Описание картины поля сезанна «гора святой виктории» (гора сент виктуар)

Гора Сент-Виктуар (Гора святой Виктории)

Одна из основных мыслей Сезанна состояла в том, что невозможно передать природу достоверно, сидя при этом в студии, по памяти, как это делало великие мастера.

Да, похоже на фото, но НЕТ, своеобразия и правдивости, присущей природе. А поскольку он был влюблен в первозданный мир, то отвел написанию пейзажей большую часть своей жизни.

Сезанн говорил, что не всякое изображение может называться и стать картиной. Картина – это больше, чем изображение.

Как я ранее упоминала, Сезанн сбежал в Прованс, уединился, и день за днем сидел у горы или моря, пытаясь проникнуться видом. Или проникнуть в него? Это оказалось сложнее, чем он ожидал. Находя один способ, он сталкивался с противоположными сложностями, как например отображая достоверно масштаб и перспективу, вылезают неточности композиции или искажения формы. К чему же он пришел?

Вид на гору Сент Виктуар он писал более 60 раз. В разное время и с разных точек зрения.

Это — вид на гору с западной части Экса, со стороны фамильного поместья Сезанна. Мы видим лоскуты зеленых и золотых полей, которые как одеяло покрывают долину (поля написаны под двумя углами, как минимум) и растелены до самого подножия синевато-розовой громады.

То, как написана гора, позволяет нам думать, что Сезанн находился неподалеку, хотя на самом деле расстояние составляло около 13 км. Он намеренно уходит от точной перспективы, давая понять, что для него она доминирующий объект, а сюжет предлагает ощущать через линию и цвет.

Холодноватые тона горы призваны передать суровость каменного монолита, на фоне более мягких, теплых красок полей.

Созерцание и логический склад ума привело Сезанна к мысли, что все, что нас окружает — простые формы — это основа основ. Поле — прямоугольник, дом — куб+пирамида, а камень — шар.

Таким образом, в последующих полотнах Сезанна виды с горой будут становиться все более лаконичными, из них уйдут несущественные детали и лишнее мельтешение. Останется только самое существенное, отражающее красоту провансальской природы, ее тишину, безмолвие и мощь.

Для превращения импрессионизма в «нечно более основательное и вечное» Сезанну остается придумать только одно — ввести в пейзаж что-то наподобие координатной сетки. 

Все на той же картине «Гора Сент-Виктуан» мы можем увидеть и геометрию и систему параллельных горизонтальных линий, выстроенных при помощи полей, виадука, крыш домов — она тянется до подножия горы.

А дерево, тянущееся снизу вверх по всей левой стороне холста, создает ощущение глубины — этот прием создает иллюзию, будто гора и поля находятся в отдалении (несмотря на то, что написаны «ближе», чем они есть, не в пропорции). Попробуйте просто заслонить рукой ствол, и вы увидете, что иллюзия исчезает. Полностью меняется восприятие ветвей.

Они повторяют форму горного хребта, но как только ствол уходит из поля зрения, становятся элементом неба. Верните ствол — и ветви вернутся на передний план, словно навесая над головой художника.

Но у дерева есть еще одна роль — вот та странная ветка, торчащая из середины ствола. С ее помощью Сезанн соединяет задний план с передним.

Расстояние в 13 километров перекрывается, когда пассажи красивых мазков и фактур зеленой краски будто склеивают время и пространство путем наложения и объединения отдельных плоскостей цвета.

И это тоже дань «гармонии природы», тому как мы видим предметы и пространство, когда созерцаем, а не анализируем расстояния и законы перспективы.

Собственно, четыре «закона» (вид одновременно с нескольких точек, простота форм, координатная сетка и особое использование цвета) делают картины Сеазнна узнаваемыми и особенными что ли. И в то же время дают толчок развития всех последующих стилей, квинтэссенцией которых в последствии станет конструктивизм.

(В то время как предыдущие популярные направления искусства чаще всего не переходили друг в друга с подобным заимствованием, а наоборот сильно отличались)

Источник: https://t.me/whatamess

Источник: https://8-poster.ru/pictures/Gora_Sent-ViktuarGora_svyatoy_Viktorii/

Conspirology

«Обнародование истории об обнаружении неизвестного ранее полотна Леонардо да Винчи явилось хорошо продуманным рекламным ходом. Её участники могут заработать приличные деньги от продажи сенсационной книги вне зависимости от того, будет ли признано авторство картины за Леонардо да Винчи, или нет»

6 августа 2012 года многочисленные российские средства массовой информации сообщили сенсационную весть, пришедшую из Великобритании: на шотландской ферме была обнаружена неизвестная работа великого итальянского живописца эпохи Возрождения – Леонардо да Винчи. На полотне размером 58х71 сантиметр (работа выполнена масляными красками по дереву) изображена женщина с младенцем и мальчиком.

Как это и водится, большинство российских печатных, электронных и сетевых СМИ не стало особо углубляться в историю обнаружения живописного шедевра, который вполне может принадлежать кисти великого итальянца. Как, собственно, не стали отечественные СМИ разбираться и в том, что же именно изображено на картине.

Та самая картина, обнаруженная на шотландской ферме и приписываемая кисти Леонардо да Винчи.

Впрочем, и того, что было сказано в их сообщениях, оказалось вполне достаточно, чтобы редакция conspirology.ru пристально заинтересовалась этим, прямо скажем, нетривиальным событием.

К примеру, статья в интернет-издании от 6 августа сообщает, что «на картине изображена не Дева Мария, с младенцем Христом, а Мария Магдалина с сыном».

Публикация интернет-издания уточняет: «на картине изображена не Мадонна с младенцем, а Мария Магдалина с сыном Христа».

А если это так, то, согласитесь, дело принимает более чем интересный оборот! Вот почему мы и решили подробно осветить историю с обнаружением неизвестного доселе шедевра и попытаться проанализировать, что же именно изображено на обнаруженной картине. Для этого обратимся к первоисточникам – публикациям английских средств массовой информации и изложим их с собственными комментариями и соображениями.

