Описание картины марка захаровича шагала «часы»

Марк Шагал. Биография и картины Марка Шагала

Марк Захарович Шагал (фр. Marc Chagall; 7 июля 1887, Лиозно, Могилёвская губерния — 28 марта 1985, Сен-Поль-де-Ванс, Прованс, Франция) — белорусский, российский и французский художник.

 Марк Шагал очень разносторонен в своём творчестве: он и  график, и живописец,  и сценограф, и поэт, и  иллюстратор,  и мастер монументальных и прикладных видов искусства. Марк Шагал –  один из самых известных представителей мирового художественного авангарда XX века.

Для Марка Шагала характерны ирреальные произведения (часто на фольклорные и библейские темы), отмеченные тонкой красочностью, выразительным живописным рисунком.

Можно сказать, что Марк Шагал — один из самых фантасмагорических лиричных живописцев XX века. Он родился в Витебске, в семье, «укорененной» в местечковый быт. Образы детства — облик Витебска и окружающих деревень, приметы провинциального быта прошлого века, национальный фольклор—все это впоследствии займет совершенно особое место в творчестве художника.

В 1907 году Марк Шагал приехал в Петербург и поступил в частную школу Е. Н. Званцевой, где учился у Леона Бакста. В 1910 году Марк Шагал уехал в Париж. Здесь молодой художник сблизился с мастерами французского авангарда, поэтами и живописцами, — Г. Аполлинером, М. Жакобом, А. Модильяни и другими.

Если до приезда во Францию творчество Шагала перекликалось с живописью Ван Гога и было близко экспрессионизму, то теперь оно впитывает в себя влияние сначала фовизма, а затем кубизма и футуризма. (Наиболее известные произведения десятых годов — «Я и деревня», «Продавец скота», «Пьющий солдат».

) Но искусство Марка Шагала с самого начала неповторимо самобытно. Геометрия не вытесняет из его картин живых персонажей. Эти персонажи взяты художником не «с натуры», а из собственного духовного мира — отсюда их парадоксальная и захватывающая свобода и неподчинение законам физического мира.

Живопись Шагала тех лет проникнута бунтарским духом, окрашена в эксцентричные и бурлескные тона и вместе с тем неизменно несет в себе ощущение тайны бытия.

Мир в его картинах пантеистически одухотворен и целостен, животные уравнены в правах с человеком, но в то время как человек подчеркнуто, активен, в животных воплощено внеличное и жертвенное начало. Так, в картине «Я и деревня» энергичному человеческому профилю противопоставлена загадочная кроткая морда коровы.

Уже в этот ранний период шагаловская живопись населена персонажами, которые пройдут через все творчество мастера — радостными и нежными влюбленными, парящими над землей («Прогулка», 1917—1918); акробатами и местечковыми музыкантами, раввинами, напоминающими библейских пророков.

После начала первой мировой войны Марк Захарович Шагал возвращается на родину. Он работает в Витебске и Москве, преподает, занимается живописью. В 1922 году Марк Шагал снова уезжает в Западную Европу. С 1923 года он постоянно живет во Франции.

Уже в середине двадцатых годов искусство Шагала освобождается от узких стилевых схем и синкопированных ритмов предшествующего периода. Мир в его картинах теперь не ломается на грани, а кажется слитным потоком пространства и времени, как бы рождающим из своих глубин отдельные образы.

В двадцатые годы Марк Шагал открывает для себя красоту природы южной Франции — красочные букеты и цветущие деревья, наиболее прямо передающие восхищение художника прелестью мира, отныне становятся неотъемлемой частью его живописи.

С начала тридцатых годов, частично в связи с работой над иллюстрированием Библии, в шагаловское искусство входят библейские образы, напоминающие своей интимностью и глубиной персонажей Рембрандта.

Накануне второй мировой войны и в сороковые годы в нем постоянно звучат социальные мотивы, темы войны и разрушения, воплощенные в трагических образах страдающих людей и животных, изображении горящих деревень и символических сцен распятия. После войны живопись Шагала становится еще более светоносной, мягкой, утонченной и внутренне свободной.

Нежнейшие полутона, неуловимые перетекания краски, ее фактурные наслоения, вибрация и горение света и цвета, исчезающее – малые детали и контуры, прорисованные тонкой линией, — вся эта «органическая химия» шагаловской живописи призвана передавать не выразимые в словах оттенки чувства и интимные движения человеческой души. Именно в тождественности искусства и духовного «я» художника и заключается, пожалуй, главная магия творчества мастера.

Его искусство представляет собой поток чистой лирики, поэму в красках и линиях. В этой поэме сплавлены личные и мировые события, воспоминания детства и впечатления текущей жизни, видения Витебска и Парижа или юга Франции; фольклор и собственное «мифотворчество».

Живая действительность, сохраняя свои конкретные и характерные черты, превращается во вневременные образы (недаром один из излюбленных персонажей художника — летящие часы, символизирующие «окрыленное» и превращенное в вечность время).

Хотя в искусстве Шагала есть общее с волшебной сказкой, оно не уводит зрителя в мир чистого вымысла, а истолковывает в глубоких символах саму реальность. В картинах художника как бы развертывается мистерия жизни, в которой участвуют люди, ангелы, животные и их фантастические гибриды; добро существует рядом со злом, но в итоге всегда одерживает победу.

Общая окраска искусства Шагала — жизнеутверждающая; в нем доминируют пасторальные образы, напоминающие персонажей из шекспировского «Сна в летнюю ночь» — влюбленные, которым ангелы дарят цветы, цирковые сцены, олицетворяющие счастливое единение людей и животных, праздник, свободу и само творчество.

У Шагала мир спасает, в конечном итоге, любовь и искусство, поэтому центральное место в его живописи, наряду с влюбленными, занимают образы живописцев с палитрой и музыкантов, от местечкового скрипача до играющего на гуслях ветхозаветного царя Давида. Именно художник творит красоту и гармонию и, в некоторых отношениях, сам мир.

Искусство Марка Шагала необычайно многогранно. Кроме живописи, он постоянно работает в графике. Им созданы замечательные книжные иллюстрации в технике литографии и офорта (к «Мертвым душам» Гоголя, Библии, сказкам Лафонтена и «1001 ночи», к «Дафнису и Хлое» Лонга и др.).

Шагал выполнил ряд монументальных росписей (наиболее известная его работа подобного рода — плафон в парижской «Опере»), мозаик, гобеленов, витражей, театральных декораций и эскизов костюмов. В поздний период он в совершенстве овладел языком керамики и скульптуры.

Материал и техника во всех этих жанрах как бы трансформируются в неповторимые шагаловские образы, воплощающие его глубокое и гуманистическое видение мира.

На основе статьи в книге “Художественный календарь 100 памятных дат”, М., .

Скачать большой архив работ Марка Шагала

Галерея картин Марка Шагала

Прогулка

Les Amoureux En Gris huile sur toile

Над городом

Я и деревня

Летящая повозка

Солдат

Солдаты

Продавец скота

Le Saint Cocher de fiacre

La Naissance

Dédié à ma fiancée

De la Lune, Le Village Russe

la marchande de pain

Le Songe

Le Peintre et les Fiancés

Небо Парижа

La Reine du Cirque

Царь Давид

Вечер у окна

La Madonne du village

Bonjour Paris

Aleko, Un champ de blé par un après-midi d'été

Le Village en Feu

Les Mariés de la tour Eiffel

L'Acrobate

Village russe

Les Amoureux

L'Ecuyère de Cirque

Juif à la Torah  Gouache

la Maison bleue

Bella au col blanc

Autoportrait à la Palette

Mania en mangeant Kasher

Le Poète allongé

Le Juif en Rouge

День рождения

Le Violonniste

Le  Marchand de Journaux

Au-dessus de Vitebsk

Автопортрет Марка Шагала

Le violonniste

Скачать большой архив работ Марка Шагала

Источник: http://www.artcontext.info/pictures-of-great-artists/55-2010-12-14-08-01-06/594-shagal.html

Топ-10 самых известных картин Марка Шагала

Живопись всегда привлекала людей своей разнообразностью, красотой отображения мира или, наоборот, уменьшением его совершенства. Художники и их произведения являются отображением эпохи, зеркалом жизни определённых лет.

Сегодня мы поговорим об очень известном человеке, который был не только художником, но и поэтом, сценографистом и иллюстратором, Марке Захаровиче Шагале (7 июля 1887 — 28 марта 1985), а именно о его выдающихся картинах.

