Описание советского плаката «отстоим москву!»

Плакаты времен Великой Отечественной войны | Back in the USSR

Недаром пропаганду и агитацию назвали третьим фронтом Великой Отечественной. Именно здесь разворачивалась битва за дух народа, которая, в конечном итоге, и решила исход войны: гитлеровская пропаганда тоже не дремала, но ей оказалось далеко до священного гнева советских художников, поэтов, писателей, журналистов, композиторов…

Великая Победа дала стране повод для законной гордости, которую ощущаем и мы, потомки героев, отстоявших родные города, освободивших Европу от сильного, жестокого и коварного врага.

 
Образ этого врага, как и образ народа, сплотившегося для защиты Родины, ярче всего представлен на плакатах военного времени, поднявших пропагандистское искусство на небывалую высоту, не превзойденную и доныне.

Плакаты военного времени можно назвать солдатами: они били точно в цель, формируя общественное мнение, создавая четкий негативный образ врага, сплачивая ряды советских граждан, рождая необходимую для войны эмоцию: гнев, ярость, ненависть, — и в то же время, любовь к семье, которой угрожает враг, к родному дому, к Родине.

Пропагандистские материалы были важной частью Великой Отечественной войны. С первых дней наступления гитлеровской армии на улицах советских городов появились агитационные плакаты, призванные поднять боевой дух армии и производительность труда в тылу, как например агитплакат «Все для фронта, все для победы»!

«Все для фронта! Все для победы». Автор плаката — Лазарь Лисицкий. 1942 год.

Этот лозунг был впервые провозглашен Сталиным во время обращения к народу в июле 1941 года, когда на всем фронте складывалась тяжелая обстановка, а германские войска стремительно продвигались к Москве.

Тогда же на улицах советских городов появился знаменитый плакат «Родина-мать зовет» работы Ираклия Тоидзе. Собирательный образ русской матери, призывающей сыновей на борьбу с врагом, стал одним из самых узнаваемых образцов советской пропаганды.

Репродукция плаката «Родина-мать зовет!», 1941 год. Автор Ираклий Моисеевич Тоидзе

Плакаты отличались по качеству и по содержанию. Немецкие солдаты изображались карикатурно, жалкими и беспомощными, а бойцы Красной Армии демонстрировали боевой дух и несломленную веру в победу.

В послевоенное время агитационные плакаты часто критиковали за чрезмерную жестокость, но по воспоминаниям участников войны, ненависть к врагу была тем подспорьем, без которого советским солдатам вряд ли удалось бы выстоять под натиском вражеской армии.

В 1941–1942 гг.

, когда враг лавинообразно накатывал с запада, захватывая все новые города, сминая оборону, уничтожая миллионы советских солдат, пропагандистам было важно внушить уверенность в победе, в том, что фашисты не являются непобедимыми. Сюжеты первых плакатов были насыщены атаками и единоборствами, они подчеркивали всенародность борьбы, связь народа с партией, с армией, они призывали уничтожить противника.

Один из популярных мотивов — обращение к прошлому, взывание к славе минувших поколений, опора на авторитет легендарных полководцев — Александра Невского, Суворова, Кутузова, героев гражданской войны.

Художники Виктор Иванов «Наша правда. Бейтесь до смерти!», 1942 год.

Художники Дмитрий Моор «Ты чем помог фронту?», 1941 год.

«Победа будет за нами», 1941 год

«Таран — оружие героев». Автор — А.Волошин, 1941 год

Плакат В.Б. Корецкого, 1941 год.

На поддержку красной армии — могучее народное ополчение!

Плакат В. Правдина, 1941 год.

Плакат художников Бочкова и Лаптева, 1941 год.

В обстановке всеобщего отступления и постоянных поражений необходимо было не поддаться упадническим настроениям и панике. В газетах тогда не было ни слова о потерях, шли сообщения об отдельных личных победах солдат и экипажей, и это было оправдано.

Враг на плакатах первого этапа войны представал либо обезличенным, в образе ощетинившейся металлом «черной материи», либо изувером и мародером, творящим бесчеловечные деяния, вызывающие ужас и отвращение. Немец как воплощение абсолютного зла превратился в существо, которое советские люди не имели права терпеть на своей земле.

Тысячеголовая фашистская гидра должна быть уничтожена и выброшена вон, бой идет буквально между Добром и Злом – таков пафос тех плакатов. Изданные миллионными тиражами, они и сейчас излучают силу и уверенность в неизбежности разгрома врага.

Художник Виктор Дени (Денисов) «»Лицо» гитлеризма», 1941 год.

Художники Ландрес «Наполеону было холодно в России, а Гитлеру будет жарко!», 1941 год.

Художники Кукрыниксы «Били мы врага копьем…», 1941 год.

Художник Виктор Дени (Денисов) «Зачем свинье культура и наука?», 1941 год.

С 1942 года, когда враг приблизился к Волге, взял в блокаду Ленинград, дошел до Кавказа, захватил огромные территории с мирными жителями.

Плакаты стали отражать страдания советских людей, женщин, детей, стариков на оккупированной земле и непреодолимое стремление Советской Армии разгромить Германию, помочь тем, кто не в силах постоять за себя.

Художник Виктор Иванов «Близок час расплаты с немцами за все их злодеяния!», 1944 год.

Художник П.Соколов-Скала «Боец, мсти!», 1941 год.

Художник С.М. Мочалов «Отомстим», 1944 год.

