Описание картины михаила нестерова «дмитрий, царевич убиенный»

Молитва Михаила Нестерова — Православный журнал «Фома»

О художнике Михаиле Нестерове можно порой прочитать, что он творил миф о Святой Руси. Да, людям свойственно идеализировать прошлое. Но внешняя, бытовая идеализация, как правило, оказывается надуманной, фальшивой.

Другое дело — внимательный взгляд в то, что помогает удержаться среди внешнего, среди исторических дрязг, некрасивостей быта. И речь здесь будет уже не об идеализации,
а о точном попадании в главное.

Что мы и видим в творчестве Михаила Васильевича Нестерова…

«Я задышал»

Фото РИА Новости

19 мая (по старому стилю) 1862 года в Уфе в купеческой семье Василия Ивановича и Марии Михайловны Нестеровых появился на свет сын Михаил. Родился он десятым по счету, только не приживались дети у Нестеровых. Из 12 детей 10 умерли в младенчестве. Лишь будущий художник и его сестра — выжили. Да и то Михаил Васильевич, согласно семейной истории, был на грани гибели в раннем детстве.

«Помнить себя я начал лет с трех-четырех. До двух лет я был слабым, едва выжившим ребенком.

Чего-чего со мной не делали, чтобы сохранить мою жизнь! Какими медицинскими и народными средствами ни пробовали меня поднять на ноги, а я все оставался хилым, дышащим на ладан ребенком, пока однажды не показалось моей матери, что я вовсе отдал Богу душу. Меня обрядили, положили под образ.

На грудь положили небольшой финифтяный образок Тихона Задонского. Той порой моя мать приметила, что я снова задышал, а затем и вовсе очнулся.

Мать радостно поблагодарила Бога, приписав мое воскрешение заступничеству Тихона Задонского, который, как и Сергий Радонежский, пользовался у нас в семье особой любовью и почитанием. Оба угодника были нам близки, входили, так сказать, в обиход нашей духовной жизни. С этого счастливого случая мое здоровье стало крепнуть, и я совершенно поправился», — писал художник в книге воспоминаний «Давние дни».

Семья Нестеровых была по-настоящему верующей, потому ранние детские воспоминания Михаила Васильевича во многом связаны с молитвой, с поездками в церковь.

Рос Михаил самым обычным мальчиком, любящим и пошалить, и пофантазировать. Только вот чуть ли не с детства было видно, что у него нет способностей к купеческому делу.

С годами это становилось все более очевидно, так же как очевидными делались его художественные наклонности.

Потом были поиски себя, своего художественного языка. Постепенно складывался неповторимый «нестеровский» стиль.

Работы Нестерова — на темы веры, духовной истории России — не пафосные претенциозные заявления, а спокойный рассказ, в том числе о людях, которые опытно знают, что Бог есть, рядом, общаются с Ним.

Вера в картинах художника — неотъемлемая часть жизни, как родной пейзаж (чаще осенний или весенний, когда все более пронзительно, тонко, звеняще), в который вписывается молитва, который сам звучит молитвой.

Девочка с голубыми глазами

В 1890 году на Передвижной выставке внимание публики было привлечено к картине художника «Видение отроку Варфоломею». Кто-то восхищался, кто-то высказывался критически. Но равнодушных не было.

Вот как о сам художник описывал процесс создания этой работы, которая считается программной в его творчестве: «Ряд пейзажей и пейзажных деталей были сделаны около Комякина (недалеко от Абрамцева — О. Г.).

Нашел подходящий дуб для первого плана, написал самый первый план, и однажды с террасы абрамцевского дома совершенно неожиданно моим глазам представилась такая русская, русская осенняя красота. Кое-что изменить, что-то добавить, и фон для моего «Варфоломея» такой, что лучше не выдумать.

И я принялся за этюд. Он удался, а главное, я, смотря на этот пейзаж, им любуясь и работая свой этюд, проникся каким-то особым чувством “подлинности”, историчности его: именно такой, а не иной, стало мне казаться, должен быть ландшафт.

Я уверовал так крепко в то, что увидел, что иного и не хотел уже искать».

А вот найти мальчика, с которого бы можно было написать голову отрока, художнику никак не удавалось. Он смотрел и смотрел на детей, но не было среди них ребенка с таким лицом, которое, как представлялось Нестерову, должно быть у его героя. И вот, наконец, удача.

Преподобному Сергию художник посвятил целый ряд работ — «Юность преподобного Сергия» (1892—1897), «Труды преподобного Сергия» (1896—1897), «Преподобный Сергий Радонежский» (1891—1899).

Понятно, что это картины, а не иконы, и автор работает здесь не по законам иконописи.

Однако мягкое цветовое звучание, спокойный ритм этих работ вызывает у зрителя сосредоточенно состояние, близкое к молитвенному.

То же самое можно сказать и о картине «Дмитрий-царевич убиенный» (1899), а также о работах «Молчание» (1903), «Лисичка» (1914).

Видение отроку Варфоломею. 1889—1890

Юность Сергия. Этюд к картине «Юность преподобного Сергия». 1891

«Амазонка» под арестом 

С темой молитвы, темой Родины рифмуются у художника и женские образы.

Правда, судьба у Родины не всегда складывается гладко, вот и в некоторых женских персонажах мы видим печаль, тоску по несбывшемуся.

Но есть во многих женских образах и тихое приятие всего, что дает жизнь, благодарность за это. («В скиту» («Сестры»; 1916), «На горах» (1896), «Великий постриг» (1898), «Христова невеста» (1913).

Особая страница в творчестве художника — его монументальные росписи, в которых проявились присущие ему лиричность, музыкальность, трепетное отношение к изображаемому.

