Описание сергея иванова «немец»

«Исторический живописец» Иванов

– 28 июля исполнилось 210 лет со дня рождения известного русского художника Александра Иванова (1806—1858). Часто его называют «художником одной картины». Согласны ли Вы с этим определением?

Александр Михайлович Копировский:

– Это недоразумение, это очень поверхностный взгляд. Действительно, написание картины «Явление Христа народу» заняло у него более двадцати лет жизни. Но в зале Третьяковской галереи, посвященном Иванову, висит и картина «Приам, испрашивающий у Ахиллеса тело Гектора».

Хотя это его юношеская работа, она очень интересна, и главное – она существенно выходит за пределы академической живописи его времени, показывает неожиданные аспекты отношений между людьми. Он был тогда еще студентом Академии художеств, мы бы сказали, что это не более чем курсовая работа.

Однако она показывает, что Иванов  и в юности был отнюдь не рядовым художником.

В Русском музее находится его «Явление Христа Марии Магдалине». Он сам эту картину не очень любил. Более того, он о ней высказался так: «Это всего лишь начаток понятия о чем-то порядочном». Но за эту картину его признала Академия, все включая отца – профессора Академии – были в восторге от этой картины.

В ней, и правда, гораздо больше «академического», чем в первом полотне. Фигура Христа, например, подобна ожившей статуе. Но и здесь есть момент, который, безусловно, выходит за рамки академического канона. Это Магдалина –  образ потрясающей выразительности.

История написания этой фигуры замечательная: Иванов писал ее с натуры и стремился изобразить радость и слезы одновременно. Техническая подоплека эпизода была довольно прозаической: он просил натурщицу чистить лук, и в то же время рассказывал ей смешные истории.

Но результат превзошел ожидания: виден совершающийся переворот в ее душе,  многоплановость образа, переживаний, вполне осознанное лишь во второй половине ХХ века состояние «уже, но еще не».

Явление Христа Марии Магдалине

Потом была картина «Явление Христа народу»  или «Появление Мессии». Она рождалась долго и мучительно, до конца Иванов ее не довел и в итоге просто махнул на нее рукой.

Он писал о ней брату: «Картина – не последняя станция, за которую надобно драться». Почему? Потому что он приступил к созданию нового шедевра: сборника иллюстраций ко всему Священному писанию (!).

Предполагалось сделать пятьсот сюжетов в акварельных эскизах (позже они получили название «библейских эскизов»). Он написал их около двухсот, и собирался продолжать.

Я уже не говорю о том, что у него есть интересные портреты. Наиболее известный – портрет Виттории Марини.

Портрет Виттории Марини

Но портретами можно считать и несколько десятков персонажей главной картины, написанных с натуры. А пейзажи для нее?

Голова апостола АндреяХристосМужская головаАппиева дорогаВетка

Есть у него и еще одна известная картина, хотя тоже неоконченная: «Аполлон, Гиацинт и Кипарис, занимающиеся музыкой и пением».

  Это не просто иллюстрация древнегреческого мифа, а философско-художественный рассказ о том, как рождается музыка. Маленький пухлый мальчик Гиацинт слева играет на флейте – он издает простой, изначальный, можно сказать, грубый звук.

Дальше Кипарис, изображенный с открытым ртом: он воспроизводит мелодию своим голосом, т.е. входит в более высокие сферы. А источник музыки, как бы сама безмолвная музыка – это Аполлон.

Аполлон, Гиацинт и Кипарис, занимающиеся музыкой и пением

Таким образом, художник кистью показал то, о чем думали и говорили тогда многие философы – о поиске гармонии и ее полноте в «без-молвии». Такого результата не достичь, если картина заранее «сконструирована» в голове художника и потом написана. Нет, он входил в образ, и тот ему открывался в процессе работы.

Поэтому нужно совершенно забыть формулу «художник одной картины». Просто художник, да еще и с большой буквы!

– Но, тем не менее, говоря об Иванове, нельзя не упомянуть особо его самую большую и наиболее известную работу «Явление Христа народу». Некоторые исследователи указывают, что он  обозначал ее как «всемирный сюжет, способный духовно преобразить не только искусство, но и само общество». Как вы считаете, удалось ли ему это?

– Это было его желанием. Но надо понимать, что так было в самом начале работы над картиной, в 1830-е гг. Он считал тогда, что нашел сюжет единственный в своем роде, как он говорил: «первый сюжет в свете», и начал его обдумывать. Христос у него вначале был на переднем плане, затем Его фигура была перенесена Ивановым на задний план.

То одни персонажи были вокруг Христа, то другие. Для многих из них Иванов искал по два-три прототипа, иногда они были не только мужские, но и женские (!). Он так работал над картиной, как ни один другой художник. Основная масса работы оставалась за кадром. А некоторые этюды по силе даже превосходят то, что оказалось потом на картине.

Появление Мессии

Но и содержание сюжета, его смысловые акценты менялись. Потому он картину и не закончил. И дело не в том, что не закончены некоторые детали: лицо раба с веревкой на шее на переднем плане, или отражение в воде одежды юноши в левом нижнем углу картины (Иванов  «переодел» его, а отражение осталось прежним).

Кстати, авторское название картины не «Явление Христа народу», а «Появление Мессии».  Именно «появление», а не торжественное «явление», похожее на театральное действие: вот, Он появился; но здесь нужно скорее ставить вопросительный, а не восклицательный знак.

В академической живописи, наоборот, требовалась полная ясность: кто главный герой, что происходит, что хорошо и что плохо.

 «Зажечь море» художнику не удалось. И все же, его замысел был далеко не во всем утопическим …

– Как Вы считаете, на то, что он оставил картину незаконченной, повлиял его метод? Или, может быть, кризис, который он сам обозначал как «кризис религиозности»?

– Методика, которую он выбрал, действительно, была не из простых. Не случайно число его этюдов к картине исчислялось сотнями. Н.В. Гоголь ему пенял, что так он никогда не закончит картины.

Но Иванов ответил: «Напрасно, кажется, Вы думаете, что моя метода – силою сравнения и сличения этюдов подвигать вперед труд – доведет меня до отчаяния. Способ сей согласен и с выбором предмета, и с именем русского, и с любовию к искусству».

По матери Иванов был немец, так что не знаю, какая кровь тут сыграла большую роль. Но, как видите, сам он упорство и методичность относил к русскому характеру.

Кризис веры у него действительно был. Но многие совсем некритично воспринимают его слова, обращенные к Герцену: «Я утратил ту религиозную веру, которая мне облегчала работу, жизнь (…) Мир души расстроился, сыщите мне выход, укажите идеалы».

Надо вспомнить, что говорил об Иванове известный художественный критик В.В. Стасов: «Иванов всех слушал, но никого не слушался». Потому что он был художником, а не иллюстратором чьих-то идей. Он и сам продуцировал новые идеи.