Лозунг «Убей немца!» стихийно появился в народе в 1942 году, его истоки, в числе прочих, — в статье Ильи Эренгбурга «Убей!». Множество плакатов, появившихся после нее («Папа, убей немца!», «Балтиец! Спаси любимую девушку от позора, убей немца!», «Немцем меньше — победа ближе» и т.п.), соединяли образ фашиста и немца в один объект ненависти.

«Мы должны неустанно видеть перед собой облик гитлеровца: это та мишень, в которую нужно стрелять без промаху, это — олицетворение ненавистного нам. Наш долг — разжигать ненависть к злу и укреплять жажду прекрасного, доброго, справедливого».

Илья Эренбург, советский писатель и общественный деятель.

По его словам, в начале войны многие красноармейцы не испытывали ненависти к врагам, уважали немцев за «высокую культуру» быта, выражали уверенность, что под ружье отправлены немецкие рабочие и крестьяне, которые только и ждут возможности повернуть оружие против своих командиров.

«Пришло время развеять иллюзии. Мы поняли: немцы не люди. Отныне слово «немец» для нас самое страшное проклятье. …Если ты не убил за день хотя бы одного немца, твой день пропал. Если ты думаешь, что за тебя немца убьет твой сосед, ты не понял угрозы.

Если ты не убьешь немца, немец убьет тебя. …Не считай дней. Не считай верст. Считай одно: убитых тобою немцев. Убей немца! — это просит старуха-мать. Убей немца! — это молит тебя дитя. Убей немца! — это кричит родная земля. Не промахнись. Не пропусти.

Убей!»

Художники Алексей Кокорекин «Бей фашистского гада», 1941 год.

Художники Николай Жуков и Виктор Климашин «Отстоим Москву», 1941 год.

Слово «фашист» стало синонимом бесчеловечной машины для убийства, бездушного монстра, насильника, хладнокровного убийцы, извращенца. Нерадостные вести с оккупированных территорий только подкрепляли этот образ. Фашистов изображают огромными, страшными и уродливыми, возвышающимися над трупами невинно убиенных, направляющими оружие в мать и дитя.

Неудивительно, что герои военных плакатов не убивают, а уничтожают такого врага, уничтожают порой голыми руками — до зубов вооруженных профессиональных убийц.

Разгром немецко-фашистских армий под Москвой обозначил начало поворот военной удачи в пользу Советского Союза.

Война оказалась затяжной, а не молниеносной. Грандиозная, не имеющая аналогов в мировой истории Сталинградская битва окончательно закрепила стратегическое превосходство за нами, были созданы условия для перехода Красной Армии в общее наступление. Массовое изгнание врага с советской территории, о котором твердили плакаты первых дней войны, стало реальностью.

Художники Николай Жуков и Виктор Климашин «Отстоим Москву», 1941 год.

Художники Николай Жуков и Виктор Климашин «Отстоим Москву», 1941 год.

После контрнаступления под Москвой и Сталинградом солдаты осознали свою силу, единство и священный характер своей миссии. Множество плакатов посвящены этим великим битвам, а также битве на Курской дуге, где враг изображается карикатурно, высмеиваются его захватнический напор, закончившийся уничтожением.

Художник Владимир Серов, 1941 год.

Художник Ираклий Тоидзе «Отстоим Кавказ», 1942 год.

Художник Виктор Дени (Денисов) «Сталинград», 1942 год.

Художник Анатолий Казанцев «Не отдавать врагу ни одной пяди нашей земли (И. Сталин)», 1943 год.

Художник Виктор Дени (Денисов) «Красной Армии метла, нечисть выметет дотла!», 1943 год.

Чудеса героизма, проявляемые гражданами в тылу, тоже находили отражение в плакатных сюжетах: одна из самых частых героинь — женщина, заменившая мужчин у станка или за рулем трактора. Плакаты напоминали, что общая победа создается и героической работой в тылу.

Художник неизвестен, 194х год.

Плакат в те времена нужен также тем, кто живет на оккупированных территориях, там содержание плакатов передают из уст в уста.

По воспоминаниям ветеранов, в оккупированных районах патриоты расклеивали полотнища «Окон ТАСС» на заборах, сараях, домах, где стояли немцы.

Население, лишенное советского радио, газет, узнавало правду о войне из этих неизвестно откуда появившихся листков…

«Окна ТАСС» — это агитационные политические плакаты, выпускавшиеся Телеграфным агентством Советского Союза (ТАСС) в годы Великой Отечественной войны 1941–1945. Это самобытный вид агитационно-массового искусства. Острые, доходчивые сатирические плакаты с краткими, легко запоминающимися стихотворными текстами разоблачали врагов Отечества.

«Окна ТАСС», выпускаемые с 27 июля 1941 года, были грозным идеологическим оружием, недаром министр пропаганды Геббельс заочно приговорил к смертной казни всех, кто имел отношение к их выпуску:
«Как только будет взята Москва, все, кто работал в «Окнах ТАСС», будут висеть на фонарных столбах». 

В «Окнах ТАСС» работало более 130 художников и 80 поэтов. Главными художниками были Кукрыниксы, Михаил Черемных, Пётр Шухмин, Николай Радлов, Александр Дайнека и другие. Поэты: Демьян Бедный, Александр Жаров, Василий Лебедев-Кумач, Самуил Маршак, использовались стихи покойного Маяковского.