КАК КАРТИНА ОКАЗАЛАСЬ У ЕЁ НЫНЕШНИХ ВЛАДЕЛЬЦЕВ

Одним из первых новость об обнаруженной картине 5 августа 2012 года сообщил английский журнал «People». Из статьи Льюиса Панзера (Lewis Panther) «Таинственный “самый последний” да Винчи… висел на стене отцовского дома!» () мы можем узнать историю обнаружения картины и то, как она попала к нынешним владельцам. История развивалась следующим образом.

Джордж Макларен.

Сегодняшним владельцем картины является 59-летняя медсестра Фиона Макларен (Fiona McLaren); стало быть, она родилась в 1953 года. Как следует из слов госпожи Макларен, приведённых журналом «People», впервые картину она увидела в родительском доме, когда ей было 8 лет.

Произошло это в 1960 году. Отец Фионы – Джордж Макларен (George McLaren) – тогда работал врачом в Лондоне. Картина досталась ему от одного из пациентов. Кто был этот пациент, чем он занимался, каков был его социальный статус и каким образом картина попала к нему – об этом ничего не известно.

Во всяком случае, пока.

День, когда её отец принёс домой картину, Фиона Макларен запомнила очень хорошо.

Корреспонденту журнала «People» об этом событии она рассказала следующее: «Я отлично помню, как отец пришёл домой, держа в руках что-то очень важное – он был необычайно счастлив.

С большими предосторожностями он поставил картину на диван и позвал меня. “Иди, Фифи, посмотри. Как она прекрасна!”».

На протяжении нескольких последующих десятилетий картина находилась в доме Джорджа Макларена: она висела на стене гостиной, а потом – в спальне. В 1979 году Джордж Макларен умер от рака лёгких.

В 1993 году, когда Фионе Макларен исполнилось 40 лет, её мама – Барбара Макларен – подарила картину ей.

Затем, в 2001 году Барбара и Фиона Макларен переехали из Лондона в Шотландию, где для проживания и арендовали ферму.

Дальше произошло следующее.

Судя по всему, уже в наши дни (надо полагать, летом 2012 года) Фиона Макларен, испытывая нужду в средствах, решила показать картину опытному эксперту в надежде на то, что от её продажи можно будет выручить хоть какие-нибудь деньги. Таким экспертом оказался Гарри Робертсон (Harry Robertson), директор шотландского филиала знаменитого аукционного дома «Sotheby’s». Тут-то всё и началось!

ЛЕОНАРДО ДА ВИНЧИ ИЛИ НЕТ?

Приехав по приглашению Фионы Макларен к ней на ферму, мистер Робертсон увидел картину, вмиг онемел и сел на пятую точку.

Он заявил, что эта картина однозначно стоит колоссальных денег, потому что она, скорее всего, принадлежит кисти самого Леонардо да Винчи, и попросил у Фионы Макларен разрешение взять картину для того, чтобы её досконально изучили эксперты, специализирующиеся на работах старых мастеров.

Сейчас картина находится в надёжном хранилище в Лондоне, а в 2013 году вердикт относительно её авторства вынесут специалисты Института Гамильтона Керра (), что свидетельствует о том, что профессионалы и в самом деле сильно заинтересовались тем, кто же является автором картины с фермы Фионы Макларен.

Институт этот, заметим попутно, входит в структуру Кембриджского университета: он был основан в 1976 году и специализируется на реставрационных и консервационных работах произведений станковой живописи, осуществляя многочисленные междисциплинарные научно-технические и художественно-исторические исследования.

Источник: http://www.conspirology.ru/2012/08/mariya-magdalina-i-eyo-suprug-iisus-xristos-chast-1.htm

Дорога Сезанна

  • Маршрут по Эксу Сезанна — пешком в черте гоорода по местам, связанным с жизнью Поля Сезанна и его семьи. Можно пройти пешком.
  • Маршрут вокруг Экс-ан-Прованса — особняк и мастерская художника в пригородах Экса, а также места, где рисовал художник, в первую очередь, карьеры Бибемус. Можно пешком или на транспорте.
  • Дорога Сезанна — только на машине по региону вокруг Экса.

Поль Сезанн на пленэре

При желании, можно отправиться на машине по окрестностям вокруг Экс-ан-Прованса, находя все новые места, которые когда то зацепили своей красотой Поля Сезанна.

Дорога Сезанна вокруг Экс-ан-Прованса

На восток, по Дороге Сезанна открывается гора Святой Виктории: 75 км вокруг горной гряды, начиная от Толоне, через мост Труа- Сотэ в Мейрей и лодочную станцию в Фюво, также прославленные кистью художника.

Гора Святой Виктории:

Королева пейзажей его детства, муза его художественного творчества, гора Святой Виктории является его шедевром длиною в жизнь: 44 картины маслом и 43 акварели хранятся в знаменитых мировых музеях и в частных коллекциях. Самые известные картины написаны с этой великолепной панорамы, расположенной на дороге Marguerite на холмы Лов.

Город Экс- ан-Прованс организовал маршрут «Земля художников»: напротив горы, девять самых красивых репродукций «Святой Виктории» Сезанна на плитке приглашают к созерцанию…

Читайте также:  Описание картины маурица эшера «бельведер»

ПРОЕЗД

  • Дорога Маргаритки,расположенная в 16 минут ходьбы в северном направлении от студии Сезанна.
  • Пройти по авеню Поля Сезанна, обогнуть круговой перекресток портала Сезанна, свернуть налево, подняться по лестнице, ведущей к Площадке художников (частная резиденция, просьба уважать спокойствие обитателей). Парковка для туристических автобусов на авеню Филиппи: придерживаться обозначения мест для парковки, расположенной у входа в резиденцию. GPS: 43°32’49 N — 5°26’40 E

Величественный вид на горную цепь из Beaurecueil и Saint-Antonin-sur-Bayon.

В 15 км к югу городок Гарданна: Сезанн жил здесь между 1885 и 1886 гг.

На холмах Frères расположена тропа, размеченная презентацией картин, в которых представлена структуральная концепция живописца. Музей под открытым небом был создан на месте работы художника. Прекрасный вид на Св. Викторию с дороги в часовню Нотр-Дам-де-Мор.

В 30 км к югу Эстак: Сезанн работал и жил здесь с перерывами между1864 и 1885 гг. Здесь вы увидите другое излюбленное место мастера.