На выставке в Третьяковской галерее можно увидеть эскизы и подготовительные картоны, в том числе эскизы росписей во Владимирском соборе в Киеве, в церкви Александра Невского в Абастумане (Грузия), церкви Покрова Богородицы в Марфо-Мариинской обители милосердия в Москве, Троицком соборе в Сумах (Украина), эскизы мозаик в храме Воскресения Христова (Спаса на Крови) в Санкт-Петербурге.

После революции художник продолжает обращаться к теме изображения внутренней, духовной Руси, только гораздо, гораздо реже, чем раньше («Отцы-пустынники и жены непорочны», 1932). Уж слишком пугающим оказался внешний облик родной страны.

«Особенности режима» коснулись и близких Нестерова: дочь Ольга, та самая статная задумчивая красавица, которую мы видим в его работе «Потрет Ольги Михайловны Нестеровой» («Амазонка», 1906), — подверглась аресту, а потом оказалась в ссылке…

Главные силы художник в советское время отдает портрету. Среди тех, кто стал героями его картин, — художник Виктор Васнецов (1925), физиолог Иван Павлов (1935), скульптор Вера Мухина (1940), архитектор Алексей Щусев (1941).

Можно говорить о стилистических особенностях творчества Нестерова, о том, как проявились в нем те или иные художественные течения и направления. Но вот что написал по этому поводу сам Михаил Васильевич: «Многие склонны обвинять меня в принадлежности к новейшим западным течениям в искусстве — символизму, декадентству и т. д. Это большое заблуждение.

Я пою свои песни, они слагаются в душе моей из тех особенностей, обстоятельств моей личной жизни, которые оставляют наиболее глубокий след во мне. Ни к одной из названных сект я не принадлежу, не отрицая среди них много истинных дарований, которые и оставались бы таковыми, если бы не увлекались названными учениями.

Самое драгоценное в искусстве — Божий дар, талант, и он должен служить к выражению чувств добрых и прекрасных».

Всадники. Эпизод из истории осады Троице-Сергиевой Лавры.1932

Святой Пафнутий Боровский.1890

Лисичка.1914

Выставка работ Михаила Нестерова

В Третьяковской галерее (На Крымском валу) в августе заканчивает работу выставка работ Михаила Нестерова, посвященная 150-летию со дня рождения художника.

На выставке можно увидеть около 300 произведений художника из 24 музеев России, Украины, Беларуси и 10 частных коллекций.

Причем многие произведения были специально отреставрированы к выставке («Юность преподобного Сергия», 1892–1897), а картина «Голгофа» (1900) после серьезной реставрации экспонируется впервые.

Открытием стали и работы, которые недавно поступили в собрание Третьяковской галереи из коллекций, принадлежавших внучке Нестерова Ирине Шретер и семье архитектора Алексея Щусева.

Источник: https://foma.ru/molitva-mixaila-nesterova.html

Нестеров михаил васильевич

Нестеров михаил васильевич  — российский жи­во­пи­сец, гра­фик, ака­де­мик (1898 год) и действительный член (1910 год) Пе­тербургской АХ, заслуженный де­ятель ис­кусств РСФСР (1942 год).

Ро­дил­ся в ку­печеской се­мье. Учил­ся в МУЖВЗ (1877-1881, 1884-1886 годы) у И.М. Пря­ниш­ни­ко­ва, В.Г. Пе­ро­ва, А.К. Сав­ра­со­ва, В.Е. Ма­ков­ско­го; в пе­тербургской АХ (1881-1884 годы) у П.П. Чис­тя­ко­ва, В.И. Яко­би,В.П. Ве­ре­ща­ги­на, поль­зо­вал­ся со­ве­та­миИ.Н. Крам­ско­го. Член ТПХВ (1896-1901 годы), член-уч­ре­ди­тель Сою­за рус­ских ху­дож­ни­ков (1903 год).

В ран­них ра­бо­тах за­мет­но влия­ние жан­ро­вой жи­во­пи­си пе­ре­движ­ни­ков («В снеж­ки», 1879 год; «Эк­за­ме­ны в сель­ской шко­ле», 1884 год, обе — ГТГ; «За при­во­рот­ным зель­ем», 1888 год, Ху­дожественный му­зей, Са­ра­тов; кар­ти­ны на ис­то­рические сю­же­ты — «Из­бра­ние Ми­хаи­ла Фё­до­ро­ви­ча на цар­ст­во», 1886 год, ГТГ; «До го­су­да­ря че­ло­бит­чи­ки», 1886 год, ча­ст­ное со­б­ра­ние, Мо­ск­ва). В 1886-1889 годах ис­пол­нил мно­го книж­ных ил­лю­ст­ра­ций (к ро­ма­ну «Ка­пи­тан­ская доч­ка» и сказ­кам А.С. Пуш­ки­на, и др.).

С конца 1880-х годов сфор­ми­ро­вал­ся по­сто­ян­ный ин­те­рес М.В. Нестерова к эпо­хе до­пет­ров­ской Ру­си, к те­мам от­шель­ни­че­ст­ва, бы­та ски­тов и мо­на­сты­рей. Кар­ти­на «Пус­тын­ник» (1888-1889 годы, ГТГ), по­ка­зан­ная на 17-й вы­став­ке ТПХВ, под­твер­ди­ла роль М.В.

Нестерова как од­но­го из со­зда­телей «жи­во­пис­но-эмо­цио­наль­но­го» на­прав­ле­ния в русском искусстве. В конце 1880-х — начале 1890-х годов М.В. Нестеров по­се­тил Ав­ст­рию, Ита­лию, Гер­ма­нию и Фран­цию, где по­зна­ко­мил­ся с искусством ев­ропеского сим­во­лиз­ма (ис­пы­тал влия­ние П.

Пю­ви де Ша­ван­на) и ис­пол­нил мно­го­численные пей­за­жи.

