Описание картины микалоюса чюрлениса «сотворения мира»

Чюрлёнис: Сотворение мира

(Начало здесь) Чюрлёнис никогда не слышал исполнения своих музыкальных симфоний, никогда не имел персональных выставок и ни одной своей картины не продал, зарабатывая на жизнь уроками музыки. Лучшая его симфония «Море» прозвучала спустя десять лет после его смерти и первая персональная выставка картин тоже была посмертной. 

Но если музыкальные партитуры и картины Чюрлёниса сохранились, то литературные труды почти полностью исчезли в пучине революций и войн. Сохранились только некоторые письма, дневники и несколько поэтических зарисовок.

Сегодня в России его знают немногие, но в семидесятые годы прошлого века редко кто не слышал этого имени, а в среде  студентов-философов, к которой я тогда принадлежала, его произносили с восхитительно-таинственной интонацией.

От той поры у меня осталась маленькая брошюрка 1975 года издания, выпущенная к столетию со дня рождения художника. То были времена, когда советская власть культивировала и популяризировала имена национальных писателей, поэтов и художников, к которым принадлежал великий литовский композитор и художник Микалоюс Чюрленис.

Талантливый композитор, стоявший у истоков национальной музыкальной культуры,  самобытный художник, создавший уникальный взгляд на Вселенную, он был, прежде всего, философом, оформлявшим свои идеи в звуке, цвете и слове.

Чюрлёнис в равной степени был одаренным музыкантом и художником. Его творческий путь начался с музыки, что было естественным, т.к. родился мальчик в семье органиста, служившего в приходском костёле. Поэтому музыка и религия вошли в жизнь мальчика, как говорится, с молоком матери.

К семи годам он уже хорошо знал музыкальную грамоту, импровизировал и играл с листа, а в тринадцать друг семейства рекомендовал отдать мальчика в оркестровую школу князя Огинского, находившуюся в городке Плунге, взяв на себя все финансовые расходы. Так начался его путь профессионального музыканта.

В восемнадцать лет юноша поступил в Варшавскую консерваторию, которую окончил через шесть лет. Мягкий, лиричный, очень сдержанный и застенчивый молодой человек избегал всякой публичности, отказавшись от престижной должности директора музыкальной школы. Он боляся потерять свободы творчества, боясь, что административная работа будет мешать творчеству.

Через два года Чюрлёнис едет учиться в Лейпцигскую консерваторию, где переживает первый душевный кризис, вызванный несколькими трагическими событиями: тяжелым разрывом с невестой, которую родители отказались выдавать замуж за неизвестного музыканта; известием о смерти князя Огинского, а чуть позднее – о смерти любимого профессора Лейпцигской консерватории.

В это же время из Варшавы сообщают, что с концертного исполнения снимается его симфоническая поэма «В лесу» и аннулируется первая премия, присужденная за эту симфонию. Мотивация: автор – литовец. Одиночество, тоска по дому, депрессия, отчаяние, но все-таки Чюрлёнис преодолевает кризис, который  заканчивается неожиданным разворотом от музыки к живописи.

С этого момента живопись становится его страстью, которой он отдает всё время и все средства.

Профессиональный музыкант и композитор поступает в рисовальную школу, через два года – в Варшавскую школу искусств.

Первые картины Чюрлёниса отражают настроение того периода: цветовая гамма тревожная, печальная, в ней нет просветленности, которая была характерна для докризисной музыкальной симфонии «В лесу».

Учеба в Варшавской школе искусств формирует направление, в котором потом будет развиваться художественный стиль Чюрлёниса.

В его картинах появляются фантастические образы, которые двоятся: то ли природа, то ли чудовища, как, например, в картине «Покой».

 На ней в вечерних сумерках видим огромный остров в океане, у подножия которого разведено  два костра. Издалека они кажутся глазами огромного зверя, в которого превращается остров.

Вслед за фантастическим образом острова-зверя появляется тревожный цикл из семи картин, названный «Похоронной симфонией» (1903). В первой картине за стеной фантастического города видим толпу, несущую гроб. Огромный колокол на воротах города раскачивается во всю свою мощь, издавая надрывные звуки.

На второй картине гроб становится центральным образом, превращаясь в черный флаг на фоне яркого солнца.

На третьей, четвертой и пятой картинах – траурная процессия соединяется с трагически-мрачным пейзажем, на шестой – длинная похоронная процессия медленно поднимается в гору и становится похожей на огромную змею.

Заканчивается цикл образом опустевшего дома… “Похоронная процессия” символизирует скоротечность жизни, которая в любой момент может оборваться, а вместе с ней – все мечты и планы.

Подавление революции 1905 года вызывает у художника интерес к проблеме человека и сотворению нового мира, в котором всё должно быть устроено по законам гармонии. Рождается идея одного из самых известных циклов Чюрлёниса – «Сотворение мира» (1905/1906). Цикл состоит из тринадцати картин, первые шесть из которых повторяют библейский шестоднев Творения мира из хаоса.

Холодные краски первых картин постепенно теплеют, наполняясь светом и цветом. Фантастические растения тянутся к солнцу, и мир начинает радоваться и дышать. Каждый последующий лист – ярче и красочней предыдущего, минорная тональность первых листов сменяется мажорным настроением последних. В шестом листе (на шестой день)  появляется Человек-мыслитель.

После «Сотворения мира» Чюрлёнис создает две философских  картины: «Истина» и «Дружба». В первой Истина представлена как горящая свеча, к которой слетаются ангелоподобные существа, но прикасаясь к огню, они падают на землю с обгоревшими крыльями. Но это не останавливает поток летящих на пламя Истины, к Ней стремится всё живое.

В «Дружбе» Чюрлёнис показывает человека, несущего в холодный мир огромный огненный шар, освещающий и согревающий его. Без дружбы нет жизни и нет тепла. В том же 1905 году художник едет с друзьями на Кавказ, а в 1906 – за границу, где знакомится с картинами  великих живописцев. Впечатления переполняют художника и после возвращения он приступает к циклу «Знаки зодиака» (1906-1907).

«Знаки…»  продолжают цикл «Сотворение мира», но только не с космической высоты, а с земной точки зрения. Цикл состоит из двенадцати картин, отражающих не только мифологию знаков, но и различные времена года: Весну, Лето, Осень и Зиму. Весенние знаки окрашиваются в цвета солнечного  утра, летние – теплого дня, осенние – в цвета урожая, а зимние – в цвета ночи.

В это время художник начинает осознавать свои национальные корни и возвращается в Вильнюс. Он ездит по деревням, собирает народные изделия, организует художественные выставки и народный хор, популяризирует литовские народные песни. Национальная идея все сильнее звучит и в его новых картинах.

Литве Чюрлёнис посвящает один из самых нежных циклов, выполненных в сочных зеленых цветах, – триптих «Райгардас» (1907), который своей лиричностью, спокойствием  и теплотой похож на протяжную народную литовскую песню. Литовской природе Чюрлёнис посвящает циклы «Весна, «Лето», «Зима».

Они строятся им на принципах музыкальных композиций и являют цветовое воплощение музыки времен года. Позднее появляется еще один цикл – «Сказки», в которых передает романтические образы народных сказочных героев таких, как, например, Одуванчик в триптихе «Путешествие Королевны» или Короли в «Сказке Королей».