Кстати, сохранились его чрезвычайно интересные тексты – «Мысли при чтении Библии», они опубликованы.

Еще одна важная деталь, о которой забывают: у него были большие проблемы со здоровьем. Одинокая жизнь, часто полуголодная, – ведь его итальянское пенсионерство от Академии художеств было рассчитано всего на три года, потом деньги пришлось искать самому.

Было то густо, то пусто, причем особенно густо не было никогда, а пусто (стакан кофе с черствой булкой или чашкой чечевицы на весь день) бывало довольно часто, поскольку он не писал картин на продажу.

К концу его пребывания в Италии были очевидны и признаки душевного нездоровья: болезненная подозрительность вплоть до мании преследования.

Возвращаясь к теме кризиса веры, хочу сказать, что он любому человеку, с которым беседовал, мог описать ситуацию драматичнее, чем она была на самом деле.

И когда Герцен в ответ предложил ему вместо христианских сюжетов изображать «явления этой мрачной действительности», то есть фактически направил художника-романтика к критическому реализму, Иванов (вспоминала Тучкова-Огарева, которая присутствовала при этом) «не был доволен таким решением вопроса». И продолжил работу над «библейскими эскизами».

Библейские эскизы. Благовещение

Другое дело, что веру в действие своей большой картины он, конечно, утратил. Вначале он был уверен, что она перевернет мир, и вдруг понял – нет, нужно заниматься другим, искать новую цель искусства.

И стал сравнивать в живописи Христа с героями античной истории и мифологии, используя для этого  суждения протестантской библейской критики.

Однако вопреки ее выводам (что Христос – либо тоже миф, либо простой человек, а все чудеса и исцеления взяты из древней мифологии и приписаны Ему).

Библейские эскизы. Сон Иосифа

Христос в «библейских эскизах» Иванова всегда в центре изображения. В сравнении со всеми прообразами (помните – опять «сравнения и сличения»!) образ Христа всегда оказывается самым значительным, вершиной духовных и культурных достижений человечества. Какой уж тут кризис веры …

Не говоря о том, что многие «библейские эскизы» по художественному качеству и содержанию превосходят все, что Иванов делал до этого. Несколько эскизов (прежде всего: «Благовещение», «Преображение», «Хождение по водам», «Тайная вечеря», «Бичевание», «Распятие»)  – настоящие шедевры. Они хранятся в Третьяковской галерее, и жаль, что их редко выставляют, только на юбилеи Иванова.

Но, слава Богу, есть целый ряд изданий, где «библейские эскизы» хорошо представлены.

Библейские эскизы. Хождение по водам

– Александр Михайлович, в одной из своих статей Вы пишете, что «библейские эскизы» Иванова – это «художественная система сравнительного религиоведения». Что Вы имеете в виду?

– То, о чем я только что рассказал: он решил изучить научную богословскую литературу, на то время – в основном, протестантскую, чтобы сравнить сюжеты Ветхого завета и античные мифологические сюжеты с сюжетами Евангелия. Потому что библейская критика того времени настаивала: в Евангелии нет практически ничего оригинального, все заимствовано из древней истории или мифологии.

Иванов сам себя считал человеком совершенно необразованным. То есть он понял, что двенадцати лет учебы в Академии художеств мало, художнику нужно иметь серьезное образование. Он хотел знать, «последние достижения «учености литературной», имея в виду именно богословие.

И он изучил некоторые из этих книг (прежде всего, «Жизнь Иисуса» Давида Штрауса) и старался воспроизвести их идеи.

Но то, что там предполагало развенчание образа Христа, у Иванова стало, наоборот – поводом к Его прославлению! Христос у Иванова даже по росту выше всех…

Библейские эскизы. Преображение

Могу рассказать в связи с этим замечательный случай. После богословской конференции в Санкт-Петербургской духовной академии мне пришлось ехать в Москву в одном купе с участником этой же конференции, лютеранским пастором, немцем. Он хорошо знал русский язык, русскую культуру. И мы с ним вместо того, чтобы спать, полночи проговорили.

В частности, он неожиданно стал говорить о кризисе в протестантизме.

И пожаловался на эту самую мифологическую теорию, что она, к сожалению, довольно убедительна, и многие протестанты, которых он знает, поэтому унывают: неужели, действительно Евангелие – просто сборник переделанных мифов? И тогда я рассказал ему про Иванова, всю эту историю с «библейскими эскизами», как он сравнивал источники, и что у него получилось в результате: по краям сюжеты, с которыми сравнивается Евангелие, а в центре – Христос как центр и вершина «лестницы» несовершенных прозрений о Нем. И тогда суровый немец хлопнул по столу рукой (в два часа ночи) и радостно сказал: «Этто отфет!!!». Вот так Иванов оказался актуальным для религиоведов и богословов XXI века…

Библейские эскизы. Тайная вечеря

– Вы в своих работах называете Иванова создателем новой иконописи. Что это значит?

– Иванов был категорическим противником, как он говорил, «иконостасов в стиле “жанр”», считал, что из храмов нужно убрать академическую живопись, которая заняла место древних икон. Он первым из русских художников всерьез начал интересоваться византийской и русской иконописью, после того как осмотрел многие древние храмы Италии со средневековыми мозаиками.

Читайте также:  Описание картины ореста кипренского «портрет д. н. хвостовой»

Брата Сергея он даже просил прислать из Москвы прориси древних икон. И, действительно, пытался создать новую иконопись. Он так и писал: «Я живописец, пытающийся создать новый иконный род». Основой для него предполагался Рафаэль, то есть живопись Высокого Возрождения.

Но она должна быть приближена к иконе, причем не за счет ее стилизации, а через акцентирование мистического, таинственного в сюжете.

Самое интересное, что при этом Иванов также хотел ввести в изображение библейские реалии.

Если в эпоху Возрождения в Европе евангельских персонажей художники одевали в одежды, современные этой эпохе, то Иванов считал, что нужно воспроизводить атрибуты, специфику одежд, танцев, богослужения Святой Земли, и даже ее природу времени Христа. И очень хотел предварительно изучить все это археологически.

Это, конечно, тоже была утопия, как и в случае с его большой картиной. Но утопия утопией, а эскизы получились гениальные. Кстати, на последнем семинаре по церковному искусству, когда студенты 1-го курса СФИ создают проекты «храма XXI века», одна группа мне написала, что в новом храме они хотели бы видеть на окнах витражи с «библейскими эскизами» Иванова. Я был потрясен…

Библейские эскизы. Бичевание

– Как вы считаете, почему современному человеку, верующему или неверующему, здесь это даже не так существенно, важно знать творчество Иванова?

– Я думаю, что современному человеку, верующему и неверующему, важно знать не творчество Иванова, но в принципе немножко больше шагнуть к культуре. Не для того, чтобы, как многие говорят, «быть культурным человеком», а чтобы прийти затем к духовным истокам культуры, которые в нормальном случае всегда приводят к Богу.

