Описание картины джорджоне «спящая венера»

Спящая Венера

Искусство Венеции 16-го века
Картина «Спящая Венера» венецианского живописца Джорджоне. Размер работы мастера 108 x 175 см, холст, масло. Завершается творчество Джорджоне двумя произведениями — дрезденской «Спящей Венерой» и луврским «Концертом».

Эти картины остались незаконченными, и пейзажный фон в них был дописан младшим другом и учеником Джорджоне — великим Тицианом. Произведение венецианского художника, кроме того, утратило некоторые свои живописные качества вследствие ряда повреждений и неудачных реставраций.

Но как бы то ни было, именно в этом произведении с большой гуманистической полнотой и почти античной ясностью раскрылся идеал единства физической и духовной красоты человека.

Удивительно целомудренная, несмотря на свою наготу, «Спящая Венера» является в полном смысле аллегорией, символическим образом Природы.

Погруженная в спокойную дрему нагая Венера изображена на фоне сельского пейзажа, спокойный пологий ритм холмов которого так гармонирует с ее образом. Облачная атмосфера смягчает все контуры и сохраняет вместе с тем пластическую выразительность форм.

Как и иные творения Высокого Возрождения, джорджоневская Венера замкнута в своей совершенной красоте и как бы отчуждена и от зрителя и от созвучной ее красоте музыки окружающей ее природы. Не случайно она погружена в ясные грезы тихого сна.

Закинутая за голову правая рука создает единую ритмическую кривую, охватывающую тело и замыкающую все формы в единый плавный контур. Безмятежно светлый лоб, спокойно изогнутые брови, мягко опущенные вежды и прекрасный строгий рот создают образ непередаваемой словами прозрачной чистоты.

Все полно той кристальной прозрачности, которая достижима только тогда, когда ясный, незамутненный дух живет в совершенном теле.

Картина художника Джорджоне «Спящая Венера» — один из самых идеальных женских образов эпохи Возрождения. Под впечатлением этой картины свои произведения на сходные сюжеты создали Тициан и Дюрер, Пуссен и Веласкес, Рембрандт и Рубенс, Гоген и Мане.

Посреди холмистого луга на темно-красном покрывале безмятежно спит, предаваясь во сне своим мечтам и фантазиям прекрасная античная богиня любви и красоты Венера.

За спиной римской богини на горизонте — просторное небо с облаками, невысокая гряда голубых гор, пологая тропа, ведущая на поросший растительностью холм. Отвесная скала, причудливый профиль холма вторят очертаниям фигуры богини.

Работа Джорджоне осталась незаконченной; пейзаж, как сказано выше, в ней написал Тициан, также на картине Тицианом был изображен купидон, записанный в 18 столетии.

История живописи эпохи Возрождения. Далее →

Источник: http://smallbay.ru/artreness/giorgione95.html

4 самых известных воплощений Венеры в искусстве

Ее воспроизводили в камне и живописи бессчетное количество раз – ни одна женщина в мире не удостаивалась подобной чести. Но парадокс состоит в том, что моделями богини любви и красоты служили тысячи безымянных женщин разных времен и народов. А значит, имя Венеры – это нарицательное имя всего женского рода.

Да и судьба у этой богини вполне ординарная: замужество со вздорным Вулканом, романтически-деловые отношения с Марсом, горячо любимый и взбалмошный сын Амур, соперничество с ненавистной красавицей невесткой Психеей.

Словом, суета сует и… вечная жизнь в произведениях искусства, слава, сравнимая разве что с поклонением Иисусу Христу… Во все времена, начиная с античных, мужчины-творцы создавали свою Венеру на полотнах и в камне – а встречали ее..

на улицах, в залах дворцов, на сельских вечеринках, в книжных лавках и в проезжающих мимо пролетках. Поэтому все изображения богини любви и красоты – один большой мужской гимн Женщине.

    …Алессандро Филипепи, по прозвищу Боттичелли, что означает «бочонок», сын флорентийского дубильщика кожи Мариано ди Ванни Филипепи, стоял в церкви и задумчиво наблюдал за церемонией венчания.

    Ему было уже около сорока, и юношеское поэтическое восприятие мира сменилось тяжелым пессимизмом.

    Взгляд известного художника рассеянно скользнул по лицу невесты и вдруг сверкнул живым блеском: юная девушка вступала в незнакомую большую жизнь.

    Алессандро всегда умел подмечать детали, именно за психологизм полотен его ценили и при дворе Медичи во Флоренции, и папа Сикст IV в Риме.

    Сейчас он увидел девушку плывущей на большой морской раковине, стыдливо и целомудренно прикрывающейся руками, на лице – выражение наивности и чистоты.

    Сбоку ее уже обдувают переплетенные в объятии бог и богиня ветров, еще минута – и импровизированная лодочка перевернется и уйдет в пучину моря страстей. А на берегу юную красавицу поджидает нимфа с покрывалом, вытканным цветами, – она хочет прикрыть эту безгрешную наготу.

    Боттичелли так ясно увидел и прочувствовал всю эту сцену, что поспешил выйти из церкви, так и не спросив имени юной невесты. Он уже знал, каким будет четвертое полотно в «свадебной» серии – «Весна», «Палада и Кентавр», «Венера и Марс». Оно будет называться «Рождение Венеры».

    …8 апреля 1820 года лопата греческого крестьянина Иоргоса с острова Мелос наткнулась на непреодолимое препятствие в земле. Иоргос отступил на пару метров, но и тут его ждало разочарование: копать было невозможно.

    Тогда он принялся аккуратно отбрасывать комья земли и через некоторое время обнаружил овальную каменную нишу, а в ней – мраморное изображение прекрасной обнаженной женщины. В левой, поднятой кверху руке она держала яблоко, правой подхватывала ниспадающее покрывало.

    Крестьянин Иоргос был первым мужчиной, увидевшим Венеру после двух тысячелетий подземного заточения!

