Описание картины михаила шибанова «крестьянский обед»

Шибанов МихаилКартины и биография

А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я

Шибанов Михаил – русский живописец, художник-портретист, автор этюдов и картин крестьянской тематики, зачинатель крестьянского бытового жанра в русском искусстве.

Отчество, годы рождения и смерти художника неизвестны. Родился в семье крепостных крестьян Переславль-Залесского уезда.

Исследование творчества Шибанова позволяет предположить, что он испытал влияние Дмитрия Григорьевича Левицкого.

Матвей Григорьевич Спиридов, сенатор и генеалог, 1776, Третьяковская галерея
Граф Александр Матвеевич Дмитриев-Мамонов, 1787, Нижегородский музей
Григорий Григорьевич Спиридов, 1776, Художественный музей, Иваново
Екатерина II в дорожном костюме, 1787, Государственный Русский музей

Художник Михаил Шибанов считается создателем крестьянского бытового жанра в русской живописи. Полотна “Крестьянский обед” (1774) и “Празднество свадебного договора” (1777), на которых изображены крепостные крестьяне Суздальского уезда Владимирской губернии, отличаются конкретностью сюжета и выразительностью портретных характеристик.

Картина “Крестьянский обед” представляет собою внимательный и точный этюд с натуры, в котором правдиво и метко переданы характерные типы крестьян.

Художник стремился здесь прежде всего к живой естественности изображения. Картина “Празднество свадебного договора” гораздо сложнее и значительнее.

Здесь перед нами уже не натурный этюд, а законченная картина с хорошо найденным типажем, с обстоятельно продуманной многофигурной композицией.

В картине “Празднество свадебного договора” сознательно поставлены и удачно решены нравоописательные и психологические задачи. На обратной стороне этого полотна сохранилась авторская надпись, поясняющая выбранный Шибановым сюжет: “картина представляющая суздальской провынцы крестьянъ на празднестве свадебнаго договору, писалъ в тойже провшцы вселв татарове в 1777 году. Михаилъ Шибанов”.

Зрелый период деятельности Шибанова связан с семьей адмирала, героя Чесменского сражения Григория Андреевича Спиридова, который после Кучук-Кайнарджийского мира вышел в отставку.

В 1770-х годах Михаилом Шибановым в Петербурге были написаны портреты жены, сыновей, племянников Спиридова. Покровители художника Спиридовы являлись представителями дворянского рода, восходящего к концу XVI века.

Род Спиридовых внесен в VI часть родословной книги Московской губернии (Гербовник, II, 101).

Адмирал Алексей Григорьевич Спиридов, 1772, ГТГ
Крестьянский обед, 1774, Государственная Третьяковская галерея
Празднество свадебного договора, 1777, Третьяковская галерея

В 1783 году Шибанов благодаря ходатайствам семьи Спиридовых освободился от крепостной зависимости и стал “вольным живописцем”.

В середине 1780-х Шибанов был назначен живописцем при штабе светлейшего князя Григория Александровича Потемкина, выполнял работы в Екатерининской церкви в Херсоне.

На юге России им были написаны портреты Екатерины II в дорожном костюме и ее фаворита графа Александра Матвеевича Дмитриева-Мамонова (оба 1787), портрет Василия Степановича Попова – чиновника особых поручений и управляющего походной канцелярией Потемкина.

Портрет Екатерины II в дорожном костюме замечателен тем, что изображает стареющую императрицу во время ее путешествия в Таврический край. Картина с изображением монаршей особы была написана в Киеве. Один из вариантов шибановского портрета императрицы был отправлен в Лондон в качестве подарка английской королевской семье.

Портрет Екатерины, написанный Шибановым, пользовался большим успехом еще в XVIII веке; по приказанию императрицы он был воспроизведен в гравюре Джеймсом Уокером, и несколько миниатюрных копий с него исполнил придворный миниатюрист Жарков. Но к самому Шибанову Екатерина проявила глубокое пренебрежение.

