Описание картины диего веласкеса «портрет графа оливареса»

Диего Веласкес: жизнь и творчество художника

Диего Родригес де Сильва-и-Веласкес (исп. Diego Rodríguez de Silva y Velázquez; 6 июня 1599, Севилья — 6 августа 1660, Мадрид) — испанский художник, величайший представитель золотого века испанской живописи.

Содержание

Веласкес родился в Севилье в 1599 г, в небогатой дворянской семье выходцев из Португалии. Точная дата его рождения неизвестна, но зафиксирован день крестин — 6 июня (а в те времена младенцев старались крестить сразу после рождения).

Вскоре отцу Веласкеса стали очевидны способности сына к искусству, и он отвел десятилетнего Диего в мастерскую известного испанского художника Ф. Эрреры. Сам факт выбора подобной профессии был вызовом для испанской аристократии, ибо профессия художника считалась недопустимым занятием для дворянина.

У Эрреры Диего проучился недолго, они не сошлись характерами.

Через год он работал уже в мастерской другого художника, Франсиско Пачеко, у которого оставался до 1617 года, когда получил звание мастера. Пачеко оказался горячим поклонником античности и прекрасным педагогом.

Согласно установочному принципу учителя «все искусство живописца в рисунке», Диего много рисует. По свидетельству самого Пачеко, еще юношей Веласкес «оплачивал крестьянского мальчика, служившего ему моделью.

Он изображал его в разных видах и позах то плачущим, то смеющимся, не останавливаясь ни перед какими трудностями».

По совету учителя Диего оттачивает владение рисунком, позволяющее точно воспроизводить натуру, в живописи на бытовые темы, по-испански — бодегонес.

В 1622 году он впервые посетил испанскую столицу. В практическом смысле эта поездка оказалась не слишком удачной — достойного места Веласкес себе не нашел. Он надеялся встретиться с молодым королем Филиппом IV, но эта встреча не состоялась.

Впрочем, кое-какие важные шаги он сделал.

Слухи о молодом художнике достигли двора, и уже в следующем, 1623-м, году первый министр герцог де Оливарес (тоже выходец из Севильи) пригласил Веласкеса в Мадрид писать портрет короля.

Эта не дошедшая до нас работа произвела столь приятное впечатление на короля, что тот немедленно предложил Веласкесу должность придворного художника. Тот без раздумий принял это предложение.

Так же немалую пользу в жизни художника принесла встреча с Рубенсом, в качестве дипломата в 1628 году прибывшим в Мадрид. На протяжении девяти месяцев великие живописцы интенсивно общались.

Видимо, именно Рубенс посоветовал Веласкесу посетить Италию. Вскоре после отъезда Рубенса Веласкес упросил короля дать ему разрешение на эту поездку, длившуюся с августа 1629 года по январь 1631 года.

Вернувшись, домой, он продолжил свои государственные и художественные труды.

Творчество Веласкеса

Смелый, испанский живописец, которого от всех отличало то, что как никто другой он мог проникнуть в характер модели, обладая при этом обостренным чувством гармонии, тонкостью и насыщенностью колорита.

По утверждению ранних биографов, он схватывал все буквально на лету, очень рано научился читать и уже в детстве начал собирать библиотеку, которая к концу жизни художника выросла в собрание, поражавшее современников своей величиной и универсальностью.

Судя по составу этой библиотеки, Веласкес серьезно интересовался литературой, архитектурой, астрономией, историей, математикой и философией. Но сильнее всего его манила живопись…

Один из друзей Диего Веласкеса писал: «каждый мазок — сама правда», настолько художник обладал мастерством колорита, яркой передачей характеров людей, передачей светотеней и это все поражало современников.

Еще будучи юношей Диего Веласкес написал в 1617 г. картину «Завтрак» и в 1620 г. картины «Продавец воды», «Старая кухарка», эти картины написаны еще в темной манере, с резкими контурами света и тени, художник обратился к жанровой живописи, с любовью изображая простых людей, исполненных спокойного достоинства.

В мифологической картине «Вакх» (вакх — древнегреческий бог вина), которая была написана в 1628 — 1629 г. и хранится в мадридском музее Прадо, Веласкес изобразил гулянье крестьян под открытым небом. В этой картине еще остались некоторые детали от ранней темной манеры художника.

В исторической картине «Сдача Бреды», Веласкес запечатлил победу, которую одержали над голландцами испанские войска. Т

Веласкес будучи придворным художником постоянно писал портреты короля, королевы, принцев и принцесс.

Но Веласкес не хотел изменять своему реалистическому искусству, он умел в каждом человеке, кем бы он ни был, найти основные черты характера и передать их ярко и красиво. Так, например, в портрете, написанном в 1644 г.

, короля Филиппа IV, одетого в роскошную красновато-розовую одежду, Веласкес изобразил безвольным, вялым, болезненным человеком. Графа Оливареса — суровым всесильным министром.

The Waterseller of SevillePortrait of Pope Innocent XLas Meninas

Веласкес писал портреты не только знати, но и придворных шутов, которые были призваны забавлять королевский двор. Он сумел подчеркнуть характеры этих шутов: скромную сдержанность умного карлика Эль Примо, трагическую напряженность калеки Моро. Портреты всех этих шутов были написаны художником в 1640 — х г. и хранятся они в музее Прадо.

«Портрет папы Иннокентия X», написанный в 1650 г. в Риме, считается вершиной мастерства портретного искусства Веласкеса.

В этом портрете он сумел правдиво и ярко изобразить характер, показав за внешней грубостью папы — жестокость, злобу, железную волю и упрямость.

С большим мастерством Веласкес передал все оттенки багрового лица папы, блеск малинового шелка одежды, пены белых кружев. Еще никто и никогда из художников не осмеливался так правдиво показать характер главы католической церкви.

1652 г. художник был назначен королевским обер-гофмаршалом. Новая должность Веласкеса (в его обязанности входила подготовка и организация празднеств при дворе) отнимала много сил и времени.

После большого праздника на границе с Францией, посвященного бракосочетанию инфанты Марии-Терезии с французским королём Людовиком XIV, художник тяжело заболел, и вскоре после возвращения в Мадрид, 6 августа 1660 года скончался.

Известные картины художника

Религиозные, исторические и мифологические сюжеты

«Поклонение волхвов» (1619, Прадо, Мадрид).. «Христос в доме Марфы и Марии» (1620, Национальная галерея, Лондон). «Изгнание мавров» (1627, Прадо, Мадрид). «Триумф Вакха, или Пьяницы» (1628, Прадо, Мадрид).

«Кузница Вулкана» (1630, Прадо, Мадрид). «Окровавленный плащ Иосифа приносят Иакову» (1630, монастырь Сан — Лоренсо, Эскориал) «Распятый Христос» (1632, Прадо, Мадрид).

«Сдача Бреды (Лес Копий)» (1634—1635, Прадо, Мадрид).

