Описание картины франца марка «две женщины»

Франц Марк: картины, биография автора знаменитого “Синего Коня”

Франц Марк погиб под Верденом в годы первой мировой войны. Ему едва исполнилось 36 лет. Эта особенность судьбы художника создала вокруг его имени трагиче­ский ореол. В его творчестве стали находить мотивы предчувствия мистической неизбежности гибели, пророчества.

Действительно, если отбросить не­нужную экзальтацию, творчество Марка своеобразно и ярко вы­ражает настроение кануна войны, ту атмосферу надвигающейся ми­ровой катастрофы, в которой жили и которую ощущали наиболее чут­кие представители интеллигенции. Мысль о крушении старого мира пронизывает и поэзию Блока, и ран­нюю живопись Пикассо, и болезненно-напряженную графику Эд­варда Мунка.

Марк был из породы мечтателей. Неприятие  дей­ствительности, тоска по человеч­ности, утраченной в современном мире, выражались у него в роман­тических формах. Он создавал свой собственный фантастический мир, полный гармонии, покоя и тишины.

Но и в этот мир вторгались всее­ленские вихри, его сотрясали раз­рушительные катастрофы, в кото­рых гармонические формы распада­лись, устойчивые структуры раска­лывались. Видение «золотого века» превращалось в груду обломков. Творчество Марка принадлежит к тому течению в немецком экспрес­сионизме, в котором на первый план выступало философское нача­ло.

Формальные эксперименты этих художников сопровождались сложными теоретическими построе­ниями, в которых разрабатывались символика цвета, а также пробле­мы прямого воздействия на психи­ку человека цвета и формы, их самоценности, подобной самоцен­ности музыкальных звуков. Они считали, что задача искусства — непосредственное выражение духа.

Художники этого направления со­ставляли группу «Синий всад­ник» — по названию альманаха, в котором печатались их теоретиче­ские работы. Марк был одним из организаторов группы и активным сотрудником альманаха. После 1911 года (год основания группы) написаны его главные картины, сложился его стиль как художника.

Однако его творчество стоит не­сколько особняком на фоне общих тенденций «Синего всадника». Тя­готение к декоративной абстракции затронуло его в гораздо меньшей степени, чем других членов группы. В картинах «Генезис», «Борьба форм», «Арсенал творения» ему важно было изображение перво­зданной материи, а не декоратив­ный эффект произвольных сочета­ний красок.

Лучшие картины Мар­ка — это изображения животных («Красный бычок»). Редко кто из современных ему художников знал лучше него повадки живот­ных, строение их тела и т. д. Одно время Марк даже давал уроки анатомии животных для художни­ков.

Мир животных представлялся ему более чистым и цельным, чем мир людей. «Я очень рано ощутил че­ловека безобразным, зверь мне казался чище и прекраснее», — писал он. В животных для него наиболее полно отразилась твор­ческая мощь природы, творческий дух, разлитый в космосе. В этих представлениях сказалось увлече­ние Марка дальневосточной фило­софией и поэзией.

В связи с этим Марк придает всем элементам мира природы симво­лическое значение. В картине «Судьбы животных» природу со­трясает разрушительный вихрь: летят упавшие стволы деревьев, камыш, обрывки травы. И среди этого хаоса разрушения художник помещает кроткую лань. Она не бежит, не боится, она сми­ренно, как жертва, ожидает ги­бели.

Ее фигура окрашена в си­ний цвет — символ веры и на­дежды.

В «Башне синих лошадей» — главном произведении Марка — фигуры животных в едином по­рыве устремлены к небу, к сия­ющей в нем радуге.

Синий цвет здесь не холодная символика: он глубок, богат, полон разнообраз­нейших живых оттенков. Марк очень тонкий живописец, дейст­вительно умеющий придать цвету эмоциональную насыщенность, му­зыкальное звучание.

Анималисти­ческий этюд приобретает у него вневременной, космический ха­рактер.

