Описание картины уильяма блейка «песни невинности»

Поэтический Язык У. Блейка: «Песни Невинности и Опыта»

Язык художественной литературы

ПОЭТИЧЕСКИЙ ЯЗЫК У. БЛЕЙКА:

«ПЕСНИ НЕВИННОСТИ И ОПЫТА»

Е. Д. Андреева

В статье рассматриваются некоторые особенности построения, философской концепции и поэтического языка цикла стихотворений «Песни Невинности и Опыта» английского поэта и художника XVUI-XIX вв. Уильяма Блейка. Цикл анализируется как единое целое, построенное по принципу контраста, что нашло свое отражение в лексике и образности стихотворений.

Ключевые слова: английская философская поэзия, цикл стихотворений, философская концепция, образность, поэтический язык, противопоставление, диалектическое единство.

«Песни Невинности» («Songs of Innocence»), создававшиеся в 1784-1789 годах, были задуманы и написаны как самостоятельное произведение, заключающее в себе законченную философскую систему, которая несколько позднее оказалась отвергнута и опровергнута в «Песнях Опыта». В это период У.

Блейк еще верил в справедливость и милосердие Бога, который непрестанно печется о детях своих и страдает рядом с ними, дабы наставить их на путь истинной духовности, и «Песни Невинности» – своего рода гимн такому Богу.

Это цикл стихотворений, объединенных системой сквозных образов и символов, стихотворений светлых, радостных, проникнутых традиционными идеями христианства. В борьбе против реалистической поэтики классицизма Блейк прибегает к помощи детского фольклора.

Некоторые его стихотворения благодаря своим повторам напоминают колыбельные песни. Таковы, например, «Колыбельная Песня» («A Cradle Song»), «Нянюшкина песня» («Nurse’s Song»).

Sleep, sleep, happy child,

All creations slept and smil’d;

Sleep, sleep, happy sleep,

While o’er thee thy mother weep («A Cradle Song») [1. C. 120].

Другие стихотворения воспроизводят ритм считалочек:

Little boy,

Full of joy;

23

Lingua mobilis № 6 (39), 2012

Little girl,

Sweet and small;

Cock does crow,

So do you;

Merry voice,

Infant noise,

Merrily, merrily, to welcome in the year («Spring») [1. C. 132].

Третьи представляют собой песенную имитацию детской речи, например, «Зеленое ау» («The Echoing Green»), поскольку главным героем и творцом сборника является ребенок:

And I wrote my happy songs

Every child may joy to hear («Introduction») [1. C. 98].

Сборник имеет двоякий смысл. С одной стороны, это цикл незатейливых детских стихов, полных радости и смеха, но в то же время каждый образ наполнен более глубоким смыслом. В поэзии У.

Блейка с простыми предметами и явлениями всегда слиты отвлеченные идеи. Так, ягненок (lamb) – образ божественного милосердия, цветок (blossom) – образ земной и небесной красоты, а ребенок (child) становится символом Человека вообще.

И это делает «Песни Невинности» глубоко философским произведением.

Высшим нравственным критерием для поэта становится «критерий детскости», ибо «и сами дети святы», потому что невинны. «Невинность», основная категория сборника, «это не только отсутствие опыта и знания; это прежде всего инстинктивная, неосмысленная вера в Бога и, как следствие, близость к Богу» [2. C. 12].

Есть два варианта перевода названия этого сборника: «Песни Невинности» и «Песни Неведения». Английское слово «innocence» не дает такого варианта перевода, как «неведение».

К тому же вариант перевода «Песни Неведения» противоречит содержанию сборника.

Невинные дети знают о многом: они знают, что их помощник – Бог, они знают красоту природы; маленький негритенок знает, что различие между ним и белым мальчиком только в цвете кожи («The Little Black Boy»).