Самым значительным мегациклом, созданным Чюрлёнисом, вершиной его творчества является цикл, состоящий из семи Сонат: Солнца, Весны, Ужа, Лета, Моря, Звезд и Пирамид, построенных по музыкальному принципу. Именно этот цикл позднее назовут “музыкальной живописью” Чюрлёниса.

Художник создал принципиально новое явление в мировой живописи. Открывает цикл увертюра «Фуга», после которой каждая соната разворачивается в нескольких частях, получивших названия частей музыкальной композиции: аллегро, анданте, скерцо, финал. Каждая соната продолжает предыдущую, дополняя и углубляя ее. Грандиозность замысла и его исполнение – поразительны.

Однако философская живопись Чюрлёниса не находит отклика у зрителя, его картины не продаются, а Вильнюс, вопреки его ожиданиям, не стал крупным культурным центром. Более того, из него стала уезжать интеллигенция и художник решает уехать в Петербург, рассчитывая там найти признание и соответствующую культурную среду.

Петербург его встретил холодно. Исключение составил Мстислав Добужинский, к которому Чюрлёнис имел рекомендательное письмо. Добужинский, сам выходец из Литвы, посмотрел картины неизвестного ему художника и был удивлен их оригинальностью и самобытностью. Он вводит Чюрлениса в кружок А.Бенуа, а через некоторое время становится участником выставки «Союза русских художников».

Но жить не на что, уроки музыки больших доходов не дают, красок покупать не на что, мольберта нет, холстов – тоже, играть – нет инструмента. Но Чюрлёнис не сдается. Именно в это время он создает одну из лучших своих картин – Рекс, который олицетворяет властелина Вселенной, вокруг которого вращается весь мир.

В конце 1908 года художник ненадолго возвращается в Литву, где первого января 1909 года венчается с молодой писательницей Софьей Кимантайте.

Наступает время счастливых дней, наполненных любовью и теплом.

Художник наконец-то обретает покой, у него возникают новые замыслы и он создает светлые, наполненные счастьем картины: «Жемайтийские кресты», «Рай», «Честь восходящему Солнцу», «Арка Ноя» и другие.

Но осенью того же года он снова возвращается в Петербург с огромным желанием работать во имя искусства. Рождается картины “Жертвенник” и «Жертва». Но Петербург кажется теперь, после теплого литовского лета, мрачным и неуютным. Но Чюрлёнис по-прежнему много работает: пишет музыку, картины, работает с театрами. И здоровье не выдерживает напряжения.

Наступает глубокая депрессия, которая становится предвестницей тяжелого душевного заболевания. Рождаются зловещие картины «Демон» и «Баллада о Черном солнце». Болезнь не отступает. Добужинский, обеспокоенный исчезновением художника, едет к нему домой и видит его в маленькой нищенской комнатке в крайне тяжелом психическом состоянии.

Жена увозит его в Литву, потом отправляет  в психиатрическую лечебницу Варшавы. Здесь ему запрещают заниматься чем-либо, в том числе музыкой и рисованием. Чюрлёнис в отчаянии и делает попытку вырваться из этой атмосферы. Он уходит из больницы в одной больничной пижаме в заснеженный лес.

Его еле нашли, простуженного и истощенного. Переохлаждение, воспаление легких, температура, бред…. Не приходя в сознание, десятого  апреля 1911 года Чюрлениса не стало…

Тина Гай

Источник: https://subscribe.ru/group/moi-goda-moe-bogatstvo/12820554/

Музей Чюрлёниса: звучащая живопись в Каунасе

Искусство Литвы, небольшого балтийского государства, уверенно занимает своё место в мировой художественной культуре. И обязано оно этим одному-единственному человеку – Микалоюсу Чюрлёнису.

Именно он на рубеже XIX – XX веков обогатил национальную литовскую культуру неповторимыми и самобытными творениями сразу в двух областях искусства – в живописи и музыке.

Национальный музей Чюрлёниса – крупнейший в Литве

Литва достойно и с гордостью чтит память своего выдающегося гражданина. В Вильнюсе в 1945 году была открыта единственная в Литве школа искусств с полным курсом обучения – 12 лет, которая носит его имя. Проводится конкурс пианистов и органистов имени Чюрлёниса.

Его имя есть на географической карте мира – горы Чюрлёниса расположились на архипелаге Земля Франца-Иосифа.
Музей Чюрлёниса был основан в 1921 году. Вначале это была всего лишь небольшая галерея. Позже, в 1936 году она была расширена и стала называться Музеем культуры им. Витовта.

Имя Чюрлёниса музей получил в 1944 году. Ныне под сводами здания элегантной современной архитектуры собрана львиная доля картин Чюрлёниса, документы – дневники, эссе, письма, – позволяющие получить более полное представление о его личности.

Чюрлёниса-художника невозможно представить без Чюрлёниса-композитора, поэтому в музее есть музыкальный зал, в котором регулярно проводятся концерты и звучит его музыка.

Но Национальный музей искусств не ограничивается монографическим наследием Чюрлёниса.

Здесь хранятся предметы искусства зарубежных стран от древности до современности, произведения изобразительного и прикладного искусства Литвы, образцы народного творчества, самые старые из которых датируются XV веком.

В настоящее время коллекция музея достигла внушительных размеров – она насчитывает более 330 000 экспонатов. Здесь можно увидеть замечательную подборку народной деревянной скульптуры.

Интересны также картины анонимных литовских художников XVII – XIX веков. Многочисленные портреты польской знати, колоритные бытовые зарисовки и жанровые сцены из жизни крестьян хранят память об истории этих мест и делают её живой и зримой. Но при всём богатстве этого художественного собрания, ядром экспозиции Национального музея Каунаса были и остаются произведения Чюрлёниса.

Уникальность явления искусства под названием «Чюрлёнис» состоит в том, что живопись и музыка в его творчестве неотделимы друг от друга, словно сиамские близнецы. Возможно, именно поэтому его картины занимают совершенно особое место в мировом изобразительном искусстве – они наполнены двойной энергетикой.

Идея найти некое синтетическое искусство, в котором бы органично сочеталось множество видов творчества, была очень популярна в художественных кругах конца XIX – начала XX веков. Но мало кому удалось воплотить эту идею на практике с таким блеском, как Чюрлёнису.
Его образование было поистине исчерпывающим.

Он учился музыке в двух консерваториях – в Варшаве и в Лейпциге, а живопись изучал в рисовальной школе и в художественном училище Варшавы.

В разные периоды времени ему приходилось жить в Литве, Польше и России, и влияние этих богатейших национальных культур причудливо переплеталось в его чутком и восприимчивом художественном сознании.

Символизм, появившийся как художественное направление в последние десятилетия XIX века, оказался созвучным его мироощущению и миропониманию. Кроме того, в его творениях явственно улавливаются некие реминисценции из восточных культур – индийской, японской, египетской. Философская направленность с глубокими подтекстами свойственна всем его произведениям – как музыкальным, так и живописным.

