Описание картины сергея виноградова «в церкви»

Ирина Ушакова. Памяти художника Н.П. Богданова-Бельского (+ГАЛЕРЕЯ КАРТИН) / Православие.Ru

Сегодня, 6/19 февраля 2015 года, исполняется 70 лет со дня кончины одного из лучших русских художников XX века Николая Петровича Богданова-Бельского (1868–1945), оставившего после себя прекрасные образы Святой Руси.

Н.П. Богданов-Бельский. В церкви. 1939    

Мы называем имя художника Николая Петровича Богданова-Бельского (1868–1945), и рядом с ним неизменно встает образ его покровителя и учителя С.А. Рачинского. Портретист, действительный член Академии художеств Н.П.

Богданов-Бельский стал, наверное, самым известным учеником профессора, педагога-просветителя С.А. Рачинского.

Его картины «Устный счет», «У дверей школы», «Вести с фронта», «Воскресные чтения в сельской школе», портреты государя Николая II и императрицы Марии Федоровны, Святейшего Сербского Патриарха Варнавы, графини Шереметьевой, артиста Московского Художественного театра А.Р. Артёма и другие работы находятся в самых известных музеях мира.

Н.П. Богданов-Бельский. Вести с фронта. 1905    

Будущий художник родился 8 декабря 1868 года в д. Шитики Бельского уезда Смоленской губернии (ныне Оленинский район Тверской области).

Поскольку он был внебрачным сыном крестьянки, то выбрал себе фамилию-псевдоним Богданов, а вторая часть фамилии – по названию родного уезда – добавится в 1905 году, при получении художником звания академика.

Впоследствии живописец так вспоминал об этом: «Мою простонародную фамилию как бы облагородил сам государь, вписав ее собственноручно в диплом через дефис – “Бельский”».

Бедный деревенский пастушок Николка, выходя в поле с коровушками, любил вырезать из дерева фигурки животных. Рисовал на заборах.

Эти-то рисунки и фигурки доморощенного художника заметил профессор Рачинский, который в то время оставил университетскую кафедру в Москве и занялся в родном Бельском уезде устройством школ для крестьянских детей.

Он попросил мальчика нарисовать свой портрет, и в этом рисунке увидел незаурядный природный дар пастушка.

Н.П. Богданов-Бельский. Автопортрет    

Рачинские взяли Николая в татевскую школу, где он учился с 1878 по 1882 год, и оставили его жить в своем доме как члена семьи. В школе народного учителя С.А. Рачинского дети изучали закон Божий, толкование Псалтири, обучались церковному пению, постоянно участвуя в церковных службах.

Грамматику начинали изучать с церковно-славянского языка, по арифметике Рачинским был разработан учебник «1001 задача для устного счета», которому и сегодня сложно найти аналоги, а ботанику дети изучали по редким растениям, привезенным Рачинскими из разных стран и высаженным в усадебном парке.

Учителя и ученики татевской школы дважды ходили за сотню верст в паломнический поход в Нило-Столобенскую пустынь. Для детей было несказанной радостью, когда жители сел, принимавшие их на обед или ночлег, просили спеть молитвы, почитать Псалтирь. Останавливаясь на привале, ребята делали пейзажные зарисовки.

Первыми уроками рисования были эти походы и для Николки.

Дальнейшее обучение будущего художника в иконописной школе при Троице-Сергиевой лавре, а затем с 1884 года – в Московском училище живописи, ваяния и зодчества осуществлялось стараниями учителя Рачинского и полностью за его счет.

Московское училище живописи воспитало таких выдающихся художников, как братья Маковские, В.Г. Перов, И.М. Прянишников, И.И. Шишкин, С.П. Боткин… Учителем Богданова-Бельского в пейзажном классе был В.Д. Поленов, в фигурном – И.М. Прянишников, в натурном – Е.С. Сорокин и В.Е. Маковский. Работы юного живописца привлекали внимание его учителей, отмечались наградами.

16-летним юношей Богданов-Бельский приехал в Татево, много писал, живя в доме Рачинских.

Надо сказать, что почти все его пейзажи и картины 1890–1900-х годов, а также портреты деревенских детей написаны художником здесь, на родине, в старинном селе Татеве.

И потом, уже в эмиграции, художник будет возвращаться памятью в этот яркий, песенный, самобытный крестьянский мир родного села и воспроизводить его на своих картинах – для потомков, для истории.

Увидев пейзаж «Еловый лес», написанный Богдановым-Бельским в Татеве, профессор В.Д. Поленов заметил: «В вашей картине меня пленят простота и внутренняя красота пейзажа. Ваш лес живет и дышит – это главное».

Одобрил картину и Левитан, заметив особые настроения во всех работах Николая на московской выставке, где впервые участвовал юноша. Тогда были проданы пять картин Богданова-Бельского на 325 рублей.

«Еловый лес» купил известный фабрикант и коллекционер картин В.Г. Сапожников.

С 18 лет Николай Петрович жил своим трудом, он отказался от ежемесячной субсидии в 25 рублей, высылаемой ему Рачинским. Но учитель продолжал помогать материально, а еще более советами и наставлениями, которые посылал в письмах. Чтобы помочь семье художника, Рачинский подарил его матери свой хутор Давыдово в 33 десятины.

В одной из первых серьезных работ художника «Будущий инок» (1889) отразились черты реализма и натурализма, преобладавшие тогда в Московском училище живописи, но присутствовала в ней и духовная атмосфера. Она будто сходила с икон, которые художник созерцал в татевском храме, с картин мастеров «Золотого века», на которые Богданов-Бельский смотрел всё свое детство в доме Рачинских.

Картину «Будущий инок» юноша писал для получения звания «классного художника». И за этим сюжетом он отправился в Татево. Придя на урок в школу Рачинского, Николай обратил внимание на мальчика лет четырнадцати с грустными задумчивыми глазами.

