Описание картины жана огюста энгра «источник»

Энгр Жан Огюст Доменик (1780 — 1867)

Энгр — один из ведущих мастеров классицистического направления Франции. Художник вышел из среды интеллигенции Тулузы. Учился в Тулузской академии изящных искусств. В 17 лет Энгр попал в революционный Париж, в ателье Давида.

Усвоив классицистическую систему с ее культом античности, Энгр намеренно отказался от революционности классицизма Давида, отрицая современность и выражал своим творчеством единственное желание — уйти от жизни в мир идеального. Преклонение перед античностью переросло у Энгра в почти слепое восхищение ею.

Желая обрести полную независимость от своего времени, он обращается только к прошлому.

В начале 19-го столетия Энгр уезжает в Италию, где много рисует архитектуру Вечного города, а в одном из маленьких тондо (круг), выполненных маслом, изобразил домик Рафаэля. Этот великий итальянский художник всю жизнь был кумиром, образцом подражания для Энгра.

В Риме художник создает один из лучших портретов своего друга — художника Франсуа Мариуса Гране. По настроению портрет предвещает новое мироощущение романтиков. Неким отходом от привычного классицизма, предвестием романтического направления было появление в произведениях Энгра такого экзотического мотива, как одалиски с их восточными атрибутами: чалмой, веером, чубуком и пр.

В женских портретах у Энгра появлется чрезмерное увлечение антуражем, аксессуарами, разнообразной фактурой предметов: шелком, бархатом, кружевами, штофом обоев. Все это создает сложный орнаментальный узор.

В тематических картинах 10-х годов Энгр остается верен классицизму — темы берет из мифологии, из истории древних времен.

Развивая традиции французского карандашного портрета, Энгр создает «Портрет Паганини», групповые портреты французского консула Стамати, женские карандашные образы и пр.

Но главным трудом его в этот период становится алтарный образ для церкви его родного города Монтабана, получивший название «Обет Людовика XIII, просящего покровительства мадонны для Французского королевства». Именно это творение принесло художнику успех, отныне он становится признанным главой официальной французской школы.

В 1824 году Энгр возвращается после 18-летнего отсутствия на родину, избирается академиком, награждается орденом Почетного легиона, открывает свое ателье и отныне до конца дней остается вождем официального академического направления. Энгр всегда был далек от политики и не принимал участия в событиях 1830г.

Последние годы мастера, общепризнанного и всеми почитаемого, омрачены жесточайшими битвами его сначала с романтиками во главе с Делакруа, затем с реалистами, которых представлял Курбе. Энгр много работает в эти преклонные годы, не теряя творческой активности.

Энгр умер, когда во Франции уже давно процветал реализм ничем не прикрашенной действительности.

Источник: http://cvetamira.ru/engr-zhan-ogyust-domenik-1780-1867

Энгр Жан Огюст ДоминикКартины и биография

А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я

Энгр Жан Огюст Доминик (Ingres Jean Auguste Dominique, 1780–1867), французский живописец и рисовальщик. С 1796 учился у Жака Луи Давида в Париже.

в 1806–1824 годах работал в Италии, где изучал искусство Возрождения и особенно творчество Рафаэля; в 1834–1841 был директором Французской академии в Риме.

Энгр писал картины на литературные, мифологические, исторические сюжеты (“Юпитер и Фетида”, 1811, Музей Гране, Экс-ан-Прованс; “Обет Людовика XIII”, 1824, собор в Монтобане; “Апофеоз Гомера”, 1827, Лувр, Париж), портреты, отличающиеся точностью наблюдений и предельной правдивостью психологической характеристики (портрет Л.Ф. Бертена, 1832, Лувр, Париж), идеализированные и вместе с тем полные острого чувства реальной красоты ню (“Купальщица Вольпенсон”, 1808, “Большая одалиска”, 1814, – оба в Лувре, Париж).

Послы Агамемнона у Ахиллеса,

1801, Школа изящных искусств, Париж

Наполеон Бонапарт, первый консул,

1804, Музей изящных искусств, Льеж

Наполеон на императорском троне,

1806, Дворец Инвалидов, Париж

Портрет Филибера Ривьера,

1805, Лувр

Купальщица, 1807, Музей

Бонна-Эллей, Байонна, Аквитания

Франсуа Мариус Гране,

1807, Музей Гране, Экс-ан-Прованс

Произведения Энгра, особенно ранние, отмечены классической стройностью композиции, тонким чувством цвета, гармоничностью ясного, светлого колорита, но главную роль в его творчестве играл гибкий, пластически выразительный линейный рисунок. Энгр – автор блестящих карандашных портретов и натурных штудий (большинство – в Музее Энгра в Монтобане).

Сам Энгр считал себя историческим живописцем, последователем Давида.

Однако в своих программных мифологических и исторических композициях Энгр отступал от требований учителя, внося больше живых наблюдений натуры, религиозного чувства, расширив тематику, обратившись, в частности, подобно романтикам, к эпохе античности и средневековья (“Обет Людовика XIII”, 1824, Собор Монтобан, “Апофеоз Гомера”, 1827, Париж, Лувр).

Портрет мадам Девосе,

1807, Музей Конде, Шантильи, Уаз

Портрет мадам Ривьер,

1805, Музей Лувр

Сон Оссиана,

1813, Монтобан, Музей Энгра

Купальщица Вольпенсон

1808, Лувр, Париж

Ромул, победитель Акрона,

1812, Школа изящных искусств, Париж

Ты станешь Марцеллом,

1811, Музей августинцев, Тулуза

Примечание. Ты станешь Марцеллом (Tu Marcellus eris). Это пророческие слова, которые сказал Анхис своему сыну Энею, указав среди его потомков на Марка Клавдия Марцелла, сына Октавии, сестры первого римского императора Октавиана Августа (Вергилий, Энеида, VI, 883).

В ночь падения Трои Эней вынес старого и немощного Анхиса на своих плечах из горящего города. Анхис умер и был похоронен в Аркадии. Эней вновь увидел своего отца на Елисейских полях, когда посетил Аид.

В основе пророчества – легенда о том, что именно потомки Энея основали Рим.

Если историческая живопись Энгра представляется традиционной, то его великолепные портреты и зарисовки с натуры составляют ценную часть французской художественной культуры 19 века.

Одним из первых Энгр сумел почувствовать и передать не только своеобразный облик многих людей того времени, но и черты их характеров – эгоистический расчет, черствость, прозаизм личности у одних, и доброту и одухотворенность у других.

