Описание картины зинаиды серебряковой «беление холста»

Зинаида Серебрякова «Беление холста». Описание картины

Картину «Беление холста», написанную З. Серебряковой в 1917 году, по праву можно назвать шедевром монументальной живописи.

Идея написания полотна пришла к художнице в 1916 году, во время ее пребывания в Нескучном. Здесь она каждое лето могла наблюдать за бытом и трудом крестьян, вызывавших в ней чувство неподдельного восхищения. Поэтому крестьянская тематика, основная в творчестве Серебряковой на тот момент, нашла отражение и этом грандиозном живописном произведении.

Прежде, чем картина увидела свет, художницей была проделана масштабная подготовительная работа. В поиске нужного построения образов З. Серебрякова создала множество эскизов и набросков, композиционно различающихся друг от друга.

На одних девушки несли холсты, на других – расстилали их «выбеливаться» под жарким солнцем, на третьих – терпеливо ждали, пока это произойдет. Менялось и время суток – изображались и утро, и полдень, и вечерние часы.

Окончательный вариант композиции, который сегодня можно увидеть в Государственной Третьяковской галерее, представляет зрителю стоящих на берегу реки четырех девушек, ранним утром приступивших к работе.

Крестьянки не позируют художнику – они просто заняты своим трудом. Одна – разматывает холст, другая его подает, третья – расстилает, а последняя пока готовится помогать остальным. Красивы и полны жизни их лица, раскрасневшиеся в отблесках пробуждающегося солнца. Красива в своей простоте и спадающая широкими складками одежда женщин.

Движения крестьянок свободны и легки, а сами их фигуры – величественны и монументальны. Они заполняют собой все пространство картины, закрывая собой небо, что добавляет им масштабности. Каждая из фигур решена в своем цветовом ключе – зеленом, красном, синем, коричневом.

Но, благодаря общему золотистому тону, они наполняют полотно тонкой колористической гармонией.

Грандиозное по своему звучанию, это плотно – последняя масштабная работа художницы. Гимн труду и свободе, прославляющий силу и красоту простых русских женщин.

1917 г. Холст, масло 141,8 х 173,6 см. Государственная Третьяковская галерея

Картины Зинаиды Серебряковой: 

Пред. стр.: Зинаида Серебрякова. Биография и картиныСлед. стр.: Варвара Федоровна Степанова. Биография, картины, плакаты

Источник: http://www.avangardism.ru/zinaida-serebryakova-belenie-holsta.html

Зинаида Серебрякова: гений позитива в страшные времена | Милосердие.ru

«За туалетом». Автопортрет (1909)

Творчество Серебряковой развивалось на протяжении всей первой половины XX столетия, но в первую очередь она – художница Серебряного века, в атмосфере которого формируется ее манера, устанавливаются принципы ее художественного мира, которые не изменят впоследствии никакие исторические и жизненные перипетии.

Эта эпоха, многоликая и сложная, явила неприметный ранее на горизонте русской культуры феномен женского искусства. На рубеже веков целое созвездие женщин-художниц решительно заявляет о себе в традиционно «мужской» профессии. Нередко среди них те, кто уже от рождения принадлежал к миру искусства.

Именно в такой семье, объединившей фамилии Лансере и Бенуа, появилась на свет в 1884 году Зинаида Серебрякова.

Ее отец Евгений Лансере – известный скульптор-анималист XIX века, дед по матери – знаменитый архитектор Николай Бенуа, родной дядя – Александр Бенуа, известнейший художник и историк живописи.

Пройдет совсем немного времени, и работы племянницы станут предметом его благожелательных критических разборов.

Нескучное

«Беление холста» (1917)

Начало 1900-х – время ученичества и самоопределения. Зинаида постигает правила художества в различных частных школах – у княгини Тенешевой, Осипа Браза, наконец, – в Париже, в Академии де ла Гранд Шомьер. Все это, несомненно, было важно, но настоящее становление Серебряковой как художницы происходило не в стенах профессиональных студий, а в фамильном имении Нескучное Курской губернии.

Здесь, в старинном доме екатерининских времен с «готическими» окнами, Зинаида появилась на свет, здесь начались ее живописные опыты и счастливая семейная жизнь: с 1905 года она замужем за кузеном Борисом Серебряковым, вскоре родились их сыновья-погодки Евгений и Александр, а затем и дочери – Татьяна и Екатерина.

На ранних графических работах художницы мы видим усадебный дом и окрестные пейзажи Нескучного – поля и сады, цветущие яблони, распаханные нивы. Видим также милый ее сердцу круг близких людей и ее саму.

Автопортрет – одна из ведущих тем творчества Серебряковой. В первых акварельных и темперных набросках она пытается фиксировать характерное в собственной внешности.

Но дальше эти поиски уступят место более обобщенному, как бы «синтезирующему» взгляду на саму себя и на окружающий мир, что ярко проявилось в ее первой значительной работе маслом – картине-автопортрете «За туалетом» 1909 года, с которой началась известность художницы.

В большом зеркале отражается молодая женщина, занятая утренним туалетом. Быстрым движением руки перехвачены каштановые волосы, которые она расчесывает гребнем. Большие карие глаза приветливо всматриваются в собственное отражение и одновременно в зрителя.

На туалетном столике расставлены нехитрые предметы дамского обихода: флаконы, шкатулка с бусами, подушечка с булавками, рядом – подсвечник со свечой. Зеркало показывает нам и часть комнаты.

Интерьер заполнен белым цветом: в него окрашены стены и дверь спальни, он – в фаянсовом умывальнике, кружевной салфетке столика, покрывале и накидке на кровати, в нижнем платье девушки.

Белизна здесь выглядит символичной, она – метафора чистоты и утренней свежести, ясности взгляда на мир и гармонии, царящей и в этой светлой горнице, и во внутреннем мире героини. Живопись Серебряковой – густая, сочная, «звонкая» – по слову А.Н. Бенуа.

Популярный в это время импрессионизм затрагивает художницу лишь по касательной.