10

Зелёный скрипач

Для Шагала, который был евреем, образ скрипача играл важную роль в жизни. Ведь у этого народа скрипач является незаменимым атрибутом на свадьбе, дне рождения ребёнка и похоронах. В своей работе «Зелёный скрипач» художник продемонстрировал весь жизненный цикл человека. Картина была написана в 1923–1924 годах в США.

9

Прогулка

Полотно изображает самого художника с его женой Беллой. Её часто можно увидеть на картинах Шагала, и данная работа является частью триптиха, на каждой из которой художник изображает свою жену. Работа была написана в 1917–1918 годах и демонстрирует уход от обыденности жизни, полет души и неразрывность сердец.

8

Падение ангела

Эту картину художник начал писать ещё в 1920 году, но закончить смог лишь в 1943 в Америке. К созданию шедевра его подвигли катастрофические события, происходившие в то время. На картине мы видим падающего ангела Люцифера, которого изгнал Бог.

7

Я и деревня

Эта работа фактически не имеет повествования. Можно только предположить, что на переднем плане полотна справа изображён сам Шагал – городской житель, который тоскует по тишине и умеренности деревенской жизни.

6

Обнажённая над Витебском

Шагал, нарисовал эту картину спустя 13 лет после того, как покинул родной Витебск. Он почти точно изобразил городской пейзаж, а ещё добавил обнажённую женщину, намекая на то, как сильно он любит город.

5

Окно на даче

Смотря на этот холст, сразу создаётся впечатление, что ты находишься в доме, на даче у лирических героев. Эта работа была написана в счастливые годы художника и на ней мы, как раз, наблюдаем его с супругой Беллой.

4

Часы

Данное полотно так и намекает на быстротечность людской жизни. Слева мы видим маленького человечка у окна, который наблюдает за вечностью мира, а возле него очень большие часы, отсчитывающие минуты и не оставляющие ни малейшего шанса.

3

Большой цирк

В 1968 году художник написал картину «Большой цирк». Здесь мы видим привычную для нас цирковую арену, однако действо происходит за её пределами. Над зрителями и цирком возвышается ангел в колпаке, жертвенное животное с киотом для свитков Торы, и над всем этим возвышается рука Демиурга с циркулем.

2

Юбилей

Данная картина была написана Шагалом в 1923 году. Считается одной из лучших его работ. В 1990 году её продали за 13,5 миллиона долларов. Изображает милый мещанский быт, чувства, надежду, а также молодость и любовь. На ней даже коврик и патефон смотрятся романтично.

1

Над городом

Здесь опять мы видим Беллу – жену Шагала и его любимый город – Витебск. Двое воспарили над городом, их любви нипочём земное притяжение и бренность жизни. На этой картине художник вновь совмещает высокое и обыденное, что является его отличительной чертой, придающее индивидуальность его творчеству.

Любовь и вера – главные темы картин Марка Шагала. Любовь призывала его писать, творить, рисовать… Ему хотелось «летать», но он и никогда не забывал куда движется.

Источник: https://decem.info/top-10-samyh-izvestnyh-kartin-marka-shagala.html

Шагал Марк (1887 – 1985) (сюрреализм)

Знаменитый художник, начавший писать фантастические картины еще до появления дадаизма. Выходец из Беларуси, но жил во Франции.

В картинах Марка Шагала память о его городе юности Витебске сплетается с парижскими впечатлениями. Воспоминания осаждают художника и, словно выйдя из подчинения, самовольно заполняют холст в причудливом беспорядке.

У него многое повторяется: покосившиеся бревенчатые домишки, летающие над землею люди, козы, гигантские петухи, настенные часы, скрипачи, цветущие деревца и многие другие небрежно набросанные, словно сами собою возникшие существа и вещи.

Марк Захарович Шагал – один из самых фантасмагорических лиричных живописцев XX века. Родился в Витебске, в “местечковой” семье. В 1907 году приехал в Петербург и поступил в частную школу Е.Н.Званцевой, где учился у Л.Бакста. В 1910 голу Шагал уезжает в Париж.

Здесь молодой художник сближается с мастерами французского авангарда, поэтами и живописцами.

Если до приезда в Париж творчество Шагала перекликалось с живописью Ван Гога и было близко экспрессионизму, то теперь оно впитывает сначала влияние фовизма, а затем кубизма и футуризма.

Но искусство Шагала с самого начала неповторимо самобытно. Геометрия не вытесняет из его картин живых персонажей. Эти персонажи взяты художником не “с натуры”, а из собственного духовного мира.

Живопись Шагала тех лет пронизана бунтарским духом, окрашена в эксцентричные тона и вместе с тем неизменно несет в себе ощущение тайны бытия. Мир в его картинах одухотворен и целостен, животные уравнены в правах с человеком, но в то время, как человек подчеркнуто активен, в животных воплощено жертвенное начало.

Так, в картине “Я и деревня” энергичному человеческому профилю противопоставлена загадочная кроткая морда коровы.

Уже в этот ранний период живопись Шагала населена персонажами, которые пройдут через все творчество мастера – радостными и нежными влюбленными, парящими над землей, акробатами и и местечковыми музыкантами, раввинами.

В начале первой мировой войны Шагал возвращается на родину. Он работает в Витебске и Москве, преподает, занимается живописью. В 1922 году Шагал снова уезжает в Западную Европу. С 1923 года постоянно живет во Франции.

Во Франции Шагал открывает для себя красоту природы южной Франции – красочные букеты и цветущие деревья отныне становятся неотъемлимой частью его живописи. Мир в его картинах теперь не ломается на грани, а кажется слитным потоком пространства и времени, рождающим из своих глубин отдельные образы.

С начала 30-х годов в шагаловское искусство входят библейские образы, схожие глубиной персонажей с Рембрандтом.

Накануне второй мировой войны и в сороковые годы в картинах Шагала звучат социальные мотивы, темы войны и разрушения, воплощенные в трагических образах страдающих людей и животных, изображении горящих деревень и символических сцен распятия.

В 1933 году пришедшие в Германии к власти нацисты публично сжигали картины художника.

После войны живопись Шагала становится более мягкой, светлой, утонченной и внутренне свободной. Нежнейшие полутона, неуловимые перетекания краски, горение цвета и света, исчезающе-малые детали и контуры, прорисованные тонкой линией – все это призвано передавать не выразимые в словах оттенки чувства и интимные движения человеческой души.

Искусство Шагала представляет собой поэму в красках и линиях. В этой поэме сплавлены личные и мировые события, воспоминания детства и впечатления текущей жизни и собственное “мифотворчество”. Хотя искусство художника напоминает волшебную сказку, оно не уводит зрителя в мир чистого вымысла, а истолковывает в глубоких символах саму реальность.

Общая окраска искусства Шагала – жизнеутверждающая.

Искусство Шагала необычайно многогранно. Кроме живописи, он постоянно работает в графике. Им созданы замечательные книжные иллюстрации в технике литографии и офорта. Шагал выполнял ряд монументальных росписей, мозаик, гобеленов, витражей, театральных декораций и эскизов костюмов. В поздний период овладел техникой скульптуры.

В 1937 году Шагал принял французское гражданство. Умер Марк Захарович Шагал 28 марта 1985 года в городе Сен-Поль-де-Ванс в Приморских Альпах (Франция).

Источник: http://cvetamira.ru/shagal-mark-1887-1985-syurrealizm

О «сюрреализме» марка шагала

Номер журнала: 

Специальный выпуск. Марк Шагал “ЗДРАВСТВУЙ, РОДИНА!”

Картины, которые Шагал создает в период с 1923 по 1941 год, до отъезда в Америку, отмечены двойственностью. Иные из этих произведений кажутся настоящими сюрреалистическими полотнами, но на самом деле ими все же не являются.

Например, впечатляющая «Обнаженная над Витебском» (1933) имеет большее отношение к опоэтизированным фактам автобиографии, чем к сюрреалистическим грезам. Обнаженная написана в манере, близкой французской художественной стилистике начала 1920-х годов.

По гладкости фактуры, красоте и выписанности модели картину можно было бы счесть безупречным академическим упражнением в русле долгой живописной традиции изображения обнаженной натуры со спины, если бы только не произвольность, с какой фигура помещена над городским пейзажем.

Но произвольность эта кажущаяся, равно как и «сюрреализм» (так и напрашивается аналогия с работой Ман Рея «Влюбленные» 1934 года).

В действительности Шагал говорит о себе. Витебск и, вероятнее всего, Белла объединены и равноправно делят картину поровну. Витебск внизу— он возник из детства и принадлежит прошлому. Белла вверху — она царит в памяти и принадлежит настоящему.

