вещами, часто неодушевленными было возведено в принцип эстетической традиции для японцев.  Любование  закатом солнца, определенным часом дня, любование луной,  цветами вишни и сливы, любование ирисовыми садами в цвету, холмами, покрытым снегом и конечно же, одним из символов японской культуры – священной горой – Фудзи. Отсюда и проистекает японское вздох восхищения, часто произносимого со слезами восторга или грусти – «аварэ!».Нечто подобное и происходит в моей душе, когда я смотрю на ткань. Ткань — это удивительно тонкий и пластичный материал. В моих руках он становиться то лёгким кимоно, то деревянной кадушкой. Ткань – это краски, которыми нужно нарисовать тот или иной фрагмент.
«КРАСАВИЦА, ВЫТИРАЮЩАЯ ГУБНУЮ ПОМАДУ» — Тоёкуни I Утагава
— В голове у красавицы костяной гребень и нечетное количество шпилек, что говорит о принадлежности красавицы к куртизанкам. Об этом говорит и её второе кимоно алого цвета.
На изготовление работы уходит от двух и более месяцев. Начинается все с гравюр. Нужно вдуматься и понять каждую деталь гравюры, каждую черточку. Ведь не поняв, что изображено ты не сможешь это отобразить в ткани. Иногда для осознания работы заново перечитываешь историю, читаешь о быте и культуре, как автор иконы перечитывает Библию.Затем начинается поиск гармонии. Японское представление о сочетаниях цветов в корне отличается от нашего — европейского. В японском традиционном костюме очень важно не нарушить символизм цвета, символизм деталей. Начинается подборка цветов, деталей. Со стороны этот процесс скорее напоминает грандиозную уборку в шкафу, когда на середину комнаты выкладываются все лоскуты и начинается примерка на фон будущей работы.Иногда необходимые по цвету и фактуре лоскуты ищутся месяцами.
«Самурай с мечом» — Анна Потриваева
— Профессиональные воины – самураи, находившиеся на службе у феодальной знати, в конце концов образовали отдельное сословие японского общества, отвоевав себе значительные привилегии. Меч стал символом самурая и его преданности своему господину. Это не только оружие, но и священный предмет. Только члену сословия самураев разрешалось носить короткий (катана) и длтнный (вакасаси) мечи.«Ката с копьем» — Анна Потриваева
— Ката это система или комплекс формальных упражнений. На картине послушник выполняет такие упражнения с копьем (яри) под присмотром наставника. Чаще всего копьё использовалось именно воинствующими монахами (сохэй).После того, как лоскуты собраны — это  мой эскиз, моя основа. С этого момента картина уже живет. Я вижу ее такой, какой зритель увидит её через несколько месяцев.Затем, начинается самый легкий, на мой взгляд, технический процесс – собственно пришивание лоскутов. Для создания складочек и фактуры, конечно, необходимы знания конструирования одежды, но это происходит на интуитивном уровне. Когда работаешь с тканью, она сама подсказывает тебе свои самые выгодные  стороны.
«Странствующий монах» — Анна Потриваева
— Буддийские монахи первыми применили заимствованную в Китае технику гравюры на дереве для печатания священных изображений и текстов. Они же организовывали для детей школы, где обучали их чтению и письму, открывая им доступ к просвещению.
«КРАСАВИЦА ОСОМЭ ИЗ ДОМА АБУРА-Я» — Китагава Утамаро
— Высшая ступень куртизанок – Таю. Таю, одевались в кимоно из самых дорогих, красиво расшитых шелков, с волосами, собранными в красивые прически, украшенные огромными шпильками и гребнями, принимала своих гостей в роскошных комнатах, окруженная бесчисленными шикарными вещами. Являясь идеалом красоты, они определяли моду на прически, кимоно, веера и другие аксессуары обольщения.
«После купания» — Окумура Масанобу
Чуждая западной стыдливости на грани ханжества, японская культура воспринимала эротику как естественный сюжет для художественного изображения. На рисунке изображена гейша после купания. Купание в Японии происходит в деревянных кадушках, причем первым осуществляет омовение мужчина, затем жена и после дети. В стихах на гравюре говорится о курице, ревнующей к петуху, разглядывающему красотку.
«МОСТ ТАЙКОБАСИ И ХОЛМ ЮХИНООКА В МЭГУРО» — Андо Хиросигэ
— Серия «Сто знаменитых видов Эдо» была как бы иллюстрированным путеводителем по знаменитым местам. В стране, не имевшей выхода вовне, искали любой повод к перемене мест; будь то паломничество в прославленные храмы или путешествие по заповедникам. Виды Эдо (ныне Токио) и других знаменитых мест Японии были очень популярны среди путешественников и горожан, не имеющих возможности путешествовать