Читайте также:  Описание картины эдварда мунка «отчаяние»

В свя­зи с 500-ле­ти­ем со дня кон­чи­ны святого Сер­гия Ра­до­неж­ско­го (1891 год) М.В. Нестеров с 1889 года на­чал ра­бо­тать над се­ри­ей по­свя­щён­ных ему по­ло­тен.

В кар­ти­не «Ви­дение от­ро­ку Вар­фо­ло­мею» (1889-1890 годы, ГТГ) оду­хо­тво­рён­ный и гар­мо­нич­ный об­раз от­ро­ка тон­ко со­че­та­ет­ся с осо­бым «не­сте­ров­ским» эмо­цио­наль­но на­сы­щен­ным пей­за­жем; она ста­ла од­ним из ха­рак­тер­ных про­из­ве­де­ний ран­не­го русского мо­дер­на. По­лот­на «Юность пре­по­доб­но­го Сер­гия» (1892-1897 годы, ГТГ), «Тру­ды пре­по­доб­но­го Сер­гия» (трип­тих, 1896-1897 годы, ГТГ), «Сер­гий Ра­до­неж­ский бла­го­слов­ля­етДмит­рия Дон­ско­гона бит­ву с та­та­ра­ми» (эс­киз, 1897 год, ГТГ), «Пре­по­доб­ный Сер­гий Ра­до­неж­ский» (1899 год, ГРМ) раз­ви­ва­ют идеи си­лы до­б­ра и нрав­ст­вен­но­го со­вер­шен­ст­ва.

В 1890-1910 годах М.В. Нестеров жил в Кие­ве.

Уча­ст­во­вал в рос­пи­сях Вла­ди­мир­ско­го со­бо­ра в Кие­ве (1890-1895 годы), мо­за­ич­ном уб­ран­ст­ве хра­ма Вос­кре­се­ния Хри­сто­ва (Спа­са на Кро­ви) в Санкт-Пе­тер­бур­ге (1894-1897 годы), ис­пол­нил рос­пи­си церкви Святого Алек­сан­д­ра Нев­ско­го в Аба­сту­ма­ни в Гру­зии (1898-1904 годы) и хра­ма По­кро­ва Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы Мар­фо-Ма­ри­ин­ской оби­те­ли в Мо­ск­ве (1910-1912 годы), соз­да­вая «боль­шой на­цио­наль­ный стиль» цер­ков­ной жи­во­пи­си в рам­ках пра­во­слав­но­го ка­но­на. Сим­во­лический под­текст ощу­тим в кар­ти­нах «Под бла­го­вест» (1895 год, ГРМ), «Мол­ча­ние» (1903 год), «Ли­сич­ка» (1914 год, обе — в ГТГ); во всех за­мет­ную роль иг­ра­ет об­раз русской при­ро­ды. Мо­лит­вен­ным, мис­ти­че­ским ду­хом на­пол­не­на кар­ти­на «Дмит­рий-ца­ре­вич уби­ен­ный» (1899 год, ГРМ), в ко­то­рой тро­га­тель­ная фи­гу­ра ца­ре­ви­ча пред­став­ле­на на фо­не про­зрач­но­го, неж­но­го сти­ли­зо­ван­но­го пей­за­жа.

Мис­ти­ко-ре­ли­ги­оз­ные идеи бо­го­ис­ка­тель­ства раз­ви­ва­ет Нестеров в мас­штаб­ных про­из­ве­де­ни­ях «Свя­тая Русь» (1901-1905 годы, ГРМ; Зо­ло­тая ме­даль Ме­ж­ду­народной вы­став­ки в Мюн­хе­не, 1909 год), «На Ру­си («Ду­ша на­ро­да»)» (1914-1916 годы, ГТГ).

Кар­ти­ны-сюи­ты «Хри­сто­ва не­вес­та» (1886 год, ча­ст­ное со­б­ра­ние), «На го­рах» (1896 год, Ки­ев­ский му­зей русского искусства), «Ве­ли­кий по­стриг» (1897-1898 годы, ГРМ), «Ду­мы» (1900 год, ГРМ), «В ле­сах» (1917-1922 годы, Ху­дожественный му­зей, Ниж­ний Нов­го­род) и др.

, про­ни­зан­ные свет­лы­ми и чис­ты­ми чув­ст­ва­ми, по­свя­ще­ны судь­бе рус­ской жен­щи­ны, те­ме гар­мо­нии че­ло­ве­ка и при­ро­ды. Пей­заж­ная жи­во­пись М.В.

Нестерова от­ли­ча­ет­ся осо­бым ли­ри­че­ским, по­этическим на­стро­ем, в ней про­яв­ля­ют­ся луч­шие тра­ди­ции русской реа­ли­стической жи­во­пи­си в со­че­та­нии с осо­бой эмо­цио­наль­но­стью и сти­ли­за­ци­ей: «Осен­ний пей­заж» (1906 год, ГТГ), «Ре­ка Бе­лая» (1909 год), «Ро­ди­на Ак­са­ко­ва» (1914 год, оба — в Башкирском ху­дожественном му­зее, Уфа), «Осень в де­рев­не» (1942 год, ГТГ).

С начала 1880-х годов М.В. Нестеров об­ра­тил­ся к порт­ре­ту. Луч­шим ра­бо­там в этом жан­ре свой­ст­вен­ны по­этическим от­но­ше­ние к мо­де­ли, за­дум­чи­вость, тон­кая связь с ок­ру­жаю­щим про­стран­ст­вом: порт­ре­ты Е.П. Не­сте­ро­вой, же­ны ху­дож­ни­ка (1905 год, ГТГ), Н.

Г. Яш­виль (1905 год, Ки­ев­ский му­зей русского искусства), до­че­ри ху­дож­ни­ка, О.М. Не­сте­ро­вой-Шре­тер («Ама­зон­ка», 1906 год, ГРМ), «Де­вуш­ка у пру­да» (Н.М. Не­сте­ро­ва, 1923 год, ча­ст­ное со­б­ра­ние).