А в букете цветов, обособленном, как бы разрывающем своими красками серый фон, можно увидеть образ самого Шагала, его эмблему, подпись. В первые годы жизни во Франции цветы нередко заменяют автопортреты.

Букет можно истолковать как символическое изображение самого художника (подобно клоунам, акробатам или музыкантам), а можно — как аллегорическое воплощение счастья или удовольствия. Такая трактовка подходит для картины «Невеста с двойным лицом» (1927).

Читайте также:  Описание картины винсента виллема ван гога «крыши. вид из мастерской»&nbsp

Особенно ярко двойственность (в данном случае по отношению к сюрреализму) проявляется в «Сне в летнюю ночь» (1939). Осел и невеста, составляющие влюбленную пару, на первый взгляд и в самом деле предстают как нечто абсолютно сюрреалистическое и уж точно фантастическое.

Но название произведения отсылает к одной из самых совершенных комедий Шекспира, где в центре действия — любовь царицы фей Титании к ткачу Основе, который волшебством превращен в осла.

У Шекспира это превращение, возможно, навеяно античными реминисценциями (Мидас, получивший ослиные уши за то, что оскорбил Аполлона; волшебница Цирцея, превращающая людей в скотов; метаморфоза Луция в «Золотом осле» Апулея) или народными карнавалами.

Литературные аллюзии (имя Титания Овидий в «Метаморфозах» дает иногда Диане) соседствуют с нордическими мифами (Пэк в пьесе — эльф и он же домовой или Добрый малый Робин).

Подобное смешение позволяет Шекспиру переплести в пьесе несколько историй, в которых при свете луны, в волшебной ночной атмосфере встречаются красавица и чудовище, возникают гримасы и улыбки, желания и сновидения. Совершенно очевидно, что Шагалу доставляет удовольствие постоянное веселое вторжение чего-то сказочного, ирреального, знаменующего победу воображения над рассудком.

Картина иллюстрирует одну из тем пьесы: пародирование романтической любви. Даже нежность, с которой он изображает своих персонажей, и отсутствие животной грубости созвучны пьесе Шекспира, мастерски умеющего раскрыть всю полноту любви, поднимая ее над буффонадой.

У Шекспира нет желчи в подшучивании над «нежными чувствами», нет ее и у Шагала. Ну, а столь необычный для художника красный ангел в небесах — это, скорее всего, шекспировский добрый эльф Пэк.

Итак, Шагал и тут рассказывает о себе самом, точнее, делится с нами своим восхищением шекспировской пьесой.

По возвращении во Францию после войны Шагал и в других произведениях использует «сюрреалистическую» образность для иллюстрации чего-то, не имеющего никакого отношения к сюрреализму. Пример тому — «Часы с синим крылом» (1949).

Маятник с птичьим крылом в центре картины, кажется, доминирует над заснеженной деревней; еще выше в воздухе — петух; внизу на переднем плане — брошенный букет; поверх часов — обнявшиеся влюбленные; силуэт бредущего еврея — все это в сочетании с загадочным названием напоминает композиции Магрита.

Действительно, в этом произведении много странного. Однако его можно расшифровать как закодированное послание. Каждая из фигур так или иначе рассказывает нам о Шагале. Но это разные рассказы. Один — о детстве, другой — об изгнании, третий — о тоске. Так на театральной сцене могут одновременно находиться несколько персонажей, не вступающих в общение друг с другом.

Они объединены пространством, и каждый произносит свой монолог, не слыша того, что говорят другие. Если бы действительно все описанное происходило в театре, это была бы некая специально поставленная режиссером какофония.

В картине этому соответствует нарочито «неправильное» ее построение: законы перспективы попираются, законы тяготения отменены, естественный ход вещей нарушен вторжением крылатых часов.

Но по существу все исполнители в этой картине нам знакомы. Часы появлялись и прежде (в первый раз в работе 1914 года, а затем — на всем протяжении творчества Шагала, например в «Черной перчатке» (1923-1948) или в «Автопортрете с часами» 1947 года).

Встречался нам и петух — один из любимейших образов шагаловского бестиария, и, разумеется, витебский пейзаж, откуда родом и часы, и петух, и еврей-скиталец. В этих образах воплощены воспоминания детства или юности.

А в манере произвольно разбрасывать фигуры по пейзажу есть что-то от игры, и уж, верно, не без лукавства и юмора Шагал таким образом смешивает «строчки» своих произведений и возможный порядок их прочтения, облекая обычные, вполне реалистичные личные воспоминания в стилистику сюрреализма.

Деформация, которой Шагал подвергает классическую композицию (разномасштабность, несообразные сближения и др.

), не несет в себе разрушительного для картины заряда и не отсылает к подсознанию, как это происходит у сюрреалистов.

Просто он применяет в построении картины особую логику чувства, которая по своему усмотрению играет перспективой, сходством и разумом, устанавливает собственные эстетические правила.

Вернуться назад

Источник: https://www.tg-m.ru/articles/spetsialnyi-vypusk-mark-shagal-zdravstvui-rodina/o-syurrealizme-marka-shagala

Оценка, продажа и реализация картин Марка Шагала

Краткая биография Марка Шагала
Направление деятельности художника
Цены, рекорды продаж, уходы картин Шагала
Оценка, продажа и скупка картин Шагала

Марк Захарович родился в 1887 году в Витебске Российской империи (ныне территория Белоруссии).

Мальчик получил традиционное для евреев надомное образование, а в юношеские годы попросил у отца деньги и разрешение для поступления в художественную школу. Отца желание старшего сына не обрадовало, но он все же дал ему немного денег, заявив, чтобы тот не рассчитывал на содержание. Семья была большой, так что возможности платить за образование не было.

В Петербурге Шагал учился у Рериха, а также брал уроки у Бакста. На студенческую стипендию молодой художник отправился Париж, куда потом неоднократно возвращался в течение жизни. Ему приходилось жить в разных странах, но где бы и над чем бы он ни работал, всюду мелькали образы его любимого Витебска и милой сердцу жены Беллы.

Знакомство художника с французскими представителями футуризма, кубизма и других модных для того времени художественных веяний, оказало существенное влияние на все его творчество. Шагала не зря считает одним из самых известных художников-авангардистов 20-века.

Он впитывал в себя все новое, но никогда не копировал. Пропуская через себя особенности разных направлений, он пришел к собственному стилю, легко узнаваемому сегодня.

К числу наиболее известных работ Шагала относят такие: «Над Витебском», «Над городом», «Прогулка», «Зеленый скрипач», «Я и деревня», «Юбилей» и другие.

М.З. Шагал. «Над городом». 1914-1918 гг.

Марк Захарович прожил долгую и насыщенную событиями жизнь.

Он служил в Военно-промышленном комитете, открыл художественное училище в Витебске, создавал фрески и настенные панно для театров, декорировал храмы и синагоги, ваял скульптуры, иллюстрировал книги (например, «Мертвые души» Гоголя). Ушел из жизни Шагал в 1985 году во Франции в возрасте 97 лет от сердечного приступа, когда поднимался домой на лифте.

Направление деятельности художника

Шагала относят к числу наиболее ярких представителей авангардизма — направления художников, которые много экспериментировали с новыми течениями и часто упрощали свои изображения.

Каждая поездка Марка Шагала в Париж приводила к тому, что он знакомился с новыми веяниями в живописи. Так, в начале 20-го века на его работу повлиял фовизм — течение, которое в те годы только начало зарождаться во Франции.

Базовым художественным элементом фовисты считали яркий цвет, резкость изображения и его чистоту. Они отказывались от традиционных принципов линейной перспективы и сложности изображаемых форм. Знакомство с фовизмом привело к тому, что Шагал перешел от мрачных тонов к ярким цветам.

Его картины стали более насыщенными и жизнеутверждающими.

Следующим направлением стал кубизм. Кубисты раскладывали объемное изображение на простые формы, чтобы затем сложить из них новую картину на плоскости. Такой подход позволял одновременно демонстрировать зрителю те стороны, которые обычно скрыты. Шагал следовал принципам кубизма лишь частично, намеренно помещая рядом предметы разного масштаба или разделяя предмет на части.

М.З. Шагал. «Я и деревня». 1911 г.

Не менее значимой для Марка Шагала оказалась и встреча с сюрреализмом, зародившемся в двадцатых годах 20-го века. Сюрреалисты выступали за то, чтобы творчество стало свободным от логики, уступило место бессознательному.