Той зимою он, молясь, выстоял Литургию в Троицкой церкви, причастился и ушел из села. Юношу нашли через две недели в зимнем лесу. Он смастерил себе шалаш, питался припасенным хлебом и был полон решимости стать отшельником.

Душа его рвалась от мира, житейских радостей и забот, но он не догадался спросить совета у людей духовно опытных.

Н.П. Богданов-Бельский. Будущий инок. 1889    

Этот случай побудил Богданова-Бельского написать картину «Будущий инок». Во время напряженной работы над картиной Великим постом с художником даже сделался обморок.

Картина понравилась учителю Рачинскому, но сам живописец был ею недоволен и по дороге в Москву думал, не бросить ли картину в лесу. Возле Ржева сани Богданова-Бельского опрокинулись в сугроб, и он обрадовался, что картина испорчена.

Но она лежала невредимой далеко от саней.

В 1889 году Николай Петрович представил работу «Будущий инок» в экзаменационный комитет и получил за нее Большую серебряную медаль и звание «классного художника».

В 1890 году бессарабский помещик Кристи помог начинающему живописцу осуществить путешествие в Константинополь и паломничество на Афон.

Богданов-Бельский усердно работал в монастырской гостинице, беседовал в Свято-Пантелеимоновском монастыре с монахами, записывал свои наблюдения за природой.

Здесь состоялось знакомство с художником Филиппом Малявиным, который шесть лет был послушником и трудился в иконописной мастерской на Афоне.

О своих впечатлениях от всенощного бдения в соборе Богданов-Бельский писал в письме Рачинскому, что он стоял в оцепенении, когда на середину собора вышли на литию 60 старцев-иеромонахов с зажженными свечами. Поразила его и красота ночного Эгейского моря, которое он запечатлел на своих этюдах «У берегов Афона», «Морской прибой».

На сильном морском ветру художник простудился и даже подумывал стать послушником и иконописцем в афонском монастыре. Может быть, тогда им была написана икона святого Андрея Тотемского. Но иконописцем Богданов-Бельский так и не стал, ему дано было стать портретистом, певцом детского мира.

С 1890 года художник принимал активное участие в работе Товарищества передвижных художественных выставок, а с 1895 года стал членом Товарищества. «Выставки эти, – писал Богданов-Бельский в журнале «Перезвоны» (Рига, 1925), – имели громадный успех.

Между обществом и нами была полная гармония, одни и те же интересы, одна идеология объединяла нас». Течение передвижников началось с протеста молодых художников против «мертвящего» искусства Академии художеств.

Молодежь из Академии отказалась писать картину на Золотую медаль по заданной теме и во главе с И.Н. Крамским оставила академию, организовав в 1863 году сборную артель. Представителями передвижников были В.Г. Перов, И.Н. Крамской, И.Е. Репин, И.И. Шишкин, В.И. Суриков, В.Е. Маковский. Меценаты П.М.

Третьяков и К.Т. Солдатенков в то время поддержали художников, которые много путешествовали по России, одно время во главе с известным критиком В.В. Стасовым.

Источник: http://www.pravoslavie.ru/77387.html

Николай Богданов-Бельский

Николай Богданов-Бельский

Автопортрет.

По всем признакам, среда, условия, в которых он от рождения находился, должны были его поглотить, он должен был потонуть, потеряться, исчезнуть навсегда в омуте беспросветной тьмы и нищеты.
Он, внебрачный сын батрачки, родился в селе Шопотове Смоленской губернии. При крещении его записали Богдановым, т.

е. — богом данным. А Бельским он стал впоследствии, присоединив к фамилии название родного уезда. Детство было суровым, так как жили они с матерью в доме дяди, где терпели их из милости.
Первые два года он проучился в селе Шопотове. В школе преподавал священник. При его содействии мальчик и попал к С. А.

Рачинскому. Это была легендарная личность. Профессор биологии, богатый человек, имевший поместье, он оставил кафедру и организовал в селе Татево Смоленской губернии образцовую народную школу, куда принимал на обучение обездоленных ребят.
Чтобы попасть в эту школу, мальчику пришлось выдержать экзамен.

Экзамен для маленького Николя, как его впоследствии будет уважительно называть С. А. Рачинский, состоял в том, что он должен был нарисовать одного из преподавателей школы в профиль. Профессиональные художники знают, что такое портрет в профиль.

Похожести добиться, на первый взгляд, легко, а объем передать в этом случае всегда труднее обычного.

Мы знаем картину Н. П. Богданова-Бельского «На пороге школы» (1897, Государственный Русский музей). Это автобиографическая картина. Будущий художник, мальчиком, затаив дыхание, стоял в волнении за порогом класса. Ему хотелось учиться. И вот экзамен.

Мальчик-пастушок, согнувшись, скрестив под собой босые ноги, с большим усердием рисовал с натуры. Каким-то необъяснимым образом он чувствовал, что сейчас решается что-то важное в его жизни. Он работал очень напряженно, и портрет-рисунок вышел на удивление узнаваемым.

Его приняли в народную школу С. А. Рачинского.
С. А. Рачинский стал в жизни мальчика человеком, благодаря которому и состоялась судьба Николая Петровича Богданова-Бельского. Сам Николай Петрович часто говорил, что «…на дорогу меня вывел Рачинский. Учитель жизни.

Я всем, всем ему обязан».

Впоследствии портрет Рачинского будет написан в картине «Воскресное чтение в школе» (1895, Государственный Русский музей).

«Маленьким мальчиком, — вспоминал художник, — я нарисовал на пробу нашу колокольню, а потом дьячка. Сказали: и дьякон, и колокольня совсем, как настоящие». Заботясь о мальчике, его, тринадцатилетнего, Рачинский отдал в Троице-Сергиеву лавру — монастырь, где была рисовальная школа.

