Описание картины питера брейгеля «падение ангелов»

Демоны Питера Брейгеля Старшего

Век Брейгеля отмечен исследованиями земной поверхности, новым этапом в наблюдениях за Небом, практическим изучением анатомии человеческого тела, классификациями флоры и фауны.

Люди обратились к тому, что сегодня мы назвали бы реальностью. В то время, однако, и демонов большинство воспринимали существами не менее реальными, чем животные.

Научные достижения в ту эпоху еще были бессильны опровергать веками существующие народные верования.

Многие небесные явления, физические уродства, моры и эпидемии были пока необъяснимы, и люди считали это кознями чертей и демонов вместе с их тайными соучастниками — ведьмами и колдунами.

Вот почему инквизиция объявила «охоту на ведьм» — это было одним из орудий Контрреформации.

Тысячи женщин, подозревавшихся в сговоре с силами зла, подвергали пыткам, объявляли виновными и сжигали на кострах.

В хрониках того времени, написанных в основном монахами, мы можем прочитать, как овладевали дьявольские силы душами людей. Бесы, черти, демоны насылали «мор и глад», участвовали во всей «грешной» земной жизни людей.

В изобразительном искусстве их ярко живописал Иероним Босх. Брейгель, его соотечественник, воспринял эту традицию и, используя свой дар воображения, обогатил ее.

По заказу своего издателя Кока художник создал оригиналы для серии гравюр «Семь смертных грехов» (1558).

СЛАДОСТРАСТИЕ – Luxuria

В дупле-пещере аллегорическая фигура Сладострастия позволяет себя ласкать демону, похожему на рептилию. Петух, гордо стоящий на спинке кресла, — это атрибут Сладострастия.

Оконная решетка из ивовой лозы, которая называется «hor», намекает — по созвучию слов — на проституцию («hoer»).

Персонаж в митре, едущий во главе кортежа из орущих монстров, служит указанием на отнюдь не образцовое поведение высшего духовенства — не случайно на гравюре митру заменили чепчиком, дабы избежать трений с церковными властями.

Лень – DESIDIA

Сон, в который погружена аллегорическая фигура, связан с распространенным выражением «Лень — подушка дьявола»; ее атрибут — осёл, известный символ глупости. В нидерландском издании «Все пословицы» (1480) есть и такая: «Многие сами готовят прут для своей задницы».

Гротескная сцена с гигантом иллюстрирует или ее, или другую непристойную поговорку, вроде «Он слишком ленив, чтобы дойти до отхожего места». Игральные кости относятся к гулякам, убивающим время в таверне; о лени напоминают фигуры спящих и часы без стрелок; остальные мотивы загадочны.

 

Тревожный, ирреальный мир, предстающий в этих гравюрах, заселен чудовищными тварями, отчасти причудливо-фантастическими, смешными, а порою — попросту жуткими. Возможно, именно сочетание элементов игры и жути с примесью возбуждения, рожденного страхом, делает эти гравюры притягательными и по сей день.

По сравнению с фантасмагорией гравюр в своей живописи Брейгель пока еще более сдержан, хотя и ее он населяет удивительными созданиями. В картине на библейский сюжет Падение ангелов (1562) Брейгель изображает, как восставшие против Бога ангелы, низвергаясь в Ад, преображаются в чертей и демонов.

Низ и верх картины отличаются по цвету. Сияющий вверху полукруг светел — это Небо, там обиталище Бога и архангелов. Небеса на картине более четко скомпонованы, здесь есть воздух, пространство, красивые лица трубящих ангелов и сражающихся с нечистью архангелов.

Зато ближе к преисподней краски темнеют, это хаос, куда беспорядочно низвергаются уродливые твари. 

Ангелы в широких развевающихся одеяниях, оставляющих открытыми только лица и руки, являют собою яркий контраст демонам, в большинстве своем не одетым, разевающим рты, разрывающим свои собственные тела, а в некоторых случаях повернутым к зрителю голыми задами. Брейгель написал их просто как груду монстров, подчеркнув пропасть, разделяющую порождения Ада и служителей Рая, демонов и ангелов.

Падение мятежных ангеловПадение мятежных ангелов. Фрагмент

Обитателей преисподней художник собрал также вокруг Безумной Греты (ок.

1562), традиционной для Фландрии фигуры, известной также как «Грета Брюзга», вечно ссорящаяся со своим мужем, или же, как «Черная Грета», которая назвалась королевой вместо собственной госпожи. Брейгель сделал ее воплощением воинствующей скаредности.

С мечом в руке она собирает тарелки, горшки и кастрюли. В этой картине Брейгель опрокидывает все каноны изображения женщин в живописи: ни намека на улыбку, ни локонов, которыми играет ветерок. У Греты — тусклая кожа, беззубый разинутый рот, рваная юбка.

На груди блестят латы, на голове — подобие шлема. Безумие во взоре, в этом разинутом рте. Тяжело ступая, бродит Грета, ищет, куда бы сложить свои награбленные «сокровища».

Безумная Грета

И все же она не перестает быть человеком, как и те женщины позади нее, что сражаются с демонами. Картину Брейгеля настолько сложно рассматривать и разгадывать, что она кажется не просто фантасмагоричной — но и сюрреалистичной. Такое нагромождение ирреального можно увидеть разве что в кошмарном сне.

Все в этой картине не так, как должно быть. У головы, служащей входом в Ад, вместо ресниц — доски; кожа ее сложена из камня; из уха растет дерево — художник настойчиво смешивает растительное, животное и человеческое, органические и неорганические элементы.

Зев Ада — это часть живого организма и в то же время замкнутое пространство; корона, венчающая Ад, служит также зубчатой стеной с бойницами; брови сделаны из кувшинов. Это мир, где все наоборот, где разрушен божественный порядок.

На заднем плане справа вздымается стена адского пламени.

Приводя сведения о главном персонаже, первый биограф Брейгеля ничего не сообщает о том, хотел ли художник таким образом выразить свое отношение к положению женщины в тогдашнем обществе. В сравнении с современностью права женщины в XVI веке были чрезвычайно ограниченными.

Отец и муж распоряжались ее собственностью, важное традиционное поле деятельности — народную медицину у нее отняли университетские медики мужского пола. Знахарки, целительницы считались ведьмами, их судили и сжигали на кострах инквизиторы.

Церковь требовала от женщин покорности и молчаливого послушания более совершенным творениям Господа — мужчинам (как известно, Бог создал их первыми) и всем им :- меняла в вину грех Евы вечной соблазнительницы.

Женские персонажи у Брейгеля оказываются сильнее мужчин-полузверей, хотя они не побеждают и даже не вызывают симпатии. Вряд ли Брейгель имел в виду нечто большее, нежели создание враждебной, демонической среды для известного всем персонажа.

Триумф смерти

Третья картина из этой серии вошла в историю искусства под названием Триумф Смерти (ок. 1562).

Здесь не звероподобные демоны со своими злыми проделками, но скелеты с косами выходят косить всех живых, будь то король или карточный игрок, схватившийся за меч, наемник или музицирующая влюбленная парочка, не подозревающая о том, что творится вокруг, на этом поле смерти, с засохшей травой и мертвыми деревьями.

