Описание картины рафаэля «автопортрет»

Автопортрет Рафаэля Санти из Галереи Уффици, описание и анализ картины

Может быть, потому, что собственных портретов Рафаэль создал совсем мало, или же оттого, что с этим обликом красивого юноши так легко и логично соотнести идеал ренессансного человека, но именно этот автопортрет из Уффици стал эталонным изображением художника: редкая книга о нём или выставочный каталог обходится без юного Рафаэля в чёрном берете на обложке.

В Италии до вхождения в зону евро этот портрет печатался на 500-тысячной купюре: на реверсе (обратной стороне) пятисот лир размещалась знаменитая рафаэлевская «Афинская школа», а вот аверс (лицевую сторону) украшал фрагмент фрески Рафаэля «Галатея» и знаменитый автопортрет.

Тем удивительнее, что некоторые искусствоведы называют автопортрет спорным, ссылаясь на несколько запутанную историю смены владельцев работы и её плохую сохранность, усугублённую неумелыми реставрациями.

И всё же (несмотря на оговорку, что это может быть лишь копия с утраченного оригинала) абсолютное большинство специалистов не сомневается – перед нами именно Рафаэль и именно автопортрет.
Автопортрет датируют 1504-1506-м годами – Рафаэлю, стало быть, здесь не более 22-23 лет.

В это время он уже закончил учиться у Перуджино, но вместо того чтобы вернуться к себе на родину в Урбино с ясной перспективой вслед за своим отцом Джованни Санти стать придворным живописцем урбинских герцогов, молодой человек на свой страх и риск отправляется во Флоренцию.

Эпоха расцвета флорентийского искусства близится к концу, но там всё еще работают (перед скорым отъездом) великие старшие современники Рафаэля – Леонардо да Винчи и Микеланджело, и Рафаэль знает, что ему есть чему у них учиться.

Мягкий свет, ложащийся на данное вполоборота лицо в этом портрете, и такие же мягкие, уже лишившиеся перуджиновской жёсткости контуры указывают, что уроки живописи Леонардо не прошли для Рафаэля даром: он интенсивно учится и готовится покорять новые рубежи в искусстве.

Похоже, и автопортрет должен был исполнять представительские функции: он демонстрировал потенциальным заказчикам, богатым и знатным флорентийцам, возможности молодого живописца.

Пройдёт еще 5-6 лет, Рафаэль переберётся из Флоренции в Рим, станет папским художником и в знаменитой фреске «Афинская школа», украшающей кабинет папы Юлия II, впишет еще один автопортрет в компанию других великих – Микеланджело, Леонардо, архитектора Браманте. Поставит таким образом себя, самого молодого и наименее опытного, с корифеями на равных. Авто-изображение Рафаэля в «Афинской школе» очень напоминает этот его ранний автопортрет. Это те же черты – с той разницей, что они даны здесь в зеркальном отображении (игры с зеркальностью, кстати, были одним из любимых приёмов да Винчи).

«Можно смело утверждать, что он был воистину баловнем судьбы и вполне счастливым человеком, безраздельно преданным любимому делу, – пишет в биографии Рафаэля её автор Александр Махов. – Всё давалось ему легко и без особого напряжения. Этой поразительной лёгкостью он обязан своему гению, который оберегал его от всяких потрясений. Именно таким он выглядит на известном автопортрете (Флоренция, Уффици) – уверенным в себе молодым человеком с каштановыми волосами до плеч, правильными чертами лица и завораживающим взглядом карих глаз, в которых проглядывает некая хитринка».

Выражение лица Рафаэля на автопортрете толковали по-разному. Кто-то, напротив, видел в нём прямодушие и бесхитростность. Кто-то читал в его глазах бездонную печаль, сродни творческой меланхолии Дюрера (по свидетельству Вазари, Дюрер и Рафаэль однажды встречались).

Кто-то воспринимал автопортрет Рафаэля как выражение абсолютной уравновешенности и спокойствия, выводя из счастливого характера художника гармоничность его живописи.

Кто-то отмечал, что красивые очертания рта Рафаэля намекают на его чувственность (о которой тоже неделикатно раструбил Вазари), а немного выступающая вперёд нижняя губа выдаёт в художнике природное упрямство и упорство в достижении целей. Но многие находили в лице Рафаэля приятность, утончённость, нежность и доброту.

Впрочем, все эти упражнения в физиогномике – вещь весьма субъективная.