По «дороге художников» вы откроете для себя залив Марселя, увековеченный многими знаменитыми мастерами, в том числе Браком, Дёреном и Дюфи.

Также могут быть интересны статьи:

Источник: http://frenchtrip.ru/cities/aix-en-provence/vokrug-eks-an-provansa/doroga-sezanna/

Будильник для творчества. День 10. Осваиваем живопись Сезанна

Елена ТарутинаУвлечена творчеством в его самых разнообразных и, порой, мало соединимых проявлениях: живопись, дизайнерские объекты, архитектура, фотография, педагогика, авторские украшения, видеоколлажи и прочее. Преподаю в МАрхИ, коуч, мама двоих детей, блогер, генератор идей, иррационал, пытающийся рационализировать свою жизнь.

  • tarutina.

    ru

  • facebook.com/elena.tarutina
  • instagram.com/elena_tarutina
  • Здравствуйте, друзья! Какие замечательные сдержанно-живописные работы получились у вас на этой неделе! Вы хорошо почувствовали цвет и красоту сложно-земляной палитры.

    А тем временем, по тегу #будильникдлятворчества в Instagram выложено уже более 1000 работ, что очень меня радует! Целая галерея!

    Вы заметили, что ограничения очень помогают? Благодаря тому, что мы сузили возможности до четырех красок, удалось гораздо лучше глубже погрузиться именно в этот слой сдержанной жемчужной колористики. Если бы в нашем арсенале была вся палитра, было бы гораздо сложнее..

    Так же и в любом самостоятельном рисовании — если хотите что-то зафиксировать, прежде чем приступить, подумайте о средствах.

    Какой будет материал, сколько цветов будете использовать? Что именно хотите передать в работе? Выделите один главный аспект, подберите к нему точное средство — и работа получится намного выразительнее, чем когда есть смутное желание передать «всю красоту» увиденного, да еще и не совсем понимая, чем именно пользоваться из всего арсенала художественных инструментов и материалов! Почти все задания Будильника так или иначе ставят эти ограничения, направляя в очень конкретное русло. В следующий раз попробуем определить эти средства самостоятельно.
    А сегодня у нас следующее погружение.

    Чему учит Поль Сезанн

    Поль Сезанн (1839 – 1906) французский живописец, представитель постимпрессионизма, предтеча фовизма и кубизма. Одна из самых значимых фигур в искусстве, и самый ключевой мастер из всех тех, о ком мы говорили на этом курсе — но одновременно и самый сложный для освоения.

    Сезанн — это тот, кто совершил открытие нового пластического языка, подведя итог живописному искусству прошлого.

    «Собрав энергию цвета в обобщенные геометрические формы, он соединил чувство и знание в едином творческом акте, угадывая актуальное в следующем веке проектное видение реальности. Сезанн открыл, что видимый мир организован, структурен, геометричен, непрерывен, пространственен».

    Фактически, оставаясь во многом верным живописным традициям, Сезанн вычленил в окружающем мире геометрические и структурные основы, и одновременно открыл его связную, многослойную живописность — как бы «неразделенность» предметов и форм друг от друга, объединение их в единую сложную живописную поверхность.

    Мы начали это осваивать в предыдущих заданиях, когда занимались живописными поверхностями в сдержанной палитре.

    Мне очень нравится один пример, который привел художник Сергей Жаворонков, рассказывая о Сезанне и его отличии от реалистической школы. Звучал он так: «Знаете ли вы, чем отличается ветка сосны у Шишкина от ветки сосны у Сезанна? Если вы отломите ее с картины Шишкина, то отломится только ветка, а если сделать то же самое у Сезанна, то ветка отломится с куском неба…»

    Это очень точно и это именно так — потому что в сосне Сезанна есть и небо, и соседние деревья, и горы вдали.. Все это завязывалось вместе, рефлексировало, сплавлялось, отражалось, соединяясь в единое живописное перетекающее целое.

    Для меня живопись и подлинное искусство — именно это, а вовсе не тот высокотехнический фотореализм из отдельных предметов, который ими называют..

    Сезанн одним из первых увидел ценность недосказанности, эскизного прикосновения и минимального жеста — часто в его работах есть слегка брошенные куски, сквозь которые светится холст.

    Очень советую, если у вас есть такая возможность, сходить в музеи и посмотреть на картины Сезанна вживую — репродукция, к сожалению, не передает и половины их ценности.

    Итак, несмотря на сложность задачи, все же попробуем вычленить принципы и попробовать.

    Изучаем фрагмент

    Если всмотреться в укрупненные фрагменты, будет видно, что предметы не раскрашены отдельно, каждый в свой цвет, а, напротив, переходят своими рефлексами друг на друга, завязываясь в единый цветовой замес. Вспоминайте наши последние выкраски и поверхности — они очень здесь пригодятся.

    Цвета как бы связываются друг с другом и перетекают, создавая сложную ткань.

    При этом прикосновения весьма эскизные, без излишнего аккуратизма.

    Один из любимых сюжетов Сезанна – гора Святой Виктории.

    Возьмем из нее верхний левый фрагмент — так, чтоб попал кусок неба, деревьев и двух гор.

    Попробуем его повторить, немного обобщая, но сохраняя принцип перетекания цветов. Важно не скопировать идеально точно каждый кусочек, а поймать общий принцип — доскональное совпадение здесь не нужно.

    Общий совет — поскольку цвета более сложные, сделайте вначале палитру из тех оттенков, которые использованы в работе! Нужно подобрать их и сделать небольшие выкраски. Это существенно упростит задачу, по сравнению с подбором цвета уже в процессе работы.

    Рисуем глазами Сезанна

    Дальше я привожу пример двух постановок в духе Сезанна, и варианты того, как их изображали мои студенты.

    Пошаговою инструкцию давать не буду, так вы ее уже запомнили — все по той же схеме, что и в прошлые разы. Двигаемся от целого к детализации: вначале намечаем линейно, уточняем, и начинаем работать краской, прорабатывая весь объем (не отдельные предметы!), свободно добавляя мазки и пятна там, где это кажется необходимым.