Обручение Рафаэля и племянницы кардинала Биббиена, 1813, Музей Уолтерса, Балтимор
Рафаэль и Форнарина, 1814, Музей университета Гарварда, Массачусетс
Король Франциск I у ложа умирающего Леонардо да Винчи, 1818, Музей Пети-Пале, Малый дворец, ПарижПортрет мадам де Сенонн,

1814, Музей изящных искусств, Нант

Большая одалиска,

1814, Лувр

Руджиеро освобождает Анжелику,

1819-1839, Нац. галерея, Лондон

Чеканная форма, безупречный рисунок, красота силуэтов определяют стиль портретов Энгра. Меткость наблюдения позволяет художнику передать манеру держаться и специфический жест каждого человека (портрет Филибера Ривьера, 1805; портрет госпожи Ривьер, 1805, обе картины – Париж, Лувр; госпожи Девосе, 1807, Шантильи, Музей Конде).

Сам Энгр не считал портретный жанр достойным настоящего художника, хотя именно в области портрета создал самые значительные свои произведения.

С тщательным наблюдением натуры и восхищением ее совершенными формами связаны удачи художника при создании ряда поэтических женских образов в картинах “Большая одалиска” (1814, Париж, Лувр), “Источник” (1820–1856, Париж, Лувр); в последней картине Энгр стремился воплотить идеал «вечной красоты».

Апофеоз Гомера,

1826-1827, Лувр

Карл X в коронационном одеянии,

1829, Музей Бонна-Эллей, Байонна

Дон Педро де Толедо,

вассал Генриха IV, 1832, Лувр, Париж

Эдип и Сфинкс,

1827, Лувр, Париж

Зевс и Фетида,

Музей Гране, Экс-ан-Прованс

Антиох и Стратоника Сирийская,

1840, Музей Конде, Шантильи

Одалиска и рабыня,

1842, Музей Уолтерса, Балтимор

Луиза де Бройль, графиня Оссонвиль,

1845, Коллекция Фрика, Нью-Йорк

Посол Аретино и Шарль V,

1848, Музей изящных искусств, Лион

Венера Анадиомена

1825-1850, Лувр

Мадонна перед чашей с причастием, 1852, Музей Метрополитен, Нью-Йорк
Жанна д'Арк на коронации Карла VII, 1854, ЛуврИсточник,

1856, Музей Орсе, Париж

Плененная Анжелика,

1859, Музей искусств, Сан-Паулу

Турецкая баня,

1862, Лувр, Париж

Закончив в старости это начатое в ранние годы произведение, Энгр подтвердил свою верность юношеским устремлениям и сохранившееся чувство прекрасного.

Если для Энгра обращение к античности заключало прежде всего преклонение перед идеальным совершенством силы и чистотой образов высокой греческой классики, то считавшие себя его последователями многочисленные представители официального искусства наводнили Салоны (выставочные залы) «одалисками» и «фрипами», используя античность лишь как предлог для изображения обнаженного женского тела. Позднее творчество Энгра с характерной для этого периода холодной отвлеченностью образов оказало значительное воздействие на развитие академизма во французском искусстве XIX века.

Источник: http://smallbay.ru/ingres.html

Энгр: картины, биография художника

1804. Автопортрет  (Шантильи, музей Конде)

«Меня упрекали и, быть может, справедливо, что я слишком часто повторяю свои композиции, вместо того чтобы создавать новые. …Примером для меня служит великий Пуссен, часто повторявший одни и те же сюжеты». Так писал в 1859 году один из старейших художников Франции, пронесший через все бури 19 столетия верность высокому идеалу, — Жан-Огюст-Доминик Энгр.

На протяжении уже полутора сотен лет произведения Энгра считаются примером академического искусства. История сохранила легендарный образ художника — хранителя классической традиции, непримиримого борца против романтизма, прославленного директора Французской академии в Риме, исполнителя официальных заказов на исторические сюжеты.

Но этот образ, инспирированный самим художником, создает ложное представление об искусстве Энгра. За свою семидесятилетнюю творческую жизнь Энгр написал лишь несколько картин, которые можно было бы назвать академической живописью. Среди них — одна из первых работ молодого художника, за которую он был удостоен Большой римской премии 1801 года.

Вполне в духе классицизма звучало название этой композиции: «Послы Агамемнона, посланные умиротворить Ахилла, находят его в шатре с Патроклом за вос­певанием подвигов героев» (1801, Париж, Школа изящных искусств).

Построенная по аналогии с античным барельефом, сцена из IX песни гомеровской «Илиады» производит впечатление мастерски написанной штудии по мотивам Пуссена.

Всю свою сознательную жизнь Энгр стремился создать совершенную художественную форму.

Будь то стилизация греко-романского искусства в композиции «Ромул, победитель Акрона» для резиденции Наполеона в Риме (1812, Париж, Школа изящных искусств) или лаконичная пластическая формула классицизма во втором варианте «Вергилия, читающего «Энеиду» (1819, Брюссель, Музей изящных искусств) — на столько законченная, что даже фигура Вергилия убрана за рамки композиции; будь то развернутая просветительская программа «Апофеоза Гомера» (1827, Париж, Лувр) или изобра­зительная метафора гармонии во фреске «Золотой век» (1843—47, Франция, замок Дампьер) — везде Энгр фанатически преследовал идею воплощения красоты, очищенной от недостатков живой натуры. Однако лучшими и бесспорными достижениями художника оказались другие произведения — те, где формула выведена не из априорных «законов стиля», а из свойств самого предмета изображения.

Жан-Огюст-Доминик Энгр родился в 1780 году в городе Монтобане на юге Франции. Отец его был художником-декоратором, членом Тулузской академии живописи, скульптуры и архитектуры. В своем раннем «Автопортрете» (1804, Шантильи, Музей Конде) Энгр предстает настоящим южанином — невысокого роста, смуглым, черноглазым, полным сдержан­ной энергии.

К тому времени годы учения были уже позади. Получив первые уроки рисунка и живописи у своего отца, ко­торый обучал его также пению и игре на скрипке, Энгр в возрасте 11 лет был отправлен в Тулузу.

В 1797 году он приехал в Париж, чтобы поступить в мастерскую великого Жака-Луи Давида, первого художника Франции, создателя стиля ре­волюционного классицизма.

Энгр посещал мастерскую Давида до 1801 года, когда он по­лучил право на поездку в Италию и четырехлетнее пребыва­ние во Французской академии в Риме. Но по финансовым при­чинам поездка была отложена на пять лет, и тогда молодой Энгр начал заниматься самостоятельным творчеством.

В этот парижский период художник написал несколько портретов, поражающих оригинальностью концепции. Много лет спустя Энгр как-то сказал: «На закате моей жизни я такой же, каким был и в начале ее».

Действительно, у него не было произведений, которые можно было бы назвать ученическими, — Энгр начал с шедевров.

С ранней юности будущий художник вынужден был зара­батывать на жизнь; еще учеником Тулузской академии он иг­рал в оркестре. В Париже он стал брать заказы на живопис­ные портреты. Этот жанр Энгр всегда воспринимал как обузу, как досадную помеху, отвлекающую его от основного при­звания — исторической картины.