К про­из­ве­де­ни­ям фи­ло­соф­ско-ре­лигиозного пла­на, де­мон­ст­ри­рую­щим уст­рем­лён­ность че­ло­ве­ка в мир нрав­ст­вен­ных ис­ка­ний, мож­но от­не­сти порт­ретЛ.Н. Тол­сто­го(1907 год, Му­зей Л.Н.

Тол­сто­го, Мо­ск­ва), ав­то­порт­рет (1915 год, ГРМ), кар­ти­ну «Фи­ло­со­фы» (порт­рет П.А. Фло­рен­ско­го иС.Н. Бул­га­ко­ва, 1917 год, ГТГ).

В по­сле­ре­во­лю­ци­он­ный пе­ри­од М.В. Нестеров соз­да­вал пре­имуществено порт­ре­ты-кар­ти­ны: «Мыс­ли­тель» (И.А. Иль­ин, 1921-1922 годы, ГРМ), В.М. Вас­не­цо­ва (1925 год, ГТГ), ав­то­порт­рет (1928 год, ГТГ), брать­ев П.Д. и А.Д. Ко­ри­ных (1930 год), И.Д. Шад­ра (1934 год), И.П.

Пав­ло­ва (1935 год), Е.С. Круг­ли­ко­вой (1938 год),В.И. Му­хиной (1940 год), А.В. Щу­се­ва (1941 год, все — в ГТГ).

В них рас­кры­ва­ют­ся не толь­ко кра­со­та и мощь творческой лич­но­сти, осо­бен­но­сти ха­рак­те­ра мо­де­ли, но и об­ласть дея­тель­но­сти порт­ре­ти­руе­мо­го.

В 1919 году М.В. Нестеров по­да­рил г. Уфа со­б­ра­ние кар­тин русских ху­дож­ни­ков, став­шее ос­но­вой Башкирского государственного ху­дожественного му­зея, но­ся­ще­го его имя.

Государственная премия СССР (1941 год). Ху­дожественно-фи­лосское ос­мыс­ле­ние русской ис­то­рии в твор­че­ст­ве М.В. Нестерова ока­за­ло за­мет­ное влия­ние на искусство П.Д. Ко­ри­на и И.С. Гла­зу­но­ва.

Сочинения:

Дав­ние дни: Вос­по­ми­на­ния. Очер­ки. Пись­ма. Уфа, 1986;

Пись­ма: Из­бран­ное. [2-е изд.]. Л., 1988;

О пе­ре­жи­том. 1862-1917: Вос­по­ми­на­ния. М., 2006.

Награды

  • Государственная премия СССР (1941 год)

Литература

  • Ев­реи­нов Н.Н. Не­сте­ров. П., 1922
  • ​Ду­ры­лин С.Н. Не­сте­ров-порт­ре­тист. М.; Л., 1949
  • Ми­хай­ло­ва А.М. М. В. Не­сте­ров. Жизнь и твор­че­ст­во. М., 1958
  • Ша­ран­дак Н.П. М. В. Не­сте­ров. Л., 1975
  • Ни­ко­но­ва И.И. М. В. Не­сте­ров. М., 1984
  • Гу­са­ро­ва А. М. Не­сте­ров: [Аль­бом]. М., 2008
  • Кли­мов П.Ю. М. Не­сте­ров: [Аль­бом]. СПб., 2008
  • Ма­ли­ни­на Е.В. М. Не­сте­ров. М., 2008

Источник: https://w.histrf.ru/articles/article/show/niestierov_mikhail_vasilievich

Описание картины Михаила Нестерова «Дмитрий, царевич убиенный»

В 1895 г. Михаил Нестеров приезжает в город Углич. Там он хочет подготовить этюды для задуманной картины «Дмитрий, царевич убиенный». Художник посещает музей, где было много икон с ликом убиенного мальчика.

В церкви Михаил Васильевич внимательно рассматривает пелену, которую вышила мать царевича в память об убиенном сыне.

Плащаница (пелена), вышитая матерью Дмитрия золотом и шелком, на которой изображен сам царевич, потрясла художника, у которого в то время его сын находился при смерти.

В Угличе М. В.Нестеров пишет этюды с пейзажами там, где по преданиям мог гулять царевич, где жил, где был убит. Взяв за основу эти пейзажные эскизы, художник пишет картину об убиенном царевиче. В конечном итоге получилась картина-икона.

В правой части картины, почти в центре парит над весенней землей царевич Дмитрий. Руки его сложены молитвенно на груди. Нимб вокруг головы – атрибут икон и символ ореола святости. Царевич словно прислушивается к гласу свыше. В верхнем левом углу картины взирает на царевича, на весеннюю русскую землю Спас в ореоле нимба, а над Ним – еще один ореол из радуги.

Радуга в русской традиции иконописи является символом связи Бога с человеком. Радуга – мост, по которому душа человека переходит из временной жизни в Вечность в Царствии Небесном.

Изображая Господа Спаса с радугой, художник соединил земное и вечное, и мост, по которому царевич с Небесного царствия пришел посетить землю, и по которому находящийся при смерти сын самого Нестерова мог уйти в жизнь вечную.

Очень тесно переплелись на картине судьбы мальчиков, самого художника.

Пейзаж только подчеркивает смысл, глубинную идею, которую Нестеров попытался высказать кистями и красками: смерти нет, есть жизнь вечная, и человек не уходит с земли навсегда. Весеннее утро, такое светлое показывает ликование жизни после холодного смертного сна.

Каждая деталь пейзажа выписана с любовью, какой-то нежной четкостью. Вот в центре, на переднем плане весенние желтые цветочки, словно золотые, над ними и парит царевич.
Вообще золота много на картине. Оно – символ чистого высшего неба, на котором пребывает Бог.