Русский живописец из крепостных крестьян казался императрице недостойным даже простого упоминания.

Но в истории навсегда останутся полотна Шибанова “Крестьянский обед” и “Празднество свадебного договора”, которые заложили традиции крестьянского бытового жанра, впоследствии широко развитые в русской реалистической живописи XIX столетия.

Источник: http://smallbay.ru/artrussia/shibanov.html

Шибанов Михаил

Шибанов Михаил

Из биографии Михаила Шибанова мало что известно, пожалуй, даже меньше чем обо всех других знаменитых русских художников XVIII века. Его работы появились около 1770 годов, первыми его работами были портреты. Михаил Шибанов художник портретист, художник реалист, новатор в бытовом жанре, написавший произведения на сюжет из жизни крестьян, что в те времена не дало ему успеха.

В 1770-1780 годы русский художник обучался в Академии художеств, в классе бытовой живописи.

В 1774 году Михаил Шибанов написал произведение бытового жанра, картину «Крестьянский обед», а в 1777 году – «Празднество свадебного договора». Картины отличаются высоким мастерством исполнения, сложная многофигурная композиция, раскрыта психология сцены.

По этим картинам можно понять насколько тонко и точно художник видит окружающий его мир, мир простых крестьян. Картина «Крестьянский обед» – это этюд с натуры, передающий живость картины. Картина «Празднество свадебного договора» являет собой полноценную картину, с продуманным типажом героев.

Эти картины выполнены в стиле реализма, с его торжественностью и праздничностью, декоративным построением композиции.

Михаил Шибанов состоял при знаменитом вельможе Екатерины II – Потёмкине. Так художник получал заказы от знатных особ и самой императрице.

В 1787 году в Киеве М. Шибанов написал портрет императрицы Екатерины II и генерала Дмитриева-Мамонова. По приказу Екатерины II благодаря Джорджу Уокеру сделана гравюра портрета государыни, однако, она не считает М. Шибанова достойным живописцем. В письме Гриму императрица упоминает имя другого художника – Жаркова.

  • Празднество свадебного договора
  • Портрет Екатерины II в дорожном костюме
  • Портрет графа Александра Матвеевича Дмитриева-Мамонова
  • Портрет Александра Григорьевича Спиридова
  • Портрет Григория Григорьевича Спиридова
  • Портрет Матвея Григорьевича Спиридова

(фр. portrait, от старофранц. portraire — «воспроизводить что-либо черта в черту», устар. парсуна — от лат. persona — «личность; особа»). Портрет, как самостоятельный жанр. Художники-портретисты,…

Читать далее

Годы жизни 1748-1823 Выполнял произведения живописи в жанрах: пейзаж, батальный и бытовой жанры. Происхождением из Петербурга, там же русский художник учился в Академии художеств с 1762 по 1770 го…

Читать далее

5 марта (17 марта по новому стилю) 1856 г., в Западной Сибири, в Омске – 1 апреля (14 апреля) 1910 года, в Петербурге Ему принадлежит целая эпоха в искусстве, поиски Врубеля сравнивают с методом Ле…

Читать далее

Источник: http://rus-artist.ru/2013-01-10-13-24-30.html

Портреты земляков 18 века в Третьяковке

В 1770-х годах под Мстерой были написаны две картины, которые стали не только первым образцом русского реалистического изобразительного искусства, но и бесценной «энциклопедией» для этнографов и историков моды

Читайте также:  Описание скульптуры альберто джакометти «шагающий человек»

В Государственной Третьяковской Галерее хранится два уникальных полотна художника 18 века Михаила Шибанова, изображающие бытовые сцены из жизни крестьян екатерининской эпохи. Эти полотна исследователи живописи считают чуть ли не одними из первых образцов русского реалистического изобразительного искусства.