    А потом началась настоящая битва за обладание красавицей. Мореплаватель Дюмон Дюрвилль, увидев ее в крестьянском сарае, рассказал о шедевре французскому послу маркизу де Ривьеру, тот немедленно снарядил в Грецию судно во главе со своим секретарем Марцеллюсом, с тем чтобы статую доставили ко двору Людовика XVIII.

    Но Иоргос уже продал Венеру местному священнику, который в свою очередь собирался преподнести ее в дар переводчику константинопольского паши. Священник категорически отказался перепродать статую и призвал на помощь прихожан. И тогда Марцеллюс приказал своим матросам взять ее силой.

    Потасовка между двумя сторонами была настолько бурной, что… прекрасная женщина оказалась без рук. В спешке матросы погрузили торс на свой корабль.

    1 марта 1821 года статуя была установлена в Лувре и названа по ее местонахождению – Венера Милосская.

    Автором этого шедевра, созданного во II веке до н.э., является Агесандр из Антиохии. Кто послужил прообразом монументальной красавицы – остается загадкой. Руки богини ищут до сих пор.

    Последняя ночь любви стала роковой: в 1510 году в Венеции бушевала чума, горячо любимая женщина была обречена. Но тридцатитрехлетнего венецианского художника Джорджо Барбарелли да Кательфранко, известного в искусстве эпохи Высокого Возрождения под именем Джорджоне, это не остановило.

    Он знал, что боль, страх и небытие – ничто в сравнении с истинной любовью, с красотой женского тела, с мягким божественным рассветом, озаряющим его беззащитную ускользающую наготу. Он и сам не раз писал подобный рассвет и эту мраморную, словно светящуюся изнутри, кожу, и эту спокойную, расслабленную позу уснувшей женщины.

    И пусть она войдет в историю под именем Венеры, не опорочив эротическим откровением истинное имя его возлюбленной!

    «Спящая Венера» была написана «под заказ» для патрицианской семьи Марчелло.

    Но, выполняя заказ, художник словно подводил итог своей жизни, размышляя о полной гармонии женщины и природы, об их сходстве в главном – плавности линий, одухотворенности и обманчивой неподвижности перед пробуждением.

    Разница состояла лишь в том, что природа – вечна, а это нежное женское тело – обречено. И единственное, что он, художник, может сделать, – увековечить его на полотне.

    После свидания с возлюбленной Джорджоне умер, заразившись от нее чумой.

    В 1699 году картина «Спящая Венера» поступила в Дрезденскую галерею. Она имела сотни вариаций и повторений в живописи других художников. Время не пощадило шедевр, и только теперь с помощью рентгеновских лучей реставраторы заметили у ног прекрасной спящей женщины маленького Купидона. Но воспроизвести его так никто и не решился.

    …Донью Каэтану, самую обворожительную придворную даму Испании, поэты во всеуслышание окрестили «новой Венерой». Простолюдинку Пепу Тудо, вдову флотского офицера и содержанку адмирала де Массаредо, так могли называть только шепотом, чтобы, не дай бог, не разгневать ее высокопоставленную соперницу.

    Обе дамы – и герцогиня, и простушка – по очереди тайком посещали спальню любвеобильного и зловеще-таинственного художника Франсиско Гойи. Он писал их обеих, объединяя двух красавиц в один пленительный образ.

    Но этот образ был так далек от пастельно-сладких изображений богини любви и красоты, что назвать картину именем Венеры художник не решился: это была типичная маха – женщина с улицы, живая и веселая, способная свести с ума не только короля, но и самого дьявола!

    Кроме того, инквизиция тщательно следила, чтобы на полотна художников-вольнодумцев не проникла обнаженная натура. И Гойя нашел выход: он написал два почти одинаковых полотна для своего друга и покровителя дона Мануэля.

    Одна картина – изображение обнаженной красавицы-махи находилась за другой – той же махой, только одетой.

    Дон Мануэль нажимал на специальный рычажок – картины приходили в движение, и на суд изумленной публики представала прекрасная обнаженная женщина.

    После эмиграции своего веселого покровителя Гойя предстал перед судом инквизиции… Но картины все-таки не были уничтожены и сейчас находятся в Мадридском музее Прада. Веселые и темпераментные испанцы, умеющие ценить буйство плоти, называют женщину, изображенную на картине, «новой Венерой».

«Мужчины и Венера», журнал «Академия», март, 2004 год

Источник: http://www.kafetop.ru/news/4_samykh_izvestnykh_voploshhenij_venery_v_iskusstve/2016-12-20-379

Спящая венера джорджоне

Ни одна из картин итальянского Возрождения не имела столько повторений и вариантов, как «Спящая Венера» Джорджоне. Не говоря уже о современниках художника, она поразила воображение Дюрера и Кранаха Старшего, Пуссена и Веласкеса, Рембрандта и Рубенса, Энгра и Делакруа, Мане и Гогена.

Между тем письменные свидетельства о ней крайне скудны, а сам Джорджоне не оставил никакого эпистолярного наследия и нигде не проронил о своих картинах ни слова. И вообще никого из представителей классического итальянского искусства время не заволокло туманом в такой степени, как Джорджоне.

Современники считали его очень большим мастером, и слава его сохранялась в веках, а между тем о его жизни мы знаем очень мало. Насколько его имя было в свое время знаменито в Венеции и за ее пределами, настолько впоследствии оно было забыто и оставалось известным лишь небольшому кругу специалистов, да и те имели расплывчатое представление о творчестве Джорджоне.

Даже его картины, хранившиеся главным образом в частных собраниях венецианских патрициев, не признавались принадлежащими ему на основании документальных данных. Многие из них оставались почти совершенно неизвестными и с течением времени были настолько забыты, что долгое время приписывались другим мастерам.

В частности, еще в XIX веке «Спящая Венера» считалась копией с Тициана, созданной итальянским художником XVII века Сассоферрато. К тому же Джорджоне не подписывал свои произведения, и все это затрудняло изучение его творчества.