А объективности ради укажем, что далеко не у всех автопортрет Рафаэля вызывал восхищённый трепет.

Например, знаменитый английский историк Эдуард Гиббон (1737-1794) описал его так: «Без выражения, без рисунка и без цвета».

Кроме того, отмечали, что в том, как соотносятся на картине лицо и шея, мастер допускает анатомические неточности, характерные также и для некоторых других работ Рафаэля.

Молодой человек на портрете одет просто и строго и в то же время элегантно. Из-под черного одеяния выступает тонкая белая полоска ворота. Волосы убраны под черный берет. Его изящный облик соотносят с двумя важными понятиями ренессансной эстетики и ренессансного кодекса поведения. Первое из них – грация, а второе – sprezzatura.Красота невозможна без гармонии, но понимали гармонию по-разному. Леон Баттиста Альберти (ученый, псиатель, теоретик искусства эпохи Возрождения), например, трактовал гармонию как идеальное соотношение частей. А вот философ-неоплатоник Марсилио Фичино уточнял: красота – это не только гармония, но и грация. Что такое грация? Это красота в движении, «сияние целого», присутствие в теле одухотворяющего божественного начала. Живым воплощением грации многие называли Рафаэля.

Второе понятие – sprezzatura – принадлежит другу Рафаэля, дипломату и гуманисту Бальдассаре Кастильоне. В знаменитом трактате «О придворном» он воспевает sprezzatura – качество, без которого немыслим успешный человек света.

Это умение вести себя так, словно всё, что бы ты ни делал и чего бы ни достиг, не стоит тебе никаких особых усилий, всё даётся без напряжения и труда.

Автопортрет Рафаэля, в согласии с кодексом Кастильоне, демонстрирует зрителю: перед ним блестящий молодой художник, которому всё даётся с необыкновенной, поистине божественной лёгкостью.

Огромный талант Рафаэля не омрачался, как это часто случалось с художниками на всём протяжении истории, каким-либо душевным изъяном. Напротив, как говорил Вазари, ему присуще были редкие обаяние, доброта и скромность – такие, что «при одном виде Рафаэля любое дурное настроение и любая подлая или злобная мысль вылетала из головы».

Источник: https://artchive.ru/artists/776~Rafael_Santi/works/270349~Avtoportret

Портреты Рафаэля. Друзья, возлюбленные, покровители — Дневник живописи

Рафаэль жил в эпоху, когда портреты анфас только появились в Италии. Каких-то 20-30 лет до этого жителей Флоренции или Рима изображали строго в профиль. Или же заказчик изображался коленопреклонённым перед святым. Такой тип портрета назывался донаторским. Ещё раньше портрета как жанра и вовсе не существовало.

Слева: Филиппино Липпи. Фреска “Благовещение”. 1490 г. Базилика Санта-Мария-сопра-Минерва. Рим. Святой Фома Аквинский прерывает Благовещение, чтобы представить Деве Марии кардинала Оливьеро Карафу, спонсора постройки часовни.

Справа: Гирландайо. Джованна Торнабуони. 1487 г. Музей Тиссена-Борнемисса, Мадрид, Испания.

В северной Европе первые портреты, в том числе анфас появились раньше лет на 50. Это связано с тем, что в Италии изображение одного человека долгое время не приветствовалось. Так как это было символом отрыва от коллектива. Но все же желание увековечить себя было сильнее.

Читайте также:  Описание картины исаака левитана «свежий ветер волга»

Рафаэль увековечил себя. И помог остаться в веках своему другу, возлюбленной, главному покровителю и многим другим.

1. Автопортрет. 1506 г

Рафаэль. Автопортрет. 1506 г. Галерея Уффици, Флоренция, Италия

Автопортрет всегда может многое рассказать о характере художника. Вспомните, насколько яркие краски любил Рафаэль.

Но себя он изобразил скромно одетым, в чёрное. Лишь белая рубашка выступает из-под черного кафтана. Это явно говорит об его скромности. Об отсутствии заносчивости и высокомерия.

Таким его и описывают современники.

Вазари, биограф мастеров Возраждения так описывал Рафаэля:  “Сама природа наделила его той скромностью и добротой, что случается иной раз наблюдать у людей, сочетающих в себе исключительно мягкий и отзывчивый нрав…”

Он был приятен внешне. Был добродетелен. Только такой человек мог написать самых прекрасных Мадонн. Если хотят подчеркнуть, что женщина прекрасна и душой, и телом, то нередко говорят “прекрасна, как Мадонна Рафаэля”.