В едином патриотическом порыве в мастерской трудились люди самых разных профессий: скульпторы, художники, живописцы, театральные художники, графики, искусствоведы. Коллектив художников «Окон ТАСС» работал в три смены. За всё время войны в мастерской ни разу не гаснет свет.

Читайте также:  Описание картины винсента ван гога «автопортрет с отрезанным ухом и трубкой»

Политуправление Красной Армии сделало листовки маленького формата наиболее популярных «Окон ТАСС» с текстами на немецком языке. Эти листовки забрасывали на оккупированные гитлеровцами территории, распространяли партизаны. В текстах, набранных на немецком языке, указывалось, что листовка может служить пропуском при сдаче в плен для немецких солдат и офицеров.

Образ врага перестает вселять ужас, плакаты призывают дойти до его логова и там раздавить, освободить не только свой дом, но и Европу. Героическая народная борьба — основная тема военного плаката этого этапа войны, уже в 1942 году советские художники уловили еще далекую тему победы, создавая полотна с лозунгом «Вперед! На Запад!».

Очевидным становится тот факт, что советская пропаганда куда действеннее фашистской, например, во время Сталинградской битвы Красная армия применяла оригинальные методы психологического давления на противника — передаваемый через громкоговорители монотонный стук метронома, который прерывался через каждые семь ударов комментарием на немецком языке: «Каждые семь секунд на фронте погибает один немецкий солдат». Это действовало на немецких солдат деморализующе.

Воин-защитник, воин-освободитель, — таков герой плаката 1944-1945 годов.

Враг предстает мелким и мерзким, это такая хищная гадина, которая еще может укусить, но серьезного вреда причинить уже не способна.

Главное — окончательно ее уничтожить, чтобы вернуться, наконец, домой, к семье, к мирной жизни, к восстановлению разрушенных городов.

Но до этого нужно освободить Европу и дать отпор империалистической Японии, которой Советский Союз, не дожидаясь нападения, сам объявил войну в 1945 году.

Художник Пётр Магнушевский «Всё ближе грозные штыки…», 1944 год.

Репродукция плаката «Красной армии грозен шаг! Будет уничтожен в логове враг!», художник Виктор Николаевич Дени, 1945 год

Репродукция плаката «Вперед! Победа близка!». 1944 год. Художник Нина Ватолина.

«Дойдем до Берлина!», «Красной армии – слава!» — ликуют плакаты. Разгром врага уже близок, время требует от художников жизнеутверждающих работ, приближая встречу освободителей с освобожденными городами и селами, с семьей.

Прототипом героя плаката «Дойдем до Берлина» стал реальный солдат — снайпер Василий Голосов. Сам Голосов с войны не вернулся, но его открытое, радостное, доброе лицо живет на плакате поныне.

Плакаты становятся выражением народной любви, гордости за страну, за народ, породивших и воспитавших таких героев. Лица солдат прекрасные, счастливые и очень усталые.

Художник Леонид Голованов «Родина, встречай героев!», 1945 год.

Художник Леонид Голованов «Красной Армии — слава!», 1945 год.

Художник Мария Нестерова-Берзина «Дождались», 1945 год.

Художник Виктор Иванов «Ты вернул нам жизнь!», 1943 год.

Художник Нина Ватолина «С Победой!», 1945 год.

Художник Виктор Климашин «Слава воину-победителю!», 1945 год.

Эволюция образа врага на плакатах – от ужасающей громадины до мелкого паразита, мешающего спокойно жить добрым людям, — отражает весь ход войны, рост силы и уверенности в своей правоте нового советского народа, которому под силу было противостоять всемирному Злу, восстановить из руин страну, а позже полететь в космос…

Официально война с Германией не закончилась в 1945 году. Приняв капитуляцию немецкого командования, Советский Союз не подписал мир с Германией, лишь 25 января 1955 года Президиум Верховного Совета СССР издал указ «О прекращении состояния войны между Советским Союзом и Германией», тем самым юридически оформив окончание боевых действий.

Источник: http://maxpark.com/community/129/content/5218240

«Рисовал, когда все спали»

«Рисовал, когда все спали»

Автор плаката «Отстоим Москву!», эскиза октябрятской звездочки и пачки папирос «Казбек», народный художник СССР Николай Жуков был родом из волжского купечества, первые годы жизни провел в Вятке, долгое время работал в Москве, но всегда своей родиной считал Елец, где прошли его школьные годы. «Елец зажег во мне неугасимый огонь, сделал неисправимым оптимистом, что стало главным в фундаменте моей профессии художника», — так писал сам Николай Жуков.

Елец ответил благодарностью за эти слова — больше 20 лет здесь работает единственный в России дом-музей Николая Николаевича Жукова. В домике всего три комнаты. Самая большая посвящена четырем военным годам, 1941–1945, когда иллюстратор детских книг стал одним из известных фронтовых художников. Здесь собрана уникальная коллекция рисунков, плакатов, переданная в дар музею родными художника.

«Отстоим Москву!»

Плакат «Отстоим Москву!», по словам заведующей домом-музеем Елены Сергеевой, был создан всего за одну ночь. В декабре 1941-го Жуков на несколько дней приехал с фронта в Москву, где встретил своего друга — плакатиста Виктора Климашина. На следующий день художники отнесли плакат в издательство, скоро он уже был расклеен на улицах многих городов.

На фронт художник пошел добровольцем. В июне 1941-го он был призван на военные сборы. Известие о войне настигло уже в дороге.