Именно в жанре историче­ской картины, границы которого он существенно расширил, Энгр хотел создать «самое прекрасное и самое главное произ­ведение всей жизни».

Читайте также:  Описание картины ивана шишкина «в лесу графини мордвиновой»

Такие попытки он неоднократно делал на протяжении всего своего творчества (достаточно назвать «Обет Людовика XIII», 1824; «Апофеоз Гомера», 1827; «Му­чение святого Симфориона», 1834, или позднюю композицию «Жанна д'Арк на коронации Карла VII в Реймсском соборе», 1854).

Но на исходе своего пути, составляя список лучших работ для показа на Всемирной выставке 1865 года, Энгр вклю­чил в него многие портреты, завоевавшие признание совре­менников. Так, об «Автопортрете» Энгра 1804 года, также во­шедшем в этот список, Теофиль Готье писал: «Это один из тех волнующих портретов, с которыми человек не бывает в ком­нате один, — словно некто следит за ним из глубины своих темных зрачков».

В 1805 году Энгр создал три портрета членов семейства Ривьер, находящиеся сейчас в Лувре. Виртуозный по форме, но суховатый по характеристике портрет главы семейства Фи- либера Ривьера, крупного чиновника наполеоновской Импе­рии, уступает женским образам этой эффектной группы.

Гос­пожа Ривьер с ее скульптурной полнотой и белоснежной ат­ласной кожей небрежно откинулась на спинку дивана в обрам­лении причудливого узора разнообразных по фактуре и цвету драпировок. Роскошный каскад складок обладает автоном­ной, почти абстрактной красотой.

«Восхитительная мадемуа­зель Ривьер», как называл сам Энгр ее пятнадцатилетнюю дочь, стоит на балконе на фоне отдаленного пейзажа. Схема портрета напоминает построение изображений в живописи раннего итальянского Возрождения.

Заостренная характер­ность угловатой полудетской фигуры и слишком крупных черт круглого лица превращена художником в чеканную фор­мулу вечной юности. (Как свидетельствуют воспоминания госпожи Ривьер, она так и не смогла понять, почему Энгр так пленился внешностью ее болезненной дочери.

) Узнаваемый облик конкретной модели становится символом пробуждаю­щейся жизни и одновременно — хрупкости ее. Двойствен­ность портретной концепции вызывает тревожное чувство, же­лание разгадать загадку «французской Джоконды», как на­зывают портрет мадемуазель Ривьер.

Энгр мучительно ощущал трудность той двойной задачи, которую он ставил перед собой: сквозь черты изображаемых лиц прозреть идеальный прообраз, сохранив сходство и пере­дав индивидуальность. «Женский портрет! Нет на свете ничего более трудного, это невыполнимо», — жаловался художник.

И вместе с тем всю свою жизнь Энгр писал блистательные жен­ские портреты: «Прекрасная Зели» (1806), Мари Маркоз (1814), графиня Луиза д'Оссонвиль (1845), баронесса Рот­шильд (1848), Инее Муатессье (1856) и другие царицы аристо­кратических и буржуазных салонов увековечены кистью по­следнего олимпийца 19 века.

Написанный в Риме «Портрет госпожи Девбсэ» (1807, Шантильи, Музей Конде) более, чем все другие произведения Энгра на современный сюжет выдает его постоянное стремле­ние к идеалу. Прекрасная возлюбленная французского послан­ника при папском дворе изображена в простом и благород­ном черном платье.

Как драгоценное изваяние» выделяется на фоне глубоких золотисто-коричневых и красноватых тонов голова на точеной шее. Формат картины прямоугольный, но плавно завершенный силуэт и круглящиеся линии придают ей вид тондо.

Портрет заставляет вспомнить лучшие создания Рафаэля — не внешним сходством, но чувством гармонии и любви к идеалу.

Однако» будучи сыном своего века Энгр едва заметно нарушает гармонию, даже допускает анатомическую неправильность: чересчур длинная шея, отсутствие видимых суставных сочленений, кажущаяся бескостность модели вы­дают диктат высшего закона, которому подчинил свое твор­чество Энгр.

Художника часто обвиняли в погрешностях против анато­мии. Большинство произведений, где присутствовала обна­женная натура, подвергались строгому разбору со стороны критиков.

«Купальщица Вальпенсон» (1808» Париж» Лувр) с ее мягким, как бы стекающим силуэтом «Юпитер и Фети­да» (1811, Экс-ан-Прованс, Музей Гране), где изумительная по красоте женская фигура распластана на плоскости подобно орнаментальному арабеску, знаменитая «Большая одалис­ка» (1814» Париж» Лувр)» у которой насчитывали на три по­звонка больше анатомической нормы» — все эти произведения вызывали недоумение с точки зрения законов академического рисунка. Завершением этого направления поисков абстракт­ной гармонии стало одно из последних значительных произ­ведений Энгра — «Турецкая баня» (1862» Париж» Лувр). В сравнительно небольшом пространстве двадцать пять об­наженных женских тел, прихотливо изгибаясь» образуют безу­пречную «симфонию линий».

Внешние события жизни Энгра складывались в биографию благополучного и преуспевающего художника. Плодотворно работавший при всех режимах, Энгр дважды писал Наполео­на — Первым консулом (1804) и императором на троне (1806), выполнял заказы членов королевской фамилии, а позднее — Карла X» Луи-Филиппа» Наполеона III.

Двадцать четыре го­да художник провел в Италии: с 1806 по 1820 год в Риме, до 1824 года во Флоренции, с 1835 по 1841 год вновь в Риме на посту директора Французской академии. Получивший в 1825 году звание академика и орден Почетного Легиона из рук самого Карла X, Энгр постоянно удостаивался почестей и на­град.

В 1858 году галерея Уффици во Флоренции заказала ему автопортрет для коллекции портретов знаменитых ху­дожников всех школ и эпох.

Сам Энгр хотел видеть себя «хранителем добрых доктрин, а не новатором ». Постоянным объектом художественной по­лемики служили для Энгра произведения его главного со­перника — великого художника-романтика Эжена Делакруа. Противоположность их характеров выразилась в июльские дни революции 1830 года, когда оба художника охраняли со­кровища Лувра во время уличных боев в Париже.

Делакруа находился возле любимого им Рубенса, Энгр — у полотен сво­его кумира Рафаэля. Но и Энгр испытал воздействие роман­тизма. Проницательный современник назвал Энгра «китай­ским художником, заблудившимся в развалинах Афин» (Теофиль Сильвестр).