Отсюда сочетание нереальных образов, увиденных во сне, с реальностью, выражаемой самыми причудливыми формами. Шагалу предлагали вступить в сообщество сюрреалистов, что могло сделать его еще более известным. Однако художник не разделял принципы сообщества, а использовал их в своей работе лишь частично.

У него тоже можно встретить самые неожиданные сочетания вещей, которые невозможно объяснить логически.

М.З. Шагал. «Автопортрет с семью пальцами». 1912 г. 

Цены, рекорды продаж, уходы картин Шагала

Марку Шагалу и его близким нередко приходилось жить в бедности.

Если бы семья знала, сколько будут стоить картины Шагала после его ухода из жизни! В 1990 году, всего через пять лет после смерти художника, его картину «Юбилей» выставили на Sotheby`s.

Эксперты оценили холст в 6-8 миллионов долларов, однако с аукционного дома произведение ушло за 14,85 миллионов, установив первый рекорд для работ Шагала.

М. Шагал. «Юбилей». 1923 г.

Вслед за этим последовали не менее грандиозные по цене продажи его картин.

В 2013 году за 13 млн долларов купили полотно «Три акробата», еще через год — картину «Виолончелист», а в 2017 году состоялось сразу несколько продаж: с молотка ушли картины «Три свечи», «Большой цирк» и «Влюбленые».

Для сравнения, лишь несколько русских художников могут встать в один ряд по ценам продаж с Шагалом. Например, это Казимир Малевич или Василий Кандинский.

Согласно предварительной оценке экспертов, картину «Три свечи» могли приобрести за 8-12 миллионов долларов. Это холст, подлинность которого удостоверил парижский Шагаловский комитет.

С момента создания в 1939 году картина совершила несколько переездов. Вначале она находилась в галерее Пьера Матисса (сына Анри Матисса), затем попала в коллекцию С. Миллер, которая передала ее в клинику в Кливленде.

В результате торгов Christie`s 2017 года за холст отдали 14,5 млн долларов.

М.З. Шагал. «Три свечи». 1939 г.

Что касается картины «Большой цирк», то по ней интересно проследить рост цен на работы Шагала. В 2007 году картину выставили на аукционе Sotheby`s с эстимейтом 8-12 млн долларов, а продали за 12 миллионов.

Но уже в 2017 году, спустя 10 лет, она вновь появилась на том же аукционе, но с эстимейтом 10-15 миллионов.

В итоге с аукциона она ушла за 16 млн долларов, установив на короткий срок новый рекорд для картин Шагала.

М.З. Шагал. «Большой цирк». 1956 г.

Но самым грандиозным был уход картины «Влюбленные». Изначально эксперты оценили ее в 12-18 миллионов долларов, что только раззадорило желающих получить бесценное полотно великого мастера. В течение десяти минут несколько претендентов из России и Азии поднимали цену, пока работа не досталась счастливому обладателю за 28,45 млн долларов (с учетом выплат аукционному дому).

М.З. Шагал. «Влюбленные». 1928 г.

Данные аукционов позволяют составить примерное представление о том, сколько стоят картины Шагала сегодня. Значит ли это, что любая его картина может быть продана так же дорого? Нет.

Многое зависит от размеров, известности картины, востребованности живописи художника и других причин. Составить точное представление о ценности конкретного холста поможет экспертиза.

О том, что она показывает, где и как продать картину Шагала, читайте далее.

Оценка, продажа и скупка картин Шагала

Как правильно оценить картину Шагала

Экспертизу картины Шагала наилучшим образом сделают специалисты, разбирающиеся в творчестве именно этого художника. Наша галерея сотрудничает с независимым Центром научной экспертизы им. Бенуа.

Работники центра смогут оценить картину Шагала во время исследований в современной лаборатории. В ходе экспертизы полотно изучают по разным параметрам: выявляют время создания, подлинность картины, достоверность подписей, наличие повреждений и т.д.

Иногда именно в ходе профессиональной оценки выясняются различные нюансы. Например, что картина содержит скрытые надписи или изображения.

Как продать картину Шагала

Часто известный холст не нуждается в дополнительном представлении. Другое дело, если речь идет о малоизвестной работе.

Тут важным становится все: история создания и перемещения картины, которая дополнительно подтверждает ее подлинность, экспертное заключение, описание характеристик самого холста, наличие фотографий высокого качества. Чем больше к картине будет доверия, тем выше станет вероятность ее выгодной продажи.

Зачем нужно составлять историю создания и движения холста? На создание картины у художника нередко уходили долгие месяцы и даже годы напряженной работы. В это время он вынашивал какие-то идеи, хотел выразить протест или свое видение происходящего вокруг.

Поэтому истории создания картин известных художников часто интересны сами по себе и помогут покупателю лучше понять замысел мастера. История передвижения картины (представление на выставках, продажа на аукционах и т.д.

) демонстрирует ее значимость для общества, что также может благоприятно отразиться на сделке.

Где продать картину Шагала

Если у вас есть картина Марка Шагала, предлагаем выставить ее в нашей галерее. При этом сделка проходит быстрее и безопаснее, чем на аукционах и выставках (не нужно ждать начала мероприятия, везти и охранять холст). В то же время нашу онлайн-площадку посещают любители живописи, способные предложить за нее высокую цену.

Есть и другое решение — менее прибыльное, но дающее результат сразу. Вы продаете картину нам за уменьшенную цену. Скупку картин Шагала мы ведем только после ее оценки нашим экспертом.

Остались вопросы или есть предложение? Позвоните нам по номеру: +7 (495) 969-14-05.

Источник: https://lermontovgallery.ru/spravochnik-antikvariata/otsenka-prodazha-kartin-shagala/

Единственная любовь Марка Шагала … – Журнал “Культурная Столица”

Главная › Каталог статей › ЖЗЛЕдинственная любовь Марка Шагала …

ЕДИНСТВЕННАЯ ЛЮБОВЬ МАРКА ШАГАЛА … И ДВЕ ДРУГИЕ.

«Когда я открываю утром глаза, мне хочется увидеть мир более совершенный, мир любви и дружественности, и уже одно это способно сделать мой день прекрасным и достойным бытия…»
Марк Шагал

“Мать рассказывала мне, что, когда я появился на свет, город охватил огромный пожар, и, чтобы нас спасти, кровать, в которой мы оба лежали, переносили с места на место.

Может быть, поэтому я постоянно испытываю потребность куда-то уехать”. Марк Шагал был непоседлив, как перелетная птица.

Однажды в детстве цыганка предсказала ему, что он проживет необыкновенную жизнь, будет любить одну необыкновенную женщину и двух обыкновенных, а умрет … в полете.

ПАРИЖ – МОСКВА. В 1973 году в Париже на авиавыставке произошла трагедия: разбился советский самолет “Ту”. Десятки раз момент катастрофы показывали по французскому телевидению.

Через два дня 86-летний Марк Захарович Шагал – уроженец Витебска и гражданин Франции как писали – после полувековой эмиграции должен был лететь на родину, в Россию, на собственную выставку.

Был заранее приобретен билет на рейс Аэрофлота, на такой же “Ту”.

В мастерскую к Шагалу зашла жена – Валентина Георгиевна Шагал. Несмотря на то, что она была младше мужа на четверть века, главой семьи безусловно была она. “Марк, не полетим! – сказала она властно. – У меня нехорошие предчувствия”.

Шагал посмотрел на нее своими безмятежно-васильковыми глазами, покачал седой кудрявой головой: “Мы полетим, Вава”. Настаивать Валентина Георгиевна не решилась.

Так уже несколько раз бывало в их давно сложившихся отношениях, и она знала, что, если ее обычно покладистый муж вдруг заупрямился, то это непреодолимо…

Марк Шагал и Валентина

Лететь Шагал не боялся, хотя в давнее предсказание цыганки верил. Просто он считал: чему быть, того не миновать. А о поездке в Россию Марк Захарович мечтал давно. Рассматривал фотографии, которые присылали ему во Францию русские поклонники: вот его родная улочка в Витебске, а вот и его дом.

Трудно узнать! Крыльцо сломали, а по бокам пристроили по флигельку. И все же, если приглядеться… Все те же четыре окошка, васильковые рамы, узкие красные кирпичи, а между ними – голубые швы раствора. Только в Витебске Марк Захарович видел строительный раствор василькового цвета! Потом к Шагалу приезжал Андрей Вознесенский.

Старый художник расспрашивал молодого поэта: “Какая она нынче, Москва? Есть ли на улицах автомобили?” В последний раз он видел русскую столицу в 1922 году. Тогда там была разруха… Вопреки предчувствиям Вавы, перелет прошел хорошо. Чуть не в первый московский день Андрей Вознесенский зазвал именитого гостя к себе на дачу в Переделкино.