Национальный Художественный музей Каунаса позволяет посетителям погрузиться в зыбкую и фантасмагорическую реальность Чюрлёниса. Связь с музыкой художник подчёркивает в названиях картин: его живописные циклы называются сонатами: «Соната солнца», «Соната весны», «Соната моря», «Соната звёзд».

Так же, как и музыкальные сонатные циклы, они состоят из нескольких частей.

Читайте также:  Описание скульптуры жана гудона «вольтер»

Названия частей – тоже из специальных музыкальных терминов, обозначающих различные темпы: Аллегро, Анданте, Скерцо… Самое удивительное, что смог сделать Чюрлёнис – картины также имеют каждая свой темп в соответствии с названием! Вот, например, картины из цикла «Соната весны»: картина под названием «Анданте» как бы струится неторопливо, клубясь, как туман ранним утром при полном безветрии… А на картине цикла «Соната весны» под названием «Скерцо» (что означает «быстро», «шутливо») на расплывчатом и зыбком зелёном фоне задорно и импульсивно разбросаны острые росчерки – это ласточки. Их графическая отчётливость контрастирует с акварельной размытостью фона, что создаёт стереоэффект: кажется, что стремительность вот-вот позволит ласточкам вылететь из плоскости картины в пространство зала. Интересен цикл «Соната моря». Музыкальная параллель здесь очевидная: симфоническая поэма Чюрлёниса под названием «Море» – гордость литовской музыки, её исполняют по всему миру. И снова художник выходит из плоскости – его картины даже не трёхмерны, измерений там гораздо больше. На первой картине цикла изображён берег моря. Первое впечатление – художник предлагает нам взглянуть на пейзаж с высоты птичьего полёта. Поросшие лесом холмы в верхней части картины находятся где-то далеко внизу. Но в нижней половине полотна мы видим море близко-близко, как если бы зашли по пояс в воду: прямо перед нашими глазами проплывает рыба, крупно выписана пузырчатая структура морской пены. И брызги – повсюду, крупные и золотистые. То ли капли воды, то ли россыпь янтарной крошки. Таким образом, давая зрителю возможность увидеть реальность одновременно в разных масштабах, художник вступает в особые отношения с пространством. Эти особые отношения естественным образом приводят Чюрлёниса к теме Космоса и взаимоотношений человека с Космосом. «Соната звёзд» – ещё одна серия живописной музыки (или музыкальной живописи), которую создал Чюрлёнис. Музыка угадывается в замысловатом переплетении линий и игре цветовых переходов и теней, в особом ритме их расположения на картине.

Среди фантасмагорических неопределённых форм мы видим тоненькую горизонтальную полоску в верхней части картины. Она испещрена светящимися точками – это звёзды. По этой полосочке движется фигурка ангела, крошечная по сравнению с окружающей её бездной. Ангел идёт по звёздной дороге. Голова его наклонена, плечи опущены. Видно, что он устал.

Отчего мог устать ангел? Не оттого ли, что путь его не имеет конца ни во времени, ни в пространстве – ведь Вселенная бесконечна! Приходится согласиться с тем, что мало найдётся художников, способных в таком принципиально статичном виде искусства, как живопись, найти средства для изображения бесконечности Вселенной и вечности движения.

Мотив космического управления всем сущим на Земле частенько возникает в картинах Чюрлёниса. Достаточно взглянуть на потрясающую по красоте и многослойности смыслов работу «Сказка королей».

Вот ещё одна особенность его картин: их надо прочитывать, их невозможно охватить одним взглядом – содержание проявляется постепенно, капля за каплей, линия за линией, форма за формой. Два короля с любопытством разглядывают ярко светящуюся, похожую на игрушку, полусферу, которую держат в руках.

Но, если приглядеться, становится ясно, что внутри этой полусферы – не что иное, как земля с деревьями и домами, крошечная, помещённая под светящийся колпак. А над головами королей ночное звёздное небо и тёмные ветви деревьев.

Устройство мира по принципу «матрёшки» – каждый одновременно является королём-великаном и маленькой игрушкой в руках великана-короля следующего уровня – эта тема занимала Чюрлёниса.

Поиск истины – ещё один лейтмотив творчества этого непостижимого художника. У него есть картина с таким названием. Лицо человека, выхваченное из синей темноты пламенем свечи. Вокруг – светящиеся крапинки.

Мы не сразу понимаем, что это – слетевшиеся на огонь мотыльки. И напряжённый взгляд, пытающийся разглядеть в глубокой темноте что-то очень важное.

Но свеча – слишком слабый светильник, и истина так и остаётся во мраке.

В этом поиске он пребывал, по сути, всю жизнь. Он писал картины для цикла «Сотворение мира», в котором не просто иллюстрировал библейские сюжеты – он создавал свой мир, сам творил его. Мечтал написать сто картин для этого цикла – успел только тринадцать.

В маленьком курортном городке Друскининкай вблизи польской границы Чюрлёнис провёл детство. Его отец работал органистом в тамошнем костёле. Уникальная природа этих краёв, несомненно, повлияла на эстетические предпочтения Чюрлёниса и вдохновляла его как в живописи, так и в композиторстве.

Аккуратненький деревянный домик теперь является филиалом Каунасского музея, мемориальным музеем великого литовского творца. Там тоже есть его картины, одна из них – «Покой» – стоит на мольберте. В большой гостиной у окна – рояль. Летом в доме настеж распахивают окна, на лужайке перед домом ставят скамейки.

Люди рассаживаются по местам, и из окон льётся волшебная музыка – на рояле Чюрлёниса его музыку играют лучшие пианисты Литвы.

Мироздание не любит, когда кто-то слишком настойчиво стремится проникнуть в его тайны. Истина не подпускает к себе слишком близко.

Современник Чюрлёниса, гениальный русский композитор Александр Скрябин, тоже, кстати, пытавшийся соединить искусства и проникнуть в тайны сотворения мира, умер молодым от казавшегося вначале пустяковым заболевания.

Микалоюс Константинас Чюрлёнис прожил 35 лет и умер после тяжёлого душевного недуга.

Источник: http://haveall.net/muzej-chyurlyonisa-zvuchashhaya-zhivopis-v-kaunase/

Музыка на мольберте Композитор художник Микалоюс Константинос

Музыка на мольберте. Композитор – художник. Микалоюс Константинос Чюрленис (1875 -1911) Литовский художник и композитор. Вселенная представляется мне большой симфонией: люди-как ноты

Я полечу в далекие миры, край вечной красоты… Поклонение солнцу

О Чюрлёнисе невозможно говорить бесцветно. Его музыка играет красками, а в картинах звучит музыка. Автор музыкальной живописи Микалоюс Константинас Чюрлёнис был музыкантом, художником, поэтом.

Мечта о единении искусств (идея “синтеза искусств”) нашла в Чюрлёнисе едва ли не лучшее по сей день воплощение. Во всей мировой живописи произведения этого мастера занимают особое место.

Лучшие его произведения волнуют именно своей “музыкальной живописью”.

