Описание картины михаила нестерова «сестры»

Михаил Васильевич Нестеров 1862 – 1942. «Жил я своим художеством и, худо ли, хорошо ли, прожил жизнь с кистью в руке» Автопортрет. 1928 Учился в Московском. – презентация

1 Михаил Васильевич Нестеров 1862 – 1942<\p>

2 «Жил я своим художеством и, худо ли, хорошо ли, прожил жизнь с кистью в руке» Автопортрет Учился в Московском училище живописи, ваяния и зодчества и в Петербургской Академии художеств Член товарищества передвижников (1896 – 1901). Учредитель Союза русских художников (1903) Классик русской реалистической живописи, мастер религиозного жанра. Академик живописи Заслуженный художник РСФСР, лауреат Государственной премии. Автор книги воспоминаний «Давние дни» (1942)<\p>

3 В Уфе. 1884Кабинет отца е Нестеров родился в Уфе, в патриархальной купеческой семье, интересовавшейся историей, литературой и музыкой<\p>

4 Влияние В. Перова заметно в первых картинах Нестерова в т.н. жанре бытового анекдота Жертва приятелей. 1881В снежки. 1879Знаток. 1884<\p>

5 Домашний арест. 1883<\p>

6 В годы учебы А. Саврасов передал Нестерову тонкое ощущение природы, В. Маковский – интерес к исторической теме Шутовской кафтан. Боярин Дружина Андреевич Морозов перед Иваном Грозным Сбор на погорелый храм в Москве До государя челобитчики. 1886<\p>

7 Образ умершей при рождении дочери первой жены (1886) Нестеров повторял из работы в работу Христова невеста. 1913Царевна. 1887<\p>

8 За приворотным зельем. 1888<\p>

9 С картины «Пустынник» главной темой Нестерова становится религиозная тема, образ святой Руси. На деньги, полученные за нее от П.М. Третьякова художник отправился в первое заграничное путешествие Пустынник. 1888–1889<\p>

10 Видение отроку Варфоломею. 1889–1890<\p>

11 Труды преподобного Сергия. 1862–1897 Цикл картин, посвященных жизни преп. Сергия Радонежского<\p>

12 Преподобный Сергий. 1891–1899Юность преподобного Сергия. 1892–1897<\p>

13 Символом духовного просветления и единства с Богом в картинах Нестерова становится природа – гармония неярких северных пейзажей. Это сочетание трепетной красоты и умиротворенности получило название «нестеровского пейзажа» Лель. Весна. 1933<\p>

14 Картины, посвященные жизни заволжских старообрядцев из романов Мельникова-Печерского На Волге Две сестры Лето За Волгой 1905<\p>

15 На горах Великий постриг «Великий постриг» – лучшая картина из цикла про старообрядцев<\p>

16 Под Благовест В 1900 г. в Париже на Всемирной выставке Нестеров получил серебряную медаль за картины «Чудо» и «Под Благовест» Чудо (не сохранилась). 1897<\p>

17 Молчание Соловки. 1917<\p>

18 Церковная живопись Фрагменты росписи церкви в Абастумани Святая Варвара. Эскиз росписи Владимирского собора в Киеве Покров. 1914<\p>

19 Путь ко Христу. 1910–1911. Покровский храм Марфо-Мариинской обители, Москва<\p>

20 Утро Воскресения. Покровский храм Марфо-Мариинской обители<\p>

21 На Руси (Душа народа) 1914–1916 Святая Русь. 1901–1905<\p>

22 Любимый жанр – портрет С.И. Мамонтов и П.А. Спиро у рояля. 1882Портрет Елены Праховой. 1894Портрет баронессы Н.Г. Яшвиль 1905<\p>

23 Автопортрет. 1915<\p>

24 Девушка у пруда (Н.М. Нестерова) 1923 Нестеров всерьез обратился к жанру портрета в начале XX в. Портрет Ольги Михайловны Нестеровой (Амазонка) Портрет Е.П. Нестеровой (за вышиванием) 1923<\p>

25 Мыслитель (портрет профессора И.А. Ильина). 1921–1922 Философы. Портрет П.А. Флоренского и С.Н. Булгакова. 1917<\p>

26 Портреты советской эпохи Портрет А.В. Щусева Портрет В.М. Васнецова Портрет академика А.Н. Северцова. 1935<\p>

27 Портрет академика И.П. Павлова (1849–1936). 1935<\p>

28 Портрет хирурга С.С. Юдина. 1935<\p>

29 Портрет братьев Павла и Александра Кориных. 1930Автопортрет. 1928<\p>

30 Портрет скульптора И. Шадра. 1934Портрет скульптора Веры Игнатьевны Мухиной. 1940<\p>

31 Для заработка Нестеров выполнял рисунки для журналов и книг, в том числе для собраний сочинений Пушкина, Гоголя, Достоевского, для издания сказок и былин Иллюстрации к повести А.С. Пушкина «Капитанская дочка». 1882<\p>

32 Презентация подготовлена на основании материалов Е. Медковой, И. Языковой. Газета «Искусство» 20/2010 Осень в деревне. 1942<\p>

Источник: http://www.myshared.ru/slide/1070265/

Завещание Нестерова

16 апреля 2012

На юбилейной выставке Михаила Васильевича Нестерова в Русском музее в корпусе Бенуа часть картин — из собрания внучки Нестерова, Марии Ивановны Титовой.

Мария Ивановна, внучка Михаила Васильевича Нестерова по линии Веры Михайловны, средней дочери художника. Специально для www.vtbrussia.

ru Мария Ивановна ответила на вопросы о семье и творчестве Михаила Васильевича Нестерова:

– Мария Ивановна, часть выставленных картин — ваша собственность. Откуда они у вас и где вы их храните?

– Это подарки Михаила Васильевича моей бабушке и моей маме. Мы сумели большинство картин сохранить. Кое с чем, правда, мои бабушка и мама вынуждены были расстаться. Мама продала в 1947 году автопортрет Михаила Васильевича, который теперь находится в Русском музее.

Затем продала этюд «Овражек», тоже в Русский музей. И пыталась продать знаменитый автопортрет Михаила Васильевича, который сейчас представлен на выставке. Это первый его автопортрет, он написан под влиянием Крамского.

Но, к сожалению, именно в то время, когда она хотела передать автопортрет в Русский музей, этого сделать не удалось. Тогдашние сотрудники музея выразили сомнение.

И художнику Павлу Дмитриевичу Корину, большому другу нашей семьи, пришлось написать подтверждение того, что это подлинная работа Михаила Васильевича.

«Исследователи творчества дедушки, кстати, всегда перевирают, что там за подпись. Михаил Васильевич написал «На память о Феде».»

Исследователи творчества дедушки, кстати, всегда перевирают, что там за подпись. Михаил Васильевич написал «На память о Феде». Федя — третий сын моей бабушки, Юлии Николаевны Урусман, который умер. На память о мальчике дедушка и подарил автопортрет моим бабушке и маме в начале прошлого века (Федя умер в 1903 году).