    Первая постановка из цветных геометрических объемов, которые выглядят одноцветно. Но при рисовании мы будем значительно усложнять цвета, создавать и усиливать рефлексы между ними.

    Первая работа более близка к Сезанну, в ней есть сложная живописная проработка и богатство оттенков.

    На двух следующих чуть больше упрощения и обобщения, но тоже вполне неплохо.

    Здесь чуть большая дробность мазков, можно делать более цельно, и немного сложнее по цвету.

    Вторая постановка построена на контрасте фруктов с белой геометрией. В белой поверхности так же можно найти много нюансов и тонких рефлексов.

    Варианты работ по постановке:

    Делаем копию одной из этих постановок — на выбор.

    Ну и, конечно же, традиционно делаем свою версию Сезанна — подбираем сюжет и рисуем самостоятельно!

    Задание кратко

    1.     Делаем копию фрагмента работы Сезанна

    2.     Делаем копию одной из постановок

    3.     Изображаем свой сюжет «в духе»!

    Огромное спасибо всем, кто написал отзывы! Радуюсь вашим прибавлениям! Спасибо за доверие ко мне и теплые слова!

    Запись на живой семинар
    Семинар состоится 25 июня в нашем экспериментальном доме в Подмосковье
    (в 15 мин езды от м. Новокосино), в который мы почти переехали и активно подготавливаем пространство!

    Будем говорить о вдохновении и методах его создания. Расскажу о своем опыте того, как мне удалось рисовать 100 дней без перерыва, и о том, как можно сделать творчество постоянной составляющей своей жизни.

    Планирую показать небольшую презентацию об искусстве, о том, как и на что можно смотреть, чему учиться, как и кем вдохновляться.

    Участники Будильника уже успели оценить некоторых великих мастеров благодаря заданиям и знают, какой это бесценный кладезь вдохновения и практических знаний.

    Расскажу более подробно об этой методике и том, как ее применять самостоятельно.

    Конечно же, будет большая практическая часть, где мы вспомним основные технологии и приемы и освоим новые, поймем, как можно соединять и миксовать техники и чувствовать себя свободно с любым материалом. Поговорим  о законах цвета и композиции, сделаем ряд упражнений на их освоение.

    Также расскажу о быстрых зарисовках на примере своих эскизов и альбомов.

    Ну и конечно же сам дом, в котором будет проходить семинар — он был представлен в мае на АрхМоскве,  и заслуживает отдельного внимания, если будет интересно, расскажу о нашей альтернативной концепции экономно-экологического домостроения) Стоимость участия — 5 000 рублей

    Чтобы записаться на семинар, пишите на мою почту e_tarutina@mail.ru.

    Источник: http://interesno.co/myself/1e1ffa4e996b

    Пейзажи Прованса

    • Главная
    • О «Маленьком марсельце»
    • Наш Прованс
    • Пейзажи Прованса

    Поражающие воображение, яркие, величественные, поэтичные… о чем это мы? Конечно же, о пейзажах Прованса!

    Поражающие воображение, яркие, величественные, поэтичные… о чем это мы? Конечно же, о пейзажах Прованса!

    Закройте глаза и представьте, что Вы в Провансе. Вы слышите пение цикад, чувствуете запах лаванды, ощущаете обжигающий солнечный зной.

    Коллективное воображение наделяет Прованс изобилием впечатлений, чему, вне всякого сомнения, способствует его мятежный дух, а также разнообразные пейзажи.

    Провансальский регион соткан из узеньких тропинок, ведущих сквозь многообразие живописных уголков

    Море, горы и лавандовые поля — это южная Франция

    Пейзажи Прованса отличаются разнообразием и уникальностью как в Приморских Альпах и Альпах Верхнего Прованса, так и в департаментах Вар и Буш-дю-Рон.

    На окраинах Марселя, в самом сердце национального парка Каланки, лежат знаменитые каланки (небольшие бухты) Касси, прославившиеся бирюзовым морем и девственными склонами.

    Остров Поркероль, расположенный к югу от Марселя, также считается одним из символов прованских пейзажей. В этот волшебный уголок, окруженный кристально чистым голубым морем и пляжами с мелким песком, можно добраться на корабле из города Йер. Слышите ли Вы шум волн?

    На территории Прованса встречаются и горные районы. К востоку от города Экс-ан-Прованс возвышается столь любимая Полем Сезанном гора Святой Виктории. Художник посвятил ей около шестидесяти картин. Гора Святой Виктории является также излюбленным местом путешественников и ценителей природы. Она признана бесспорным символом пейзажей Экс-ан-Прованса.

    Чем был бы Прованс без своих лавандовых полей, протянувшихся вдаль, насколько хватает взгляда? В Альпах Верхнего Прованса лаванда произрастает на холмах, близ гнездящихся в горах деревень.

    Читайте также:  Описание картины рафаэля санти «бриджуотерская мадонна»

    Обширные лавандовые поля у горы Венту, а также на равнине Валенсоль изображены на почтовых открытках с пейзажами Прованса.

    Это растение придает воздушную нежность питательным гелям для душа от LE PETIT MARSEILLAIS®.

    «Провансальский Колорадо»

    Прованс: прозрачное море, поля с оливковыми деревьями и… «Гранд Каньон».

    Совершенно верно, Прованс может похвастаться своими охровыми скалами, ничуть не уступающими знаменитым американским известнякам! Парк с охровыми скалами в «провансальском Колорадо», расположенный в Рюстреле, департамент Воклюз, вмещает в себя старые разноцветные охровые карьеры. Прогулка в этом прекрасном месте принесет Вам массу удивительных впечатлений.

    Прованс богат лесами!

    Пейзажи Прованса не ограничены лишь гарригами (низкорослыми вечнозелеными кустарниками) и высохшими землями, считающимися визитной карточной региона! Лес Сен-Пон, расположенный близ Обань, департамент Буш-дю-Рон, служит превосходным свидетельством разнообразия провансальских пейзажей: область в 800 гектаров засажена не только типичными для региона растениями (гарригами), но также соснами, буками, липами, грабами, каменными дубами и даже тисами. Прованс дарит своим гостям поистине незабываемые эмоции!