«Бог войны Марс» (около 1640, Прадо, Мадрид)

«Эзоп» (около 1640, Прадо, Мадрид) «Коронование Марии» (1645, Прадо, Мадрид)

«Меркурий и Аргус» (около 1659, Прадо, Мадрид)

Портреты

«Портрет молодого испанца» (1630—1631, Старая Пинакотека, Мюнхен)
«Портрет графа Оливареса» (ок.1638, Эрмитаж, Санкт-Петербург).

«Конный портрет короля Филиппа IV» (1635, Прадо, Мадрид).

«Автопортрет» (1640, Музей изящных искусств, Валенсия) «Дама с веером» (1640—1642, Собрание Уоллеса, Лондон) «Портрет Филиппа IV в военном костюме, называемый Ла Фрага» (1644, Нью-Йорк, Галерея Фрик) «Портрет Филиппа IV» (1656, Прадо, Мадрид).

(Всего было написано около полутора десятков портретов короля в течение 37 лет). «Портрет папы Иннокентия X» (1650, Рим). «Портрет инфанты Марии Терезы» (1651, собрание Леман, Нью-Йорк). «Портрет инфанты Маргариты» (1660, Прадо, Мадрид).

«Менины (Фрейлины)» (1657, Прадо, Мадрид).

Библиография

  • C. Justi, «Diego Velazquez und sein Jahrhundert» (Бонн, 1888, 2 т.);
  • W. Stirling Maxwell, «Velazquez und seine Werke» (перев. с английского, Берлин, 1856)
  • Paul Lefort, «Velazquez» (общедоступный труд, входящий в состав серии книжек: «Les Artistes célébres»).
  • Camon Aznar J. Velazquez. T. 1-2. Madrid, 1964.
  • Знамеровская Т. П. «Прядильщицы» как итог развития бытового жанра в творчестве Веласкеса (ко 300-летию со дня смерти) // Научные доклады высшей школы. Серия исторических наук. № 2, 1961
  • Знамеровская Т. П. Веласкес, М., 1978.
  • Каптерева Т. П. Веласкес и испанский портрет XVII века. М., 1956.

При написании этой статьи были использованы материалы таких сайтов: , ru.

wikipedia.org, bibliotekar.ru

Диего Веласкес: картины художника

Диего Веласкес — все картины
Творчество. Свобода. Живопись.

Allpainters.ru создан людьми, искренне увлеченными миром творчества. Присоединяйтесь к нам!

Диего Веласкес: жизнь и творчество художника

3 (60%) 1 голос(ов)

Источник: http://allpainters.ru/velaskes-diego.html

Диего Веласкес — придворный живописец

Будущий живописец появился на свет 6 июня 1599 года в испанской Севилье, куда его родители переехали за несколько лет до рождения старшего сына. Кроме Диего у Хуана Родригеса де Сильвы и Иеронимы Веласкес было ещё семеро детей, причём один из братьев — Хуан — также выбрал карьеру художника.

В Андалусии в ту эпоху была традиция старшим детям брать фамилию матери. И Диего, и Хуан последовали этой традиции и стали использовать для подписи своих полотен фамилию «Веласкес».

Сведений о детских годах Веласкеса не так уж и много. Достоверно известно только то, что его склонность к живописи проявилась достаточно рано и его практически сразу отдали на учёбу к одному из севильских мастеров, входивших в гильдию живописцев.

Обучение мастерству

В 1610 году, когда Диего Веласкесу исполнилось 10 лет, началось его ученичество в мастерской довольно известного севильского художника Франсиско Эрреры Старшего. Увы, отношения с наставником не заладились: Эррера Старший отличался скверным характером, а маленький Диего не пожелал с этим мириться, проявив замечательную стойкость.

В итоге обучение в мастерской Эрреры закончилось меньше чем через год. А уже в октябре 1611 года родители Веласкеса отдали его на обучение в школу живописи к Франсиско Пачеко.

На новом месте конфликтов не возникало и именно в этой школе Диего Веласкес прозанимался шесть лет и получил первую техническую подготовку и эстетические навыки в сфере живописи.

14 марта 1617 года Веласкес успешно выдержал выпускные испытания и был принят в гильдию севильских живописцев, заручившись поручительством Пачеко.

Сюжеты ранних картин Веласкеса — бытовые зарисовки из жизни простых севильцев. Самые известные из этих полотен — «Пряхи», «Завтрак» и «Воднос» (или «Водонос из Севильи»). Также Веласкес написал и некоторое число натюрмортов.

Всего за годы жизни в Севилье художником было написано 20 работ, из которых сохранилось только девять. Надо отметить, что Веласкесу начали подражать многие современники, писали копии с его картин и даже пытались делать имитации.

Карьера при испанском дворе

В 1622 году Веласкес отправился в Мадрид. Главным предлогом поездки стало желание посмотреть коллекцию живописи, собранную испанскими монархами в Эскориале. Кроме этого, Веласкес рассчитывал быть представленным ко двору, так как пользовался поддержкой весьма влиятельного в то время графа Оливареса.

Несмотря на то, что предстать перед монархом не удалось, Веласкес получил возможность посетить галерею Эскориала и был очень вдохновлён полотнами итальянских мастеров: Тициана, Веронезе и других. Эта поездка в значительной мере повлияла на формирование индивидуального стиля Веласкеса.

Вернулся художник в Севилью несколько расстроенным, но буквально через два месяца из Мадрида пришло извести об открывшейся вакансии придворного живописца. Не раздумывая, художник отправился в столицу. Там он какое-то время прожил в доме поэта Луиса де Гонгоры, весьма близкого ко двору человека, и написал его портрет. Эта работа стала ещё одним подтверждением несомненного таланта Веласкеса.

Одним из тех, кто немедленно заказал Веласкесу свой портрет стал испанский король Филипп IV. Оценив по достоинству таланты живописца, монарх приказал ему перебраться на постоянное жительство в столицу. С конца 1623 года Диего Веласкес получил должность придворного художника и переселился в Мадрид.

Столь головокружительная карьера не могла не вызвать зависть и недовольство потенциальных претендентов на эту должность.

Несколько художников даже решили устроить конкурсное испытание, чтобы выявить лучшего.

Это состязание состоялось в 1627 году, победитель получал право создать полотно в Большом зале Мадридского дворца на тему изгнания мавров из Испании. Победителем был, конечно же, признан Диего Веласкес.

Через некоторое время после начала службы в Мадриде художник получил право писать портреты членов королевской семьи.

Помимо этого, в его обязанности входило написание картин для украшения интерьеров дворца, что давало ему определённую свободу в выборе тем.

Мог принимать и частные заказы, но исключительно от высокопоставленных персон. Впрочем, подобная ограниченность не мешала талантливому художнику реализовать себя.