Сам Андрей Андреевич вспоминает об этом так: “Шагал остановился посредине дорожки, простер руки и остолбенел. “Это самый красивый пейзаж, какой я видел в мире!” – воскликнул он. Перед ним был старый покосившийся забор, бурелом, ель и заглохшая крапива”.

И это после стольких лет, прожитых под ярким французским небом, в изысканном особняке, среди зелени, цветов и переливов солнечного света!

Естественно, из Москвы Марк Захарович собирался заехать в Витебск, но… Он забыл, что московское лето – это вам не французское, посидел в гостинице на балконе, его продуло… Вава сказала: “придется поездку в Витебск отменить. В твоем возрасте простуды очень опасны”.

На этот раз муж послушался, и Валентина Георгиевна успокоилась: ее прежние позиции отвоеваны. Она и не знала, что, переменив планы насчет Витебска, Шагал в тайне испытал облегчение. Из тех же писем от поклонников он знал: прежнего Витебска больше нет. Война снесла 93 процента домов.

Читайте также:  Описание картины ореста кипренского «портрет а. к. швальбе» (1804)

Красивейший городской собор, чудом уцелевший в войну, зачем-то снесли в пятидесятых годах. Нет, лучше уж Марку Захаровичу не видеть, что стало с его родиной…

ВИТЕБСК Еще недавно местом рождения Шагала ошибочно считали белорусское местечко Лиозно.

На самом деле старший из 10 детей разносчика рыбы Хацкеля (по паспорту – Захара) Шагала, Марк 6 июля 1887 года родился на окраине Витебска, которая называлась Песковатики.

А в Лиозно жил дед по материнской линии, и маленького Марка туда возили, хоть он этого и не любил – дед был резником, в сарае вечно сохли шкуры убитых животных, и эта было до жути страшно!

Войдя в возраст и обнаружив в себе страсть к рисованию, Шагал покинет родной город. Он напишет: “В Витебске тогда было много столбов, свиней и заборов, а художественные дарования дремали.

Оторвавшись от палитры, я умчался в Питер”.

Но в Питере, а потом в Париже, в Нью-Йорке, да где угодно, он будет рисовать все те же витебские столбы, заборы, запретных свиней, коз, лужи, скрипача, кучера, шарманщика, раввина…

Правда, главную свою живописную натуру, которую он тоже будет рисовать много лет, 22-летний Шагал нашел все же в Питере. Ее звали Белла Розенфельд. Внешне она была очень похожа на самого Шагала. Хотя была красавицей, а он красавцем отнюдь не был. А еще Белла была одухотворенной и воздушной.

Занималась в студии Станиславского, пробовала себя в литературе, интересовалась философией… В ее присутствии Марк испытывал невиданное чувство невесомости, парения и покоя.

Часто он так ее и рисовал – безмятежно парящей в небе, и себя, летящим рядом с ней – над заборами, над свиньями, над столбами, над обыденным и милым Витебском.

Шагал с Беллой. 1934

Через год после знакомства Белла и Марк были женихом и невестой. Свадьба казалась делом решенным, и вдруг все изменилось – влюбленного юношу стала мучить какая-то смутная тревога, какая-то тоска… Словом, в один прекрасный день он вдруг взял да и удрал от своей невесты в Париж. Те, кто знал их с Беллой, пришли в изумление.

А она сама хранила спокойствие. Будучи женщиной необыкновенно умной и также одаренной необыкновенной интуицией, Белла понимала, что происходит с ее любимым мужчиной лучше, чем он сам. “Его позвал в дорогу какой-то таинственный инстинкт. Как грача или журавля осенью! Но он вернется”, – объясняла она.

И все четыре года разлуки писала жениху письма – прекрасные, поэтичные, нежные…

КОМИССАР НА ЗЕЛЕНОМ КОНЕ. “Мои русские картины были без света, – писал Шагал из Парижа. – В России все сумрачно и имеет серовато-коричневый оттенок. Приехав в Париж, я был потрясен переливами света”. И все же, сюжеты его картин не изменились. “Париж, ты мой Витебск!” – это, по мнению Шагала, было лучшим комплиментом.

Жил Марк на улице Данциг, неподалеку от бульвара Монпарнас, в круглом кирпичном здании – это было общежитие художников под названием “Улей”. Одну и квартир там занимал в то время Амадео Модильяни, другую – Фернан Леже… Все обитатели “Улья”, как и положено настоящим художникам, бедствовали и даже голодали.

Не имея денег на холсты, Шагал писал картины то на скатерти, то на простынях, то на собственной ночной рубашке. А в какой-то момент он опять почувствовал смутное беспокойство. А, может, это было неосознанное желание убраться подальше от надвигающейся войны: начинался 1914 год, и Франция была главным врагом Германии…

Кто же знал тогда, что Россия – наименее подходящее место для человека, не желающего никаких войн и катаклизмов…

Как бы там ни было, но Белла дождалась своего Марка. “И погасили мы Луну, И свечек пламя заструилось, И лишь к тебе моя стремилась Любовь, избрав тебя одну…” – написал Шагал вскоре после свадьбы. И снова он рисовал себя и свою Беллу летящими в небе, свободными и влюбленными. А, когда в 1916 году родилась дочь Ида, стал рисовать и ее.

Марк Шагал с женой Беллой и дочерью Идой.

А потом в России одна за другой произошла две революции. Советская власть казалась Шагалу “новой античностью”, питомником, где обновленное искусство расцветет в небывалом великолепии.

Сам Луначарский выдал ему мандат: “товарищ художник Марк Шагал назначается Уполномоченным по делам искусства в Витебской губернии. Всем революционным властям предлагается оказывать тов. Шагалу полное содействие”.

Шагал даже издавал декреты…

Вот один из них, от 16 октября 1918 года: “Всем лицам и учреждениям, имеющим мольберты, предлагается передать таковые во временное распоряжение Художественной комиссии по украшению г. Витебска к первой годовщине Октябрьской революции”. Это был невероятный, почти сюрреалистический праздник: дома покрашены белым, а по белому разбегаются зеленые круги, оранжевые квадраты, синие прямоугольники.

Горожане в широкополых шляпах, с бантами в петлицах, несут плакаты: “Да здравствует революция слов и звуков!” Какие-то дамы вышли на парад на ходулях. А над официальными учреждениями развивается знамя с изображением человека на зеленой лошади с надписью “Шагал-Витебску”.
Через несколько лет Малевич – автор “Черного квадрата” – вытеснит Шагала из Витебска, обвинив его … в консерватизме.

Мол, Шагал напрасно до сих пор возится с изображением каких-то вещей и человеческих фигур, тогда как подлинное революционное искусство должно быть беспредметным. Целый год после этого Шагал еще проживет в России, с увлечением работая … учителем рисования в детских трудовых колониях “Малаховка” и “III Интернационал”.

Как Макаренко, наравне со всеми пек хлеб, дежурил на кухне, качал воду из колодца. Тем временем Белла потихоньку распродала все свои фамильные драгоценности, чтобы подкормить пятилетнюю Иду – в стране свирепствовал голод. Неизвестно, чем бы все это кончилось, если бы необъяснимые “внутренние часы” Марка Захаровича не показали бы, что пришло время совершить новый перелет.

Не голод, не страх перед бытовыми тяготами, а какой-то неведомый инстинкт снова звал его в дорогу…

В 1922 году Шагал вместе со своей семьей уехал в Каунас, оттуда – в Берлин, потом – снова в Париж.

Через несколько лет из Советской России стали доходить смутные, страшные и – увы! – достоверные известия о том, что Советская власть крутенько расправляется с художниками, поэтами, режиссерами, исповедовавшими Новое Искусство.

Шагал возблагодарил Всевышнего за то, что Он вложил в его душу жажду странствий – как оказалось, спасительную. Во Франции Шагал прожил вплоть до второй мировой войны.

КАТАСТРОФА На этот раз он чуть было не опоздал. Досиделся во Франции до самого прихода немцев! Не трудно догадаться, что было бы с чистокровным евреем Шагалом, его еврейкой-женой, с их дочерью, попади они в руки тех, кто еще в 1933 году, в Мангейме, бросал в костер шагаловские полотна.

Но, к счастью, в мае 1941 года семья села на пароход, идущий в Америку. В Нью-Йорк Шагалы прибыли на следующий день после нападения Германии на Советский Союз. Узнав об оккупации Витебска, Шагал написал ему письмо: “Давно, мой любимый город, я тебя не видел, не упирался в твои заборы.