Она не увлекается дробным мазком, ее художественному высказыванию присуща определенность; красота женского силуэта, ясно отграниченного от окружающей среды, – одно из главных достоинств картины.

В этом, как и в любовном отношении к детали, чувствуются уроки старых мастеров. В то же время решительное высветление палитры делают живопись картины очень современной и близкой к заветам французских мастеров.

«Автопортрет в шарфе» (1911)

Те же блестящие темные глаза под плавными дугами бровей на приветливом открытом лице встречают зрителя в других ранних автопортретах Серебряковой, вводя его в радостную, приподнятую атмосферу творческого преображения.

Художница уже не преследует цель отобразить сиюминутное состояние и соответствующую ему мимику, она создает свой образ лирической героини, определяя свое «я» через особый типаж, в котором слилось конкретное и идеальное, как это некогда было у русских мастеров XIX века – например, у Тропинина. Но здесь перед нами личность творческая, предстающая в разных амплуа, трактованных подчас в романтическом или театрализованном ключе, характерном для Серебряного века.

Вот она загадочно улыбается из караваджистского мрака, подобно латуровским героиням в картине «Девушка со свечой», или надевает костюм Пьеро, а в следующий раз появляется перед нами с пестрым сине-белым шарфом на голове, примеряя на себя образ восточной женщины, завороженная сама и завораживающая зрителя красочным многоцветьем необычного аксессуара.

Там же в Нескучном, наряду с личностной лирической темой рождается и другая, принципиальная для предреволюционного периода творчества Серебряковой тема, – крестьянская, которую можно назвать эпической. Интерес к крестьянскому миру – естественный в кругу усадебной жизни. Естественным он был и для всего русского искусства на протяжении почти целого столетия.

В лице Серебряковой это направление как бы свершает круг, возвращаясь к истокам жанра – тому, как видел его и трактовал законодатель направления – Алексей Венецианов, отобразивший крестьянский быт в его коренных положительных основаниях.  Серебрякова как бы минует огромный передвижнический этап в освоении крестьянской темы. Не о тяготах народной жизни хочет она рассказать.

Обычные для жизненного уклада крестьян занятия предстают на полотнах Серебряковой как завораживающие своей красотой действа, а сами образы крестьянок как бы являются воплощением эстетического идеала, в чем-то близкого ренессансному.

Недаром картины, созданные в рамках этой темы, обладают качествами монументальной живописи, фрески. Этому способствует укрупненный масштаб, взятая снизу вверх точка зрения.

Героини ее «Беления холста» (1917) подобны современным богиням: они совершенны физически и нравственно, их босые сильные ноги крепко стоят на земле, движения рук и повороты станов – энергичны и ловки.

Идеальность этих образов и вполне намеренные возрожденческие аллюзии, тем не менее, воплощены не через стилизацию ренессансных образцов или символистскую поэтику, как, например, у Петрова-Водкина при обращении к сходным сюжетам.

Живопись Серебряковой и здесь сохраняет жизненный трепет и свежесть, впитав яркие натурные впечатления: ветер гонит по небу облака, колеблет юбки и рубахи женщин, солнце просвечивает сквозь них, окрашивает розовым загорелые тела; голубые рефлексы и тени залегли в складках холстов… Все это наблюдала художница своими глазами не раз и перенесла на свое полотно, сохранив непосредственность всей сцены, и в то же время, усмотрев в своих героинях черты совершенной человеческой породы.

Революция

«Карточный домик» (1919) В начале XX века множество художников и поэтов обращаются к понимаемой собирательно или даже соборно теме «души народа», русской красоты, Руси-России, у которой «женское лицо».

В ярком ряду образов – кустодиевских, малявинских, нестеровских, – героини  Серебряковой отличаются какой-то особенной умиротворяющей красотой, которую не могут поколебать никакие житейские бури и невзгоды.

Между тем, реальность, как кажется, вступала в прямое противоречие с воплощенным художницей идеалом, – именно в тот самый момент, когда ее творчество достигает своего апогея.В 1917 году, уже будучи членом известного и авторитетного объединения «Мир искусства», участницей его выставок, Серебрякова была выдвинута на звание академика Императорской Академии художеств.

Но разразившаяся революция опрокинула привычное течение жизни и разрушила привычный уклад жизни самым жестоким образом. Революционные события застают художницу в Нескучном, откуда вскоре ей придется переехать из-за начавшегося разорения усадьбы. Она живет с матерью и детьми на съемных квартирах в Змиеве и Харькове.

Самым страшным становится 1919 год: весной умирает от сыпного тифа Борис Серебряков, приехавший на Украину навестить семью; осенью окончательно разграблено и сожжено Нескучное. Зинаида с семьей возвращается в Петроград, в фамильный дом Бенуа близ Никольского собора. Постоянная борьба за выживание и тревога за близких становятся постоянными спутниками Зинаиды в быту.

Столь страшные жизненные перемены, казалось бы, должны были отпечататься в ее работах или даже вообще сделать занятия искусством невозможными. Но мы видим совершенно обратное: 1920-е годы – новый взлет в творчестве художницы. В этот период она обращается главным образом к автопортрету и портрету. На «Автопортрете в белом» (1922) Серебрякова изобразила себя за работой.

Одетая в белую блузу и синюю юбку художница сидит перед мольбертом, сжимая в руке кисть. Ее взгляд, как обычно, прямо устремлен на зрителя, он по-прежнему спокоен и ясен и не таит в себе следов пережитого. Разве что чуть больше собранности появилось в облике молодой женщины, а характеристика интерьера стала лаконичнее по сравнению с дореволюционными работами.

Но краски, как и раньше, интенсивны: звучный аккорд белого, синего и розового задает привычный для ее картин приподнятый настрой. Творчество здесь декларируется как главное пристанище, краеугольный камень существования, а художественный мир Серебряковой оказывается обителью гармонии, утраченной в реальном мире.