Путешествия

Уже будучи знаменитым и успешным, Диего Веласкес отправляется путешествовать. Он дважды посещает Италию:

  • в 1629 году его маршрут пролегал через Геную, Милан, и Венецию. Конечным пунктом стал Рим.
  • в конце 1648 года Веласкес совершил второе путешествие в Италию, в ходе которого также посетил Рим и написал одно из самых известных своих полотен — портрет папы Иннокентия Х. Принимали живописца в Италии очень хорошо и даже приняли в Римскую академию.
Читайте также:  Описание картины филиппа малявина «вихрь»

Полотна Веласкеса

Все картины, созданные художником за весьма долгую по тем временам жизнь (он прожил 61 год), можно разделить на две группы. Первая — полотна на исторические, религиозные и мифологические сюжеты. Практически все эти картины выставлены в мадридском музее Прадо. Вторая группа — портреты, они выставлены в разных музеях по всему миру.

Самыми известными его полотнами являются:

  • «Трое мужчина за столом»
  • «Водонос»
  • «Сдача Бреды»
  • «Портрет графа-герцога Оливареса»
  • «Вышивальщица»
  • «Портрет папы Иннокентия Х»
  • «Менины»

В собрании Санкт-петербургского Эрмитажа есть несколько полотен Веласкеса: «Трое мужчин за столом», «Завтрак», «Портрет графа Оливареса», «Мальчик с собакой».

К сожалению, многие полотна не сохранились до наших дней: Эскориал, в котором хранилась большая часть работ Веласкеса, несколько раз горел и картины погибли при пожаре.

Список рекомендуемой литературы

  • Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
  • Каптерева Т.П. Веласкес и испанский портрет 17 века.
  • Кеменов В.С. Картины Веласкеса.
  • Веласкес. Русский сайт о художнике

Источник: http://www.poetomu.ru/publ/zhurnal/kultura/diego_velaskes_pridvornyj_zhivopisec/3-1-0-280

Читать

Есть в Андалузии в долине Гвадалквивира прекрасный город — Севилья. Далеко за пределами могучей Испании знают этот торговый порт — гордость великой державы.

Сюда, в край самых неожиданных контрастов, в страну мрачного великолепия соборов и буйной веселости народных празднеств, стекаются со всего света богатства.

Тяжело груженные корабли из Англии, Франции, Фландрии, Италии, Греции, Генуи, Португалии везут ковры и хрусталь, шерсть и шелка, парчу и меха, драгоценности.

Дважды в год прибывают караваны судов из Америки — с золотом для королевской казны и изделиями американских колоний для рынка. Связанная полноводным Гвадалквивиром с Атлантическим океаном, Севилья уверенно обогнала другие испанские города и стала по праву считаться основным связующим звеном между Европой и Америкой.

Но не только привозные сокровища составляют славу этой андалузской жемчужины. В разных концах земли, куда только заходят караваны испанских судов с хлопком, оливками, шафраном, перцем, сахаром, фруктами, мрамором, можно услышать рассказы о красоте Севильи.

Природа щедро оделила Андалузию. Ее долины укрыты коврами из пестрых цветов, ее горы, словно отхлынувшие и застывшие волны океана, благоухают запахом роз и мирт.

Благодарные люди воздвигли среди этого удивительного великолепия чудесные строения, и от этого андалузская земля стала еще красивее.

Славу Севильи составляют еще и поэты, писатели, живописцы, воспевшие родную землю в своих творениях. Здесь умеют любить прекрасное. Вот почему нередко в торговых кварталах среди множества разнообразных товаров можно видеть дивные эмали из Китая, шедевры нидерландских живописцев и стопки переплетенных в тисненую кожу книг — стихи древних поэтов.

Раннее утро. Красавец город сладко спит в зелени апельсиновых и оливковых рощ, кипарисовых и миртовых садов. Но вот подул с гор ветерок, и за ним по пустынным улицам побежали, озорничая, первые солнечные лучи. На площади они разбудили фонтан, и тот, фыркнув, брызнул им вдогонку сотнями мельчайших струй, отчего в воздухе повисла праздничная радуга. Город просыпался…

А в небольшом скромном доме под номером восемь на узкой и извилистой Кале де ля Горгоха не спали уже давно. Донья Херонима еще ночью почувствовала, что событие, которое с нетерпением ожидали в семье де Сильва, должно наступить именно сегодня.

Она лежала и вслушивалась в себя. «Это обязательно должен быть мальчик, — думала она, — сильный, мужественный, честный, как его предки».

Взгляд женщины скользнул по портретам строгих грандов, и она улыбнулась — немного им, но больше ему, своему долгожданному.

За окнами тем временем уже шумела Севилья. Вот по улице прогромыхала высоченная повозка, груженная цветами. На крутом повороте ее громадное колесо подвернулось, соскочило с оси и побежало вниз, подпрыгивая под веселые крики мальчишек.

Огорченный возница хлопнул в сердцах шляпой об землю, как это сделал бы на его месте любой возница в мире. Такая досада! Ведь цветы — товар не долговечный, повянут. Вдруг двери в домике напротив широко распахнулись, и со ступенек сбежал высокий стройный сеньор.

Черные его кудри от быстрой ходьбы развевались, открывая высокий лоб. Глаза счастливо смеялись.

— Сколько? — Крестьянин не верил своим ушам. — Сеньор хочет купить все?

— Все, все! У меня родился сын!

В доме ждали священника. Мать доньи Херонимы, почтенная и знатная сеньора Каталина Веласкес-и-Буэн Ростро-и-де Сайас то и дело смотрела из калитки патио[1] на улицу — не видно ли уважаемого дона Григорио де Саласара, старого друга их семьи и священника прихода: мальчика пора крестить

…Пабло де Охеда, нареченный крестным отцом, бережно внес в церковь доверенную ему ношу. В соборе стояла та чуткая тишина, которая царит лишь в заброшенных домах, музеях да еще церквах. Ее легко спугнуть одним громким словом, и тогда она, гонимая хлестким звонким эхом, забьется в полутемные углы и будет оттуда настороженно слушать.

Отец Саласар взял на руки младенца. Старый священник многое повидал на своем веку. Но каждый раз, принимая в руки маленького человека, только что пришедшего в жизнь, старый священник волновался. Если бы вместе с именем можно было дать ребенку и счастье, большое человеческое счастье! Отец Саласар поднял голову. На него выжидательно смотрел отец младенца — дон Хуан.

— Диего — очень красивое имя, дети мои, — промолвил священник неторопливо, — этим именем называли многих достойных людей. Пусть же и наш мальчик наречется Диего. «In saecula saeculorum»[2] — торжественно прозвучали последние слова молитвы, и тишина выдохнула из всех углов: «Amen».

Отец Саласар проводил процессию до самых церковных ступенек. Потом вернулся к себе, достал большую книгу и аккуратно сделал очередную запись: «Сегодня, в воскресенье 6 июня 1599 года от Р. X.

, в севильской церкви Сан-Педро крещен мальчик именем Диего.