И вновь на заднем плане полыхает адское пламя. Живые пытаются проскользнуть в ящик с крестом на дверях; но, судя по тому, что он изображен с дверцей, захлопывающейся сверху, — это ловушка вроде мышеловки. Бога же нигде не видно. Ни малейшего намека на воскрешение и

искупление.

Эта картина была создана

не для предостережения и назидания прихожан в церкви. Брейгель вовсе не следует здесь христианскому учению. Вероятно, эти три картины, одинаковые по формату, были выполнены по частному заказу в 1562 году. Точно выдержанное настроение и безудержная, бьющая через край, фантазия, присущие им, свидетельствуют, что художнику не чужд мир демонов.

И даже более того, временами кажется, Брейгель допускает демонов не только в метафизические владения ужаса и жутких созданий тьмы, но и в подлинные нидерландские деревни, в гущу людской толпы, в реальные пейзажи.

Демоны среди нас? Демоны в нас самих — утверждает Брейгель.

Источник: https://art.mirtesen.ru/blog/43418596943/prev

Брейгель Питер СтаршийКартины и биография

А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я

Брейгель (точнее Брёгел) Старший или “Мужицкий” (Bruegel de Oude, Boeren Brueghel) Питер (около 1525/30–1569), великий нидерландский живописец, прекрасный график и рисовальщик.

В 1552-1553 посетил Италию, работал в Антверпене, с 1563 – в Брюсселе.

Глава демократического направления в нидерландском искусстве XVI века, Брейгель с громадной силой и полнотой воссоздавал в своем творчестве жизнь, настроения и мироощущение народа в канун Нидерландской буржуазной революции.

От многочисленных нравоучительных картин и сатирических притч-рисунков, изобилующих гротескными и причудливыми фантастическими персонажами в духе Иеронима Босха, от дробных по композиции, колористически пестрых полотен (“Битва Масленицы и Поста”, 1559, Музей истории искусств, Вена) с середины 1560-х годов Питер Брейгель перешел к созданию несколько более сдержанных по цвету, отмеченных монументальностью и цельностью композиций, обобщенных картин крестьянской жизни.

Эти три картины Питера Брейгеля Старшего хранятся в Музее истории искусства в Вене

Изображая постоянно движущуюся народную массу, нидерландский художник раскрывает заключенные в народе мощные жизненные силы, его достоинство и неиссякаемое жизнелюбие (“Крестьянская свадьба”, “Крестьянский танец”, – обе в Музее истории искусств, Вена; и другие картины, посвященные крестьянскому труду). Во многих произведениях художника Брейгеля иносказательно запечатлены бедствия нидерландцев, страдавших под испанским игом (“Избиение младенцев”, Художественно-исторический музей, Вена; “Перепись в Вифлееме”, 1566, Музей старинного искусства, Брюссель).

Испанский террор в Нидерландах породил в некоторых картинах Брейгеля настроения отчаяния и скорби, выразившиеся в горьких иносказаниях (“Сорока на виселице”, 1568, Музей земли Гессен, Дармштадт), в фантастических и символических образах, полных глубокого трагизма (“Безумная Грета”, 1562, Музей Майер ван дер Берг, Антверпен; “Слепые”, 1568, Национальные музей и галерея Каподимонте, Неаполь). Обилие фигур и деталей, острота контурного рисунка, яркая выразительность образов, звучность локальных цветовых пятен (в изображении фигур) сочетаются в творчестве художника с пространственной широтой композиции, с тончайшим ощущением тонального единства. Питер Брейгель Старший заложил основы развития национального нидерландского пейзажа.

https://www.youtube.com/watch?v=AaGF8exYJ_8

Творчески переработав уроки итальянской живописи эпохи Высокого Возрождения и одновременно черпая многие свои темы из народных пословиц и притч, лубочных гравюр и листовок, нидерландский живописец создавал глубоко народное искусство, опирающееся на местные традиции и фольклор.

В творчестве Питера Брейгеля органично сплавились грубоватый народный юмор и сложное иносказание, лиризм и трагичность, острая жизненная наблюдательность и фантастический гротеск, интерес к бытовым деталям, подробной повествовательности и стремление к широкому обобщению, к созданию гармоничной картины мира.

В исполненные строгой гармонии, выдержанные в землистых, серо-зеленых, желтовато-коричневых оттенках ландшафтные виды с бескрайними просторами равнин, речных долин, с холмами и перелесками Питером Брейгелем гибко и естественно вписаны обобщенные силуэтные фигуры населяющих их людей (“Сумрачный день”, “Возвращение стад”, “Охотники на снегу” – все 1565, Музей истории искусств, Вена).

Падение ангелов,
1562
На пути в Египет,
1563
Сумрачный день,
1565
Сенокос,
1565
Жатва,
1565
Возвращение стад,
1565

Ясное и трагическое осознание неизбежности судьбы и времени, чувство грандиозности мироздания и понимание истинного места человека в нем, делают нидерландского живописца одним из величайших мудрецов в искусстве Северного Возрождения.

Отмеченное исключительной широтой и глубиной понимания жизненных явлений, мощное и темпераментное творчество Питера Брейгеля оказало громадное влияние на современное ему нидерландское искусство и заложило основы развития искусства Голландии и Фландрии в XVII веке.

Поклонение волхвов
в зимнем пейзаже, 1567
Страна лентяев,
1567
Калеки,
1568
Крестьянская свадьба,
1568
Крестьянский танец,
1568
Обращение Савла,
1567
Малая Вавилонская башня,
1564
Поклонение волхвов,
1564
Мизантроп,
1568

Гравюры Питера Брейгеля Старшего

Алхимик,
1560-е
Гордыня,
1567
Святой Иероним,
1565
Чревоугодие,
1567
Автопортрет Питера Брейгеля, 1565, фрагмент работы “Художник и знаток”

Примечание. 1. Миниатюра картины → переход на страницу скрипта изображения.

2. Название картины → на страницу с изображением максимального размера в масштабируемом виде и описанием.

Источник: http://smallbay.ru/bruegel.html

Семейство Брейгелей в Москве « THE WALL

28 апреля в Пушкинском музее открылась новая выставка, озаглавленная как «Младшие Брейгели».  В экспозиции представлено 29 картин, среди которых – работы Питера Брейгеля Младшего (1564–1637/38), Яна Брейгеля Старшего (1568–1625), Яна Брейгеля Младшего (1601–1678), Яна ван Кесселя Старшего (1626–1679) и Мартина ван Кесселя Старшего(1524–1581).

Это уже не первое столичное мероприятие, посвящённое творчеству знаменитой семьи художников.

  Так, жители и гости Москвы могли насладиться работами Питера Брейгеля Младшего (Адского) «Свадебное гуляние» и «Пейзаж с ловушкой для птиц», который впервые экспонировался в Москве на ежегодной выставке Антиквариата и изобразительного искусства (Russian Antiques and Fine Arts Fair) в центре изящных искусств на Волхонке в апреле 2013 года. В самом ГМИИ им.

Пушкина (который, кстати, расположен совсем рядом с этой галереей) у ценителей прекрасного была возможность насладиться работами Яна Брейгеля Старшего (Райского) «Пейзаж с Товией и ангелом» и «Перепись в Вифлееме» Питера Брейгеля Младшего, представленными вместе с другими шедеврами фламандской живописи из коллекции князя Лихтенштейнского в последнем квартале 2014 года.