А исследователи творчества Нестерова читают дарственную надпись как «На память о деде». Хотя там четко написано «Ф», «фета».

Еще я передала на выставку портрет мамы, Веры Михайловны. Михаил Васильевич сам очень высоко ценил этот портрет, написанный карандашом и гуашью. Он говорил, что портрет «не хуже, чем писал Валентин Серов». Дедушка считал Серова самым лучшим портретистом.

И для него это было серьезное сравнение: «быть не хуже Серова».

«Портрет «не хуже, чем писал Валентин Серов». Дедушка считал Серова самым лучшим портретистом. И для него это было серьезное сравнение: «быть не хуже Серова». »

– Кто-нибудь из-за рубежа просил у вас продать картины?

– Слава Богу, нет. Никто. К тому же и Корин всегда подчеркивал, что картины Михаила Васильевича не продажные. Они – память. Но мне уже 74 года, и я должна думать о том, куда их определить. Может, подарить кому-то, или отдать государству. Пока не знаю, еще не советовалась ни с юристами, ни с теми из друзей, кто в этом понимает и разбирается.

– Михаил Васильевич родился в дореволюционной России, а умер в советской. Какие у Нестерова были взаимоотношения с новой властью?

«И Михаил Васильевич писал письмо Сталину об освобождении Михаила Дмитриевича Беляева. »

– Он был великий патриот, любил Россию и никуда не уехал, в отличие от своих друзей. Он очень трудно жил долгие годы, до тех пор, пока его не ввели в Дом ученых, который заботился об ученых и деятелях искусств. Власть… Он терпел, так, наверное, будет точнее всего сказать. Он же арестовывался в конце 1920-х годов.

А в 1937 году в его присутствии были арестованы дочь Ольга Михайловна и ее муж. Кроме того, был посажен и приговорен к смертной казни Михаил Дмитриевич Беляев, первый муж дочери Натальи Михайловны, моей тети, — пушкинист, который основал музей-квартиру Пушкина на Мойке.

С ним был арестован Щеголев и многие другие пушкинисты. 

И Михаил Васильевич писал письмо Сталину об освобождении Михаила Дмитриевича Беляева. Так смертную казнь ему заменили ссылкой, куда ездили Наталья Михайловна вместе с Еленой Валентиновной Щеголевой, поразительной красоты дамой, впоследствии женой художника Альтмана.

В конце концов, дедушке удалось добиться освобождения Беляева. Беляев очень любил мою тетку, но им пришлось расстаться. И Наталья Михайловна после войны вышла замуж за Федора Сергеевича Булгакова, сына протоирея Сергея Николаевича Булгакова. Федор Сергеевич был художник, брал уроки у Михаила Васильевича Нестерова. Он боготворил Михаила Васильевича и как художника, и как человека.

– Кто-нибудь в вашей семье стал художником?

– К специальности «художник» Михаил Васильевич относился очень серьезно. Художником стала дочь Ольга Михайловна. Ее научили вышивать особым швом, как золотошвейки 16-го века. 

И она вышивала дивные работы, которые невозможно отличить от акварели. Ольга Михайловна была членом союза художников, хотя никогда нигде не училась рисовать.

Попасть в институты нашим родственникам в то время было очень сложно. Мужа Ольги Михайловны, крупного профессора, арестовали и расстреляли в 1937 году. И саму ее тоже арестовали и сослали в Казахстан.

Все это происходило прямо на глазах у дедушки.

«Однажды дедушка прислал письмо из Муранова в виде карандашного рисунка своей тематики: девушка идет по русским просторам. Все это у меня сохранилось и будет издано в книжке «Письма к маме».»

– А ее-то за что?

– За то, что она в 1937 году была женой политического деятеля. Их, правда, реабилитировали потом. Но трагедия разыгрывалась на глазах у дедушки, ее отца. Я сейчас издаю письма Михаила Васильевича к моей маме, там он очень много об этом пишет. В те годы он переживал жуткую духовную травлю.

Бесконечно искал способы освободить дочь. То ему удалось переговорить со своей давней знакомой Екатериной Павловной Пешковой, которая ведала «Красным крестом». То Павел Дмитриевич Корин, работая над портретом Алексея Толстого, говорил с Толстым, и тот тоже обещал содействовать.

Ее вернули в 1941 году на костылях, она так и хромала до конца дней. Ольга Михайловна скончалась в 1973 году в возрасте 87 лет. Наталья Михайловна прожила 101 год. Она родилась в 1903 году, а умерла в 2004. И мама моя ушла из жизни в 99 лет и один месяц.

Все они были долгожительницами и сохраняли светлый ум до последнего. Они все были очень духовные люди…

«Михаил Васильевич жил неподалеку, в Сивцевом вражке, дом 43. К нам он ходил пешком.»

— Каким дедушкой для вас был Михаил Васильевич?

Хорошим, внимательным дедушкой. Играть он с нами не играл, но очень много говорил. Часто дарил журналы со статьями о себе, репродукциями картин, которые, как ему казалось, должны воспитать в нас хороший вкус.

— А что это были за репродукции?

Например, автопортрет Зинаиды Серебряковой перед зеркалом. Однажды дедушка прислал письмо из Муранова в виде карандашного рисунка своей тематики: девушка идет по русским просторам. Все это у меня сохранилось и будет издано в книжке «Письма к маме».

— А он ходил с вами гулять?

— Нет. Вот с мамой в детстве он гулял очень часто. В Москве показывал Кремль, разные достопримечательности. В Киеве любил водить в Липки.

— В детстве вы жили в Москве?

— Да, на Остоженке, а Михаил Васильевич жил неподалеку, в Сивцевом вражке, дом 43. К нам он ходил пешком.

— Пешком это минут пятнадцать. Часто бывали у него в гостях?

«Мы с мамой почти всегда приносили ему цветы. Он очень любил ландыши. Продавали их весной на каждом углу, купить можно было даже у молочниц. На день рождения дедушки поспевали пионы, любил он и душистый горошек, и васильки.»

— Да. Мы с мамой почти всегда приносили ему цветы. Он очень любил ландыши. Продавали их весной на каждом углу, купить можно было даже у молочниц. На день рождения дедушки поспевали пионы, любил он и душистый горошек, и васильки.

— Помните, как было у него дома?

— У Михаила Васильевича не было мастерской. Дедушкина дореволюционная квартира располагалась на Новинском бульваре, в доме князя Щербатова. Но во время его пребывания на юге, когда они в голодные годы уезжали из Москвы, квартира была разорена.

Тогда две комнаты в своей квартире в Сивцевом вражке ему выделила старшая дочь — Ольга Михайловна. Одна комната была столовой, вторая — одновременно кабинетом, мастерской и спальней. Писать картины он часто уходил в другие места.

Над портретами работал, что называется, на дому.

— Какие картины висели в квартире художника?