… Я не жил с тобой, но не было ни одной моей картины, которая бы не отражала твою радость и печаль. Врагу мало было города на моих картинах, которые он искромсал, как мог.

Его “доктора философии”, которые обо мне писали “глубокие” слова, теперь пришли к тебе, мой город, сбросить моих братьев с высокого моста в Двину, стрелять, жечь, наблюдать с кривыми улыбками в свои монокли…” На картинах того времени Шагал часто рисовал пожары.

А скоро мировая катастрофа слилась для него с его личной, частной, но не менее страшной катастрофой – в 1944 году в результате осложнения после гриппа умерла его единственная любовь, его жена Белла. Необыкновенная женщина! “Твой белый шлейф плывет, качаясь в небе…” – напишете он много лет спустя.

Девять месяцев мольберты с эскизами были повернуты к стене – рисовать Марк Захарович не мог. Он вообще ничего не мог – ни с кем-либо говорить, ни куда-либо ходить, ни чего-либо хотеть. Если бы так продолжалось дальше, он либо сошел бы с ума, либо умер. И тогда хитрая Ида (ей было уже 28 лет) наняла отцу экономку – потрясающую красавицу, лицом напоминающую мать, к тому же великолепно образованную и из хорошей семьи – отец Вирджинии Хаггард когда-то был британским консулом в США.

Шагалу было тогда пятьдесят восемь лет, Вирджинии – тридцать с небольшим. Нет, он по-прежнему любил свою Беллу, и смерть в этом была не властна. Но одиночество было для Шагала невыносимым! Вскоре Вирджиния родила ему сына.

В честь одного из братьев Шагала его назвали Дэвидом. А вот фамилию мальчику дали материнскую, оставшуюся у нее от первого замужества – Макнилл. Ведь Дэвид родился вне брака.

В 1948 году вся семья, повинуясь шагаловской страсти к перемене мест, переехала в Париж.

Шагал и Вирджиния

Вирджиния оказалась похожей на Беллу лишь внешне. Увы, она была обыкновенной женщиной, и парижских соблазнов не вынесла.

Вот что писала в 1951 году подруга семьи Шагалов – Мария Антоновна Деникина (дочь знаменитого белого генерала): “Ирландка вдруг сбежала от Шагала с художником – то ли шведом, то ли норвежцем – и сына захватила с собой. Для Шагала это была большая драма, он даже подумывал о самоубийстве.

Его дочь Ида все время повторяла: “Надо что-то сделать, иначе он покончит с собой. Надо ему кого-то подыскать”. В конце концов мы нашли Валентину Бродецкую, которая тогда жила в Англии, и уговорили ее стать на некоторое время компаньонкой художника”.

ПОСЛЕДНИЙ ПОЛЕТ. В Париже Ида создала салон, где собирался весь цвет столицы – от Андре Мальро до мадам Помпиду. Вава (так близкие звали Валентину Григорьевну Бродецкую), была вхожа туда и как дочь известного фабриканта, и как владелица лондонского салона моды. Она была моложе Шагала на четверть века. Хорошенькая. Нравилась Иде.

Что ему еще было нужно от женщины? Ну разве еще, чтобы она была необыкновенной! Но необыкновенная женщина в жизни Шагала уже была, и другой такой цыганка ему не обещала. Марк Захарович был нетребователен и быстро привязывался. В общем, 12 июля 1952 года Вава стала женой Шагала. Для свадебного путешествия они выбрали Грецию, и вернулся Шагал оттуда другим человеком.

“Перелетной птице” будто подрезали крылья – поселившись с Вавой на вилле “Коллин” в небольшом средиземноморском городке Сен-Поль де Ване километрах в двадцати от Ниццы, он больше никогда никуда не переезжал (если, конечно, не считать “рабочих” поездок).

Потом Ваве, хоть она сама и принадлежала к “избранному Богом народу”, захотелось, чтобы творчество Шагала перестало ассоциироваться с еврейством. И художник подчинился. Для начала с его полотен исчезли раввины. Потом Шагал вдруг пригрозил подать в суд на авторов еврейской энциклопедии, если они упомянут там его имя.

Старый друг Шагала – Бааль-Тшува, рассказывает: “Мы всегда беседовали между собой на идише, но стоило нам на улице поравняться с кем-нибудь из французов, как Шагал тут же переходил на французский”. А еще Марк Захарович, по мнению коллег, под влиянием Вавы стал слишком мало думать о творчестве и слишком много – о благосостоянии семьи.

На этой почве они рассорились с Пикассо. Великий испанец спросил Шагала, почему тот не выставляется в советской России. “Твоих работа в России тоже не видно, – ответил Шагал, – а ведь ты как-никак коммунист!”.

Пикассо рассмеялся: “Я знаю, почему ты не выставляешься в России, – ведь там нельзя заработать!” Насчет России Пикассо был не прав – через несколько лет Шагал, как мы знаем, поехал туда, несмотря ни на какое влияние Вавы. А, уезжая обратно во Францию, взял да и подарил Пушкинскому музею 75 своих бесценных литографий. Раньше-то Марк Захарович много работ раздаривал, но Вава считала это непростительным мотовством.

Впрочем, больше всего Валентине Григорьевне мешало мужнино чадолюбие. Ее отношения с Идой очень быстро испортились, и та стала редко появляться у отца дома.

А всякий раз, когда Марк Захарович хотел подарить дочери что-нибудь из своих новых работ, Вава говорила, что картина уже кому-то обещана.

Кстати, основная часть рисунков (общей стоимостью 65 миллионов долларов) стараниями Валентины Григорьевны досталась ее брату, Мишелю Бродецкому, которого Шагал не слишком жаловал.

Марк Шагал в 1965 году.

Нужно ли говорить, что видеться с внебрачным сыном – Дэвидом – Валенина Георгиевна мужу запретила. На долгие годы с молчаливого согласия Шагала было наложено табу даже на упоминание Вирджинии Хаггард и ее сына.

Пробовала Валентина Георгиевна потеснить из биографии мужа и его первую жену, но тут уж она столкнулась с непробиваемой стеной сопротивления! Первая жена и родина были и оставались для Шагала святынями.

А то, что он окончил жизнь с другой женщиной в другой стране – это, конечно, ничего не отменяет…

Шагал умер 28 марта 1985 года в лифте, поднимавшемся на второй этаж. Пусть и не высоко, но все-таки вверх! А, значит, он действительно умер в полете…

Ирина ЛЫКОВА

Источник: http://kstolica.ru/publ/zhzl/edinstvennaja_ljubov_marka_shagala/20-1-0-506

Марк Шагал в полёте

Для художника-авангардиста биография Марка Шагала, пожалуй, скучновата. Самое главное событие жизни — встреча с женой, самая главная трагедия — потеря жены. Но, может быть, он просто, в отличие от других, умел любить и летать?

В 1973 году в Ле-Бурже под Парижем на авиавыставке произошла трагедия: разбился советский самолет «Ту-144». Десятки раз момент катастрофы показывали по французскому телевидению.

Через два дня 86-летний Марк Захарович Шагал — уроженец Витебска и гражданин Франции (в советских энциклопедиях его называли «французским художником») — после полувековой эмиграции должен был лететь в Россию на собственную выставку. Был заранее приобретён билет на рейс Аэрофлота, тоже на «Ту». В мастерскую к Шагалу зашла жена — Валентина Григорьевна Шагал.

Несмотря на то, что она была значительно моложе мужа, главой семьи безусловно была она. «Марк, мы не полетим! — сказала она властно. — У меня нехорошие предчувствия».  И ведь цыганка когда-то ему предсказала, что он умрёт в полёте… Но Шагал посмотрел на жену своими безмятежно-васильковыми глазами, покачал седой кудрявой головой: «Мы полетим, Вава».

Настаивать Валентина Григорьевна не решилась. Так уже несколько раз бывало в их давно сложившихся отношениях, и она знала, что если её обычно покладистый муж вдруг заупрямился, то это непреодолимо…

Шагал верил в предсказание. Но он слишком давно мечтал о поездке в Россию. Рассматривал фотографии, которые присылали ему во Францию русские поклонники: вот его родная улочка в Витебске, а вот и его дом.

Трудно узнать! Крыльцо сломали, а по бокам пристроили по флигельку. И всё же, если приглядеться… Всё те же четыре окошка, васильковые рамы, узкие красные кирпичи, а между ними — голубые швы раствора.