Об этих прелестных образах читайте в статье “Мадонны Рафаэля. 5 самых прекрасных лиц”.

2. Аньоло Дони и Маддалена Строцци. 1506 г

Рафаэль. Портреты Аньоло Дони и Маддалены Строцци. 1506 г. Палаццо Питти, Флоренция, Италия

Аньоло Дони был богатым торговцем шерстью из Флоренции. Был ценителем искусства. Рафаэлю на собственную свадьбу он заказал свой портрет и портрет молодой жены.

В это же время во Флоренции жил и работал Леонардо да Винчи. Его портреты произвели сильное впечатление на Рафаэля. Именно в свадебных портретах четы Дони чувствуется сильное влияние да Винчи. Маддалена Строцци напоминает Мону Лизу.

Слева: Рафаэль. Портрет Маддалены Строцци. 1506 г. Палаццо Питти, Флоренция, Италия. Справа: Леонардо да Винчи. Мона Лиза. 1503-1519 гг. Лувр, Париж.

Тот же поворот. Так же сложены руки. Только Леонардо да Винчи создавал на картине полумрак. Рафаэль же остался верен ярким цветам и пейзажу в духе своего учителя Перуджино.

Вазари, современник Рафаэля и Аньоло Дони, писал, что последний был скупым человеком. Единственное, на что он не жалел денег, это искусство. Скорее всего ему пришлось раскошелиться. Рафаэль знал себе цену и требовал за свою работу сполна.

Известен один случай. Как-то Рафаэль выполнил заказ на несколько фресок в доме Агостино Киджи. По договорённости ему должны были заплатить 500 экю. По завершению работы художник запросил денег в два раза больше. Заказчик был в недоумении.

Он попросил Микеланджело посмотреть фрески и дать свое экспортное мнение. Действительно ли фрески стоят столько, сколько запрашивает Рафаэль. Киджи рассчитывал на поддержку Микеланджело. Ведь тот недолюбливал других художников. Рафаэля в том числе.

Микеланджело не смог руководствоваться неприязнью. И оценил работу по достоинству. Показав пальцем на голову одной сивиллы (предсказательницы), он произнёс, что лишь одна эта голова стоит 100 экю. Остальные же по его мнению не хуже.

3. Портрет папы Юлия II. 1511 г

Рафаэль. Портрет Папы Юлия II. 1511 г. Национальная галерея Лондона

Папа Юлий II сыграл очень важную роль в творчестве Рафаэля. Он пришёл на смену Папе Александру VI, Борджиа. Тот славился своим распутством, расточительством и кумовством. До сих пор Католическая Церковь считает его правление несчастным периодом в истории папства.

Юлий II был полной противоположностью своему предшественнику. Властный и амбициозный, он тем не менее не вызывал зависти или ненависти. Так как все его решения принимались только с учетом общих интересов.

Он никогда не использовал власть в личных целях. Пополнил казну Церкви.  Много тратил только на искусство. Благодаря ему в Ватикане работали лучшие художники той эпохи. В том числе Рафаэль и Микеланджело.

Рафаэлю он доверил расписать несколько залов Ватикана. Он так был поражён мастерством Рафаэля, что приказал счистить фрески предыдущих мастеров ещё в нескольких залах. Для работы Рафаэля.

Конечно, Рафаэль не мог не написать портрет папы Юлия II. Перед нами очень пожилой человек. Однако глаза не утратили пресущей ему жёсткости и принципиальности. Этот портрет так поразил современников Рафаэля, что проходящие мимо него трепетали словно перед живым.

4. Портрет Бальдассаре Кастильоне. 1514-1515 гг

Рафаэль. Портрет Бальдассаре Кастильоне. 1514-1515 гг. Лувр, Париж

Рафаэль был приятным в общении человеком. В отличие от многих других художников, замкнутость никогда ему не была свойственна. Открытая душа. Доброе сердце. Не удивительно, что у него было много друзей.

Одного из них он и изобразил на портрете. С Бальдассаре Кастильоне художник родился и вырос в одном городе Урбино. Вновь они встретились в Риме в 1512 году. Кастильоне прибыл  туда в качестве посла герцога Урбинского в Риме (в то время почти каждый город был отдельным государством: Урбино, Рим, Флоренция).