Читайте также:  Описание картины александра маковского «портрет императрицы александры федоровны»

В монастыре подросток с увлечением писал иконы, а также с натуры портреты монахов. Рачинский из своих средств выделил ему 25 рублей в месяц на содержание. Это были большие деньги в то время.
Успехи мальчика были таковы, что заговорили о таланте. В Троице-Сергиевой лавре он пробыл два года.

Затем Рачинский определил его в Московское училище живописи, ваяния и зодчества. Он шел по классу пейзажа, делая большие успехи. За наброски с натуры часто получал первые номера. Учителями у него были славные русские художники: В. Д. Поленов, В. Е. Маковский, И. М. Прянишников.


Подошел момент для написания выпускной (дипломной) картины на звание «классного художника». На душе неспокойно. Пейзаж он любил, но изнутри что-то указывало на другое. Что это «другое» — он не мог разобраться. С такими неопределенными чувствами он уезжает в деревню Татево. Встречается с Рачинским. Встреча обоюдорадостная.

Они общаются, и Рачинский в разговоре с юношей наталкивает его на тему «Будущий инок». Работа закипела. Будущий художник так был увлечен темой, картиной, что перед окончанием работы упал в обморок…

«Инок» закончен. Радости детей, окружения, самого Рачинского не было предела. На картине изображена встреча странника с маленьким мальчиком. Идет беседа.
Глаза мальчика, его душа воспалены от разговора. Перед его мысленным взором открываются невидимые горизонты бытия.

Худенький, мечтательный, с открытым взглядом, устремленный в будущее — таким был и сам автор картины.
Успех у окружающих, детей в народной школе придал огромное воодушевление автору. Приближались дни отъезда в Москву, в Училище, но художник вдруг приуныл, все потускнело в его глазах. Что же я повезу, думал он, ведь все ждут от меня пейзаж.


Наступил день отъезда. «Будущего инока» погрузили в сани. Прощальный взгляд С. А. Рачинского, вышедшего проводить на крыльцо дома. Лошадь тронула.

Последние слова дорогого учителя на прощание: «Счастливый путь, Николя!» Заскрипели сани на морозе и легко понеслись по занесенной снегом дороге… На душе было тяжело от минут расставания с дорогим учителем, и какое-то смущение, горечь жгли сердце. Зачем, куда и что я везу с собой? Его кинуло в жар. А сани мчали в неизвестность неотвратимо.

Будущий художник в дороге думал: «Как было бы хорошо, если бы картина погибла, потерялась. Разве не бывает так?» …И картину потеряли. Долго потом извозчик возвращался, все-таки ее нашли и благополучно доставили на место.
Как вспоминал сам художник: «Ну и началась в школе (Училище — прим.

автора) кутерьма!» «Будущий инок» — работа, которую он представил на звание «классного художника», сверх всяких ожиданий имела огромный успех. Она была одобрена экзаменаторами и куплена с выставки Козьмой Терентьевичем Солдатенковым, крупнейшим собирателем произведений искусства, а затем уступлена им императрице Марии Федоровне.

Тут же художнику были заказаны еще два повторения картины. Это был безусловный успех! Январь 1891 года. В Киеве идет Передвижная выставка. Картина художника «Будущий инок» представлена в экспозиции. После посещения выставки М. В.

Нестеров в письме своим родным пишет: «…но Васнецов согласен, что Богданов-Бельский еще долго будет мне солить на выставках своим успехом, но этим смущаться не следует…» Отныне художник начинает жить на свои средства. В эту пору ему было 19 лет.
На холсте Н. П.

Богданова-Бельского «Будущий инок» впервые появилась сухощавая фигурка мальчика-школьника, а в дальнейшем тема детства станет определяющей в творчестве художника.
В 1890 году он совершает поездку в Константинополь и на Афон. На Афоне 19-летний Богданов-Бельский встречает 17-летнего Малявина, занимающегося там иконописью.

Малявин был очень удивлен натурными (светскими) этюдами Богданова-Бельского. Впоследствии его с Афона заберет скульптор В. А. Беклемишев — профессор, ставший затем ректором петербургской Академии художеств.
В 1894 — 1895 гг. Н. П. Богданов-Бельский продолжает учиться живописи в петербургской Академии Художеств у И. Е. Репина.

На деньги, вырученные за картину «Воскресное чтение» (1895, Государственный Русский музей), он едет в Париж, где занимается живописью в студиях Ф. Кормона и Ф. Коларосси. Затем он работает в Мюнхене и в Италии. Палитра Богданова-Бельского обогащается, усиливается колорит. Несомненно, это происходит после его пребывания и учебы за границей. Есть исследователи творчества художника, которые относят начало занятий пленэром к периоду, когда он жил в Риге с 1921 года. Но это не совсем так, чему есть свидетельства и самого автора. Все началось раньше. Истоки его — в поездках за границу и знакомстве с искусством тех стран, где он учился. Это очень важно понимать и знать будущим искусствоведам — экспертам творчества живописца при атрибуции его работ.

Имя Н. П. Богданова-Бельского в России становится широко известным после написания им картин «Устный счет» (1896, Государственная Третьяковская галерея),«У дверей школы» (1897, Государственный Русский музей).
Художник пишет пейзажи, портреты, натюрморты, жанровые картины.

Пишет аристократов, знаменитых современников, императора Николая II (1904 — 1908), императрицу Марию Федоровну, великого князя Дмитрия Павловича (1902), князя Ф. Ф. Юсупова (1911), Ф. И. Шаляпина (1916) и многих, многих других. Он часто приезжает из любимой деревни Татево Смоленской губернии, где у него была мастерская, в Петербург. Здесь он живет подолгу, исполняя заказы.