Из дневника Николая Жукова: «17 июня я получил извещение из военкомата явиться для прохождения учебного сбора, а утром 19‑го холодный металл стригущей машинки смахнул мои кудри в общую кучу.

Очень не хотелось прерывать работу даже на срок учебного сбора… Объявление войны застало в Великих Луках. Потрясение было невероятным.

Даже мирные строительные бревна, сложенные на платформах встречных поездов, воспринимались как дула орудий».

Из-за диплома художника Жукова отправили в штаб писарем Калининского фронта.

– Кто-то был бы рад сидеть тихо при штабе, — рассказывает Сергеева. — Но Жуков был очень недоволен, он хотел увидеть все сам. Он отслужил при штабе всего несколько дней, когда из отдела кадров приехал офицер, чтобы набрать геодезистов для передовой. И Жуков решает испытать судьбу.

Когда их выстроили, офицер спросил: «А фотограф есть среди вас?» Жуков был очень стеснительным человеком и спросил нерешительным голосом: «А художники не нужны?» «Нет», — ответили ему. Тогда Жуков, поймав недовольный взгляд начальника штаба, откашлялся и более решительно произнес: «Вы зря не хотите прислушаться к моей кандидатуре.

Я ведь еще до войны был номинирован на Сталинскую премию». Еще до войны издательство «Молодая гвардия» поручило ему иллюстрировать книгу о Карле Марксе и Фридрихе Энгельсе. За работу в области историко-революционной тематики Жуков и был отмечен. После таких слов через несколько дней на Жукова пришел вызов.

Его взяли служить во фронтовую газету «На разгром врага». В 1942 году он становится корреспондентом газеты «Правда».

Николай Жуков. Фото предоставлено домом-музеем Н. Н. Жукова

За первые четыре месяца войны Жуков создал более 100 карандашных рисунков. Рисовал солдат, деревенских жителей, у которых отступающая армия останавливалась на постой. В своих дневниках писал, что это была единственная возможность отблагодарить их за последний кусок хлеба, который они отдавали солдатам.

– Борис Полевой так описал свою первую встречу с Жуковым: «Я увидел какого-то странного человека в мешковатой шинели, который в суровую зиму сидел где-нибудь в сугробе, прикалывал маленький карандашик к рукавице и рисовал, когда все спали», — проводит экскурсию Сергеева.

Именно на фронте Жуков начнет скрупулезно вести дневники, чтобы ничего не забыть.

Из дневника Николая Жукова: «Однажды, в холодный снежно-вихревой день, когда небо и земля образуют одну общую белую тьму, когда никто не мог ожидать налета авиации, какой-то дикий фашистский бомбовоз обрушился на деревню Двойня, где в то время располагалась наша редакция. Произошло это часов в 12 дня. Печатался очередной номер газеты, и каждый занимался своим делом… Почти прямым попаданием бомба угодила в дом наискосок от нас. Убиты были двое детей, хозяйка‑мать, сотрудник нашей редакции и шофер. На фоне метели с улицы был виден разрушенный дом. Как в кривой бревенчатой раме, в уцелевшей тремя стенами комнате стоял стол, на нем горячий самовар, упавшая на лавку икона. Повсюду виднелись какие-то вещи, придавленные бревнами и досками. Теплое, живое дыхание комнаты с самоваром запомнилось навсегда».

Кроме патриотических плакатов и рисунков на военную тему, Жуков создает целую серию листовок. Многие его листовки были предназначены для немецкой армии. Так одна из листовок «Папа», по словам Елены Сергеевой, стала мощным психологическим оружием на фронте. На листовке изображен маленький ребенок, бегущий сквозь дым и пламя и тянущий свои руки с криком «Papi».

– Это было рассчитано на психику немецких солдат, у которых где-то в Германии тоже были дети. Чтобы они увидели другими глазами весь ужас и хаос войны. Может, лишний раз немецкий солдат и не выстрелит, — комментирует Сергеева.

Уже в 1941-м появляются первые рисунки с пленными немецкими солдатами. Для советских солдат после первых месяцев отступления — это было лучшим психологическим лекарством.

О своем рисунке «Первый фрукт» Жуков так напишет в дневнике: «Никогда не забуду, как через деревню Маркашино вели колонну пленных, а группа наших солдат наблюдала эту процессию. И вот один рядовой подходит к отставшему от колонны озябшему немцу, берет на ладонь край его тонкой шинели и говорит: «Это Гитлер».

Затем берет полу своего мехового полушубка, хлопает по нему и заключает: «А это Сталин». Эта русская находчивость солдата вызвала улыбки даже у пленных».

В 1943 году Жукову была вручена его первая Государственная премия. В 1951 году за иллюстрации к книге Бориса Полевого «Повесть о настоящем человеке» Николай Жуков получит вторую. До сих пор его иллюстрации к этой книге считаются лучшими.

«Рисовал сердцем солдата»

Война для Жукова закончилась лишь в 1946-м после Нюрнбергского процесса. В январе 1946-го он приехал туда в качестве корреспондента «Правды».

Из дневника Николая Жукова: «Когда попадаешь в зал заседания, то внимание невольно тянется к скамье подсудимых, о них слишком много слышал и знаешь.

Читайте также:  Описание картины винсента ван гога «вороны в пшеничном поле»

Мне интересно было посмотреть, как внешние проявления подсудимых выражают их психологическое состояние и насколько они органичны с их внутренней сущностью.