Чуть ранее, в роковом 1919, был написан групповой портрет всех детей художницы – «Карточный домик». Взятые крупным планом, девочки и мальчики вместе сосредоточенно предаются известной игре, складывая из игральных карт домик на большом столе. Одна лишь младшая Катя отвлеклась на минуту и смотрит в сторону с какой-то недетской серьезностью.

Можно ли усмотреть в самом сюжете некую аллегорию переменчивости человеческой жизни? Серебряковой обычно был чужд язык иносказания, и скорее, здесь мы видим вновь утверждение ценности семейного круга, вопреки всем трагическим обстоятельствам. Дети вообще – постоянная и излюбленная тема художницы и в раннем творчестве, и сейчас. Серебрякова словно ведет нескончаемый семейный альбом, запечатлевая их от самого рождения до отроческих времен в многочисленных графических и живописных работах.

Читайте также:  Описание иконы андрея рублева «сретение»

Пастельные наброски начала 1920-х гг. в сине-голубых тонах («Женя рисует Венеру», «Катя и бабушка») проникнуты щемящим лиризмом и чувством зыбкости ставшего столь аскетичным бытия.

Но дорогое и милое сердцу становится еще более драгоценным из-за осознания хрупкости человеческого счастья. Художница не допускает в свои картины горечь утрат и лишений, демонстрируя удивительный стоицизм и мудрость в своем искусстве.

Творчество для нее – пространство отдохновения, и она по-прежнему ищет темы, которые говорили бы о красоте. Поэтому еще одной особенной темой в этот период для нее становится мир театра.

Занятия балетом одной из дочерей побуждают ее погрузиться в мир театрального закулисья, который Серебрякова отобразила в целой серии картин с юными балеринами, готовящимися к выходу на сцену.

Источник: https://www.miloserdie.ru/article/zinaida-serebryakova-genij-pozitiva-v-strashnye-vremena/

Жизнь и трагедия Зинаиды Серебряковой в 11 картинах

7 апреля 2017

Зинаида Серебрякова стала одной из первых русских художниц в мировом искусстве, однако она почти не застала собственной славы. В ее работах — материнство, любовь к природе и тонкое чувство прекрасного.

Послереволюционная Россия и СССР отвергли ее нежные детские портреты и пейзажи, а французское общество было поглощено новомодным ар-деко и не восприняло талант этой одинокой женщины.

Мы отобрали 11 картин, чтобы проиллюстрировать непростой жизненный путь художницы. 

1. «Девушка со свечой», автопортрет
1911 г. Холст, масло. 72×58 см. Государственный Русский музей, Санкт-Петербург.

Зинаиде Серебряковой прекрасно удавались портреты. Главное в них — мастерски переданная глубина характера каждого отдельно взятого человека. В период вынужденной эмиграции во Францию работы именно в этом жанре приносили художнице хоть какие-то средства к существованию и спасали от голода. 

В картине «Девушка со свечой» Зинаиде Серебряковой удалось не только создать изящный портрет, но и предвосхитить метафору собственной жизни. Молодая нежная девушка с легким румянцем на щеках обернулась, чтобы взглянуть на зрителя из окружающей ее темноты холста. Невинное трепетное лицо освещает невидимая свеча.

Кажется, что эта светлая и трогательная героиня заперта во мрачных красках прямоугольной рамы. Но ни страха, ни сомнения нет в ее больших, как зеркала, миндалевидных глазах. Только решимость и приглашение вместе с ней, следуя за светом свечи, пройти через темноту.

И так же, как светится каким-то внутренним душевным теплом это юное лицо, светилась и душа Серебряковой, оказавшейся заложницей печальных обстоятельств собственной судьбы.

2. «На лугу. Нескучное»
1910-е гг. Холст, масло. 62,8×84,3 см. Нижегородский государственный художественный музей.

Сцены простой деревенской жизни — вторая творческая любовь Серебряковой. Художница родилась и выросла в селе Нескучное Харьковской губернии, в имении прославленных деятелей искусства Бенуа-Лансере.

Не рисовать в этом доме было невозможно: каждый член семьи избирал для себя творческий путь и становился либо скульптором — как отец Зинаиды, либо художником — как дядя, либо архитектором — как брат. В доме любили говорить: «У нас все дети рождаются с карандашом в руке».

Само Нескучное, окруженное лесами, угодьями и бескрайними лугами, было для семьи художницы не просто зданием со стенами и крышей. Имение стало настоящим родовым гнездом, творческим пространством, дышавшим и жившим атмосферой искусства и красоты.

Зинаида Серебрякова начала рисовать с первых лет жизни. Она с любовью изображала все, что ее окружало: деревья, сады, хаты, окошки и ветряные мельницы.

Больше всего ее вдохновляли чистота и сочность природных красок, сцены бурлящей крестьянской жизни, близость к земле и простым людям. Картина «На лугу. Нескучное» изображает крестьянскую девушку — а может, и саму художницу — с младенцем на руках.

Идиллический зеленый пейзаж, стадо мирных коров, тихая река Муромка — этими природными красотами родного края сердце художницы было заполнено с детства.

3. «За туалетом», автопортрет
1909 г. Холст, масло. 75×65 см. Государственная Третьяковская галерея. 

Зима в 1909 году наступила рано. 25-летняя Зинаида Серебрякова встретила ее в Нескучном, где гостила вместе с двумя детьми.

Ее муж — инженер Борис Анатольевич Серебряков — должен вот-вот вернуться из рабочей поездки по Сибири, чтобы вместе с семьей встретить Рождество.

А пока Зинаида просыпается в светлой комнате одна, подходит к уставленному женскими безделушками зеркалу и начинает утренний туалет. Именно этот автопортрет принесет ей всероссийскую известность и станет самой значимой ее работой.

Ясный зимний свет из окна, простая прибранная комната, свежие утренние оттенки — вся картина звучит гимном простой радости и безмятежности.

Дядя Зинаиды, художник Александр Бенуа, был впечатлен этой работой: «Мне особенно мило в этом портрете то именно, что в нем нет никакого демонизма, ставшего за последнее время прямо уличной пошлостью.