По материалам официального сайта Анны

Источник: https://ochendaje.livejournal.com/188051.html

Утамаро Китагава – певец женской красоты

Гениальный художник Утамаро Китагава, писавший портреты красавиц, идеализировал женщин и мастерски передавал их внутреннее состояние. Оказавший огромное влияние на изобразительное искусство, он пробудил интерес у европейцев к японским гравюрам.

Немного фактов о мастере

Китагава Утамаро, биография которого невероятно драматична, по мнению исследователей, родился в 1753 году в Эдо (современном Токио) или провинции Мусаси. Дело в том, что сведения о его жизни крайне скудны. Настоящее имя гения – Нобуёси, а творческий псевдоним он берет в 80 х годах XVIII века.

В городе Эдо юноша обучается в студии известного художника технике укиё э, отражавшей жизнь простых людей. Новое направление в искусстве, противостоявшее официальным канонам, полностью ориентируется на вкусы горожан.

Первые профессиональные работы признанного гения появляются в 1775 году. Он пишет портреты загримированных актеров театра кабуки, и произведения юноши привлекают внимание ведущего издателя страны – Ц. Дзюдзабуро. Происходит знаковая встреча художника с Цютая, признавшего недюжинный талант молодого человека и ставшего его покровителем на несколько лет.

От иллюстраций к женским портретам

Однако проходит время, и Утамаро Китагава, карьера которого идет вверх, отказывается от иллюстраций и сосредотачивается на создании поясных женских портретов, разрывая контракт с издателем. В поисках вдохновения талантливый японец отправляется в небезызвестный район, где обитают проститутки и бандиты, и показывает женское тело с особым изяществом, намекая на легкую эротику.

Читайте также:  Описание картины филиппа малявина «бабы»

Японец, выполнивший более двух тысяч гравюр, подарил бессмертие позировавшим ему куртизанкам, и еще при его жизни многие шедевры были вывезены из страны.

Особая техника творца

Автор, получивший известность в 18 веке, в работе использовал разные технологии печати: смешивал цветные порошки, чтобы достичь более тонкого оттенка. Применял слюду, которая дает эффект серебристого фона, уделял пристальное внимание тому, как падает свет. Он замечал блестящую гладь воды, сияние лепестков розы, искрящиеся и оживляющие все вокруг солнечные лучи.

Стремясь показать различные характеры и темпераменты, он работал в технике полихромной печати, обращая внимание даже на незначительные детали и каждый раз по новому выстраивая композиции.

Поющий гимн женской красоте

Благодаря цветовой насыщенности гравюр, создается многообразная гамма настроений героинь: от печали до радости, от безмятежности до волнения. Главный певец женской красоты создал образ прелестницы с длинной шеей, чувственными губами, мягким овалом лица и темными бровями.

Утамаро Китагава, искусно передавший душевное состояние, наблюдал за девушками из разных сословий.

Излюбленными мотивами автора известного альбома «Ежегодник зеленых домов Ёсивара» стали повседневные дела женщин, укладывающих в прическу волосы, любующихся собой в зеркале, гуляющих по улице или просто думающих о своей жизни.

Зрителя не покидает ощущение, что японец жил с этими женщинами, чувствовал их запах, видел, как они прикасались к своим волосам и коже. И это можно рассматривать как величайший дар гениального творца, присутствие которого ощущается в каждой гравюре.

Индивидуальная манера письма

Утамаро Китагава, обогативший цветовую палитру, внес новшества в технику ксилографии (гравюры на дереве). Он долго искал свою манеру исполнения, а когда ее нашел, то стал лучшим художником страны. Увлеченный противоположным полом, гений рисовал привлекательных девушек периода Эдо.