Но в XIX веке были найдены «Заметки о произведениях искусства», написанные венецианским патрицием Маркантонио Микиэлем (жившим в первой половине XVI века), и тогда творчество Джорджоне было как бы заново открыто.

Вот так сложилась судьба великого живописца, хотя теперь вряд ли найдется любитель искусства, которому не было бы знакомо это имя. Однако и сегодня Джорджоне остается одним из самых загадочных мастеров прошлого, а среди живописцев Высокого Возрождения — самым необычным.

Поэтической вершиной его искусства стала «Спящая Венера» — единственная из дошедших до нас картин художника на мифологический сюжет.

Она стала и своеобразным итогом всех размышлений Джорджоне о человеке и окружающем его мире, в ней нашла воплощение идея о свободном, ничем не омраченном существовании человека среди поэтической природы. В 1525 году М.

Микиэль писал о ней: «Картина на холсте, изображающая обнаженную Венеру, которая спит в пейзаже, и Купидона, написана Джорджоне из Кастельфранко, но пейзаж и Купидон были закончены Тицианом».

«Спящая Венера», видимо, была написана в те годы, когда Джорджоне, заваленный заказами, стоял во главе художественной мастерской и менее ответственные части в его картинах заканчивали ученики — Тициан и Себастьяно дель Пьембо. К началу XVI века образ Венеры еще не был распространен в итальянском искусстве.

Читайте также:  Описание картины пабло пикассо «голова женщины»

Несмотря на свой светский характер, искусство этого времени еще сохранило в себе остатки наивного благочестия, и изображение обнаженного женского тела было очень редким.

В конце XV века написал свое «Рождение Венеры» Сандро Боттичелли, и его Венера — хрупкая, почти бесплотная, с каскадом тяжелых золотых волос — представляет собой изящное сплетение языческого мифа с последними остатками средневекового страха перед земной, чувственной любовью и красотой обнаженного женского тела.

Совсем иное представление о женской красоте — плоть от плоти прекрасной действительности и в то же время возвышенной и целомудренной — раскрывается в картине Джорджоне.

«Спящая Венера» была написана художником для патрицианской семьи Марчелло и до конца XVII века находилась в их коллекции, а в Дрезденскую галерею картина поступила в 1699 году. От времени она сильно пострадала, и в местах выпадения краски ее покрывают более поздние записи.

В XIX веке реставраторы почти заново переписали часть правой стороны, где у ног Венеры некогда был изображен маленький Купидон, впоследствии обнаруженный с помощью рентгеновских лучей.

Как уже говорилось выше, свою идею о прекрасном человеке, о его полной гармонии с окружающим миром Джорджоне воплотил в образе Венеры — богини любви и красоты. Он представил ее в облике прекрасной обнаженной женщины, спящей на лугу, поросшем скромными белыми цветами.

Сон богини полон безмятежного покоя, вечерняя тишина и согласие пронизывают всю природу, и сама она как будто порождение той самой природы, которая ее окружает.

Ее прекрасное тело поражает зрителя необычной красотой плавных линий, и в то же время Венера Джорджоне — это земная женщина, полная чувственной прелести и очарования, и эту земную красоту художник возвысил и идеализировал.

Никто в итальянской живописи до Джорджоне не передавал еще с такой осязательностью жизненную теплоту обнаженного женского тела, где совершенность форм, завершенность и чистота линий словно воплощают в себе закон абсолютной гармонии.

За богиней простирается столь любимый Джорджоне пейзаж венецианской провинции: вдали на пригорке видна маленькая деревушка, за ней зеленеет равнина с одиноким стройным деревцем, а на горизонте вырисовывается далекая цепь холмов с замком и синяя полоска озера.

Плавные линии тела Венеры, безупречные по своей красоте, как бы находят отклик в окружающем ее пейзаже: уходят вдаль мягкие линии пологих холмов, лучи заходящего солнца окрашивают в золотистые тона замершее в неподвижности облако, и теплый солнечный свет как бы сгущается в золотисто-рыжих волосах Венеры. Во всех чертах ее нежного и задумчивого лица разлита тончайшая одухотворенность, а за ее опущенными ресницами как бы скрыта вся полнота чувств и переживаний человека, наделенного тонкой душой.

Обнаженные женские фигуры в пейзаже встречались в европейской живописи и гравюрах и раньше, но никогда они не изображались в состоянии сна.

Особая «концепция сна», той формы физического и духовного отдыха, под которой подразумевалось предрасположение души к возвышенному созерцанию и воссоединению с божественным началом, была развита гуманистами и неоплатониками 16-го столетия.

Нагота богинь у последователей и подражателей Джорджоне была оправдана ожиданием любовных утех, вакхическим опьянением, любованием собственной красотой во время туалета. Либо нагота эта жестока и губительна, как в древнегреческом мифе об Актеоне.

У Джорджоне нагота выглядит как естественное состояние человека: богиня отдыхает, спит обнаженная, как в те далекие времена спали все — богатые и бедные люди, да и сами боги. Все тело Венеры выражает состояние сладкого самозабвения, полного покоя, который не тревожат мрачные сновидения.

«Спящая Венера» Джорджоне — едва ли не первое произведение живописи Возрождения, в котором нагота составляет главную его тему. Венера спит, не ведая своей наготы, как не ведали о ней Адам и Ева до грехопадения, и потому нагота так прекрасна и безгрешна, что зритель глядит на нее только как на предмет поклонения. Образ этой прекрасной женщины-богини лишен налета эротики даже в самой малейшей степени. Наоборот, мало кому из художников Возрождения (да и последующих веков) удавалось создать более возвышенный и целомудренный образ.

Все в ней гармония, все диво,

Все выше мира и страстей,

Она покоится стыдливо

В красе торжественной своей.

(А.С. Пушкин)

Источник: http://historylib.org/historybooks/Nadezhda–Ionina_100-velikikh-kartin/10

Два гения и Венера Джорджоне. «Спящая Венера» | Читать онлайн, без регистрации

Два гения и Венера Джорджоне. «Спящая Венера»

Эта удивительная картина – наверное, одна из самых известных в мировом искусстве.