Вот и пушистики вербы – маленькие, с золотым оттенком.

Белые, стройные русские березы покрыты легким весенним пухом, который тоже с золотым оттенком. Царственный мальчик в золотой короне, на лице его умиление и легкая улыбка. Светлый, почти белый плащ царевича гармоничен с белыми березами, оторочен узором с золотом. Легкость и прозрачность святости пронизывает всю картину насквозь, изливается на зрителя.

Только шапочка алого цвета вскриком выделяется на этом светлом чистом фоне – как вскрик о том, что случилось с невинно убиенным мальчиком. Нестеров изобразил то, что хотел. Соединение неразъединимых двух миров показал художник и это у него замечательно получилось.

Источник: http://opisanie-kartin.com/opisanie-kartiny-mixaila-nesterova-dmitrij-carevich-ubiennyj/

Михаил Нестеров. Дмитрий-царевич убиенный. Описание картины | Русские художники. Russian Artists

 

Дмитрий Иванович, прямое имя (по дню рождения) Уар (19 октября 1582, Москва — 15 мая 1591, Углич) — царевич, князь углицкий, младший сын Ивана Грозного от Марии Фёдоровны Нагой, шестой или седьмой его жены (невенчанной). Прожил всего восемь лет, однако политический кризис, во многом связанный с его загадочной гибелью (Смутное время) продолжался как минимум двадцать два года после его смерти.

Дмитрий после смерти отца остался единственным представителем московской линии дома Рюриковичей, кроме старшего брата, царя Фёдора Иоанновича. Однако он был рождён от не менее чем шестого брака отца, в то время как православная церковь считает законными только три последовательных брака, и, следовательно, мог считаться незаконнорождённым и исключаться из числа претендентов на престол.

Отправлен регентским советом вместе с матерью в Углич, где считался правящим князем и имел свой двор (последний русский удельный князь), официально — получив его в удел, но по всей видимости, реальной причиной тому было опасение властей, что Дмитрий вольно или невольно может стать центром, вокруг которого сплотятся все недовольные правлением царя Фёдора.

15 мая 1591 года царевич играл «в тычку», в компании Петруши Колобова и Важена Тучкова — сыновей постельницы и кормилицы, состоявших при особе царицы, а также Ивана Красенского и Гриши Козловского. Царевича опекали мамка Василиса Волохова, кормилица Арина Тучкова и постельница Марья Колобова.

Правила игры, не изменившиеся до нынешнего времени, состоят в том, что на земле проводится черта, через которую бросают нож или заостренный гвоздь, стараясь, чтобы он воткнулся в землю как можно дальше. Побеждает тот, кто сделал самый дальний бросок.

Если верить показаниям очевидцев событий, данным во время следствия, в руках у царевича была «свая» — заострённый четырёхгранный гвоздь или перочинный нож. То же подтвердил брат царицы Андрей Нагой, передававший, впрочем, события с чужих слов.

Читайте также:  Описание картины василия верещагина «на шипке всё спокойно…»

Существует несколько иной вариант, записанный со слов некоего Ромки Иванова «со товарищи» (также говоривших, по всей вероятности, с чужих слов): царевич ‘тешился сваею в кольцо’.

Относительно дальнейшего очевидцы в основном единодушны — у Дмитрия начался приступ эпилепсии — говоря языком того времени — «черной немочи», и во время судорог он случайно ударил себя «сваей» в горло.

Однако, царица и другой её брат, Михаил, упорно придерживались версии, что Дмитрий был зарезан Осипом Волоховым (сыном мамки царевича), Никитой Качаловым и Данилой Битяговским (сыном дьяка Михаила, присланного надзирать за опальной царской семьей) — то есть по прямому приказу Москвы.

Возбуждённая толпа, поднявшаяся по набату, растерзала предполагаемых убийц.

Впоследствии колоколу, послужившему набатом, по распоряжению Василия Шуйского был отрезан язык (как человеку), и он вместе с угличанами-мятежниками стал первым ссыльным в только что присоединённую к Российскому государству Сибирь. Только в конце XIX века опальный колокол был возвращен в Углич. В настоящее время он висит в церкви царевича Димитрия «На крови».

Считается, что царевич был невыгоден правителю государства Борису Годунову, завладевшему абсолютной властью в 1587 году, как претендент на престол.

Со смертью Дмитрия московская линия династии Рюриковичей была обречена на вымирание. 7 января 1598 года со смертью Фёдора династия пресеклась, и его преемником стал Борис.

С этой даты обычно отсчитывается Смутное время, в котором имя царевича Дмитрия стало лозунгом самых разных партий, символом «правого», «законного» царя; это имя приняли несколько самозванцев, один из которых царствовал в Москве.

Источник: http://www.tanais.info/art/nesterov16more.html

Певец «Святой Руси » —картины Михаила Васильевича Нестерова

Певец «Святой Руси » — Михаил Васильевич Нестеров.

Нестеров Михаил Васильевич (1862—1942) — родился в Уфе 19 (31) мая 1862 в купеческой семье.

Получил высшее художественное образование в Московском училище живописи, ваяния и зодчества (1877-1881 и 1884-1886), где его наставниками были В.Г.Перов, А.К.Саврасов, И.М.Прянишников, а также в Академии художеств (1881-1884), где учился у П.П.Чистякова. 

Жил преимущественно в Москве, а в 1890-1910 — в Киеве. 

Не раз бывал в Западной Европе, в том числе во Франции и Италии, много работал в Подмосковье (Абрамцево, Троице-Сергиева лавра и их окрестности). 

Был членом «Товарищества передвижников».

Михаил Васильевич Нестеров.