Уйдя от рутинного перечисления биографических подробностей, представим себе просто одарённого человека, серьёзно увлечённого: – литературой, – математикой, – химией, – астрономией, – психологией. – палеантологией. – минералогией. – нумизматикой. – гипнозом. . . Тишина

Микалоюс Константинас Чюрлёнис был тихим, мечтательным человеком. Когда он садился за рояль, то весь преображался. Его музыка мягка, лирична, красочна, сдержанно драматична.

Она рождена литовскими народными напевами, родной природой трепетная, как осенний воздух, медлительная и плавная, словно течение рек по равнинам Литвы, неброская, как холмы его родины, задумчивая, точно дымка литовских предутренних туманов. И главное – она живописна.

Сочиняя музыку, Чюрлёнис сам видел эти картины «очами своей души» . Они жили в его воображении настолько ярко, что композитору хотелось перенести их на полотно. Весенний мотив

Красота мира, увиденного М. Чюрлёнисом, оригинальность его взгляда запечатлены в его картинах и музыкальных произведениях. Его картины носят названия музыкальных жанров: соната, фуга, прелюдия. Гимн (II)

«Рай» Картина в основном написана в оранжево-золотой гамме, посмотрев на нее кажется, что она нас согревает до глубины души. Автор показывает зрителям не наш реальный мир, а другой совсем загадочный и фантастический, в котором можно увидеть много света и чистоты.

На полотне художник четко вырисовывает даже самые малейшие детали, такие как листики травы, лепестки ромашек, одуванчики и много других цветов, так же красиво рисует разноцветных бабочек, кружащих над поляной. Прекрасные ангелы бродят по поляне, ни о чем не беспокоясь, их души чисты и прекрасны, рядом ступени, ведущие прямо к Богу.

Синеватое небо затянуто белыми облаками, кругом нежно летают белоснежные голуби, спокойное море омывает берег, оно отражает небеса.

Всмотревшись в облака странной формы и пробившееся сквозь них небо кажется, что это все зовет нас обратно, туда, к старой обыденной жизни, на мгновение хочется вернуться, но тут же посмотрев на ступени, ведущие наверх, понимаешь, что нет жизни прекрасней и спокойней чем здесь.

«Истина» Истина — это то, что не даст нам спокойно спать, не даст спокойно думать. Но когда приобретаешь истину, то чувствуешь себя абсолютно спокойным человеком и всё понимающим. Художник передал нам истинное ощущение света души от обладанием истины.

Он показал нам, как много истин могут слететься на огонь души, который мы держим в своих руках. Но истина именно в силе духа, в силе души, в силе самого человека. Нужно нам просто жить и если не постичь истину, то хотя бы немного с ней соприкоснуться.

Если не принять в себя, то хотя бы просто понять что она всё равно всегда рядом.

«Сказка королей» написана в 1909 году. Чюрленис выступает как художникноватор, для которого нет какой-то ниши в искусстве, он первый в своем роде, он понимает мир на много глубже и пытается передать образы из своего мира. На картине «Сказка королей» , предоставляет увидеть двух королей, которые не могут оторвать взгляд от сказочного мира в ладонях одного из них.

«Лес» Лес изображён, как некое волшебство удивительной формы, а над ним небо – светящиеся и таинственные «звезды» , прозрачные и неуловимые светила непостижимого космоса.

«Сотворения мира» Перед глазами мир сверкает, цветет, одним словом – живет! Чюрлёнис рассказывает зрителю с помощью полотна не о создании земли, а о прогрессивности в красоте мира. Его картины наполнены оптимизмом, позитивом, теплотой и приятной гармонией. По словам Ромена Роллана, неповторимое, гениальное творчество Чюрлёниса явило миру новый особенный духовный континент!

Сотворение мира»

«Фуга» Музыкальные законы причудливо отражаются и в картине «Фуга» , где, как это часто бывает у мастера, живому, хаотическому и все же чуть ирреальному лесу таинственно отвечает перевернутый, прозрачный и музыкально упорядоченный лес в вышине.

Триптих «Соната моря» Широко знаменитая «Соната моря» – это «сюита» из трех картин Чюрлениса, которая по праву считается одной из самых живописных его работ. Выбрав вечно влекущее к себе море объектом для одной из сонат, Чюрленис написал для нее три картины: «Аллегро» , «Анданте» и «Финал» .

Триптих «Соната моря» Аллегро переводится как бурно, радостно или весело. Именно такими словами и можно охарактеризовать первую картину сонаты. Одна волна за другой напористо наступают на берег, искрясь и переливаясь на солнце.

С глубины поднялись и плавают среди пузырьков янтарь, ракушки, камешки и многое другое. Берег весь в холмах, очертания его легко потерять и перепутать с одним из гребней волны. Но волны разбиваются о берег радостно, не изображая борьбы, а скорее активно играя с ним.

И настроение картина поднимает, радуя своими яркими красками и живостью действия

Следующая картина сонаты – Анданте. В ней все тихо и спокойно. Только два ярких луча светильников освещают горизонт.

Проследуй по светящимся пузырькам, идущим от них, и увидишь, как на дне спящего моря воцарился целый город, в котором нашли приют и затонувшие корабли.

Добрая рука поднимает один из них и бережно, как дети пускают маленькие лодочки, опускает на поверхность, даруя ему вторую жизнь.

Все море кипит, и грозная и величественная волна поднимается ввысь в Финале и, как чудовище когтями, уже стремится поймать и поглотить беспомощные кораблики.

Возможно, едва заметные инициалы автора на волне дают понять, что такая же погибель ожидает, как ему кажется, все его труды: они окажутся погребены глубоко на дне, где о них никто не вспомнит… Но как бы не казалась страшна волна, эти корабли должны в конце концов выплыть из нее, не даром ведь рука спасала один из парусников в Анданте. А картины Микалюса Чюрлениса никогда не будут забыты, даже спустя многие сотни лет.

Описание моря есть у Чюрлёниса и в его литературных зарисовках. «Могучее море. Велико, беспредельно, безмерно. Целое небо обводит своею голубизной твои волны, А ты… дышишь тихо и спокойно, ибо знаешь, Что нет конца твоей мощи, нет пределов твоему величию, Твоё бытие бесконечно.

Велико, могуче, прекрасно море!» В то же время М. Чюрлёнис сочинил и музыкальное произведение, рисующее картину моря, и назвал его поэмой «Море» Слушание: Симфоническая поэма «Море» Вопросы: 1. Что услышали в музыке? Менялось ли состояние моря? Как менялось? 2.

Как вы определили, что море из спокойного превратилось в бушующее? 3. Какие музыкальные инструменты звучали? 4. А если сопоставить с музыкой эти картины, мы увидим сходство этих произведений? 5.

Во время повторного звучания музыки попробуйте передать красками то состояние моря, тот образ моря, который вы себе представляете.

Сегодня узнали, что музыкальные сочинения литовского композитора и художника Микалоюса Чюрлениса живописны, а картины – музыкальны.

Синквейн – это творческая работа, которая имеет короткую форму стихотворения, состоящего из пяти нерифмованных строк, написанное по следующим правилам: 1 строка – одно существительное, выражающее главную тему cинквейна. 2 строка – два прилагательных, выражающих главную мысль.

3 строка – три глагола, описывающие действия в рамках темы. 4 строка – фраза, несущая определенный смысл. 5 строка – заключение в форме существительного (ассоциация с первым словом).