Начало творческого пути Марка отнюдь не предвещало подобной лирико-философской живописи. Он начинал как послушный уче­ник Мюнхенской Академии во вполне традиционной манере. Поездки в Париж и в Италию (1902 и 1903) не отразились на его творчестве. Его мучили не­понятная тоска, глубокая неудов­летворенность, «мировая скорбь».

Только в 1907 году во время вто­рой поездки в Париж, когда он открыл для себя Ван Гога и импрес­сионистов, в его искусстве появля­ются большая живописная свобода, интерес к цвету, к жизни природы.

К этому времени относится его увлечение миром животных, став­шим главной темой его творчества (первая картина этого типа— «Красная лошадь» — написана в 1911 году).

Роль Марка в «Синем всаднике» была во многих смыслах опреде­ляющей.

Силой своей внутренней убежденности и личного обаяния он как бы цементировал эту раз­нородную и эфемерную группиров­ку, распавшуюся сразу после на­чала первой мировой войны.

Художники, ее составлявшие, при фа­шизме подверглись преследова­ниям. Не избежал этого и Марк: гитлеровцы объявили его искусство упадочным, вырожденческим, изъя­ли из музеев его картины и, видимо, уничтожили «Башню синих лоша­дей».

Картины Марка

Источник: http://www.artcontext.info/pictures-of-great-artists/55-2010-12-14-08-01-06/1786-mark.html

Художник Франц Марк: на синем коне

Художник Франц Марк –  друг и единомышленник
 Василия Кандинского,«синий всадник»
немецкого экспрессионизма.

«Век мой, зверь мой,

кто сумеет

Заглянуть в твои зрачки

И своею кровью склеит

Двух столетий позвонки?»

Эти строки Осипа Мандельштама – словно эпиграф к творчеству, да и ко всей жизни Франца Марка. Рубеж веков почти напополам разделил недолгую жизнь немецкого художника: он родился в 1880-м, а погиб в 1916 году на фронте, в битве под Верденом.

Франц Марк был среди тех мастеров, которые склеивали позвонки двух столетий кровью своего творчества: путь от завершающей 19-й век живописи постимпрессионистов к абстрактному искусству 20-го столетия шел через экспрессионизм, и Марк был его ключевой фигурой.

Он принадлежал к числу европейцев, словно не замечавших размежевания стран накануне Первой мировой войны: вместе с Василием Кандинским Марк стал основателем легендарного объединения «Синий всадник» – творческого союза русских и немецких художников.

Франц Марк был предан одной теме: он рисовал и писал животных. Заглядывая в зрачки зверя, прекрасного и свободного, он искал ответы на вопросы своего времени и на вечные вопросы всех времен.

Простые сюжеты его произведений кажутся идиллическими: красивые животные, обитающие среди девственной природы. Но чем ближе была война, переломившая позвоночник века, тем явственнее ощущается тоска в глазах его зверей и обреченность в изгибах их тел.

Франц Марк. Красные олени. 1912 г.

Жизнь Франца Марка складывалась вполне благополучно: он не знал таких омрачавших существование многих художников бед, как непонимание близких, непризнание, одиночество, нищета.

Он родился в Мюнхене, который был в ту пору одной из культурных столиц Европы, в интеллигентной семье потомственных юристов. Отец Франца – Вильгельм Марк – изменил семейной традиции и стал художником.

  Его пейзажи и жанровые картины пользовались в свое время успехом; на одной из них мы видим пятнадцатилетнего Франца, который мастерит что-то из дерева.

Вильгельм Марк. Портрет Франца Марка. 1895 г.

Получив отличное гимназическое образование, Франц собирался изучать теологию в Мюнхенском университете. Для вдумчивого чувствительного юноши это был, казалось, хороший выбор, но после прохождения военной службы он изменил свои планы, решив стать художником. С 1900 по 1903 г.