«Он сидел за столом и писал маленький этюд для Надежды Андреевны Обуховой, оперной певицы, в благодарность за концерт, который она устроила прямо под бомбежкой в квартире пианиста Константина Игумнова. »

— Очень долго висел портрет Сергея Булгакова и Павла Флоренского, Ильина, Софьи Ивановны Тютчевой, моей мамы в розовом платье и ее сестры, Натальи Михайловны — в синем платье. Вообще, экспозиция часто менялась и я хорошо помню, что картины стояли завернутые в простыни или в чехлах за кроватями.

— А кроме его собственных работ?

— Этюды Левитана, Богаевского, Рылова, Алексея Степанова — его друга, анималиста. Основная часть этого собрания — более ста работ — отправилась в Уфу, в музей, который носит его имя.

— Вы когда-нибудь видели, как работал Михаил Васильевич?

— Один раз. Он сидел за столом и писал маленький этюд для Надежды Андреевны Обуховой, оперной певицы, в благодарность за концерт, который она устроила прямо под бомбежкой в квартире пианиста Константина Игумнова. Мне было очень интересно, но дедушка просил не приставать и не мешать ему работать.

— Какие традиции были в семье вашего дедушки?

— Главная традиция была — гостеприимство. Какими бы ни были тяжелыми времена, но каждого гостя усаживали за стол, поили чаем с пастилой и пирогами. Каждого члена семьи обязательно поздравляли с Днем Ангела, Рождеством, Пасхой и Новым годом. У меня сохранилась книга его воспоминаний («Давние дни» – прим. авт) с подписью «Верушке и Машеньке на Рождество».

– А круг общения, кто бывал в доме?

– Михаил Васильевич был дружен с Петром Сергеевичем Кончаловским и его братом Михаилом. У нас постоянно бывали художники Павел Дмитриевич и Александр Дмитриевич Корины, архитектор Щусев.

Сын Щусева Михаил был дедушкиным крестником, а сам Щусев крестил сына Михаила Васильевича, Алексея. Приходил к нам знаменитый тенор Ларцов, обладатель прекрасной коллекции дедушкиных картин, которую он впоследствии завещал Третьяковской галерее. Семья Сильверсванов.

Елена Владимировна, главная хранительница Третьяковской галереи. Она – урожденная Бахрушина. Надежда Алексеевна Пешкова, она брала уроки рисования у Корина и очень уважала моего деда. Дурылин, исследователь творчества Нестерова.

Из писателей у нас часто гостила Щепкина-Куперник, переводчица. Много театральных деятелей было у нас… Сливки общества…

— Картины Нестерова — очень размеренные, философские. В то же время его воспоминания — яркие и остроумные. Какой же у него на самом деле был характер?

«Главная традиция была — гостеприимство. Какими бы ни были тяжелыми времена, но каждого гостя усаживали за стол, поили чаем с пастилой и пирогами.»

— Михаил Васильевич был очень веселым человеком. Даже Бенуа (хотя я и не согласна с его оценкой живописи дедушки) отмечал ум, эрудицию и задор Нестерова.

Михаил Васильевич был очень религиозным человеком. В советское время как ему приходилось с такими взглядами?

— Он сохранял религиозность. Не в открытую, конечно. Но до самой смерти он дружил с протоиреем Сергеем Щукиным, которого изобразил на картине «У креста». Это ялтинский священник, духовник Антона Павловича Чехова. Дедушка к нему относился очень серьезно и полагался на него.

 Веру в семье он не насаждал, но иконы в доме Нестеровых всегда были. Большая икона Знамения, или Курская, стояла на полукруглом диване из карельской березы. Рядом висели его картины. А еще у нас в доме хранится образ, который дедушке подарила его мама. У нее умерло колоссальное количество детей.

Выжили всего двое: Михаил Васильевич и Александра Васильевна. Дедушка однажды сильно заболел, и его мать впала в отчаяние. Даже могилку для него нашли. Но мать начала молиться, положив ребенка к иконам святого Михаила и Тихона Задонского, почитаемого в Уфе святого.

И сына отмолила: ребенок стал оживать, выздоравливать. Этот образ она потом сыну отдала.

«Очень дружил Михаил Васильевич с академиком Иваном Петровичем Павловым, писал его портреты. И вообще, он любил лечиться. Наверное, поэтому так хотел, чтобы кто-то из его родных стал врачом. И когда я была маленькая, он это желание высказал.»

— Известно, что именно Нестеров вам, своей внучке Маше, завещал стать врачом. Почему?

— Михаил Васильевич очень уважал докторов, считал, что это благородная духовная специальность. Он восторгался тем фактом, что жена Виктора Михайловича Васнецова была врачом первого выпуска женских врачебных курсов Медико-хирургической академии. А его домашним доктором была Елена Павловна Размус.

Он дарил ей дивные работы, и вся ее квартира напоминала музей Михаила Васильевича Нестерова. Очень дружил Михаил Васильевич с академиком Иваном Петровичем Павловым, писал его портреты. И вообще, он любил лечиться. Наверное, поэтому так хотел, чтобы кто-то из его родных стал врачом.

И когда я была маленькая, он это желание высказал.

— То, что вы внучка Нестерова, вам когда-нибудь помогало в житейском плане?

— Я никогда особенно не афишировала, кем был мой дед. Во всяком случае, профессором медицины я стала сама. Только один раз, когда я закончила вуз, в институт Вишневского, где я сейчас работаю, мне помогли попасть друзья дедушки. И то они просто устроили мне встречу с генерал-полковником Александром Вишневским.

Он тогда подбирал людей к себе в институт, и он дал согласие на встречу со мной. Беседа наша была очень серьезной: «У нас надо много уметь и работать хорошо». Я ему понравилась, и он взял меня на работу, где служу уже 51 год. Каждый день без двадцати восемь утра еду на работу. Добираюсь на городском транспорте с тремя пересадками.

Домой если вернусь в восемь вечера, то это рано. Но это моя жизнь.  

Источник: https://vtbrussia.ru/culture/rm/nesterov/zaveschanie-nesterova/

Михаил Васильевич Нестеров, «Святая Русь»: описание и год создания картины

Искусство и развлечения 13 мая 2018

Российская империя была богата на поистине неординарных художников, все они имели свой неповторимый стиль, излюбленные жанры и сюжеты, которые по сей день радуют душу русского человека. Однако не все из них были прославлены как при жизни, так и после кончины, что является досадной несправедливостью.

Таким художником был и М. В. Нестеров – автор множества картин, прославляющих могущество России и православной веры. Самыми знаменитыми его произведениями считаются “Видение отроку Варфоломею”, “Тишина”, серия работ, посвященных святому Сергию Радонежскому и “Святая Русь”. Именно на последней из них будет сфокусировано внимание в данной статье.

Биография художника

Родина М. В. Нестерова – небольшой городок Уфа, в котором он родился в 1862 году.