Репродукции обоих произведений включены в большинство хрестоматий по истории русской живописи, знакомство с ними входит в обязательною программу учебных заведений художественного направления.

Будущим художникам и искусствоведам обязательно рассказывают, как русский живописец в 70-е годы 18 века вместо пасторалей, исторических сюжетов, купидонов и портретов вельмож вдруг написал жанровые сцены из жизни простолюдинов.

Михаил Шибанов, «Крестьянский обед»

На одной картине, датируемой 1774 годом, запечатлены четыре взрослых обедающих крестьянина и грудной ребенок. На втором полотне 1777 года изображена группа крестьян во время одного из обрядов, предшествующих свадьбе.

На обороте первой картины рукой автора сделана надпись:

«Сия картина представляет суздальской провинции крестьян. Писал в 1774 году М. Шибанов».

На обороте второго полотна также есть сопровождающая надпись:

«Писал в той же провинции в селе Татарове в 1777 году М. Шибанов».

Михаил Шибанов, «Отправление свадебного договора»

Исследователи абсолютно уверены, что Татарово – это село Барское Татарово, которое в настоящее время слилось с поселком Мстера Вязниковского района Владимирской области. Сейчас имя Михаила Шибанова носит продолжение улицы Ленинградской в Мстере.

Поселок Мстера

О самом Шибанове известно очень мало. Точно никто не знает ни место, ни год его рождения, ни дату смерти. По общепринятой версии художник сам происходил из крепостных крестьян, принадлежащих светлейшему князю Григорию Потемкину-Таврическому.

По другой версии, основанной на архивных документах Госархива Владимирской области, Шибанов был крепостным помещика Переславль-Залесской округи адмирала Григория Спиридова. Аргументом в пользу этой версии служит портрет работы Шибанова, изображающий А. Г. Спиридова – сына адмирала.

Спиридовы владели землями и селениями под Переславлем, в том числе селом Мясоедово, из которой, по некоторым данным, и происходил художник Шибанов.

Михаил Шибанов, портрет Екатерины II

Известно, что Михаил Шибанов работал по заказу князя Потемкина, делал портреты его управляющих, оформлял потемкинский храм в Херсонесе, во время путешествия Екатерины II в Крым написал портреты императрицы и ее фаворита Александра Дмитриева-Мамонова.

О том, каким ветром занесло художника под слободу Мстера, существует также несколько версий. По одной из них – художник неоднократно приезжал в эти места для оформления портретов помещиков села Барское Татарово Нестеровых, которые приходились родственниками Спиридовым.

Подлинники этих барских портретов не сохранились, в отличие от картин «Крестьянский обед» и «Отправление свадебного договора», запечатлевших лица простых людей, живших на Владимирской земле два с половиной века назад. Некоторые даже утверждают, что на обоих полотнах можно отыскать одних и тех же крестьян села Барское Татарово.

Многие ученные называют оба полотна чуть ли не «энциклопедией» по истории народной культуры России и русского костюма второй половины 18 века.

Краевед и исследователь исторической моды Владимирского региона Галина Федорова рассказывает, что «разобрала» картины Шибанова чуть ли не до последней пуговицы и последнего лоскута.

Сравнение крестьянских одежд, написанных художником в Татарове, полностью совпадают с письменным описанием одежд этих же мест конца 18 века, оставленные в других исторических источниках.

Реконструируя женские и мужские одеяния и головные уборы жителей Владимирской губернии Федорова пользовалась именно картинами Михаила Шибанова.

Энтнографы в свою очередь с большим интересом относятся к картине «Отправление свадебного договора», изображающей древний ритуал помолвки (по другому, сговора или рукобития). Исследователи отмечают, что художник очень удачно акцентировал внимание зрителей на основных деталях обряда, на роли каждого его участника, на праздничных атрибутах.