    Источник: https://www.le-petit-marseillais.ru/o-malenkom-marselce/nash-provans/peyzazhi-provansa

    Дятлева Галина — Мастера пейзажа

    Кроме этого, мастер изображал церкви, монастыри и распятия («Крест в горах», 1808, Картинная галерея, Дрезден; «Аббатство среди дубовых деревьев», 1810, Шарлоттенбург, Берлин; «Крест среди горящих деревьев», 1811, Художественная галерея, Дюссельдорф; «Собор», 1818, частное собрание, Швейнфурт).

    Юхан Кристиан Клаусен Даль

    (1788–1857)

    Излюбленные мотивы живописи Даля — величественные горные вершины, бурные реки, тихие озера. Живший в Германии, Даль каждое лето возвращался в Норвегию, где подолгу работал на открытом воздухе, создавая этюды с видами суровой северной природы.

    Норвежский живописец Юхан Кристиан Клаусен Даль родился в городе Бергене. Художественное образование он получил в Копенгагене в Академии художеств, куда поступил в 1811 году.

    Творческая манера Даля сформировалась под влиянием таких известных мастеров, как К. Лоррен, М. Хоббема, Я. ван Рейсдал.

    Первые пейзажи молодого художника, выполненные в 1814 году, ученически робки, но уже полны глубокого поэтического чувства, посвящены природе Дании. С 1818 года Даль жил в Дрездене. Здесь молодой живописец сблизился с К. Д.

    Фридрихом и другими романтиками. В 1824 году он стал профессором Дрезденской академии художеств.

    Даль много путешествовал: побывал в Италии, Франции, объездил всю Норвегию. Живя в Дрездене, художник создавал в основном пейзажи с видами города («Вид Дрездена», Картинная галерея, Дрезден; «Вид из окна на замок Пилльниц», 1823, Музей Фолькванг, Эссен).

    Ю. К. К. Даль. «Вид Дрездена при свете луны», 1839, Картинная галерея, Дрезден

    Множество работ Даля посвящено природе родной Норвегии, которую художник любил всем сердцем. Холодную красоту северной природы передают его пейзажи «Две копенгагенские башни на вечернем небе» (ок.

    1820, Кунстхалле, Гамбург), «Норвежский пейзаж» (1821, Музей Торвальдсена, Копенгаген), «Кораблекрушение у берегов Норвегии» (1832, Национальная галерея, Осло), «Пороги близ Хеллефосса» (1838, Национальная галерея, Осло).

    Очень разные по настроению — полные внутреннего драматизма или глубоко лиричные — они тонко и реалистично передают черты норвежского ландшафта.

    Высокое мастерство и неповторимая манера письма привлекли к Далю множество молодых живописцев. Школа Даля получила известность далеко за пределами его родины (с 1826 года пейзажист постоянно жил в Норвегии). Картины художника пользовались огромным успехом в Германии, Дании и других европейских странах.

    Александр Калам

    (1810–1864)

    Александр Калам быстро достиг всеобщего признания. С каждым годом в крупных европейских городах появлялось все больше и больше художников, которые писали в стиле альпийской пейзажной школы, основоположником которой он являлся.

    Швейцарский живописец Александр Калам родился в маленьком городке Веве на берегу Женевского озера. Его отец был каменотесом и рано умер, после чего мальчику пришлось самому зарабатывать себе на жизнь. Александр переехал в Женеву и первое время обучался ремеслу каменотеса.

    В возрасте двадцати лет Александр поступил в подмастерья к знаменитому в то время художнику Франсуа Дидэ, который одним из первых в Швейцарии начал писать пейзажи романтического направления.

    Вскоре Калам попробовал сам писать пейзажи в этом же стиле и очень быстро превзошел своего учителя.

    Через некоторое время он занял его место во главе женевской художественной школы и начал создавать работы, которые впоследствии стали называть первыми картинами альпийской пейзажной школы.

    В 1837 году Калам экспонировал на выставке в Гамбурге пейзаж «Лес около Авранша», который принес ему большой успех. Его имя стало известно среди собратьев-художников и людей, интересовавшихся искусством.

    Через два года после создания пейзажа «Гроза на Хандеке» (Музей искусств и истории, Женева) художник стал еще более известен. Он выставил эту работу в Салоне в Париже, и она произвела очень сильное впечатление на парижан. В ней великолепно сочетались точное изображение разыгравшейся стихии, цветовые сочетания, интересная композиция и высокое мастерство самого художника.

    Одному из зрителей довелось спустя десять лет повторно увидеть эту работу на выставке в Женеве.

    Свои впечатления от этой картины он выразил такими словами: «Калам питал свой гений созерцанием грандиозной природы. Его талант, суровый и строгий, вдохновляется скорее чувствами, нежели искусством.

    Какое величественное смятение! Так и слышишь, как воет ветер в этих глубоких ущельях; грозовые тучи нависают над самой землей; а ниже угадывается темная голова гиганта, который словно бы вызвал всю эту бурю».

    В 1839 году Калам совершил поездку в Германию и Нидерланды, а через год посетил Англию, где изучал английские пейзажи. В 1842 году художник снова побывал во Франции, где интересовался картинами Лоррена и Пуссена, а также произведениями художников барбизонской школы. В 1845 году побывал в Италии. Однако, несмотря на это, Калам не отступал от своей системы изображения природы.

    Его последующие пейзажи неизменно вызывали восторг зрителей, где бы художник их ни выставлял: в Швейцарии, во Франции, в Италии, в Голландии или других европейских странах.

    Вероятно, причина такой популярности была в том, что отдельные элементы его композиций всегда были узнаваемы и необычайно реальны. Зритель, взглянув на полотно, как бы переносился в это место.

    При этом мастер отказался от популярных в то время деталей классического пейзажа: мраморных колонн, развалин, яркого и ровного солнечного света, мифологических персонажей.

    Калам стремился к разработке своих, до тех пор никем не испробованных рецептов.

    Например, довольно часто он объединял отдельные элементы различных видов, получая «искусственные» пейзажи, которые также имели у публики большой успех.

    Таков «Горный пейзаж», выставленный сегодня в парижском Лувре. Искусное сочетание фрагментов, их условные цветовые сочетания продолжали производить впечатление подлинной природы.