Марк Захарович, объездивший весь мир, точно знал: только в Витебске даже строительный раствор — васильковый!

Потом к Шагалу приезжал Андрей Вознесенский. Старый художник расспрашивал молодого поэта: «Какая она нынче, Москва? Есть ли на улицах автомобили?» В последний раз он видел русскую столицу в 1922 году. Тогда там была разруха…

Вопреки предчувствиям Вавы перелёт прошел хорошо. Чуть не в первый московский день Андрей Вознесенский зазвал именитого гостя к себе на дачу в Переделкино. Поэт вспоминал об этом так: «Шагал остановился посредине дорожки, простёр руки и остолбенел.

Читайте также:  Описание картины поля гогена «автопортрет»

«Это самый красивый пейзаж, какой я видел в мире!» — воскликнул он. Перед ним был старый покосившийся забор, бурелом, ель и заглохшая крапива».

И это после стольких лет, прожитых под ярким французским небом, в изысканном особняке, среди зелени, цветов и переливов солнечного света!

Ещё за несколько месяцев до поездки Марк Захарович строил планы, как сядет в Москве на поезд и поедет в Витебск, в свой возлюбленный город… Но он забыл, что московское лето — это вам не французское, посидел в гостинице на балконе, его продуло… Вава сказала: «Придется поездку в Витебск отменить. В твоем возрасте простуды очень опасны».

На этот раз муж послушался, и Валентина Григорьевна успокоилась: её прежние позиции отвоёваны. Она и не знала, что в последний момент Шагал в Витебск ехать испугался. Из тех же писем от поклонников он знал: города его детства больше нет. Война уничтожила 93 процента домов. А красивейшую Благовещенскую церковь XII века, чудом уцелевшую в войну, зачем-то снесли в шестидесятых годах.

Нет, лучше уж Марку Захаровичу не видеть, что стало с его родиной…

Витебск

Ещё недавно местом рождения Шагала ошибочно считали белорусское местечко Лиозно.

На самом деле Марк — старший из 9 детей разносчика рыбы Хацкеля (по паспорту — Захара) — 7 июля 1887 года родился на окраине Витебска, которая называлась Песковатики.

А в Лиозно жил дед по материнской линии, и маленького Марка туда возили, хоть он этого и не любил — дед был резником (так в еврейских местечках называли мясников), в сарае вечно сохли шкуры убитых животных, и это было до жути страшно!

С Бэллой Розенфельд

Войдя в возраст и обнаружив в себе страсть к рисованию, Шагал покидает родной город: «В Витебске тогда было много столбов, свиней и заборов, а художественные дарования дремали. Оторвавшись от палитры, я умчался в Питер».

Просто в Витебске ему не у кого было по-настоящему учиться живописи. А в Петербурге он поступил в школу Общества поощрения художников, среди его учителей был и Лев Бакст.

Но и в Питере, а потом в Париже, в Нью-Йорке, да где угодно, Шагал рисовал всё те же витебские столбы, заборы, свиней, коз, лужи, скрипача, кучера, шарманщика, раввина… Правда, главную свою живописную натуру, которую он тоже будет рисовать много лет, 22-летний Шагал нашел всё же в Питере.

Её звали Белла Розенфельд. Внешне она была очень похожа на самого Шагала. И это было поразительно, потому что Белла была красавицей, а Марк не слишком хорош собой. А ещё Белла была одухотворенной и воздушной.

Занималась в студии Станиславского, пробовала себя в литературе, интересовалась философией… В её присутствии Марк испытывал невиданное чувство невесомости, парения и покоя. Часто он так её и рисовал — безмятежно парящей в небе. И себя летящим рядом с ней — над заборами, над свиньями, над столбами, над обыденным и милым Витебском.

Через год после знакомства Белла и Марк были женихом и невестой. Свадьба казалась делом решённым, и вдруг всё изменилось — влюблённого юношу стала мучить какая-то смутная тревога, какая-то тоска… Словом, в один прекрасный день он вдруг взял да и удрал от своей невесты в Париж.

Те, кто знал их с Беллой, пришли в изумление. А она сама хранила спокойствие. Будучи женщиной необыкновенно умной, Белла одна понимала, что происходит с её любимым мужчиной — лучше даже, чем он сам. «Его позвал в дорогу какой-то таинственный инстинкт.

Как грача или журавля осенью! Но он вернется», — объясняла она. Этот таинственный инстинкт он и сам за собой знал: «Мать рассказывала мне, что, когда я появился на свет, город охватил огромный пожар и, чтобы нас спасти, кровать, в которой мы оба лежали, переносили с места на место.

Может быть, поэтому я постоянно испытываю потребность куда-то уехать».

Комиссар на зелёном коне

Все четыре года разлуки жених с невестой переписывались. «Мои русские картины были без света, — писал Шагал из Парижа. — В России всё сумрачно и имеет серовато-коричневый оттенок. Приехав в Париж, я был потрясен переливами света». И всё же сюжеты его картин не изменились. «Париж, ты мой Витебск!» — это, по мнению Шагала, было лучшим комплиментом.

Жил Марк на улице Данциг, неподалёку от бульвара Монпарнас, в круглом кирпичном здании — это было общежитие художников под названием «Улей». Одну из квартир там занимал в то время Амедео Модильяни, другую — Фернан Леже… Все обитатели «Улья», как и положено настоящим художникам, бедствовали и даже голодали.

Не имея денег на холсты, Шагал писал картины то на скатерти, то на простынях, то на собственной ночной рубашке.

Но ему ещё повезло — признание пришло быстро.

На немецком Осеннем салоне, куда почти случайно попали три полотна Шагала (нашёлся человек, разбиравшийся в живописи и решивший рискнуть, вложившись в непризнанного гения), его мастерство было высоко оценено, а персональная выставка в Берлине окончательно решила дело. Так что в Россию Шагал вернулся уже признанным художником. Ему не пришлось ждать для этого старости, а ведь некоторым и жизни не хватает дождаться.

Почему он решил вернуться? Может, это было неосознанное желание убраться подальше от надвигающейся войны: начинался 1914 год, и Франция была главным врагом Германии… Кто же знал тогда, что Россия — наименее подходящее место для человека, не желающего никаких войн и катаклизмов… А ещё, конечно, ему хотелось к своей невесте, к Белле Розенфельд.

«И погасили мы Луну, И свечек пламя заструилось, И лишь к тебе моя стремилась Любовь, избрав тебя одну…» — написал Шагал вскоре после свадьбы. Теперь, в 1914-м, он как будто бы заново влюбился в неё — и во сто крат сильнее прежнего.

Теперь Марк даже не понимал, как мог столько времени жить вдали от Беллы, дарившей ему ощущение покоя и полёта, всё понимающей, всё чувствующей.

Нет, теперь уж он с ней никогда не расстанется — даже на месяц, даже на неделю, даже на день! И снова он рисовал себя и свою Беллу летящими в небе, свободными и влюблёнными. А когда в 1916 году родилась дочь Ида, стал рисовать и её.

А потом в России одна за другой произошли две революции. Советская власть показалась Шагалу «новой античностью», питомником, где обновлённое искусство расцветёт в небывалом великолепии.

Сам Луначарский выдал ему мандат: «Товарищ художник Марк Шагал назначается Уполномоченным по делам искусств Витебской губернии. Всем революционным властям предлагается оказывать тов.

Шагалу полное содействие».

Шагал даже издавал декреты! Вот один из них, от 16 октября 1918 года: «Всем лицам и учреждениям, имеющим мольберты, предлагается передать таковые во временное распоряжение Художественной комиссии по украшению г. Витебска к первой годовщине Октябрьской революции».

Это был небывалый, уникальный праздник, совсем не похожий на те, которые когда-либо где-либо устраивала советская власть: дома покрашены белым, а по белому разбегаются зелёные круги, оранжевые квадраты, синие прямоугольники (дело рук Малевича, которого Шагал пригласил из Москвы). Горожане в широкополых шляпах, с бантами в петлицах несут плакаты: «Да здравствует революция слов и звуков!» Какие-то дамы вышли на парад на ходулях. А над официальными учреждениями развевается знамя с изображением человека на зелёной лошади и надписью: «Шагал — Витебску».

Через несколько лет автор «Чёрного квадрата» вытеснит Шагала из Витебска, обвинив его… в консерватизме. Мол, Шагал напрасно до сих пор возится с изображением каких-то вещей и человеческих фигур, тогда как подлинное революционное искусство должно быть беспредметным.