Метафора оказалась удивительно точной: причудливые извилистые линии, отсутствие теней, пряный колорит придают даже самым классическим сюжетам худож­ника экзотический привкус Востока. Сочетание чувственности и холодной отстраненности в искусстве Энгра вносит тот не­классический диссонанс, который выдает его безусловную принадлежность 19 столетию.

Неудивительно, что искусством Энгра восхищались будущие импрессионисты Эдгар Дега и Огюст Ренуар; его творчество высоко ценили и крупнейшие мастера 20 века — Пабло Пикассо и Анри Матисс.

Е.ГОРДОН

Галерея картин Энгра

Источник: http://www.artcontext.info/pictures-of-great-artists/55-2010-12-14-08-01-06/2668-engr.html

Жан-Огюст-До­ми­ник Энгр (Jean Auguste Dominique Ingres) — Французский художник, живописец, информация и картины

Жан-Огюст-Доминик Энгр

Jean Auguste Dominique Ingres

Дата и место рождения — 29 августа 1780 г., Монтобан, Тарн и Гаронна, Франция.

Дата и место смерти — 14 января 1867 г. (86 лет), Париж, Вторая империя.

Французский художник, живописец и график, общепризнанный лидер европейского академизма XIX века. Получил и художественное, и музыкальное образование, в 1797-1801 годах учился в мастерской Жака-Луи Давида. В 1806-1824 и 1835-1841 годах жил и работал в Италии, преимущественно в Риме и Флоренции. Директор Школы изящных искусств в Париже и Французской Академии в Риме.

В молодости профессионально занимался музыкой, играл в оркестре Тулузской оперы, в дальнейшем общался с Никколо Паганини, Луиджи Керубини, Шарлем Гуно, Гектором Берлиозом и Францем Листом.

Его отец был одаренным, творческим человеком: он занимался скульптурой, писал миниатюры, был резчиком по камню, а также музыкантом, — мать его была полуграмотной.

Отец всегда поощрял сына в его занятиях рисованием и музыкой.

Энгр обучался в местной школе, но его образование прервала Великая французская революция (недостаток образования всегда будет мешать Энгру в его последующей деятельности).

В 1791 году Жан Огюст Доминик Энгр переезжает в Тулузу, где он был зачислен в Королевскую академию художеств, скульптуры и архитектуры.

Там его учителями стали скульптор Жан-Пьер Виган, художник-пейзажист Жан Брайант, и художник Джозеф Рок, который смог объяснить молодому художнику суть творчества Рафаэля. Он развивал свой музыкальный талан под руководством скрипача Лежена.

С 13 до 16 лет он был вторым скрипачом в оркестре Капитолия Тулузы. Любовь к скрипке будет сопровождать его всю жизнь.

Творчество Энгра делится на ряд этапов. Как художник он сформировался очень рано, и уже в мастерской Давида его стилевые и теоретические изыскания входили в конфликт с доктринами его учителя: Энгра интересовало искусство Средневековья и Кватроченто.

В Риме Энгр испытывал определённое влияние стиля назарейцев, его собственное развитие демонстрирует ряд экспериментов, композиционные решения и сюжеты ближе к романтизму. В 1820-е годы он испытал серьёзный творческий перелом, после которого стал использовать почти исключительно традиционные формальные приёмы и сюжеты, хотя и не всегда последовательно.

Энгр определял своё творчество как «хранение истинных доктрин, а не новаторство», однако эстетически постоянно выходил за пределы неоклассицизма, что выразилось в его разрыве с парижским Салоном в 1834 году. Декларируемый эстетический идеал Энгра был противоположен романтическому идеалу Делакруа, что привело к упорной и резкой полемике с последним.

За редкими исключениями произведения Энгра посвящены мифологической и литературной тематике, а также истории античности, истолкованной в эпическом духе.

Работая в Париже до отъезда в Рим, французский живописец много работал, черпая вдохновение в творчестве Рафаэля и в гравюрах английского художника Джона Флаксмана. В 1802 г. Энгр дебютировал на престижной живописной выставке.

В 1803 году Энгру и еще пяти живописцам поступил заказ на изображение портрета Наполеона I в полный рост, эти работы были направлены в города Льеж, Антверпен, Дюнкерк, Брюссель и Гент, которые вошли в состав Франции в 1801 году.

Вероятнее всего Бонапарт не позировал художникам, и Энгр выполнил свою работу по портрету Наполеона, выполненного Антуаном-Жаном Гро в 1802 году.

Летом 1806 года Энгр обручился с Мари-Анн-Жюли Форестье, а в сентябре состоялся его отъезд в Рим. Это случилось накануне большой художественной выставки, на которой он должен был представлять свои картины, поэтому уезжал он неохотно.

Его работы «Автопортрет», «Портрет Филибера Ривьера», «Портрет мадемуазель Ривьер» и «Наполеон на императорском троне» произвели неоднозначное впечатление на общественность. Критики были одинаково враждебно настроены к работам этого французского живописца, называя их архаичными.

Жан Огюст Доминик Энгр же стремился к идеалу классицизма, хотел сделать что-то необыкновенное и единственное в своем роде.

По мнению Ф. Конисби, во времена Энгра единственным путём профессионального роста для провинциального художника был переезд в Париж. Главным центром художественного образования Франции была тогда Высшая школа изящных искусств, куда Жан Огюст поступил в августе 1797 года. Выбор именно мастерской Давида объяснялся его известностью в революционном Париже.

Давид в своей студии не только приобщал многочисленных учеников к идеалам классического искусства, но также обучал письму и рисованию с натуры и методам её интерпретации. Помимо мастерской Давида, молодой Энгр посещал Академию Сюисса, основанную бывшим натурщиком, где можно было писать за малую плату.

Это способствовало развитию художника в непосредственном контакте с разными по характеру моделями.

1840—1850 гг.

Вернувшись из Италии, супруги Энгр обнаружили, что существенных перемен в Школе изящных искусств и Академии нет, однако приём, который их встретил, был восторженным.

В честь художника был дан официальный банкет в Люксембургском дворце, на котором присутствовали 400 человек, он был приглашён на обед к королю Луи-Филиппу.

Гектор Берлиоз посвятил Энгру концерт, на котором дирижировал исполнением его любимых произведений, наконец, театр Комеди-Франсез преподнёс художнику почётную контрамарку на пожизненное посещение всех спектаклей[104]. Королевским указом он был возведён в достоинство пэра.

В дальнейшем власти продолжали награждать живописца: в 1855 году он стал первым художником, возведённым в ранг великого офицера Ордена Почётного легиона; наконец, император Наполеон III в 1862 году сделал Энгра сенатором, несмотря на то, что у него резко ухудшился слух, и он был плохим оратором.

Картины

Источник

La Source

картина французского художника Жана Огюста Доминика Энгра. Работа над полотном была начата во Флоренции в 1820 и завершена в 1856 году в Париже[1].