Религиозная символика, столь характерная для У. Блейка, проявляется и в этом цикле. Образы няни, заботливо пестующей своих маленьких питомцев, пастуха, оберегающего стадо, отца, ищущего своего заблудившегося ребенка, имеют в истолковании поэта свой мистический подтекст, как бы олицетворяя небесные силы, охраняющие людей:

24

Язык художественной литературы

He is watchful while they are in peace,

For they know when their Shepherd is nigh («The Shepherd») [1. C. 102].

Земля в цикле рисуется царством радости и мира, а счастье предстает как нормальное, естественное, освященное самим Богом состояние на Земле: «The sun does arise, / And make happy the skies», «The birds of the bush, / Sing louder around / To the bells cheerful sound» («The Echoing Green») [1. C. 104].

В стихотворении «Весна» («Spring»), звонком и стремительном, в общем ликующем хоре во славу весны сливаются воедино и птичий щебет, и голоса детей, и блеяние ягнят.

В стихотворениях «Песен Невинности» много ярких, светлых пейзажных зарисовок. В великолепной «Песни смеха» («Laughing Song») У.

Блейк создает пейзаж, где образы сливаются со звуками («the dimpling stream runs laughing by» – слово «dimple» обозначает и рябь на воде и ямочки на щеках, т.е.

ручей как бы покрылся рябью от смеха), в строках слышится задорный смех, благодаря повтору слова «laugh», и все стихотворение венчает победное «Ha, Ha, He!» [см. 1. C. 118].

Главное в этих стихотворениях – пафос жизнелюбия. У. Блейк использует разнообразную словесную палитру, чтобы передать, радость жизни, которая ключом бьет со страниц сборника: «glee», «laugh», «merry cheer», «happy cheer», «joy», «cheerful», «rejoice», «beams of love», «kiss», «pretty», «angel», «leap», «run», «lively green», «merry scene», «sweet», «sing», «smile», «delight» и т.д.

Центральным стихотворением этого цикла становится «По образу и подобию» («The Divine Image»). В пяти строфах заключены все темы «Песен Невинности». У. Блейк, подводя итог, как бы пишет новую молитву: «To Mercy, Pity, Peace, and Love / All pray in their distress».

Само стихотворение, благодаря особой «заклинатель-ной» ритмике, создаваемой анафорическим союзом «and» и повтором строк, содержащих слова «mercy, pity, love, peace», звучит как молитва, заклинание не забывать, что «where Mercy, Love, and Pity dwell / There God is dwelling too»:

For Mercy, Pity, Peace, and Love

Is God, our Father dear,

And Mercy, Pity, Peace, and Love

Is man, is child and care [1. C. 124].

Однако реальная земная жизнь – юдоль не только радости, но и скорби, поэтому «Песни Невинности» полны равно и радости, и

25

Lingua mobilis № 6 (39), 2012

страдания – то и другое есть необходимые части божественного промысла. Радостное мироощущение подчас сменяется тревожным настроением: раскрывшийся цветочек жалуется, что мир его «горькой обидою встретил».

Но несмотря на это, светлое настроение преобладает, так как речь в поэтическом цикле идет о счастье и радости человеческой души, о божественной защите, об одухотворенности земного мира.

Создание «Песен Невинности» было завершено в 1789 году. В это время сам У. Блейк рассматривал цикл как цельное произведение. Но потрясения конца 80-х – начала 90-х годов, в особенности Великая французская революция, изменили взгляды поэта на мир. Результатом его мировоззренческого кризиса явилось создание «Песен Опыта» («Songs of Ехрейепсе»).

Коренное изменение философских взглядов натолкнуло У.

Блейка на мысль о создании ряда «сатирических» стихов, что означало развенчание своих прежних взглядов, впрочем, «Песни Опыта» быстро переросли рамки этой задачи, превратившись в самоценное произведение, основанное на новых философских воззрениях.

Однако поэт с самого начала не мыслил «Песни Невинности» и «Песни Опыта» как два самостоятельных цикла. Поэт сознательно подчеркивает связь двух лирических циклов.