 Кроме того, в постоянной экспозиции Пушкинского музея представлены работы Яна Брейгеля Старшего «Цыгане у горной пещеры», «Драка крестьян за картами», «Четыре ветряные мельницы», «Пейзаж с кузницей» и «Сбор яблок», картины Питера Брейгеля младшего «Весна. Работа в саду», «Зима. Катание на коньках» и «Зимний пейзаж с ловушкой для птиц». 

Читайте также:  Описание картины нико пиросмани «маргарита»

Перепись в Вифлееме

Одну минуточку, пейзаж с ловушкой для птиц? Эта картина ведь также экспонировалась на выставке в центре изящных искусств. Что же, центр на месяц одолжил полотно у музея? Однако нет.

Дело в том, что Питер Брейгель Младший большую часть своей жизни копировал работы своего отца; у него почти нет авторских картин.

Известно, что «Зимний пейзаж с ловушкой для птиц» – это репродукция картины Питера Брейгеля Старшего, и можно предположить, что его сын сделал их несколько. Но всё по порядку.

В мировой и отечественной живописи нет семьи равной семье Брейгелей. Невестка и племянница Эдуарда Мане, Берта Моризо и Жюли Мане, были довольно неплохими художницами, также работавшими в этом направлении.

Пейзажист Пётр Петрович Верещагин и Василий Петрович Верещагин (Василий Васильевич Верещагин, баталист и автор знаменитого «Апофеоза войны» их однофамилец) – братья, вышедшие из семьи иконописца.

Но что значат два-три родственника-художника по сравнению с целым потомством живописцев! Брейгелей так много, что в них нетрудно запутаться: Питер Брейегль страший, его сыновья Питер и Ян, его внук Ян Младший, его правнук Ян ван Кессель…Человек, сумевший отличить работу одного Брейгеля от другого, достоин восхищения.

Вы хотите это сделать в будущем? В данной статье объясняется, в чём разница между Яном Брейгелем Младшим и Питером Брейгелем Младшим. А вот работы отцов от сыновей не отличают даже профессионалы: искусствовед Кларус Эру, выпустив в 1984 году каталог Янов Брейгелей, приписал работы, ранее принадлежавшие кисти сына, его отцу и наоборот.

Основатель династии, Питер Брейгель Старший, родился около 1525 года в городе Бреда или же в окрестной деревушке Брёгел в Нидерландах. Чтобы не путать художника с его сыном, его впоследствии окрестили «Мужицким» – то ли из-за того, что он происходил из семьи простого крестьянина, то ли из-за его любви к изображению сельского быта.

В начале 40-ых годов Брейгель перебирается в Антверпен и учится там живописи у Питера Кука ван Альста до 1550 года. По окончании обучения его принимают в антверпенскую гильдию художников. В 1562 году Питер Мужицкий и переезжает в Брюссель, где встречается с дочерью своего бывшего учителя Марией, которая в 1563 году становится его супругой.

В 1564 году у них рождается сын Питер и в 1568 году – Ян. На следующий год художник умирает.

Мы могли бы ещё много написать о жизни и творчестве Питера Мужицкого, пользуясь сведениями, почерпнутыми из книги Карла ван Мандера, его современника (сам Брейгель не оставил после себя никаких сочинений), но предметом нашего рассказа является творчество его потомков.

К сожалению, Питер Брейгель Мужицкий ничему не успел научить своих сыновей. Наставником мальчиков была бабушка со стороны матери, жена учителя Питера Мужицкого. Несмотря на одну alma mater, братья пошли совсем разными путями.

Это видно даже по их прозвищам – старший брат, Питер Брейгель Младший, был прозван «Адским» – за то, что он, как уже было сказано, в начале своей художественного пути, обильно копировал мрачные картины своего отца, на которых были изображены дьяволы и другая нечисть (например, «Безумная Грета», «Падение ангелов», «Триумф смерти»), Да, простые люди у него напоминают властителей Ада: на выставке представлены картины, где можно увидеть мужичков с похотливыми лицами и выпирающими из штанов мужскими достоинствами. («Бобовый король», «Крестьянский праздник», «Крестьянский свадебный танец»). Его младший брат, Ян Брейгель Старший, напротив, получил прозвище «Бархатный» – он тяготел к светлому, тёплому пастельному или насыщенному колориту, напоминающему расцветки бархатной ткани, натюрмортам или роскошным пейзажам. Кроме того, рассказывают, что он очень любил облачаться в бархатные одежды.

«Избиение младенцев» Питера Брейгеля Старшего

На самом деле, большинство работ Питера Брейгеля Мужицкого было продано ещё до взросления сына.

Но это не помешало развитию у Питера Младшего страсти к творческому копированию, а, напротив, только раззадорило его художественное чутьё: имея в распоряжении лишь чёрно-белые рисунки своего отца, живописец был волен в выборе колорита, размера, трактовки тех или иных деталей.

В итоге он не просто популяризировал творчество своего отца (количество копий некоторых работ иногда превышает дюжину!), но и создал целую галерею разных образов одной и той же картины (к примеру, «Переписи в Вифлееме»), вдохнув в них новую жизнь.

Это довольно увлекательно – разглядывать и сравнивать работы Питера-отца и Питера-сына: пейзажи, сцены из деревенского быта с круглолицыми и толсторукими крестьянами и крестьянками или вариации на тему библейских сюжетов.

  Если вам удастся побывать на выставке, обязательно обратите внимание на две маленькие работы Питера Адского из цикла «Нидерландские пословицы», спрятанные в застеклённом столе. Они являются репликой-аллюзией на знаменитые «Фламандские пословицы» его отца. А невеста с картины «Невеста Духова дня» так похожа на невесту с «Крестьянской свадьбы» Питера Мужицкого! Интересно, что практически на всех работах Брейгеля Младшего можно найти собаку. Присутствует она как на изображениях сельского быта, так и на картинах с библейским сюжетом.

«Избиение младенцев» Питера Брейгеля Младшего

Работ Яна Брейгеля Старшего на выставке было представлено всего две.  Зато там можно было увидеть четыре работы его сына.

А это почти одно и то же: портрет Яна Младшего «Большой букет из лилий, ирисов, тюльпанов, орхидей и пионов в вазе, декорированный изображениями Амфитриты и Цереры» выполнен в тех же самых тонах, что и картина его отца «Букет из нарциссов, ирисов, тюльпанов, роз и рябчиков».

Благородные тона, небольшой размер, аллегория, кроющаяся за каждым цветком, сближают эти работы с «Обезьяньим пиром» – вторым произведениям Брейгеля Бархатного, представленным в экспозиции.

Рядом с этой саркастически выписанной, рафинированной ночной обезьяньей «потехой» или пышными букетами в дорогих вазах грубоватый бурлеск «Крестьянского праздника» в исполнении старшего брата, Питера Адского, выглядит жизнелюбивой деревенской сагой[1].