Источник: https://zebra-tv.ru/novosti/chetvertaya-rubrika/portrety-zemlyakov-18-veka-v-tretyakovke/

Картины Михаила Шибанова – О жителях Мстёры – – Каталог статей – Во Мстёре.Ру

Третий зал Государственной Третьяковской галереи посвя­щен русской живописи второй половины XVIII века. Аргу­нов, Дрождин, Левицкий… Эти художники вписали новую страницу в историю отечест­венной живописи.

Их век был знаменателен для России: по­трясенная реформами Петра страна навсегда ушла от ста­розаветных порядков и кано­нов, но еще не вошла в русло новых направлений. Век XVIII-й — век ломки тради­ций, век зарождения русской школы живописи.

А начинать пионерам кисти пришлось с того же, на чем остановилась старая школа — с «парсун», с портретов.

На фото: А.Шибанов “Празднество свадебного договора”. 1777г.

Поэтому на сте­нах зала — портреты, портре­ты великих мира, сработан­ных руками русских мастеров «того времени, нередко безы­мённых, и чаще всего крепо­стных».

И вдруг в этой гамме портретов столичного дворян­ства — совсем необычные для тех лет крупные полотна с неказистой обстановкой кре­стьянских изб, с обветренны­ми загорелыми лицами про­столюдинов: «Крестьянский обед», «Празднество свадебно­го договора». Этот необычный для XVIII века художник — Михаил Шибанов.

«Празднество свадебного договора» — самая крупная «199×244» его картина. Про­стая, с  закругленными угла­ми, деревянная рамка. Почер­невшая, затуманенная паути­ной времени поверхность жи­вописного слоя.

Что же на картине? У накрытого скатер­тью, с пузатыми точеными ножками стола — не очень красивая, но спокойная и, видимо, с чувством собственного достоинства, невеста. Она — в лучшем своем наряде. Пря­мо и несколько скованно сто­ит она под взглядами много­численных гостей.

Жених уже потянул ее за руку: женщина, стоящая за спиной невесты, подталкивает их обоих к сво­бодным местам на скамье. Туда же жестом руки пригла­шает их и молодой парень, приподнявшийся со стула — видимо, приятель жениха.

За столом — родственники, го­сти, у дверей толпятся жен­щины, все новые и новые го­сти появляются из за дверной ширмы. Внимательно присмат­ривает за происходящим ску­ластая узкоглазая старуха, ви­димо, родственница молодых. Мальчишка приютился в углу у ножки стула.

А на стуле — разнаряженный в красный, по случаю такого праздника кафтан, крестьянин. Он сидит спиной к зрителям и широ­ким взмахом руки показывает женщинам на бородача, при­двинувшегося к углу стола, —  хорош, мол, уже! Тот с пониманием  принимает  игру – озорной взгляд, в руке поблескивает стакан, другая сжимает горлышко штофа.

Читайте также:  Описание картины ильи репина «парижское кафе»

На оборотной, скрытой, от глаз зрителей стороне полот­на, сохранились пояснения жи­вописца: «картина представ­ляющая суздалской провинцы крестьян празднество сва­дебного договору, писан в той же провинцы в селе татарове въ 1777 году Михаилъ Шиба­нов».

На фото: А. Шибанов. “Крестьянский обед”.1774 г.

 Это — село Татарово под Мстёрой, которое называют Барским или Старым Татаровым. Сейчас только вековые аллеи напоминают о когда-то стоявшей барской усадьбе. В те времена, когда М. Шибанов писал здесь картину, на 60 крестьянских дворов приходи­лось два помещичьих: селом владели сразу два помещика, двоюродные братья Нестеровы — Петр Степанович и Петр Матвеевич.

Последний был победнее, не женат, но часто живал с матерью и сестрой Акулиной Матвеевной в Мо­скве и имел широкий круг знакомых.Родственниками Нестеровых были потомки зна­менитого адмирала Г. А. Спиридова.