Наиболее ярко это отражено в названиях стихотворений: названия либо повторяются («The Chimney Sweeper», «Holy Thursday», «Nurse’s Song»), либо построены на антитезе («The Lamb», «The Little Boy Lost», «The Little Boy Found», «Infant Joy» – в «Песнях Невинности» и «The Tyger», «A Little Boy Lost», «The Little Girl Lost», «The Little Girl Found», «Infant Sorrow» -в «Песнях Опыта»).

«Песни Опыта» резко нарушают гармонию, светлый радостный мир «Песен Невинности», хозяева которых – дети. Глубокий внутренний драматизм, конфликтность определяют соотношение обоих циклов. То, что утверждается в одном, опровергается в другом.

Такой принцип резких контрастов выдержан повсюду.

Например, в стихотворении из «Песен Невинности» «The Divine Image» поэт благодарит бога за то, что он дал людям Добро, Смиренье и Любовь, и называет их самыми прекрасными человеческими качествами:

For Mercy has a human heart,

Pity a human face,

And Love, the human form divine,

And Peace, the human dress [1. C. 124];

26

Язык художественной литературы

а в «противоположном» по смыслу стихотворении из «Песен Опыта» он показывает их лживость:

Pity would be no more

If we did not make somebody poor;

And Mercy no more could be If all were happy as we.

And mutual fear brings peace,

Till the selfish loves increase («The Human Abstract») [1. C. 188]. Стихотворение построено на контрастных по отношению к стихотворению «The Divine Image» образах и антонимичных лексемах: mercy и pity – cruelty, love – fear, selfish love.

Слова «peace» и «love» уже не пишутся поэтом с заглавной буквы, так как эти качества утеряли свое божественное предназначение и изменились под влиянием реальности.

Если в стихотворении из первого цикла описываются абстрактные качества, оторванные от жизни идеи о человеческой природе и ее божественной основе, то второе построено на обращении к реальной действительности, в нем больше слов, обозначающих реальные предметы или явления: «poor», «snare», «bait», «water the ground with tears», «root», «caterpillar and fly», «the raven his nest has made in its thickest shade», «earth and sea».

Все окружающее воспринимается поэтом в свете неразрешимых внутренних, духовных конфликтов. Сама Англия предстает как страна трагических контрастов. У. Блейк не отвергает прекрасных образов, созданных им в «Песнях Невинности»; он говорит о том, что в Англии могут уживаться и ласковая нянюшка, любящая своих питомцев, и голодные дети, стоящие на паперти собора в святой праздник.

Сходные образы у поэта даются в различном эмоциональном ключе. Так, в обоих циклах есть стихотворение «Nurse’s Song» («Нянюшкина песня»).

Только в «Песнях Невинности» оно проникнуто светом и радостью ребячьей игры, голосами птиц и стад на холмах, «так что эхо смеется в ответ», а «Песнях Опыта» ничего этого нет, хотя некоторые строки повторяются без изменения, они уже несут противоположный смысл в контексте всего стихотворения.

Поэт снова использует контрастные образы: «laughing is heard on the hill» – «whisp’ring are in the dale»; «day» – «night»; птицы и стада как характеристика весны и лета – зима с ее холодом и пустотой;

«My heart is at rest within my breast,

And everything else is still»

[1. C. 134].

27

Lingua mobilis № 6 (39), 2012

«The days of my youth rise fresh in my mind,

My face turns green and pale»

[1. C. 164].

При сопоставлении циклов ясно прослеживается, как меняется отношение поэта к жизни. «Песни Опыта» рисуют жестокую и страшную картину бытия, внушающую человеку горькую правду опыта.