Большой букет из лилий, ирисов, тюльпанов, орхидей и пионов в вазе, декорированный изображениями Амфитриты и Цереры

У Яна Брейгеля Бархатного была также дочка – Пасхазия. От брака с известным антверпеснским живописцем Иеронимом ван Кесселем у неё родился сын – Ян, который тоже стал художником. С его замечательной тетралогией иллюстраций к басням Эзопа, выполненной на маленьких медных дощечках, можно было ознакомиться на выставке.

Вообще это отличительная особенность семьи Брейгелей и других фламандских художников их периода – использовать для своих работ не холст, а медные или деревянные доски. Все работы, которые можно было увидеть в тёмном зале цвета индиго, отведённого под картины из коллекции Кристофера Мауергауза, были выполнены именно на них.

К выставке также приложили свою кисть Хендерик ван Баллен (как соавтор картины «Нахождение младенца», Йос де Момпер Младший, ровесник Питера Адского и, как и он, последователь Питера Мужицкого (соавтор картины «Деревенский пейзаж с колодцем») и Мартин ван Клеве Старший.

Работа Мартина ван Клеве «Избиение Младенцев, представленная в экспозиции, – свободная копия одноимённой картины Питера Мужицкого (существует и вариант этой картины в исполнении Питера Брейгеля Младшего).

Об избиении младенцев, которое случилось как реакция Ирода на новость о рождении «нового царя» – Иисуса, говорится в Евангелии от Матфея: «Тогда Ирод, увидев себя осмеянным волхвами, весьма разгневался, и послал избить всех младенцев в Вифлееме и во всех пределах его, от двух лет и ниже, по времени, которое выведал от волхвов» (Евангелие от Матфея, 2:16).

Однако если бы название картины не было известно зрителю, и он мог бы судить о сюжете картины только по изображённому на ней тому, то он вряд ли когда-нибудь сказал бы, что она является иллюстрацией к новозаветной сцене.

Действительно, в «Избиении младенцев» Вифлеем изображён заснеженным, а дома в нём выглядят как дома современной Брейгелю Фландрии! Да и одежда жителей города скорее напоминает одежду горожанина. И если даже с большой натяжкой согласиться со снегом на картине: зимой в Святой Земле, случается, выпадает снег, а событие произошло непосредственно после рождения Христа – в январе, то она всё равно теряет смысл без своего названия и становится просто иллюстрацией каких-то современных художнику событий. А, может, так оно и есть?

Да, согласно общепринятому толкованию специалистов по творчеству Брейгелей[2]. Во-первых, Нидерланды и Бельгия (частью которой сейчас является Фландрия) с 1477 года входила в состав Священной Римской Империи как владения испанского короля. Во-вторых, давайте вспомним, что XVI век – время распространения различных протестантских учений.

Нидерланды не остались в стороне – в этом регионе распространился кальвинизм, анабаптизм и другие «ереси». А официальной религией империи был, конечно, католицизм. Таким образом, к борьбе за независимость примешивалось борьба за религиозную свободу.

Филипу II, правителю этих земель и наследнику Габсбурской империи, принадлежат слова: «Я скорее пожертвую ста тысячами жизней, чем перестану преследовать еретиков»[3]. И он пожертвовал. В 1566 году кальвинисты громили католические церкви в Антверпене.

Для императора борьба за веру выглядела как очередной бунт против власти, поэтому он приказал своему ближайшему советнику, герцогу Альбе, отправиться в город и расправиться с бунтовщиками-протестантами. В 1697 году Альба вступил в Антверпен, где как раз находился Питер Брейгель с семьей.

Вероятно, картина «Перепись в Вифлееме», как и реплика Мартина ван Клеве на самом деле повествует о страшной расправе герцога с местными жителями-кальвинистами. Это подтверждает и изображение всадника в чёрной одежде с длинной белой бородой – предводителя конных рыцарей. Известно, что Альба всегда облачался в тёмные одежды. Правда, в копии Клеве, представленной на выставке, его нет. Хотя, может быть, у вас получится найти жесткого герцога?

Бегство в Египет. Йоос де Момпер (XVII в.)

Работы Брейгеля совершили настоящую революцию в изображении Вифлеема. После него многие фламандские художники стали изображать и перепись в Вифлееме, и избиение младенцев, и даже рождество на фоне заснеженных пейзажей.

Взгляните на «Пейзаж с бегством в Египет» Денниса ван Альслота (1619), «Бегство в Египет» Абеля Гриммера и Йоса де Момпера (XVII век).

Кстати: работа Йоса де Момпера «Деревенский пейзаж с колодцем» в соавторстве с Яном Брейгелем Младшим представлена на выставке.

Продолжая тему противостояния протестантов католической Священной Римской Империи, нужно сказать про работу Питера Брейгеля Младшего, также копию работы его отца, – «Проповедь Святого Иоанна Крестителя в пустыне», которую можно увидеть на выставке.

Первое, что бросается в глаза – это то, что действие разворачивается совсем не в пустыне, а в лиственном лесу, вдалеке виднеется река, несущая свои воды по направлению к туманным очертаниям горы. Да и одеты слушатели как современные Брейгелю нидерландцы.

Питер Брейгель Старший написал картину в 1556 году, в год иконоборчества.

Не так ли собирались – тайком, под надёжной сенью густого леса, за сотню километров от любого населённого пункта, протестанты, для того, чтобы обсудить план очередного набега на католическую церковь или просто поведать людям о своём учении? Изобразив проповедь апостола в пустыне, художник отождествил пресвитера, наставляющего людей в истинной вере, с Иоанном Крестителем.

Рай земной

Питер Брейгель – не первый нидерландский художник, который начал изображать библейские события в современной обстановке среди сельского быта, смешивать евангельские и ветхозаветные герои с простыми сельскими обывателями. Работы его старших современников Иоахима Поттинира «Отдых на пути в Египет» (1518–20 гг.

) и Иоахима Бейкилара «Се человек» (1561) – яркие тому примеры.

Младший сын художника перенял эту традицию – у него можно найти картины, где Адам и Ева резвятся позади райских животных, («Рай земной»), на которых Авраам и Ицхак кажутся маленькими палочками на фоне вековых деревьев, («Лесной пейзаж» с Авраамом и Ицхаком, 1599).

Всё-таки очень грустно, что на выставке нет ни одной работы Питера Брейгеля Старшего (как нет её и в основной экспозиции), нет «достоверных работ» мастера – только копии его сына. Кажется, было бы намного легче воспринимать и оценивать живопись младших Брейгелей, сравнивая их с работами родоначальника династии.

Но невозможность сравнения не отбирает у зрителя возможности получения эстетического удовольствия от знакомства (или очередной встречи) с творчеством знаменитой фламандской семьи. Постарайтесь всё же выкроить время и в одно из воскресений посетить замечательную выставку!

Источник: http://thewallmagazine.ru/bergel-family-in-moscow/

Читать

Annotation

Читайте также:  Описание картины федора антоновича бруни «вакханка, поящая амура»

Мало найдется в истории искусства личностей столь загадочных и неоднозначных, как герой этой книги Питер Брейгель Старший — фигура таинственная, зашифрованная, чуть ли не мистическая. Творчество великого нидерландского художника — предмет многолетних искусствоведческих дискуссий.

Форма, придуманная К.А. Роке для данного исследования, позволяет совместить, что бывает достаточно редко, взгляд ученого и взгляд поэта, чувство и интеллект.