Поза обнажённой девушки повторяет позу модели с другой картины Энгра — «Венера Анадиомена» (1848). Художник вдохновлялся знаменитыми античными изваяниями Афродиты Книдской и Венеры Стыдливой.

Два ученика Энгра, Поль Бальз и Александр Дегофф, написали сосуд, из которого льётся вода, и фон картины.

Картина была задумана в общих чертах художником в 1820 году во Флоренции.

Читайте также:  Описание фрески рафаэля санти «диспут»

В середине 1850-х годов Энгр стремился завершить давно начатые произведения, среди них был и «Источник», который он намеревался представить на Всемирной выставке 1855 года среди своих знаковых произведений. Однако к сроку полотно не было готово, о чём автор очень сожалел.

«Источник» был выставлен в мастерской Энгра, его собирались приобрести, по словам художника, пятеро покупателей. Энгр даже подумывал предложить им бросить жребий. Через некоторое время картина была продана графу Шарлю-Мари Танги Дюшателю за 25 000 франков.

Она оставалась в коллекции графа до 1878 года, затем была передана графиней Дюшатель, которая таким образом исполнила волю мужа, музею Лувра. В Лувре полотно хранилось до 1986 года. В настоящее время находится в музее Орсе.

Обнажённая, босая девушка с сосудом, из которого льётся вода — аллегорическое изображение источника жизни (см. «Фонтан молодости»). Устоявшемуся во французском изобразительном искусстве типу «нимфа источника» Энгр даёт новую трактовку.

Это второй вариант композиции, которая, видимо, была задумана в 1807 году — именно этим временем датируются два рисунка фигуры Венеры из музея Энгра в Монтобане.

В 1808—1848 годах художник работал над картиной «Венера Анадиомена», поза девушки из «Источника» повторяет позу богини, но она уже не выжимает мокрые волосы, а держит терракотовый кувшин с льющейся из него водой.

По мнению Кеннета Кларка, мотив поднятой правой руки Энгр заимствовал у нимфы работы Жана Гужона: в коллекции Гая Ноулеса (Лондон) хранится зарисовка художника, выполненная им с известного рельефа Фонтана невинных

Большая одалиска

Картина французского художника Жана Энгра. Энгр написал «Большую одалиску» в Риме для сестры Наполеона Каролины Мюрат. Картина была выставлена в Париже в Салоне в 1819 году.

Когда картина «Большая одалиска» появилась в Салоне 1819 года, на Энгра посыпался град упреков. Один из критиков писал, что в «Одалиске» нет «ни костей, ни мускулов, ни крови, ни жизни, ни рельефа»… Действительно, автор «Одалиски» отказался от живой конкретности ее изображения, но зато создал образ, в котором есть и интимность, и загадочность, и притягательная экзотичность Востока.

«Большая одалиска», написанная для Каролины Мюрат, стала самым известным и значительным произведением мастера.

Забегая вперед, следует отметить, что картина, законченная в 1814 году, так и не была взята заказчицей — падение Наполеона сказалось и на судьбе его приближенных.

Около 1819 года Энгр продал «Большую одалиску» за 800 франков графу Пурталесу, и только спустя 80 лет она поступила в Лувр.

Лежащая обнаженная женщина изображена, как это часто бывает у Энгра, со спины. Ее поза полна чарующей женственности, а тело отличается удивительной гибкостью.

Венера Анадиомена

Картина Жана-Огюста-Доминика Энгра с изображением богини, выходящей из морской пены. Экспонируется в Музее Конде в Шантийи.

Художник начал картину, которую он называл «Венера с амурами», в 1808 году, в период своего первого пребывания в Риме в качестве пенсионера Французской Академии. «Продвинутый эскиз» в половину человеческого роста (98х57 см) ожидал доработки около сорока лет по причине отсутствия желающих приобрести картину.

По словам автора, эскиз «приводил в восхищение» всех. По сообщению Шарля Блана, её в 1817 году видел в римской мастерской Энгра Теодор Жерико.

В период своего пребывания во Флоренции (1820—1824) Энгр намеревался использовать этот эскиз при создании крупноформатного полотна для своего заказчика маркиза де Пасторе, об этом 2 января 1821 года художник писал одному из своих знакомых (Жилиберу).

Энгр сожалел о том, что должен был выполнять неинтересные ему заказы, «в то время как я был полон огня и вдохновения для более великого и божественного». Известно, что в 1823 году художник снова попытался продолжить работу над «Венерой с амурами» и опять отложил её/

Энгр дописал её в 1848 году в Париже, по просьбе Бенжамена Делестра. Работа над картиной совпала по времени с революционными событиями: «Это ещё благодеяние Провидения, что оно позволило мне работать в эти грустные моменты, и над чем? — над картиной „Венера и амуры“», — писал художник в июне того же года своему другу Маркотту.

О чем картина?

Как повествует в «Теогонии» Гесиод, когда Кронос оскопил Урана, в море попали семя и кровь последнего. Из них образовалась белоснежная пена, из которой появилась дочь неба и моря, Афродита (Венера) Анадиомена («пенорождённая»)

Жан-Огюст-До­ми­ник Энгр (Jean Auguste Dominique Ingres) — Французский художник, живописец, информация и картины обновлено: Сентябрь 18, 2017 автором: interesno-vse.ru

Источник: http://interesno-vse.ru/?p=18541

Жан Огюст Доминик Энгр

ЭНГР

Жан Огю́ст Домини́к Энгр ( фр. Jean Auguste Dominique Ingres; 1780—1867) — французский художник, общепризнанный лидер европейского академизма XIX века.

Так описывает Бальзак своих героинь, живших во Франции в начале XIX века, современниц Наташи Ростовой. А искусство живописи предоставляет нам уди­вительную возможность увидеть их воочию.

Посмотрите на портрет пятна­дцатилетней мадемуазель Ривьер— не правда ли, создается впечатле­ние, что именно она послужила прототипом писателю? Мы знаем, что это не так, но сама близость образов, созданных писателем и художником, не случайна. Она говорит о том, что оба черпали вдохновение из одного источни­ка — жизни своей эпохи. Автор живописного портрета, старший современник Бальзака — прослав­ленный французский художник Жан Огюст Доминик Энгр.

Энгр прожил долгую жизнь, и она приходится на самые бурные, самые тревожные годы француз­ской истории.

Революция 1789— 1794 годов; триумф и крушение империи Наполеона Бонапарта, которого художник не раз писал; революция 1830 года — Энгр вместе с Делакруа охранял Лувр; революция 1848 года, реакционный переворот 1851 года, Вторая импе­рия.

Среди современников Энгра такие художники, как Давид, Делакруа, Курбе, Мане; среди писателей — Стендаль, Бальзак, Гюго, Флобер, Золя.