И я был рад, что весь облик подсудимых, все их поведение давали, как мне кажется, полную возможность обличения, в форме свойственного мне реалистического рисунка, не переходя в карикатуру».

Листовка для немецких солдат. Иллюстрация предоставлена домом-музеем Н. Н. Жукова.

В письме своей матери Жуков признается, что работать было очень сложно. Жуков быстро понял, что, увидев художника, люди начинают вести себя неестественно. С первого ряда ему пришлось пересесть на последний. За происходящим он наблюдал через армейский бинокль.

Делал сразу по несколько рисунков, так как впереди сидящие люди зачастую мешали держать в поле зрения одного человека. Рисовал того, кто был хорошо виден. За 40 дней работы на Нюрнбергском процессе Жуков сделал 250 рисунков. В своих дневниках он напишет, что за эти 40 дней вновь пережил все то, что как солдат и фронтовой художник испытал и прочувствовал за 4 года войны.

«Наши елецкие художники привезли лучшие работы», — такую оценку самому себе сделает впоследствии сам Жуков.

Медаль братьев Черви

После войны Жуков создает свою знаменитую Лениниану, много рисует детей. Но тема войны до конца так его и не отпустит. В 1971 году за два года до смерти Николай Жуков создает серию портретов партизан итальянского Сопротивления. Как рассказывает Елена Сергеева, получилось это случайно. Жуков привез в Италию свою выставку.

Ему пророчили провал, говорили, что итальянцы не оценят ни его фронтовых рисунков, ни Ленинианы. Но успех был грандиозным. Выставка проходила в городке Реджо-нель-Эмилия, в провинции Эмилия-Романья. Там в годы войны активно действовали итальянские партизанские отряды.

В своих дневниках Николай Жуков запишет: «Проявление их чувств удивляло меня, они клали букеты цветов у военных работ и прикрепляли гвоздики к портретам вождя».

На волне своего успеха Жуков обратился в Ассоциацию итальянских партизан. К нему со всей страны приехали герои Сопротивления. Позировали прямо в выставочном зале в наградах, военных гимнастерках и беретах, с повязанными на шее косынками в цвет национального флага. В день Жуков делал по 2–3 работы.

За время своего пребывания в Италии художник создал более 200 портретов героев итальянского Сопротивления.

И даже такой взыскательный художник, как сенатор Карло Леви, до этого очень нелестно отзывавшийся о творчестве Жукова, публично на пресс-конференции признал заслуги русского мастера: «Этот русский художник сделал для нашей страны то, что должны были сделать мы, итальянцы».

За эту работу Жукову вручили медаль итальянских партизан — медаль братьев Черви. Она стала символом мужества итальянского Сопротивления и посвящена семерым братьям Черви, активным участникам партизанского движения, которые были расстреляны на глазах родителей в 1943-м году за помощь советским военнопленным.

Далее в рубрике В Сугробах снега не ждутКорреспондент «Русской планеты» съездила за новогодним настроением в самое холодное село Липецкой области Читайте в рубрике «Общество» Экс-модель Ольга Синтюрева получила прозвище «Бензоколонка»Московский бизнесмен был шокирован прозвищем своей невесты в определенных кругах

Источник: http://lipetsk.rusplt.ru/index/frontovoi_hudozhnik-20759.html

Фильм Вдохновение и призыв. (1974)

Улица Горького у Центрального телеграфа – общ., пнр, ср.

Люди у телеграфа – кр.

Лестница у входа на телеграф.

Кинохроника 1941-1945 гг.:

Телеграф; на стене здания плакат «Родина – мать зовет!» — ср.

Репродукторы на улице – кр.

Москвичи слушают сообщение Совинформбюро — общ., ср., кр.

Военные плакаты: плакат Кукрыниксов «Беспощадно разгромим и уничтожим врага» – ср.; плакат художника Виктора Иванова «За Родину, за честь, за свободу!» – кр., плакат художника Николая Долгорукова «Врагу не будет пощады» – кр., пнр, плакат художника Ираклия Тоидзе «Родина – мать зовет!» — кр.

И. Тоидзе у себя дома рассказывает о работе над плакатом в 1941 году (синхронно) – кр.

Кинохроника 1941-1945 гг.:

Художники в мастерской работают над плакатами – общ., ср.

Плакаты в мастерской: воин трубит сбор, надпись «Родина-мать зовет!».

Мать провожает сына в бой, надпись на плакате «Бей крепче, сынок».

Плакат «Вперед!» — солдат бежит в атаку.

Плакат «Кровь за кровь!» — солдат с гранатой.

Плакат Виктора Корецкого «Наши силы неисчислимы» — партизан на фоне памятника Минина и Пожарского – кр.

Кинохроника 1941-1945 гг.:

Ополченцы проходят по улицам Москвы – ср.

Плакат Владимира Серова «Защитим город Ленина!» — солдаты идут в атаку – кр.

Плакат Диментия Шмаринова «Фашисты не пройдут!» — строй солдат с автоматами – ср., наезд.

Кинохроника 1941-1945 гг.:

Стоят в строю бойцы и командиры – кр.

Плакат художника Алексея Кокорекина «Бей фашистского гада!» — боец разбивает прикладом винтовки свастику в виде паука – кр., отъезд.

Кинохроника 1941-1945 гг.:

Поле боя, бегут солдаты; стреляют пушки; взрывы – общ.

Плакат Дмитрия Мора «Ты чем помог фронту?» — солдат с вытянутой рукой на фоне заводских труб – кр., пнр.