Читайте также:  Описание картины джексона поллока «волчица»

Марк был прилежным учеником Мюнхенской академии художеств, пока не попал в Париж и не увидел своими глазами картины Мане и Сезанна, Гогена и Ван Гога. После свежих парижских впечатлений застойная академическая атмосфера стала для Марка невыносимой.

Покинув стены академии, он снял мастерскую в мюнхенском квартале Швабинг и начал работать самостоятельно.

Швабинг был средоточием богемной жизни, здесь быстро завязывались волнующие знакомства. Марк пережил бурный, доведший его до депрессии, роман с замужней дамой, художницей Анетте фон Экардт, и попал в ситуацию мучительного любовного треугольника, разрываясь между двумя Мариями, также художницами, – Марией Шнюр и Марией Франк.

На красивой и независимой Марии Шнюр он женился в 1907 г., но почти сразу же понял свою ошибку. Этот ставший вскоре формальным брак не давал ему до 1911 года узаконить отношения с Марией Франк. Внешне они казались не очень подходящей парой – Франц, утонченный интеллектуал с благородными чертами, и круглолицая Мария с грубоватым крестьянским лицом.

Но именно она, сердечная и открытая, стала женщиной его жизни.

Франц Марк. Два кота.1909 г.

Обе Марии запечатлены в небольшом этюде «Две женщины на горе» (1906). Это одна из немногочисленных работ художника, в которых изображаются люди. Почти на всех его картинах, акварелях и гравюрах мы видим животных: оленей, быков, коров, кошек, тигров, обезьян, лисиц, кабанов, но чаще всего – лошадей. Их он навсегда полюбил в годы военной службы.

У Марка, превосходного рисовальщика, был особый талант изображать зверей. К тому же, он специально изучал анатомию животных, его настольной книгой была «Жизнь животных» А. Брема, целые дни он проводил в зоопарке, наблюдая за зверями и делая зарисовки.

Во всех работах художника, будь то карандашный набросок или сложная живописная композиция, раннее реалистическое полотно или экспрессионистическая картина, мы безошибочно узнаем характерную повадку зверя: ломкую грацию косули, пружинистую энергию тигра, порывистость непоседливой обезьяны, медлительность массивного быка, горделивую стать лошади.

Франц Марк. Кошки на красной драпировке 1909 -1910 гг.

Однако назвать Франца Марка анималистом невозможно: зверь был для него не реалистической «натурой», а высшим существом, символом естественного, чистого, совершенного и гармоничного бытия.

Литературно одаренный художник красноречиво выражал свое творческое кредо в статьях и письмах друзьям: «Мои цели не лежат преимущественно в области анималистики.

/…/ Я пытаюсь усилить свое ощущение органического ритма всех вещей, пытаюсь пантеистически прочувствовать дрожь и течение крови в природе, в деревьях, в животных, в воздухе».

«Звериное» видение мира представлялось ему чем-то вроде окна в недоступное человеку природное царство: «Разве есть для художника что-либо более таинственное, чем отражение природы в глазах зверя? Как видят мир лошадь или орел, косуля или собака? Как бедна и бездушна наша идея помещать животных в ландшафт, который видят наши глаза, вместо того, чтобы проникнуть в их души».

Август Макке. Портрет Франца Марка. 1910 г.

Многие обстоятельства благотворно повлияли на становление стиля Франца Марка. Это поездки в Париж в 1907 и 1912 гг.

, где он соприкоснулся с искусством своих современников – фовистов и кубистов, среди которых ему был особенно близок Робер Делоне. Это завязавшаяся в 1910 г.

дружба с молодым немецким экспрессионистом Августом Макке, который на немногие оставшиеся им обоим годы жизни (двадцатисемилетний Макке погиб на фронте в 1914 году) стал его единомышленником.

Мюнхен, 1911 г. Слева – Мария Марк и Франц Марк,
в центре – Василий Кандинский.