Энгр — гасконец. Он родился 29 августа 1780 года в Монтобане, в семье художника. Отец был его первым учителем.

Он же научил мальчика играть на скрипке, и во время учебы в Тулузской акаде­мии художеств, в 90-х годах, буду­щий живописец подрабатывал на жизнь, играя в театральном оркестре.

Увлечение музыкой ока­зало воздействие и на творческое формирование мастера, сделав его особенно восприимчивым к чувст­ву ритма, гармонии.

Недаром впоследствии художник говорил своим ученикам:

Дальнейшее художественное образование Энгр получает в шко­ле изящных искусств в Париже, в мастерской знаменитого Давида, в 1797—1801 годах.

Помимо про­фессионального мастерства, Да­вид стремился внушить ученикам и свои представления о высоком назначении художника в жизни общества, о том, что цель искус­ства — в воспитании моральных и гражданских добродетелей, в стремлении к прекрасному идеа­лу.

В своём видении классицизма Энгр не разделял ни революционной тенденции своего учителя Давида, ни  консерватизма Кановы; его идеал был противоположен романтическому идеалу Делакруа, что привело к упорной и резкой полемике с последним. Более всего Энгра интересовала форма, которая у него не сводилась к некому идеалу, но была связана со своеобразием предмета изображения.

Преклонение перед антично­стью определяло его и отношение к натуре — художник должен на­учиться видеть и отображать лишь прекрасные, возвышенные черты природы.

Для изучения античного искусства лучших учеников посы­лали на четыре года во Француз­скую академию в Риме.

В 1801 го­ду Энгр получил Большую рим­скую премию, однако из-за финан­совых трудностей поездка в Ита­лию была отложена, и художник остается работать в Париже.

В 1806—1820 г.г. учится и работает в Риме, затем переезжает во Флоренцию, где проводит ещё четыре года.

Уже первые его работы, выставленные в Салоне 1806 года, — «Портрет Наполеона», «Автопорт­рет», портреты семьи Ривьер — привлекли внимание критики.

Но отзывы были в основном недо­уменные и недоброжелательные: молодого живописца обвиняли в «готичности», в том, что он хочет «вернуть искусство на четыре сто­летия назад, к мастерам XV века».

И это говорилось о полотнах, составляющих ныне гордость Лувра!

Что же так смутило критиков в произведениях Энгра? Прежде всего то, что они были не похожи ни на работы мастеров XVIII ве­ка, ни на портреты его учителя Давида.

И дело заключалось не только в непривычности, «непохо­жести» формы, но и в новом отно­шении к человеческой личности, которое складывается в послерево­люционной Франции и которое одним из первых почувствовал и запечатлел в искусстве живописец из Монтобана.

Великая револю­ция по-новому высветила роль и значение человека, и эти представ­ления были сродни тому «откры­тию мира и человека», которое ознаменовало эпоху Возрождения.

В XIX веке личность осознает свою индивидуальную самоцен­ность, но в силу ряда социальных факторов это оборачивается обост­ренным ощущением раздвоения личного и общественного, которое в результате порождает индивиду­ализм, изолированность от мира, чуждые восприятию эпохи Воз­рождения. Люди на портретах XV—XVI веков существуют как часть человечества, персонажи Энгра подчеркнуто обособленны… Они словно отгорожены от осталь­ного мира невидимой преградой, их трудно представить в кругу семьи, друзей.

Портрет мадемуазель Ривьер — одно из наиболее прославленных полотен художника. Фигура девушки в белом платье, словно памятник, возвышается на фоне пейзажа. Скульптурная лепка форм, четкая линия силуэта под­черкивают это впечатление. Все средства художественной вырази­тельности направлены на то, что­бы выявить значительность моде­ли.

Возможно, художник делает это интуитивно, но иначе не мо­жет, он так видит, так чувству­ет — он сын своей эпохи. Энгр стремился запечатлеть прекрасный облик девушки, сохранить во вре­мени такой хрупкий, такой не­долговечный дар, как молодость, красота.

Причем красота для не­го — понятие не только эстетиче­ское, но и моральное, нравствен­ное, неразрывно связанное с пред­ставлениями о добре, человечно­сти, справедливости.

Мы не знаем, какой была эта круглоликая, чернобровая девушка в действи­тельности (известно только, что она умерла в год создания портре­та), не знаем, была ли в ней та значительность и сила, которой наделил ее живописец, но мы верим ему. Образ оказался со­звучен эпохе — откройте книги Бальзака, Стендаля — мадемуа­зель Ривьер естественно войдет в мир литературных героев того времени.

Мадам Ривьер — элегантная светская дама, духовный мир кото­рой не особенно глубок, и Энгр не скрывает этого. Но как пре­красен ее портрет, каким совер­шенством дышит здесь каждая линия, каждая деталь, как гармо­нично вписывается фигура женщи­ны в овал, очертания которого как бы «рифмуются» с мягкими округ­лыми формами.

Сколько женствен­ности и очарования в ее лице, в темных миндалинах глаз, в рисунке губ! С каким мастер­ством передал Энгр фактуру драгоценной кашмирской шали, шелковистого синего бархата, от­теняющего теплую свежесть шеи, белизну рук, плеч. Все линии подчинены единому музыкальному ритму, ни одна деталь не наруша­ет гармонии целого.

Верно заме­тил один исследователь искус­ства:

Некоторая «отчужденность» от­мечается и в портрете мадам Ривьер: сама форма овала своей завершенностью подчеркивает это ощущение и как бы замыкает границы индивидуального мира модели.

В рисунках Энгра царит иная эмоциональная атмосфера. Здесь все становится человечнее, проще. Люди общаются друг с другом с «открытой душой». Именно таки­ми предстают они в «Семье Форестье» 1806 года. Доверчиво улы­баясь, смотрит на нас молоденькая невеста Энгра, Жюли Форестье, не ведая еще, что впереди ее ждет расторжение помолвки.

Возле нее сидит мать со своим братом, по другую сторону клавесина — отец, в дверях видна Клотильда, слу­жанка, поверенная в тайны маде­муазель, через которую влюблен­ные пересылали друг другу запис­ки и письма. Рисунок быстрый, легкий, линия снайперски точна и изящна.

Кажется, карандаш едва касается поверхности листа, прида­вая рисункам мастера особое каче­ство — прозрачность и одухотво­ренность. Сохраняется и объем, и ощущение пространственной глу­бины.

Примечательно, что худож­ник обычно подробно прорабаты­вает в рисунке только голову и не­которые фрагменты костюма — манжету, воротник, но это делается настолько артистично, что остальные, едва намеченные дета­ли приобретают убедительную достоверность. При этой лаконич­ности прекрасно переданы харак­теры, сама атмосфера домашнего уюта, духовной близости людей.