Атмосфера его семьи была пропитана любовью к вере – родители художника были глубоко религиозными людьми, которые и привили Михаилу Васильевичу особое отношение ко всему, что связано с христианством.

Они поддерживали интерес юного творца к живописи и оказывали значительную поддержку его начинаний, за что художник был им крайне благодарен на протяжении всей жизни.

В возрасте 12 лет Михаил Нестеров переезжает в Москву, чтобы поступить там в Московское училище живописи, ваяния и зодчества, а после этого – в Петербургскую Академию художеств. Учителями, оказавшими на него значительное влияние, были лучшие художники того времени: В. Г. Перов, П. П. Чистяков, И. М. Прянишников, В. Е. Маковский.

В 1883 году в своем родном городе во время летних каникул художник встречает свою первую жену, Марию Мартынову, которая трагически умерла через 3 года после свадьбы во время родов их дочери. После этого Михаил Нестеров будет часто писать героинь своих работ по образу покойной возлюбленной. Смирившись с утратой Марии, он женился во второй раз спустя почти 20 лет после ее смерти.

Его серьезная карьера как профессионала начинает свое развитие 1885 году, когда он получает звание свободного художника.

После этого написанные Нестеровым картины приносят ему все большее признание, среди них работа “Пустынник”, купленная небезызвестным П. М. Третьяковым.

Он также берется за роспись множества храмов, черпая вдохновение из европейских святынь, эта деятельность приносит ему небывалое удовольствие.

После Октябрьской революции в жизни творца возникают сложности – его семья вынуждена перебраться на Кавказ, где художника настигает болезнь. Последние 26 лет Нестерова проходят напряженно ввиду того, что большинство создаваемых им работ имеют религиозную тематику, а это идет вразрез с идеологией Советов. Художник скончался на 81 году жизни и был похоронен на Новодевичьем кладбище.

Картина “Святая Русь”

Это одно из самых неоднозначных произведений художника было представлено миру в 1902 году. Основой, на которой стоит сюжет этой картины, являются слова Христа из Евангелия: “Приидите ко Мне все труждающиеся и обремененные и Аз успокою вы”. Эта же фраза считается неофициальным вторым названием “Святой Руси” Нестерова Михаила.

Это творение было неблагосклонно принято обществом: многие критики сочли ее противоречащей текущим церковным канонам. В адрес картины также были сделаны замечания о том, что Христос получился отстраненным, безучастным.

Возможно, это связано тем, что его взгляд направлен в противоположную от приходящих к нему людей сторону. Таким образом, общее впечатление людей от этой картины сложилось не очень приятное.

Впоследствии художник признается, что стремился исправить допущенные в этой работе ошибки при написании следующего произведения – “На Руси” (известной также как “Душа народа”), где изобразил Иисуса уже в виде иконы.

Видео по теме

О создании произведения

Год написания “Святой Руси” Нестерова ознаменован постепенно разворачивающимися предреволюционными событиями, но несмотря на это, он смело демонстрирует ее на выставке. Перед тем, как начать работать над произведением, он тщательно изучает местность на Соловках в Архангельской области, рисуя многочисленные этюды и наброски.

Все персонажи картины также имеют свои прототипы в реальной жизни, которых Нестеров рисовал в этом же месте. Исключениями являются лишь образы святых и Христа, взятые с их канонических изображений, а также двух женщин слева на картине, поддерживающих больную, – их художник написал со своих сестры и матери.

Объединив все наработки, собираемые в течение долгого времени, Михаил Васильевич создает это знаменитое произведение.

Смысл, заложенный в полотне

Сюжет картины полон символичности. Действие происходит будто бы во время раннего христианства, когда убранство церквей было очень простым и их облику придавалось не такое большое значение.

Именно поэтому церковь не занимает много места на полотне, и по этой же причине Христос явился людям посреди леса, на природе. Скрытый смысл картины в том, что вся русская земля с великолепием ее природы и людей, на ней живущих, является Святой Русью.

Ее можно также интерпретировать как ответ людям, в чем заключается величие их родины – в чистой православной вере.

Символично и то, что покаяние, которым пронизана “Святая Русь” Нестерова, связано с беспокойством за будущее России. Ведь картина писалась во время, когда предчувствовались серьезные перемены в стране.

Описание картины “Святая Русь” Нестерова Михаила

На самом ближнем плане картины изображены небольшие растения – кустарники, маленькие ели, неокрепшие березы. Даже в этом прослеживается истинное любование художника природой России.

Согласно сюжету картины, центром композиции являются Христос, святые Сергий Радонежский (справа от Христа), Георгий Победоносец (позади) и Николай Чудотворец (слева).

Эти великомученики вызывают глубокое уважение художника, потому их присутствие в произведениях художника не случайно. Церковь за ними изображена без излишней вычурности – деревянная, покрытая толстым слоем снега с серыми куполами.

Выделяя ей такое небольшое пространство на полотне, Нестеров старается акцентировать внимание зрителя в основном на людях и святых.

Центральный план

Люди, которые пришли с покаянием и своими бедами к Иисусу, являются самыми разными – и дворяне, и совсем юные верующие мальчик и девочка, и старцы, и странники. В ногах у святых стоит бедный крестьянин и, вероятно, лежит кто-то близкий ему. Крестьянин просит Христа об исцелении родного человека.

Чуть поодаль стоит молодая девушка в черном платке, чей взгляд пронизан скорбью. Из-за преобладания в ее одеянии мрачных цветов можно предположить, что она овдовела и пришла просить об упокоении души любимого. Справа на картине Михаила Нестерова “Святая Русь” изображены две женщины, которые помогают стоять на ногах больной девушке.

За всем этим скоплением люда виднеются пожилые странницы, кажущиеся совсем не заинтересованными в происходящем.

Дальний план

На заднем плане произведения виднеется безграничный простор Святой Руси: высокие горы, покрытые густым лесом, широкая река. Все укутано снегом и умиротворенно молчит, стараясь не мешать происходящему на картине.

То могущество природы, которое вложил Нестеров в “Святую Русь”, подтверждает предположение о том, он считает всю русскую землю наделенной особым даром – всепрощающим, помогающим и исцеляющим.

Примечательно и то, что художник не выделяет пейзаж яркими цветами, как бы немного забывая про него, но зритель все равно чувствует присутствие на полотне безмолвного гиганта – природы.

Палитра картины

Как и во многих других своих произведениях, художник не стремится сделать цветовую гамму “кричащей”, чрезмерно насыщенной. Михаил Васильевич как бы старается перевести внимание созерцающего на сюжет, чтобы тот не отвлекался на цвета.

Основные оттенки “Святой Руси” Нестерова – серые, голубые, коричневые. Темных деталей не так много, доминирует сложный серо-голубой холодный цвет – им написаны облачное небо, снег и воздух.

Относительно яркие акценты можно заметить на деталях – платок странницы, корзинка крестьянина, одеяние Георгия Победоносца, цветы на одежде дворянки и одежда больной девушки.