Автопортрет

Путь ко Христу

Святая Русь

На Руси (Душа народа)

Варфоломей. Эскиз

Эскиз к «Видению отроку Варфоломею»

Видение отроку Варфоломею

Сергий Радонежский

Сергий Радонежский

Труды Преподобного Сергия Радонежского

Вечерний звон

Дмитрий, царевич убиенный

На горах

Девушки на берегу

Странник на берегу реки

Сестры

Под Благовест

Святой Пафнутий Боровский

Святой старец Авраамий

Путник

Старый и малый

Лисичка

Великий постриг

Отцы-пустынники и жены непорочны

Пустынник

Архиепископ Антоний Волынский

Голова княгини

Ангел на гробе Господнем

Благовещение. Дева Мария

Несение креста

Лель. Весна

Святая Варвара

Кончина Александра Невского

Портрет жены, Е.П.Нестеровой

Элегия. Слепой музыкант

Молчание

Думы

За приворотным зельем

Абрамцево. Этюд к Варфоломею

Александр Невский

Два лада

Родина Аксакова

Осенний пейзаж в деревне

Философы

Начало весны(Ранняя весна)

Осенний пейзаж

Осень

Зимой в скиту

В осеннем лесу

Весна-красна. 1922

Сбор на погорелый храм в Москве

Река Уфимка

Христова невеста.

Если ранние его исторические картины еще по-передвижнически сюжетно-бытописательны, то позднее, как бы идя вослед В.М.Васнецову, он усиливает в своих образах фольклорные черты («За приворотным зельем», 1888), атмосферу религиозной легенды («Пустынник», 1888-1889). Под воздействием живописи французского символизма (П.Пюви де Шаванн и в особенности Ж.

Бастьен-Лепаж) Нестеров подчеркивает идиллически-задушевное единство своих героев и окружающей природы. Таково знаменитое «Видение отроку Варфоломею» (будущему Сергию Радонежскому; 1889-1890), написанное близ Абрамцево, — картина, где чувством чудесного проникнуты в равной мере и фигуры, и типически-среднерусский пейзаж.

С этих лет художник активно работает и в сфере религиозного монументально-декоративного творчества: росписи Владимирского собора в Киеве (1890-1895), где Нестеров выступил прямым продолжателем Васнецова; мозаики и иконы церкви Спаса на крови в Петербурге (1894-1897), росписи храма Александра Невского в Абастумани (1902-1904), Покровского храма Марфо-Мариинской обители в Москве (1908-1911).

Здесь закрепляется традиция «церковного модерна», наполняющего канонические церковные сюжеты глубоким лиризмом.По-своему монументально-лиричны портреты художника; наиболее выразительны созданные им образы родных и духовно-близких людей («Амазонка», 1906; «Философы», 1917).

В больших, «соборных» картинах Нестеров стремится выразить чаемые рубежи великого духовного обновления («Великий постриг», 1897; «Святая Русь», 1901-1906). Самое большое полотно мастера, «На Руси» («Душа народа», 1916), включает в толпу «очарованных странников» фигуры Достоевского, Льва Толстого и Владимира Соловьева.

Неизменно весьма важную, порой самоценную роль играет лирический пейзаж (написанное по соловецким впечатлениям «Молчание», 1903). После революции Нестеров уединяется в творчестве. Религиозные сюжеты (где мастер варьирует прежние мотивы) по-прежнему присутствуют в творчестве.

В эти годы художнику лучше всего удается выразить себя в портретах; он пишет людей искусства и науки как своего рода подвижников творческой аскезы. Таковы «Художники П.Д. и А.Д.Корины» (1930), «Академик И.П.Павлов» (1935), «Скульптор И.Д.Шадр» (1934), «Скульптор В.И.Мухина» (1940) и др. В последние десятилетия жизни Нестеров увлеченно работал над воспоминаниями, которые вышли отдельной книгой (под названием «Давние дни») в год его кончины.

Умер Нестеров в Москве 18 октября 1942.

Источник: https://obiskusstve.com/1243446997614332805/pevets-svyatoj-rusi—kartiny-mihaila-vasilevicha-nesterova/

Описание картин М.В. Нестерова

1. Картина «Молчание», 1903 г. Масло. Холст

В 1903 году Нестеров посетил Соловецкий монастырь на Белом море в поисках персонажей для своей картины «Святая Русь». Братия монастыря — крестьяне северных губерний и Сибири поразили его умом, крепостью, деловитостью. «С топором да пилой в лесу Богу молимся», — говорили они о себе.

Вся природа была для них святым храмом. Звери и птицы здесь не боялись человека, поскольку он не трогал их без особой надобности. Раз в год монастырский собор выносил решение изловить для нужд монастыря определенное количество медведей, оленей, зайцев, лисиц.

Все лишнее, что попадало в капканы и силки сверх соборного постановления, выпускали на волю. Под впечатлением увиденного в Соловках была написана одна из лучших нестеровских картин «Молчание». Залив у подножия Рапирной горы. Таинственный свет белой ночи.

В неподвижных водах отражается темная, поросшая лесом гора. Словно эхо, повторяют друг друга фигурки монахов в лодках, седобородого старца и юноши. Состояние природы чутко уловлено художником, но он не следует за натурой пассивно.

Нестеровское мастерство композиции здесь проявляется в ее лаконизме, выборе крупных планов, скупости обобщающих линий. Почти буквальное повторение силуэтов монахов использовано Нестеровым как ритм в музыке.

2. Картина « Портрет академика Павлова» 1935 г. Масло. Холст

На предложение группы ученых написать знаменитого физиолога, Нестеров склонен был ответить отказом, хотя относился с глубоким уважением к научным достижениям Павлова. Познакомившись с фотографиями Павлова, он не нашел в них ничего такого, что могло бы его «раззадорить».

Но вот состоялась личная встреча, и Нестеров был потрясен самобытностью и непосредственностью, буйным темпераментом этого человека, разменявшего девятый десяток. Знакомство с ученым перерастает в близкую дружбу. Нестеров неоднократно гостит у Павлова в Колту-шах. Художник делает с него зарисовки, наблюдая его за разговорами, чтением, работой в саду.