Заработав средства, возвращается к себе и творит, творит…

Несмотря на разнообразие и характер заказов, персон, которых он писал, художник в своем творчестве отдавал всю свою любовь и сердце детям. «Я так много лет провел в деревне, — говорил художник, — так близок был к сельской школе, так часто наблюдал крестьянских детей, так полюбил их за непосредственность, даровитость, что они сделались героями моих картин».

Доброта, чистота восприятия мира, искренность — эти качества в детях заложены природой. Надо быть очень светлым человеком, обладать теми же качествами, чтобы с такой любовью и непосредственностью всю жизнь изображать детей.
В это время написанные им картины приобретаются с выставок в крупнейшие собрания, в том числе, и в Третьяковскую галерею.

Богданов-Бельский становится известным и уважаемым передвижником, участвует в выставках ТПХВ с 1890 по 1918 гг., множестве выставок в России и за рубежом, в Париже (1909), Риме (1911). Его работы воспроизводятся в журналах «Нива», «Художественные сокровища России», «Столица и усадьба». Художник интенсивно работает.


В один из приездов в Петербург он, как обычно, снимает комнату на Невском. Стоя у мольберта, художник чувствует, что работа продвигается успешно. Он давно понял: то, чем он занимается — даровано ему от природы, и никакой личной заслуги он в этом никогда не видел. Успеть бы закончить начатую работу. Ведь новые идеи уже ждут своего воплощения. Художник подходит к окну.

Весна уже чувствуется в набухших почках деревьев, щебет птиц уже задорный и по-весеннему певучий, сине-голубое небо манит своей чистотой. В распахнутое окно комнаты вдруг врывается с Невского проспекта колокольный звон Казанского собора, в него вливаются перезвоны дальних церквей — и в глазах появляется мягкое, ясное, просветленное выражение.

Чем-то чистым, вечным, торжественным веет от перезвона колоколов. В эти минуты душа парит, а память уносит в далекое детство.
Этот звон он любит, сколько себя помнит. Босоногим пастушком, как и герои его картин, подолгу стоял он на лугу среди шумного разнотравья под знойным солнцем, часто под звон колокола деревенской церкви и подолгу заслушивался им.

По небу бесконечно бежали облака — вечные странники, нежный шелест травы от легкого дуновения невидимого ветерка простирался вокруг. Восторгом наполнялась душа. Он подолгу наблюдал, боясь шелохнуться. Он испытывал огромный прилив сил откуда-то изнутри.


Пройдет время, Николай Петрович станет известным художником и будет часто бывать в Петербурге по делам передвижной выставки и другой творческой работе. Здесь его знают, ждут и ценят его талант друзья-художники. Однажды он выйдет из квартиры-мастерской со своей знакомой писательницей, к рассказам которой делал ряд иллюстраций, и они пойдут по Невскому проспекту.

К большому ее удивлению, многие встречные будут узнавать художника и уважительно его приветствовать. Это его многочисленные модели и заказчики. За многие годы творческой работы круг их был огромен. Но это все будет потом.
А сейчас, под звон колоколов он испытывает, как и тогда в детстве, огромный, необъяснимый прилив сил.

Приходят на память лица друзей из далекого детства в народной школе. Он помнит их возбуждение, пытливость, любознательность во время занятий. Ясно помнит свет отраженных в реке облаков, запахи трав своего детства. И сейчас он еще тверже понимает и чувствует, что никогда не уйдет от того, что ему так дорого. Тема детства — тема его жизни.
В 1903 г.

Николай Петрович Богданов-Бельский за заслуги на художественном поприще избран в академики живописи. Ему 35 лет.
В 1914 г., в 46 лет, он становится действительным членом Академии художеств.
Наступает расцвет творческих сил художника. Нет усталости в работе. Жажда новых открытий в живописи выплескивается на холст, картины наполняются новыми красками, светом, цветом.

По приглашению своего друга, известного художника Сергея Виноградова, Николай Петрович Богданов-Бельский в 1921 г. переезжает жить в Ригу. С этого времени начинается новый, двадцатилетний период развития его таланта (1921-1941). В Риге заведует художественным музеем известный художник, ученик А. И. Куинджи, выпускник Академии Художеств — В.-К. Ю. Пурвит.

Он помогает Н. П. Богданову-Бельскому организовать персональную выставку в музее (в конце декабря 1921 — январе 1922). Среди 52 произведений — портреты К. Станиславского, Ф. Шаляпина, К. Коровина и др. Целый ряд работ с выставки приобретается. Это прибавляет сил. Художник продолжает с увлечением работать над циклом картин «Дети Латгалии», пишет пейзажи Латвии.

В 1923 г. проходит его вторая персональная выставка в стенах того же музея. Снова успех. Богданов-Бельский продолжает активно участвовать в выставках русского изобразительного искусства за границей. На первой советской выставке в Америке в 1924 г. художник выставил более десяти своих картин.

Как отмечала пресса тех лет, вместе с произведениями И. Грабаря, Б. Кустодиева, М. Нестерова, С. Виноградова, В. Поленова, К. Юона и других известных художников они составили яркое, красочное зрелище русского искусства.
На крупнейшей выставке в Праге в 1928 г. успех русских художников огромен.

У Богданова-Бельского было куплено 9 работ, одна из них приобретена Пражской национальной галереей.
В 1929 г. на выставке русской живописи в Копенгагене весь первый зал отведен под произведения Богданова-Бельского. Множество репродукций его картин украшают страницы датской печати. Продается много работ.

Вот почему огромное количество произведений Богданова-Бельского рассеяно по странам Западной Европы. Они для российских зрителей, коллекционеров всегда будут новыми. Неизвестные полотна еще и еще будут появляться на зарубежных аукционах.