Сюжет ее – прекрасная женщина, забывшаяся в глубоком сне, – вдохновлял множество великих художников; среди них Кранах, Дюрер, Веласкес, Рембрандт, Рубенс, Делакруа, Мане, Гоген. И судьба этой картины весьма драматична…

В 1504 году в Венеции, в районе моста Риальто, случился страшный пожар. Особенно пострадало Немецкое подворье – оно сгорело полностью, вместе с товарами немецких купцов. Убытки их были огромны, а потому Сеньория постановила выстроить здание заново. А росписи его было поручено сделать Джорджоне, к тому времени самому известному в Венеции мастеру.

Красивый, обаятельный, любимец венецианских интеллектуалов, он как магнит притягивал к себе людей, и в его мастерской в пригороде Сан-Сильвестро, в старинном доме Вальера, всегда было множество гостей – цвет венецианской аристократии, музыканты, поэты. Его друзьями были Таддео Контарини, дядя которого был известным философом и коллекционером, Джироламо Марчелло, Габриэле Вендрамин.

И конечно же, собрания этих патрициев-гуманистов украшали работы их любимого Джорджоне. У Джорджоне никогда не было недостатка в заказчиках – самые уважаемые семейства Венеции старались заполучить художника, дабы он декорировал своими картинами и фресками их дворцы.

Творил он вдохновенно, без предварительных эскизов и рисунков – сразу писал красками, и получались у него настоящие шедевры, наполненные музыкой, гармонией, покоем и любовью.

Уже при жизни о нем ходили легенды. Говорили, что родился он в семье Барбарелли в городке Кастельфранко. Говорили и о том, что художник ведет далеко не аскетический образ жизни: он, как пишет Вазари, прекрасно пел, играл на лютне – его игра и пение «почитались в те времена божественными», – а потому был желанным гостем в любом венецианском доме, на любом празднике.

А еще Джорджоне слыл человеком «благородных и добрых нравов», был хорош собой и пользовался любовью женщин. И отвечал им взаимностью. Друзья прозвали его Джорджоне – великий Джорджо, в знак уважения его таланта.

У его живописной манеры, вошедшей в историю искусства как «джорджонизм», – музыка, воплощенная в красках, – нашлась целая армия подражателей, творивших свои «джорджонески».

Работа в Немецком подворье была не под силу одному мастеру, и потому в помощь Джорджоне по протекции влиятельного в городе семейства Барбаро был назначен молодой Тициан.

Каждый из художников работал на разных сторонах огромного здания и не мешал другому. Но наверняка между ними началось негласное соревнование. Первым – 11 сентября 1508 года – работу закончил Джорджоне, но он и раньше начал.

Медлительный, обстоятельный Тициан завершил свою часть росписей чуть позже.

И вот леса разобраны, и вся Венеция сбежалась смотреть на новое здание Немецкого подворья. Для оценки росписей была назначена специальная комиссия, куда вошли маститые венецианские художники, среди которых – знаменитые Карпаччо и Беллини.

После тщательного осмотра фресок комиссия официально заявила, что оба художника с честью справились с труднейшей задачей. Работа уже опытного мастера Джорджоне и молодого, только завоевывавшего себе имя Тициана была признана блестящей.

К сожалению, росписи не сохранились – уже в 1541 году Вазари, оказавшись в Венеции, с трудом мог разглядеть творения двух великих венецианцев.

То ли спешка сыграла роль, то ли подмастерья плохо сделали грунтовку, то ли влажный венецианский климат все испортил, но фрески Немецкого подворья очень быстро потеряли свои краски.

Сегодня можно увидеть только отдельные фрагменты, восстановленные благодаря героическим усилиям реставраторов.

Прижимистые немецкие купцы, восхищенные росписями, проявили небывалую щедрость и устроили в честь окончания работ настоящее празднество.

Современники, побывавшие на том пиру, рассказывали, как все восхищались творениями обоих художников, особенно хвалили «Юдифь» – в полной уверенности, что она написана Джорджоне, а когда выяснилось, что это работа Тициана, возникла некоторая неловкость.

Так или иначе, отношения между двумя художниками впоследствии были весьма прохладными, хотя каждый, несомненно, ценил талант другого. Но уж очень они были разные – солнечный, веселый, любимец всей Венеции Джорджоне и задумчивый нелюдим, сосредоточенный, углубленный в себя и свое дело Тициан. Друзьями они никогда не были.

Да и в искусстве шли разными дорогами. Но прошло немного времени, и судьба их свела снова, однако уже при совсем других обстоятельствах. Лето 1510 года принесло в Венецию страшную беду – в город пришла чума. Каждый день уносила она сотни жизней.

По Большому каналу плыли вереницы барж и гондол, перевозивших трупы на специально отведенные кладбища – там полыхали огромные костры, в которых сжигали тела умерших. Больницы были переполнены. В летнюю жару пересохли колодцы, и людям не хватало воды. Венецианцы хоронили близких, постились – еды тоже не хватало – и сидели по домам, боясь подцепить заразу на улице и молясь Господу, чтобы беда поскорее их миновала.

Сидел безвылазно в своей мастерской и Тициан, заканчивая большое полотно – эту картину он хотел, если Господь его спасет от страшной болезни, посвятить покровителю Венеции святому Марку. И вот однажды, когда он уже наносил последние мазки, в дверь постучали.

То был Таддео Контарини – он принес ужасную весть: от чумы умер Джорджоне. Бросив все, Тициан вместе с Контарини бросился к дому Джорджоне. По дороге Таддео рассказал Тициану, что совсем недавно Джорджоне на одной из вечеринок произнес странную фразу: «Наш век – это лишь скольжение тени».

Почему он сказал эти слова? Что они значили? Неужели он чувствовал, что его уход произойдет столь скоро?