Несмотря на кажущуюся с первого взгляда холодность произведения, оно все же приковывает к себе внимание и удерживает его за счет наличия множества деталей. Зритель невольно задумается о том, что стремился передать художник, и тогда картина играет новыми красками.

Другие произведения Михаила Васильевича

Как упоминалось ранее, “работой над ошибками” после написания “Святой Руси” стало произведение “Душа народа”. В данном творении изображен крестный ход и исправлено все то, что вызвало волну негодования у критиков в прошлой работе – это и отсутствие Христа в образе человека, и святых, и бо́льшая проникновенность сюжета.

Картина написана в 1916 году, ее пейзаж соответствует реальному месту у реки Волги. Как и в “Святой Руси”, многие ее герои написаны по реальным людям – среди богоискателей изображены небезызвестные писатели – Соловьев, Толстой и Достоевский.

Примечательно, что эти гении слова тоже были глубоко верующими людьми, и по этой причине художник передумал изображать на ней Максима Горького – его сердце было занято идеей революции, а не веры.

Помимо написания связанных с темой православия картин, Нестеров увлеченно расписывает внутреннее убранство храмов. Первая монументальная работа по росписи стен была совершена в храме Владимирского собора в Киеве. Художника так увлек этот вид искусства, что он продолжал работать в храмах на протяжении 22 лет своей жизни.

Далее он расписывал дворцовую церковь Александра Невского в Грузии, где его рукой было создано более 50 работ, после этого – Марфо-Мариинскую обитель, в которой одной из лучших его работ была “Путь ко Христу”, затем Спасо-Преображенский собор и Соловецкий монастырь. За все время работы в церквях Михаил Васильевич создал объем работ, несравнимый с количеством картин любого другого монументалиста. Более того, он начал писать совершенно новые для того времени сюжеты – никто до него не изображал святых на фоне природы.

Невозможно переоценить вклад Михаила Нестерова в русское искусство. Создавая самобытные произведения, полные любви к русской вере и природе, художник лучшим образом пропагандировал искреннее уважение к необъятной Родине – России.

Источник: fb.ru

Query failed: connection to localhost:9312 failed (errno=111, msg=Connection refused).

Источник: http://monateka.com/article/276017/

Нестеров М.В

Для увеличения – нажмите на изображение

Автопортрет. 1928

 М.В. Нестеров – выдающийся представитель русского символизма и модерна, ведущий мастер религиозной живописи «серебряного века». Ему удалось создать поэтические религиозные образы, а также острохарактерные портреты деятелей отечественной культуры. 

 Михаил Васильевич в своих воспоминаниях пишет: «В тихий весенний вечер 19 мая 1862 года (по старому стилю. – Прим. авт. ), в Уфе, в купеческой семье Нестеровых произошло событие: появился на свет божий новый член семьи. Этим новым членом нестеровской семьи и был я.

Меня назвали Михаилом в честь деда Михаила Михайловича Ростовцева. Родился я десятым. Было еще двое и после меня, но, кроме сестры и меня, все дети умерли в раннем детстве.

Род наш был старинный, купеческий: Нестеровы шли с севера, из Новгорода, Ростовцевы – с юга, из Ельца… 

Отец умер глубоким стариком – восьмидесяти шести лет. Я благодарен ему, что он доверился опытному глазу К.П.

Воскресенского и не противился, отдавая меня в Училище живописи, пустить меня по пути ему мало симпатичному, мне же столь любезному, благодаря чему моя жизнь пошла так полно, без насилия над самим собой, и я мог отдать силы своему настоящему призванию.

Еще задолго до смерти отец мог убедиться, что я не обманул его доверия. Из меня вышел художник. При нем был пройден весь главный мой путь до Абастумана включительно. К моей матери я питал особую нежность в детстве, хотя она и наказывала меня чаще, чем отец, за шалости…

Время шло. Отец и мать стали поговаривать о том, что пора отдать меня в гимназию. Мысль эта явилась тогда, когда родители убедились, что купца из меня не выйдет, что никаких способностей к торговому делу у меня нет…

Осенью 1872 года я все же поступил в приготовительный класс гимназии. В гимназии пробыл я недолго, учился плохо, шалил много… Родители скоро увидали, что большого толка из моего учения в гимназии не будет, и решили, не затягивая дела, отвезти меня в Москву, отдать в чужие руки, чтобы не баловался…

Вот настал и день экзаменов… Выдержал я из закона божьего, рисования и чистописания, из остальных – провалился. Отцу посоветовали отдать меня на год в Реальное училище К.П. Воскресенского, с гарантией, что через год поступлю в Техническое…

Рисование с каждым днем захватывало меня все больше и больше. Я явно стал пренебрегать другими предметами, и все это как то сходило с рук. Я начал становиться местною известностью своим художеством и отчаянными шалостями… За последние меня прозвали “Пугачевым”. Я и был атаманом, коноводом во всех шалостях и озорствах».

Директор реального училища заметил страсть Нестерова к рисованию и уговорил его отца в 1877 году отдать мальчика в московское Училище живописи, ваяния и зодчества, где определяющую роль играли крупнейшие художники реалисты – Перов, Саврасов, Прянишников.

В 1881 году Нестеров уехал в Петербург и поступил в Академию художеств. Ему казалось, что там он сможет получить более серьезную профессиональную подготовку. Но в академии Нестеров не нашел того, к чему стремился. Весной следующего года Михаил возвратился в Москву.

В последние годы пребывания в училище начал проявлять серьезный интерес к историческим темам.

И здесь проявилось растущее мастерство молодого художника, в картинах появились отдельные колористические находки, но общий тон по прежнему оставался темным: «Шутовской кафтан» (1885), «Избрание Михаила Федоровича на царство» (1886).

Большое значение для дальнейшего развития Нестерова сыграла картина «До государя челобитчики» (1886), за которую он получил звание классного художника и Большую серебряную медаль. Сам Нестеров считал главным эмоциональным содержанием картины «таинственную величавость».

В 1885 году Нестеров женится на Марии Ивановне Мартыновской.

«18 августа 1885 года мы обвенчались с Марией Ивановной, и для меня началась новая жизнь, жизнь радостей художественных и семейных…

Свадьба была донельзя скромная, денег было мало. В церковь и обратно шли пешком. Во время венчания набралось поглазеть в церковь разного народа. Невеста моя, несмотря на скромность своего наряда, была прекрасна. В ней было столько счастья, так она была красива, что у меня и сейчас нет слов для сравнения.

Очаровательней, чем была она в этот день, я не знаю до сих пор лица… Цветущая, сияющая внутренним сиянием, стройная, высокая – загляденье! А рядом я – маленький, неуклюжий, с бритой после болезни головой, в каком то “семинарском” длинном сюртуке – куда был неказист.