Пристальное изучение всех каталогов новых зарубежных аукционных продаж необходимо российским антикварным дилерам и коллекционерам.
Хронология основных прижизненных групповых зарубежных выставок Н. П.

Богданова-Бельского такова: Париж: Magelan (1921), d? Aligan (1931), Нью-Йорк: Grand Central Palace (1924), Питтсбург (1925), Прага (1928), Амстердам (1930), Берлин (1930), Белград (1930).
Персональные выставки: в Рижском городском художественном музее (1921/1922,1923,1936,1940).


Когда в 1928 году художнику исполнилось 60 лет, ему пришло множество поздравительных писем, телеграмм. И. Е. Репин прислал своему ученику из Куоккалы восторженное письмо, он радуется его успехам.
В 1936 г. — пятьдесят лет творческой жизни. Художник достиг высокого профессионализма. Он по-прежнему целеустремлен в работе, только сетовал на то, что так мало работал в первой половине жизни.

В апреле 1941 г. Богданов-Бельский посылает картину «Пастушок Прошка» (1939) на выставку в Москву. Казалось, еще есть силы и возможность работать, но начинается война, годы оккупации.

Нет источников вдохновения, и в это время творческие силы покидают художника навсегда. Он заболевает. Необходимо лечение, операция. Жена увозит его в берлинскую клинику. Сделана операция. 19 февраля 1945 года во время бомбежки Н. П. Богданов-Бельский умирает.

Похоронен на русском православном кладбище Тегель в Берлине.

Так закончилась жизнь художника Н. П. Богданова-Бельского. Художника, талант которого стоял высоко в те годы, и сейчас, через десятилетия, востребован. Его картины находятся в Государственной Третьяковской галерее, Государственном Русском музее и множестве других.

Прекрасные работы художника присутствуют на самых крупных мировых аукционах «Кристи» и «Сотбис». Успех не оставляет художника и сегодня. Спрос на его произведения стабильно высок. Многим россиянам осталось неизвестным творчество Н. П. Богданова-Бельского за последние 20 лет его жизни. Оно неизвестно и многим художникам.

  Тем интереснее знакомство с ним.

Переправа

Столько в картине солнца и тепла, хорошего настроения и юмора, что картина не ассоциируется с половодьем и нынешними сообщениями СМИ о затопленных селах Урала, Волгоградской области, Ставропольского края и Прибалтики.

Виртуоз…

С полотен брызжет солнце. Азарт, растерянность, любопытство, вдохновение, доброта на лицах детей. Удивительная неповторимость, неисчерпаемость в сюжетах детской темы. Колорит картин звенит в его импрессионистической живописи. Все согрето любовью и талантом художника.

Безусловно, Богданов-Бельский был солнечным человеком. Он одарил мир земного бытия своими произведениями. Пока светит солнце, зеленеет трава, пока появляются улыбки на лицах детей, — картины его будут необходимы.

А мы продолжаем радоваться той великолепной песне, которую в живописи спел славный русский художник — Николай Петрович Богданов-Бельский

В церкви.

Вечер.

Горе.

Источник: https://obiskusstve.com/386553336491936599/nikolaj-bogdanov-belskij/

Симон (виноградов) — древо

Статья из энциклопедии «Древо»: drevo-info.ru

Архиеп. Симон (Виноградов)

Симон (Виноградов) (1876 — 1933), архиепископ Пекинский и Китайский.

В миру Виноградов Сергей Андреевич.

Родился в 1876 году во Владимире-на-Клязьме в семье священника Андрея Виноградова. В четыре года лишился матери, а в шесть лет — отца. Он, младший из четырех детей, остался с бабушкой. С отроческих лет мечтал о монашестве. Блестяще закончил духовное училище и духовную семинарию во Владимире.

В 1898 году поступил в Казанскую духовную академию. Будучи студентом первого курса, 7 мая 1899 года пострижен в монашество ректором епископом Антонием (Храповицким) и через два дня был им же рукоположен во иеродиакона.

Учась в академии, отец Симон окормлялся духовно у преподобного Гавриила Седмиозерского, у которого также окормлялись многие будущие зарубежные святители, выпусники Казанской академии, архиепископ Тихон Сан-Францисский, святитель Иона Ханькоуский и митрополит Мелетий Харбинский.

Такому окормлению всячески способствовал ректор владыка Антоний.

В 1901 году отец Симон стал иеромонахом.

В 1902 году окончил духовную академию со степенью кандидата богословия и с 16 мая 1902 года стал членом духовной миссии в Китае, сразу же после подавления Боксерского восстания. Восстановление миссии легло на его плечи. Некоторое время он служил на подворье Миссии в Харбине, затем был назначен помощником начальника Миссии владыки Иннокентия в Пекине.

15 августа 1907 года возведен в сан архимандрита.

С появлением в Китае русских эмигрантов служение миссии приняло иной характер. Владыка Симон проявлял особую заботу о беженцах, многие из которых были далеки от Церкви.

Это было трудное служение: перенеся ледовый поход и все тяготы беженской жизни, многие семьи рушились прямо на глазах. Владыка Иннокентий категорически не допускал разводов, а число заявлений катастрофически быстро росло.

Нужен был пастырский подход, и бремя нелегких решений легло главным образом на отца Симона.

Архиеп. Симон (Виноградов)

17 сентября 1922 года по определению Зарубежного Архиерейского Синода он был хиротонисан в Харбине во епископа Шанхайского, первого викария Пекинской епархии.

12 мая 1926 года приезжает в Шанхай. Под его руководством появились здесь школы, больницы, здание миссии и т.д.

28 июня 1931 года, со смертью митрополита Иннокентия (Фигуровского), владыка Симон был назначан Зарубежным Синодом руководителем миссии с возведением в сан архиепископа.