И вот они уже у дома Джорджоне. Площадь перед зданием оцеплена стражами карантинной службы, которые теснили в сторону собравшихся друзей художника. На площади навалена груда вещей Джорджоне – по закону, все должно быть тут же сожжено. К счастью, пошел дождь – природа словно оплакивала своего певца, – и костер разгорался медленно.

И тогда, прорвавшись сквозь цепь ограждения, друзья художника принялись выхватывать из кучи вещей холсты на подрамниках. Чудом удалось спасти несколько больших картин, среди них – «Трех философов», «Юдифь» и «Спящую Венеру», – и несколько маленьких. Все остальное – книги, дневники, письма, рукописи Джорджоне с сочиненными им стихами, вещи – сгорело в том огне.

Сгорело довольно быстро – оказалось, художник, имя которого было известно всей Венеции, которому заказывали работы самые богатые люди города, был беден. Все, что у него было, – это постель, кисти, краски, стол и стул да еще книги. Похоже, его приятели-аристократы не очень-то спешили раскошелиться и по достоинству наградить своего любимого художника.

Читайте также:  Иллюстрация к сказке «сестрица аленушка и братец иванушка» работы ивана билибина

Нет, наверное, думал тогда Тициан, уж я-то буду брать за свою работу столько, сколько она стоит!

Почитатели таланта Джорджоне тяжело переживали его смерть. Художник был еще так молод – ему не было и тридцати пяти, столько обаяния и таланта было в этом человеке! О нем скорбела вся Венеция.

Его внезапный уход вызвал много разговоров.

Кто-то утверждал, что он якобы заразился чумой от своей возлюбленной Чечилии: уже когда стало ясно, что она умирает, когда все ее тело покрылось черными бубонами и даже лекарь отказался к ней подходить, он не пожелал оставить любимую.

Другие же говорили, что все было совсем иначе. Дескать, та же самая Чечилия предпочла ему его юного ученика по имени Морто да Фельтре, и от горя художник ослабел, ну а коварная чума тут же и поразила свою новую жертву.

Потрясенный смертью Джорджоне Тициан уехал в Падую, где его ждал заказ. Вернулся он в Венецию только в декабре 1511 года. Жизнь в городе, пережившем страшную эпидемию, понемногу налаживалась.

Снова пели свои песни гондольеры, снова устраивались празднества в прекрасных венецианских дворцах, и снова заезжие гости сходили с ума от рыжеволосых венецианских прелестниц.

А к Тициану потянулись заказчики – он уже был хорошо известный мастер.

И вот однажды к нему пришел Джироламо Марчелло, старый друг Джорджоне. Он принес с собой картину умершего художника «Спящая Венера».

– Джорджоне не успел закончить картину – смерть ему помешала, – сказал он. – Сделай это ты – ведь только ты можешь сравниться с Джорджоне мастерством. Только ты имеешь право прикоснуться своей кистью к этому холсту. Это гениальная работа, спасти ее – твой долг перед памятью Джорджоне и перед всем венецианским искусством.

Тогда, на площади перед домом Джорджоне, Тициан, вытаскивая холсты из костра, конечно же, не разглядывал «Венеру» – он старался спасти гибнущие полотна. А теперь он уже мог это сделать. Перед ним был истинный шедевр – обнаженная прекрасная женщина, погруженная в сон.

Покоится она на фоне холмистого луга, на темно-красном покрывале с белой атласной подкладкой. А вдали – невысокая гряда голубых гор, здания, деревья.

Художнику удалось создать образ прекрасной женщины, образ обобщенный и вместе с тем удивительно живой, наполненный гармонией и поэзией.

Картина была заказана Джорджоне по случаю предстоящего бракосочетании Марчелло с известной в Венеции красавицей Морозиной Пизани.

Сюжет со спящей Венерой был популярен у молодоженов – богиня олицетворяла не только любовь, союз любящих сердец, но и то умиротворение бурных чувств, которое наступало после бракосочетания. И все это было в картине Джорджоне.

Как замечательно изображено роскошное тело богини, как великолепна вся композиция! Пусть в мастерской полно незаконченных его собственных работ – он выполнит просьбу Марчелло, сделает это для Джорджоне, – решил Тициан.

Внимательно разглядывая холст, Тициан на обратной стороне заметил надпись:

Чечилия в объятьях сна на мягком ложе

И нет для Дзордзо существа дороже!

Дзордзо – так звали Джорджоне на венецианский лад. Эта картина – гимн любви! На полотне спала прекрасная возлюбленная Джорджоне, юная Чечилия! Теперь Тициан был уверен – Джорджоне умер из-за любви…

Тициан почти переписал картину. От оригинала осталась поза Венеры и выражение лица, а в остальном, как говорят данные современных исследований, чувствуется рука Тициана. Это и пейзаж, и подушка, и шелковое покрывало…

В 1525 году М. Микиэль писал: «Картина на холсте, изображающая обнаженную Венеру, которая спит в пейзаже, и Купидона. Написанная Джорджоне из Кастельфранко, но пейзаж и Купидон были закончены Тицианом». К чести Тициана, он, столько сделавший для «Спящей Венеры», никогда впоследствии ни в письмах, ни в разговорах с друзьями не пытался присвоить себе авторство этой картины.

До конца XVII века картина как фамильное достояние хранилась в семье Марчелло. Но потом для семейства настали трудные времена, и картину пришлось продать.

Она сменила несколько хозяев, а в 1697 году ее приобрел у торговца картин Ле Роя курфюрст Саксонский для своего собрания – так она попала в Дрезденскую галерею. Попала не в лучшем состоянии. Несколько поколений реставраторов старались сохранить для потомков этот шедевр.

И им это удалось – творение Джорджоне, как и прежде, радовало любителей искусства, приходивших в галерею. Но история картины на этом не закончилась – самое страшное было впереди.

В 1939 году началась Вторая мировая война. По настоятельному требованию немецких музейщиков в 1942 году было принято решение эвакуировать сокровища Дрезденской галереи. Поначалу их вывозили в дворянские поместья и замки Саксонии.