«Портрет Анны Мат­веевны Спиридовой, супруги Григория Андреевича, которая была дочь Матвея Васильеви­ча Нестерова, родилася в 1734 году» — пометил живописец на одном из своих полотен. П. С. Нестеров умер в 1794 году — это известно из надписи, имевшейся на одной из татаровских икон: «сей об­раз вынесен при теле покой­ного господина надворного советника  Л. С.

Нестерова, 1794 г.».В 1818 году умер П. М. Нестеров. Село пере­шло к его незамужней сестре Акулине Матвеевне, которая привозила сюда и незаконно­рожденного сына П. М. Не­стерова — Фавста Петровича Макеровского, сентименталь­ного молодого человека, «большого чудака».

Нестеро­вы, по-видимому, имели широ­кие знакомства в художествен­ном мире: с их времен в Татарове хранился ряд подписных  икон — писана «в Риме в 1789 году русским пансио­нером Алексием Ильичем Вольковым», писана «в Санк-Петербурхе в 1792 г. ак. Ми­хаилом Воиновым». Однако сразу же после смерти А. М.

Нестеровой поместье было продано, деньги разделены между «жадными», как их называли современники , род­ственниками, а шибановские картины достались Ф. П. Макеровскому. Они хранились в его семье, позднее — его по­томков. У правнуна Макеровского, Н. С. Гаврилова, и приобрел описанную  картину Совет галереи в  1917 году…

Жизненный  путь самого художника  известен, пожалуй, хуже, чем судьба  его  картине. Неизвестно, когда он родился, где  учился  живописи,  как  попал  в Татарово,когда  умер.Все   известные  на   этот  счет сообщения  не  выходят  за рамки   обычных   догадок. Его первая  работа  — портрет А. Г. Спиридова,   датирована. 1772  годом.

   Последний   изве­стный   документ  — письмо художника Попову, датировано 1789 годом.  В нем  М.  Шиба­нов   жалуется  на  нехватку денег  и  вскользь   упоминает, что «одержим болезнию». Поэтому в биографических справ­ках  обычно   пишут:  «умер после 1789 года…».Считалось, что  М.

Шибанов  был крепостным    знаменитого  По­темкина  — художник  сопровождал   двор  «светлейшего»,писал  его портрет.

На фото: Улица М.Шибанова в с.Барское-Татарово.2009 г.

Но  недав­но   найденные  документы из архива, относящегося  к стро­ительству  херсонской   церкви в   1783  году, называют  его «вольным  художникам»: «вольному живописцу Михаи­ле Шебанову, подрядившему­ся зделать для соборной Церк­ви иконостас, впредь на заготовление материалов выдать 1000 р.». Значит, по крайней  мере с этого времени, М. Ши­банов крепостным не был.

Могила художника неизвестна. Остались только его кар­тины, каждая из которых — своего рода реликвия.

5 из них, включая одну, авторство которой спорно — в Третьяковской галерее, 3 — в ле­нинградском Русском музее, 2 — в частном собрании мо­сквича П. К.

Анохина, и уж совсем единицы — в Иванов­ском, Одесском, Якутском  му­зеях. В 1928 году одна из шибановвких картин промельк­нула за границей, в Брюсселе.

Пометки, которые живопи­сец имел обыкновение  остав­лять на оборотах своих  полотен,  говорят о том, что ему  много пришлось  поездить по России, довелось увидеть и убогие   крестьянские  избы, и пышный  двор царицы.

Он в «Санкт Петербурхе» писал порт­реты   Спиридовых, в   Москве — Нестеровых, в    Киеве – Екатерины II  и ее фаворита  Дмитриева-Мамонова, в  Херсоне — расписывал  церковный  иконостас.