Тонко чувствующий мир, Утамаро Китагава, гравюры которого вызывают восхищение мастерством, писал женщин сквозь легкий туман, а такой эффект достигается при помощи слюды, перемолотой в муку. Художник использовал небольшое количество цветов, что создает ощущение не реального мира, а сновидения.

Тайна «Москитной сетки»

Так, в произведении «Москитная сетка» проявился яркий талант Утамаро Китагава.

Стремящийся к лаконичности, мастер показывает двух похожих девушек, одна из которых скрывается за занавеской, а другая пристально вглядывается в прозрачную вуаль.

Они замерли в ожидании перед чем то невидимым, а зритель разгадывает очередную тайну японца. Никто не знает, кто эти женщины: аристократки или гейши, поскольку и те, и другие на гравюрах создателя жанра портрета обладают особым достоинством.

Китагава Утамаро: картины

Одной из самых его известных работ является портрет девушки, получивший название «Красавица». Очаровательная прелестница, о чем то задумавшаяся, не поправляет упавшее с плеча кимоно, пребывая в своих мыслях.

Присевшая на землю, она упирается в нее одной рукой, а другой держит бумажный веер. В глаза бросается выбеленное специальными красками лицо и волосы, собранные в пучок.

Именно так выглядели признанные красавицы того времени.

Китагава умело акцентирует внимание на наряде девушки, который кажется темным и не очень привлекательным. Однако зритель вскоре с интересом рассматривает подол с необычной вышивкой и зеленую ткань, ярко выделяющуюся на золотом фоне.

Гравюра, погубившая великого художника

В 1804 году, после выхода гравюры «Хидэеси и пять наложниц», где автор изобразил правящего сегуна в неподобающем виде, на художника обрушивается гнев властей. За вольную сатиру Утамаро упекают в тюрьму, и он проводит в камере 50 дней с завязанными руками. Тяжело переживающий позор, Китагава заканчивает свою карьеру, а через два года умирает.

После смерти многие произведения японского гения оказываются за границей, а в известном музее Бостона хранятся более 380 его гравюр, созданных в жанре укиё э (картин повседневного мира).

Притягательность работ японского мастера

Великий гений Страны восходящего солнца, ставший известным в Европе, оказал заметное влияние на западное искусство.

Достигший славы национального художника, Утамаро Китагава изображал своих героинь довольно обобщенно, однако ему с блеском удалось передать суть характера каждой женщины и отразить их сиюминутные эмоции.

Современный зритель часами рассматривает гравюры, но так и не может найти ответ на вопрос: «В чем же заключается удивительный гипнотизм японских красавиц?»

Источник: https://autogear.ru/article/315/103/utamaro-kitagava-pevets-jenskoy-krasotyi/

Искусство Японии — Государственный музей искусства народов Востока

Япония – самая маленькая из стран Дальнего Востока, расположенная на четырех крупных и многочисленных мелких островах к востоку от азиатского материка, за что и получила название Страны восходящего солнца.

Ее искусство складывалось в особых природных и исторических условиях: островное положение страны обеспечивало ей обособленность от других земель, а близость к материку способствовала установлению контактов с Китаем и Кореей.

На протяжении столетий духовная и художественная культура Японии впитывала философские и эстетические основы более древней китайской цивилизации, но по-особому преломляла ее идеи и находила им своеобразное воплощение.

Наиболее значительным этапом во всех областях художественной жизни явилась эпоха феодализма, начавшаяся в 6 – 7 вв. и затянувшаяся вплоть до середины 19 в.

Экспозиция включает свыше четырехсот пятидесяти произведений и по временной протяженности охватывает период с конца 12 до начала 20 в. В ней представлены различные виды искусства и художественных ремесел, которые складывались в период средневековья. Они составляют основу японской художественной традиции.

 

 

 

Будда Амида.  XIII в.Дерево, резьба, лак, позолота  Кано Тосюн «Обезьяны, ловящие отражение луны в воде» Двустворчатая ширма. Фрагмент росписи. Конец XVII в.Бумага, тушь Тяван с бабочкой и иероглифом. Тип Раку Киото. XVII в.Керамика, глазурь

История японского искусства неразрывно связана с распространением буддизма, пришедшего в Японию в 6 в.