Когда же война приблизилась к границам Германии, был отдан приказ перевезти все ценности подальше, к западу от Эльбы. Хранившиеся до того времени в более-менее приличных условиях картины попали в совершенно непригодные для этого помещения – в старые заброшенные шахты, известняковые штольни.

После взятия Дрездена советскими войсками эти подземные убежища были найдены. Была обнаружена и «Спящая Венера» – она лежала в старой, грязной вагонетке. Пребывание под землей, в сырости и грязи, губительно подействовало на многие картины – на них появилась плесень, кое-где потрескался и вздулся красочный слой.

Вместе с другими пострадавшими в войне шедеврами «Спящая Венера» оказалась в Москве, в Музее изобразительных искусств имени Пушкина. Над ее восстановлением работали лучшие советские искусствоведы и реставраторы.

В 1955 году картины Дрезденской галереи вернулись домой, в Дрезден, и наконец 3 июня 1956 года первые посетители галереи, восстановленной после страшных бомбежек, смогли увидеть ее сокровища. С тех пор прославленный шедевр Джорджоне украшает одно из лучших художественных собраний мира.

Источник: http://velib.com/read_book/opimakh_irina_v/zhivopisnye_istorii_o_velikikh_polotnakh_ikh_sozdateljakh_i_gerojakh/dva_genija_i_venera_dzhordzhone_spjashhaja_venera/

Две Венеры

Две Венеры

Сравнение картин «Венера Урбино» Тициана и «Спящая Венера»  Джорджоне

Наталья Никифорова

  Конец пятнадцатого века ознаменован в  искусстве живописи появлением на свет великих художников, таких как Леонардо да Винчи, Джорджоне, Тициан, Микеланджело, Рафаэль, Дюрер.

  Два величайших мастера эпохи венецианского  Возрождения: Тициан и Джорджоне вышли из мастерской Джованни Беллини .  Два таких похожих и таких разных мастера.

Об авторстве многих их картин до сих пор идут споры, чьей рукой написан тот или иной шедевр, Джорджоне или Тициана? Сюжеты многих их картин очень схожи, но на этом, как мне кажется, и заканчивается их схожесть, дальше идут различия. Различия во всем: в судьбе, в творчестве, в манере письма.

     Итак, Тициан родился в Пьеве ди Кадоре, маленьком селении в горах провинции Беллуна. Он был вторым сыном Грегорио  Вечеллио, происходящего из известного рода адвокатов.

Неполных десяти лет от роду он покинул родину, чтобы добраться до Венеции и изучить искусство живописи.

С первых шагов по стезе живописи Тициан проявил себя как необычайно талантливый художник, умеющий соединить беллиниевское величие и степенность с натурализмом заальпийских художников, к которым он испытывал величайшее почтение.

   О долгой жизни Тициана (1488-1576) известно практически все: поразительная карьера, привязанности и приглашение к главнейшим дворам Италии и Европы, ревнивое внимание к собственному благосостоянию, предпринимательский подход  к управлению собственной школой.

Документов, освещающих все эти аспекты жизни художника, которые еще при жизни его начали создавать вокруг него настоящий миф, существует великое множество.

Тем возмутительнее исключение, которое являет неизвестность даты его рождения, порожденная противоречащими друг другу, расходящимися на добрых семнадцать лет,  фактами.

Запись о смерти 1576 г. гласит, что художник скончался в возрасте « ста и трех лет», таким образом, годом рождения должен быть 1473 год.

Однако, биографы его времени, Людовико Дольче и Джордже Вазари, которые, похоже, наоборот, стремятся превознести раннее становление художника,  относят дату его рождения к периоду между 1488 и 1490 годами.

Именно эта датировка принята в настоящее время большинством ученых. И это единственное темное место в его биографии.

«Божественный» Джорджоне (1477 – 1510), так назвал художника Сальвадор Дали. В отличие от Тициана в биографии этого художника, как и в сюжетах его картин, остается много неясного. Джорджоне прожил очень недолго, и еще при жизни был признан гением.

Он коренным образом изменил представление о самой живописи, и о месте художника в обществе. Джорджоне родился близ Венеции, обучался в мастерской Беллини. Родом из бедной семьи, он был наделен острым умом, музыкальностью и пользовался успехом у женщин.

Сравним две картины  этих художников, картины очень похожие по сюжету. «Венера Урбино» Тициана и «Спящая Венера» Джорджоне. Созданная для Гвидобальдо, сына урбинского герцога, «Венера Урбино», один из шедевров тициановской классики, скорее всего, признана служить аллегорией супружества.

  Эта Венера – богиня плотской любви, раскинувшаяся в алькове и предлагающая зрителю свою великолепную  наготу.  В руке она держит букет роз – традиционный атрибут богини, как и стоящий на подоконнике мирт.

Однако, черты лица богини совершенно индивидуальны, взгляд ее не рассеян, она смотрит на зрителя открыто и призывно. Если сравнить картину сл «Спящей Венерой» Джорджоне становится очевидным, что Тициан исключил любой намек на идеализацию.

Тициан изобразил свою Венеру во внутренних покоях богатого венецианского дворца,  со всеми атрибутами повседневной жизни: двумя горничными, вынимающими из сундука наряды госпожи.

На картине Джорджоне царит таинственность далекая от обыденной жизни. Созданию атмосферы таинственности, окутывающей полотно, способствует пустынный город на заднем плане. этот мотив возник сначала в его знаменитой «Грозе».

Когда наш взгляд скользит от фигуры к пейзажу и обратно, открывается своеобразие метода Джорджоне.

Художник мыслил природу, человека и его создания в единстве, охватывал единым взором непрерывную целостность земли и ее растительного покрова, световоздушной среды, облаков, людей, мостов и городских построек. Такое восприятие было не менее важным завоеванием нового искусства, чем открытие перспективы.

Глаза богини закрыты, она спит или грезит, не подозревая, что за ней наблюдают. Нашему взору предстает богиня загадочная и прекрасная, мечтательный идеал, недостижимый в своей законченности.