Отец его дон Хуан Родригес де Сильва происходит из древнего дворянского португальского рода из Опорто, мать, донья Херонима Веласкес, дочь знатных уважаемых родителей из Севильи, — тоже древнейшего рода». Он поставил точку и задумался.

1599 год. Последний рубеж XVI века. Чем добрым помянуть этот уходящий в прошлое век? Давно миновали времена, когда Испания, молодая и дерзкая, уверенно шла к вершине своего могущества, становясь первой державой Европы. То время стало достоянием хроник, наступила новая эра.

И его, отца Саласара, соотечественники ринулись за океан, где именем короля и святой веры захватили обширные земли. «Словно своей земли было мало, — с горечью думал старик. — Напоить бы ее досыта. Обласкать руками хлебопашца. Воздала бы земля сторицей за праведные труды». Но сыны Испании вместо плуга взялись за мечи — грабили чужие народы.

Золото уже не дождем, а рекою текло в страну. Громадное количество новых денег вызвало вздорожание всех товаров. Отечественные изделия на рынке покупать вовсе перестали: заморские оказались дешевле. Золота было так много, что блеск его опьянил даже самых трезвых, и они проглядели главное: в сиянии драгоценного металла на испанскую землю сошла нищета.

Сокровища протекали сквозь страну подобно реке среди дюн — не принося плодородия. И держава-колосс стала постепенно умирать. Слабая промышленность не могла соперничать с промышленностью других стран. Закрывались мастерские, мануфактуры. Трудовой люд — ткачи, оружейники, гончары, кожевники — разорялись, становились бродягами и нищими.

Казалось, что нищенская сума стала в Испании модной. Горькая ирония судьбы! Все это происходило в государстве, которое переживало время своего величайшего внешнего блеска.

Отец Саласар хорошо помнил всю эпоху царствования теперь почившего Филиппа II. В те годы испанские знамена уже развевались над обоими полушариями. Король думал лишь о том, как удержать в повиновении завоеванные земли, мнил себя повелителем вселенной, мечтал диктовать свою волю Европе.

Его собственная страна постепенно разорялась, а он ревностно участвовал во всех религиозных войнах.

«Кому это было нужно, да простит меня бог? Или король только во славу свою лишал жизни многих людей, проливая потоки крови в Германии и Нидерландах, оставлял плачущих детей на пепелищах в опустошенной Франции?» Войны разоряли и саму Испанию, толкали ее к бесчестию и упадку. Поражения на полях битв заставляли искать «виновных» в самой стране.

Усилилась «охота за ведьмами». Религиозные фанатики обрушивались на всякое проявление свободной мысли. Зловеще пылали костры инквизиции, сжигая и вольнодумцев и книги, которые «казнили» наравне с людьми… «Как случилось, — качал седою головою отец Саласар, — что призванные служить богу священники и монахи, отказавшись от праведных дел, превратились в палачей?»

Тут, на какой-то невидимой черте, кончалось его понимание всего того, что происходило в стране, в его до боли любимой Испании, за счастливую судьбу которой каждодневно молил он бога. «Так пусть же рождается у Испании побольше сынов, озаренных гением таланта, — думал старик.

 — Может, они сумеют то, чего не судилось отцам?» Он еще ниже склонил голову над прерванной записью. Кем он станет, тот мальчик, крещенный сегодня? Полководцем и отважным воином, как его знатный предок, или он займется торговлей, ведь теперь идальго разрешается промышлять и торговать? Ничего не поделаешь, трудные времена наступили для всех.

А может, он станет великим поэтом? Кем бы ни вырос он — пусть будет человеком.

Источник: https://www.litmir.me/br/?b=196969&p=53

Книга — Путеводитель по картинной галерее Императорского Эрмитажа — Бенуа Александр Николаевич — Читать онлайн, Страница 15

Закладки

Венеции же обязан своим развитием один из самых удивительных виртуозов конца XVII века причудливый болонец Джузеппе Мария Креспи, в котором встречаются как черты С. Розы, так и красочность Фети и даже отдаленные влияния Рембрандта.

Чтобы понять его значительность, следует видеть серию его картин в Дрездене.

Но и наш эффектный, сумрачный автопортрети даже некоторые детали в двух больших, довольно безотрадных картинах заставляют относиться к мастеру с особым интересом. [41]

Джузеппе Мария Креспи. Автопортрет. Холст, масло. 60,5х50. Инв. 189. Из собр. Бодуэна, Париж, 1781

Мы указали выше, что центром натурализма оказался чуждый художественной традиции и полный страстной жизненности Неаполь. Сюда занес семена натурализма Караваджо, и здесь они взошли в творчестве целой плеяды художников, среди которых первенствующее место занял испанец Рибейра.

Из того же Неаполя, из среды натуралистов вышел и один из самых крупных художников Италии XVII века, который, однако, своими триумфами во всех главных центрах Апеннинского полуострова положил конец натуралистическому течению.

Этот художник — Лука Джордано (1632 — 1705) развратил и другую твердыню натурализма — мадридскую школу, после того как он был приглашен ко двору Карла II в 1692 году.

Лучший из испанских художников того времени Клаудио Коэльо не перенес обидного предпочтения этого пришельца и умер с досады.

Колоссальный успех Луки Джордано можно объяснить той удивительной легкостью, с которой он впитал и соединил в себе все художественное достояние своего времени.

Рибейра дал Джордано твердые основы в рисунке и живописи, умение пользоваться эффектными противоположениями света и теней, с Сальватором Розой он имеет общее в горячечной виртуозности письма, римлянин Пьетро да Кортона открыл ему основы широкого декоративного стиля, во Флоренции и Болонье он присмотрелся к изяществу эпигонов академизма, в Парме он разгадал многие тайны Корреджо. Вероятно, не остались без влияния на него произведения уже умершего Фети, а также работы Кастилионе, работавшего в то время при мантуанском дворе. Разнородные эти впечатления слились в творчестве Джордано в одно гармоничное целое, а его подвижная натура, его колоссальная работоспособность, за которую он был прозван “fa presto”, довершили остальное. Им написано фантастическое количество картин, из которых некоторые колоссальных размеров, и все эти произведения отличаются теми же достоинствами и недостатками. Они исполнены большой живости, краски гармоничны, а письмо бесподобного совершенства. Но в то же время условность композиции, шаблонная и тривиальная привлекательность типов, весь легкомысленный стиль Джордано обесценивают его творение и оправдывают несколько то пренебрежение, в котором оно находится в настоящее время.

Эрмитаж обладает тремя превосходными (двумя подписными) образцами творчества Джордано.

Читайте также:  Описание картины уильяма блейка «песни невинности»

“Положение во гроб”может служить примером того чисто церковно-режиссерского искусства, которым владел Джордано.