Только 2 года правил владыка Пекинской кафедрой, но за короткое время своего правления начал сооружение величественного Шанхайского собора.

Благодаря ему в Пекине появился журнал «Православный Благовестник«.

В середине февраля 1933 года, совершая закладку Шанхайского собора, владыка Симон простудился. Болезнь прогрессировала, и 24 февраля 1933 года он тихо скончался. Тело его было перевезено в Пекин и погребено в склепе правой галереи храма Всех святых мучеников, рядом с местом погребения митрополита Иннокентия.

При перенесении гроба в 1940 году было обнаружено нетление мощей владыки Симона.

Подвижник и аскет, прекрасный проповедник. Кончина его была оплакиваема народом. В «Православной Руси» в 1950-60-х годах печатались воспоминания шанхайцев где упоминались случаи чудесных исцелений по молитвам владыки. Свидетельства о нем также сохранились в воспоминаниях архимандрита Константина (Зайцева).

Воспоминания современников

Архим. Константин (Зайцев):

Жизнь владыки Симона была воедино слита с жизнью Св. Церкви. Богослужений он никогда не пропускал, даже когда недомогал. В церковь приходил всегда до начала службы, по окончании которой клал еще много земных поклонов иконам. Во время службы владыка весь уходил в молитву, стараясь не пропустить ни одного слова из того, что поется и читается.

Мы никогда не видели, чтобы во время службы владыка отвлекался чем-нибудь посторонним. Нам он строго запрещал разговаривать в церкви и сам первый показывал пример как исполнять это правило. Владыка очень чуток был ко всему, что не соответствовало духу молиты, духу церковности.

Крайне сдержанный в своих суждениях вообще, в этой области он был судьею строгим и неподкупным.

Владыка был одарен глубоким и тонким художественным вкусом (он очень умело скрывал это) и всегда умел различать художественно-прекрасное от прекрасного духовно.

Иконы и напевы, в которых благоговейная молитвенность сочеталась с художественным совершенством, приводила владыку в умиление.

Но очень часто бывало, что он запрещал освящать икону несмотря, на ее художественное совершенство, или не разрешал исполнять чуждые духу молитвы песнопения. «Только слух раздражают и молиться мешают», говорил он про них.

Как-то раз владыка служил св. Литургию. Пришло время приобщаться. Владыка причастился Пречистого Тела Господня и взял уже в руки Св. Чашу. В это время певчие запели какой-то бравурный концерт. После секунды колебания владыка поставил Св.

Чашу снова на Престол и молча стал ожидать конца концерта. Певчие пели довольно долго. Наконец кончили. Только тогда Владыка, помолившись, приобщился.

А после службы со скорбью говорил: «Вот такое запели, что я и приобщиться не могу, а должен был ждать, пока они кончат».

Труды

  • «Типы христианской жизни по творениям Марка подвижника и Макария Великого в сопоставлением с Достоевским». // «Прав. Собеседн.» 1905, июнь, с.25, указ. на лит. труд.
  • Проповедь от 1/14 января 1933 года, // Православная Русь 1958, № 3, с. 5.
  • Проповедь от 28.3/8 апреля 1928 год., // Православная Русь 1950, № 6, с. 3.

Литература

  • «Прав. Собеседн.» 1901, февраль, с.93. (отчет)
  • «Прав. Собеседн.» 1905, июнь, с.26. (отчет)
  • «Прав. Собеседн.» 1905, ноябрь, с.83. (отчет)
  • «Китайский Благов.» 1947, № 8-9. С. 9, 10, 37.
  • «Изв. Казан. Еп.» 1903, № 3, с. 23.
  • Архим. Константин, Четверть века со дня кончины архиепископа Симона, Православная Русь 1958, № 3, с. 4-5.
  • Ch. Личное воспоминание о Владике, ebda. s. 6.
  • Нестор (Левитин), Исцеление бесноватого архиепископом Симоном, tbda. s. 6
  • G. Seide, Geschichte der ROK im Ausland 424, passim, bes. 426.
  • Церковная Жизнь, 1933, 3, 34-37.
  • Н. Рклицкий, Жизнеописание VII, 235.

Использованные материалы

Источник: https://drevo-info.ru/articles/6443.html

Великая Пятница на картинах Ивана Глазунова и Василия Верещагина — Православный журнал «Фома»

Православная Церковь вступает в Страстную седмицу, которую верующие проживают вместе со Спасителем.

Эти важнейшие в истории человечества события много веков вдохновляют художников, и сегодня «Фома» знакомит вас с наиболее интересными их произведениями, посвященными последним дням земной жизни Христа в проекте «Холст, Пасха».

Великая Пятница  на картине «Распни его!» современного русского художника Ивана Глазунова и полотне «Ночь на Голгофе» русского живописца второй половины XIX века Василия Верещагина.

В Великую Пятницу Церковь вспоминает осуждение Христа на смерть и Его распятие. Схватив Спасителя в Гефсиманском саду, воины повели Его на суд членов синедриона — высшего судебного органа Древней Иудеи, в который входили первосвященники и книжники (знатоки Закона).

Но судьям нужны были формальные свидетели, способные подтвердить, что Иисус призывал народ не соблюдать иудейский Закон. Однако убедительных доказательств этому не нашлось.

 Наконец, потеряв терпение, первосвященник Каиафа, в доме которого проходило это судилище, воскликнул: Заклинаю Тебя Богом живым, скажи нам, Ты ли Христос, Сын Божий? (Мф 26:63).

Иван Глазунов. Распни Его

Иисус говорит ему: ты сказал; даже сказываю вам: отныне узрите Сына Человеческого, сидящего одесную силы и грядущего на облаках небесных. Тогда первосвященник разодрал одежды свои и сказал: Он богохульствует! на что еще нам свидетелей? вот, теперь вы слышали богохульство Его! как вам кажется? Они же сказали в ответ: повинен смерти (Мф 26:64–66).