В этом портрете уже почти ничего нет от Перуджино и да Винчи. Рафаэль выработал свой стиль. На тёмном однородном фоне невероятно реалистичное изображение. Очень живые глаза. Поза, одежда многое говорят о характере изображённого.

Кастильоне был истинным дипломатом. Спокойный, рассудительный. Никогда не повышал голос. Не даром Рафаэль изображает его в серо-черном. Это мудрые цвета, которые остаются нейтральными в мире, где соперничают яркие краски. Таким и был Кастильоне. Он был умелым посредником между противоположностями.

Кастильоне не любил внешний блеск. Поэтому его одежда благородная, но не броская. Никаких лишних деталей. Никакого шёлка и атласа. Лишь маленькое пёрышко в берете.

В своей книге “О придворном” Кастильоне пишет о том, что главное для благородного человека – мера во всем. “Человек должен держаться немного скромнее, чем позволяет его социальное положение”.

Именно это скромное благородство яркого представителя Эпохи Возрождения и сумел передать Рафаэль.

5. Донна Велата. 1515-1516 гг

Рафаэль. Донна Велата. 1515-1516 гг. Палаццо Питти, Флоренция, Италия

Портрет Донны Велаты написан в той же манере, что и портрет Кастильоне. На пике мастерства. Буквально за год-два до этого написана Сикстинская Мадонна. Более живую, чувственную и красивую земную женщину сложно представить.

Однако до сих пор доподлинно неизвестно, что за женщина изображена на портрете. Я бы серьезно рассматривала две версии.

Это может быть собирательный образ несуществующей никогда красавицы. Ведь Рафаэль именно так и создавал образы своих знаменитых Мадонн. Как он сам писал своему другу Бальдассаре Кастильоне, “красивых женщин так же мало, как и хороших судей”. Поэтому он вынужден писать не с натуры, а воображать красивое лицо. Лишь вдохновляясь окружающими его женщинами.

Вторая, более романтичная версия гласит, что донна Велата являлась возлюбленной Рафаэля. Возможно именно об этом портрете пишет Вазари: “Женщина, которую он очень любил до самой смерти, и с которой он написал портрет настолько прекрасный, что она была на нем вся, как живая”.

Многое говорит о том, что эта женщина была ему близка. Недаром Рафаэль напишет ещё один её портрет несколько лет спустя. В той же позе. С тем же жемчужным украшением в волосах. Но с оголенной грудью. И как выяснилось при реставрации 1999 года, с обручальным кольцом на пальце. Несколько веков оно было закрашено.

Читайте также:  Описание картины пабло пикассо «дон кихот»

Почему кольцо закрасили? Означает ли оно, что Рафаэль женился на этой девушке? Ответы ищите в статье “Форнарина Рафаэля. История любви и тайного брака”.

***

Рафаэль создал не так много портретов. Слишком мало он жил. Он умер в 37 лет, в день своего рождения. К сожалению, жизнь гениев часто оказывается короткой.

Читайте также о Рафаэле в статье “Мадонны Рафаэля: 5 самых прекрасных лиц”.

Проверьте свои знания, пройдя онлайн-тест «Мастера Эпохи Возрождения».

Источник: https://arts-dnevnik.ru/rafael-portretyi/

Гений Рафаэля. Биография и стиль

Подробный анализ и описание стиля великого мастера.

Содержание

Краткая биография

Рафаэль — сын компетентного и влиятельного живописца Джованни Санти, который был умным и эрудированным отцом. Родился 28-го марта (по некоторым данным 6 апреля) 1483 года.

Навыки и возможности отца позволили получить молодому Рафаэлю отличное воспитание. Казалось, что прогрессивный рост, известные покровители и денежные богатства для него — вопрос времени. Живописец был благословлен с самого начала.

Однако, в 1491 умирает мать Рафаэля, которому было на тот момент 8 лет. А отец уходит из жизни тремя годами позже.

Первые работы

До своей смерти Джованни сумел устроить своего сына в качестве ученика в мастерской Пьетро Перуджино, который был успешным и востребованным мастером. К 1500 году Рафаэль, в возрасте семнадцати лет, становится молодым мастером, выбираясь из непростого финансового положения, во многом благодаря автопортрету и первым работам на заказ.

Хотя Рафаэль достаточно быстро «освободился» от стиля своего учителя, метод построения картин Перуджино преследует его на протяжении всего творческого пути.