Это прослеживается на лексическом уровне: «lapsed soul», «weeping», «darkness dread and drear», «despair», «cruel, jealous, selfish», «free Love with bondage bound», «loss of ease», «babes reduc’d to misery, fed with cold and usurious hand», «heart does ache», «frowning night», «destroy», «thorns», «weary of time», «tomb-stones where flowers should be», «binding with briars my joys and desires», «the Church is cold, but the Ale-house is healthy and pleasant and warm», «and marks in every face I meet marks of weakness, marks of woe» и под.

Читайте также:  Описание картины виктора попкова «строители братска»

Та картина, которую У. Блейк разворачивает перед читателем его второго цикла, безрадостна и безнадежна. В ней практически нет проблесков света, кроме идиллической картины совместного существования животных и людей в стихотворении «Обретенная дочь» («The Little Girl Found») и описания нежной красоты лилии в стихотворении «Лилея» («The Lily»).

В цикле «Песен Опыта» есть замечательное по своей выразительности стихотворение «Тигр» («The Tyger»). Оно по праву считается величайшим творением У. Блейка и одним из самых выдающихся произведений английской литературы. Это парное стихотворение к «Агнцу» из «Песен Невинности».

Ласковому лепету ребенка из «Агнца» противостоят суровые, полные жгучей энергии интонации «Тигра». Так же, как и в первом стихотворении, здесь Блейк задается вопросом: «What immortal hand or eye / Could frame thy fearful symmetry?». Если в «Агнце» ответ очевиден («Little Lamb, God bless thee!» [1. C.

106]), то здесь ответа нет. Все стихотворение – это лишь серия риторических вопросов. Нигде прямо не говоря о земных несчастьях, У. Блейк самой темой и постановкой вопросов осуждает несправедливость, царящую в обществе.

Здесь поэт по сути дела отвергает небесную благодать и божественное милосердие, которые он воспевал в «Агнце». Поэт гадает:

In what distance deeps or skies Burnt the fire of thine eyes? [1. C. 172].

28

Язык художественной литературы

Если в небесах, то о каком же милосердии Бога можно говорить. Но если в глубинах, в аду, то значит, Дьявол тоже является Творцом наравне с Богом.

Стихотворение очень живо рисует процесс создания Тигра. В самом ритме и размере словно слышится, как «heart began to beat», чувствуются «the sinews of thy heart», «furnace [of the] brain», «deadly terrors clasp». Но в то же время Блейк восхищается Тигром, его «устрашительной статью» («fearful symmetry», перевод В.Л. Топорова).

Это стихотворение о вечной динамике жизни, о неиссякаемой силе и ярости, о беспощадности ее законов. Жестокость Тигра -это и очистительный огонь, который необходим, чтобы сокрушить злобу и заблуждения мира. Блейк подводит читателя к выводу, что Тигр, восхитительный в своей зловещей красоте, – столь же необходимая часть миропорядка, как и кротость Агнца.

Они сосуществуют, дополняя друг друга: «Did he who made the Lamb make thee?». Тигр – это мировая Энергия, которая движет развитием. Но все же образ злого и страшного хищника вырастает до обобщенного символа мирового зла, т.к. связан в воображении У.

Блейка с такими устрашающими понятиями, как ночь (night), огонь (fire), страх (fear), ужас (terror, dread), смерть (dead).

Эмоциональной вершиной «Песен Опыта» является гневное и скорбное стихотворение «Лондон» («London»).

Вместо зеленых лугов или хотя бы оскверненного сада любви перед читателями предстает город, где все сдано на откуп (chartered) – и улицы, и даже воды Темзы.

Этот город закован в цепи, созданные умом (или законом; «the mind-forg’d manacles»), на всех улицах лежит «печать бессилия и скорби» («marks of weakness, marks of woe»).

У. Блейк одним из первых воссоздал образ большого города с непарадной стороны, в деталях повседневности, часто оставляющих шокирующее впечатление.