Даже известная чувственность, заключенная в этом изображении, самого невинного, непосредственного свойства». Это замершее на холсте мгновение восторга перед будущим поразило гостей на выставке Союза Художников, где картина впервые участвовала в 1910 году.

Павел Третьяков сразу же приобрел холст для своей галереи. Восторженные критики и художники, среди которых были Серов, Врубель и Кустодиев, незамедлительно признали выдающийся талант Зинаиды Серебряковой и приняли ее в свой творческий круг «Мир Искусства».

В разрезе жизни художницы эта работа имеет еще большее значение. Молодая девушка на картине только что проснулась и оказалась на пороге собственной жизни.

Ей невероятно интересно, что принесет грядущий день? Какие события вот-вот произойдут, когда она закончит причесывать волосы? Темные проницательные глаза с интересом вглядываются в зеркало.

Предвидят ли они грядущие исторические катастрофы и ломаные линии судьбы? 

4. «Беление холста»
1917 г. Холст, масло. 141,8×173,6 см. Государственная Третьяковская галерея.

После дебюта на выставке Союза русских художников в 1910 году в творчестве Зинаиды Серебряковой наступает расцвет. Монументальное полотно «Беление холста» стало одной из последних работ «золотого периода» художницы и в полной мере раскрыло ее талант.

Зинаида часто наблюдала за работой крестьянок в Нескучном и, прежде чем приступила к работе над холстом, сделала множество зарисовок. Крестьяне относились к семейству Бенуа-Лансере с большой любовью и уважением, и «добрая барыня» Зинаида Серебрякова часто просила деревенских женщин побыть моделями для ее этюдов.

Она всегда с большим участием и сочувствием относилась к их нелегкой крестьянской доле. 

На картине высокие, сильные женщины расстелили ткань на берегу реки и готовятся к работе. Раскрепощенные позы, раскрасневшиеся от работы лица — эти героини даже не пытаются позировать.

Художница как будто выхватила момент их ежедневных трудов и перенесла на полотно. Небо и земля с заниженным горизонтом в композиции работы второстепенны — на первый план выходят фигуры девушек.

Вся эта картина — гимн, возвышенная ода ежедневному ритуалу обычных работящих женщин, величественных и сильных в своей простоте.

5. «За завтраком» (или «За обедом»)
1914 г. Холст, масло. 88,5×107 см. Государственная Третьяковская галерея.

Больше, чем красота сельской жизни и крестьянского быта, Зинаиду Серебрякову вдохновляли только ее дети. Их у художницы было четверо. На картине «За завтраком» изображены задумчивый Женя у дальнего края, семилетний Саша и маленькая дочка Таня. На столе обычные столовые приборы, посуда, графин, ломтики хлеба. Казалось бы, что значимого в этой картине? 

Материнский, женский характер творчества Серебряковой проявился в этом полотне с огромной силой. Самые близкие и любимые люди собрались вместе за обеденным столом. Здесь царят таинство и уют совместной трапезы. Бабушка, мама художницы, разливает по тарелкам суп.

Дети обернулись в сторону Зинаиды, как будто ожидая, что она вот-вот присоединится к обеду. У них красивые ясные лица.

Эта работа, признанная одним из лучших произведений детского портрета, — образ счастливого детства и самых счастливых дней Зинаиды Серебряковой в кругу семьи.

6. «Портрет Б.А. Серебрякова» 
1905 г. Холст, масло. 75×65 см. Государственный музей изобразительных искусств им. А.С. Пушкина, Москва.

На картине «Портрет Б. А. Серебрякова» — муж Зинаиды, Борис. Пожалуй, это одна из самых нежных ее работ. Любовь двух молодых людей зародилась очень рано и очень рано оборвалась.

Борис часто путешествовал по стране с заказами на строительство железных дорог. В 39 лет он скончался от тифа на руках у жены. В 1919 году художница осталась одна с четырьмя детьми.

Только что отгремела революция, надвигались мрачные перемены. 

В правом верхнем углу портрета подпись: «Боречка. Нескучное. Ноябрь». Фамильное имение Нескучное стало тем райским уголком, где влюбленные провели самые счастливые годы своей жизни. Спокойный, уравновешенный и очень земной Борис Серебряков имел технический склад ума и был далек от идеалов искусства, которым с детских лет дышала его избранница.

Что могло объединять его и застенчивую, нелюдимую девушку из творческого мира? Это были любовь к земле, своим корням и простой жизни. Годы, проведенные с любимым мужем и детьми в Нескучном, стали райским временем, золотым веком в жизни художницы. После его смерти она больше не была замужем.

Его уход и начавшиеся в стране несчастья положили конец той прекрасной безмятежной эпохе.

7. «Карточный домик»
1919 г. Холст, масло. 65×75,5 см. Государственный Русский музей, Санкт-Петербург.

Эта картина — самая печальная и тревожная в творчестве Серебряковой. Она стала символом хрупкости и ненадежности той жизни, с которой художнице пришлось распрощаться навсегда после смерти мужа.

На холсте четверо детей Зинаиды, одетые в мрачные траурные одежды. Они сосредоточенно строят карточный домик. Их лица серьезны, а игра не вызывает радости.

Возможно, потому, что они понимают: достаточно одного случайного движения, чтобы карточный домик рассыпался.

В этом полотне Зинаида Серебрякова, все еще потрясенная недавними событиями, снова пробует взять в руки кисть. Она остается единственной кормилицей для четверых детей и стареющей матери. Родовое имение Нескучное разграблено и сожжено.

Начинается голод, и найти хоть какие-то деньги или продукты становится невообразимо трудно. В эти тяжелые месяцы перед художницей стоит только одна задача — выжить. Она начинает осознавать: выстраивать счастье можно долго и трепетно, но, чтобы потерять его, достаточно лишь мгновения.

Совсем скоро это мгновение настигнет Серебрякову и окончательно оторвет ее от единственно дорогого, что у нее осталось.

Читайте также:  Описание картины николая рериха «гималаи. розовые горы»

8. «В балетной уборной Лебединое озеро»
1924 г. Государственный Русский музей, Санкт-Петербург.