Библейские эскизы. «Се сын твой. Се матерь твоя»

Сейчас появляются совершенно внекультурные «артефакты» в оформлении наших городов, квартир и даже музеев. Я не против них (за некоторым исключением), и не собираюсь метать в них громы и молнии: пусть каждый человек выражает себя как хочет.

Но все-таки совершенно очевидно, что эти вещи не вдохновляют, они лишь оформляют среду.

Это не искусство в привычном понимании этого слова, это дизайн, который по определению не может претендовать на духовность, на откровение, способное, если уж не перевернуть жизнь человека полностью, как хотел Иванов, то, по крайней мере, сильно взволновать, духовно обеспокоить, «встряхнуть» его.

В подлинном искусстве ставились и решались серьезные духовные проблемы –  пусть противоречиво, неполно, искаженно. И все же от многих его произведений «веет вечностью, веет простором» – как  от полей и гор в известной песне. Для современного человека они могут стать неожиданным глотком чистого воздуха, глотком живой воды. Понятно, что это еще не сама горная вершина, не сам источник, но о том, что он есть, произведения искусства говорят достаточно ясно.

Источник: https://psmb.ru/a/istoricheskiy-zhivopisec-ivanov.html

Сергей Иванов – исторический живописец

На последних курсах Московского училища живописи, ваяния и зодчества Сергей Иванов обращается к острым социальным проблемам. В частности, его внимание привлекло характерное для русской деревни последней четверти XIX века явление: во второй половине 1880-х годов началось переселение в Сибирь.На изображении: «Переселенцы. Ходоки». 1886.

После реформы 1861 года возникла необходимость в решении земельного вопроса. Правительство видело выход в переселении безземельных крестьян в этот обширный малозаселённый край. Только за последние десятилетия XIX века несколько миллионов крестьян оставили свои ничтожные наделы, убогие избы и отправились на поиски «благодатных земель».

На изображении: “Переселенка в вагоне”, 1886. В одиночку, с женами и детьми, небольшими партиями, унося с собой свой утлый скарб, пешком и на подводах, а если повезет, то и по железной дороге, устремлялись они, вдохновленные утопическими мечтами о «Беловодье» или «Белой Арапии», навстречу тяжелым испытаниям и чаще всего жестоким разочарованиям.

Трагедия безземельных крестьян, уходивших со своих исконных мест, из центральных губерний на окраины страны — в Сибирь и сотнями гибнущих в пути, — вот основная мысль цикла картин Иванова. Он запечатлел сцены крестьянской жизни в нарочито тусклых, «скорбных» по колориту картинах о переселенцах.На изображении: «В дороге. Смерть переселенца». 1889.

С середины 1890-х годов начинается новый период в творчестве художника, связанный с созданием исторических произведений. В исторической живописи Иванова есть черты, роднящие его с искусством Сурикова и Рябушкина. Живописцу понятно состояние возбужденной массы в острые драматические моменты («Смута», 1897, Музей-квартира И. И.

Бродского); «По приговору веча», 1896, частное собрание), его влечет сила русских народных характеров и он, подобно Рябушкину, находит красоту в явлениях народного быта, утверждает понимание этой красоты русским человеком. Иванов чутко улавливает живописные искания времени; его произведения этих лет приобретают особую колористическую звучность.

На изображении: “Смутноей время” (Тушинский лагерь)Иванов выступил новатором исторического жанра, компонуя эпизоды русского Средневековья — в духе стиля модерн — почти как кинокадры, захватывающие зрителя своим динамичным ритмом, «эффектом присутствия» (Приезд иностранцев в Москву XVII столетия, 1901); «Царь. XVI век» (1902), Поход москвитян.

XVI век, 1903). В них художник по-новому взглянул на историческое прошлое родины, изображая не героические моменты событий, а сцены быта из древнерусской жизни. Некоторые образы написаны с оттенком иронии, гротеска. В 1908-13 годах выполнил 18 работ для проекта «Картины по русской истории».На изображении: «Юрьев день».

1908На изображении: «Поход Войска Московской Руси», XVI век, картина 1903.

На изображении: «Смотр служилых людей», не позднее 1907

Своеобразные черты нервного «протоэкспрессионизма» с особой силой проступили у него в образах первой русской революции, в том числе в знаменитой картине «Расстрел» (1905, Историко-революционный музей «Красная Пресня», филиал ГЦМСИР), поразившей современников пронзительно отчаянным звучанием протеста.

Во время вооруженного восстания 1905 года в Москве он был его свидетелем и участником — оказывал помощь раненым в уличных боях студентам прямо в здании Московского университета на Моховой улице. Сохранились его рисунки жандармов и казаков, которые во время восстания квартировали в Манеже, возле Кремля.

Позже художник работает над картиной «Едут! Карательный отряд» (1905—1909, ГТГ).На изображении: Едут! Карательный отряд.На изображении: Семья, 1907 г.На изображении: Приезд воеводыНа изображении: Немец, 1910На изображении: Бунт в деревне, 1889 г.На изображении: У острога. 1884 годНа изображение: Приезд иностранцев. XVII век. 1901 год

На изображении: Холопы боярские. 1909 год

Источник: https://byzantine-way.livejournal.com/528933.html

Иванов, Стрелков, РОВС и т.д

Как-то так получается, что вокруг Стрелкова вьются сплошь довольно тёмные личности. Вот, например, Игорь Иванов, как оказалось, состоит в РОВС.

Игорь Борисович Иванов — начальник политуправления штаба ополчения ДНР в Донецке. А РОВС — это Русский Обще-Воинский Союз. Причем Игорь Борисович в нём не просто состоит, а является его председателем с 19 февраля 2004.

РОВС был создан Врангелем для сохранения кадрового потенциала белогвардейщины с целью продолжения борьбы с коммунизмом, когда стало понятно, что дальше его армия существовать на иностранные деньги не сможет.

С этого момента начинается полная ненависти к СССР история РОВС.

Чем отличилась эта организация? Во-первых, поддержкой фашиста Франко в Испании.

Вот как об этом пишет сам Иванов в кратком историческом очерке по истории РОВС:

«Но ни парагвайская, ни китайская войны не коснулись основной массы Белых бойцов в организациях РОВСа. Совершенно иное настроение создалось, когда генерал Франсиско Франко начал борьбу за освобождение Испании от коммунизма, а советские руководители стали создавать там интернациональные бригады.

Испания 1936 года удивительно напоминала Россию 1918-го и не только сутью происходивших событий, но даже и внешне. Те же красные флаги, те же оскверненные храмы, те же военные комиссары, тот же интернациональный сброд, съехавшийся со всех континентов, даже те же портреты на стенах домов: Ленина, Троцкого, Сталина…

Вскоре генерал Миллер издал циркуляр о порядке приема добровольцев в Испанский иностранный легион. Но попасть в армию Франко было непросто. Легальный переход испано-французской границы был невозможен, и русские Белые добровольцы небольшими группами переходили ее тайком.