Слава и признание

Заказчики из умбрийских городов обеспечили источник потенциальных клиентов и высоких гонораров для молодого художника. Уже в раннем возрасте качество работ не оставляло сомнений в том, что юный талант построит прибыльную карьеру.

Станцы Рафаэля

К 37 годам «портфолио» насчитывает множество картин, учитывая преждевременную картину.

Мастерство Рафаэля и богатые клиенты дали ему возможность трудиться в собственной мастерской и обучать около пятидесяти учеников, некоторые из которых помогали в работе над Станцами.

В 1515/16 годах он проектирует серии гобеленов на тему Святого Петра и Павла для Сикстинской капеллы. В 1517 занимается украшением лоджий Ватикана.

Лоджии Рафаэля

Лоджии Рафаэля были грандиозны по своей конструкции и концепции. Архитектурный замысел, фрески, украшения и лепнина создали прорыв в искусстве, воссоздали декоративный блеск античности, который так привлекал в эпоху Возрождения.

Любовь и смерть

За всю свою жизнь Санти не успел побывать женатым, однако, как сообщают некоторые источники, имел любовниц и обожательниц, одной из которых была Маргарита Лути. Живописец также, вероятнее всего по просьбе кардинала Медичи, был помолвлен с Марией Биббиен, его племянницей.

Вазари сообщает, что смерть художника связана с сексуальными контактами (откуда он это знает — не ясно). Из-за Лути, по некоторым сведениям ведущей распутный образ жизни, мастер страдал от острых болей свои последние 15 дней.

В апреле 1520 Рафаэль Санти ушёл из жизни и был упокоен в Пантеоне день спустя. Известный, богатый и красивый художник оказал влияние на многие поколения живописцев и по праву считается одним из трех лучших мастеров эпохи Ренессанса, наряду с Микеланджело и Леонардо.

Рафаэль (введение)

Хронологически неправильно рассматривать Рафаэля Санти (1483–1520) после Микеланджело, ибо, когда Микеланджело создавал свои последние произведения, Рафаэля уже сорок лет, как не было в живых. Творчество Микеланджело служит связующим звеном между Ренессансом и эпохой барокко, тогда как в творчестве Рафаэля слышится еще чистая речь классицизма.

Однако деятельность Микеланджело служила одной из предпосылок для деятельности Рафаэля. Многие из своих произведений Рафаэль не создал бы, если бы не имел перед глазами великих созданий Буонарроти.

В нем воплотилось все, что мы считаем красивым. Все до него жившие художники были только «прерафаэлитами».

Он не был пионером, не был искателем новых путей, одним из тех загадочных явлений, силы которых бьют, точно из неведомых источников. Нет, он исходил из уже известного и наличного. Он перенимает, подделывается, синтезирует, присваивает себе плоды целого поколения.

Когда вы посмотрите на автопортрет Рафаэля, то вы, несомненно, почувствуете индивидуальность его стиля.

Этот юноша с интеллигентным, симпатичным лицом, с обнаженной шеей и длинными волосами артиста, с чистыми, кроткими, девичьими глазами, напоминающими Мадонн Перуджино, вполне соответствует портрету Рафаэля, нарисованному Вазари: «Когда он представал перед товарищами, исчезало в последних нерасположение духа, испарялись низкие мысли.

Это случалось оттого, что его ласковость, его красивая душа побеждали их». Подобно тому как он никогда не пережил ничего печального, так исполнено и его искусство солнечной радостности. Даже в тех случаях, когда ему приходилось изображать ужасы, насилие, резкие драматические моменты, он был кротким и мягким, привлекательным и ласковым.

Подобно тому как его портрет производит скорее типичное, чем индивидуальное, впечатление, так устраняет он в своем творчестве все индивидуальное, возводя его в степень типичного. Подобно тому как он никогда не ссорился ни со своими заказчиками, ни со своими помощниками, а, приноравливаясь, исполнял и давал приказы, так и в его искусстве нет никаких диссонансов.

В творчестве Рафаэля преобладает способность воспринимать чужие мысли. Этим объясняется огромное число произведений, созданных им за его короткую жизнь. Его стиль меняется почти с каждым годом.

Самый восприимчивый из всех когда-либо существовавших художников, Рафаэль соединяет в своих руках все нити, претворяет ценности, созданные другими гениями, в новое единство стиля.

Этот эклектизм носит у него характер гениальности.