В 1920 году из разоренного фамильного гнезда Зинаида Серебрякова с семьей вынужденно перебирается в Петроград и живет в бывшей квартире Бенуа. На ее удачу сюда же по распределению попадают артисты МХАТ, и жизнь на недолгий миг снова наполняется атмосферой искусства и радости.

Старшая дочь Татьяна поступает в балетное училище, и с 1920 по 1924 год Серебрякову часто приглашают за кулисы Мариинки. Там она с жадностью ловит последние нотки романтической эстетики, которую вот-вот поглотит шагающий по миру искусства футуризм.

Художница наотрез отказывается писать портреты комиссаров и рисовать агитплакаты. Сама она писала о том периоде: «Котлеты из картофельной шелухи были деликатесом на обед». Немногочисленные заказчики расплачивались за работу продуктами, а не деньгами.

Несмотря на все это, Зинаида не оставила кисть и подарила миру множество портретов известных балерин и деятелей искусства того времени.

9. «Автопортрет с дочерьми»
1921 г. Холст, масло. 90×62,3 см. Рыбинский государственный историко-архитектурный и художественный музей-заповедник.

В 1924 году Серебрякову приглашают в Париж для выполнения дорогостоящего декоративного панно. Зинаида готовит документы, прощается с детьми и уезжает на заработки во Францию. На картине дочери Таня и Катя уютно прижимаются к маме. Могли ли они подозревать, что расстанутся с ней не на месяцы, а на годы?

Сначала было панно, а потом пустота. Серебрякова оказалась на обочине. Застенчивая, чужая в чужой стране, она буквально нищенствовала из-за отсутствия спроса на ее картины. Деньги за портреты заканчивались еще до того, как работа была доделана. Все, что удавалось получить, художница отправляла в Россию детям, которые безмерно по ней скучали.

Старшая Татьяна так описала их расставание: «Я сорвалась, помчалась бегом на трамвай и добежала до пристани, когда пароход уже начал отчаливать и мама была недосягаема. Я чуть не упала в воду, меня подхватили знакомые.

Мама считала, что уезжает на время, но отчаяние мое было безгранично, я будто чувствовала, что надолго, на десятилетия расстаюсь с матерью».

Художница тоже с тоской вспоминала об этом периоде жизни во Франции: «Как мечтаю и хочу уехать. Мой заработок такой ничтожный.

10. «Коллиур. Катя на террасе»
1930 г. Холст, темпера. Государственный Русский музей, Санкт-Петербург.

Между СССР и западным миром постепенно опускался «железный занавес», и надежда снова увидеть детей угасала с каждым днем. Серебрякова все еще пыталась как-то устроиться в Париже, но ее стареющей матери, оставшейся в России с детьми, уже требовалась помощь.

Да и возвращение на отвергнувшую ее Родину не сулило приятной встречи. Поэтому при содействии Красного Креста художница выписывает во Францию двоих детей: Сашу и Катю. Большей поддержки сложно было пожелать. Саша все время берет заказы и пишет интерьеры богатых домов Парижа.

Катя полностью отвечает за хозяйство и максимально разгружает мать. 

Зинаида Серебрякова несколько раз отправлялась в путешествия по разным регионам Франции, чтобы набраться вдохновения для новых работ. Денег было катастрофически мало, и они с дочкой останавливались то у родственников, то в монастырях, то у местных жителей. Картина «Коллиур.

Катя на террасе» была сделана в одном из таких путешествий. Именно дочь стала в портретах Зинаиды главной моделью, а в жизни — надежной опорой, которая поддерживала ее до конца дней. Екатерина Серебрякова посвятила свою жизнь служению таланту мамы.

Именно благодаря ее стараниям картины художницы вернулись в Россию и были впервые представлены широкой публике.

11. Автопортрет
1956 г. Холст, масло. 63×54 см. Тульский областной художественный музей.

Этот автопортрет стал одной из последних работ Зинаиды Серебряковой. В период хрущевской оттепели дети художницы, остававшиеся в России, наконец смогли с ней встретиться. В 1960 году дочь Татьяна отправилась во Францию и впервые за 36 лет обняла маму. 

Единственная прижизненная выставка картин Серебряковой на Родине состоялась в 1965 году, незадолго до ее смерти. К сожалению, сама Зинаида уже не чувствовала сил приехать, но была счастлива этому событию, которое, словно ниточка, соединило ее с давно покинутыми краями и людьми. 

«Карточный домик» ее жизни действительно рухнул. Прекрасные дети выросли без нее, хоть и стали художниками и архитекторами, как всегда происходило в семье Бенуа-Лансере.

Чудесное имение сгорело, а крестьянские голоса навсегда умолкли — их заменили грохот индустриализации и советские гимны.

Однако в полотнах Серебряковой навсегда остался тот прекрасный век, в который ее глубокие миндалевидные глаза вглядывались через отражение в зеркале. Тот мир, который ее не знающие отдыха руки выписывали самодельными красками. 

Современники художницы отнеслись к ней непростительно небрежно, но это все равно не заставило ее изменить себе и своему творчеству.

В письме детям из Парижа Зинаида говорит: «Как ужасно, что современники не понимают почти никогда, что настоящее искусство не может быть “модным” или “немодным”, и требуют от художников постоянного “обновления”, а по-моему, художник должен оставаться сам собой!»

Для справки

Увидеть вживую картины художницы вы можете с 5 апреля по 30 июля в Третьяковской галерее на ретроспективной выставке «Зинаида Серебрякова», генеральным спонсором которой выступает банк ВТБ.

Источник: https://vtbrussia.ru/culture/gtg/zhizn-i-tragediya-zinaidy-serebryakovoy-v-11-kartinakh/

Источники вдохновения Зинаиды Серебряковой

Рассматривая в музее картины именитых художников, мы думаем о душе, о настроении, о красоте мира, но почти никогда не знаем, при каких обстоятельствах рождались бесценные произведения, в какой атмосфере творили те, чьи имена мы привыкли называть с восторгом и восхищением. Однако порой, некоторые события в жизни художников являются настолько значимыми, что влияют и на жизнь, и на творчество в целом.