1 апреля 1939 года национальная Испания победила, и генерал Франко воздал должное русскому отряду в своем приказе… Большинство русских добровольцев получили отличия за храбрость, а генерал Фок и капитан Я.Т. Полухин были посмертно удостоены высших испанских наград»

.Это изрядный пример того, как последовательный антикоммунизм приводит к восхвалению фашизма. Особенно забавно смотрятся рассуждения об «интернациональном сброде» на фоне описания того, как белоэмигранты из РОВС рвались вписаться за Франко. Ещё забавнее то, что сегодня многие сравнивают борьбу Новороссии против Украины с борьбой коммунистов против фашистов в Испании.

Интересно, что сами испанцы вряд ли сильно рады такой помощи от РОВС в их «освобождении».

В 2006-2007 в Испании наконец-то произошло законодательное осуждение диктатуры Франко, включающее выплаты компенсаций жертвам гражданской войны и диктатуры Франко, запрет на символику и надписи, прославляющие франкистский режим, снос монументов франкизму, удаление мемориальных досок и переименование улиц и площадей, названных в честь франкистов и их побед в годы гражданской войны.

Следующей темной страницей в истории РОВС стало сотрудничество с Гитлером. Справедливости ради надо признать, что сотрудничали не все. Кто-то воевал на стороне союзников. Но Игорь Иванов о них не пишет, он пишет о других:

«Отдельно, однако, нужно сказать о сформированном в Югославии Русском Корпусе — воинском соединении на 80 процентов состоявшем из чинов РОВСа…»

Конечно, всё делалось из сугубо благородных побуждений:

«Возглавил эту инициативу генерал-майор М.Ф. Скородумов.

Хорошо зная, что все иностранцы — враги национальной России, генерал Скородумов считал, что совершенно безразлично, от какого государства получить оружие и какую страну использовать для восстановления России.

Была и еще одна причина, толкавшая русских эмигрантов в Сербии взяться за оружие. В августе 1941 года в Югославии развернулась партизанская война под руководством лидера югославских коммунистов И. Тито».

Вот так в антикоммунистическом угаре РОВС навеки покрыл себя позором сотрудничества с немецкими фашистами. Иванов пытается обелить РОВС, рассказывая, что одним из условий, которые Скородумов выдвинул Германии заключалось в том, что «чины корпуса не приносят присяги Германии и фюреру, а лишь командир корпуса присягает на верность военному союзу».

Однако Игорь Борисович умалчивает о том, что в итоге 29 января 1943 года личный состав ОРК был приведён к присяге:

«Клянусь свято перед Богом, что я в борьбе против большевиков — врагов моего Отечества, буду оказывать Верховному вождю Германии, Адольфу Гитлеру, безусловное послушание и буду готов, как храбрый воин, во всякое время пожертвовать мою жизнь за эту присягу».

Генерал вермахта Штейфон обходит строй солдат Русского Корпуса, интегрированного в вермахт, 1943 год

Ну а после этого, уже было не страшно замараться и в сотрудничестве с «Русской освободительной армией» (РОА) Власова. Солдаты ОРК носили форму Вермахта с нарукавным знаком «РОА» (Русская Освободительная Армия).

В сентябре 1944 года корпус влился в Российскую Освободительную Армию генерала Власова.

Историк Сергей Чуев приводит отрывок из воспоминаний штаб-ротмистра Корпуса Сергея Вакара, который позволяет судить, каковы были роль и место Русского Корпуса во взаимоотношениях с немцами:

«Как-то раз в конный взвод зашел приехавший в Бор немецкий унтер-офицер из хозяйственной части штаба корпуса. Вернер. Для его встречи полковник Попов выстроил взвод и скомандовал: «Взвод смирно, равнение направо!».

Когда же я спросил его, зачем он, будучи лейтенантом вермахта, так встречает унтер-офицера, он мне ответил: «Ну как же иначе, ведь он все-таки немец!»

Всё это не мешает Стрелкову расписываться к Корпусу в уважении (хоть и с оговорками, и ругая при этом власовцев):

«…Я неоднократно расписывался в уважении к Русскому Корпусу в Югославии. И, также неоднократно, негативно отзывался о “власовцах” и прочих предателях, объективно воевавших на стороне врагов своей страны (пусть и оккупированной коммунистами).

Воевать против одного врага на стороне другого (ничуть не лучшего) – в этом чести нет. Но для многиъх это было заюлуждением или вызвано безвыходной ситуацией (что, с точки зрения военного права,их, кстати, ничуть не оправдывает).

А вот лидеров –  Власова, Буняченко (в отличие, скажем, от полковника Рогожина или настоящего Героя и Рыцаря Чести – Хельмута фон Паннвица) и прочую мразоту я вообще не воспринимаю иначе, чем откровенных предателей и подонков – ведь они не перешли к немцам “по идейным соображениям”, а сдались в плен и уже в плену предали ту страну, которой верно служили и присягали (и которой служили бы и дальше, не попади в ситуцию, где их, бедных, могли убить также, как десятки тысяч их несчастных подчиненных)».

Для Стрелкова неважно, что уважаемые им солдаты РК присягнули Гитлеру. Важно только, что “по идейным соображениям”. Ну и, конечно, доставляет пассаж про Паннвица, не подлежащего реабилитации военного преступника. Он, кстати, там же на Балканах свирепствовал со своими казаками.

Читайте также:  Описание картины рафаэля санти «дама с единорогом»

Кстати, и Бородай, по словам общавшегося с ним лично военного историка Бориса Юлина, является «махровейшим» антисоветчиком и, хоть и «не слишком» любит власовцев, но «коллаборационистов в целом пытается оправдать».

Но вернёмся к Иванову. Он уже попадал в поле зрения газеты «Суть времени» до украинских событий, как представитель фанатичных антикоммунистов:

«Действовал РОВС тогда в Ленинграде, разумеется, не в одиночку, а совместно с Народно-трудовым союзом. О чем недавно Иванов рассказал в ЖЖ, вспоминая редактора НТСовского журнала «Посев» А.Штамма: «Мы были связаны совместной антикоммунистической работой в «Ленинграде» с конца бурных 1980-х».

НТС — это ещё одна белоэмигрантская организация, которая, как известно, во время войны плотно сотрудничала с немцами (и, конечно, поддерживала Власова), а после — с западными спецслужбами в деле развала СССР.

https://www.youtube.com/watch?v=ay0iouUX_KU

Неудивительно при таких связях, что Игорь Иванов не признаёт РПЦ и ориентируется на РПЦЗ:«7 ноября — день большевицкого переворота в Петрограде. Для идейных коммунистов — главный партийный праздник.