Так возникает один из лучших в творчестве Нестерова портретов. Ученый изображен на террасе своего дома в Колтушах. В его профиле и жесте рук ощутима неуемная энергия. Белый кружевной цветок на столе вносит в портрет лирическое начало. Пейзаж за окном — коттеджи, построенные для сотрудников Павлова — виден словно бы в туманной дымке.

Краски портрета — «нестеровские», светлые, серебристые, выявляют утреннюю свежесть этой бодрой прекрасной старости, утро творчества.

3. Картина «Философы (С.Н. Булгаков и П.А. Флоренский)» 1917г. Масло

В портрете С.Н. Булгакова и П.А. Флоренского, названном «Философы», Нестеров написал двух выдающихся представителей религиозно-философской мысли. Художник восхищался миром идей и чувств отца Павла Флоренского в его знаменитой книге «Столп и утверждение истины».

Он избрал жанр парного портрета, чтобы показать два противоположных характера в едином поиске истины. Вечереет. Неторопливо бредут два человека, погруженные в беседу. В одинаковых поворотах фигур, наклонах головы — разные выражения. Священник в белой рясе — воплощение кротости, смирения, покорности судьбе.

Другой, в черном пальто, Булгаков — олицетворение неистового противления, яростного бунта.

4. Картина «Портрет Веры Игнатьевны Мухиной». 1940 г. Масло

Нестеров высоко ценил творчество Мухиной. Ему по душе была скульптура «Рабочий и колхозница», созданная Мухиной для советского павильона на Всемирной выставке в Париже в 1937 году. Его привлекали монументальность пластики, высокая содержательность образа, выражающая романтическую устремленность страны в будущее. Портрет строится на контрасте статики и динамики.

Внешне статична крупная фигура женщины, скупы ее профессиональные жесты, спокойно и строго лицо. Зато фигура Борея — вся движение, полет, порыв. Нестеров сам выбрал для портрета эту статую северного бога ветра, сделанную Мухиной для памятника челюскинцам. Впрочем, в спокойствии Мухиной угадывается огромная внутренняя энергия. Румянец волнения окрасил ее щеки.

Читайте также:  Описание картины леонардо да винчи «иоанн креститель»

В выражении глаз — неподдельное вдохновение творца. Фигура Борея становится олицетворением мятежной души Мухиной, такой обманчиво скромной, статичной, лишенной внешней патетики. Краски портрета строги. Доминируют черный и белый, окрашенные голубыми и сиреневыми рефлексами. Динамично движение белого цвета фигуры Борея, подкрепленное разлетом складок белого жабо Мухиной.

Лишь красное пятно броши оживляет строгость колорита. Свет излучает вдохновенное лицо художницы, написанное теплым, желтовато-охристым тоном.

Портрет, созданный Нестеровым за два года до его смерти, поражает свежестью и оригинальностью композиционного решения, проникновенной психологической характеристикой, умением, сохранив остро индивидуальные черты модели, создать обобщенный образ творца.

5. Картина «Великий постриг». 1898 г. Масло

Картина была написана Нестеровым под впечатлением личной драмы. Он испытал, по его словам, «молниеносную любовь». Свое глубокое горе Нестеров излил в картине «Великий постриг». Тема ее — реквием по несбывшейся любви. Он написал старообрядческий скит, затерявшийся в лесной глуши, — такие он видел на родине и в окрестностях Троице-Сергиевой лавры.

На фоне пологих холмов, поросших елями, стоят деревянные домики — кельи монахинь. Здесь же церковь, часовенка. По узкой улице движется медленная процессия, длинная вереница женщин разных возрастов, одетых в черные монашеские рясы. Впереди — юная девушка в сарафане и платке, повязанном по-старообрядчески.

Это композиционный и эмоциональный центр картины — девушка, юная, чистая, кроткая, с глубокой печалью в сердце. За ней, словно печальное эхо, такая же девушка в профиль. Они еще не монахини, но скоро и им предстоит выбрать этот путь. Можно только гадать, несчастная ли любовь причина их ухода из мира или просто отвращение к его грязи и пошлости.

За девушками следует старуха с девочкой. Первая — воплощение примиренных страстей, вторая их еще не испытала. Далее две монахини почтительно и не без подобострастия поддерживают властную и красивую игуменью. Композиция строится на перекличке вертикалей, черных, белых, тянущихся к небу как стройный хорал.

Высокое мастерство декоративного решения целого соединяется здесь с умением выразить лирико-драматический настрой, подобный музыкальному. Красота весенней природы вносит примиряющие нотки в скорбную мелодию целого.

6. Картина «Дмитрий, царевич убиенный» 1895 г. Масло. Холст

В 1895 году Нестеров посещает Углич, чтобы написать этюды для картины «Дмитрия — царевича убиенного». Здесь он идет в музей, переделанный из дворца царевича, где видит много икон с его изображением. В церкви он рассматривает пелену шитую матерью убиенного в память о нем шелками и золотом.

В Угличе Нестеров делает пейзажный этюд с тех мест, которые могли быть фоном смерти царевича. Утренний весенний пейзаж особенно удался художнику. Это ликующий светлый мир. Нестеров любовно обласкивает кистью каждую его деталь — желтые цветы на первом плане, пушистую вербу, тонкие белые березки, покрытые весенним пухом.

Вдали виднеется уютная церковь. Не касаясь луга ногами, парит над землей царственный ребенок в золотой короне, с умиленной улыбкой на лице. «Душа царевича уже витала среди весенних березок старого Углича» — этого эффекта добивался Нестеров в картине.

По сути же она утверждала весеннее ликование жизни вечной, вера в которую была так необходима в тот момент Нестерову. В картине использованы элементы иконы — нимб над головой царевича, Спас в небе, его благословляющий. Нестеров сумел добиться их органического слияния с пейзажем.