Настоящая биография по сути своей — диалог двух достойных друг друга собеседников — художника далекой эпохи, говорящего посредством своих произведений, и современного художника, пытающегося его понять.

Книгу открываешь, потому что любишь картины Брейгеля, а закрываешь с ощущением, что обрел значительно больше, чем искал. Этому в огромной мере способствует и прекрасный перевод Т.Баскаковой.

Клод Анри Роке

БРЕЙГЕЛЬ И РОКЕ: ВСТРЕЧА ДВУХ СНОВИДЦЕВ

ПРЕДИСЛОВИЕ

Глава первая

Глава вторая

Глава третья

Глава четвертая

Глава пятая

Глава шестая

Глава седьмая

Глава восьмая

Глава девятая

Глава десятая

Глава одиннадцатая

Глава двенадцатая

Глава тринадцатая

Глава четырнадцатая

Глава пятнадцатая

Глава шестнадцатая

Глава семнадцатая

Глава восемнадцатая

ХУДОЖНИК «ПЕРЕВЕРНУТОГО» МИРА

ОСНОВНЫЕ ДАТЫ ЖИЗНИ И ТВОРЧЕСТВА ПИТЕРА БРЕЙГЕЛЯ СТАРШЕГО

О БИБЛИОГРАФИИ

Примечания

Клод Анри Роке

Брейгель

БРЕЙГЕЛЬ И РОКЕ: ВСТРЕЧА ДВУХ СНОВИДЦЕВ

I

О живописных приемах

Зеленое: газон, кусты, справа дерево с круглой кроной (пожалуй, настоящее);

фиолетовое: кое-где видное небо;

белое: слева полуразрушенный склеп в виде куба с фронтоном и черной дверью.

Вдали: окутанный дымкой город Брейгелланд, ощетинившийся шпилями, колокольнями и куполами…

Мишель де Гельдерод.

«Проделка Великого Мертвиарха» (1934), ремарка к первой картине первого действия.

Перевод С. Володиной

Приведенный выше отрывок из пьесы бельгийского драматурга Мишеля де Гельдерода может напомнить читателю, чем является Питер Брейгель Старший для нидерландско-бельгийской и — шире — европейской культуры. Брейгель — не просто превосходный живописец, один из многих.

Бельгийская литература Нового времени очень многому училась и у него, и у фламандской народной культуры, которую он так полно сумел отразить в своих картинах, что стал как бы ее символом.

«Проделка Великого Мертвиарха», например, не только обыгрывает ряд брейгелевских сюжетов («Триумф Смерти», «Безумная Грета», «Страна лентяев»), но сама структурирована по законам живописного произведения, воздействует на зрителя системой зрительныхобразов (цветовых и графических).

То же можно сказать о пьесах Мориса Метерлинка, который, по словам одного современного исследователя его творчества, «строит мир своей пьесы не как симфонию, где темы скрещиваются, пропадают и вновь возникают, а как картину, где пространство строго организовано силовыми линиями, перекличкой тональностей, гармонией ритмов и красок» (Postic М.

Maeterlinck et le symbolisme. P., 1970. P. 115), — именно потому роль слова в его драматургии снижена. Кстати, и Метерлинк обращался к брейгелевским сюжетам (пьеса «Слепые», ранний рассказ «Избиение младенцев»).

Двойное наследие Брейгеля, живописца и мыслителя, как мне кажется, повлияло также (может, не непосредственно, а через более позднюю голландскую живопись) на поэзию Эмиля Верхарна, которой свойственны интенсивно-эмоциональное восприятие природы (в частности, как у Брейгеля, интерес к годовому циклу и циклу человеческой жизни), «жанровость» (сцены из жизни народа, построенные на зрительных образах), тема города-спрута, перекликающаяся с брейгелевской темой Вавилона.1

Литература черпает сюжеты из живописных полотен — явление странное, чрезвычайно редкое.

Конечно, и «Вавилонская башня», и «Слепые», и «Избиение младенцев» — сюжеты библейские; образы «Безумной Греты» и «Страны лентяев» связаны с фольклором (в первом случае — фламандским, во втором — общеевропейским); «Триумф Смерти» — сюжет средневекового искусства (народного театра, скульптуры, лубочных картинок); природный же годовой цикл изображался многими художниками и, в частности, мастерами книжной миниатюры. Однако в примерах, на которые я ссылаюсь, речь идет о влиянии брейгелевской трактовки этих сюжетов, брейгелевской системы визуальных образов.В чем же секрет воздействия этого художника? Собственно, ответу на этот вопрос и посвящена книга Роке.

Или, вернее, так: Роке ничего не объясняет, но пытается научить нас воспринимать зрительные образы (очень емкие по своей природе — вспомним, что, для того чтобы передать свои впечатления от одного женского портрета Лукаса Кранаха, нидерландскому режиссеру Полю Верхувену понадобилось создать целый фильм «Плоть и Кровь»), осуществив их переводна язык образов словесных.

Его книга — не биография, хотя читатель найдет в ней все имеющиеся на сегодняшний день сведения о небогатой событиями жизни Брейгеля. Скажем для начала, что характер книги в самом общем виде определяется многократно повторяющимися в ней «ключевыми словами»: songe— «сон»; rive— «греза»; vision— «видение»; voir— «видеть».

Брейгель был сновидцем: его живопись так хороша, потому что, любуясь поверхностью вещей, он никогда на этом не останавливался; его пейзажи и другие картины придуманы, точнее, скомпонованыиз отдельных элементов реальности, пропущенных через сознание художника.

Роке воспроизводит эту процедуру: он — как бы в сновидении или грезах — сближается с Брейгелем, вступает с ним в диалог, чтобы понять его и сделать понятным для современного читателя.

Его книга скомпонована из отдельных разрозненных элементов: описаний природы Нидерландов, различных исторических эпизодов, размышлений над картинами Брейгеля, собственных философских рассуждений (иногда вложенных в уста художника). «Никто не мог превзойти Брейгеля… в умении составлять композиции на манер Босха», — пишет Роке. Его собственная книга представляет собой «композицию на манер Брейгеля».

В главе четвертой Роке рассказывает, как, по его мнению, к Брейгелю приходил замысел картины, что служило первоначальным импульсом для ее написания:

(1) «Это начинается со своего рода видения — какое-то место, пейзаж…»;

(2) «Или же это начинается с цвета, с желания и предвкушения определенного цвета…»;

(3) «Бывает, что ты вдруг видишь будущую картину всю целиком, как сон, — а иногда это и происходит во сне…»;

(4) «Бывает и так, что все начинается с идеи. В основе таких вещей, как “Добродетели и Пороки”, “Изгнание мага Гермогена”… лежит определенная мысль, они должны быть придуманы».

Роке строит свою книгу, используя все эти принципы, то есть он как бы иллюстрирует живописныеприемы Брейгеля собственным письмом.

Принцип (4) Роке использует главным образом на «микроуровне» — уровне метафор.

Разъясняя значение этого принципа в живописи и графике, он пишет: «Нужно уметь выбрать в любом действии самый выразительный момент, самый ясный и запоминающийся жест… Не просто экономно мыслить, но и экономно рисовать».