Юношеские картины Рафаэля проникнуты сентиментальностью умбрийской школы его учителя Перуджино.

Их начинаешь любить не только потому, что они отличаются добросовестной отделкой, но и потому, что они — исповедь красивой души, вкладывающей в заимствованное много нежности.

Особенно пейзаж на фоне часто прелестен, например, на «Мадонне Конестабиле», где по лугу тихо струится ручеек, а на горах блестит последний весенний снег.

Флорентийский период

Влияние да Винчи

Во Флоренции Рафаэль становится наследником флорентийского искусства. Он всматривается, изучает, подражает, пытаясь поглатить в себя всю флорентийскую живопись прошлого. Тем не менее, еще больше предшественников мастер изучает современников. Как раньше Перуджино, так теперь за его Мадоннами стоит Леонардо.

Под влиянием да Винчи меняется язык формообразования. Ранее младенец Иисус стоял прямо на коленях своей матери, или сидел на них, образуя острый угол. Позже Рафаэль предпочитает мотивы движения, позволяющие создавать волнистые линии.

Читайте также:  Описание картины константина юона «автопортрет»

Живописец создает картины, разрабатывая пирамидальную композицию Винчи. Ярко иллюстрируют эти стремления Рафаэля «Мадонна среди зелени», «Мадонна с щеглом» и «Прекрасная садовница». К Леонардо восходит здесь не только ребенок Иисус с пухленькими щечками, но и вся композиция.

Мария в работе «Мадонна среди зелени» протягивает голую ногу далеко влево так, что она вполне соответствует ноге маленького Иоанна, стоящего справа на коленях.

При взгляде на «Прекрасную садовницу» глаз скользит от ножки ребенка Христа по его красиво изогнутой фигуре дальше по направлению к плащу и голове Марии, а потом обратно по волнистой линии, образуемой ее вздувающимся платком и ногой стоящего на коленях маленького Иоанна.

На «Мадонне со щегленком» выстраиваются даже две пирамиды, одна над другой. Вершину нижней образуют руки двух детей, играющих с птичкой, а вершину верхней — голова Марии. Молитвенник, который она держит в сторону от себя, вносит разнообразие в строго выдержанную схему.

Лучше всего характеризует манеру письма Рафаэля последнее произведение его флорентийского периода — «Положение во гроб». Здесь ему удалось в одном произведении соединить воедино Перуджино, Мантенью, Фра Бартоломео и даже Микеланджело. Начиная писать эту картину, он вдохновлялся «Пьетой» Перуджино.

Гравюры Мантеньи открыли ему приемы передачи трагизма в жестах и мимике персонажей. Мертвое тело Христа он заимствует из «Пьеты» Микеланджело, сидящую справа женщину, протягивающую руки через голову назад,— из «Святого семейства» того же Микеланджело.

Влияние Фра Бартоломео сказывается в акценте на декоративной ритмичной компоновке фигур, — в том, что идейное содержание темы совершенно подчинено формальным соображениям.

По ее окончанию автор был приглашен в Рим, в возрасте двадцати четырех лет. Тогда и начинается превращение, в значительной степени повлиявшее на всю историю искусства.

Его умение компоновать, его декоративное чутье проявляются теперь в грандиозном масштабе. В картины проникает теперь частица торжественной возвышенности и сурового величия Вечного города. Художник, не достигший и двадцати пяти лет, создает все те творения, в которых мы усматриваем классическое выражение культуры Ренессанса.

Античное влияние

После потрясающего дебюта в Ватиканских залах, с 1514 года, все сильнее влияет на мастера античное искусство. Известными стали в это период не только грандиозные творения античной скульптуры, но и произведения античной живописи. Были раскопаны термы Тита, познакомившие с орнаментикой поздней римской культуры — «гротесками».

После смерти Браманте Санти стал не только строителем собора Святого Петра, но и хранителем древностей. Чаще сказывается теперь благоговение перед античным искусством в его самостоятельных работах. Мастер выполнил заказ по оформлению одного из коридоров Ватикана — Лоджии, использовав содержание своей тетради с античными этюдами.

«Нет такой вазы и статуи, — говорит Вазари,— нет такой колонны или такой скульптуры, которых не срисовал бы Рафаэль и которыми он не воспользовался бы для украшения лоджии».

Не следует при этом забывать, что из всех этих заимствований Рафаэль создал самостоятельное целое.