    Калама считали не только создателем альпийской живописи. Современники называли его «величайшим швейцарским пейзажистом и одним из лучших европейских художников века». За свои работы он неоднократно награждался премиями. В 1842 году Калам был произведен в кавалеры ордена Почетного легиона, а также избран членом Петербургской и Брюссельской академий художеств.

    Источник: https://fanread.ru/book/10395336/?page=21

    цитаты Поля Сезанна о темпераменте, гордости, почестях, глазах и интеллекте

    21.07.2017

    Поль Сезанн большую часть жизни играл грубого, ворчливого, эксцентричного чудака, скрывая за этим образом страстность, нерешительность и застенчивость. Эта роль ему блестяще удавалась.

    Чтобы разгадать настоящего Сезанна, образованного интеллектуала, читавшего наизусть Вергилия,глубокого философа с отменным чувством юмора, «поэта-логика», мудреца-затворника, достаточно услышать несколько его разговоров с близкими друзьями и прочитать пару писем.

    В сущности, если у тебя есть характер, значит есть и талант. Я не говорю, что характера достаточно, что достаточно быть славным малым, чтобы хорошо рисовать. Это было бы слишком просто. Но я не думаю, что гениальность — удел негодяя. 〈…〉 Главное, не пачкать руки, вот что я имею в виду.

    Все художники, черт побери, так или иначе всегда малость сходят с рельс, кто больше, кто меньше. Есть такие, кто ради успеха… да, но я считаю, это как раз те, кто обделен талантом. В искусстве надо быть неподкупным, а чтобы быть неподкупным в искусстве, надо приучиться быть неподкупным и в жизни.

     

    Разговоры об искусстве почти бесполезны. Работа, благодаря которой делаешь успехи в своем ремесле, — достаточное вознаграждение за то, что тебя не понимают глупцы.

    Только Курбе умеет так шлепнуть черной краской по холсту и не продырявить его.

    Портрет Анри Гаске
    Поль Сезанн
    1897В каждом положенном мною мазке есть капля моей крови, смешавшейся с каплей крови вашего отца, возникает удивительная связь, о которой он не догадывается, она соединяет мои глаза с его душой, воссоздает ее, чтобы он смог узнать себя… Все мы должны прийти к гармонии — моя модель, мои краски и я сам, — чтобы вместе пережить этот волнующий момент. (Из разговора с Жоашимом Гаске, сыном Анри Гаске)

    Да поможет им (невеждам — ред.) Бог, если их воображение не способно постичь, как, смешав зеленый и красный до подходящего оттенка, сделать, чтобы рот был печальным, а щека улыбалась.

    Между тем, что создает вашу и мою индивидуальность, есть этот мир и солнце, они существуют, и мы оба их видим. Наши одежды, тела, игра света — сквозь все это мне нужно прорваться. И малейший неверный мазок может все испортить. Если я буду прислушиваться к своим чувствам, то смещу ваш глаз в сторону.

    Если я свяжу с выражением вашего лица целую систему небольших вкраплений синего и коричневого, которые здесь есть и соединяются вместе, на своем холсте я запечатлею вас таким, как есть. Мазок за мазком, мазок за мазком. Но если я буду бесстрастным, если буду рисовать и писать как в академиях, я ничего не увижу.

    Только рот или нос, «как по писаному», всегда одинаковый — ни души,ни загадки, ни страсти. У мольберта я всякий раз другой человек и всегда — Сезанн.

    Энгр, несмотря на свой стиль и несмотря на своих почитателей, на самом деле совсем небольшой художник.

    Художник за работой
    Поль Сезанн
    1875, 24×34 смНе скрою, я тоже был импрессионистом. Писсарро оказал на меня огромное влияние. Но я хотел сделать импрессионизм незыблемым и вечным, как музейное искусство.

    〈…〉 Послушайте, ведь зеленой лужайки достаточно, чтобы мы увидели пейзаж, а телесный тон отображает лицо, становится им. Выходит, что все мы, как видно, учились у Писсарро. Он был первым импрессионистом.

    Я же работаю крайне медленно. Природа видится мне чрезвычайно сложной.

    Все время есть что улучшить,не запутаться бы только в снах разума.

    Я бы смешал меланхолию и солнечный свет. В Провансе есть неуловимая тоска, которую Пуссен почувствовал бы,склонившись над могилой под тополями Алискампа. Я хочу, как Пуссен, наделить рассудком траву и пустить слезу в небо.

    Но нужно довольствоваться тем, что есть… Необходимо изучить и хорошенько прочувствовать свою модель, а затем,если мне удастся выразиться четко и сильно, это и будет мой «пуссен», мой собственный классицизм. Существует вкус. Нет лучше судьи.

    Но он так редко встречается.

    Я более традиционен, чем все думают. Как и Роден. Никто не знает, какой он глубоко внутри. Он человек Средневековья,который создает прекрасные вещи, но не видит целого… Слушай, я не хочу преуменьшать его таланты… Он мне нравится, я восхищаюсь им, но он живет в своем времени, как и все мы. Мы создаем фрагменты. Но уже не можем объединить их.

    Портрет садовника Валье Игроки в карты

    В наши дни все меняется, но не для меня. Я живу в городе своего детства и вновь узнаю ушедшие дни в лицах своих сверстников. Больше всего мне нравится то, как выглядят люди, которые состарились, не изменив в корне своих привычек, — люди, которые подчиняются правилам времени. Я не понимаю тех, кто противится этому процессу.

    Читайте также:  Описание картины николая сергеева «сенокос»

    Лувр — это книга, по которой мы учимся читать. Мы тем не менее не должны довольствоваться только прекрасными рецептами наших знаменитых предшественников. Выйдем за их пределы, чтобы изучать прекрасную природу во всем ее совершенстве; постараемся освободить от них наш дух и выразить себя в соответствии со своим темпераментом.

    Все мои сограждане поганцы по сравнению со мной.

    Сегодня мы не в меру утомляем свое зрение, навязывая ему тысячи образов. А музеи, а картины в музеях! И выставки! Мы больше не способны видеть природу; мы видим лишь картины, вновь и вновь. Увидеть творение Господа — вот к чему я стремлюсь! Являюсь я реалистом или идеалистом в том смысле, который они вкладывают в эти понятия, или же я просто художник, мастер?