Читайте также:  Описание картины пабло пикассо «дружба»

Аллегро (Соната Солнца) Микалоюс Чюрлёнис

Аллегро (Соната звезд) Анданте (Соната звезд)

Солнце Зима (VII) Молния

Источник: http://present5.com/muzyka-na-molberte-kompozitor-xudozhnik-mikaloyus-konstantinos/

Ренессанс

(Ветхий Завет)

Мастер Бертрам (XIV). “Сотворение животных”

«Земля же была безвидна и пуста, и тьма над бездною, и Дух Божий носился над водою». В этом описании, начале всех начал, нет ни одного изобразительного мотива. Кажется, что сотворение мира не может быть сюжетом для живописи, ибо невозможно создать что-либо видимое, пока не появилось еще ни одной формы.

За первыми словами Библии — «В начале сотворил Бог небо и землю» — стоит Ничто, не имеющее ни времени, ни пространства.

В акте Творения Божьего была заложена предопределенность всего последующего развития, и другого творческого акта, кроме первичного, не могло быть, все индивидуальные человеческие устремления, в том числе и любой художественный произвол, уже содержались в Божественном творчестве.

Бог-Творец. Миниатюра неизвестного художника (XIII в.)

Росписи потолка Сикстинской капеллы Микеланджело произвели не просто огромное впечатление. Впервые искусство служило не иллюстрацией к тексту, но повторяло вслед за Божественной Волей чудо возникновения формы из Ничего. «Отделение света от тьмы» и «Отделение воды от земли» — два уникальных случая изображения сюжета, за которые до Микеланджело никто не дерзнул взяться.

Иудаистская традиция запрещает какое-либо изображение Творца, опасаясь, что человек, сотворенный по образу и подобию Бога, и сам сотворит Бога по подобию своему. Первые христиане были учениками античных мастеров, привыкших к пластическому воплощению любой идеи. Они нарушили строгий закон иудаизма.

Оправданием нарушения Ветхого Завета служил Новый Завет, в котором Господь появляется вочеловеченным. Яхве, он же Адонай, он же Элохим, был непроизносимым и неизобразимым.

Иисус Христос, являющийся в то же время и Богом Ветхого Завета, может быть увиден человеческим, а не духовным взором, каким его видела иерусалимская толпа, не признававшая в нем Бога.

Тинторетто. Сотворение животных

В ранних изображениях ветхозаветного Бога можно заметить, как мастера пользуются оправданием, предоставленным им Новым Заветом, и придают Яхве черты Иисуса Христа. Во французской миниатюре XIII века Саваоф наделен ликом Иисуса, хотя иллюстрируется Ветхий Завет.

Не решаясь конкретно изобразить какой-либо из дней Творения, средневековый миниатюрист создает абстрактный образ Творца. Круг, похожий на сковородку с яичницей, символизирует Вселенную. Фигура Бога-Иисуса вписана в золотой фон, находящийся за пределами Человеческой Вселенной.

Бог есть свет: золото не декоративно, оно является сущностью Бога.

Вильям Блейк. Сотворение мира

В руке Творец держит циркуль. Этот атрибут прекрасно выражает сущность готического искусства. Несмотря на всю метафизичность мышления, готическое искусство строится на четких логических принципах.

Ирреальные громады средневековых соборов держатся на точно выверенных конструкциях, напоминающих о стиле современного утилитаризма. Зодчий, создающий храм — подобие Царства Божьего на земле, — в одно и то же время наделен и высшей благодатью, и трезвым, ясным рассудком.

Геометрия, чистая и абстрактная наука, построенная на гармонии холодных чисел, положена в основу храма, как и в основу мира.

Как это ни странно, готический Творец оказывается рациональнее Творца ренессансного. Сумрачный Саваоф Микеланджело из Сикстинской капеллы создает мир в порыве творческого вдохновения. Не математический расчет, а движение бешеной силы лежит в основе всего нового ренессансного мира.

Микеланджело в своих росписях отказывается от любимого средневековьем сюжета сотворения животных. Для него он слишком конкретен. Для него важнее четыре первых дня, до того никогда не изображавшиеся. День пятый дает возможность забавного перечисления животных, как это делает мастер Бертрам в конце XIV века. Опять мы видим Саваофа с ликом Иисуса Христа, окруженного рыбами, птицами и зверями.

Микеланджело. Сотворение мира

Хотя вид животных передан с натуралистической точностью, они располагаются вокруг фигуры Творца как условные знаки, похожие на переводные картинки.

В этом расположении виден наивный рационализм — животные как будто переносятся в бытие из условной таблицы, возникшей в сознании Господнем.

От этого наивного перечисления отличается картина Тинторетто, у которого животные возникают в результате оплодотворяющего усилия Божественной Мысли.

За пластическим движением, близким Микеланджело, у Тинторетто стоит схожее чувство космогонии.

XVII и XVIII века, эпоха барокко и рококо, с их все нарастающим культом частностей, не дерзали изобразить дни Творения. Характерно, что этот сюжет проникает в музыку как в более абстрактное искусство и появляется в оратории Гайдна «Сотворение мира».

Только в конце XVIII века в странном искусстве английского художника Вильяма Блейка, испытавшего влияние поэзии Мильтона и всевозможных мистических и религиозных учений, возникает космический сюжет сотворения мира.

Бог-Творец Блейка представляет собой гибрид готического Зодчего и микеланджеловского Духа. Как у Микеланджело, Творец изображен в виде гигантского старца, мощным усилием извлекающего Форму из Ничего. В руке у него циркуль, как и у средневекового Зодчего Иисуса.

Но он не держит этот инструмент — циркуль подобен двум молниям, вырывающимся из десницы Саваофа.

Произведение Блейка дает романтический образ Творца. Не рациональный Мастер готики, но и не ренессансное воплощение Духа, а фантастическое видение поэта, чей взор достиг небесной сферы.

Блейк становится предтечей всего современного искусства: и абстрактных откровений, вроде сюиты Чюрлениса «Сотворение мира», и мультипликаций Жана Эффеля, заканчивающих иконографический ряд изображений первых пяти дней Творения.

(Аркадий Ипполитов)

Источник: https://www.renesans.ru/anthology/08.shtml

Картина недели: «Великий архитектор» Уильяма Блейка

За последние несколько лет потре​**тели, моды и посетители (ладно, проходители мимо) барбершопов выучили, что борода означает херитейдж, то есть всё древнее и традиционное. Изображённый на картине Блейка бородач — самый что ни на есть тру херитейдж.

Он самый старый иудо-христианский бог, он злобный отморозок, а Вечный днями (Вечный денми) — его ветхозаветное имя.

Оригинальное название картины загадочного британца звучит как «The Ancient of Days», а о том, откуда в русскоязычной версии появился архитектор, и при чём здесь свобода заниматься сексом до брака и не любить Королеву — ниже.

«Великий архитектор», версия LJ Media

Почему вам будет легко понять Блейка?

— Картина написана в конце XVIII века и выглядит при этом страшно современно: это и символизм и сюрреализм одновременно.