Для их вечно перестраивающихся однопартийцев, нынешних властителей РФ, — «обычный рабочий день». Для Националной России — День Непримиримости.…

Главным проводником Непримиримости стали Русская Православная Церковь Заграницей (РПЦЗ) и Русский Обще-Воинский Союз (РОВС).

В подъярёмной России наиболее ярким выразителем Непримиримости сделалась Катакомбная Церковь


Белые непримиримы с тем, что под вывеской «объединения Церкви» спецслужбы РФ и Московская Патриархия на деле осуществляют политическую операцию по захвату и ликвидации той Исторической Русской Православной Церкви, которая после 1917 года хранила в изгнании чистоту православной вера»

.

Пожалуй, раз уж заговорили об НТС, в качестве последнего штриха добавлю ссылку на давнюю переписку видного НТСовца Волкова и видного гитлерофила Егорки Просвирнина, опубликованную на сайте некоего «православного монархического журнала» «Меч и трость».

Как следует из этой переписки, нынешний РОВС к оригинальному не имеет прямого отношения и является совершенно маргинальной структурой, не признаваемой даже в среде самих монархистов. Так это или нет, судить не берусь.

Достаточно того, что Иванов себя к этой структуре причисляет.

Я всегда считал, что неважно, кто защищает Новороссию, “красные” или “белые”, если они воюют с фашизмом.

Но как эти люди будут воевать с фашистами, если их главный враг — “коммунизм”, который по их представлению всё ещё правит Россией из Кремля, и притом этот же “коммунизм” — главный враг украинских бандеровцев? Вот, что пишет Иванов, например, в статье про неудавшуюся «десталинизацию-2011», опубликованной в НТСовском журнале «Посев»:

«Напротив, «новая» власть приложила немало сил для спасения… самой коммунистической номенклатуры и КГБ, для сохранения за этими двумя группировками политической и финансовой власти.

Ради этой цели правящая элита пошла на новые преступления, вплоть до раздела Советского Союза республиканскими партийными кланами.

С помощью КГБ коммунистическая и комсомольская номенклатура создала в РФ самую отвратительную, самую извращённую форму капитализма — чекистско-олигархический, красный «капитализм».

Эта же мысль сквозит у Иванова в других текстах: Россия всё ещё под пятой проклятой КГБ.

Так что там движет Ивановым в Новороссии, с кем он воюет? И почему к Стрелкову липнут подобные граждане?

Источник: https://kamrad2213.livejournal.com/192108.html

Отставка Сергея Иванова – смена вех или месть за Маннергейма?

Ничего себе новость. Фактически переворот: Путин уволил главу администрации Сергея Иванова! Иванов всегда был одним из столпов нынешней правящей группы и ближайшим сподвижником Путина.

Конкурентом Медведева, лидером группы силовиков, претендентом в премьеры и даже в преемники Путина. СМИ пишут, что отставка добровольная.

Но кто у нас уходит иначе как по собственной просьбе? И что будет с силовиками? Это конец? Путин решил одну из башен Кремля порушить? Или это новое начало с новыми людьми?…

Читать полностью…

Жуткой силы удар нанесли латышские чекисты одновременно по всем разведслужбам России. В результате широкомасштабной операции, от смелости и размаха которой нервно курит в сторонке агент 007, а также 008 и прочие, арестован некий пенсионер, якобы шпионивший лично на Путина……

Вы, конечно же, все слышали слова Путина, вынесенные в эпиграф. По крайней мере, на Западе уже на следующий день все уважающие себя газеты, все до единой, вышли с подобными заголовками, набранными аршинными буквами на первых полосах. Что тут можно сказать, наблюдая за очередной истерикой,…

По экспертным оценкам, США всё же выйдут из договора по РСМД – боссы американского ВПК этого требуют. А Трамп нацелен на выполнение своих предвыборных обещаний, в числе которых восстановление разрушенного индустриального «Ржавого пояса», одного из оплотов американской оборонки. Некоторое…

Состояние здоровье мэра Харькова Геннадия Кернеса стремительно ухудшается. После того рокового ранения во время пробежки, которое усадило его в инвалидную коляску, прошло более четырех лет. Все это время мэр Харькова твердо держал город в своих руках и не позволял своим оппонентам и «партнерам»…

Впечатление от поездки в Киев 4 года после Майдана. Повсюду в городе надписи на украинском и английском языках. Дети все до одного говорят на «мове». Молодёжь тоже….

О новой тактике российских оппозиционеров…

Получается, у России все-таки есть верные и искренние друзья на все времена. Правда, наш друг хочет в ЕС. Но не в НАТО же! Или это только сейчас, сегодня?…

Очевидно, что все давно в курсе, кто на каких баррикадах стоит, кто кого спонсирует, кто кого забанил в “Фейсбуке” и кто на кого подписан. Либералы громко ругают власть и ослепший народ, поднимают бокалы с дорогими напитками в сторону Запада и пьют за родину. Не чокаясь. Патриоты говорят про…

Трамп заявил об одностороннем выходе США из ДРСМД (договора о ликвидации ракет средней и малой дальности), подписанного ими ещё с СССР в 1987 году. Заявил по-американски нагло, провокационно и безапелляционно. Отлично! «Дядя Сэм» предстаёт в своём природном виде и все, даже самые слаборазвитые и…

То что Россия начинает пользоваться «санкциями», как политэкономическим инструментом — очень правильно. Потому как дело не столько в экономике, товарообороте и доходах/потерях бюджета, сколько о восстановлении суверенитета как главной политической ценности — праве принимать собственные решения и…

Что касается создания поста «спецпосланника по Крыму и Донбассу, чьи обязанности будут также охватывать Азовское море», то это тоже непродуманный шаг, ибо в Крым его если и пустят, то лишь как туриста, ибо российская сторона не примет какого-то назначенного кем-то «смотрящего». Это выглядит…

Неужели Украину ждет новый рецидив? Юлия посылает Владимиру привет, а потом все по кругу: обещание контракта, провал на выборах, тюрьма, ночь, улица, фонарь, аптека, бессмысленный и тусклый свет……

Резкое падение влияния старых националистических партий, ярко выразившееся в беспросветно-двухпроцентном рейтинге самого фюрера «Свободы» Тягнибока и его вынужденном отказе участвовать в президентских выборах, отнюдь не означает полного краха националистического движения в целом. Оно остается…

Чёрное море признано «европейским». Госпожа Могерини не желает видеть там «очередного военного усиления». Видимо, не за горами признание Чёрного моря внутренним российским…

«Политика должна быть не более и не менее как прикладной историей. Теперь она не более как отрицание истории и не менее как ее искажение»….