Тициановская Венера воспринимается не как мифологический персонаж, а как дивный этюд реально существовавшей обнаженной женщины. Создавая образ античной богини любви, Тициан наполнил его новым жизненным смыслом.

Запечатленная в реальной обстановке, Венера как бы отделена от пространства комнаты, благодаря чему она существует в своем особом мире, где граница идеального и реального оказывается зыбкой. Замкнутый контур ее фигуры, необычайная мягкость и плавность очертаний усиливают впечатление погруженности ее в свой мир, мир совершенной гармонии и высшей красоты.

Создавая богатейшую колористическую гамму, построенную на соотношении звучных и глубоких тонов, Тициан своим мастерством приподнял реальность до уровня идеала.

Чувством гармонии, совершенством пропорций, линейным ритмом, мягкой светописью  одухотворенностью и психологической выразительностью своих образов и вместе с тем логичностью, рационализмом Джорджоне близок Леонардо, который, несомненно, оказал на него и непосредственное влияние, когда проездом из Милана в 1500 г. был в Венеции. Но Джорджоне более эмоционален, чем великий миланский мастер, и как типичный художник Венеции интересуется не столько линейной перспективой, сколько воздушной средой и главным образом проблемами колорита.

От Джорджоне Тициан воспринял тонкое чувство колорита, проникся поэтической атмосферой его произведений и после смерти Джорджоне в 1510 году  завершил работы учителя.

Своей «Венерой Урбино» Тициан разрушил границы традиционной мифологической картины, приблизил миф к своему времени, заставляя его служить вполне определенным целям: свидетельствовать о важности эротического аспекта брака.

Совместная работа над фресками фасада здания Немецкого подворья положила начало расхождению в живописной манере этих величайших художников. Контраст между «Справедливостью» Тициана и фрагментом фрески «Обнаженной» Джорджоне наглядно демонстрирует это различие.

Оба художника, без сомнения, талантливейшие мастера, но с моей точки зрения Венера Джорджоне вызывает большее восхищение. В женщине должна быть загадка. А здесь эта загадка присутствует.

Читайте также:  Описание картины пабло пикассо «купальщица открывающая кабинку»

Почему обнаженная богиня лежит на фоне дикого пейзажа? Спит она или грезит? Отдыхает или ждет кого­ то? От прекрасного тела богини веет таинственностью, а загадка всегда притягивает больше, чем открытость и понятность.

В ноябре  2001 года тициановскую «Венеру Урбино» привозили в Москву, К сожалению, мне не удалось попасть на выставку и увидеть оригинал.

Но на меня эта картина произвела глубокое впечатление (хотя, думаю, репродукция или фотография не способна передать всё мастерство автора), мне кажется, от джорджоновской Венеры впечатление было бы большее.

У меня  дома висит очень хорошая копия Венеры Джорджоне. И даже от копии впечатление очень  сильное.

Считается, что смерть помешала Джорджоне закончить картину, и для завершения работы был приглашен Тициан. Действительно, пейзаж, как бы расслаивающийся по мере удаления, и синеватые горы на заднем плане напоминают манеру Тициана. Ранняя смерть Джорджоне способствовала тому, что звезда Тициана вспыхнула с необыкновенной яркостью.

Если еще раз сопоставить Венеру Урбинскую с Венерой Джорджоне, то могу сказать, что прекрасная женщина, изображенная Тицианом, представлена величавой, исполненной чувством собственного достоинства, но ее изображение уже не вызывает ощущения тайны, как в картине Джорджоне.

Позднее Тициан написал для Филиппа   Испанского несколько вариантов темы Венеры и Данаи. Серии мифологических сцен были посланы испанскому королю, известному религиозному фанатику. Эти картины уже относятся к позднему стилю Тициана, в них выразилось новое понимание мира эроса.

за четвертым творческим десятилетием, которое истощило внутренние силы художника, вновь последовало время расслабленности. Как и в тридцатые годы, Тициан посвятил свое творчество главным образом прославлению женской красоты.

В сопроводительных письмах при посылке мифологических картин Филиппу II Тициан назвал одну из своих картин “Поэзией”, и в самом деле, все эти произведения в высшей мере поэтичны. Стареющий мастер придал всему изображенному красочный блеск высшего совершенства.

Спокойствие и дистанция позволили выразить легкость и  просветленность этого мира красоты.

Источник: https://biatris7.livejournal.com/227051.html

Джорджоне “Спящая Венера”

                                                                                                                       Все в ней гармония, все диво,                                                                                                                       Все выше мира и страстей,                                                                                                                       Она покоится стыдливо

                                                                                                                       В красе торжественной своей.

                                                                                                                                                                              А.С.Пушкин

        Ни одна из картин итальянского Возрождения не имела столько повторений и вариантов, как «Спящая Венера» Джорджоне. Не говоря уже о современниках художника, она поразила воображение Дюрера и Кранаха Старшего.

Пуссена и Веласкеса, Рембрандта и Рубенса, Энгра и Делакруа, Мане и Гогена.

 Между тем письменные свидетельства о ней крайне скудны, а сам Джорджоне не оставил никакого эпистолярного наследия и нигде не проронил о своих картинах ни слова.

        И вообще никого из представителей классического итальянского искусства время не заволокло туманом в такой степени, как Джорджоне. Современники считали его очень большим мастером, и слава его сохранялась в веках, а между тем о его жизни мы знаем очень мало.

Насколько его имя было в свое время знаменито в Венеции и за ее пределами, настолько впоследствии оно было забыто и оставалось известным лишь небольшому кругу специалистов, да и те имели расплывчатое представление о творчестве Джорджоне.

         Даже его картины, хранившиеся главным образом в частных собраниях венецианских патрициев, не признавались принадлежащими ему на основании документальных данных.

Многие из них оставались почти совершенно неизвестными и с течением времени были настолько забыты, что долгое время приписывались другим мастерам.