Зинаида Евгеньевна Серебрякова (девичья фамилия Лансере́; 12 декабря 1884, с. Нескучное, Харьковская губ., ныне Харьковская обл., Украина — 19 сентября 1967, Париж, Франция) — русская художница, участница объединения «Мир искусства», одна из первых русских женщин, вошедших в историю живописи.

«Девушка со свечой. Автопортрет»

Зинаида Серебрякова родилась  в родовом имении «Нескучное», под Харьковом. Ее отец был известным скульптором. Мать происходила из семьи Бенуа и в молодости была художником-графиком. Ее братья были не менее талантливы, младший был архитектором, а старший был мастером монументальной живописи и графики.

Своим художественным развитием Зинаида в первую очередь обязана своему дяде Александру Бенуа — брату матери и старшему брату.

Детство и юность художницы прошли в Петербурге в доме деда, архитектора Н. Л. Бенуа и в имении «Нескучном».

«Купальщица»

Вот уж кому и повезло и не повезло так это вот этой женщине. Она стала первой русской художницей в мире. Так уж получилось, что в основном в живописи заняты мужчины и совсем нет мастеров женского пола. Она была первой. Это, пожалуй, единственное, за что её уважали в Академии художеств СССР.

Всё остальное не считалось нужным упоминать. Её картины стали неожиданно популярны в конце 60-х — в начале 70-х годов прошлого века. До этого времени её творчество стояло под прочным грифом «Запрещено».

Всё дело в её эмиграции. Она не приняла революцию, она просто не знала чем себя занять. Рисовать то, что предлагала новая власть, ей не хотелось, да и не её это – портреты вождей и подвиги первых пятилеток. Она всё больше склонна была к классической живописи. И она решила принять заказ, пришедший из Франции, и отправилась туда работать в привычной для неё обстановке.

Но вернуться на родину, увы, она не смогла. Но и детей забрать к себе тоже не получилось. Их у неё было четверо: двое, впоследствии, всё-таки были рядом с ней, друзья помогли переправить. Двое других остались в СССР с её мамой. Лишь только во время «оттепели» в 60-х годах семья смогла воссоединиться. Но Серебрякова тогда уже была подданной Франции.

Что касается самого полотна, то оно только лишь подтверждает её приверженность к классике в живописи. Чёткая линия тела, нежность красок, изумительно доброе лицо женщины, которую не смущает собственная нагота…

« Портрет Б. А. Серебрякова»

В юности Зинаида влюбилась и вышла замуж за собственного двоюродного брата Бориса Серебрякова. Семья не одобряла их брак, и молодые были вынуждены уехать из родных земель.

…Одной из её замечательных работ можно назвать его портрет.  Кажется, будто художница предчувствовала, что Борис рано уйдёт из жизни, и потому изобразила его настолько живым и реальным, что даже не до конца прописанные мазки кисти не могут умалить этого впечатления. Только по ним можно понять, что картина была написана для дома, а не для выставок и не на продажу.

В картине чувствуется любовь, тепло и душевный свет. Художница в правом верхнем углу оставила надпись «Боречка. Нескучное. Ноябрь…».

«Автопортрет с дочерьми»

Зинаида Серебрякова – одна из первых русских женщин-живописцев, вписавших себя в историю живописи. Творчество ее, не попавшее ни под какое влияние, достаточно независимо и самобытно.

Картина «Автопортрет с дочерьми» написан стремительно, легко.

Впечатление, будто бы две маленькой дочки, поймав момент, прильнули к матери, когда та решила передохнуть, в рабочей рубашке и с кисточками в руках.

Лица, волосы– выписаны не то чтобы тщательно, но гладко, объемисто, академически, как в этюдах старых мастеров, а в одежде и фоне видна неоконченность и небрежность, что дает картине больше современности…

…Автопортрет – это такое личное произведение художника, в котором он наиболее четко и ясно может показать свой духовный внутренний мир и выразить себя таким, каким, возможно мы его не знаем…

«Катя с куклами»

 Работы талантливой художницы – золотой фонд российского искусства. Зинаида Серебрякова –  мастер тонкой живописи и графики. Она была ученицей известного живописца Осипа Браза, и стала одной из первых русских женщин, которые вошли в историю живописи.

В основном, Серебрякова рисовала себя и своих детей. Это было связано с отсутствием денег. После гибели мужа, оставшись с четырьмя детьми и больной матерью, художница переезжает в Харьков из Москвы, а далее – в Санкт-Петербург.

Детей у Серебряковой было четверо – два мальчика и две девочки. Все они рано стали рисовать, что не могло не радовать мать. И впоследствии, увлечение искусством отразилось на судьбе каждого ребёнка. Старший сын, Евгений, стал архитектором-реставратором. Принимал участие в реставрации памятников архитектуры Петергофа, а так же им было написано несколько пейзажей акварелью.

Второй сын, Александр, летом 1925 приехал в Париж, где пребыла на заработках сама Зинаида. Он писал панорамы улиц со старыми замками и домами, картины-пейзажи на прекрасных берегах Сены. Позже он стал заниматься оформлением интерьеров замков состоятельных французов, а также был одним из создателей проектов городских парков Парижа. Здесь он был известным и авторитетным человеком.

Третий ребёнок, Татьяна, окончив хореографическое училище в Ленинграде, работала театральным художником в Минске и Ленинграде. По переезду в Москву, устроилась во МХАТ, а далее в ГИТИС. Только лишь в 36 лет смогла поехать в гости к матери в Париж.

Младшая дочь, Екатерина, стала главной героиней почти всех картин художницы, по которым можно проследить взросление девочки. Она начала писать её с раннего детства, в период послереволюционного времени и до эмиграции. Позже, став взрослой, Катя также увлекается живописью и переезжает к матери в Париж, чтобы помочь хоть как-то выжить, посвятив себя полностью этому.