Но самая  крупная  и  значительная из его работ написана здесь, под  Мстёрой, и теперь уже всегда  при  упоминании  о  картине  будет  добавляться: писана всуздальской  «провинции селе  Татарове  в  1777  году»…

                                                                                                                                                                                                                                                                                                                          Газета  “Маяк” 1974 г. Ю.Ерофеев

Источник: http://www.vomstyore.ru/publ/o_zhiteljakh_mstjory/kartiny_mikhaila_shibanova/42-1-0-101

Шибанов михаил. шибанов крестьянский обед

Главная » Обед » Шибанов крестьянский обед

Факты из биографии художника. Если у своих современников Михаил Шибанов, крепостной живописец князя Потемкина, не пользовался какой-то особой известностью, то ближайшие потомки просто-напросто не подозревали о его существовании.

А тем временем весь XIX век два лучших портрета его кисти продолжали гравировать для книжных иллюстраций и отдельных оттисков. Портреты Екатерины II в дорожном костюме и ее фаворита, графа Дмитриева-Мамонова, становились все более знаменитыми, а память о мастере совершенно исчезла.

Вначале лишь слегка переиначивали фамилию, не представляя за ней никакой определенной личности — некто Шебанов, вот и все, что могли сказать издатели старинных портретов.

Но потом имя художника подверглось новой переделке, и обе его знаменитые работы стали приписываться совершенно конкретному человеку — питомцу Академии художеств Алексею Петровичу Шабанову, ученику Дмитрия Левицкого.

Лишь XX век возвратил Шибанову знаменитые работы. На обороте вновь открытого портрета сына адмирала Григория Андреевича Свиридова, героя Чесменской баталии, исследователи впервые увидели автограф загадочного мастера конца XVIII века: «Писал Михаил Шибанов».

Читайте также:  Описание картины владимира маковского «первый фрак»

Картины Михаила Шибанова

Казалось, шибановская загадка получила полное разрешение и знатоки могут отвести новооткрытому художнику приличествующее ему место портретиста средней руки, который однажды — в портрете Дмитриева-Мамонова — сумел подняться до высот подлинного искусства. Об этом полотне справедливо писали, что оно «выдерживает сравнение с наиболее знаменитыми произведениями изысканного искусства XVIII века как по тонкости рисунка, так и по своей уверенной нежной технике».

И оставаться бы Михаилу Шибанову хрестоматийным примером одной-единственной творческой удачи, одного взлета, одного счастливого напряжения сил, если бы новое открытие не перевернуло только что сложившееся представление специалистов — Третьяковская галерея приобрела два старинных полотна, на обороте одного из которых стояло: «Сия картина представляет суздальской провинцыи крестьян. Писал в 1774 году Михаил Шибанов», а на обороте другой — «Картина представляющая… празднество свадебного договору, писал в той же провинцыи в селе Татарове в 1777 году Михаил Шибанов».

Две эти работы почти на пятьдесят лет предвосхищали крестьянские жанры Алексея Гавриловича Венецианова, которого было принято считать «первым по времени русским живописцем натурального направления и родоначальником русской бытовой живописи».

Но история русского жанра ничуть не потеряла в своем достоинстве от того, что теперь у ее истоков уже не стоял выдающийся талант Венецианова — своим первенством Михаил Шибанов обязан не только счастливой находке новой темы, но и незаурядной технике, удивительной у крепостного мастера, не прошедшего академической школы.

И «Крестьянский обед» и «Свадебный договор» написаны отнюдь не средним портретистом, а зрелым, первоклассным мастером, правда, в полотнах чувствуется скованность, статичность, и это вполне естественно — так вообще писали в его время.

Но композиция законченна и продуманна, типы выразительны, колорит глубок и полнозвучен.

И подлинно удивительны для России конца XVIII века — когда у самых передовых ее ученых только-только пробуждалась мысль о необходимости серьезного описания народного быта — серьезные этнографические интересы крепостного художника.

М. Шибанов: картина «Празднество свадебного договора»

Картина сговора, с научной добросовестностью переданная художником, намного опередила первые словесные описания крестьянского свадебного обряда. В этом ее особенная ценность.