Всевластные иезуиты XVII века не отвергали такой религиозной живописи, ибо ее “риторичность” и внешняя декоративность вязались как нельзя лучше с декламацией проповедей и с архитектурой вычурных храмов.

Гораздо приятнее религиозных композиций мифологические картины Джордано, в которых он более искренен и прост. Разумеется, и мифология его не имеет ничего общего с пониманием богов древних или с тем паганизмом, которым отличались художники XV и XVI веков.

Но в подобных сюжетах сильнее сказываются следы неаполитанской школы на Джордано — ее простодушие и искренность, и эти черты, если и не высокого качества, то, во всяком случае, всегда приятны. Впрочем, чисто живописная сторона подобных картин — очень высока.

“Отдых Бахуса” Джордановисит в полной темноте, и трудно разглядеть ее красоту, но, будучи вынесенной на свет, она поражает красотой светотени и здоровой простотой замысла. Великолепна и вся живопись — такая легкая, простая и уверенная.

[42] Третья картина Джордано “Кузница Вулкана”, пожалуй, еще интереснее в чисто живописном отношении.

Лука Джордано. Кузница Вулкана. Ок. 1660. Холст, масло, переведена с дерева. 192,5х151,5. Инв. 188. Из собр. Уолпола, Хоутон холл. 1779

Здесь Джордано еще совершенный неаполитанец и натуралист. Бойко и сильно изображена оглушающая работа циклопов, краски ярче и свежее, нежели на “Бахусе”, а вся композиция непосредственнее.

Мы пропускаем других представителей живописи в Италии XVII века, но советуем все же более досужим посетителям вглядеться в разнообразные формальные задачи, разрешенные с удивительным мастерством такими художниками, как Ланфранко, Теста, Чинияни, Чирро-Ферри, Тревизани, Лаури, Биливерти, Канласси, Кантарини, Мола. Теперь же обратимся от этих “талантов и знатоков” к последнему гению, данному Италией (точнее, Венецией), — к Тиеполо.

Тиеполо, Джованни Батиста

Тиеполо (1696 — 1770) такой же упадочник, как и Джордано. И ему ничего не свято. На все — на религию, на жизнь, на человеческие отношения, на историю он взирал с точки зрения только “декоративной” — как на объекты красивых сплетений и на материал для красивых зрелищ.

В этом отношении Тиеполо даже был как-то циничнее неаполитанца Джордано. Но как раз в этом цинизме, в уверенности, о которой Тиеполо произносил свои “кощунства” небу и земле, чувствуется подлинное его величие; гигантская сила, лишь надорванная гибелью всякой веры.

Фигура Тиеполо, несмотря на весь свой блеск, — трагична. В его “пиршестве” звучат похоронные ноты. При всей ликующей торжественности, которую он любил придавать своим вымыслам, — он всегда печален.

Он вырос в эпоху агонии Венеции, и в нем сказалась если не горькая обида патриота, то уныние человека, одаренного наивысшей чувствительностью и видящего, как гибнет прекраснейшее, что создано людьми.

Тиеполо не лил гражданских слез и даже не дожил свою жизнь в родном городе, а поехал по миру раздаривать последние сокровища венецианского великолепия. Однако именно Тиеполо — настоящий венецианец, быть может, самый венецианский из всех венецианских художников. Можно разложить некоторую часть его искусства на элементы.

Одно идет от Веронезе, другое от Тициана, третье (косвенно) от Джордано. Однако не эти элементы существенны. То, чем Тиеполо велик, принадлежит всецело ему самому, и это — последние дары волшебного города лучшему из сынов своих.

Эти дары Венеции Тиеполо — единственная по прелести во всей истории живописи серебристая палитра и особый свет.

В Венеции, обнищавшей и проданной на разврат пришельцам, все еще светило нежное солнце, оно все еще золотило мраморы, заглядывало в узкие каналы, играло на воде, сверкало на крестах и куполах, оно все еще сообщало характер миража этому рожденному морем городу.

Но только людям с обостренной чувствительностью казалось, что венецианское солнце должно скоро уйти, что оно прощается и плачет. И вот настроение по-прежнему “светлого, но бесконечно грустного Аполлона” выразилось в творчестве Тиеполо.

Вся чувственность его, вся пышность — лишь яркие цветы на кладбище Венеции. И наш “Пир Клеопатры”, изображенный среди венецианской колоннады и под серебряно-голубым венецианским небом, — не веселый маскарад, а какая-то торжественная тризна, в которую театральная пышность костюмов не вносит радости и где все, наоборот, точно застыло, притаилось в ожидании унылого конца.

Джованни Баттиста Тиеполо . Пир Клеопатры. 1743-1744. Холст, масло. 248,2х357,8. (Продана из Эрмитажа в 1932 году. Национальная галерея Виктории, Мельбурн)

Только в своем настроении, в психологии Тиеполо “декадент”, но отнюдь он не декадент в технической стороне своих картин. Большего совершенства никто не достигал ни до, ни после него.

Рисунок Тиеполо иногда странен и неправилен, но все странности его “убедительны”, приведены в какую-то систему, обладают внутренней необходимостью. Краски Тиеполо слишком легки, а иногда и приторны, но и в самых слащавых аккордах он остается дивным музыкантом — достойным соотечественником Лотти, Марчелло и Тартини.

Наконец, в письме он мастер и виртуоз, подобных которому не знает история. Сложнейшие композиции разработаны им, точно это какие-то наброски, огромные пространства он заполняет живописью, играя и балагуря, его гигантские фрески исполнены так же просто и легко, как крошечные картинки.

Да и судя по эрмитажным картинам, мы не знаем, где он более в своей сфере: в маленьких ли рамках “Мецената”или на огромном холсте “Клеопатры”.

Джованни Баттиста Тиеполо. Меценат представляет императору Августу свободные искусства. Ок. 1745. Холст, масло. 69,5х89. Инв. 4. Из собр. Брюля, Дрезден, 1769

Совершенным игнорантом выказывал себя Тиеполо только в археологии, но это едва ли оплошность с его стороны. Настоящее величие Рима и Греции его не трогало. К сюжетам из их прошлого он прибегал только как к занятным фабулам, наталкивавшим его на сложные и пышные зрелища.

Источник: https://detectivebooks.ru/book/28898731/?page=15

Диего Родригес де Сильва-и-Веласкес

Дие́го Родри́гес де Си́льва-и-Вела́скес (исп. Diego Rodríguez de Silva y Velázquez, 6 июня 1599, Севилья — 6 августа 1660, Мадрид) — испанский художник, величайший представитель золотого века испанской живописи.

Биография

Веласкес родился 6 июня 1599 года в Севилье, Испания. Учился живописи в родном городе у Франсиско Эрреры Старшего и у Франсиско Пачеко, на дочери которого, Хуане Миранде, он женился в 1618 году.