Рисунок наиболее сильная и бесспорная сторона таланта Энгра. Здесь он не подчиняет свое даро­вание теориям, рисует, как птица поет, естественно, просто, прекрас­но. Помимо портретов, сохрани­лись великолепные изображения обнаженной натуры, множество эскизов, набросков, этюдов к кар­тинам.

В том же, 1806 году, когда был выполнен портрет семьи Форестье, Энгр едет в Италию стипендиа­том Французской академии в Ри­ме. Итальянские города с их прославленными памятниками культу­ры, дворцами и музеями произве­ли на молодого художника огром­ное впечатление.

Читайте также:  Описание картины александра мурашко «зима»

Целыми днями с альбомом в руках он смотрит, изучает и не устает восхищаться. Особенно привлекают его антич­ность, мастера XV века и Рафа­эль.

Портрет художника Гране 1807 года несет в себе отблеск того воодушевления, того взволнован­ного состояния души, в котором находился французский живописец в Италии.

Гране изображен на фоне рим­ского пейзажа: кажется, будто он внезапно обернулся в сторону зрителя, прервав прогулку. Его одухотворенное лицо взволновано, глаза возбужденно блестят, бес­порядочно взметнулись словно от быстрого движения пряди волос.

Возвышенная приподнятость обра­за, интерес к преходящему состоя­нию человеческой души, настрое­нию, эмоциям, наконец, динамика, которой пронизан портрет, все это предвестники романтического мировосприятия.

Вообще, многие, особенно ранние, работы мастера из Монтобана — «Зевс и Фетида» 1811 года, «Сон Оссиана» 1811 го­да, «Паоло и Франческа» 1819 го­да — обнаруживают несомненную близость к романтизму, хотя впоследствии Энгр стал яростным противником этого течения и по традиции считается одним из ве­дущих представителей класси­цизма.

К этому же времени относится портрет красавицы Девосе (1807 год).

Сочетание редкостной гармонии форм с ощущением внут­реннего напряжения, какого-то скрытого, словно тлеющего в глубине души огня отличает эту работу.

Много лет спустя, когда Энгр был уже знаменитым художником, к нему однажды при­шла пожилая, бедно одетая женщина и предложила купить у нее картину. Взглянув, потрясенный Энгр узнал мадам Девосе.

Работая над портретами, мастер стремился раскрыть в человеке самые возвышенные и прекрасные черты его облика. Поэтому лучше всего ему удавались те работы, где сама модель в большей степе­ни отвечала идеалу художника, его представлениям о прекрасном.

Таковы портреты Зели, красавицы Мари Маркоз, мадам Муатесье. Однако в произведениях Энгра запечатлены не только образы, исполненные женственного очаро­вания и гармонии, но и образы подлинно бальзаковской силы и глубокой социальной проницатель­ности.

Таков портрет издателя Бертена Старшего (1832).

Какая сила в его «львиной» голове, властном взгляде, сколько энер­гии, уверенности в этом немолодом человеке, его позе, жесте рук, в коротких цепких пальцах! Это образ, воплощающий торжество личной инициативы, ума, деловой хватки, человека, превосходно чувствующего себя в «обществе чистогана».

Другой областью наряду с портретом, в которой талант Энгра раскрылся в полную силу, были произведения, изображаю­щие обнаженную натуру. Поклоня­ясь красоте и гармонии, он создает великолепную «Большую одалис­ку» (1814), исполненную жен­ственности, совершенную по фор­мам «Сидящую купальщицу» (1808).

  Широкую известность получили работы Энгра, воплотившие его понимание обнажённой женской натуры, такие, как т. н. «Одалиска Вальпинсона» (1808), «Венера Анадиомена» (1848). Однако Энгр склонен к самоцитированию, и поза фигуры в «Венере Анадиомене» один в один повторена в картинах «Источник» (1856) и «Турецкие бани» (1863).

Последняя работа являет собой некую «ретроспективу» найденных им образов ню; узнаваема, в частности, фигура «Одалиски Вальпинсона» на первом плане.

Однако главным делом жизни Энгр считал создание больших композиций на исторические и религиозные темы. Именно в них он стремился выразить свои эсте­тические взгляды и идеалы, имен­но с ними связывал надежду на славу и признание.

Огромное по­лотно «Обет Людовика XIII», выставленный в Салоне 1824 года, хотя и принесло Энгру официаль­ное признание и орден, производит впечатление внутренне холодной, надуманной композиции. Идея, положенная в его основу, была ложной: по тематике это произве­дение соответствовало взглядам наиболее реакционно настроенных кругов общества, восстановивших Бурбонов.

Они не замедлили при­влечь на свою сторону такой неза­урядный талант. Энгр выполняет ряд официальных заказов, создает огромные многофигурные ком­позиции, отдает этим работам го­ды долгого изнурительного труда, а результаты ничтожны — вещи получаются сухими и маловыра­зительными. Таков «Апофеоз Го­мера», «Св. Симфорион», «Передача ключей св. Петру».

Также писал и большие программные полотна; однако, при всём мастерстве и упорстве, вложенном в эти работы, их содержание было в известном смысле оторвано от проблем и потребностей времени, что придавало им определённую эклектичность и холодность.

В этом заключалась трагедия художника, который каждый раз, когда начи­нал писать новый портрет, смотрел на него как на досадную помеху, отрывающую от больших картин. Но Энгр ошибался, считая, что именно эти картины принесут ему бессмертие. В историю искусства он вошел прежде всего как вели­колепный портретист и замечатель­ный мастер рисунка.

Энгр вошёл в историю французской живописи прежде всего как великолепный портретист.

В числе множества написанных им портретов особенно стоит отметить портреты поставщика императорской армии Филибера Ривьера, его жены и дочери Каролины, из которых более всего известен последний (все три — 1805); портреты Наполеона — первого консула (1803-04) и императора (1806); Луи-Франсуа Бертена (старшего), директора газеты Journal des débats (1832).

В 1824 возвращается в Париж и открывает школу живописи.

В 1835 году вновь возвращается в Рим в должности директора Французской академии.

С 1841 года до конца жизни живёт в Париже.

Скончался Жан Огюст Доминик Энгр 14 января 1867, похоронен на парижском кладбище Пер-Лашез.

Энгр первым из художников свёл проблему искусства к своеобразию художественного видения. Вот почему, несмотря на классическую направленность, его живопись привлекла к себе пристальный интерес импрессионистов (Дега, Ренуара), Сезанна, постимпрессионистов (в особенности, Сёра), Пикассо.

В. СТАРОДУБОВА

Источник: http://shedevrs.ru/metr/711-engr.html

Доминик Энгр – Dominique Ingres

Наполеон на императорском троне. 1806

ДОМИНИК ЭНГР – DOMINIQUE INGRES

Жан Огюст Доминик Энгр – Jean Auguste Dominique Ingres 1780-1867. Французский художник,один из ярких представителей неоклассицизма в живописи.