Светлая голубовато-зеленая гамма красок подчеркнута единственным ярким пятном — алой шапочкой царевича. Она воспринимается как вскрик, прерывающий нежную лирическую мелодию.

7. Картина «Пустынник». 1888-1889 гг. Масло

На данную картину наложила отпечаток смерть жены Нестерова — Марии. Там, в Уфе, Нестеров остался с глазу на глаз со своей картиной. Вот уже и пейзаж написан. Холодная, синеющая земля со следами первого снега, поблекшая трава, стынущее озеро, лес на противоположном берегу, теряющий золотые свои одежды, лишь ветка рябины одна алеет…

Художнику мило это увядание, он погружается в него вместе со своим «Пустынником» и долгими часами сидит перед картиной, уже живущей своей собственной жизнью, независимой от него.

Старик неслышно бродит в лаптях вдоль бережка и, кротко улыбаясь, наставляет его, как жить: уйти, мол, надо от мирской суеты, от повседневных пустых помыслов. И еще признается старик: тяжело ему в монастырской келье, молчанье там мрачное, оно давит, гнетет.

Поэтому и ушел он сюда, в храм природы, где нет ни стен, ни низкого потолка, ни вязкого монастырского безмолвия, а есть светлая тишина и можно беседовать с каждой травинкой.

Наконец решил Михаил Васильевич, что надо и другим показать своего «Пустынника». Собрался и повез картину в Москву. Слух о картине быстро прошел по Москве, и неожиданно к Нестерову явился сам Павел Михайлович Третьяков.

8. Картина «Девушка у пруда». 1923 г. Масло

Картина написана с дочери Нестерова — Натальи. Она повернула голову к пруду и смотрит. Смотрит поверх этого темного, сонного, поросшего водяными лилиями пруда, смотрит вдаль, где чуть-чуть, еле заметно, пробиваются лучи солнца…

Взгляд у нее почти суровый, вся она какая-то собранная; воля, решительность во всем ее облике. Она смотрит вдаль уже недетским взглядом и не боится неизвестности.

Нет, она как будто даже стремится скорее уйти туда, в далекую даль, где ждут ее испытания, труд…

Она не колеблется, не трусит, губы ее сжаты, взор решителен, она уже поняла, что жизнь трудна, даже сурова, но она не отвергает ее, не собирается прятаться от нее, а, напротив, вот-вот устремится навстречу ей.

Эта девушка уже из другого племени. Нет в ней ничего схожего с теми робкими голубицами, которые прятались от жизни в монастырских кельях. Это уже девушка из новой эпохи, которой он еще не знает.

Но она, его дочь, приняла все трудности новой жизни и как бы зовет его с собой.

9. Картина «Видение отроку Варфоломею». 1889-1890 гг. Холст. Масло

Нестеров написал цикл картин, посвященные жизни преподобного Сергия Радонежского. Сергий Радонежский, в Варфоломейском мире, был основателем Троице-Сергиева монастыря в Сергиевом посаде, а также являлся его игуменом. Русские религиозные философы считали Троице-Сергиев монастырь, местом средоточия русской духовности.

Лучшей работой, которая была посвящена выдающемуся деятелю православной церкви, была признана картина Видение отроку Варфоломею». Фигурку молодого пастушка Нестеров писал с натуры. Ему позировала девочка из деревни Комякино.

Когда художник увидел девчушку лет 9, короткостриженную, с большими, удивленными, голубыми глазами, немного болезненного вида, он сразу понял, что это находка для его отрока Варфоломея. Также в деревне Абрамцеве, Нестеров нарисовал пейзаж для своей картины.

Создавая облик чудесного видения, художник стремился передать как можно больше исторической подлинности. Другими словами создать такой образ, который бы воспринимался как реальный герой, настоящий отрок Варфоломей. И у него это получилось благодаря ландшафту и убедительной фигурки отрока. В самом пейзаже нет ничего таинственного.

На дальнем плане можно даже увидеть огород с капустой. Фигурка монаха максимально приближенна к стволу старого дуба, для того чтобы сосредоточить все наше внимание на мальчике. По выражению лица и благоговейной позы можно понять, что в душе юноши происходит чудо.

10. Картина «Два лада». 1905 г. Холст. Масло

В нестеровских картинах весьма часто не пейзаж сопровождает сюжет, а сюжет способствует проявлению пейзажной идеи. Любование природой, ее притяжение хорошо читается в картине «Два лада», навеянной известным стихотворением А.К. Толстого. Нестеровский образ Руси рождается в слиянии души человека и очеловеченной художником природы.

Путем к обретению единства человека и природы, поэтического раскрытия ее «души» для Михаила Васильевича Нестерова стало обращение к народной сказке и легенде. Попытка найти «душу» русской природы в сказочности осуществлена художником в картине «Два лада».

Это пейзаж душ влюбленной пары, и он полон их весеннего счастья, их нежной любви. Это пейзаж сказочной лирики и лирической любовной песни.

И сравнивая его с натурным этюдом, по которому он писался, мы видим идеализацию природы в глазах людей, находящихся в том счастливом состоянии, когда мир становится сказочным во всей своей реальности. Здесь перед нами открывается именно «пейзаж души», пейзаж-песня, сказка.

Нестеровская природа одухотворена. Образ мыслился слитно: тема должна звучать и в персонажах и в пейзаже. Эта картина — двойной портрет, портрет-диалог, в котором два полярных характера, как две мелодии в музыке, находятся в единстве контрапункта.

Художник сумел показать, как любит он «русский пейзаж, на фоне которого как-то лучше, яснее чувствуешь и смысл русской жизни, и русскую душу».

нестеров серов пейзаж русский история

Источник: http://cult.bobrodobro.ru/17674

Ссылка на основную публикацию