Основную вину за общественную несправедливость поэт возлагает на три ипостаси бесплодного разума: церковь, допускающую маленьких трубочистов мерзнуть на крышах, королевскую власть, отправляющую солдат проливать кровь за безумную идею, и институт брака, символизирующий несвободную и противоестественную любовь.

How the chimney-sweeper’s cry

Every black’ning church appals;

And the soldiers sigh

Runs in blood down palace walls.

29

Lingua mobilis № 6 (39), 2012

But most thro’ midnight street I hear How the youthful harlot’s curse Blasts the new-born infant’s tear,

And blights with plagues the marriage hearse [1. C. 186].

Страшная картина нарисована в стихотворении «Дитя – горе» («Infant Sorrow»), где есть слова, которые обычно не связываются с рождением ребенка:

My mother groan’d, my father wept,

Into the dangerous world I leapt;

Helpless, naked, piping loud,

Источник: https://cyberleninka.ru/article/n/poeticheskiy-yazyk-u-bleyka-pesni-nevinnosti-i-opyta

“Песни Опыта” (Блейк): описание и анализ сборника стихотворений

«Песни Опыта» («Songs of Experience») — сборник стихотворений У. Блейка. Является продолжением цикла «Песни Невинности» (1789 г.).

«Песни Опыта» были выгравированы самим Блейком вместе с «Песнями Невинности» в 1794 году (сохранилось 28 экземпляров этого издания). Первое печатное издание этих циклов относится к 1839 г.

, через 12 лет после смерти непризнанного и непонятного современникам гения.

Написанные в годы Французской революции, эти книги явились своего рода зашифрованным откликом на величайшее событие эпохи и ярчайшим лирическим воплощением открытого самим поэтом диалектического художественного видения.

Они в полной мере выявляют оригинальные философские, эстетические и социальные воззрения Блейка, основанные на еретическом теологизме, радикализме XVIII века и демократических идеях. Блейковский диалектический принцип мировосприятия — суть его эстетики и поэзии: «Жизнь — это движение», а оно возникает из противоположностей.

Влечение и отвращение, мысль и действие, любовь и ненависть необходимы для бытия человека, а «действие — вечный восторг». По замыслу поэта, «Песни» являли «изображение двух противоположных состояний человеческой души».

«Невинность», по Блейку, это не только детское, доверчивое, радостное восхождение в открывающийся для познания мир, но прежде всего духовное качество человека, основанное на вере и открытии в себе Бога — Христа, то есть «Добра, Смирения, Мира, Любви, вложенных Им в детей».

«Песни опыта» Блейка строятся на новой концепции человека и мира, на понятии «Опыта» как «Организованной Невинности, прибывающей с Мудростью, но никогда с Невежеством». «Опыт», по Блейку, — это разрушение состояния «невинности», это «потерянность», дисгармония, испытания, страдания, сомнения, разочарования. «Песни Опыта» включают в себя «Введение» и 26 стихотворений.

Идейно-художественная взаимосвязь обоих циклов проявилась в повторении сюжетов, образов, названий, тем и мотивов, но в совершенно иной, контрастной, а подчас и парадоксальной трактовке, иллюстрирующей тем самым блейковскую идею, «соотнесенности» состояний и диалектический взгляд на подвижность и изменчивость реальности и человека.

На смену центральным образам «Песен Невинности»: Поэт — Свирельщик и Дитя — Радость, — приходят Бард-Пророк и Дитя-Горе, агнец трансформируется в тигра, зеленые поля в сад больных и отравленных растений, надгробий и оград, «умытые, чистые, ясные» дети в «худых, оборванных, живущих впроголодь ребят». Бард воплощает идеал человека-творца, «чье Слово было, есть и будет».