Назначение придворным живописцем

Молодой художник приобрёл в Севилье уже достаточно хорошую репутацию. Его учитель Пачеко, а также друзья и земляки старались помочь его карьере. В 1622 году он был в первый раз отправлен в Мадрид. Но, несмотря на то, что земляки, державшиеся в столице вместе, пытались ему помочь, предстать перед королевскими очами ему не удалось.

Впав в уныние, Веласкес вернулся в Севилью. Но не успел он пробыть дома и двух месяцев (1623), как его догнало письмо от севильянца, служившего королевским капелланом. Он писал ему, что придворный живописец Родриго де Вильяндрандо умер, и место стало вакантно. Веласкес стремительно отправился ко двору, остановился в доме своего друга капеллана и написал его портрет.

Другой севильянец, камердинер кардинала-инфанта Фердинанда (королевского брата), отнёс его во дворец и показал хозяину. Кардинал-инфант пришёл в восторг и сразу заказал Веласкесу свой портрет. К тому времени изображение каноника уже увидел и сам король Филипп IV. Ему понравилось настолько, что он приказал брату — кардиналу-инфанту, уступить очередь позирования.

Так Веласкес наконец получил возможность показать себя.

Картина произвела фурор («Портрет Филиппа IV с прошением», 1623, не сохранилась). Веласкесу выплатили гонорар, затем назначили ренту, а также приняли на должность придворного художника. Филипп IV повторил ему обещание Александра Македонского, адресованное Апеллесу: «Никто, кроме тебя, писать меня больше не будет».

Первое путешествие в Италию

В июле 1629 года художник в сопровождении генерала Спинолы, только что назначенного командующим испанскими войсками в Италии, покинул Мадрид.

Путешествие по Италии нельзя было назвать приятным: должность королевского камергера, статус протеже графа Оливареса и, плюс к тому, что его спутником был генерал — всё это вызывало раздражение у подозрительных итальянцев, считавших Веласкеса чуть ли не испанским шпионом.

Недоброжелательность местной аристократии, возможно, слегка и задевала художника — но не более того, поскольку главную цель своего путешествия он заранее определил как «совершенствование профессионального мастерства».

Знакомство с творениями великих итальянских художников оказало влияние на стиль живописца — он сделался более свободным и блестящим, колорит менее тёмным в тенях и передающим натуру в ярком освещении.

В конце августа 1629 года Веласкес прибыл в Геную. Оттуда он направился в Милан, а затем — в Венецию. Именно в Венеции художник столкнулся с наиболее яростным неприятием итальянцами испанцев как таковых, и в октябре 1629 года спешно покинул город и устремился в Рим, где, в случае чего, можно было рассчитывать на заступничество Папы. В Вечном Городе художник пробыл до конца следующего года.

* Портрет папы Иннокентия X», 1650, галерея Дориа-Памфили, Рим

Возвращение в Мадрид (зрелый период)

В 1634 году знаменитый художник получил почётное звание королевского гардеробмейстера, в 1643 году — камердинера, в 1642—1644 гг. он сопровождал короля в его походе на Арагон.

Второе путешествие в Италию

В конце 1648 года Веласкес совершил второе путешествие в Италию — наиболее удачным произведением, написанным в этой поездке, стал портрет папы Иннокентия X. В Италии художника ждал шумный успех, он был избран членом Римской академии.

* «Венера с зеркалом», ок. 1644—1648, Лондонская Национальная галерея

Возвращение в Мадрид (поздний период)

В 1651 году Веласкес вернулся в Мадрид. Этим событием искусствоведы датируют начало позднего периода его творчества.

Творчество Севильский период

Ранние полотна севильского периода в основном были созданы в жанре бодегонов (исп. bodegon — трактир). В основном это были натюрморты, кухонные сцены, трактирные зарисовки.

(«Завтрак», около 1617—1618; «Старая кухарка», около 1620; «Завтрак двух юношей», «Водонос», около 1621).

В похожем стиле написаны и несколько религиозных картин этого же периода — «Поклонение пастырей», «Поклонение волхвов» (1619); «Христос в доме Марфы и Марии» (около 1620).

Прежде всего в них ощущается внимательное изучение молодым Веласкесом караваджистского искусства, многие образцы из которого были доступны в Севилье. А также долгое пребывание в мастерской Пачеко: работа с натуры, тщательность рисунка, точность сходства с моделью.

Придворный живописец

В мадридский период мастерство художника совершенствуется. Он обращается к редким для испанской живописи античным сюжетам («Триумф Вакха, или Пьяницы», 1628—1629, «Кузница Вулкана», 1630), а также историческим — «Сдача Бреды» (1634).

Портреты, созданные Веласкесом в 1630—1640 годах, принесли ему заслуженную славу мастера этого жанра. Хотя в портретах Веласкеса обычно отсутствуют жесты и движение, они необычайно реалистичны и естественны.

Фон подобран так, чтобы максимально оттенять фигуру, цветовая гамма строгая, но оживляется тщательно подобранными сочетаниями цветов.

Веласкесу удавалось в портрете передать характер человека, показать противоречивость черт его характера.

Наиболее известны портреты дона Хуана Матеоса (1632), генерала Оливареса (1633), конный портрет короля Филиппа III (1635), папы Иннокентия X (1648), а также серия портретов карликов и шутов (Los truhanes).

Портретам позднего периода творчества Веласкеса в большой степени свойственен артистизм и психологическая завершённость (инфанта Мария Тереза, 1651; Филипп IV, 1655—1656; инфанта Маргарита Австрийская, около 1660).

* Филипп IV Испанский, 1656

Ученики и последователи

Непосредственным продолжателем и наследником его должности при дворе оказался его ученик и муж его дочери Франсиски — Хуан Батиста дель Масо (англ.) русск..

Но он не обладал талантом своего предшественника, и смог воспроизводить лишь некоторые внешние формы. Другой ученик Веласкеса — Хуан де Пареха, мавр, бывший слугой в его мастерской.

(Веласкес изобразил этого африканца на одном из лучших своих портретов). Пареха писал портреты и религиозные картины.

После Веласкеса при мадридском дворе короля Карлоса II работали Клаудио Коэльо и Хуан Каррено де Миранда. Со сменой правящей династии (Испанские Бурбоны) французское барокко и рококо вытеснило в высших слоях столь прекрасно созданный Веласкесом реализм и натурализм.

Читайте также:  Описание картины маурица эшера «цикл»

Позже к наследию Веласкеса обратились уже романтики и импрессионисты.

В честь Веласкеса назван кратер на Меркурии.

* Инфанта Маргарита Австрийская, 1660

Известные картины Религиозные и мифологические сюжеты

  • «Поклонение волхвов» (1619, Прадо, Мадрид).
  • «Христос в доме Марфы и Марии» (1620, Национальная галерея, Лондон).
  • «Изгнание мавров» (1627, Прадо, Мадрид).
  • «Триумф Вакха или Пьяницы» (1628, Прадо, Мадрид).
  • «Кузница Вулкана» (1630, Прадо, Мадрид).
  • «Распятый Христос» (1632, Прадо, Мадрид).
  • «Сдача Бреды (Лес Копий)» (1634, Прадо, Мадрид).