Шибановское окно в 1777 год уникально не только для истории русской живописи, но и для отечественной науки.

Возможно, Татарово было родным селом художника — Потемкин владел землями и в «суздальской провинцыи», — и тогда становится понятным не только его прекрасное знание народного быта, но и труднообъяснимое в другом случае богатство техники: суздальские иконописцы издавна славились своим переходящим из рода в род мастерством.

Свадебный договор (в разных местностях его называли по-своему — сговор, рукобитье, заручины, пропоины) следовал за удачным сватовством и играл в деревенской свадьбе ту же роль, что помолвка в более позднем городском обряде.

Церковное обручение почти полностью поглотило древний языческий ритуал, а в XIX веке исследователям приходилось записывать уже полустертые особенности церемонии и неосознаваемые самими певцами образы «сговорных» песен. Исконный смысл символики сговора был потерян задолго до времени Шибанова, но форма обряда, которой каждое поколение находило все новые объяснения, хранилась тщательно и ревностно.

Шибанов отметил и это традиционное отношение к древнему ритуалу. Посмотрите, с каким вниманием следят за течением церемонии женщины, толпящиеся за плечами невесты, как трепетно они стерегут возможную ошибку, способную, по старинным поверьям, перевернуть всю судьбу молодых.

Очень удачно и естественно Шибанов выделил основные символы сговорного обряда, и сделал это не в силу знания их открытой сути — ведь ее не сознавали и сами участники церемонии, а из-за творческой чуткости и настороженности: художник сумел уловить ту инстинктивную уважительность, с какой относились к этим, самым главным некогда, атрибутам действующие лица сцены. Художник выделил каравай на столе, перстень на пальце жениха и заставил нас — невольно продолжающих жест молодого мужчины в красном зипуне — подумать о лавке в углу («на куте»), куда тот зовет присесть жениха и невесту. И все это не случайно, подтверждают гипотезы, возникшие позже, чем через столетие.

Во времена матриархата (кстати, именно поэтому церемонией руководят женщины) и позже, в патриархальную эпоху, суть сговора, по-видимому, состояла в том, чтобы испросить разрешения божества-предка выйти из рода, получить благословение и в его незримом присутствии скрепить договор магическими неразрушимыми узами.

В восточнославянской свадебной обрядности символом божества рода бывал либо «столб» у печи, заменивший священный огонь древнего семейного очага, либо каравай. У Шибанова изображен «коровайный ритуал» (печь вообще не фигурирует в композиции)— наиболее древний, сложный и многозначный.

Зрителю не видна лавка на картине Шибанова, но, вернее всего, в тот вечер 1777 года она была покрыта вывернутым овчинным тулупом, заменившим на крестьянских церемониях шкуру тотемного животного восточных славян — бурого медведя.

«Посад» на шкуру, который позже — на самой свадьбе, происходил еще с большей торжественностью, должен был передать жениху силу общего предка и обеспечить невесте многочисленное и счастливее потомство.

Но до этого момента невесте надо было получить от более близкого предка — родоначальника ее собственного семейства — разрешение уйти к очагу жениха, под защиту и покровительство нового божества.

И расставаясь с духом-охранителем, ей, конечно же не пристало радоваться — поэтому так грустны русские невесты, поэтому причитают и плачут, старательно изображая неохоту и принужденность.

Напряженное ожидание, охватившее всех присутствующих, заставляет предположить, что еще не прошел самый важный момент сговора — «связывание» молодых. На столе расстилался платок (на картине он еще в руке у невесты), в него клали кольца, трижды поднимали над головами, потом жених и невеста менялись кольцами и, в заключение обряда, платок связывал руки суженого и ряженой.

Жениху и невесте — сто лет, да вместе!

По материалам старинного журнала…

Источник: http://agentnedvizhimost.ru/obed/shibanov-krestyanskij-obed.html

Ссылка на основную публикацию