Но чтобы привести приговор в исполнение, его должен был утвердить римский наместник (прокуратор) провинции Иудея — Понтий Пилат. Тот же, не видя явных доказательств вины осужденного и узнав, что Иисус родом из Галилеи, отправил Его на суд к галилейскому правителю Ироду Антипе. Однако и он не нашел причины для казни.

Но первосвященники настаивали, настроив против Пилата и Христа жителей Иерусалима. Пытаясь усмирить толпу, прокуратор предложил народу самому сделать выбор, кого помиловать по случаю праздника Пасхи: Христа или также осужденного на казнь отъявленного разбойника Варавву.

 И толпа выбрала Варавву, а Иисуса потребовала распять.

Василий Верещагин. Ночь на Голгофе

Тогда Пилат утвердил приговор, и римские воины повели Христа к месту казни. И заставили проходящего некоего Киринеянина Симона, отца Александрова и Руфова, идущего с поля, нести крест Его.

И привели Его на место Голгофу, что значит: Лобное место. И давали Ему пить вино со смирною; но Он не принял. Распявшие Его делили одежды Его, бросая жребий, кому что взять. Был час третий, и распяли Его.

И была надпись вины Его: Царь Иудейский (Мк 15:21–26).

На картине Ивана Глазунова «Распни его!» запечатлен момент предания Христа на смертную казнь.

1

Христос в багрянице — символе царской одежды — и терновом венце. Перед вынесением Иисусу окончательного приговора римские воины издевательски сплели для Него венец из терна, возложили Ему на голову, и одели Его в багряницу, и говорили: радуйся, Царь Иудейский! и били Его по ланитам (щекам. – Прим. ред.) (Ин 19:2–3).

2

Брошенная пальмовая ветвь. За пять дней до казни, когда Христа восторженно встречали в Иерусалиме пальмовыми ветвями как царя-победителя, та же толпа ликующе кричала: Осанна Сыну Давидову! благословен Грядущий во имя Господне! осанна в вышних! (Мф 21:9).

3

Пилат, который показывает народу уже избитого (иными словами, как бы наказанного) Христа, говоря «се Человек!», то есть утверждая, что Он не царь, а значит, невиновен. Когда же увидели Его первосвященники и служители, то закричали: распни, распни Его! Пилат говорит им: возьмите Его вы, и распните; ибо я не нахожу в Нем вины.

Иудеи отвечали ему: мы имеем закон, и по закону нашему Он должен умереть, потому что сделал Себя Сыном Божиим. Пилат, услышав это слово, больше убоялся (Ин 19:6–8).

 После этого Пилат, заподозрив, что дело этого обвиняемого сложнее, чем ему представили иудеи, увел Иисуса в преторию (свою резиденцию) и попытался выяснить, откуда Он на самом деле. Но Тот не ответил.

Свиток в руках Пилата — письмо его жены Клавдии Прокулы, в котором она просит не предавать Христа смерти: не делай ничего Праведнику Тому, потому что я ныне во сне много пострадала за Него (Мф 27:19).

 Оно еще больше укрепило уверенность прокуратора в том, что Христа нужно отпустить.

 Но подстрекаемая первосвященниками толпа кричала: Если отпустишь Его, ты не друг кесарю (Ин 19:12), правителю Римской империи, и прокуратор уступил, опасаясь, как бы его не обвинили в попустительстве государственному преступнику.

4

Сотник (центурион) Лонгин. Именно он руководил казнью и отрядом воинов, следивших, чтобы распятых не сняли с креста. Обычно от такой казни умирали в течение нескольких дней, но Христос уже через несколько часов «испустил дух».

 Чтобы удостовериться в Его смерти, сотник, по свидетельству присутствовавшего при этом евангелиста Иоанна, копьем пронзил Ему ребра, и тотчас истекла кровь и вода (Ин 19:34).

А другой евангелист добавляет: Сотник же и те, которые с ним стерегли Иисуса, видя землетрясение и все бывшее, устрашились весьма и говорили: воистину Он был Сын Божий (Мф 27:54). По преданию, после воскресения Спасителя Лонгин проповедовал христианство и принял за это мученическую смерть.

5

Слуга, держащий книгу со сводом законов. Пилат знал, что по римским юридическим нормам Христос невиновен, и хотел доказать это иудеям.

6

Иудеи, кричащие «Распни его!». Правитель сказал: какое же зло сделал Он? Но они еще сильнее кричали: да будет распят. Пилат, видя, что ничто не помогает, но смятение увеличивается, взял воды и умыл руки перед народом, и сказал: невиновен я в крови Праведника Сего; смотрите вы. И, отвечая, весь народ сказал: кровь Его на нас и на детях наших (Мф 27:23–25).

7

Иудей, опускающий большой палец вниз — отсылка художника к гладиаторским боям, во время которых император позволял толпе решать участь проигравшего. Если люди поднимали большие пальцы, гладиатор оставался жив, если опускали — его убивали.

8

Саддукей — представитель влиятельной религиозной партии в Древней Иудеи. Саддукеи, в отличие от фарисеев, признавали только законы, данные в Пятикнижии (Торе), отвергая все иные иудейские обычаи. Они считались самыми непримиримыми врагами Христа.

9

Римские воины, пытающиеся усмирить разъяренную толпу. Возможно, Пилат предал Христа на распятие еще и потому, что боялся бунта.

10

Претория — служебная резиденция римского наместника Иудеи, в которой проходил суд Пилат над Христом. Захватив Иерусалим в 63 году до нашей эры, римляне построили в северо-западной части города крепость.