Читайте также:  Описание картины пабло пикассо «голова женщины»

«За обедом»

Наибольший пик творчества художницы приходится на предреволюционные годы. Это картины о крестьянах и прекрасных российских пейзажах, а также и бытовые жанры например, картина «За обедом» («За завтраком»).

Картина  является одной из самых известных в творчестве русской художницы Зинаиды Серебряковой. Известно, что на ней изображены собственные дети художницы…

Картина Серебряковой получилась удивительно трогательной, поэтичной и одухотворенной. Невозможно не умилиться, глядя на эти живые искренние лица детей. В их глазах мы будто видим отражение их чистых невинных душ.

В подобной манере художница создавала многие свои работы, это был ее особый почерк и стиль…

«На кухне. Портрет Кати»

На этом полотне изображена дочь художницы…

Сочетание белых и синих тонов в картине передают символизм чистоты и наивности детского образа, который пронизан жаждой жизни…

«Автопортрет»

Наибольший восторг у зрителей вызвал автопортрет «За туалетом».

Женщина, живущая в небольшой деревушке, в один из коротких зимних вечеров, смотрясь в зеркало, улыбается своему отражению, словно играя с гребнем.

В этом произведении молодой художницы, как и она сама, все дышит свежестью. Нет никакого модернизма; уголок комнаты, словно освещенный молодостью, предстает перед зрителем во всей своей прелести и радости.

Картина создана зимой 1909 года в небольшом имении Нескучное. Художнице Зинаиде Серебряковой было тогда 25 лет.  …«Автопортрет»  является экспонатом Третьяковской галереи.

 Внимание Зинаиды всегда привлекала работа юных крестьянских девушек в поле.В полотнах художницы есть множество картин, описывающих жизнь и работу крестьян. Она рисовала работающих на земле людей с натуры прямо на поле, где они трудились. Чтобы успеть схватить все детали, художница вставала раньше рабочих, приходила в поле с красками и кистями до начала всех работ.

«Беление холста»

«Осень»

Бывают осенью и такие дни, когда вроде ещё тепло, а вокруг всё покрыто золотом – пожелтела листва, пожелтели подсолнухи, пожухла и пожелтела немного трава, поля тоже в жёлтом – это осенний урожай пшеницы, который до первых морозов необходимо убрать. А если ко всему жёлтому прибавить жёлтые сенные крыши хат, то и вовсе как в золотой стране окажешься.На полотне Серебряковой как раз всё это есть – всё жёлтое, всё осеннее, всё прекрасное…

«Яблоки на ветках»

«Кормилица с ребенком»

«Балетная уборная Снежинки»

«Портрет Е. Н. Гейденрейх в красном»

 Серия работ Зинаиды Серебряковой (1884-1967) с нагими фигурами женщин просто восхитительна, составившие в значительной степени ее славу.
Это поистине плоть от плоти нашей. Здесь та грация, та нега, та какая-то близость и домашнесть Эроса, которая все же заманчивее, тоньше, а подчас, и коварнее, опаснее, нежели то, что обрел Гоген на Таити и за поисками чего вслед за Лоти отправились рыскать по всему белому, желтому, черному свету блазированные, избаловавшиеся у себя дома европейцы (Статьи и воспоминания Александра Бенуа, 1932)

Сегодня творчество Серебряковой изучено вроде бы вполне достаточно. Изданы альбомы, монографии, переписка художницы. Но все же остается необнародованным множество картин и графики, «рассыпанных» по частным коллекциям, и потому каждый год приносит новости. Например, пару лет назад в России впервые показали серию из шести аллегорических панно, которую Серебрякова написала более 70 лет назад для виллы одного из своих французских почитателей. Наследники заказчика долго держали единственную из воплощенных монументальных работ художницы в тайне. Серебрякова в монументалистике – это вообще открытие, считает искусствовед петербургского Русского музея Евгения Петрова

“Флора” и “Юриспруденция”

 Еще и потому, что эти работы подтверждают ее блестящее мастерство в столь сложном жанре живописи, как «обнаженная натура». “В России вообще жанр «ню», пожалуй, был характерен только для салонных работ представителей Академии художеств, – отмечает Евгения Петрова. – А вот в русской реалистической живописи это было достаточно редко. И Серебрякова в этом смысле уникальная художница”.  В  1916  году  А. Н. Бенуа  была  поручена  роспись  Казанского  вокзала  в  Москве,  он  привлёк  к  работе  и  Зинаиду.  Художница  занялась  темой  стран  Востока:  Индия,  Япония,  Турция.  Она  аллегорически  представила  эти  страны  в  виде  прекрасных  женщин.  Одновременно  она  начала  работу  над  композициями  на  темы  античных  миров

“Индия. 1916г.”

 “Япония. (Одалиска) 1916г.”

“Что же в ее творчестве так неодолимо привлекает тысячи  зрителей? Чем оно так радостно их волнует? Волнует оно жизнедарительным духом любви, любви эротической и вместе с тем безгрешной. У Серебряковой эрос легкий, воздушный, незримо проникающий все ею сотворенное.

Привлекает гармония здоровой блаженной женственности – и при этом женственности вовсе не первобытной. Серебрякова – это недолговечное чудо равновесного согласия природы и культуры. На земле она видит только райски радостное, прекрасное, детское.

В ее мире нет ни трагедий, ни муки, ни смерти.

И это – среди ужасов двадцатого века! Какая удивительная благодать была ниспослана ее южным глазам! В трагической современности им было дано прозревать отблески вечной красоты. Наверное, так видели мир – где-то, когда-то – молодые счастливые матери. В своем творчестве Зинаида Серебрякова не гневается, не обличает, не скорбит. Она любовно любуется.”(“Ода Зинаиде Серебряковой” Ю. М. Денисов)

***

Вернуться в Россию художница так и не смогла. Её похоронили во Франции на русском кладбище в Сен-Женевьев-де-Буа.