        В частности, еще в XIX веке «Спящая Венера» считалась копией с Тициана, созданной итальянским художником XVII века Сассоферрато. К тому же Джорджоне не подписывал свои произведения, и все это затрудняло изучение его творчества.

Но в XIX веке были найдены «Заметки о произведениях искусства», написанные венецианским патрицием Маркантонио Микиэлем (жившим в первой половине XVI века), и тогда творчество Джорджоне было как бы заново открыто. Вот так сложилась судьба великого живописца, хотя теперь вряд ли найдется любитель искусства, которому не было бы знакомо это имя.

Однако и сегодня Джорджоне остается одним из самых загадочных мастеров прошлого, а среди живописцев Высокого Возрождения — самым необычным.  

        Поэтической вершиной его искусства стала «Спящая  Венера» — единственная из дошедших до нас картин художника на мифологический сюжет. Она стала и своеобразным итогом всех размышлений Джорджоне о человеке и окружающем его мире, в ней нашла воплощение идея о свободном, ничем не омраченном существовании человека среди поэтической природы. В 1525 году М.

Микиэль писал о ней: 
       «Картина на холсте, изображающая обнаженную Венеру, которая спит в пейзаже, и Купидона, написанная Джорджоне из Кастельфранко, но пейзаж и Купидон были закончены Тицианом».

«Спящая Венера», видимо, была написана в те годы, когда Джорджоне, заваленный заказами, стоял во главе художественной мастерской и менее ответственные части в его картинах заканчивали ученики — Тициан и Себастьяно дель Пьембо.  

        К началу XVI века образ Венеры еще не был распространен в итальянском искусстве. Несмотря на свой светский характер, искусство этого времени еще сохранило в себе остатки наивного благочестия, и изображение обнаженного женского тела было очень редким.

В конце XV века написал свое «Рождение Венеры» Сандро Боттичелли, и его Венера — хрупкая, почти бесплотная, с каскадом тяжелых золотых волос — представляет собой изящное сплетение языческого мифа с последними остатками средневекового страха перед земной, чувственной любовью и красотой обнаженного женского тела.

        Совсем иное представление о женской красоте — плоть от плоти прекрасной действительности и в то же время возвышенной и целомудренной — раскрывается в картине Джорджоне.

 «Спящая Венера» была написана художником для патрицианской семьи Марчелло и до конца XVII века находилась в их коллекции, а в Дрезденскую галерею картина поступила в 1699 году.

От времени она сильно пострадала, и в местах выпадения краски ее покрывают более поздние записи.

        В XIX веке реставраторы почти заново переписали часть правой стороны, где у ног Венеры некогда был изображен маленький Купидон, впоследствии Oбнаруженный с помощью рентгеновских лучей.

 Как уже говорилось выше, свою идею о прекрасном человеке, о его полной гармонии с окружающим миром Джорджоне воплотил в образе Венеры — богини любви и красоты.

Он представил ее в облике прекраcной обнаженной женщины, спящей на лугу, поросшем скромными белыми цветам.

        Сон богини полон безмятежного покоя, вечерняя тишина и согласие пронизывают всю природу, и сама она как будто порождение той самой природы, которая ее окружает Ее прекрасное тело поражает зрителя необычной красотой плавных линий, и в то же время Венера Джорджоне — это земная женщина, полная чувственной прелести и очарования, и эту земную красоту художник возвысил и идеализировал. Никто в итальянской живописи до Джорджоне не передавал еще с такой осязательностью жизненную теплоту обнаженного женского тела, где совершенность форм, завершенность и чистота линий словно воплощают в себе закон абсолютной гармонии.

        За богиней простирается столь любимый Джорджоне пейзаж венецианской провинции: вдали на пригорке видна маленькая деревушка, за ней зеленеет равнина с одиноким стройным деревцем, а на горизонте вырисовывается далекая цепь холмов с замком'и синяя полоска озера.

Плавные линии тела Венеры, безупречные по своей красоте, как бы находят отклик в окружающем ее пейзаже: уходят вдаль мягкие линии пологих холмов, лучи заходящего солнца окрашивают в золотистые тона замершее в неподвижности облако, и теплый солнечный свет как бы сгущается в золотисто-рыжих волосах Венеры

        Во всех чертах ее нежного и задумчивого лица разлита тончайшая одухотворенность, а за ее опущенными ресницами как бы скрыта вся полнота чувств и переживаний человека, наделенного тонкой душой.  Обнаженные женские фигуры в пейзаже встречались в европейской живописи и гравюрах и раньше, но никогда они не изображались в состоянии сна.

        Особая «концепция сна», той формы физического и духовного отдыха, под которой подразумевалось предрасположение души к возвышенному созерцанию и воссоединению с божественным началом, была развита гуманистами и неоплатониками 16-го столетия.

Нагота богинь у последователей и подражателей Джорджоне была оправдана ожиданием любовных утех, вакхическим опьянением, любованием собственной красотой во время туалета. Либо нагота эта жестока и губительна, как в древнегреческом мифе об Актеоне.

        У Джорджоне нагота выглядит как естественное состояние человека: богиня отдыхает, спит обнаженная, как в те далекие времена спали все — богатые и бедные люди, да и сами боги. Все тело Венеры выражает состояние сладкого самозабвения, полного покоя, который не тревожат мрачные сновидения. 

      «Спящая Венера» Джорджоне — едва ли не первое произведение живописи Возрождения, в котором нагота составляет главную его тему.

Венера спит, не ведая своей наготы, как не ведали о ней Адам и Ева до грехопадения, и потому нагота так прекрасна и безгрешна, что зритель глядит на нее только как на предмет поклонения.

Образ этой прекрасной женщины-богини лишен налета эротики даже в самой малейшей степени. Наоборот, мало кому из художников Возрождения (да и последующих веков) удавалось создать более возвышенный и целомудренный образ. 

Источник: http://sl-space.ru/index.php/iskusstvo/zhivopis/i-drugie/3664-spyashchaya-venera

Ссылка на основную публикацию