Его собственные метафоры настолько точно соответствуют этому правилу, что превращают рассказ о художнике чуть ли не в поэтическое произведение:

пена — «слюна, выступающая в уголках губ по-стариковски болтливого моря»;

«…эти красные вымпелы, которые поначалу, увиденные с такой высоты, из такой дали, кажутся летящими мертвыми листьями в гризайле дождя» (гризайль — картина, написанная различными оттенками серого цвета);

Источник: https://www.litmir.me/br/?b=157254&p=77

Брейгель старший – это… что такое брейгель старший?

  • Брейгель Старший — Брейгель Старший, Питер Питер Брейгель Старший Автопортрет с заказчиком («Художник и знаток») Имя при рождении: Pieter Brueghel …   Википедия
  • БРЕЙГЕЛЬ Старший — или Мужицкий (Bruegel de Oude, Boeren Brueghel), Питер (между 1525 и 1530 1569), нидерландский живописец и рисовальщик. Творчески переработал уроки итальянской живописи 16 в., создал глубоко национальное искусство, опирающееся на нидерландские… …   Большой Энциклопедический словарь
  • Брейгель Старший, Ян — У этого термина существуют и другие значения, см. Брейгель. Ян Брейгель Старший …   Википедия
  • Брейгель Старший — (Мужицкий), Питер (Bruegel de Oude, Boeren Brueghel, Pieter) Ок. 1525, с. Брейгель 1569, Брюссель. Нидерландский живописец и рисовальщик. Учился у П. Кука ван Альста в Антверпене. Работал в Антверпене (в гильдии живописцев Св. Луки с 1551) и… …   Европейское искусство: Живопись. Скульптура. Графика: Энциклопедия
  • БРЕЙГЕЛЬ СТАРШИЙ — Автопортрет. 1565–1568 гг. (Графическое собрание Альбертина. Вена) Автопортрет. 1565–1568 гг. (Графическое собрание Альбертина. Вена) [Мужицкий; нидерланд. Brueghel, Breughel] Питер (ок. 1525 или 1530, Бреда 5.09.1569, Брюссель), нидерланд. худож …   Православная энциклопедия
  • Брейгель Старший — БРÉЙГЕЛЬ Старший, или Мужицкий (Brueghel de Oude, Boeren Brueghel) Питер (между 1525 и 1530–69), нидерл. живописец и рисовальщик. Творчески переработав уроки итал. живописи 16 в., создал глубоко нац. произв., опирающиеся на нидерл. традиции… …   Биографический словарь
  • Брейгель Старший, Питер — У этого термина существуют и другие значения, см. Брейгель. Питер Брейгель Старший Автопортрет с заказчиком («Художник и знаток») Имя при рождении …   Википедия
  • Брейгель старший, Питер — Питер Брейгель Старший Автопортрет с заказчиком («Художник и знаток») Имя при рождении: Pieter Brueghel Дата рождения: 1525 Место рождения: Бреда(?) …   Википедия
  • Брейгель, Старший Питер — П. Брейгель. Крестьянский танец . Музей истории искусств. Вена. БРЕЙГЕЛЬ Старший, или Мужицкий (Bruegel de Oude, Boeren Brueghel), Питер (между 1525 и 1530 1569), нидерландский живописец и рисовальщик. Создал глубоко национальное искусство,… …   Иллюстрированный энциклопедический словарь
  • Брейгель Старший Питер — или Брейгель «Мужицкий» (Bruegel de Oude, Boeren Brueghel), (между 1525 и 1530  1569), нидерландский живописец и рисовальщик. Творчески переработал уроки итальянской живописи XVI в., создал глубоко национальное искусство, опирающееся на… …   Энциклопедический словарь

Источник: https://dic.academic.ru/dic.nsf/enc_colier/1309/%D0%91%D0%A0%D0%95%D0%99%D0%93%D0%95%D0%9B%D0%AC

Клод Роке – Брейгель, или Мастерская сновидений

Что происходит, если налог вовремя не уплачен – об этом повествует вторая картина. Мы видим те же заснеженные домики, и тот же имперский орел красуется на груди главного распорядителя.

И не сразу понимаешь, что полным ходом идет расправа – обнаженные мечи, убитые дети, женщины с заломленными над головой руками, мужчины, о чем-то тщетно умоляющие ландскнехтов.

А вдали, словно окостенелый бездушный механизм, застыла монолитная группа конных солдат в кирасах и с поднятыми пиками, видимо страхующая убийц…[161] И это ли не отклик чуткой души художника на увиденное в реальной жизни, если не “перевернутого мира”, то “перевернутого мирка” своей страны, своего города, своей деревни?…

Можно было бы говорить еще, но это вряд ли многое прибавит, а потому перейдем к последней картине Брейгеля.

Мы не уверены, что она действительно последняя по времени написания – она датирована 1568 годом, когда художник создал еще и другие первоклассные картины; но по смыслу она должна быть последней: здесь, как бы подводя черту, Брейгель от частного снова переходит к общему и говорит свое последнее слово, произносит свой беспощадный приговор обществу, в котором, волею Провидения, ему довелось жить и умереть. Речь пойдет о “Притче о слепых” (другие названия: “Слепые”, “Парабола слепых”).

В картине как бы два изолированных друг от друга плана. Дальний – мирный и безлюдный фламандский пейзаж: несколько островерхих деревенских домиков, маленькая уютная церквушка, там и сям разбросанные деревья, птицы, высоко парящие в небе, кустарники, речка, заросшая зеленью.

Передний план – шестеро слепых, бредущих не по дороге, не по тропинке, а по неровной, словно вздыбившейся земле, резко отделенной от зеленого ковра дальнего плана. И деревья, и дома, и церковь, и река для них чужие, они не видят ничего этого – глазницы их пусты, а у иных уже полностью закрыты кожными складками.

Они проходят мимо, движимые какой-то своей целью. Чтобы не сбиться с пути, они держатся друг за друга. Но вот происходит беда: слепой поводырь не нащупал посохом конца пригорка и вместе со своим скарбом полетел в реку. Следующий, с искаженным от ужаса лицом, падает на него.

Третий, связанный со вторым посредством посоха, уже пошатнулся и сейчас последует за своими предшественниками. Четвертый еще устойчиво держится на ногах, но чувствует неладное – это написано на его безглазом лице. Пятый и шестой пока ни о чем не догадываются, но и им неминуемо быть в реке следом за их товарищами.

Таково внешнее, зримое содержание картины. Внутреннее же, незримое, но постигаемое, прочитывается без особого труда: природа вечна и совершенна, а жизнь людей – это путь слепых, кончающийся неизбежной гибелью.

Таков последний аккорд художника-философа в его многочастной мировой симфонии.

* * *

Прочерченная на предыдущих страницах краткая канва творчества Брейгеля, равно как и заключительная хронологическая таблица, – необходимое приложение к книге, лежащей перед нами. Ибо книга эта, как уже отмечалось, необычна, как необычен и ее автор.

Клод Анри Роке, родившийся в 1933 году, литератор весьма широкого профиля: он культуролог, эссеист и поэт.