Никакого нейтралитета Сербии нет! В 2015-2016 годах сербским правительством были подписаны три соглашения: ИПАП, СОФА и НСПО. Сербия взяла на себя обязанности стран-членов НАТО…

Принятие Европарламентом резолюции, призывающую ЕС предусмотреть возможность усиления санкций против России в случае обострения ситуации в Азовском море, – это фактически требование к России отказаться от своих законных интересов….

Советник президента США по вопросам национальной безопасности Джон Болтон, прибыл в Москву явно не с самыми дружественными намерениями (или, как он сам сказал, «без оливковой ветви»). Тем не менее, он умудрился изрядно удивить представителей СМИ на пресс-конференции, состоявшейся по итогам визита….

Пока в первом чтении, но теперь это уже вопрос времени. Не исключено, что уже с 1 января жители Украины начнут получать российское гражданство по сверхоблегченной процедуре. И в первую очередь, жители ЛНР и ДНР. Как это будет выглядеть….

Источник: https://politobzor.net/102658-otstavka-sergeya-ivanova-smena-veh-ili-mest-za-mannergeyma.html

Несчастное «Ненастье» Алексея Иванова

Назовите самого известного современного пермского писателя. Наверняка многим в первую очередь вспомнится имя Алексея Иванова. Несмотря на разрыв всех публичных отношений с Пермью из-за конфликта с региональной властью и плотную работу с администрацией Свердловской области, Алексей Иванов для многих читателей остаётся пермским писателем.

Несколько лет Алексей Викторович не баловал аудиторию художественной прозой, отдавая предпочтение большим историческим книгам: «Увидеть русский бунт», «Горнозаводская цивилизация», «Ёбург». И вот в начале апреля в свет вышел его новый роман «Ненастье».

События книги относятся к «нулевым» годам. В разгар финансового кризиса в «миллионном, но захолустном городе» простой водитель, угрожая оружием своим коллегам, грабит инкассаторский спецфургон и скрывается.

Он долго готовил ограбление и в итоге взял денег больше, чем планировал. Ничего не напоминает? Прогремевшее на всю страну ограбление пермским инкассатором Александром Шурманом фургона Сбербанка.

Эта ассоциация — единственное, что хоть как-то связывает этот роман с Пермью.

Обычно, когда автор никого не хочет задеть, книгу или фильм снабжают пояснением: «Все события и персонажи вымышлены, все совпадения случайны». Но «Ненастье» — не тот случай, и события, что описаны в романе, имеют под собой реальную почву, но об этом позже.

Можно сказать, что в «Ненастье» Иванов удачно обобщает и совмещает приёмы, освоенные им в предыдущих романах: психологических произведениях «Географ глобус пропил» и «Блуда и МУДО», а также таких исторических, исполненных мифологией вещах, как «Сердце Пармы» и «Золото Бунта». От первых здесь подробное описание внутренних переживаний персонажей. Даже у героев, появляющихся ненадолго, есть своя биография, мотивы, проблемы, переживания и несчастья. Благодаря чему всё население книги выглядит очень живым.

Центральный герой «Ненастья» — ветеран-афганец, простой водитель Герман Неволин по кличке Немец. Маленький человек, который ради любимой женщины, чтобы развеять ненастье в своей и её душе, решился на ограбление. Немец — герой именно центральный, а не главный.

Поскольку через его историю происходит описание множества разных людей, с которыми был знаком Неволин, а также событий, растянутых во времени, в которых Немец так или иначе принимал участие в качестве рядового персонажа или свидетеля.

После очень бодро и динамично написанной сцены ограбления повествование начинает перескакивать из 2008 года в «лихие 90-е», давая обширную панораму тех лет — от развала СССР до «нулевых».

Одна из глав и вообще перенесёт читателя в восьмидесятые, остановившись на небольшом эпизоде войны в Афганистане. Такое, почти эпическое, описание очень характерно для исторической прозы Алексея Иванова.

В «Ненастье» Иванов создаёт на основе реальной истории свою собственную мифологию. В этом романе он показывает период 90-х по-своему, подробно разбирает многие мифы эпохи: бандитские группировки, беспредел, рэкет, приватизацию и прочее. Когда-то писатель так же подробно исследовал мифы Перми Великой.

На этот раз действие происходит не на настоящей территории, а в вымышленном городе Батуеве, где отставной ушлый «прапорщик с мозгами генерала» организовал большой Союз ветеранов Афганистана под названием «Коминтерн», объединивший всех, в чьих душах оставила след эта страшная война.

Сплочённый «афганской идеей» «Коминтерн» стал в 90-е сильной «то ли общественной организацией, то ли бизнес-альянсом, то ли криминальной группировкой». «Афганская идея», деятельность Союза ветеранов Афганистана и дрязги внутри него проходят красной нитью через весь роман.

Иванов с упоением и мощью описывает масштабные и дерзкие акции бывших «афганцев», вроде разгона стихийного рынка на пустыре с целью организации подконтрольного «Коминтерну» рынка.

Чрезвычайно эмоциональна глава, рассказывающая о заселении членами Союза и их семьями двух жилых домов вопреки запретам администрации города. А чего стоит сцена разгрома штаб-квартиры «Коминтерна»!..

Эти события могут показаться знакомыми тем, кто читал прошлую книгу Алексея Иванова «Ёбург» (при чтении этой истории у жителей Екатеринбурга также должен быть сильный эффект узнавания).

Всё это есть в главах «Быт как бой» и «Расстрел „афганской идеи“». Только в «Ёбурге» Иванов рассказывал реальные события, происходившие в Екатеринбурге в девяностые.

Видимо, та история так захватила его, что подтолкнула к написанию романа.

Иванов пишет удивительным по своей образности и цветастости языком, который образует местами поражающие, почти поэтические конструкции. Вот, например: «Откуда вообще берутся эти невесомые русские девочки-ландыши, как им здесь жить среди бульдозеров и экскаваторов?» или «В новом мире обмана и несправедливости дети были протезами успеха, костылями».

Ещё один отработанный Алексеем Ивановым приём, который раскрывается в «Ненастье», — это звонкие говорящие фамилии персонажей.

Читайте также:  Описание картины эдуарда мане «музыка в тюильри»

У центрального героя — человека, который даже «на гражданке» остался солдатом, преданным завету своего командира, что «дембеля не бывает», — фамилия Неволин. Ведь он всё время выполняет приказы, пока не решается на свой личный бунт.

В книге полно других подобных примеров, но самую яркую и громкую фамилию Иванов дал, конечно, прапорщику, командиру «Коминтерна». Этого героя, который высоко поднялся и громко упал в лихие годы, зовут Сергей Лихолетов.

Он описан этаким современным Ермаком, благородным разбойником, атаманом «афганцев», полным задора, наглости и силы. Лихолетову уделяется в книге много внимания, его дела выписаны ярко, читать о нём гораздо интереснее, чем о мытарствах Неволина.