Полностью талант Марка расцвел в кругу художников, которых в 1911 году объединил «Синий всадник», – сообщество, душой которого были Василий Кандинский и он сам, Франц Марк. «Синий всадник – это мы двое» – сказал позднее Кандинский.

Вместе, присвоив себе, по словам Кандинского, «диктаторские полномочия», они готовили выставки «Синего всадника», вместе редактировали одноименный альманах.

Даже появление названия «Синий всадник», которое, как вспоминал Кандинский, родилось за кофейным столиком, свидетельствует о легкости взаимопонимания двух художников: «Мы оба любили синий, Марк – лошадей, я – всадников. И название пришло само».

(Так же, как Кандинский, Марк придавал символическое значение цвету: синий означал для него мужественность, твердость и духовность.) Мощная личность Кандинского ни в коей мере не подавила Марка. Напротив, его индивидуальный стиль в пору их сотрудничества развивался очень динамично: двигаясь от экспрессионизма к абстракции, Марк шел в ногу с европейским искусством.

Франц Марк. Синяя лошадь.1911 г.

Сравним три картины Марка, ставшие классикой немецкого экспрессионизма и написанные с промежутком примерно в год, – «Синяя лошадь» (1911), «Тигр» (1912) и «Лисы» (1913).

Глядя на холст «Синяя лошадь», понимаешь, что слова художника об «органическом ритме всех вещей» – не теоретизирование, а глубокое подлинное чувство.

Фигуру лошади, пейзаж и растение на переднем плане объединяет волнообразный ритм: мотив дуги явственно повторяется в очертаниях гор, в силуэте животного и в изгибах листьев.

Занимающая все полотно по высоте, написанная в ракурсе снизу и поэтому возвышающаяся над зрителем фигура лошади величественна и монументальна, словно статуя божества этих гор. В картине много характерного для Марка – яркие фантастические цвета, отсутствие воздушной среды, плотное заполнение холста.

Франц Марк. Тигр.1912 г.

Если в «Синей лошади» обобщенная фигура животного сохраняет целостность формы, а альпийский пейзаж остается узнаваемым, то в «Тигре» Марк более ощутимо трансформирует реальный образ.

Контуры фигуры тигра обрисованы стремительными зигзагами и ломаными линиями, а поверхность тела разбивается на треугольники и трапеции. Художник словно обнажает мышцы, скрытые под кожей зверя, выявляет структуру тела животного.

Насыщенный фон картины, состоящий из нагромождения сложно пересекающихся плоскостей, отчасти продолжает и повторяет линии, заданные в фигуре зверя, так что тигр кажется неотъемлемой частью окружения, а не доминирует над ним, как синяя лошадь.

Этот фон – по сути дела, чистая абстракция, хотя, конечно, можно представить себе, что художник изобразил заросли, в которых затаился тигр, подстерегающий добычу.

Франц Марк. Лисы.1913 г.

В картине «Лисы» мы видим полное взаимопроникновение форм, стирание грани между зверем и его окружением. Создается впечатление, что художник «нарезает» фигуры двух лис на фрагменты и смешивает их, как части головоломки.

При этом одна четко прорисованная деталь – узкая, с характерным наклоном, морда лисицы – задает тему картины и связывает с реальностью почти абстрактное полотно.

Читайте также:  Описание картины микеланджело меризи да караваджо «поклонение пастухов»

Эти формальные поиски имели для Марка серьезный духовный смысл: он искал путь от внешнего облика вещей («внешность всегда плоска») к их внутренней сущности и видел цель искусства в «раскрытии неземной жизни, тайно пребывающей во всем, в разрушении зеркала жизни с тем, чтобы взглянуть в лицо бытию».

Франц Марк. Судьбы животных.1913 г.

В произведениях Марка мир природы предстает цельным и бесконфликтным, в нем нет противопоставления хищников и их жертв, он никогда не изображает сцены охоты, страдания зверей, чрезвычайно редко – погибших животных.