Наделенный самыми ценными качествами — Видением, Воображением и Вдохновением, связывающими его с Богом, — Бард намечает путь духовного преобразования человека: от «невинности» через «опыт» к «более высокой невинности», которая для Блейка означает достижения истинной внутренней гармонии, «золотого века» на земле, постижение творческого духа, и любви не как «греха», а как «радости». Центральный символ «Песен Опыта» — «Земля», олицетворяющая «опыт» человека вообще, и как бы распадающаяся на ряд «подсимволов», выражающих разные лики познания, трагического лица блейковского поэтического микрокосма. Это и грозный тигр, и грустный, унылый подсолнух, и ревнивая, колючая роза, и тоскливый, наполненный слезами Лондон, и «тайный червь, мертвящий все живое», «вечная ночная тьма и зима» и «зависть с человеческим лицом».

Поэтическое слово Блейка многозначно и выразительно. Поэт предпочитает простоту, конкретность, афористичность речевых конструкций, графичность. Английская романтическая лирика начинается с «Песен Невинности и Опыта» У. Блейка.

https://www.youtube.com/watch?v=86MHYJZDFGU

В конце XX века И.А. Бродский использовал блейковские мотивы «невинности» и «опыта» в своем стихотворном цикле «Песня невинности — она же опыта» (1972 г.). Для человека нашего времени этот переход души из одного состояния в другое оказывается еще более быстрым, «еще более трагичным», но столь же неизбежным.

Источник: Энциклопедия литературных произведений / Под ред. С.В. Стахорского. – М.: ВАГРИУС, 1998

Источник: http://classlit.ru/publ/zarubezhnaja_literatura/drugie_avtori/pesni_opyta_blejk_opisanie_i_analiz_sbornika_stikhotvorenij/62-1-0-1392

Книга «Песни Невинности и Опыта»

Прекрасная книга во всех отношениях, хотя и не попавшая в число любимых.

Прежде всего, сами стихотворения.
Они разделены на две противопоставленные друг другу части – собственно, “песни невинности” и “песни опыта”. Темы в этих разделах дублируются, почти у каждого стихотворения есть пара, двойник.

Но как же эти двойники непохожи! В “песнях невинности” воспевается счастье и божественная милость, красота этого мира, детские шалости и кудрявые барашки; “песни опыта” показывают нам изнанку – боль, страдания, несправедливость, религиозный фанатизм и люди, горящие на кострах…

При этом и в первом разделе иногда мелькают тревожные нотки, и во втором попадаются светлые зарисовки – как бы доказывая, что это один и тот же мир, просто увиденный с разных сторон.

Сравним хотя бы стихотворение “Святой четверг”.

В “песнях невинности” оно пропитано светом и восторженным умилением:
“В святой четверг идут во храм, невинны и чисты По парам дети, платья их – что яркие цветы.

Ведёт их седовласый страж, чей жезл белей, чем снег. Они вливаются в собор, как воды вешних рек. Те, кто приставлен к беднякам, спасут их от обид:

Кто милосерден на земле – того Господь хранит”

Совсем по-другому поворачивается это стихотворение в “песнях опыта” – оно наполняется мрачными тонами, безысходностью:
“Вправду ль так хотел Господь? Здесь, в краю земных щедрот, Малышам сухой ломоть Длань жестокая даёт. Это песня или плач? Нету радости ни в ком: Нищетою поражён

В наших землях каждый дом…”

Одно и то же событие кажется невинному зрителю торжеством милосердия, а опытному человеку – маскарадом, в котором скупые, чёрствые сердцем “сильные мира сего” торжественно жертвуют голодающим сиротам…корку хлеба.

Составляющие сборник стихотворения на первый взгляд очень просты, но вместе с тем в них есть глубокая философия, особенно если воспринимать сборник как нечто целое, как главы одного романа.

Этот сборник – наглядный пример, как лучше всего издавать книги с переводными стихами. Во-первых, здесь представлены стихотворения на языке оригинала, т.е. на английском. В-вторых, каждое из них снабжено классическим переводом.

В-третьих, к большей части стихотворений прилагается две-три дополнительные версии от других переводчиков. Таким образом, создаётся наиболее полная картина.