Кинохроника 1941-1945 гг.:

Плакат на стене дома «Все силы на помощь фронту» — рабочий со снарядом – ср., наезд.

Цех оборонного завода – общ.

Рабочий у станка обрабатывает ствол танковой пушки; женщина делает снаряды – ср.

Кремль – общ.

Солдат смотрит в бинокль с балкона здания, рядом стоит зенитное орудие – ср.

Противотанковое заграждение на подступах к Москве – ср., общ.

Ополченцы в ватниках проходят по улице Москвы – кр., ср.

Плакат на улице Москвы «Не отдадим Москвы!» — рабочий и женщина с оружием в руках – общ., кр.

Танки проезжают по улице; проходят воины в маскхалатах с лыжами – общ.

Плакат – ополченцы в строю; воин-ополченец – кр.

Плакат художников Жукова и Климашина «Отстоим Москву!» — воин с оружием поднимает бойцов в атаку – кр., общ.

Кинохроника 1941-1945 гг.:

Командир поднимает бойцов в атаку; бегут солдаты; стреляет пушка; взрывы; самолеты в воздухе; пробегают лыжники в маскхалатах – общ., ср.

Воины проходят по освобожденному Подмосковью; беседуют с жителями освобожденных деревень; чтут память замученных фашистами жителей – кр., ср.

Плакат «Отомсти!» — женщина держит на руках убитого ребенка – кр., отъезд, пнр.

Другие плакаты – женщина с маленьким ребенком убегает от фашистов – кр., отъезд, наезд; суровое лицо пожилой женщины на фоне пожара – кр., отъезд; юный партизан – кр., ср.; комсомольцев ведут на казнь – ср., кр.; угон в Германию – женщина протягивает руки из товарного вагона – ср.; плакат «Смерть детоубийцам» — убитая девочка и кукла на полу – кр., общ.

Кинохроника 1941-1945 гг.:

Плакат на улице Горького «Вся надежда на тебя, Красный воин!» — женщина за колючей проволокой – ср., наезд.

Плакат В. Корецкого «Воин Красной Армии, спаси!» — женщина с ребенком на руках, на нее направлен штык – кр.

Художник В. Корецкий у себя дома рассказывает о работе над этим плакатом, показывает различные варианты эскизов этого плаката (синхронно) – ср., кр.

Источник: https://www.net-film.ru/film-7462

Жуков Николай Николаевич (1908–1973)

Выдающийся советский график; мастер станкового портрета, книжной иллюстрации, политического плаката; автор искусствоведческих статей. Член-корреспондент Академии художеств СССР (1948). Народный художник РСФСР (1955). Народный художник СССР (1963). Лауреат двух Сталинских премий второй степени (1943, 1951).

Николай Жуков родился в Москве в семье юриста, отец будущего художника был царским прокурором. В 1916 году семья переехала в Елец, детство будущий художник провёл в Вятке и Ельце. Родители хотели, чтобы сын стал военным, но мальчик мечтал стать художником.

Жуков учился рисовать, копируя с открыток и репродукций работы известных художников. В эти юные годы его все знали в школе как прекрасного копировальщика – он мог перерисовать портрет с любой иллюстрации.

Это увлечение помогало материально поддержать семью в революционные годы, 10-летний мальчик рисовал на плотной бумаге игральные карты, а его мать относила их на рынок, чтобы обменять на хлеб и молоко.

Начальное художественное образование получил в Нижегородском Художественно-промышленном техникуме. В 1928 году поступил в Саратовское художественное училище имени А. П. Боголюбова, которое закончил в 1930 году.

По его окончании, в сентябре, был призван на срочную службу в Красную Армию, служил на Кавказе в артиллеристских войсках (1930–1931). Уехал в Челябинск, был командиром батареи – вёл занятия, инструктировал младших командиров, отвечал за успеваемость подчинённых.

Впервые за время военной службы у Жукова появилась небольшая возможность работать по специальности, – он оформлял огромные панно и немного рисовал.

В 1932 году находясь в армии, Н. Жуков проиллюстрировал первую свою книгу «Седьмая Батарея», выпущенную Профиздатом, автором был тогда никому не известный Николай Александрович Михайлов – бывший сослуживец, друг Жукова, в 1940–50-е годы ставший министром культуры СССР. После демобилизации в 1932 году и переезда в Москву начинается его самостоятельная творческая деятельность.

В Москве его ждал закадычный друг Сергей Сахаров, они были знакомы ещё со времён учёбы в Нижегородском техникуме, он и помог на первых порах войти в творческую среду художнику.

Первое время Жуков выполнял различные заказы типографий и книжных издательств: от изготовления эскизов фантиков для конфет, до рекламных плакатов и макетов обложек журналов «Sovietland», «Soviet Travel» (1933–34, вместе с В. Климашиным).

Занимался оформлением и иллюстрированием книг в издательстве «Профиздат» (1932–1933), возглавлял его – Н. А. Михайлов.

Николай Жуков работал во Всесоюзной торговой палате и в издательстве «Интурист» (1933–1939), занимался торговой рекламой, плакатами, промышленной и книжной графикой – делал макеты меню, программы для туристов, эскизы оформления грампластинок, рисовал эмблемы для ВСХВ, экслибрисы для издательства «Детгиз», Академии Художеств, участвовал в оформлении зарубежных выставок. Одной из первых его работ, сделанной на заказ, было оформление пачки знаменитых папирос «Казбек».