Тем более значимым стало появление картины «Судьбы животных», написанной в 1913-м – последнем предвоенном году. Подзаголовок «Деревья показывают свои кольца, а животные – свои жилы» подчеркивает трагическую идею полотна: только срубленные деревья обнажают кольца, только мертвые звери обнажают нутро.

Лесная чаща предстает на картине как символ потаенного мира природы, который разрушается и гибнет под напором неведомой грозной силы.

В апокалиптическом хаосе мы различаем хищные красные всполохи и лучи, падающие стволы, мятущихся коней, испуганно сгрудившихся оленей, ищущих укрытия кабанов, а в центре полотна – как олицетворение невинной жертвы – голубую лань, поднявшую голову к небу.

Франц Марк. Рисунок из фронтового блокнота

Эта картина-реквием, ставшая пророчеством грядущей войны, – одно из последних крупных произведений Марка, в котором он сохранил связь с фигуративной живописью. В 1914 г. он успел написать несколько абстрактных композиций («Тироль», «Борющиеся формы») и, очевидно, стоял на пороге нового этапа своего творчества.

Впрочем, во фронтовом блокноте Марк, рядом с абстракциями, по-прежнему рисовал оленей и своих любимых лошадей. Нельзя сказать наверняка, как сложилась бы судьба художника, если бы он уцелел в «верденской мясорубке».

В истории искусства 20 столетия Франц Марк навечно остался стремительным всадником, скачущим на вольном синем коне экспрессионизма.

Источник: https://marinagra.livejournal.com/5804.html

Рецензия на фильм «Две женщины»

Словно выпавшая из стремительного современного мира, экранизация тургеневской пьесы получилась по-женски неспешной, нежной и порой самовлюбленной, но вполне достойной великого русского литературного наследия.

Середина XIX века. В поместье Аркадия Ислаева приезжает молодой студент Алексей, нанятый обучать юного сынишку помещика. Молодым человеком, впервые попавшим в пышное общество, увлекается супруга Ислаева Наталья Петровна, а следом за ней чувствами к студенту воспылала и ее воспитанница, семнадцатилетняя Верочка.

Отношения между двумя женщинами, прежде нежные и почти семейные, приобретают сопернический оттенок, страсть к юному красавцу обнажает ревность. Давно влюбленный в Наталью Петровну друг семьи Ислаева Михаил Ракитин ощущает угрозу со стороны молодого учителя и пытается воспользоваться вспышкой чувств своей пассии.

Любовный многоугольник переживает несколько удивительно эмоциональных дней.

Пьеса «Месяц в деревне» многократно ставилась в театрах по всему миру с участием известнейших актеров. Так, например, в 1994 году в лондонском Albery Theatre роль Натальи Петровны исполнила Хелен Миррен, а Беляева сыграл младший брат Рэйфа Файнса Джозеф

Снимать сегодня кино по русской классике – занятие почти самоубийственное.

Зритель, чье воспитание пришлось на годы советского образования, уже практически перестал ходить в кинотеатры, а публика, ставшая завсегдатаями мультиплексов, историческое кино вообще игнорирует, особенно то, увы, что связано с историей родной.

Однако тем большего уважения достойны попытки режиссеров вернуть вымывающееся из памяти ощущение причастности к великой русской литературе, некогда «вбитого» учителями чувства гордости за талант Толстого, Чехова, Островского и десятка других наших соотечественников-писателей. «Две женщины» – это взгляд режиссера Веры Глаголевой на пьесу Ивана Тургенева «Месяц в деревне», драматическую историю чувств, не имеющих возможности вырваться наружу, страсти, сжигающей изнутри в отсутствие взаимности.