«Ненастье» — это не только роман о лихих девяностых. Как и полагается большому и сильному произведению искусства, эта книга — о людях. Лихих и тихих. О преступниках и законопослушных. Бессовестных рвачах и благородных разбойниках. Но в душе каждого из них живёт ненастье: «хмарь на душе, которая горит» и ведёт к бесконечному несчастью.

Все герои нового романа Алексея Иванова носят ненастье в себе. Для одних персонажей ненастье — это война, намертво засевшая в душах: поэтому они продолжают воевать и «на гражданке». Для других — бесконечные попытки выжить в эпоху перемен, ради чего они идут на подлости и предательства. А для кого-то — растоптанные мечты и отсутствие выхода из постоянного ненастья на душе.

Великолепной метафорой этого замкнутого круга является деревенька Ненастье, куда без конца возвращаются герои романа и откуда никак не может вырваться Герман Неволин.

От этого так и веет сырым ветерком безысходности, который, к счастью, Иванов не раздувает до шторма.

Среди нагнетаемых автором мрачных туч иногда показывается солнце — любовь Германа и Вечной Невесты — беззащитной, светлой девушки Тани с растоптанной судьбой.

Хотя эта экзистенциальная, тонкая и символическая линия в книге сильна, как и в других романах Алексея Иванова, в упрёк «Ненастью» можно поставить то, что к философии и морали надо продираться сквозь череду разнообразных и очень ярко описанных событий.

Дело в том, что автор местами так сильно увлечён рассказом о дерзких операциях «афганцев» и бандитских разборках, что филигранно выстраиваемые образы и символы начинают терять свою силу, а повествование местами скатывается в простую летопись «лихих 90-х» в отдельно взятом вымышленном городе.

Иногда возникает ощущение, что «Ненастье» — это «Ёбург». Видимо, сказалось то, что Иванов последние пару лет писал только исторические книги. К тому же Лихолетов как герой интереснее, чем Неволин. А красочно изображённые в тексте романа «разборки» выглядят естественнее и интереснее, чем постоянные переживания некоторых героев.

В книге есть моменты откровенно слабые: Иванову категорически не удаётся наладить детективную интригу, связанную с ограблением. Финал книги излишне киношный.

Тем не менее незначительные минусы романа можно легко и не заметить. Ведь «Ненастье» — яркая, сильная и трогательная история, в которой органично уживаются энергичная маскулинность и тонкие чувства, ударный экшен и философия.

Да, местами одно берёт верх над другим, но это ещё и держит внимание и не даёт заскучать читателю. Алексей Иванов в отличной форме.

Он создал очень необычный роман и в своём неповторимом стиле рассказал, какое несчастье может нести ненастье в душе.

Новое произведение Иванова было включено журналом Forbs в список пятнадцати самых ожидаемых книг этого года, однако вызвало противоречивые мнения критиков

В «Ненастье» есть одна почти гениальная линия — история вечной невесты Таньки: здесь Иванов открыл и блестяще разработал удивительный, истинно русский типаж.

Но Таньки в романе так мало, а скучных бандитских войн и штампованных следователей, бандитов и силовиков так много, что редкий читатель раскопает это сокровище. Беда большому писателю, решившему попасть в формат.

Честная неудача лучше просчитанной удачи — в данном случае, кажется, прежде всего, коммерческой.

Это отнюдь не «типичный» роман про «Афган». И в этой комбинации времени-места прорисовывается большой роман, как и любит автор. Ему импонирует большая тема, новый подход и динамичный сюжет.

В одном только «Ненастье» Алексей Иванов умудряется совместить всё, что нужно массовому читателю — реальную войну, крупные деньги, эротику и детективные расследования.

На выходе получился пост-военный интеллектуальный трэш, который, однако, может прийтись по вкусу самой широкой аудитории.

Это и ответ на шутливое замечание в начале рецензии: Алексей Иванов не нравится, потому что его популярность, мастерство и жанровая всеядность вызывают недоверие.

Он — фигура ещё нам не привычная, писатель-ремесленник, а не трибун, производитель качественной и достойной литературы для всех, а не автор сомнительной «серьёзной прозы» непонятно для кого.

В отечественной беллетристике стоял почти полный штиль, и вот пришёл Алексей Иванов со своим «Ненастьем». Держитесь покрепче, будет штормить.

Отрывок из книги Алексея Иванова «Ненастье»

Всё равно потом хлынул дождь. Он поливал в темноте город Батуев, его типовые панельные пятиэтажки и гастрономы, его площади, парки, промзоны и долгострои. Капли грохотали по жестяным карнизам окон и вспыхивали на свету из комнаты, похожие то ли на монеты, то ли на гильзы. Трамвайные рельсы заблестели в ночи, будто открытые для перезарядки затворы.

На тротуарах возле ресторанных витрин стояли бандитские иномарки, и ливень разноцветными огнями бегал по их изысканным обводам, точно чёрный музыкант играл на чёрных роялях. Промокли и продрогли проститутки, что прогуливались по бульвару; от потёкшей туши они были похожи на несчастных енотов; они соглашались ехать хоть с кем и за полцены.

Из амбразур ночных ларьков, вооружившись газовыми баллончиками, осторожно выглядывали продавщицы — это кто так уверенно молотит по прилавкам? Вода просеивалась сквозь ржавую крышу остановки на двух студентов, ожидающих троллейбус, который приедет уже только завтра.

Ливень, обнажённый светом одинокого фонаря, закручивался вокруг фонарного столба, словно призрачная стриптизёрша.

Источник: http://zvzda.ru/articles/730f0d5ac765

Читать

Записки партизана

Боевым друзьям — партизанам посвящаю эту книгу.

Автор.

Под ногами все реже и реже чавкала перемешанная со снегом болотная грязь. На едва приметной тропинке все чаще и чаще появлялись сухие места. Понемногу начал исчезать и колючий кустарник. Вместо него сплошной стеной, вперемежку с березами и осинами, выстраивались сосны.

Когда отряд в триста человек и пятьдесят подвод, груженных боеприпасами и продовольствием, вышел из района сплошных болот, я посмотрел на часы.

— Сколько? — спросил меня Горячев.

— Пять.

— Скоро дойдем.

И действительно, лес постепенно начал редеть, между деревьями стали появляться просветы. А через несколько минут показалась и долгожданная опушка.

— Конец марша. Привал. Командирам рот выставить часовых, выслать дозорных и заслоны, — коротко распорядился командир отряда Григорий Иванович Ефимов. Бывший инженер лесной промышленности, он начал войну рядовым партизаном.

За короткое время быстро усвоил науку партизанской войны, военную терминологию, проявлял в боях находчивость и смелость. За эти качества его и назначили командиром отряда. Это был правильный выбор.

Григорий Иванович любил порядок, организованность, приучал к ним и остальных.