    Самое важное в картине — найти правильное расстояние.

    Всю жизнь я работал, чтобы добиться признания, но я думал, что можно писать добротные картины и не выставлять перед всеми свою частную жизнь. Конечно, художник хочет подняться как можно выше в интеллектуальном смысле, но как человек он должен оставаться в тени. Удовлетворение он должен получать от самой работы.

    У Моне был такой огромный талант, он только глянет и сразу нарисует все в верных пропорциях. Берет отсюда и ставит сюда. И Рубенс так мог. В отличие от Моне, Ренуару не хватает ясности ощущения.

    Его гениальность мешает ему найти верный метод работы. У Моне видение целостное. Он достигает задуманного и на этом останавливается. Да, Моне — счастливчик.

    Он приходит к своему прекрасному предназначению.

    Общества, стипендии, почести созданы для кретинов, мошенников и прохиндеев всех мастей.

    Я ищу свет — цилиндр, шар. Я хочу передать цветом белое и черное, выявить все наслоения ощущений. Ощущение важнее всего.

    У человека должна быть гордость, но ее нельзя слишком выпячивать, надо быть терпимым. Гоген был слишком гордым… Ренуар? Слишком чопорен.

    Я — веха, за мной придут другие… В моем возрасте начинаешь думать о вечности.

    Между глазами и объектом создается столь сильное притяжение, что разрыв этой связи приносит боль… Жена говорит,что у меня глаза выкатываются и наливаются кровью… Когда я отхожу от холста, я ощущаю головокружение и крайнее возбуждение, будто бы я бродил кругами в тумане.

    На вопрос: «Что, по вашему представлению, является идеалом земного счастья?» Сезанн ответил: «Найти красивую формулу».

    Натюрморт с черепами
    Поль Сезанн
    1900-е , 39×46 смВсе, что мы видим, распадается и исчезает, разве нет? Природа всегда та же, но ничто из того, что мы видим, не остается неизменным.

    Именно искусство должно передавать ощущение постоянства природы через ее элементы, через ее изменчивые проявления. Оно должно давать нам ощущение вечности. Что за этим кроется? Возможно, ничего. А может быть, всё.

    Понимаете — всё?

    Сейчас проходит минута из жизни целого мира. Ухвати ее!

    У художника есть две вещи: глаза и интеллект, и они должны взаимно помогать друг другу. Нужно стараться их обоюдно развивать, упражняя глаз путем наблюдения природы, интеллект — путем постижения логики ощущений, создающей выразительные средства.

    Мне по нраву мускулы, красивые краски, кровь. Я сенсуалист. 〈…〉 Мы не душу рисуем. Мы изображаем тела; а когда они,черт возьми, хорошо написаны, то сияние души — если таковая в них есть — проявляется во всем.

    Добавить комментарий

    Источник: http://art-lestnica.ru/?p=2900

    Сезанн Поль

    (1839 — 1906)

    «Художник не должен выражать свои эмоции, подобно бездумно поющей птице; …он должен властвовать над своей моделью», — говорил Сезанн. С именем этого мастера связан новый этап в развитии искусства, который называют «постимпрессионизмом» (от латинского «post» — после).

    Постимпрессионизм не просто одно из направлений XIX века, а важнейший рубеж, пролегающий между двумя периодами в развитии художественной культуры — искусством Нового времени, охватывающим эпоху от Джотто до конца XIX столетия, и искусством Новейшего времени, получившим распространение в XX веке.

    В отличие от импрессионистов, устремлявшихся в своем творчестве в погоню за ускользающим мгновением, Сезанн надеялся превратить «импрессионизм в искусство такое же прочное и долговечное, как искусство музеев».

    Его мысль о «власти» над моделью важна для понимания художественных идей Новейшего времени: художник утверждал право на собственное видение мира, на волевую трансформацию натуры. На право писать не только то, что он мог наблюдать в природе, но и на то, что он знал о ней.

    Творчество Сезанна оказало существенное влияние на развитие ряда направлений XX столетия, на становление таких мастеров, как Матисс, Пикассо, Брак, Дерен, на русских «сезаннистов» — Лентулова, Машкова, Кончаловского, Удальцову, Фалька и других.

    Сезанн происходил из семьи предприимчивого банкира, получил прекрасное образование в коллеже Бурбон в Экс-ан-Провансе, где подружился с Э. Золя. Увлекался литературой, читал в подлиннике античных авторов — Вергилий был его любимым поэтом. Он и сам писал стихи. Художественное образование получил в Муниципальной школе рисунка у Жибера, приверженца академизма.

    Затем учился юриспруденции, работал в банке. Вопреки воле властного и деспотичного отца (от которого он материально зависел в течение всей жизни) Поль уезжает в Париж (1861), чтобы стать живописцем.

    Посещает студию Сюиса, знакомится там со многими художниками, в том числе с Писсарро и Гийоменом, посещает Лувр, из современников увлекается Делакруа и Курбе, а также импрессионистами, в выставках которых принимает участие.

    Сезанн — человек мощного творческого темперамента, суровой воли, сильных чувств. Для работ раннего «романтического» периода характерна экспрессия форм, линий, цвета; бурные страсти, снедающие художника, ищут выхода в живописи («Оргия», 1864—1868, Париж, частное собрание; «Похищение», 1867—1869, Кембридж, Музей Фитцуильям).

    Особенно выразительны картины, моделью для которых послужил негр Сципион («Скорбь», 1864—1868, Париж, Музей Орсэ). Темпераментные удары кисти с мощной энергией лепят форму, контрасты света и тени подчеркивают драматизм образа; объемы, цвет источают мощный накал эмоций.

    По лаконизму средств художественной выразительности, обнаженности чувств полотно кажется созданием художника Италии или Мексики XX века.

    Однако Сезанну не всегда удается выразить в живописи то, что его волнует: «Понимание натуры и реализация этого понимания не сразу даются художнику…» — с горечью признавался мастер.

    В этом «несовпадении» — драма раннего Сезанна, подрывающая его веру в свои силы, в свое призвание; он нередко рвет и уничтожает свои холсты. К этой неуверенности в себе добавляется безжалостная травля критики, непонимание зрителя.