Те, кто еще не совсем забыл школьную программу, отлично помнят, что произведения Тургенева вряд ли можно назвать динамичными, их герои – люди, привыкшие мыслить совершенно иными категориями, представлениями о времени, нежели современный человек. «Две женщины» иллюстрируют это самым прямолинейным образом, действие картины развивается столь неспешно, что зрителю хочется подгонять события.

Но в этом-то и заключается мастерство Глаголевой, успокаивающим ритмом и сногсшибательной картинкой она завораживает и окутывает атмосферой русского поместья, места, далекого от любых потрясений, кроме личных, духовных и душевных. Далеко не каждая картина может настолько «впитать» в себя зрителя, что перемещение во времени кажется почти физическим, и это безусловное достижение «Двух женщин».

Специально для съемок фильма Глаголевой Рэйф Файнс на целый месяц перебрался в Смоленскую область, где выучил все реплики своего героя и сам озвучил Ракитина на чистейшем русском языке

Вторым большим плюсом ленты, конечно, является великолепный актерский ансамбль. И речь стоит вести даже не столько о Рэйфе Файнсе, безусловно талантливейшем и бесспорно украшающем любую картину актере, сколько о лицах, не столь «примелькавшихся».

Принятая в случае экранизации русской классики некоторая театральность может напугать, но Анна Астраханцева, исполнительница роли Натальи Петровны, прекрасно удерживает баланс.

Ее героиня – энциклопедический пример русской женщины, воздушной и приземленной одновременно, способной на пыл и при этом охлаждающей поклонников одним взглядом, жесткой с соперницами, но готовой при этом упасть в обморок от малейшего расстройства.

Куда более юным Анне Левановой и Никите Волкову естественность дается сложнее, но и их игре можно порадоваться. Что уж говорить о признанном мастере Александре Балуеве…

Актерски фильм решен на очень высоком уровне – заглавные две женщины, словно пара кружащихся вокруг друг друга звезд, затягивают своей мощной гравитацией самых разных мужчин, обжигают их, управляют их мыслями и движением, оставаясь при этом занятыми лишь самими собой.

К финалу режиссурой картина набирает уровень драматизма, не стыдный на фоне литературного первоисточника. А вот в чем лента существенно проседает, так это в нескольких технических деталях.

Во-первых, остается немало вопросов к монтажным решениям, часто сцены обрываются едва не на полуслове, в то время как увлечение пейзажами временами сбивает с ритма повествования.

Другой серьезной проблемой стала не слишком удачная работа со звуком, нескольким диалогам не хватает глубины, а местами речь и вовсе теряется за шумом природы. Претензии некритичные, но от просмотра отвлекающие.

Самой главной, впрочем, проблемой «Двух женщин» видятся не технические огрехи, а утрата зрителя. Это претензия не к конкретному фильму, а скорее ко всей киноотрасли, картина Глаголевой словно пришла из другого времени или параллельной реальности.

Она действительно красива, сделана с большой любовью к первоисточнику, героям и актерам, но в современных кинотеатрах она выглядит белой вороной.

Уже премьерный показ продемонстрировал неготовность публики даже воспринимать витиеватую русскую речь полуторавековой давности, что уж говорить про погружение во внутренний мир персонажей.

Читайте также:  Описание картины казимира малевича «жница»

Вере Глаголевой остается лишь отдать дань благодарности за те шаги, что она предпринимает, наша классика заслуживает большего, и хвала тем, кто ее продвигает в мир, где невинные вздохи, тайные признания и элементарные слова любви вызывают неуместный смех.

С 22 января в кино.

Оставайтесь с нами на связи и получайте свежие рецензии, подборки и новости о кино первыми!

Яндекс Дзен | Instagram | Telegram | Твиттер

Источник: https://www.film.ru/articles/vlyublennyy-turgenev

Франц Радзивилл (60 картин)

Новый адрес страницы:
https://tannarh.wordpress.com/2014/10/28/франц-радзивилл/

Биография

Автопортрет (1923)

Франц Радзивилл (1895-1983) — немецкий художник, работавший в стиле «новой вещественности» и близкий к «магическому реализму». Учился на каменщика и изучал архитектуру, черчение и живопись, мечтал стать летчиком, но не сложилось. В Первую мировую воевал в России, Фландрии и Северной Франции.