Целый год после этого Марк Захарович ещё проживет в России, с увлечением работая… учителем рисования в детских трудовых колониях «Малаховка» и «III Интернационал». Как Макаренко, наравне со всеми пёк хлеб, дежурил на кухне, качал воду из колодца.

Тем временем Белла потихоньку распродала все свои фамильные драгоценности, чтобы прокормить пятилетнюю Иду — в стране свирепствовал голод. Неизвестно, чем бы все это кончилось, если бы необъяснимые «внутренние часы» Марка Захаровича не показали, что пришло время совершить новый «перелет».

Не голод, не тяготы разрухи и уж, конечно, не страх перед новой властью, с которой Шагал пребывал тогда в полной гармонии, а какой-то неведомый инстинкт снова звал его в дорогу… В 1922 году художник вместе со своей семьёй уехал в Каунас, оттуда — в Берлин, потом — в Париж.

Через несколько лет из России стали доходить смутные, страшные и — увы! — достоверные известия о том, что советская власть крутенько расправляется с художниками, поэтами, режиссерами, исповедовавшими Новое искусство. И Марк Захарович возблагодарил Всевышнего за то, что Он вложил в его душу жажду странствий. В Париже Шагалы прожили вплоть до Второй мировой войны.

С Бэллой и дочкой Идой

Катастрофа

На этот раз он чуть было не опоздал.

Досиделся во Франции до самого прихода немцев! Нетрудно догадаться, что было бы с чистокровным евреем Шагалом, его еврейкой-женой и их дочерью, останься они чуть дольше среди тех, кто ещё в 1933 году бросал в костёр шагаловские полотна (с 1913 года, когда немецкой культуре еврей Шагал не мешал, много воды утекло). Но, к счастью, в мае 1941 года семье удалось сесть на пароход, идущий в Америку.

В Нью-Йорк Шагалы прибыли на следующий день после нападения Германии на Советский Союз. Узнав об оккупации Витебска, художник написал ему (то есть Витебску) письмо: «Давно, мой любимый город, я тебя не видел, не упирался в твои заборы.

… Я не жил с тобой, но не было ни одной моей картины, которая бы не отражала твою радость и печаль. Врагу мало было города на моих картинах, которые он искромсал как мог.

Его «доктора философии», которые обо мне писали «глубокие» слова, теперь пришли к тебе, мой город, сбросить моих братьев с высокого моста в Двину, стрелять, жечь, наблюдать с кривыми улыбками в свои монокли…»

С Бэллой

А скоро мировая катастрофа слилась для него с его личной, частной, но не менее страшной катастрофой — в 1944 году в результате осложнения после гриппа умерла его единственная любовь, его главная женщина Белла. «Твой белый шлейф плывет, качаясь в небе…» — напишет он много лет спустя.

Девять месяцев мольберты с эскизами были повернуты к стене — рисовать Марк Захарович не мог. Он вообще ничего не мог — ни с кем-либо говорить, ни куда-либо ходить, ни чего-либо хотеть.

Если бы так продолжалось дальше, он либо сошел бы с ума, либо умер.

И тогда хитрая Ида (ей было уже 28 лет) наняла отцу экономку — потрясающую красавицу, лицом напоминающую Бэллу, к тому же великолепно образованную и из хорошей семьи — отец Вирджинии Хаггард когда-то служил британским консулом в США.

Шагалу было тогда пятьдесят восемь лет, Вирджинии — тридцать с небольшим. Нет, он по-прежнему любил свою Беллу, и смерть над этим была не властна. Но одиночество было для Шагала невыносимым! Вскоре Вирджиния родила ему сына.

В честь одного из братьев Шагала его назвали Дэвидом. А вот фамилию мальчику дали материнскую, оставшуюся у нее от первого замужества — Макнилл (ведь Дэвид родился вне брака).

В 1948 году вся семья, повинуясь шагаловской страсти к перемене мест, переехала в Париж.

Вирджиния, к которой Шагал со временем не на шутку привязался, оказалась похожей на Беллу лишь внешне. Увы, она была обыкновенной женщиной и не устояла перед парижскими соблазнами.

Вот что писала в 1951 году подруга семьи Шагалов — Марина Антоновна Деникина (дочь знаменитого белого генерала): «Ирландка вдруг сбежала от Шагала с художником — то ли шведом, то ли норвежцем — и сына захватила с собой. Для Шагала это была большая драма, он даже подумывал о самоубийстве.

Его дочь Ида все время повторяла: «Надо что-то сделать, иначе он покончит с собой. Надо ему кого-то подыскать». В конце концов мы нашли Валентину Бродскую, которая тогда жила в Англии, и уговорили её стать на некоторое время компаньонкой художника».

Последний полёт

В Париже Ида Шагал создала салон, где собирался весь цвет столицы — от Андре Мальро до мадам Помпиду. Вава (так близкие звали Валентину Григорьевну Бродскую) была вхожа туда и как дочь известного фабриканта, и как владелица лондонского салона моды. Она была моложе Шагала на восемнадцать лет. Хорошенькая.

Нравилась Иде. Что ему ещё было нужно от женщины? Ну разве ещё, чтобы она побуждала его летать… Но такая женщина в жизни Шагала уже была, и другой случиться не могло. Марк Захарович был нетребователен и быстро привязывался. В общем, 12 июля 1952 года Вава стала женой Шагала.

Просто рисовать он продолжал Бэллу…

Для свадебного путешествия выбрали Грецию, и, казалось, Шагал вернулся оттуда другим человеком. За какие-то несколько дней проявилась истинная сущность Валентины — властной, корыстолюбивой, ревнивой. И, что поразительно, тех же нескольких дней хватило, чтобы Шагал подчинился ей полностью.

«Перелётной птице» будто подрезали крылья — поселившись с Вавой на вилле Коллин в небольшом средиземноморском городке Сен-Поль-де-Васе километрах в двадцати от Ниццы, он больше никогда никуда не переезжал (если, конечно, не считать рабочих поездок).

Потом Ваве, хоть она и сама принадлежала к «избранному народу», захотелось, чтобы творчество Шагала перестало ассоциироваться с еврейством. И художник подчинился. Для начала перестал рисовать раввинов. Потом Шагал вдруг пригрозил подать в суд на авторов еврейской энциклопедии, если они упомянут там его имя.

Старый друг Марка Захаровича Яаков Бааль-Тшува рассказывает о том времени: «Мы беседовали между собой на идише, но стоило нам на улице поравняться с кем-нибудь из французов, как Шагал тут же переходил на французский».

Но хуже всего то, что Марк Захарович стал слишком мало думать о творчестве и слишком много — о благосостоянии семьи. Так во всяком случае считали его друзья. На этой почве Шагал рассорились с Пикассо. Великий испанец спросил его, почему Марк не выставляется в советской России.

«Твоих работ в России тоже не видно, — ответил Шагал, — а ведь ты как-никак коммунист!» Пикассо рассмеялся: «Я знаю, почему ты не выставляешься в России: ведь там нельзя заработать!» Насчёт России Пикассо был не прав — через несколько лет Шагал поехал туда и подарил Пушкинскому музею 75 своих бесценных литографий, чего с ним долгие годы не случалось (раньше-то Марк Захарович много работ раздаривал, но Вава считала это непростительным мотовством).

Даже дочери, Иде Валентина Григорьевна не разрешала Шагалу ничего дарить. Её собственные отношения с Идой очень быстро испортились, и та стала редко появляться у отца дома.

А всякий раз, когда Марк Захарович хотел отдать дочери что-нибудь из своих новых работ, Вава говорила, что картина уже кому-то обещана.

Кстати, основная часть рисунков (стоимостью в несколько сотен миллионов долларов) стараниями Валентины Григорьевны досталась ее брату, Мишелю Бродскому, которого Шагал не слишком жаловал.

Нужно ли говорить, что видеться с внебрачным сыном — Дэвидом — Валентина Григорьевна мужу запретила. На долгие годы с молчаливого согласия Шагала было наложено табу даже на упоминание Вирджинии Хаггард и её сына.

Пробовала Вава потеснить из биографии мужа и его первую жену, но тут уж она столкнулась с непробиваемой стеной сопротивления! Первая жена и родина оставались для Шагала святынями.

Хотя он и закончил жизнь с другой женщиной и в другой стране…

Кстати, насчёт конца. Шагал умер 28 марта 1985 года в лифте, поднимавшемся на второй этаж. Пусть и не высоко, но все-таки вверх! А значит, он действительно умер в полёте…

Ирина Стрельникова #СовсемДругойГород

С последней женой

Источник: http://drug-gorod.ru/mark-shagal/

Ссылка на основную публикацию