В ней располагался римский гарнизон, здесь же на время иудейских праздников, чтобы лично следить за порядком, останавливался прокуратор.

В обычное же время он жил в городе Кесария Палестинская, расположенном на берегу Средиземного моря.

11

Штандарт с изображением римской богини плодородия Цереры — символ власти прокуратора.

На картине Василия Верещагина «Ночь на Голгофе», которая хранится в Третьяковской галерее, запечатлена погребальная процессия с телом Христа. 

В Церкви этот момент воспроизводится на богослужении вечером Великой Пятницы, когда верующие троекратно обходят храм с плащаницей — большой иконой умершего Спасителя.

1

Тело Христа несут Никодим и Иосиф Аримафейский, который дерзнул попросить у Пилата разрешения забрать его, чтобы похоронить. Пилат удивился, что Он уже умер, и, призвав сотника, спросил его, давно ли умер? И, узнав от сотника, отдал тело Иосифу (Мк 15:44–45).

2

Иосиф Аримафейский был иудейским старейшиной и членом синедриона, однако в суде над Спасителем не участвовал. Он сам был тайным учеником Христа, и тело Спасителя положили именно в его новую гробницу.

3

Апостол Иоанн Богослов. Он единственный из апостолов, который был со Спасителем во время распятия, пока остальные в страхе разбежались.

Перед самой смертью Господь соединил его судьбу с судьбой Своей Матери: Иисус, увидев Матерь и ученика тут стоящего, которого любил, говорит Матери Своей: Жено! се, сын Твой.

Потом говорит ученику: се, Матерь твоя! И с этого времени ученик сей взял Ее к себе (Ин 19:26–27).

4

Никодим — еще один член синедриона и тайный ученик Христа. Его разговору со Спасителем о том, зачем Он пришел в этот мир, евангелист Иоанн посвятил почти целую главу (Ин 3:1–21).

Никодим, выступая на собраниях фарисеев — сам будучи одним из них, — вступался за Христа (Ин 7:50–53).

 И именно он принес на погребение Учителя состав из смирны и алоя, литр около ста(Ин 19:39), которым обычно помазывали тела только очень богатых людей.

5

Мария Клеопова, сестра Богородицы, и Мария Магдалина, которые будут приготавливать тело Христа к погребению.

6

Скорбящая Мария. В Евангелии почти не говорится о том, какие чувства испытала Богородица, видя своего Сына на кресте. Лишь евангелист Лука, повествуя о Сретении Господнем, когда Его на 40-й день после рождения принесли в Иерусалимский храм, приводит обращенные к ней пророческие слова праведного Симеона: и Тебе Самой оружие пройдет душу (Лк 2:35).

7

Разбойник, распятый по левую руку от Спасителя (вместе с Ним распяли двух преступников). И сбылось слово Писания: и к злодеям причтен (Мк 15:28). Один из повешенных злодеев злословил Его и говорил: если Ты Христос, спаси Себя и нас (Лк 23:39). В Церкви его принято называть безумным разбойником, хотя предание сохранило и его имя — Гестас.

8

Крест, на котором распяли Христа. Распятие считалось самым позорным и мучительным видом казни. К нему приговаривали самых отъявленных злодеев, да и то, если они не были римскими гражданами. Обычно распятый долго и мучительно умирал от удушья и истощения.

9

Благоразумный разбойник. По преданию звали его Дисмас.

Услышав, как безумный разбойник ругается на Христа, он сказал ему: Или ты не боишься Бога, когда и сам осужден на то же? и мы [осуждены] справедливо, потому что достойное по делам нашим приняли, а Он ничего худого не сделал (Лк 23:40–41).

А затем обратился к Спасителю: Помяни меня, Господи, когда приидешь в Царствие Твое! И сказал ему Иисус: истинно говорю тебе, ныне же будешь со Мною в раю (Лк 23:42–43).

Когда Христос умер, воины перебили голени двум другим распятым (что привело к мгновенной смерти): об этом члены синедриона специально просили Пилата, сообразив, что, поторопившись расправиться с Иисусом, загнали себя в ловушку — ведь наступала иудейская Пасха, которую нельзя было осквернять казнью.

10

Распятие Христа сопровождалось природными катаклизмами: солнце померкло и сделалась тьма по всей земле (Лк 23:44).

В девятом часу возопил Иисус громким голосом: Элои! Элои! ламма савахфани? — что значит: Боже Мой! Боже Мой! для чего Ты Меня оставил? Некоторые из стоявших тут, услышав, говорили: вот, Илию зовет.

А один побежал, наполнил губку уксусом и, наложив на трость, давал Ему пить, говоря: постойте, посмотрим, придет ли Илия снять Его. Иисус же, возгласив громко, испустил дух (Мк 15:34–37). А в сам момент смерти Христа произошло землетрясение, настолько сильное, что камни расселись (Мф 27:51).

11

Потерянная кем-то накидка. Когда Христа распяли, собравшиеся поглазеть на зрелище злословили Его: Разрушающий храм и в три дня Созидающий! спаси Себя Самого; если Ты Сын Божий, сойди с креста.

Подобно и первосвященники с книжниками и старейшинами и фарисеями, насмехаясь, говорили: других спасал, а Себя Самого не может спасти; если Он Царь Израилев, пусть теперь сойдет с креста, и уверуем в Него; уповал на Бога; пусть теперь избавит Его, если Он угоден Ему. Ибо Он сказал: Я Божий Сын (Мф 27:40–43).

Однако увидев, как реагирует на смерть Христа сама природа, люди в ужасе бросились по домам, бия себя в грудь (Лк 23:48). Они поняли, что предали на смерть Праведника.

Источник: https://foma.ru/velikaya-pyatnitsa-na-kartinah-ivana-glazunova-vasiliya-vereshhagina.html

Ссылка на основную публикацию