Был дружен со многими известными немецкими художниками своего времени. В 1925 году состоялась его первая персональная выставка. Принимал участие в выставках «Новая вещественность» и «Новая немецкая романтика».

После вступления в НСДАП в 1933-ем сменил Пауля Клее на должности профессора Художественной академии в Дюссельдорфе.

В 1935 году был изгнан нацистами из академии, а его творчество попало под жесткий контроль.

Три ранние работы Радзивилла показывались на печально известной выставке «Дегенеративного искусства», которая по иронии судьбы оказалась лучшим из того, что было сделано в Третьем Рейхе, а посетивший выставку Адольф Гитлер ненадолго стал главным ее экспонатом. Всего при Гитлере было уничтожено около 50 работ Радзивилла.

Прошел всю Вторую мировую войну, работая в основном санитаром и чертежником. Война и смерть первой жены в 1942 году сильно ударили по нему. Картины Радзивилла сделались более мрачными, агрессивными и сюрреалистичными. В них явно чувствуется влияние Магритта и, возможно, отчасти Дали.

В 1947 Радзивилл снова женится, а годом спустя у него рождается дочь. Он продолжает работать и путешествовать, впрочем, пик его карьеры уже миновал.

Говорят, в 60-е с ним случайно столкнулся директор одного из музеев и удивленно спросил: «Как, разве вы еще живы?» Радзивилл умер в 88 лет, оставив после себя около 800 работ, разошедшихся по музеям и частным коллекциям.

Сегодня он известен в основном у себя на родине и, отчего-то, в России. Во всяком случае, в русскоязычной Википедии, в отличие от англоязычной, есть о нем небольшая статья.

Работы

Сцена в деревнеЗастолье во внутреннем дворикеДве женщины на балконе (1924)Женщина с белой накидкой (1927)Церковь в Бокхорне (1927)Шлюзы рядом с Петерсхорн (1927)Ферма под черным небом (1927)Ландшафт при Вареле (1928)Окно моего соседа (1928)Натюрморт (1929)Верфи в Вильгельмсхафене (1929)Объект и утро (1929)Пляж в Дангасте (1929)Смерть летчика-испытателя (1929)Горный ландшафт с двумя всадниками (1930)Бухта II (1930)Часовня (1930)Задворки в Дрездене (1931)Стачка (1931)Водонапорная башня в Бремене (1931)Железная дорога в Боргштеде (1932)Красный самолет (1932)Церковь в Вандее (1932)Натюрморт (1933)Мировая война (1939)Натюрморт с фуксией (1939)Фландрия (1943)Германия (1944)Война и мир (1947)Натюрморт с биноклем (1947)Кладбище у верфи (1948)Красота одиночества (1948)Игра человека (1950)Rund um das piano (1951)Натюрморт с грушами (1952)Ландшафт (1955)Зимнее солнце (1956)Амур и Психея не умерли (1957)Рыболовные суда (1957)Тюльпан (1957)Камни Гарца (1960)Натюрморт с электрической лампой (1960)Прекрасная зима (1963)

Tannarh, 2014 г.

Живопись2014-10-2830302

Источник: http://tannarh.narod.ru/publ/iskusstvo/zhivopis/franc_radzivill_60_kartin/25-1-0-332

Стихи о Франце Марке

«Синий конь» Франца Марка

Франц Марк в одном из своих писемПисал о назначении цветов.Картины смысл от них зависел

Суть цвета описать он был готов.

Цвет желтый — это женский принцип.В нём мягкость и чувствительность притом.Цвет синий — для мужских амбиций

И мужества, духовности закон.