Примечательно, что манеру Блейка и его персонажей неосознанно копируют авторы в пору ученичества: выставки любой детской художественной школы содержат похожие работы, будто в ДНК современного художника обязательно заложена эмбриональная стадия «Блейк», это как временные жабры у человеческого зародыша.

— Что известно о мужике в круге? Православие уточняет, что, несмотря на установленное триединство, под Ветхим днями может подразумеваться исключительно Бог Отец, но никак не Иисус Христос, и вообще не будем об этом. То есть на картине Блейка мы имеем дело с древней сущностью, которую каббала чтит куда больше, чем христианство.

— Закон, порядок, мораль, религия и вера как стопор свободы духа — любимая тема Блейка, который был сторонникам креационизма, но позволял себе горевать по ограниченным возможностям. Под излюбленную тематику он и перепридумал Ветхого днями, благодаря фигуре которого картину (а не только её анимированную версию от LiveJournal Media), можно считать богохульной.

«Ветхий днями» копия Блейка, законченная им в 1827 году за несколько дней до смерти. Оригинал был написан в 1794 году.

И что же такого здесь зашифровано?

Солнечный круг и тьма вокруг

Темноту Блейк представлял миром освобождённого духа и сознания, незамутнённого привнесённой социальной и религиозными мутью. А солнце, из которого вылезает Ветхий, — это тупой ограниченный круг. Нехороший круг, злой.

Зато он радует не только нормальных, не таких как Блейк, адептов креационизма, но и сторонников палеовизита. Уж больно лучи похожи на те, что окружали летательные аппараты якобы доисторических астронавтов. Ещё солярные дуги вокруг Бородача, конечно, понравятся язычникам. Которые скажут: «Агааа! Ну куда ж без нас в вашем так называемом монотеизме!»

Седина и злобная физиономия

Как было сказано выше, Блейк сочинил собственного ретробога специально для своей мифологии, которая раскрывается во многих его поэтических произведениях. Этому Ветхому Бородачу художник даёт имя Уризен (от слова reason — разум).

Почитать о блейковской версии мироустройства можно здесь. Согласно мифологии Блейка Уризен — это тот самый ограничитель человеческого разума, благодаря которому масштаб наших возможностей, и наших страданий ограничен скудными возможностями сознания.

Он формалист, лицемерно исповедующий смирение и поощряющий насилие и отвечающий за возникновение всепоглощающего чувства вины, с которым сражается современная психотерапия. Короче, тиран и космической величины сволочь.

По Блейку, Иисус является затем, чтобы исцелить синяки и ссадины, полученные человечеством от старого всемогущего Уризена.

Циркуль-бластер

Орудие труда Уризена — мегациркуль, которым тот разграничивает пространство, время, творит божественный закон, регламентирует объём наших мозгов и всю скорбную человеческую долю.

Именно из-за циркуля-бластера к «Вечный днями» прилипло название «Великий архитектор», которое, как теперь ясно, звучит чересчур почтительно по отношению к изображённому персонажу, и излишне комплиментарно к его миссии.

Леворукость

Ветхий днями, вернее его аватар Уризен, создает мир левой рукой, а не правой. Это отличие малодушно подчёркивает разницу блейковской фантазии от правильного ветхозаветного Яхве. Поэт и художник всё же побаивался обвинений в ереси. Ну или собственный персонаж и мифология были ему дороже и казались интереснее классической.

Предыдущие выпуски «Картины недели» можно найти по ссылкам:

«Мистерия XX века» Глазунова

«Откуда мы пришли? Кто мы? Куда мы идём?» Гогена

«Урок анатомии» Рембрандта

Источник: https://www.livejournal.com/media/103035.html

Во Франции нашли недостающую часть «Происхождения мира». Картина сотворение мира

ГлавнаяКартиныКартина сотворение мира

Французский коллекционер заявил, что обнаружил верхнюю часть картины Гюстава Курбе «Происхождение мира». О находке 7 февраля написал журнал Paris Match.

Картина «Происхождение мира» была написана в 1866 году. Демонстрация полотна вызвала возмущение публики.

Дело в том, что на картине была изображена лежащая полуобнаженная женщина, раскрывшая бедра, и именно женские гениталии оказались композиционным центром полотна.

Художник запечатлел только часть туловища от бедер до груди. Таким образом, полагали эксперты, Курбе хотел сохранить в тайне имя позировавшей ему женщины.

Два года назад французский коллекционер, пожелавший остаться неизвестным, приобрел в одном из парижских антикварных магазинов портрет темноволосой женщины с запрокинутой головой. Он купил картину всего за 1400 евро, но, по его словам, интуиция подсказывала ему, что полотно стоит гораздо больше.

Покупателю показалось, что картина принадлежит кисти Курбе, и он отнес ее автору каталога работ этого художника Жану-Жаку Фернье. Вначале тот скептически отнесся к предположению, что перед ним – верхняя часть «Происхождения мира», однако после ряда исследований пришел к выводу, что портрет действительно мог быть частью скандальной работы Курбе.

Осмотрев лицо изображенной на картине женщины эксперты подтвердили давнюю гипотезу о том, что натурщицей Курбе, по всей вероятности, стала Джо Хифферман.

Во время написания картины она была любовницей ученика Курбе – художника Джеймса Уистлера, но состояла в интимной связи также и с Курбе.

О том, что для картины французу позировала именно Хифферман говорил и тот факт, что после демонстрации полотна Курбе и Уистлер порвали отношения.

«Происхождение мира» выставляется в Музее Орсэ в Париже с 1995 года. До этого полотно находилось в руках частных коллекционеров, а после Второй мировой войны о его местонахождении десять лет ничего не было известно.

По оценкам Paris Match, если окажется, что найденный портрет принадлежит кисти Курбе, его цена может достичь 40 миллионов евро.

lenta.ru

Сотворение мира | Великие художники

09.03.2013

Иероним «Сотворение мира», 1505 — 1506

Внешние створки «Сотворение Мира» алтаря «Сад земных наслаждений». Босх изображает здесь третий день творения: сотворение земли, плоской и круглой, омываемой морем и помещенной в гигантскую сферу. Кроме того, изображена только что появившаяся растительность.

Имеются свидетельства, что Босхом написан также и пятый день творения: сотворение на земле животного мира — на обороте ставней главного алтаря в Хертогенбосе. Рассматриваемая композиция — первый чистый пейзаж в истории нидерландской живописи. Этот редчайший, если не сказать уникальный, сюжет демонстрирует всю глубину и силу воображения Босха.

О технике живописи Иеронима Босха. Современников Босх приводил в восхищение своей живописной техникой.

На фоне суховатой живописи большинства фламандских и голландских художников того времени с их надоевшими драпировками и навязчивой анатомией, его картины выглядят живыми и динамичными, краски — сочными, а мазок, ложащийся с первого раза, так что часто остаются на виду предварительные наметки, — быстрым, живым и выразительным.