Буддизм способствовал приобщению Японии к многовековым культурным традициям Востока, сложившимся в Индии, Китае , Корее.

В процессе создания произведений искусства, обслуживающих религиозную практику, и освоения опыта китайских и корейских мастеров происходило формирование национальных школ скульптуры, живописи, прикладного искусства.

Экспозицию открывают уникальные памятники буддийской деревянной пластики 12-15 вв., среди которых подлинными шедеврами являются изображение бодхисаттвы Фугэна на слоне (12 в.) и статуя Будды Амида (13 в.).

Они демонстрируют стиль, оформившийся в рамках буддийского канона в конце периода Хэйан (794 – 1185) и ставший воплощением эстетических идеалов аристократии.

Для него характерны культ утонченного изящества и несколько женственной грации, камерность образов, превращавших объект религиозного поклонения в предмет любования.

Под влиянием учения дзэн-буддизма, проникшего из Китая на рубеже 12-13 вв., и китайского монохромного пейзажа периода Сун (10-13 вв.) в Японии появляется монохромная живопись тушью (яп. суйбокуга), которая, так или иначе, определила последующее развитие японской живописи.

В экспозиции она представлена картинами на свитках и образцом расписной ширмы.

Среди экспонируемых произведений – работы мастеров школы Ункоку, художественного направления Бундзинга (Живопись интеллектуалов) и ширма «Обезьяны, ловящие отражение луны в воде» кисти художника прославленной школы Кано.

В течение 15 – 16 вв. под воздействием дзэн-буддизма в Японии рождается самобытное художественное явление – чайная церемония тяною (в дословном переводе – «горячая вода для чая»), во время которой пьют заваренный кипятком растертый в пудру зеленый чай, взбитый венчиком прямо в керамической чашке.

Благодаря законодателю чайного ритуала Сэн-но Рикю (1522 – 1591) тяною превращается в детально разработанное действо с определенным набором вещей. Довольно скоро чайная церемония получает распространение во всех слоях общества.

Растущая популярность тяною становится мощным импульсом для развития керамического производства. Лучшая в нашей стране музейная коллекция японской керамики широко представлена изделиями 16-18 вв. – периодом ее наивысшего расцвета.

Среди экспонатов преобладают принадлежности для тяною: чаши, сосуды, вазы для цветов, курильницы, блюда, коробочки для хранения благовоний.

Это продукция знаменитых печей Сэто, Сигараки, Ига, Тамба, Мино, Сацума, Карацу, а также особо ценимые мастерами чая, вылепленные от руки и покрытые толстым слоем глазури классические чаши черный и красный раку. Они олицетворяют дзэнские идеалы красоты естественного, простого, грубоватого, лишенного внешнего блеска, гармонию красоты и пользы, обаяние патины, оставленной временем.

 

   
  Кимоно фурисодэ.  XIX в.Шелк, ручная роспись, окраска юдзэн-дзомэ Кофейник Изделие Ко-Имари. Конец XVII в.Фарфор, металл, рельеф, роспись, позолота Китагава Утамаро (1753 — 1806) «Красавица с ракеткой для игры в волан» Лист из серии «Пять ликов красавиц» Издатель Цуруя КинсукэБумага, цв. ксилография 

В залах музея воссоздана также часть традиционного японского дома с комнатой, подготовленной для чайного ритуала.

Она демонстрирует конструктивные особенности национального интерьера и его пространственной организации, с наибольшей полнотой отразившие представления о нерасторжимой связи человека и природы, которые укоренились в сознании японца с глубокой древности, и на протяжении столетий органично подкреплялись идеями дзэн-буддизма.

Размещение вещей в традиционном интерьере, кажущемся почти пустым, дает возможность почувствовать особое отношение японцев к предметному миру, передать атмосферу повышенного внимания к каждой вещи – его материальной природе и духовному содержанию.