В 1935 году в Москве состоялся Всесоюзный художественный конкурс на лучший рекламный плакат Интуриста. Николай Жуков предоставил пять своих работ, из них четыре заняли первое место.

Читайте также:  Описание картины сандро боттичелли «клевета»

Его работы тех лет стилистически близки модному в плакате 1930-х направлению ар-деко, отличаются выверенной композицией, детальной проработкой формы и безукоризненной законченностью, качествами присущими этому направлению искусства: «Волга» (1933), «Москва-Кремль» (1933), «Альпинизм в СССР» (1933), «Ленинград.

Белые ночи» (1933), «Индустриализация в СССР», «Soviet Trevel. Лыжный спорт» (оба – 1934), «Зима в СССР», «Природа СССР», «Москва» (все – 1935), «Фестиваль балета. Москва – Ленинград» (1936), «Кавказ» (1936), «Морской вокзал» (1937).

Некоторые из таких плакатов он выполнил с Виктором Климашиным – «Посетите СССР» (1935) и Сергеем Сахаровым – «Московский театральный фестиваль» (1934), «URSS – страна 189 народов» (1935), «Крым» (1935), «Совторгфлот. Лондон – Ленинград» (1935); рекламный плакат «Шепетовка – Баку» – с Авениром Черномордиком (1937).

Немало плакатов художник посвятил выставкам, московским достопримечательностям, музыкальным конкурсам, театру и цирку: «Soviet travel.

Театр Мейерхольда (1934), «Памятник Пушкину – REVUE de Moscou» (1934), «Московский театральный фестиваль» (1934), «Джаз Леонида Утёсова» (1930-е), «Цирк» (1935), «Карнавал в Парке культуры и отдыха им.

Горького» (1935), «Московское такси» (1935), «Выставка Рембранта в ГМИИ им. А. С. Пушкина (1937), «Крымский мост» (1938).

Несмотря на различие тем и степени значимости, поставленных перед художником задач, Жуков всегда добивался предельного технического совершенства всех плакатов, доводил их до идеала, – будь то реклама ниток, московского такси или плакатов предназначенных для иностранцев.

Для достижения тончайших переходов применяет пульверизатор, для усиления декоративных эффектов, во многих плакатах использует золото и бронзу. Часто в композиции этих работ Жуков вводил вертикальные элементы для придания равновесия и жесткости всей конструкции, все эти вертикали, будь то – штык, или пальма, или дым из трубы парохода, или флагшток…

, часто наклоненные, смещённые от центра – создают напряжение и дисциплинируют композицию. Эти качества в плакате очень важны и отличают большинство работ мастера.

Его плакаты для «Интуриста» награждались премиями в Париже и Вене. В 1935 году в Лондоне он получил премию за плакат «Совторгфлот. Лондон – Ленингад».

О плакатах Жукова положительно отзывались многие его коллеги – художники, например Владимир Лазурский, в 30-х начинающий художник Торговой палаты, так написал о них в своей книге – «В Торговой палате, в 1930-х годах вокруг Сергея Игумнова сгруппировался костяк из прекрасных мастеров своего дела.

Здесь работали замечательные художники – Николай Жуков, туристические плакаты которого были «на уровне мировых стандартов» и Виктор Климашин виртуозно владевший акварельной техникой».

С середины 1930-х годов Жуков работал над политическими плакатами и создал светлые, полные оптимизма, солнца и воздуха листы, посвященные пограничникам, морякам, летчикам: «К защите социалистического отечества – всегда готовы!» (1935), «Октябрь» (1937), «Все на выборы» (1937), «Да здравствует наш Красный флот – зоркий стаж морских границ СССР!» (кон. 1930-х), «Да здравствуют советские летчики, гордые соколы нашей Родины!» (1939). В 1939 году выполнил плакат к XVIII съезду РКП (Б).

В 1940 году Н. Жуков работал над книжными иллюстрациями («Воспоминания о Марксе и Энгельсе» и другие).

В июне 1941 года Николай Жуков был призван на месяц в летние военные лагеря в качестве резервиста. Началась война и «Военная переподготовка» затянулась до середины 1946 года.

Он начинал воевать рядовым в пехоте, служил в 115-ом стрелковом полке, потом работал фронтовым художником в редакции армейской газеты 29-й Армии на Калининском фронте и одновременно военным корреспондентом «Правды». Во время войны рисунки художника появились в армейской газете «На разгром врага». В 1943 году Жукова назначили художественным руководителем студии им. М. Б.

Грекова – большого коллектива военных художников. Они бывали в партизанских отрядах, делали иллюстрации к готовящимся к выходу военным рассказам. Окончание войны Жуков встретил в Вене в звании капитана.

В военные годы Николай Жуков создаёт свои лучшие агитационные работы, полные патриотизма и отваги. Один из первых военных плакатов «Отстоим Москву!» (в соавторстве с В. С. Климашиным) стал подлинным шедевром советского искусства времён войны. В октябре 1941-го за одну ночь художники нарисовали знаменитый плакат.

Утром отнесли плакат в издательство – он был принят и уже через несколько дней расклеен на всех улицах столицы. На нём в полный рост с винтовкой в руке изображен воин Красной Армии призывающий стоять на смерть – защитить Москву от захватчиков.

Драматизм момента подчеркивает суровый напряженный колорит и позёмка, стелящаяся у ног монументальной фигуры воина-защитника напоминающего былинного героя.