Мы вышли на опушку. Перед нами в небольшой низине раскинулась деревня Пахомово — район новой нашей дислокации.

Наш партизанский отряд возник в тяжелые июльские дни тысяча девятьсот сорок первого года.

Тогдашний секретарь Молвотицкого райкома партии Федотков считал, что война продлится недолго — месяцев восемь-десять — и поэтому думал, что партизанский отряд не сумеет как следует развернуть боевых действий.

В тоже время Федотков стремился сформировать отряд из узкого круга людей, хотя желающих вступить в него было очень много.

Создание отряда началось второго июля. В этот день все члены бюро собрались в райкоме партии. Перед Федотковым на столе уже лежал список лиц, намечаемых в партизаны. В нем числились фамилии сорока-пятидесяти человек.

— Больно уж мал список-то. Даже нет ни одного комсомольца, — не удержался секретарь райкома комсомола Филиппов.

— Здесь нужна конспирация. Людей будем принимать проверенных, кристальных до косточки. А тебе еще рано меня учить, — сердито заявил Федотков.

Первым в кабинет вошел Петр Горячев — председатель промысловой артели. Мы все его хорошо знали. Он вырос на наших глазах. Живой, честный, энергичный, очень подвижный, Горячев считался одним из лучших хозяйственников в районе.

— Как здоровье? — начал Федотков.

— Не жалуюсь.

И тут же задал контрвопрос:

— Что, нужны люди в армию? Готов хоть сию минуту.

— Нет, не в армию, а в партизаны, — ответил Федотков.

— Записывай. Морозов не боюсь. Стрелять умею. Все тропинки и леса в районе знаю, людей тоже. Так что не подведу и фашистам пощады не дам.

— Приготовь мешок с парой белья и сухарями и держи все наготове. Но для чего — не говори. Не болтай, что в партизаны зачислен. Это — тайна. Ясно? — назидательно сказал Федотков.

— Понимаю, не маленький.

Вслед за Горячевым вызвали Александра Никитича Мудрова, председателя Руницкого сельсовета. Всегда тихий, спокойный и уравновешенный, он не производил на первый взгляд впечатления делового и энергичного руководителя.

Но это было не так. Мудров умело руководил людьми, был вожаком колхозников. Под стать ему были и его братья — Яков, Алексей и Василий, которые тоже отличались честностью, тихим нравом и исключительной работоспособностью.

У самой двери Мудров нечаянно зацепил ногой венский стул, и он покатился по полу.

— Ты чего, не можешь осторожнее? Это тебе не дома! — грозно прикрикнул на Мудрова Федотков.

От неожиданного окрика Александр Никитич побледнел, потом его лицо все вспыхнуло.

— Но я же нечаянно, — тихо, и слегка заикаясь от волнения, ответил Мудров.

— Как живешь?

— Ничего. Просился на собрании актива на фронт, да не отпустили. А вот Макова, Чайченко, Клементьева отпустили. Чем я хуже других? Враг-то силен, здорово силен.

— Ты чего панику наводишь? — набросился на него Федотков.

— Ничего не навожу. Говорю, что с фашистами справиться будет нелегко. Нужно это понимать. А меня держать в тылу нет надобности. Мне лучше быть на фронте, — взволнованно произнес Мудров.

— Все ясно. Можешь идти.

— Так зачем же вызывали?

— Вопрос о тебе отпал. Ты свободен, — отрезал Федотков.

Едва закрылась дверь за Мудровым, как зашумел Филиппов:

— Мудрову напрасно отказали! Он деловой человек.

— Отказал правильно, — настаивал Федотков. — Не годится он, подведет. Ты видел, как он вошел? У него руки и ноги затряслись. Слова сказать не может. А если в гестапо попадет? Все расскажет, без пытки.

За Мудрова пытались заступиться остальные члены бюро. Но Федотков стоял на своем:

— Война продлится недолго. Поэтому нет надобности создавать большой отряд. Этого требует конспирация, да и указания имею на этот счет.

— Кто же обучать партизан будет? Ведь у нас нет ни одного, кто бы служил в армии или знал военное дело? — спросил Федоткова второй секретарь райкома Алексеев.

— Не волнуйся. Есть такой человек.

— Кто?

— Горяев. Он тоже вызван на бюро.

Горяев был начальником пожарной охраны. Этот здоровый мужчина лет тридцати любил свое дело до самозабвения и считал себя военным человеком. Из одежды признавал только шинель, защитного цвета гимнастерку и галифе, которые носил с особым шиком. Для него ничего не существовало, кроме борьбы с пожарной опасностью.

Любил Горяев составлять акты на десяти-пятнадцати страницах и требовал за малейшее нарушение привлекать виновников к суровой ответственности. Была у него и другая странность. То ли от любви к таинственности, то ли из стремления поставить себя выше других, он окружал свою деятельность чрезмерной секретностью.

— Как здоровье? — задал Федотков свой обычный вопрос.

— А что?

— Раз спрашиваю, значит, нужно. Горяев сразу же побледнел и стал говорить нескладно.

— Плохое у меня здоровье. С детства сижу на диете, страдаю бессонницей и страшными головными болями.

— Твое здоровье проверим. Тебя решили оставить в тылу у фашистов, на подпольной работе.

— Не могу бросить свою службу. Согласно секретной инструкции я должен эвакуироваться в глубокий тыл, — вскочив со стула, резко заговорил начальник пожарной охраны.

— Тащи сюда свою инструкцию.

— И принесу.

Но Горяев не пришел. Погрузив ночью на автомашину мотопомпу, он исчез из района. Это был единственный случай, когда вызванный в райком для беседы побоялся трудностей и трусливо сбежал.

Через несколько дней немцы захватили Невель, Великие Луки и наш район. Партизанам с большим трудом удалось пробраться к месту сбора — в лес у деревни Гнутищи. Не успел вырваться только Федотков.

Он до последнего часа находился в охваченном огнем здании райкома партии и выбрался из села, когда в нем начали вовсю хозяйничать фашисты.

Путь к месту сбора отряда ему был отрезан, и он ушел в леса Одоевского сельсовета, где базировалась вторая рота.

Наш отряд располагал тремя десятками старых винтовок, имелось столько же видавших виды наганов и браунингов да несколько гранат. На каждую винтовку приходилось по двадцать патронов, а на револьверы и пистолеты и того меньше.

И несмотря на это, партизаны начали боевые действия против оккупантов. В первую очередь решили обзавестись оружием за счет немцев.

С этой целью наши небольшие группы стали нападать на одиночных солдат противника, на небольшие обозы, охрану мостов, линии связи. Попутно уничтожали и предателей — бывших кулаков, преступников, которые пошли в услужение к фашистам.

Одновременно вели разведку расположения войск противника, его баз и полученные данные переправляли через линию фронта.

Источник: https://www.litmir.me/br/?b=237635&p=21

Ссылка на основную публикацию