На деревянной поверхности, обработанной слоем просвечивающего розоватого лака поверх грунтовой основы, цвет становится блестящим и прозрачным, играет розовыми и лиловыми оттенками в соседстве с небесно-голубыми, желтыми, нефритово-зелеными, коричневыми, вспыхивает оранжевым, кармином, серно-желтым в зареве пожаров и растворяется в сложной гамме световых завес в изумительных пейзажах. Иногда он становится почти «импрессионистическим», сгущаясь в тончайших зигзагах и мерцающих прожилках, полученных от прикосновения щеточки с белой краской. В произведениях последнего периода цвет, наоборот, свободно ложится на плоскую поверхность, образуя выразительные контрасты. Проблема пространства тоже решается Босхом удивительно оригинально. Если в ранних произведениях он еще более или менее придерживается традиционной перспективы, то в больших фантасмагориях зрелого периода он изобретает новую технику. Босх создает некое неопределенное пространство, где множество движущихся фигурок, выстроившихся в горизонтальные или слегка наклонные цепочки, образует непрерывный первый план, противопоставляемый эпизодам фона, но без всякой обратной зависимости.

Читайте также:  Описание картины валентина серова «портрет репина»

Похожие Записи

greatartists.ru

“Происхождение мира”. – Артефакты, диковинки, интересности..

Недавно в журнале “Paris Match” появилась статья, связанная с “самой неприличной” картиной Гюстава Курбэ, “Происхождение мира”.

Предполагается, что Курбэ написал её по заказу оттоманского дипломата Халил-Бея, для его коллекции эротических картин, в которой уже была другая известная картина Курбэ – “Полуденный сон”.

Через несколько лет Халил-Бей разорился, и его коллекция была раскуплена. В 1889 году на неё наткнулся Эдмон Гонкур в магазине антиквариата (я не понял, купил ли он её).

В 1910 году её купил венгерский художник и коллекционер Ferenc Hatvany, и отвёз в Будапешт.

После Второй мировой войны его коллекция была разграблена советскими войсками, но часть он сумел сохранить. В 1947 году он эмигрировал в Париж; утверждается, что ему разрешили взять только одну картину из его коллекции – и он взял эту.

В 1955 году эту картину купил на аукционе известный психоаналитик Жак Лакан.

По его просьбе художник Андре Массон поместил её в специальную раму с деревянной крышкой, которая полностью закрывала картину; на этой крышке Массон нарисовал нечто вроде сюрреалистического пейзажа, линии которого почти в точности повторяли картину, которая была за ней (см.

на этой странице, нужно навести мышку на изображение).

После смерти Лакана в 1981 году картина была передана музею д'Орсэ в рамках уплаты налога на наследство. Впрочем, процесс этот был длительным – она окончательно попала туда только в 1995 году.

Кто был моделью? – этот вопрос не давал покоя современникам. Обычно называлось имя Джоанны Хифферман, которая была моделью Курбэ для нескольких картин (хотя есть сомнения, связанные с цветом волос).

Считается также, что её предположительное позирование для этой картины стало причиной того, что её тогдашний любовник, художник Джеймс Уистлер, бросил её, и рассорился с Курбэ.

Недавно “Paris Match” опубликовал статью с новым предположением об истории создания этой картины.

Один эксперт по Курбэ (Jean-Jacques Fernier) в результате двухлетнего исследования пришёл к выводу, что “Происхождение мира” это только фрагмент большой картины, и что изображение женской головы, найденное несколько лет назад неким коллекционером-любителем, является другим её фрагментом.

Вот изображение из “Paris Match”, на которой две картины составлены так, как они могли быть расположены в качестве фрагментов одной картины:

По-видимому, это действительно авторитетный специалист, поскольку он заявил, что “голова будет добавлена” в следующем издании научного каталога Курбэ (т.е. он принимает участие в подготовке такого каталога).

В чём же состояло его исследование? Одним из доказательств является анализ, проведённый в институте, занимающимся экспертизой произведений искусства. Там как будто установили, что две картины были написаны на очень похожих холстах, очень похожей кистью, и очень похожими красками (по-видимому, на самом деле сравнивали много параметров).

Но почему картину разрезали? Мне попались две версии (по-видимому, после публикации статьи уже появилось много мнений по поводу разных аспектов этой истории): одна – что Халил-Бек боялся, что целая картина будет такой дорогой, что он её не сможет продать, и сам попросил вырезать кусок; другая – что это было сделано, чтобы не компрометировать модель.

Убедительно? Или не очень? Похоже, что в целом к этой гипотезе отнеслись скептически. Копирую из статьи в Irish Times, на которую ссылается Википедия: In Le Monde, art critic Philippe Dagen dismissed the latest claims.

The stylistic similarities were “dubious”, he said, while the lighting and skin texture were clearly different. The matching canvas could be explained by the fact that all Parisian painters had the same suppliers, according to the critic.

And what of the out-of-sync angles, the torso turned slightly to the right, the head facing left? “For a painter as attentive to the reality of the body as Courbet, this absurdity would be at the very least strange,” Dagen wrote.

Что же касается экспертного института, то в отчёте с их сайта написано всего лишь, что краски, использованные в картине с изображением головы, характерны для второй половины 19 века (и “The results of these analyzes are currently part of the elements taken into account for a possible allocation to the work of Gustave Courbet.”). Были ещё какие-то их отчёты, или же эксперт чересчур интерпретировал эту фразу в свою пользу? – непонятно.

Наверняка теперь последуют ещё какие-то аргументы в ту и в другую сторону. Посмотрим.

kardiologn.livejournal.com

Описание картины Микалоюса Чюрлениса «Сотворения мира»

Микалоюс Константинас Чюрлёнис – есть очень уникальным и удивительным явлением во всем искусстве мира, по сегодняшний день работы творца вызывают очень бурные эмоции, душевные восхищения творчеством. Картины художника перемещают нас в край вечной фантастической красоты.

Его полотна были очень известными в Советском Союзе. Чюрлёнис писал в противовес реальности жизни, именно этого и нужно было зрителям. Он старался для людей, ведь он не только художник, но и еще литовский композитор, родоначальник профессиональной музыки Литвы, что прославилась далеко за границы страны и во всех мировых культурах.

Творец очень торопился жить, сочинять музыку, создавать картины. Видно он чувствовал, что скоро уйдет в иной мир. Так и было… 10 апреля 1911 года ушёл из жизни Чюрлёнис совсем молодым, не исполнилось и 36 лет художнику. Пять последних лет свой жизни, он посвятил художественному творчеству.

В период написания картин, автор создал уникальные циклы полотен «Знаки Зодиака», а также уникальный фантастический цикл с названием «Сотворение мира».

В картинах из этих циклов отображалась мечта автора о истинной красоте и вечной гармонии. Неповторимые полотна Чюрлениса завораживали своей тонкостью цветовой гаммы, а также необычными идеями космического масштаба.

Например: мерцающая голубая туманность с фоном темной синевы без жизни.

Превращения пространства, которое само по себе обычное, в замораживающий взгляд космос, вот, что изображает автор в цикле. Одной из картин, есть эта, что была написана по счету одиннадцатая. На полотне зритель ощущает теплоту и гармонию, которую передал художник. Присмотревшись, можно стать участником фантастической, нереальной жизни.