И хотя перу его принадлежит ряд работ по архитектуре и скульптуре, главное в его творчестве – своеобразные интервью, “беседы” (entretiens), которые он как бы проводит с заинтересовавшими его деятелями мировой культуры, такими, как Мирча Элиаде (1907–1986) – румынский писатель и историк религий,[162] Ланца дель Васто (1901–1981) – ученик Ганди[163] или Андре Леруа Гуран (1911–1986) – этнолог и знаток доисторического искусства.[164] Мы не случайно остановились на этом, поскольку книга о Брейгеле, вышедшая в Париже в 1987 году, тоже своего рода “беседы” с художником и о художнике, повествование, написанное в весьма свободной манере, с неожиданными переходами от истории к искусству и от домысла к фантазии.[165] Автор не стесняет себя формой изложения, давая главы то в несколько десятков страниц, то в несколько десятков строк, то выступая от лица Брейгеля, то рассуждая о Брейгеле, то ведя плавный рассказ, то сочиняя текст ненаписанного письма; не выдерживает он и хронологического принципа, с легкостью переходя от более позднего к более раннему и обратно. Но Роке, сам уроженец Дюнкерка, прекрасно знает страну, о которой пишет, ее особенности, ее историю. Стремясь сделать повествование о Брейгеле эмоционально-правдивым, он из конца в конец объездил те земли, в которых бывал художник, и прошел все дороги, по которым тот некогда ходил. Он всё разведал об интересных людях – современниках Брейгеля, а потому читатель получит попутно тьму полезных сведений о разных лицах – о Дюрере, об Эразме, о Хуго ван дер Гусе и многих других. Самыми сильными страницами книги, на наш взгляд, являются экскурсы автора в историю (хотя и далеко не всегда непосредственно связанные с Брейгелем). Таковы, например, мастерски изложенные эпизоды восстания анабаптистов в начале книги и события Нидерландской революции в ее конце. Иногда, правда, и здесь проскальзывают кое-какие неточности, вроде того, что будущего императора Карла V Габсбургского Роке величает “Люксембургским” (Люксембургским был Карл IV), а сына Филиппа II называет Хуаном, хотя в действительности тот был Карлосом (Хуаном был сводный брат Филиппа). Впрочем, это мелочи, которые встречаются почти в каждой книге. Они вполне компенсируются прекрасным русским переводом и теми весьма уместными комментариями, которыми переводчик снабдил текст повести.

Что же касается видения автором отдельных картин Брейгеля и его творчества в целом, то в эту сферу мы вторгаться не станем. Наша концепция довольно полно высказана выше, а сравнить ее со взглядами Роке и принять ту или иную точку зрения – дело читателя.

А. Левандовский

1525–1530 – в диапазоне этих лет родился Питер Брейгель Старший, по мнению одних – в деревне Брёгел близ города Бреды в Северном Брабанте (на территории современных Нидерландов), по мнению других – в деревне с таким же названием недалеко от города Брее в Кемпене (на территории нынешнего бельгийского Лимбурга).

1527, 21 мая – родился Филипп II Габсбург.

1528 – умер Альбрехт Дюрер.

1545–1550 – Брейгель учился живописи у художника-романиста Питера Кукке ван Эльста в Антверпене.

1546 – Иероним Кок открыл в Антверпене лавку эстампов “Четыре ветра”.

1551 – Питер Брейгель внесен в реестр гильдии Святого Луки в Антверпене как полноправный мастер живописи; возможно, с этого времени он начал работать для граверной мастерской Иеронима Кока.

1552–1553 (?) – Брейгель (возможно, по совету Кока) отправляется в Италию через Францию, создает многочисленные альпийские зарисовки. Знакомство Брейгеля с географом Абрахамом Ортелием.

1555–1558 – создание первой значительной живописной работы Брейгеля “Падение Икара”.

1556 – для граверной мастерской “Четыре ветра” Брейгель создает рисунки “Большие рыбы поедают малых” и “Осел в школе”.

1557 – по рисункам Брейгеля создан цикл из семи гравюр “Смертные грехи”.

1559 – Филипп II покидает Нидерланды; начало регентства его сводной сестры Маргариты Пармской. Брейгель создает картины “Битва Поста и Масленицы”, “Пословицы”.

1560 – Брейгель пишет картину “Детские игры”.

1562 – Брейгелем созданы картины “Падение ангелов”, “Безумная Грета”, “Триумф Смерти”, “Самоубийство Саула”, “Две обезьяны”.

1563 – переезд Брейгеля из Антверпена в Брюссель, венчание с Марией Кукке в брюссельской церкви Нотр-Дам де ла Шапель; создание картины “Вавилонская башня”.

1564 – рождение старшего сына, Питера Брейгеля Младшего (“Брейгеля Адского”). Брейгель пишет картину “Несение креста”.

1565 – начало революции в Нидерландах, создание “Святой лиги” дворянства. Брейгель пишет цикл пейзажей “Времена года”, или “Месяцы” (наиболее прославленный из них – “Охотники на снегу”, или “Зимний пейзаж”).

1566 – создание Брейгелем картин “Проповедь Иоанна Крестителя”, “Избиение младенцев”, “Перепись в Вифлееме”.

1567 – Филипп II Испанский посылает в Нидерланды армию под предводительством герцога Альбы; окончание регентства Маргариты Пармской и создание Совета по делу о мятежах. Брейгель пишет картину “Обращение Павла”.

1568 – кровавый террор Альбы в Нидерландах. Создание Брейгелем последних работ: “Мизантроп”, “Слепые”, “Калеки”, “Крестьянский танец”, “Крестьянская свадьба”, “Сорока на виселице”, “Буря на море”, “Разоритель гнезд”.

1569, 5 сентября – Питер Брейгель скончался в Брюсселе и был погребен в церкви Нотр-Дам де ла Шапель.

Книги и статьи, посвященные Брейгелю, столь многочисленны, что я отсылаю читателя к библиографическому указателю, который приводится в каталоге выставки, проходившей в 1980 году во Дворце изящных искусств в Брюсселе: Breugel – unе dynastie de peintres (“Брейгели – династия живописцев”).

Тем не менее я хочу упомянуть здесь некоторые работы, из которых в основном черпал материал для своей книги:

Baie Е. Le Siecle des Geux – Histoire de la sensibilite flamande sous le Renaissance. Bruxelles, 1928–1953.

Braudel F. Civilisation materielle, economie et capitalisme, XV–XVIII siecles. Paris, 1979.

Cazaux Y. Naissance des Pays-Bas. Paris, 1983. (Я заимствовал оттуда главным образом описания мельниц.)

Chastel A. Le Sac de Rome – 1527. Paris, 1984.

Cohn N. Les Fanatiques de l'Apocalypse. Paris, 1983.

Источник: https://profilib.org/chtenie/122576/klod-roke-breygel-ili-masterskaya-snovideniy-76.php

Нидерландское искусство 16 в. (Питер Брейгель старший)

Брейгель Старший, Питер (Brueghel, Pieter) (ок. 1525-1569), последний великий художник эпохи Возрождения в Нидерландах. Биография Питера Брейгеля Старшего, написанная в 1604 голландским художником и историком-биографом Карелом ван Мандером, является главным источником сведений о мастере.

Согласно Ван Мандеру, Питер Брейгель (иногда его имя пишется Breughel или Bruegel) стал членом гильдии св. Луки в Антверпене в1551; это дает возможность предположить, что он родился приблизительно между 1525 и 1530. Место рождения и обстоятельства его жизни в юности по большей части неизвестны.