    «Я пришел прежде времени», — чувствовал сам живописец.

    Порой он подолгу не берет в руки кисть, но жить без искусства уже не может, живопись для него — средство общения с миром.

    Благотворное влияние оказывает на Сезанна совместная работа над этюдами с Писсарро. Он осваивает метод импрессионистов, его палитра светлеет, колорит становится более многоцветным.

    Однако художник стремится интуитивное восприятие природы подчинить строгим законам: композицию сделать более выверенной, объемы — более материальными («Дом повешенного», 1873; «Дом доктора Гаше в Овере», ок.

    1873, оба — Париж, Музей Орсэ).

    Почитатель классического пейзажа, он считает необходимым «вернуться к Пуссену через природу».

    Однако мастер вносит коррективы в принципы линейной перспективы, господствовавшие в европейской живописи со времен Ренессанса, приближая трактовку глубины пространства к более естественной, соответствующей зрительному восприятию (так называемая «перцептивная» перспектива), он добивается передачи пространственных планов с помощью градации цвета («Шато Медан», 1880, Цюрих, Кунстхауз; «Панорама Овера», 1873—1875, Чикаго, Институт искусств; «Деревня на севере Франции», 1879—1882, Сан-Франциско, «Дворец ордена Почетного легиона; Овер-сюр-Уаз», 1879—1882, Цюрих, частное собрание).

    Для реализации своих замыслов и идей Сезанн предпочитает жанр натюрморта. Здесь он полностью властен над натурой. Художник много сил и внимания уделяет постановке натюрморта, ибо в ней уже заключается ответ на волнующую его проблему.

    Он располагает предметы в зависимости от цвета, формы, размещает их под определенным углом, чтобы наиболее выразительно выявить объем («Ваза с фруктами», ок. 1878, Париж, частное собрание; «Натюрморт с драпировкой», ок.

    189, Санкт-Петербург, Государственный Эрмитаж; «Яблоки и апельсины», 1896—1900, Париж, Музей Орсэ; «Натюрморт с черными часами», ок. 1869—1871, Париж, частное собрание; на циферблате часов отсутствуют стрелки — здесь как бы царит вечность).

    В изображении самых простых предметов есть особая многозначительность, ощущение драматизма бытия. Передается суть предмета, а не его видимость: чашка начинает казаться еще «круглее», кофейник «цилиндричнее» реально существующих предметов.

    В натюрмортах Сезанна нельзя передвинуть или поменять местами ни один предмет — они составляют некий обособленный, замкнутый в самом себе космос. Вещи наделяются странной «тяжестью», будто превосходящей их вес. «Если вы возьмете персик с голландского натюрморта, он останется у вас в руках, если вы попытаетесь взять яблоко с картины Сезанна, оно потянет за собой весь холст» (Н. Пунин).

    Художник с особым вниманием выявляет геометрию форм: цилиндричность ваз, шарообразность плодов, конусы салфеток, громоздящиеся, словно глыбы голубого льда. «Трактуйте природу посредством цилиндра, шара, конуса», — писал Сезанн (иногда к этому перечню геометрических фигур, добавляют куб). Это высказывание руководило поисками ряда художников XX века.

    В портретах Сезанн также ищет, прежде всего, суть образа, избегая всего преходящего — мимики, жестикуляции, психологизма («Портрет госпожи Сезанн в оранжерее», 1890, Нью-Йорк, Музей Метрополитен; «Автопортрет», 1882—1885, Москва, Государственный музей изобразительных искусств им. А.С. Пушкина).

    В портрете своего друга Виктора Шоке (ок. 1877, Колумбус, шт.

    Огайо, Художественный музей) художник подчеркивает одухотворенность, сложность внутреннего мира, однако драматизм, ощущение духовной силы, исходящие от портрета, отражают не только индивидуальность модели, но, быть может, в еще большей степени трагизм мироощущения самого автора.

    В таких композициях, как «Игроки в карты» (1893—1896, Париж, Музей Орсэ), «Купальщик» (ок. 1890, Мангейм, Кунстхалле), «Пьеро и Арлекин» (ок. 1888, Москва, Государственный музей изобразительных искусств им. А.С. Пушкина) художник концентрирует свое внимание не на передаче эмоций, действий, а, прежде всего, утверждает сам факт пребывания человека в мире, его бытия.

    После долгих лет поисков, трагической неудовлетворенности поздний период творчества живописца отмечен созданием ряда подлинно великих произведений, когда мысль получает совершенное пластическое воплощение. Полотна Сезанна воспринимаются как диалог художника с миром, с высшими силами созидания, со вселенной.

    В них есть нечто грандиозное, подлинная духовная мощь, они покоряют классической ясностью. Сезанн поклоняется могучим силам природы, стремясь воплотить в своих полотнах ее одухотворенность, нравственную чистоту.

    Подобно паломнику, он вновь и вновь приходит к горе Сент-Виктуар и пишет ее светящийся голубой кристалл (Равнина у горы Святой Виктории, 1882—1885, Москва, Государственный музей изобразительных искусств им. А.С. Пушкина; Вид на гору Сент-Виктуар со стороны Бельвю, 1883; Гора Сент-Виктуар. Виадук, 1906, обе — Нью-Йорк, Музей Метрополитен; Гора Сент-Виктуар, ок.

    1897, Балтимор, Музей искусств; Гора Святой Виктории, 1900, Санкт-Петербург, Государственный Эрмитаж). В ее торжественной красоте он видит отблеск гармонии мироздания, отсвет мировой души. Сочетанием форм, ритмов, музыкой цвета художник воплощал энергию собственного творческого духа — отсюда та, почти магическая, сила воздействия этих поздних пейзажей.

    Мы воспринимаем токи мощной духовной энергии, исходящие от полотен мастера. Гора Святой Виктории влечет Сезанна не «своей объемной массой, но своим внутренним светом… Дорога, ведущая по долине к горе, — это дорога из мрака к свету… Кажется, будто Сезанн тихо читает вечернюю молитву» (Л. Вентури).

    Источник: http://art.batato.ru/sezann-pol/

    Ссылка на основную публикацию