И вот во время венчания слышу справа от себя соболезнования какой то праздно глазеющей старухи: “А, ба а тюшки, какая она то красавица, а он то – ай, ай, какой страховитый!”

После венца мы собрались все у сестры жены. Стали обедать. И в самый оживленный момент нашего веселого пирования бывшего на свадьбе доктора акушера вызвали из за стола к больной. Вернулся – опоздал, больная уже умерла…

Все это тогда на нас произвело самое тяжелое впечатление, конечно, ненадолго, но хорошая, веселая минута была отравлена. В душу закралось что то тревожное…»

22 мая 1886 года родилась дочь Ольга, а через семь дней Мария умерла. Потрясенный художник задумывает картины, посвященные ее памяти. Сам Михаил Васильевич многое в своем творчестве склонен объяснять этим трагическим событием.

Под старость он писал: «Все пережитое мною тогда было моим духовным перерождением, оно в свое время вызвало появление таких картин, как “Пустынник”, “Отрок Варфоломей” и целый ряд последующих, создавших из меня художника, каким остался я на всю последующую жизнь».

С начала девяностых годов начинается длительный период, когда Нестеров в основном занимался храмовой живописью. Пятнадцать лет провел художник на лесах различных церквей и соборов.

По его эскизам выполнены росписи Владимирского собора в Киеве (1890–1895), где Нестеров выступил прямым продолжателем В.М.

Васнецова, мозаики и иконы церкви Спаса на крови в Петербурге (1894–1897), росписи церкви храма Александра Невского в Абастумани (1902–1904), храма Марфо Мариинской обители в Москве (1908–1911).

Эти декоративные ансамбли – образцы не только православной эстетической традиции, но и своеобразного «церковного модерна». В образах нарастает лирическое начало, иконность сменяется психологической драмой. Нестеров, по словам В.В. Розанова, «пишет не Христа», а «как человек прибегает к Христу».

25 сентября 1898 года художник был избран академиком живописи. В июле 1902 года Нестеров вступает в брак второй раз. Его избранницей становится Екатерина Петровна Васильева. Жениху – сорок лет, невесте – двадцать два.

«Она действительно прекрасна, высока, изящна, очень умна, по общим отзывам дивный, надежный, самоотверженный человек», – писал о ней Михаил Васильевич. В 1904 году рождается дочь Анастасия, прожившая совсем недолго.

В 1907 году у Нестеровых появляется сын Алексей.

Усилился интерес Нестерова к религиозно философским исканиям.

Оторванность от жизни нестеровской философии привела художника к крупному творческому поражению, которым явилась картина «Святая Русь» (1901–1905)… Русский народ художник изобразил в качестве народа богоискателя.

В 1905–1906 годах был создан первый портретный цикл художника, принесший ему славу одного из самых серьезных своеобразных портретистов начала века.

После 1907 года художник возвращается к старым мотивам, в его произведениях снова появляется образ человека, ушедшего от мирской суеты, посвятившего свою жизнь религии («Схимник», 1910; «Лисичка», 1914).

Гражданская война надолго отрезала Нестерова от Москвы, он был в Уфе, тяжело болел в эти годы и не мог заниматься любимым делом в полную силу. Только в 1920 году художник перебрался в Москву. Нелегким было его материальное положение. В ту пору он писал Турыгину: «Не работается, ни к чему. Повторять себя надоело, а новых мыслей нет, а те, что есть, – около печки сидя, не напишешь».

Не приняв революцию, разрушившую все базисные для него духовные ценности, Нестеров тем не менее воздерживается от какого либо протеста и живет исключительно творчеством. Его положение отныне двойственно.

С одной стороны, он окружен уважением как ветеран русского искусства, с другой – работает в условиях строгой цензуры.

Христианские сюжеты (в которых он часто варьирует прежние мотивы) допускаются лишь на «экспортные» выставки, даже единственная после революции персональная прижизненная выставка мастера (1935) устраивается как шестидневное мероприятие закрытого типа.

Однако Нестеров все же остается активным участником художественной жизни. Он постоянно представляет на выставках пейзажи и портреты; причем последние не уступают образам «досоветского Нестерова», даже нередко превосходят их своим драматическим напряжением и образной сложностью.

В последние десятилетия жизни Нестеров увлеченно работал над воспоминаниями, которые вышли отдельной книгой (под названием “Давние дни”) в год его кончины.

В 1938 году М. В. Нестеров был арестован и провёл две недели в Бутырской тюрьме. Его зять, видный юрист В.Н. Шретер, был обвинён в шпионаже, а затем расстрелян. Дочь художника О.М. Нестерова была отправлена в ссылку в Джамбул.

Нестеров скончался на 81-м году жизни в Москве 18 октября 1942 года.

*   *   *

Галерея (124 изображения)

*   *   *

Источник: http://gorenka.org/index.php/nesterov-m-v

Михаил васильевич нестеров

Нестеров – выдающийся представитель русского символизма и модерна, ведущий мастер религиозной живописи «серебряного века». Ему удалось создать поэтические религиозные образы, а также острохарактерные портреты деятелей отечественной культуры.

Михаил Васильевич в своих воспоминаниях пишет: «В тихий весенний вечер 19 мая 1862 года (по старому стилю. – Прим. авт. ), в Уфе, в купеческой семье Нестеровых произошло событие: появился на свет божий новый член семьи. Этим новым членом нестеровской семьи и был я. Меня назвали Михаилом в честь деда Михаила Михайловича Ростовцева. Родился я десятым.

Было еще двое и после меня, но, кроме сестры и меня, все дети умерли в раннем детстве. Род наш был старинный, купеческий: Нестеровы шли с севера, из Новгорода, Ростовцевы – с юга, из Ельца… Отец умер глубоким стариком – восьмидесяти шести лет. Я благодарен ему, что он доверился опытному глазу К.П.

Воскресенского и не противился, отдавая меня в Училище живописи, пустить меня по пути ему мало симпатичному, мне же столь любезному, благодаря чему моя жизнь пошла так полно, без насилия над самим собой, и я мог отдать силы своему настоящему призванию. Еще задолго до смерти отец мог убедиться, что я не обманул его доверия. Из меня вышел художник.

При нем был пройден весь главный мой путь до Абастумана включительно. К моей матери я питал особую нежность в детстве, хотя она и наказывала меня чаще, чем отец, за шалости… Время шло. Отец и мать стали поговаривать о том, что пора отдать меня в гимназию.

Мысль эта явилась тогда, когда родители убедились, что купца из меня не выйдет, что никаких способностей к торговому делу у меня нет… Осенью 1872 года я все же поступил в приготовительный класс гимназии.

В гимназии пробыл я недолго, учился плохо, шалил много… Родители скоро увидали, что большого толка из моего учения в гимназии не будет, и решили, не затягивая дела, отвезти меня в Москву, отдать в чужие руки, чтобы не баловался… Вот настал и день экзаменов… Выдержал я из закона божьего, рисования и чистописания, из остальных – провалился. Отцу посоветовали отдать меня на год в Реальное училище К.П. Воскресенского, с гарантией, что через год поступлю в Техническое…

Рисование с каждым днем захватывало меня все больше и больше. Я явно стал пренебрегать другими предметами, и все это как то сходило с рук. Я начал становиться местною известностью своим художеством и отчаянными шалостями… За последние меня прозвали “Пугачевым”.