Он создал творение, которое возрождая, старое, является вместе с тем одним из прекраснейших образцов декоративного искусства Ренессанса.

Выражая свое поклонение античному миру игриво-кокетливым орнаментом, Рафаэль также подчинялся стилистическому влиянию древнего искусства.

Наряду с античной живописью, он подражал и античной скульптуре. Его уже не увлекает проблема пространства и красочности. Характерным примером может служить написанная для виллы Фарнезина фреска «Триумф Галатеи».

Только главная фигура навеяна современным ему произведением — «Ледой» Леонардо. Все прочие детали — морской кентавр, нереиды, тритон, гений на спине дельфина — заимствованы из барельефов на античных гробницах.

Фигуры на распалубке свода также выступают из пустоты с пластическим рельефом изваяний. Гений Рафаэля сказался здесь в той играющей легкости, с которой он вписал персонажи в обрамляющие их треугольники.

Доказательством удивительной разносторонности Рафаэля является тот факт, что он и теперь еще владел значительным умением выражения реалистических черт, позволившим ему создать ряд портретов, принадлежащих, наряду с портретами Тициана, к величайшим явлениям портретной живописи чинквеченто.

Можно было бы подумать, что крупные заказы сделают из него легко творящего декоратора. Но портреты доказывают, что Рафаэль и теперь еще продолжал изучать природу, что именно это упорное изучение природы позволяло ему оставаться гениальным рисовальщиком и живописцем.

Санти считал сходство непременным условием для портретного изображения.

Присмотритесь к портрету Кастильоне! Воплощение сильной личности, умного политика, гордого мужчины. Бальдассаре в портрете Санти обрел максимально полное олицетворение.

Портрет Бальдассаре Кастильоне

Изменяется живописец и в качестве творца Мадонн. Они теперь не так нежны как раньше, теперь они величественны. Место прежних кротких существ заняли более героические женские образы могучего телосложения, со смелыми движениями. К римскому этапу относится известная «Мадонна Альба». Рафаэль был тогда увлечен произведениями Микеланджело.

Главная героиня изображена сидящей в поле, ее окружают цветы. Она обнимает рукой детей, один из которых, Иоанн, подает другому собранный тростниковый крест. Мадонна с задумчиво-грустным выражением глядит на этот крест, как бы предчувствуя события, которое он сулит сыну.

Здесь поза Богоматери смелее и жизненнее, чем в флорентийский период творчества. Группа фигур связана с окружающим ландшафтом, так что ощущается безупречная пространственная композиция, которая была величайшим достижением Рафаэля. Пейзаж отражает суровое величие окрестностей Рима.

Фоном служат уже не мягкие холмы долины Арно, а строгие формы Кампаньи, оживленные античными развалинами и акведуками.

Поздние работы

В последних картинах Рафаэля высокий стиль, до той поры столь холодный, столь скульптурный, согрет и одушевлен христианским духом, мистической восторженностью, охватившей когда-то мальчика в мастерской Перуджино.

Не совсем забыты воспоминания об эллинском мире в последней картине Рафаэля — «Преображении».

Стоящая внизу мать, указывающая мальчику на апостолов, является одной из вдохновеннейших фигур, навеянных античной скульптурой.

Однако вверху картины точно слышатся звуки, долетевшие с родины Франциска Ассизского — Урбино. Озаренный вечерней зарей пейзаж служит красочным переходом к неземному сиянию эфира.

«Сикстинская Мадонна» завершает деятельность Рафаэля гармоничным аккордом. Здесь соединилось все, что составляло силу гения в разные эпохи его творчества.

Заключение

Оглядываясь еще раз назад на все созданное Рафаэлем в отпущенное ему время, ясно чувствуешь, какие вечные ценности все же содержало его творчество и чего не хватало бы миру, если изъять его ослепительный образ из картины искусства эпохи Ренессанса.

Часто в нем нет той индивидуальной нотки, того своеобразия, которые очаровывают нас в других художниках.

Но именно потому, что их в нем нет, именно потому, что он парит над своими картинами, как почти бесплотный дух, они как будто отличаются тем же, что когда-то сообщало произведениям безымянного религиозного искусства их силу и мощь: словно они созданы не отдельной личностью, словно в них воплотился дух прекрасного века.

Источник: https://artrue.ru/style/renessans/raphael/biografiya-rafaelya-santi.html

Ссылка на основную публикацию