Наиболее широко и разносторонне в экспозиции показано искусство позднего средневековья – 17 – первая половина 19 в., связанное с укреплением торгово-ремесленного сословия и ростом городов. В городской культуре на первый план выдвинулось понятие ики – дух обольстительной красоты, яркой и чувственной, получили развитие новые формы художественного творчества.

Именно в эту эпоху достигла своего высшего подъема гравюра на дереве укиё-э («картины изменчивого мира»), прославившая в странах Европы японское искусство.

Она показана в разнообразии традиционных жанров: якуся-э (театральная гравюра), бидзинга (изображение красавиц из «веселых кварталов»), фукэйга (пейзаж), катёга (цветы и птицы), муся-э (картины историко-героического содержания, изображение воинов), суримоно (поздравительные открытки), фудзокуга (бытовой жанр, праздники и обряды годового цикла), сумо-э (изображение борцов сумо). В залах музея выставлены произведения таких выдающихся мастеров, как Китагава Утамаро (1753 – 1806), Кацусика Хокусай (1760 – 1849), Андо Хиросигэ (1797 – 1858), Утагава Кунисада (1786 – 1864) и других.

Читайте также:  Описание картины ильи репина «отдых»

В двух витринах богато представлена коллекция миниатюрной пластики – около двухсот нэцкэ и окимоно, выполненных первоклассными резчиками своего времени, такими как Хасэгава Икко, Доракусай, Томомицу, Судзуки Масанао из Исэ, Охара Мицухиро и другие.

Обширный круг сюжетов проливает свет едва ли не на все аспекты жизни горожанина периода Эдо (1603 – 1868) и круг его интересов: мифологические и фольклорно-сказочные персонажи соседствуют с образами легендарных героев и незатейливыми бытовыми зарисовками, фигурки животных – с изображениями растений, а бродячие комедианты  – с масками классического театра Но.

Небывалое развитие получает в 17 – 19 вв. искусство художественных лаков, в первую очередь, изобретенная еще в период Хэйан (794-185) техника маки-э (разбрызганная картина) с использованием золотого и серебряного порошка для создания на поверхности изделия изобразительного или орнаментального мотива.

Среди экспонируемых образцов – шкатулки, курильницы, миниатюрные домашние алтари дзуси, чайницы, столик для чтения и письма бундай, футляр для свитков, короб для еды, курительный прибор, носимые на поясе портативные разборные коробочки для печатей и медикаментов инро и уникальный буддийский алтарь-реликварий.

Виртуозными вариациями золотой крошки и фольги, комбинированием рельефных и плоских узоров, инкрустацией перламутром, металлическими сплавами и полудрагоценными камнями мастера добивались необыкновенных цветовых и живописных эффектов, например, сияния золота на золоте, или уподобления золотой россыпи мазкам туши.

     
Фрагмент экспозиции оружия Кинжал в стиле буддийского меча буккэн. Церемониальный меч тати правителя провинции Эттю с драконом. XIX в. Клинок школы Осафунэ Сукэсада Кинжал аикути танто. XIX в.Шлем в стиле судзи-кабуто и маска мэмпо.Конец XIX в.   Переносной буддийский реликварий сяри-дзуси. XVIII в. Дерево, лак маки-э,полудрагоценные камни, стекло  Ябу Мэйдзан (1853 — 1936) Чаша с праздничной процессией Сацума — Осака. Вторая половина 19 в.Фаянс, роспись, позолота 

Фарфор, производство которого начинается в Японии только в первой декаде 17 в., представлен разнообразными изделиями мастерских Ариты. Среди них выделяются образцы, созданные по заказам Ост-Индской голландской компании, которая на первых порах необычайно стимулировала развитие этого нового для Японии вида искусства.

Тарелки, чаши, вазы с куполообразными крышками, предметы, изготовленные по западным моделям (тазик для бритья, кофейник) демонстрируют особенности экспортного стиля декорации, сложившегося под влиянием внешнего рынка и основанного на творческой интерпретации китайских прототипов.

В экспозицию включена также фарфоровая и фаянсовая продукция известных керамических центров – Киото, Сацума, Хирадо, Кутани. Это сине-белые изделия, образцы, расписанные полихромными эмалями, украшенные позолотой, фигурной лепкой или резьбой.