Цвет красный — жесткое упорство,Он подавлялся первыми двумя,Все ж проявляя непокорство,

Как признак непотухшего огня.

Конь, помещенный на картине,Похож на молодого мужика.В расцвете сил, расцветки синей.

Он голову свою склонил слегка.

А формы голубого тела, Из линий ломанных сотворены,Написанных весьма умело.

Конём таким мы все удивлены.

А силуэт его рождаетЭкспрессию коня, большую мощьИ верить в это заставляет

Всех тех, с кем встретиться ему пришлось.

Наличие цветов контрастных,Что создают в картине яркий фон,Как видно, вовсе не напрасно,

Усиливая удивленья тон.

Они все вместе на картине,Соединяясь, общность создают,Всё ж выделяя облик синий

Коня. Холсту пикантность придают.

Ханин Борис

*****

«Птицы» Франца Марка

Ливни цвета, углы, биссектрисы —геометрия в небо полета,как прекрасны парящие птицы,

слышишь щебет и гомон, и клекот?

В фиолетовом, красном и желтомих движенья и песни, и перья,уплывают небесные «чёлны» —

вдохновенье, находки, потери.

Мы и сами — как будто бы птицы,когда ярко живем, с вдохновеньем,в небеса мы стараемся влиться

птицей синей полетных мгновений.

Улекса фон Лу

*****

«Красные лошади» Франца Марка

Три лошади кружАтся будто в вальсе.Изящество присуще линиям их тел.Здесь благородство, силу красной масти

И гибкость лошади Марк показать сумел

Движенья грациозны у животных.В них легкость красных тел и поз всех красота.Единство лошадей и сил природных

Подчеркивают очень разные цвета.

Зелёно-желтый цвет — лугов цветущих.Цвет серый — цвет разбросанных в лугах камней.Лиловый — солнца свет сюда идущий.

Цвет голубой — журчащий меж камней ручей.

Разброс цветов здесь всё обьединяетЛугов просторы, воду, камни, лошадей.И понимание у всех рождает

Единства всей природы, в том числе людей.

Ханин Борис

*****

«Большие синие лошади» Франца Марка

…в закатного поля бы зелень упасть,в его ароматы уткнуться,смотреть с изумленьем, ничтожащим страсть,

как синие лошади льются,

даруя спокойствие и чистоту,величье и мудрость живую,сгущая изгибами тел синеву –

глубокую и неземную…

Хафизова Наталия

*****

«Большие синие лошади» Франца Марка

Не туман синим облаком стелется,И не снится сиреневый сон:В разлохмаченных гривах серебрится

Колокольцев испуганный звон.

Не грустите о пастбищах огненных,Где, казалось, могли бы взлететь.Приведу вас, унылых и сгорбленных,

На гнедую зарю посмотреть.

Задрожит под подковами литыми,Исцеляясь от грези, земля.Потревожить какими молитвами

Я остывшее небо смогла?

Крапаней Раиса

*****

«Две женщины» Франца Марка

Картина абсолютного покоя.Двух милых женщин видим на лугу.Их лиц не видно. Этого не скроешь.

Беседуют улёгшись на траву.

Зелёная трава свежа в предгорье.Она имеет яркий, сочный цвет.У дамы в тёмном головном уборе

Так оттеняет синенький жакет.

Зелёный цвет везде преобладает.Лишь пятнами цветы и шапок цвет.Мазками всё художник выполняет.

Размашистость письма даёт эффект.

Как отмечалось — женских лиц не видно:Одна — загородила всё рукой.Вторая — в профиль к нам. И очевидно,

Лицо её повернуто к другой.

И кажется, что отдыхаешь с ними,И слышишь их интимный разговор.На полотне совсем нет четких линий.

Наполнен холст покоем до сих пор.

Ханин Борис

Источник: http://chto-takoe-lyubov.net/stixi-o-francze-marke/

Ссылка на основную публикацию