Я и был атаманом, коноводом во всех шалостях и озорствах».

Директор реального училища заметил страсть Нестерова к рисованию и уговорил его отца в 1877 году отдать мальчика в московское Училище живописи, ваяния и зодчества, где определяющую роль играли крупнейшие художники реалисты – Перов, Саврасов, Прянишников.

Особенно любили студенты Перова. Его уроки все они надолго сохранили в памяти. «Яркая, страстная личность Перова налагала свой резкий отпечаток на жизнь нашей школы, ее пульс бился ускоренно», – вспоминал Нестеров. В 1881 году Нестеров уехал в Петербург и поступил в Академию художеств.

Ему казалось, что там он сможет получить более серьезную профессиональную подготовку. Но в академии Нестеров не нашел того, к чему стремился. Весной следующего года Михаил возвратился в Москву. В последние годы пребывания в училище начал проявлять серьезный интерес к историческим темам.

И здесь проявилось растущее мастерство молодого художника, в картинах появились отдельные колористические находки, но общий тон по прежнему оставался темным: «Шутовской кафтан» (1885), «Избрание Михаила Федоровича на царство» (1886).

Большое значение для дальнейшего развития Нестерова сыграла картина «До государя челобитчики» (1886), за которую он получил звание классного художника и Большую серебряную медаль. Сам Нестеров считал главным эмоциональным содержанием картины «таинственную величавость».

В 1885 году Нестеров женится на Марии Ивановне Мартыновской. «18 августа 1885 года мы обвенчались с Марией Ивановной, и для меня началась новая жизнь, жизнь радостей художественных и семейных… Свадьба была донельзя скромная, денег было мало. В церковь и обратно шли пешком.

Во время венчания набралось поглазеть в церковь разного народа. Невеста моя, несмотря на скромность своего наряда, была прекрасна. В ней было столько счастья, так она была красива, что у меня и сейчас нет слов для сравнения.

Очаровательней, чем была она в этот день, я не знаю до сих пор лица… Цветущая, сияющая внутренним сиянием, стройная, высокая – загляденье! А рядом я – маленький, неуклюжий, с бритой после болезни головой, в каком то “семинарском” длинном сюртуке – куда был неказист. И вот во время венчания слышу справа от себя соболезнования какой то праздно глазеющей старухи: “А, ба а тюшки, какая она то красавица, а он то – ай, ай, какой страховитый!”

После венца мы собрались все у сестры жены. Стали обедать. И в самый оживленный момент нашего веселого пирования бывшего на свадьбе доктора акушера вызвали из за стола к больной. Вернулся – опоздал, больная уже умерла… Все это тогда на нас произвело самое тяжелое впечатление, конечно, ненадолго, но хорошая, веселая минута была отравлена.

В душу закралось что то тревожное…» 22 мая 1886 года родилась дочь Ольга, а через семь дней Мария умерла. Потрясенный художник задумывает картины, посвященные ее памяти. Сам Михаил Васильевич многое в своем творчестве склонен объяснять этим трагическим событием.

Под старость он писал: «Все пережитое мною тогда было моим духовным перерождением, оно в свое время вызвало появление таких картин, как “Пустынник”, “Отрок Варфоломей” и целый ряд последующих, создавших из меня художника, каким остался я на всю последующую жизнь». В 1888–1889 годах Нестеров создает «Пустынника».

«…По безлюдному берегу, опираясь на резную палку, медленно, осторожно переступая обутыми в лапти ногами, идет согбенный годами старичок, – пишет С.Н. Дружинин. – Поздняя северная осень. Вокруг разлита тишина. Спокойна светлая гладь воды, отражающая дальний, подернутый дымкой лес.

А здесь, впереди – одинокая иглистая елочка, ветка покрасневшей рябины, да нежно зеленые запоздалые травинки, которые кое где пробиваются сквозь побуревший покров топкого берега. В этой картине художник передал нам свое светлое, благостное, умиротворенное чувство, рожденное так знакомой ему и так им любимой русской природой».

Картина ясно говорила о появлении в русской живописи нового, интересного, значительного, своеобразного мастера. Нестеров отправил картину на Семнадцатую передвижную выставку, где он впервые участвовал в качестве экспонента, но еще до вернисажа картину приобрел Третьяков.

На вырученные за картину деньги в мае 1889 года Нестеров едет за границу, изучает великих мастеров прошлого в городах Италии, а также в Париже и Дрездене. Сильное впечатление произвели на него итальянские мастера XV века: Фра Беато Анжелико, Сандро Боттичелли, Филиппо Липпи.

Его поразила прежде всего их необыкновенная духовность: «Сила их – есть сила внутренняя… Внешний же вид настолько первобытен и прост, что разве и поражает чем – это необыкновенной наивностью». Вернувшись, он поселяется в деревне недалеко от Абрамцева и приступает к работе над новой картиной – «Видение отроку Варфоломею» (1889–1890).

Рассказывая о том, как создавалась картина «Видение отроку Варфоломею», Нестеров говорил: «Она писалась как легенда, как стародавнее сказание, шла от молодого пораненного сердца, была глубоко искренна…» При всей условности сюжета пейзаж «Варфоломея» конкретен, он отмечен тонкими исканиями в области колорита, светлой и нежной мелодией цвета. Ему, так же как и другим лучшим пейзажам художника, присуще проникновенное чувство родного, национально русского.