Считается, что Брейгель был учеником Питера Кука ван Альста, а позже сотрудничал с издателем Иеронимусом Коком, который гравировал многие рисунки Брейгеля. В течение 1552 и 1553 Брейгель путешествовал по Италии и добрался даже до Сицилии. Возвращаясь оттуда в 1554, он изучал Альпы.

Затем некоторое время прожил в Антверпене и в конце концов поселился в 1563 в Брюсселе. Здесь он женился и достиг процветания, пользуясь признанием современников и получая более чем достаточное количество заказов от влиятельных покровителей. Брейгель умер в Брюсселе 5 сентября 1569.

Два его сына, Питер Брейгель Младший (1564-1638) и Ян Брейгель (1568-1625), также стали известными художниками.

Самые ранние произведения Брейгеля – пейзажные рисунки, в некоторых из которых зафиксированы тонкие наблюдения над природой, в других отрабатываются и изучаются приемы пейзажной живописи венецианцев и других северных мастеров более старшего поколения, таких, как Иоахим Патинир (ок. 1485-1524) и Херри Мет де Блес (ок. 1480-1550).

Именно это сочетание прямого, непосредственного наблюдения с условными формулами и создает эффект неизъяснимой притягательности картин Брейгеля. Художник рассматривал пейзаж не просто как декорацию, но как арену, на которой разворачивается человеческая драма. Одно из самых ранних его полотен – Падение Икара (ок.

1558, Брюссель, Королевский музей изящных искусств). В этой картине на холме, возвышающемся над усеянной кораблями бухтой, пахарь, пастух и рыбак занимаются своей повседневной работой. Никто из них не замечает бьющих по воде ног Икара, тонущего далеко от берега.

Брейгель трактует зрелище его смерти как незначительную деталь в ничем не нарушаемом ритме вселенной.

Одной из главных тем в творчестве Брейгеля является изображение человеческой слабости и глупости – наследие позднесредневекового мышления. На его рисунке Большая рыба поедает малую (1556, Вена, Альбертина) изображена мелкая рыбешка, вылезающая из лежащей на берегу огромной рыбины.

Вновь в качестве названия взята поговорка, явно намекающая на излишества и обжорство. В картинах Битва поста и масленицы (ок. 1559), Детские игры (ок. 1560, обе – Вена, Художественно-исторический музей), Нидерландские пословицы (ок. 1560) изображена толпа на деревенской площади.

Хотя названия картин Брейгеля точны в своей описательности, каждая из них, по-видимому, является также ироническим комментарием к бесцельности человеческой деятельности.

Брейгель обогатил образы глупости, воскресив чудовищные и фантастические создания Иеронимуса Босха (ок. 1450-1516).

Эти создания появляются в сериях гравюр Кока по рисункам Брейгеля Семь смертных грехов и Семь добродетелей (1558).

Босховский дух вновь появляется в таких поздних картинах Брейгеля, как Падение ангелов (1562, Брюссель Королевский музей изящных искусств) и Безумная Грета (1562, Антверпен, музей Майер ван ден Берг).

Во многих картинах мастера персонажи, изображенные со всеми подробностями и красочно одетые, имеют лишенные индивидуальности лица, напоминающие маски. Брейгеля никогда не интересовала человеческая индивидуальность.

Его занимал обычный, средний человек из средневековых пьес-мистерий, и именно такое анонимное человечество населяет космическую среду выдающихся религиозных картин художника. В Триумфе смерти (ок.

1562, Прадо) звучание популярной в то время темы плясок смерти усиливается благодаря пейзажу, внушающему одновременно благоговение и мрачный ужас, в котором армия скелетов уничтожает все живое.

В Несении Креста (1564, Вена, Художественно-исторический музей) также показаны бескрайние просторы, наполненные безликими грубыми ордами. В середине процессии находится ничем не выделяющаяся фигура Христа, упавшего под тяжестью креста и почти потерявшегося в безразличной толпе.

Брейгель хотел, чтобы его зритель увидел Евангельскую историю в свете современной жизни Фландрии. В двух картинах – Избиение младенцев (ок.

1566, Вена, Художественно-исторический музей) и Перепись в Вифлееме (1566, Брюссель, Королевский музей изящных искусств) – в качестве антуража используется типичный пейзаж покрытой снегом фламандской деревни времен Брейгеля. Во второй из них Иосиф и Мария едва различимы среди городского люда.

В картине Вавилонская башня (1563, Вена, Художественно-исторический музей), наполненной босховскими персонажами, сама башня размещена на фоне сельского пейзажа, очень похожего на Фландрию 16 в.

Возможно, самые величественные картины Брейгеля – пять пейзажей, называемые Времена года, или Месяцы (1565), изображающие фламандскую сельскую природу в разное время года. Лишь немногие художники обладали умением столь чутко улавливать настроение того или иного времени года и выражать внутреннюю связь человека с ритмом природы.

В картине Охотники на снегу (1565, Вена, Художественно-исторический музей) изображен мир, скованный зимней стужей. В композиции картины использован типичный для живописи Брейгеля прием – высокий передний план, с которого открывается вид на простирающуюся внизу равнину.

Диагонали линий деревьев, крыш и холмов направляют взгляд зрителя строго внутрь пространства картины, туда, где люди работают и развлекаются. Вся их деятельность происходит в тишине морозного воздуха. Деревья и фигуры изображены как застывшие силуэты на фоне серого зимнего пейзажа, а пики островерхих крыш вторят зубцам гор вдали.

На картине Жатва (1565, Нью-Йорк, Метрополитен) из этой же серии изображено залитое солнцем поле; находящаяся на нем группа крестьян прервала свою работу для полуденной трапезы.

Ван Мандер характеризует Брейгеля как крестьянского художника; однако эта оценка упускает из виду несомненную сложность творчества мастера и скорее исходит от сюжетов его пользующихся заслуженной известностью картин, изображающих грубоватую повседневную жизнь жителей фламандской деревни.

Как в начале, так и в конце своего жизненного пути Брейгель размышляет о прирожденной глупости человека.

На картине Мизантроп (1568, Неаполь, Национальный музей и галерея Каподимонте) помещена надпись: “Так как мир столь коварен, я иду в траурных одеждах” и изображен злобный карлик, крадущий кошелек у мрачного старика.

На картине Слепые (1568, там же) шестеро слепцов, шатаясь, идут цепочкой к ручью, в который первый из них уже свалился. Картина связана со словами евангельской притчи (Матфей 15:14) – “а если слепой ведет слепого, то оба упадут в яму”.

Брейгель многолик: он был одновременно средневековым моралистом и пейзажистом в современном смысле слова; был истинно северным художником, и вместе с тем его живопись отмечена итальянским влиянием.

Некоторые считают его ортодоксальным католиком, другие – приверженцем еретической секты. Однако эти парадоксы не являются непримиримыми.

Величие Брейгеля заключается в утверждении неразрывной связи между человеком и природой, а также в глубоко человечном видении христианской истории как живой реальности.

Источник: https://botanim.ru/content/niderlandskoe-iskusstvo-16-v-piter-brejgel-starshi-669.html

Ссылка на основную публикацию