Они составляют контраст благородной простоте и одухотворенной естественности керамики для чайной церемонии и в полной мере соответствуют представлениям позднего средневековья о «блеске мира».

Период Эдо (1603 – 1868) – время формирования общенационального типа одежды, ныне объединенного одним словом «кимоно» (букв. «вещь, которую носят»). Это широкие и длинные халаты прямого покроя, которые отличаются лишь длиной рукавов, сшитых из прямоугольных полотнищ стандартных размеров.

В их орнаментации находят место традиционные мотивы, заимствованные из живописи (птицы, цветы, растения, пейзажные композиции), каллиграфические надписи, а также композиции, навеянные образами классической поэзии, и благопожелательные сюжеты. Экспозиция знакомит с основными разновидностями кимоно: косодэ (букв.

«малый рукав»), фурисодэ (букв. «длинный качающийся, струящийся рукав»), — с вошедшими в моду в 18 в. широкими поясами оби.

Украшенные замысловатым тканым узором, росписью или вышивкой, они отмечены нарядной праздничностью, в которой с наибольшей наглядностью проявился жизнеутверждающий облик средневековой культуры, сохраняющийся в традиционном костюме по сей день.

Изготовление и украшение холодного оружия имеет в Японии древние традиции. Меч рассматривался как сакральный предмет, подаренный прародительницей Японии — богиней солнца Аматэрасу Омиками своему внуку, которого она послала на землю править и искоренять зло.

Вместе со священной драгоценностью магатама (сияющая изогнутая яшма) и зеркалом он составил три императорские регалии.

Для воинского класса, занимавшего высшую ступень в социальной иерархии средневекового общества, меч – это в равной степени и оружие, и символ сословной принадлежности, чести и достоинства самурая.

В раздел традиционного японского оружия вошли различные виды мечей, кинжалов, элементы боевого облачения воина, а также детали оправы мечей, которые составляли предмет гордости владельца и по уровню художественного совершенства были сродни своеобразным мужским ювелирным украшениям.

Венцом экспозиции являются дары японского императора Мэйдзи российскому императору Николаю II по случаю его коронации в 1896 г. Это скульптурная группа «Орел на сосне» и ширма, выставленные в специально изготовленной по особому проекту центральной витрине.

Ансамбль «орел-ширма» — интереснейший памятник исторического и художественного значения, относящийся к переломному этапу японской истории, когда страна выходила на мировую арену, покончив с периодом длительной изоляции, и демонстрировала достижения своей многовековой культуры.

Помещенная на корневище сосны фигура орла в натуральную величину с размахом крыльев в 164 сантиметра собрана из более чем полутора тысячи деталей, вырезанных из слоновой кости.

Орел на фоне ширмы впервые экспонируется таким образом, что зритель может видеть и лицевую сторону ширмы с картиной бурного моря, выполненной вышивкой, и оборотную, украшенную изображением резвящихся среди облаков птичек, созданных в технике стриженого бархата.

Это дает возможность по достоинству оценить великолепную работу ткачей и вышивальщиков, и вместе с тем почувствовать, что в японском доме ширма – и функциональный предмет, и художественное произведение, создающее одухотворенную среду, выделяя пространство особой значимости. В экспозиции данный ансамбль олицетворяет культурное наследие, с которым Япония входила в 20 в.

   
К. Канэда (1847 — ?) . «Орел на сосне»Дерево, слоновая кость, резьба, тонировка, рог Ширма «Бурное море» Киото, Вторая половина XIX века Шелк, вышивка, бархат, позолота, дерево, лак(Общая высота композиции 232 см.)

Спонсор музея 

Источник: http://www.orientmuseum.ru/art/japan/

Японская гравюра XVIII — XIX вв. из собрания ГМИИ им. А.С. Пушкина

Укиё-э – это картины повседневной жизни городского сословия периода Эдо. Слово укиё в древности обозначало одну из буддийских категорий и могло переводиться как «бренный мир», или «юдоль скорби», «изменчивый мир».

В конце ХVII века укиё стало обозначать современный мир, мир земных радостей и наслаждений. Японская гравюра укиё-э достигла своего расцвета к концу XVIII века.