Портреты

  • «Портрет графа Оливареса» (ок.1638, Эрмитаж, Санкт-Петербург).
  • «Конный портрет короля Филиппа IV» (1635, Прадо, Мадрид).
  • «Портрет Филиппа IV в военном костюме, называемый Ла Фрага» (1644, Нью-Йорк, Галерея Фрик)
  • «Портрет Филиппа IV» (1656, Прадо, Мадрид).

(Всего было написано около полутора десятков портретов короля в течение 37 лет).

  • «Портрет папы Иннокентия X» (1650, Рим).
  • «Портрет инфанты Марии Терезы» (1651, собрание Леман, Нью-Йорк).
  • «Портрет инфанты Маргариты» (1660, Прадо, Мадрид).
  • «Менины (Фрейлины)» (1657, Прадо, Мадрид).
  • «Портрет инфанты Маргариты» (Музей искусств им. Богдана и Варвары Ханенков, Киев — http://www.khanenkomuseum.kiev.ua/ua/exposition/collections/25/53.htm)

Источник: wikipedia

Источник: https://nekropole.info/ru/Diego-Rodriges-de-Silva-i-Velaskes

Веласкес

Испанский художник, один из величайших представителей испанского «Золотого Века».
Диего Родригес де Сильва Веласкес родился в испанском городе Севилье в семье знатной, но небогатой. Его отец был выходцем из Португалии, и это обстоятельство во многом определило судьбу Диего.

Как и многих других мальчиков, его отдали в монастырскую латинскую школу. Однако через несколько лет, когда стали очевидны его способности к искусству, отец отвел десятилетнего Диего в мастерскую известного испанского художника Ф. Эрреры.

Сам факт выбора подобной профессии был вызовом для испанской аристократии, ибо профессия художника считалась недопустимым занятием для дворянина.
У Эрреры Диего проучился недолго они не сошлись характерами.

Через год он работал уже в мастерской другого художника, Франсиско Пачеко, у которого оставался до 1617 года, когда получил звание мастера. Пачеко оказался горячим поклонником античности и прекрасным педагогом. Согласно установочному принципу учителя «все искусство живописца в рисунке», Диего много рисует.

По свидетельству самого Пачеко, еще юношей Веласкес «оплачивал крестьянского мальчика, служившего ему моделью. Он изображал его в разных видах и позах то плачущим, то смеющимся, не останавливаясь ни перед какими трудностями».

По совету учителя Диего оттачивает владение рисунком, позволяющее точно воспроизводить натуру, в живописи на бытовые темы, по-испански — бодегонес. Появляются картины «Завтрак», «Старая кухарка», «Служанка-мулатка», «Музыканты», «Завтрак двух юношей», «Водонос».В доме учителя Диего познакомился со своей женой.

«После пяти лет обучения и образования я отдал за него замуж свою дочь, побуждаемый его добродетелью, чистотой и другими хорошими качествами, а также в надежде на его природный и великий гений», — пишет в своей книге «Искусство живописи» Пачеко.

Единственной дочери Пачеко — Хуане Миранде — на тот момент было почти шестнадцать лет. В 1619 и 1621 годах у четы Веласкесов родились две дочери. В 1620 году Диего открыл собственную мастерскую.

Взошедший на престол шестнадцатилетний король Филипп IV сменил практически все придворное окружение своего отца. Узнав о талантливом художнике из Севильи, он призывает его к себе. Осенью 1623 года Веласкес вместе со своим тестем приехал в Мадрид. Здесь ему оказывает покровительство премьер-министр Оливарес. Художник пишет портрет молодого короля Филиппа IV, имевший большой успех, и вскоре получает звание придворного живописца. Ему отвели парадные апартаменты в одном из крыльев королевского дворца и не менее просторную мастерскую в одном из пригородных замков.Теперь Велакес перестал зависеть от случайных заработков, но вместе с этим должен был большую часть своего времени отдавать придворному церемониалу. Резко ограничилась и тематика его картин, а основным жанром на многие годы становится портрет.

Веласкес много раз писал короля Филиппа и его детей. Особенно часто — дочь Филиппа инфанту Маргариту. Сохранилось несколько портретов, на которых видно, как постепенно она взрослела и как менялось ее лицо.

Вскоре популярность Веласкеса возросла настолько, что при дворе стало зазорным не иметь портрета его работы. Среди подобных портретов этого периода надо отметить «Графа Оливареса» (1625) и «Шута Калаба-Сильяса» (1626-1627). В этих портретах, становящихся все более «нематериальными», кисть живописца обретает легкость, изображая темы в определенном отношении менее возвышенные, но в то же время более элегантные и социально значительные. Кроме придворных портретов Веласкес создал целую галерею изображений деятелей испанской культуры драматурга Лопе де Вега, Тирсо де Молина и Кальдерона, поэта Кеведо.
Однако популярность Веласкеса вызывала не только поклонение, но и зависть. Смелость молодого севильянца, не считавшегося с академическими традициями, привела к конфликту с наиболее авторитетными художниками. Они настояли на том, чтобы был устроен конкурс. В 1627 году Веласкес написал большую историческую картину «Изгнание морисков». На ней была изображена одна из самых трагических страниц испанской истории — изгнание из страны всех, кто имел арабское происхождение. Хотя резкая экспрессия картины противоречила ее парадному, официальному предназначению, король пришел в восторг от работы Веласкеса и велел выставить картину в одном из дворцовых залов для всеобщего обозрения. Там картина провисела несколько недель, после чего король велел перенести ее в зеркальный зал, где висели его любимые картины Тициана и Рубенса. А сам художник получил весьма высокую по тем временам награду — он стал хранителем королевской двери, что было равноценно должности камергера.В 1629 году художник завершает необычную для испанской традиции картину на античный сюжет — «Вакх» или «Пьяницы» (1628-1629).

В 1629 году король милостиво разрешил художнику присоединиться к свите знаменитого полководца Амбросио Спинолы, отправлявшегося на соседний полуостров.

Веласкес посетил Венецию, Феррару, Рим, Неаполь.

Он копировал картины Тинторетто, фрески Микеланджело, изучал античную скульптуру, знакомился с произведениями современных ему итальянских художников.

Поездка в Италию содействовала расширению его художественного кругозора и совершенствованию мастерства. После возвращения художник много работает, тридцатые годы стали самым плодотворным периодом его творчества. Сначала появляется «Кузница Вулкана» (1630), где мифологические образы соединены со сценами, приближенными к реальности.

В 1634-1635 годах Веласкес написал свое единственное батальное полотно «Сдача Бреды», где его мастерство предстает во всем блеске.1625 год. Осажденная испанцами голландская крепость Бреда пала. Комендант Бреды Юстин Нассауский вручает ключи от крепости испанскому полководцу Спиноле.