Перед глазами мир сверкает, цветет, одним словом – живет! Чюрлёнис рассказывает зрителю с помощью полотна не о создании земли, а о прогрессивности в красоте мира. Его картины наполнены оптимизмом, позитивом, теплотой и приятной гармонией. По словам Ромена Роллана, неповторимое, гениальное творчество Чюрлёниса явило миру новый особенный духовный континент!

opisanie-kartin.com

Легенда о сотворении мира в мировом искусстве

Бог называется в Библии Творцом всего сущего. Это та разумная сила, которая сотворила мир, построила Вселенную. Бог на первых страницах Библии предстает гениальным исполином, скульптором, архитектором, живописцем, по замыслу которого появилось пространство, и который наполнил его своими чудесами.

Библейскую историю о грандиозных событиях от Сотворения мира до Великого Потопа воссоздают сияющие красотой и мощью фрески итальянского художника Микеланджело, что находятся в Сикстинской капелле в Риме.

Огромный ансамбль, включающий более трехсот фигур, звучит как гимн могуществу природы. Бог здесь представлен как седобородый старец с большими жилистыми руками и волевым лицом. Его движения резкие и энергичные.

Людей на Земле издавна восхищала гармония мира, соразмерность, порядок, красота природы, совершенство физического строения людей и животных. Творцу надлежит молиться, восхвалять его могущество. Музыка и поэзия создали множество поэтических обращений к Богу – молитв.

Созданные в разное время различными авторами молитвы отличаются друг от друга. Но всех их объединяет одно. Это чувство смирения, восхищенного трепета перед огромной космической силой Творца. Тексты молитв берутся из Библии и из другой церковной литературы.

Прекрасным примером такой молитвы служит произведение «Тебе поем» композитора начала XX века А. Лабинского.

Библия учит, что кроме мира, который мы видим, существует мир невидимый. Это мир ангелов. Ангелы – это помощники и вестники Бога, бесплотные духовные существа, которые одарены высшим разумом, волей и большой силой. Прославляя творца, ангелы служат спасению людей («Ангельское пение»).

Среди них есть младшие ангелы и старшие – архангелы, херувимы, серафимы. Христианская живопись дает изображение ангелов в виде крылатых существ. Это очаровательные дети или золотоволосые юноши с мягкими женственными чертами. Их фигуры, обнаженные или покрытые легкими складками длинных одежд, парят в воздухе и окружены сиянием.

Без них не изображается ни одно библейское событие.

Они ведут диалоги с людьми (ангел сообщает Деве Марии о воле Бога), они активно вмешиваются в происходящее (история Авраама, изгнание Адама и Евы из Рая), они окружают и славят Бога, играют на музыкальных инструментах.

Архангелы изображаются более старшими по возрасту. Атрибуты священнослужителей (крест, книга) сопровождают их канонические изображения в русской иконе.

Архангел Михаил – предводитель небесного воинства, является в воинских доспехах, княжеском алом плаще и с мечом в руках. Архангел Гавриил – со свечой и зеркалом.

Символический смысл этих предметов в том, что пути Господа до времени не бывают ясны. Человек постигает их постепенно, изучая Слово Божье, прислушиваясь к голосу совести.

Херувимы – «престолы», возносят Господа и изображаются крылатыми четырехликими существами. Высшие в архангельском чине серафимы – прекрасные шестикрылые спутники Бога. У каждого человека есть свой ангел-хранитель, защищающий от бед, болезней и несчастий.

gogetart.art

«Сотворение мира» в иллюстрации У. Блейка и оратории Ф. Й. Гайдна (описание) | Искусство. Реферат, доклад, сообщение, краткое содержание, лекция, шпаргалка, конспект, тест

У. Блейк. Сотворение мира. 1795 г. Иллюстрация к «Книге Бытия». Британский музей, Лондон

Совсем иначе, нежели Микеланджело, запечатлел сцену сотворения мира ан­глийский поэт и художник Уильям Блейк.

Восхища­ясь творениями Микеланджело в Сикстинской капел­ле, он создал фантастическую фигуру Бога Саваофа, склонившегося над бездной для того, чтобы измерить её с помощью циркуля. Создатель мира, во многом на­поминающий Бога у Микеланджело, наделён сверхъ­естественной силой, способной творить чудеса.

Цир­куль в его руках уподоблен вспышке молнии во тьме грозовой ночи. Резкие контрасты золотисто-оранжевой и чёрной краски усиливают фантастичность и таин­ственность происходящего.

Обратимся к Библии. Во второй день Бог создал небесную твердь — необъятное пространство, которое простирается над нами и окружает землю. В третий день собрал он в одно место воду, и появилась суша.

Повелел он земле произрастить зелень, траву и дере­вья. Покрылась земля травой, всевозможными расте­ниями и деревьями разных пород. На четвёртый день по велению Бога засияли над нашей землёй небесные светила: солнце, луна и звёзды.

На пятый он создал рыб и птиц, затем всех остальных животных.

В 1798 г. в столице Австрии Вене, на сцене оперного театра впервые прозвучало величественное произведе­ние композитора Франца Йозефа Гайдна — оратория «Сотворение мира», состоящая из трёх частей. Две из них рассказывают о днях творения мира, а третья — о райской жизни Адама и Евы.

В увертюре (вступлении) композитор запечатлел невероятный беспорядок мирового хаоса, первый роб­кий проблеск света, тени облаков, унылую песнь пер­вого дождя… Трубы и фаготы вместе со скрипками замечательно передали волнение и тихий всплеск пер­вого моря.

Когда композитору нужно было сказать о горах, в музыку вступили флейты и гобои. Их лёг­кие звуки среди наступившей тишины и отрывочных вздохов кларнета помогали слушателям зримо пред­ставить эти величественные горы.

Когда же певец запел о первых ручьях, послышались нежные голоса скрипок.

Музыка пела о появляющихся из земли цветах и травах, а звуки флейт и скрипок напоминали неж­ный шёпот первой травы. Музыка рассказывала о го­рячем солнце, гордом полёте орла, звонком пении жаворонка, добродушном ворковании голубей, печаль­ной трели соловья.

Музыка металась, как взбудора­женные волны моря. В ней слышались всплески воды, движение плавающих рыб. Легко угадывался тревожный шум лесов, рычание свирепого тигра, лёг­кое содрогание крылышек стрекоз и бабочек, шипение извивающейся змеи с блестящей чешуёй, переливаю­щейся на солнце.

Материал с сайта http://worldofschool.ru

На сцене не было никаких декораций. Солисты и хор, одетые в чёрные платья, смиренно сидели в ряд… И удивительная по красоте музыка лишний раз дока­зала, что силой искусства можно воссоздать величе­ственную картину сотворения мира.

Земля, сотворённая Словом всемогущего Создателя, озарённая сиянием ласкового солнца, дышала покоем и дивной красотой. Но это ещё не было концом творе­ния. Бог решил создать людей, чтобы они жили в этом прекрасном мире.

Отныне человек должен властвовать над землёй и над всем, живущим и растущим на ней. Бог дал человеку разум и свободную волю.

Он сотворил его из праха, вдохнул в него живую душу и назвал Ада­мом, что означает «человек, взятый из земли».

На этой странице материал по темам:Вопросы по этому материалу:

worldofschool.ru

Источник: http://evg-crystal.ru/kartiny/kartina-sotvorenie-mira.html

Ссылка на основную публикацию