Энгр родился в южно-французском городе Монтабане, в семье талантливого скульптора и живописца. В детстве он посещал классы Тулузской Академии живописи и одновременно учился игре на скрипке, однако музыкальность художника гораздо полнее проявилась позже в мелодичных и гибких линиях его картин и рисунков.

В 1796 году Энгр поступил в мастерскую Давида в Париже, после ее окончания был удостоен Римской премии за картину «Послы Агамемнона у Ахилла» и в 1806 году уехал в Италию, в которой прожил 18 лет (сначала в Риме, затем во Флоренции), зарабатывая себе на жизнь графическими и живописными портретами.

Впоследствии, будучи уже прославленным художником, он снова вернется в Италию в качестве директора Французской академии в Риме (1834-1841).

В искусство XIX века Энгр вошел прежде всего как «наследник» Давида, продолжатель классических традиций конца предыдущего столетия.

Однако холодный и строгий классицизм учителя в творчестве ученика превращается в утонченный и самобытный стиль, свободно сплавляющий классические, романтические и реалистические веянья начала века.

Глубина и своеобразие искусства Энгра проявились уже в ранний период его творчества.

В это время он создает замечательные портреты и композиции с обнаженной натурой, а также серию картин на мифологические и исторические темы («Эдип и сфинкс», «Зевс и Фетида», «Сон Оссиана», «Паоло и Франческа», «Роже и Анжелика», «Въезд дофина в Париж» и др.), в которых одним из первых мастеров XIX века выходит за пределы традиционных классических сюжетов и самого стиля классической живописи.

Образы Энгра глубоко поэтичны и при всем своем классицизме зачастую более «странны» и загадочны, чем образы его романтических антиподов Делакруа и Жерико.

Вместе с его произведениями в живопись нового времени впервые входят открытый и чистый цвет готических и персидских миниатюр, плоскостность и деформация формы, подчиненной не только законам анатомии и классическим нормам, но также эмоциональному порыву художника.

Стремясь к ритмической выразительности и чисто пластической экспрессии, Энгр порой смело нарушал анатомические пропорции — и не удивительно, что его образы вдохновляли впоследствии таких «неканонических» мастеров, как Одилон Редон и Пабло Пикассо.

Однако начиная с 1820-х годов в тематических произведениях Энгра под влиянием живописи Рафаэля начинают звучать академические ноты. В таких работах, как «Обет Людовика XIII», «Апофеоз Гомера», «Святой Симфорион, идущий на казнь» или «Мадонна с причастием», свободный творческий порыв мастера и оригинальность его видения ослабляются и гаснут, подчиняясь требованиям академической догмы.

Высшие достижения Энгра были связаны не с этими холодными холстами, а с «бессюжетным» изображением обнаженной натуры. Здесь он не был скован официальными требованиями, не пытался достичь монументального величия Рафаэля и не подражал его мадоннам.

В знаменитых «купальщицах» и «одалисках», которые Энгр создавал на протяжении всей своей творческой жизни («Купающаяся женщина», «Купальщица Вальпенсон», «Маленькая купальщица», «Большая одалиска», «Одалиска с рабыней», «Источник», «Турецкая баня»), с особой силой проявилось присущее именно ему понимание искусства, яркость его видения, правдивость по отношению к натуре и умение претворить ее в образы совершенной красоты. В отличие от своего антагониста Делакруа, искавшего красоту в непрестанном движении, в порыве и трагическом противоборстве страстей, Энгр воплощал ее в гармонических, устойчивых, скульптурно-четких, масштабных и одновременно филигранных образах. Вместе с тем он был далек от одноплановости. Его обнаженные целомудренно строги и чувственно полнокровны, интимны и экзотичны, загадочны и классически ясны по форме — и при этом окружены не менее прекрасными вещами — драгоценной утварью, узорными цветными тканями и т. д. Для живописной манеры художника характерны плотная лепка, гладкая фактура, воссоздающая как бы твердую оболочку предметов, и утонченная красота колорита. Но хотя Энгр владел тайной гармонических отношений цветовых масс, главным средством его выражения оставалась линия. В изображениях обнаженной натуры она кажется особенно чистой и музыкальной, поистине поющей — передающей в своих ритмах не застывшие черты модели, но саму жизнь и движение формы.

Другой полюс искусства французского мастера — портретная живопись. Энгр ценил ее значительно меньше сюжетной и в юности зачастую обращался к ней в поисках заработка, а в расцвете своей славы — уступая просьбам знатных заказчиков. Тем не менее как портретист он принадлежит к самым выдающимся мастерам мирового искусства.

К числу наиболее известных его портретов относятся портреты семьи Ривьер, издателя Л. Бертена, пейзажиста Ф. Грене, графа Гурьева, г-жи Зенон, г-жи Девосей, баронессы Джеймс Ротшильд.

Энгр создавал парадные изображения Наполеона I, в которых есть нечто от ван-эйковского великолепия, и трезвые, но полные внутренней силы образы буржуазных деятелей времен Июльской монархии, типа знаменитого Луи Бертена, однако все его произведения отмечены печатью классического статуарного величия.

Характерное для XIX века иллюзионистическое правдоподобие в изображении модели сочетается в них с несравненной утонченностью эстетической интерпретации, с яркостью деталей, изысканностью линейных ритмов и смелостью цветовых сочетаний. Особенно декоративны женские портреты мастера, впоследствии восхищавшие своей красочностью Огюста Ренуара.

Особая область искусства Энгра — его графический портрет, в котором он наследовал лучшие традиции французского карандашного портрета XVI века.

Здесь поражает умение художника передать средствами чистой графики ощущение внутренней жизни модели и все пластическое и фактурное разнообразие окружающей действительности.

Для рисунков Энгра характерны каллиграфическая точность, изящество деталей и смелое противопоставление подробно прорисованной головы модели обобщенному абрису ее фигуры. В его образах запечатлено конкретное и при этом как бы очищенное, вневременное и гармоническое бытие мира.

Они кажутся непосредственными и идеальными, чеканно-твердыми и музыкально легкими, лишенными тяжести материи. Именно в карандашном портрете в полной мере проявился высший дар Энгра — его почти магическое владение линией, которое вдохновляло в XIX веке Дега, Сера и Ренуара, а в XX веке обрело в творчестве Пикассо и Матисса.

Принцесса де Брогли. 1851

Мадам Муатессьё 1856

Графиня Луиза де Оссонсвиль 1845

Мадам Паула Сайгисберт 1851

Баронесса Ротшильд. 1848

SAHALLIN

Источник: https://sahallin.livejournal.com/25504.html

Ссылка на основную публикацию