Главными героями гравюр укиё-э становятся представители третьего сословия – куртизанки, актёры, борцы сумо, персонажи пьес японского театра, герои легендарных историй.

Жанр бидзин-га был одним из ведущих в школе укиё-э. Истоки бидзин-га (букв. изображения красивых людей) восходят к японской жанровой живописи середины XVII века. С развитием крупных городских центров, таких как Эдо (совр.

Токио) и Осака, на свитках и ширмах городских художников мати-эси появляются сцены с традиционными праздниками и развлечениями горожан. Центральными персонажами этих картин становятся молодые столичные модницы и щёголи в броских нарядах.

С начала XVIII века наряду с рисованными изображениями появляются вертикальные по формату гравюры (хасира-э), имитирующие вертикальные живописные свитки какэмоно-э. На них в полный рост изображались куртизанки в великолепных красочных костюмах.

Зачастую именно модные кимоно, украшенные ручной росписью и вышивкой, замысловатые причёски, притягивающие взгляд аксессуары были важнее на этих гравюрах, чем изображения самих красавиц.

Как правило, объектами изображения становились куртизанки из так называемых весёлых кварталов, которые были в любом крупном городе.

Примером тому может служить квартал Ёсивара, который находился в северной части Эдо, на противоположном от центра берегу реки Сумидагава.

Три раза в год – весной во время цветения сакуры, летом во время цветения пионов и осенью во время цветения хризантем – в Ёсивара, на центральной улице Наканотё устраивался парад самых привлекательных и популярных красавиц. После парада всех «цветов», как образно называли куртизанок, выпускались портреты ойран – куртизанок высокого разряда с их ученицами и служанками (камуро и синдзё), во всем великолепии шествующих по улице.

Становление жанра бидзин-га (изображения красавиц), а также появление станковой гравюры на отдельных листах (итимай-э) связано с именем Xисикава Моронобу.

В первой половине ХVIII в. одной из крупнейших школ живописи укиё-э стала династия Кайгэцудо. Мастера этой школы создавали живописные портреты куртизанок в полный рост в ярких красочных костюмах на нейтральных фонах. Это были изображения, служившие своего рода рекламой знаменитых красавиц, популярных обитательниц весёлых кварталов.

Интерес к обитательницам весёлых кварталов был среди горожан так велик, что вскоре появились изображения красавиц в интерьерах, запечатлёнными в разное время суток.

Идеал женской красоты со временем менялся, на смену рослым красавицам художников школы Кайгэцудо во второй половине XVIII века приходят миниатюрные юные девушки Судзуки Харунобу и Исода Корюсая, а на рубеже XVIII–XIX веков в моду опять входят красавицы более зрелого возраста, запечатлённые в гравюрах Китагава Утамаро и Тории Киёнага.

Помимо парадных портретов в полный рост и изображений в камерной, интимной обстановке, в моду входят погрудные портреты окуби-э, или «большие головы», отмечающие растущий интерес художников к передаче эмоциональных состояний своих героинь.

Один из самых знаменитых художников укиё-э, во многом определивший особенности японской классической ксилографии периода её расцвета, – Китагава Утамаро (1753–1806). Многие его прекрасные альбомы, серии станковых гравюр появились в результате длительного сотрудничества с известным издателем Цутаея Дзюдзабуро.

Утамаро прославился прежде всего благодаря погрудным портретам куртизанок, а также полиптихам с жанровыми сценами, иллюстрированным альбомам, сериям с парными портретами влюблённых. Теперь это не только куртизанки или служанки из чайных заведений, но и просто горожанки, занимающиеся повседневными занятиями.

Художники этого периода большее внимание обращают на взаимоотношения между персонажами – матерью и ребёнком, легендарными влюблёнными парами.

На гравюрах художников династии Кикугава (Эйдзан, Эйсэн), работавших в первой половине XIX в., можно увидеть красавиц в пышных костюмах. Драпировки кимоно полностью скрывают фигуру, орнамент трактован ярко и плоскостно, линия становится изломанной и дробной.

Источник: http://japaneseprints.ru/reference/genres/belle/index.php

Ссылка на основную публикацию