Источники:

http://allpainters.ru/serebrjakova-zinaida.html

http://www.artinconnu.com/2009/06/zinaida-serebriakova-1884-1967.html

http://www.artariya.ru/blog/ne-izvestnyie-faktyi-ob-izvestnyih-hudozhnikah-8-chast/

http://londonconsultant.blogspot.com/2012/09/blog-post_25.html

http://opisanie-kartin.com/serebryakova-zinaida/

http://gallerix.ru/storeroom/2054753045/

Понравился наш сайт? Присоединяйтесь или подпишитесь (на почту будут приходить уведомления о новых темах) на наш канал в МирТесен!

Источник: https://art.mirtesen.ru/blog/43759426919/prev

Серебрякова Зинаида Евгеньевна (1884 – 1967)

Зинаида Лансере, по мужу Серебрякова, родилась под Харьковом. Ей было суждено родить четверых детей, овдоветь, сменить Харьков нв Петроград, а потом и на Париж и там успокоиться на кладбище Сен-Женевьев- де-Буа.

Она родилась и выросла в семье, где не одно поколение поклонялось искусству. Прапрадед Катерино Кавос – родом из Италии, музыкант , автор опер, симфоний; прадед, Альберт Кавос – архитектор; родной дед – Николай Бенуа – зодчий, академик. Отец Зинаиды – известный скульптор Николай Лансере.

После смерти отца Зина жила у деда, Николая Бенуа, где царила творческая атмосфера, а духом искусства пронизана сама обстановка дома. Столовую украшали картины, написанные ее матерью, ученицей Академии художеств. В комнатах стояла антикварная мебель работы старинных мастеров. В доме собирались известные люди: Бакст, Сомов, Дягилев и другие.

Сама Зина с детства любила рисовать. Она нигде основательно не училась рисованию: всего два месяца в частной школе рисования под руководством И.Репина, два года занималась в мастерской О.Э.Браза. Но она так умела учиться, впитывать в себя все полезное и уже в 17 лет легко научилась работать акварелью в два-три цвета, добиваться чистоты и красоты тона.

По состоянию здоровья в 1901 году ее увезли в Италию, где она увлеченно и много рисовала горные пейзажи с богатой растительностью, море с прибрежными камнями, узкие, залитые солнцем улицы, дома, интерьеры комнат.

В 1905 году Зина вышла замуж за инженера-путейца Серебрякова и отправилась с ним в свадебное путешествие в Париж. Там она поступила в школу-мастерскую, где упорно занималась, подражала импрессионистам. Но кроме улиц и домов Парижа ее интересовал быт крестьян, зарисовывала скот, телеги, сараи.

Вернувшись в Москву, Зинаида много пишет, особенно любит писать портреты. В журналах о ней стали говорить, что у нее “большой, красочный темперамент”. Она стала выставляться среди уже известных живописцев, и ее заметили. Позже А.Бенуа так писал о выставке работ Серебряковой:” …она одарила русскую публику таким прекрасным даром, такой “улыбкой во весь рот”, что нельзя ее не благодарить…”

В картинах Серебряковой были отмечены полная непосредственность и простота, истинный художественный темперамент, что-то звонкое, молодое, смеющееся, солнечное и ясное. Все ее работы поражают жизненностью, прирожденным мастерством. И деревенские парни, и студенты, и комнаты, и поля – все у Серебряковой выходит ярким, живущим своей жизнью и милым.

Перед первой мировой войной художница побывала в Италии, в Швейцарии, где написала множество пейзажей. Вернулась домой летом 1914 года, где ее встретили хмурые и растерянные мужские лица, причитающие солдаты и ревущие девки.

В 1916 году Александру Бенуа предложили роспись Казанского вокзала в Москве, тогда он привлек к работе признанных мастеров – Мстислава Добужинского, Бориса Кустодиева и среди этих избранных оказалась и Зинаида Евгеньевна Серебрякова.

В 1918 году имение Нескучное, где жили Серебряковы, сгорело. Семья переехала в Харьков. Борис Анатольевич, муж Зинаиды, в 1919 году заразился сыпным тифом и умер.

Серебряковы жили скудно, иногда на грани нищеты. Художница была вынуждена подрабатывать на рисовании наглядных пособий. Тянулась безрадостная жизнь. Тогда Серебряковы переехали в Петербург, поселились в пустующую квартиру деда Н.Л.Бенуа. Хоть как-то прожить, художница поступает на службу в мастерскую наглядных пособий за нищенское жалованье.

А тем временем в 1924 году в Америке была выставка Серебряковой, на которой было продано около 150 картин. По тем временем это были очень большие деньги, особенно в разрушенной Стране Советов. Поселившийся В Париже с семьей Александр Бенуа звал их к ним.

Тем более, что ей поступил заказ на панно из Парижа. Что сделает мать четверых детей, живущих в “невыездном” Советском Союзе? Оставит их и метнется во Францию? Или все-таки останется с ними? На руках кроме детей у Серебряковой еще больная мать.

Средств к существованию – ноль.

Серебрякова решила ехать. Биографы утверждают:”Впоследствии она раскаялась и хотела вернуться в Россию, пусть даже в СССР. Но это ей не удалось.” Но почему не удалось? Или все-таки не хотелось? Например, Марине Цветаевой это удалось. Зинаиде Серебряковой – нет.

Хотя к ней, во Францию, приезжал старший брат, Евгений Лансере, советский профессор. Он работал в Тбилиси и был командирован в Париж решением Наркомпроса Грузии.

Двоих детей удалось-таки отправить к ней во Францию, еще двое остались в России – Серебрякова увидится с одной из дочерей лишь через 36 лет, во время хрущевской оттепели.

Франция не принесла Серебряковой счастья. Денег было мало, жила почти нищей жизнью. Детям отсылала копейки. И очень раскаивалась в своем решении уехать из России. И творчество периода эмиграции было не таким ярким, брызжущим красками, темпераментом. Все лучшее осталось дома.

Источник: http://cvetamira.ru/serebryakova-zinaida-evgenevna-1884-1967

Ссылка на основную публикацию