«Видение отроку Варфоломею» при своем появлении на Передвижной выставке 1890 года вызвало самые противоречивые суждения. Мнения о ней, вспоминал Нестеров, резко разделились, одни горячо ее приветствовали, но многие из «старших членов Товарищества», к которым примкнул и Стасов, высказывались против картины, усмотрев в ней отступление от реалистических методов изображения. В девяностые годы Нестеров создал еще несколько полотен, посвященных Сергию Радонежскому. Но все они гораздо слабее первого. С начала девяностых годов начинается длительный период, когда Нестеров в основном занимался храмовой живописью. Пятнадцать лет провел художник на лесах различных церквей и соборов. По его эскизам выполнены росписи Владимирского собора в Киеве (1890–1895), где Нестеров выступил прямым продолжателем В.М. Васнецова, мозаики и иконы церкви Спаса на крови в Петербурге (1894–1897), росписи церкви храма Александра Невского в Абастумани (1902–1904), храма Марфо Мариинской обители в Москве (1908–1911). Эти декоративные ансамбли – образцы не только православной эстетической традиции, но и своеобразного «церковного модерна». В образах нарастает лирическое начало, иконность сменяется психологической драмой. Нестеров, по словам В.В. Розанова, «пишет не Христа», а «как человек прибегает к Христу». Сам Нестеров довольно критически оценивал свои церковные росписи: «Может, мои образа и впрямь меня съели, ну быть может, мое “призвание” не образа, а картины – живые люди, живая природа, пропущенная через мое чувство, словом – “опоэтизированный реализм”». Под влиянием романов Мельникова Печерского, посвященных заволжским старообрядцам, Нестеров решил, по его собственным словам, «написать красками роман, роман в картинах…». Художник написал три из пяти задуманных «глав» романа – картины «На горах» (1896), «Великий постриг» (1897–1898) и «На Волге» (1905). По поводу первой из них были сказаны им программные, по сути дела, слова: «Связь пейзажа с фигурой… одна мысль в том и другом, способствуя цельности настроения». «Именно эта цельность, присущая всем трем работам, гармония действия и среды, в которой это действо происходит, органическая живописность снимают с картины сюиты налет прямой повествовательности, заставляют воспринимать их не как прозаические произведения, несмотря на явно выступающую в них фабулу, а как лирические стихотворения, – пишет А.А. Русакова. – В дальнейшем, не желая расставаться с темой женской души, Нестеров создал ряд небольших картин, пронизанных чисто русской “любовью жалостью” к их героиням, – “Думы”, “Усталые”, “Лето”». 25 сентября 1898 года художник был избран академиком живописи. В июле 1902 года Нестеров вступает в брак второй раз. Его избранницей становится Екатерина Петровна Васильева. Жениху – сорок лет, невесте – двадцать два. «Она действительно прекрасна, высока, изящна, очень умна, по общим отзывам дивный, надежный, самоотверженный человек», – писал о ней Михаил Васильевич. В 1904 году рождается дочь Анастасия, прожившая совсем недолго. В 1907 году у Нестеровых появляется сын Алексей. «1900–1910 е годы – один из самых ярких, интересных и в то же время противоречивых периодов в творчестве Нестерова, – пишет Н.П. Шарандак. – В его произведениях появились новые черты, которые станут характерными для дальнейшего искусства художника: он все чаще обращался к крупнофигурным композициям, стремился к монументальности и обобщенности форм. Изменился и эмоциональный настрой полотен. В них усилились тревожные ноты, мотивы одиночества, страдания…» Усилился интерес Нестерова к религиозно философским исканиям. Оторванность от жизни нестеровской философии привела художника к крупному творческому поражению, которым явилась картина «Святая Русь» (1901–1905)… Русский народ художник изобразил в качестве народа богоискателя. Очень верную оценку дал картине Л.Н. Толстой, назвав ее «панихидой русского православия». В 1905–1906 годах был создан первый портретный цикл художника, принесший ему славу одного из самых серьезных своеобразных портретистов начала века. Вот что пишет А.А. Русакова: «Застывшая, замершая, с устремленным вдаль взглядом больших печальных глаз, сидит хрупкая молодая женщина, жена художника (“Портрет Е.П. Нестеровой”, 1905). Забилась в кресло его дочь, в бледном лице которой много затаенной тоски (“Портрет О.М. Нестеровой”, 1905). В другом, знаменитом ее портрете (“Амазонка”, 1906), несмотря на уверенную грацию утонченной светской девушки, кажется, что она так же одинока, как женщины нестеровских картин, и ее элегантный строгий туалет не мешает видеть, что чертами прекрасного лица она напоминает излюбленный художником женский тип. Одновременно Нестеров сумел уловить в лице своей дочери выражение неудовлетворенности и неопределенных стремлений, характерных для части русской интеллигентной молодежи начала века. Живописная загадка портрета, особая его острота вытекает из противопоставления четкого, подчеркнутого силуэта фигуры очень “нестеровскому” пейзажному фону. Спокойные воды широкой реки, бледное небо, розоватый отблеск заходящего солнца на низком луговом берегу – все это сообщает картине тихую прелесть. Может быть, именно эти черты делают “Амазонку”, такую “европейскую” по изобразительному языку, удивительно русской по сути образного содержания». После 1907 года художник возвращается к старым мотивам, в его произведениях снова появляется образ человека, ушедшего от мирской суеты, посвятившего свою жизнь религии («Схимник», 1910; «Лисичка», 1914). В 1917 году он пишет картину «Философы», которую впоследствии считал одной из лучших своих работ. Нестеров изобразил двух крупных религиозных мыслителей того времени – П.А. Флоренского и С.Н. Булгакова. «Художник заостряет характерные черты облика каждого из изображенных, – отмечает Н.П. Шарандак. – Мы не ощущаем сочувствия Нестерова к своим моделям. Он смотрит на них со стороны, даже несколько холодно. К “Философам” примыкает по глубине и остроте характеристики написанный несколько ранее “Автопортрет” (1915) и полотно “Архиепископ” (1917). Этими произведениями завершается дореволюционный период творчества художника». Гражданская война надолго отрезала Нестерова от Москвы, он был в Уфе, тяжело болел в эти годы и не мог заниматься любимым делом в полную силу. Только в 1920 году художник перебрался в Москву. Нелегким было его материальное положение. В ту пору он писал Турыгину: «Не работается, ни к чему. Повторять себя надоело, а новых мыслей нет, а те, что есть, – около печки сидя, не напишешь». Не приняв революцию, разрушившую все базисные для него духовные ценности, Нестеров тем не менее воздерживается от какого либо протеста и живет исключительно творчеством. Его положение отныне двойственно. С одной стороны, он окружен уважением как ветеран русского искусства, с другой – работает в условиях строгой цензуры. Христианские сюжеты (в которых он часто варьирует прежние мотивы) допускаются лишь на «экспортные» выставки, даже единственная после революции персональная прижизненная выставка мастера (1935) устраивается как шестидневное мероприятие закрытого типа.

Однако Нестеров все же остается активным участником художественной жизни. Он постоянно представляет на выставках пейзажи и портреты; причем последние не уступают образам «досоветского Нестерова», даже нередко превосходят их своим драматическим напряжением и образной сложностью.

Люди искусства и науки (к примеру, «Художники П.Д. и А.Д. Корины», 1930; «Скульптор И.Д. Шадр», 1934; «Хирург С.С. Юдин», 1935; «Скульптор В.И. Мухина», 1940) выглядят на его портретах как своего рода подвижники, герои творческой аскезы, которая продолжается и приносит зримые плоды вопреки всему.

Таким же подвижником творчества выглядит и сам Нестеров в «Автопортрете» 1928 года. Ритмический изыск композиции и рисунка, экспрессивная звучность цвета, продуманность символических деталей – все это блестяще работает на образ в «Портрете академика И.П.

Павлова» (1935), наиболее известном из произведений этого цикла.

Умер Нестеров 18 октября 1942 года.

Источник: http://megaznanie.ru/index.php/encyclopedia/art/1187-2010-07-09-09-46-31.html

Ссылка на основную публикацию