В центре полотна фигуры двух полководцев согбенный под тяжестью поражения Ниссау, в желтой одежде, с ключом в руке устремляется к победителю. Одетые в черные доспехи, с розовым шарфом через плечо теснятся испанцы. Стойный лес копий (отсюда второе название картины «Копья») создает впечатление численного превосходства и мощи испанского отряда.

«Для своего времени эта картина была откровением по правдивости изображения исторического события и новизне художественного решения», — пишет Л.Л. Каганэ.Портреты по-прежнему преобладают в творчестве Веласкеса. Они становятся значительно разнообразнее по композиции и живописному решению.

Как пример можно привести произведения тридцатых годов — охотничьи и конные портреты Филиппа IV и членов его семьи (1630-е). Классическая ясность композиции, изысканность цветовых отношений сочетаются в этих больших картинах с исключительной для того времени убедительностью и живописной свободой в трактовке пейзажей.

На протяжении 1630-1640-х годов Веласкес создал серию портретов карликов и шутов. Сквозь шутовскую личину великий мастер увидел духовный мир этих людей, обиженных природой, изобразил без тени насмешки, с простотой и тактом.

В 1649 году Веласкес снова едет в Италию, на этот раз уже не безвестным молодым художником, а прославленным мастером.

Картины, которые он создал в Риме, принесли ему еще большую славу. Среди них исключительное значение имеет портрет папы Иннокентия Х, выполненный около 1650 года.

Побоявшись потерять Веласкеса, Филипп IV прислал ему сердитое письмо, и в 1651 году художник возвращается в Испанию. Филипп IV возводит художника на высшую в государстве должность — гофмаршала. Теперь Веласкес, наконец, получил полную независимость. Он создает единственное в своем творчестве изображение обнаженной женщины — «Венера и Купидон».

К пятидесятым годам относится один из самых сложных портретов мастера — портрет Филиппа IV (1654). В поблекшем лице короля, в его потухшем взгляде Веласкес блестяще передает усталость, разочарование, горечь, которые не могут скрыть горделивая осанка и привычно надменное выражение.

Главные полотна Веласкеса позднего периода — крупномасштабные композиции «Менины (юные фрейлины)» (1656) и «Пряхи» (1657). «Менин» часто называют «картиной создания картины». «В свете подобного толкования, — пишет В.И. Раздольская, — особое значение приобретает в ней автопортрет художника.

Изобразив себя за работой, как равного, в кругу королевской семьи, Веласкес утверждает ценность и достоинство творческой личности в обществе, построенном на строгой сословной иерархии. Более того, сам процесс творчества стал сюжетом картины. А безупречное мастерство Веласкеса подтвердило правомерность его замысла.

Гармония ритмического строя, которому подчинено расположение фигур, не нарушает естественной непринужденности изображенной сцены. Построение композиции и сложнейшее решение света создает не только убедительное ощущение реального пространства, но словно втягивает в него зрителя, стоящего перед картиной».«Пряхи» — апогей мастерства художника.

Придворная карьера Веласкеса к тому времени достигает своей вершины король наградил его высшим орденом Испании — крестом Сантьяго. Так был создан прецедент человек искусства стал кавалером одного из древнейших в Европе рыцарских орденов.

К несчастью, художник в то время был уже тяжело болен.

И все больше усилий ему приходилось прилагать, чтобы работать за мольбертом. После присутствия на церемонии бракосочетания королевской дочери и французского короля Людовика XIV, Веласкес слег и через несколько часов умер. Это произошло 6 августа 1660 года.

Творчество
 Севильский период
Ранние полотна севильского периода в основном были созданы в жанре бодегонов (исп. bodegon — трактир). В основном это были натюрморты, кухонные сцены, трактирные зарисовки. («Завтрак», около 1617—1618; «Старая кухарка», около 1620; «Завтрак двух юношей», «Водонос», около 1621). В похожем стиле написаны и несколько религиозных картин этого же периода — «Поклонение пастырей», «Поклонение волхвов» (1619); «Христос в доме Марфы и Марии» (около 1620).Прежде всего в них ощущается внимательное изучение молодым Веласкесом караваджистского искусства, многие образцы из которого были доступны в Севилье. А также долгое пребывание в мастерской Пачеко: работа с натуры, тщательность рисунка, точность сходства с моделью.

 Придворный живописец
В мадридский период мастерство художника совершенствуется. Он обращается к редким для испанской живописи античным сюжетам («Вакх, или Пьяницы», 1628—1629, «Кузница Вулкана», 1630), а также историческим — «Сдача Бреды» (1634).

Портреты, созданные Веласкесом в 1630—1640 годах, принесли ему заслуженную славу мастера этого жанра. Хотя в портретах Веласкеса обычно отсутствуют жесты и движение, они необычайно реалистичны и естественны.

Фон подобран так, чтобы максимально оттенять фигуру, цветовая гамма строгая, но оживляется тщательно подобраными сочетаниями цветов. Веласкесу удавалось в портрете передать характер человека, показать противоречивость черт его характера.

Наиболее известны портреты дона Хуана Матеоса (1632), генерала Оливареса (1633), конный портрет короля Филиппа III (1635), папы Иннокентия X (1648).

Портретам позднего периода творчества Веласкеса в большой степени свойственен артистизм и психологическая завершённость (инфанта Мария Тереза, 1651; Филипп IV, 1655—1656; инфанта Маргарита Австрийская, около 1660).

Известные картины
Религиозные и мифологические сюжеты

    * «Поклонение волхвов» (1619, Прадо, Мадрид).    * «Христос в доме Марфы и Марии» (1620, Национальная галерея, Лондон).    * «Изгнание мавров» (1627, Прадо, Мадрид).    * «Триумф Вакха или Пьяницы» (1628, Прадо, Мадрид).    * «Кузница Вулкана» (1630, Прадо, Мадрид).    * «Распятый Христос» (1632, Прадо, Мадрид).    * «Сдача Бреды (Лес Копий)» (1634, Прадо, Мадрид).

Портреты
    * «Портрет графа Оливареса» (1633, Эрмитаж, Санкт-Петербург).

    * «Конный портрет короля Филиппа IV» (1635, Прадо, Мадрид).    * «Портрет Филиппа IV в военном костюме, называемый Ла Фрага» (1644, Нью-Йорк, Галерея Фрик)    * «Портрет Филиппа IV» (1656, Прадо, Мадрид).    (Всего было написано около полутора десятков портретов короля в течение 37 лет).    * «Портрет папы Иннокентия X» (1648, Рим).    * «Портрет инфанты Марии Терезы» (1651, собрание Леман, Нью-Йорк).

    * «Портрет инфанты Маргариты Австрийской» (1660, Прадо, Мадрид).

Источник: http://info.mobus.com/persons/details.jsp?id=1163&iid=332

Ссылка на основную публикацию