Выразителен и трагичен образ воина с гранатой, готового бросится в последний бой, погибнуть, но не пропустить фашистский танк, в другом выдающимся плакате 1943 года – «Немецкий танк здесь не пройдёт!».

Израненный боец в каске находится на высочайшем эмоциональном подъёме, и не у кого не возникает сомнения, что вражеская машина будет непременно уничтожена.

Несмотря на трагические сюжеты, в плакатах Николая Жукова чувствуется огромный оптимизм, воля художника, его жизнелюбие и вера.

Кроме этих плакатов были и другие выдающиеся листы: «Выстоять!» (1942), «Бей насмерть!» (1942); «Клянемся мстить гитлеровским захватчикам!», «Украина ждет тебя!», «Под знаменем Ленина – Сталина вперёд, на Запад!», «Есть за что выпить!» (все 1943, вместе с Виктором Климашиным); «Славяне! Час расплаты настал!» (1943), «Горе матери (Будь проклят фашизм!)» (1943), «Зачем?» (1943), «Сынок отомсти!» (1944), «Ждём тебя родимый из фашистской неволи!» (1944), «Они не пройдут!…», «Мы завоевали мир для народов – мы его отстоим!» (1950).

Во время войны на страницах газеты «Правда» публикуются рисунки художника: «Спасибо, родная!», «В гостях у защитников Сталинграда», «Вперёд!», «Автобат на привале», «Героическая смерть Лизы Чайкиной» и другие. Нарисовал около ста листовок призывающих немцев сдаваться в плен.

В 1943 году по его эскизам были выпущены военные марки. После войны газета «Правда» направила Жукова своим художником-корреспондентом на Нюрнбергский процесс, где он за 40 дней сделал около 250 рисунков.

Там же он познакомился с писателем Борисом Полевым, впоследствии иллюстрировал его книгу «Повесть о настоящем человеке» (1946–1950).

Начиная с тридцатых годов, художник постоянно рисует детей. Из записок Н. Н.

Жукова: «Увлекательное дело для художника – наблюдать характер маленького человека в его развитии, становления, видеть, как появляются у него черты сознательного восприятия жизни, совершенствуется склад его ума, наклонностей, привычек».

Впоследствии на протяжении всей жизни он обращался к теме детства и создал большое количество графических работ. В том числе серии тематических рисунков «В. И. Ленин» (1940) и «О детях» (1943–1968).

Во главе с Жуковым в 1967 году художники-грековцы всего за месяц восстановили поврежденную при пожаре панораму «Бородинская битва», за что весь коллектив был награжден поездкой в Италию. За участие в войне и значительные творческие успехи он был награждён орденом Красной звезды, орденом Трудового Красного Знамени (1962), орденом Ленина (1967).

Так же художник награжден Золотой медалью Академии художеств СССР (1971), Золотой медалью имени М. Б. Грекова за графическую серию портретов участников итальянского движения Сопротивления и за художественное руководство коллективом художников по восстановлению панорамы «Бородинская битва» (1972).

Николай Жуков автор двух книг – «Счастье творчества» (1970) и «Записки художника», а также литературных трудов – более 200 статей по вопросам эстетики, культуры и искусства.

В 1972 – художник был удостоен звания «Почётный гражданин города Елец». В Ельце был создан дом-музей Николая Николаевича Жукова (1992). В центре города установлен мемориальный памятник художнику.

Он очень любил Елец, часто приезжал сюда, дарил свои работы, встречался с местными художниками и хотел видеть свой музей именно в этом городе; теперь в нём богатейшая коллекция подлинных работ мастера.

В 1978 году имя «Художник Николай Жуков» было присвоено океанскому танкеру Владивостокского пароходства, который до сих пор бороздит мировой океан.

С 1934 года Н. Н. Жуков постоянный участник Всесоюзных художественных выставок, выставок Академии художеств СССР, Студии военных художников им. М. Б. Грекова, Союза художников СССР.

Персональные выставки художника: 1945, 1948, 1951, 1956, 1959, 1966, 1978, 1983, 2005, 2008–2009, 2010 (Москва); 1949–1952 , 1959–1963, 1979–1983, (по городам СССР); 2009–2012 (по городам России); 1965 (Китай); 1971, 1973, 1990, 2007 (Италия); 1974–1975 (Чехословакия); 1964, 1976 (Болгария); 1977 (Германская Демократическая Республика).

Оригинальные графические работы и тиражные плакаты Н. Н.

Жукова находятся в Государственной Третьяковской галерее, Русском музее, ГМИИ имени Пушкина, Государственном историческом музее, Музее-панораме «Бородинская битва», Музее обороны Москвы, Музее современной истории России, Центральном музее Вооружённых Сил России, Звенигородском историко-архитектурном и художественном музее, Иркутском художественном музее, Красноярском художественном музее имени В. И. Сурикова, Липецком художественном музее, Нижегородском государственном художественном музее, Орловском музей изобразительных искусств, Российской государственной библиотеке, Рыбинском историко-архитектурном и художественном музее-заповеднике, Самарском областном художественном музее, Саратовском художественном музее имени А. Н. Радищева, Ярославском художественном музее, Мемориальном музее немецких антифашистов (ММНА) в Красногорске, других музейных собраниях бывшего СССР.

Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Источник: http://tramvaiiskusstv.ru/plakat/spisok-khudozhnikov/item/201-zhukov-nikolaj-nikolaevich-1908-1973.html

Ссылка на основную публикацию