Очень удобно сделано оглавление – не по порядку, а по названиям стихотворений; указано расположение в книге всех материалов, к этому стиху относящихся.

Кроме того, в этом издании представлены оригинальные иллюстрации самого Блейка – он был не только поэтом, но и замечательным художником, и рисунки существенно дополняют стихотворные строчки, создают настроение, атмосферу.

И конечно, книга снабжена хорошей вступительной статьёй – о самом сборнике и о его русскоязычных переводах. Благодаря всему этому, “Песни невинности и опыта” представляют собой достойное пополнение для любой книжной полки.

Источник: https://www.livelib.ru/book/1000228424-pesni-nevinnosti-i-opyta-uilyam-blejk

Картины Уильяма Блейка | Творчество художника

Уильям Блейк (англ. — William Blake, 28 ноября 1757 г., Лондон — 12 августа 1827 г., Лондон) — английский художник, гравер, поэт, философ, мистик. Обучался искусству рисования и гравюры у лондонского мастера Дж. Безайра, учился в Академии художеств.

Особенности творчества художника Уильяма Блейка: изобрел иллюминированную печать — гравюры с изображениями и поясняющими их текстами. Художнику Блейку присуща тяга к аллегоризму, визионерской фантастике, мистическому символизму.

Читайте также:  Описание картины николая рериха «армагеддон»

Он увлекался библейской мифологией, рисовал иллюстрации к Библии и создал собственную мифологию, соединив в ней библейские сюжеты, мистические знания Средневековья и достижения науки тех лет. В картинах Уильяма Блейка представлено его оригинальное восприятие мира, где воедино слиты фантазии и реальность.

Блейк отрицает классическую композицию и использует смелые решения, играя линиями и формами. Немногие современники восприняли своеобразное творчество Блейка, и лишь спустя два века его настиг заслуженный успех.

https://www.youtube.com/watch?v=GJNBeTIpBpI

Известные картины и гравюры Уильяма Блейка: «Вихрь влюбленных», «Великий Архитектор», «Геката», «Великий Красный Дракон», «Сатана», «Тимон и Алкивиад», «Пророк Иезекииль», акварели к «Божественной комедии» Д. Алигьери и пр.

Уильям Блейк привлекает к себе внимание не только как неординарный поэт и мыслитель, но и как личность оригинальная, окутанная ореолом мистики и загадочности. Таким он был с детства и таким оставался до последних дней своей жизни.

По словам матери Уильяма, в возрасте 4 лет он впервые повстречался с Богом: став постарше, мальчик рассказал ей о своих воспоминаниях об огромном сияющем лике, испытующе глядящем на него сквозь окно детской. Эта встреча стала судьбоносной и оказала огромное влияние на все творчество Блейка.

В 9 лет он увидел, что на ветках дерева сидит множество ангелов — попытка поделиться этим видением со взрослыми привела к печальному результату: ему никто не поверил, что повергло юного Уильяма в обиду.

Первые картины, вышедшие из-под кисти Уильяма Блейка, представляли собой гравюры ручной работы, соединяющие в себе поэтический текст и иллюстрацию к нему. По словам художника, так он пытался записать гимны, которые пели для него ангелы. Два сборника, получившиеся в результате этого, — «Песни опыта» и «Песни невинности» — не принесли автору славы при жизни и были по достоинству оценены уже после его смерти.

Несмотря на это, поэт и художник Блейк продолжает творить. Если внимательно изучить по отдельности его литературные, философские и художественные работы, то можно заметить, что все они не соответствуют общепринятым канонам, местами алогичны и непоследовательны.

Однако в совокупности эти произведения представляют собой величественную и поражающую воображение симфонию, в которой мастер воспевает Любовь и Гармонию.

Бог на известной картине Уильяма Блейка представляется не в классическом библейском понимании сурового и карающего Творца, а в образе Великого Архитектора, любовно созидающего этот мир.

Блейк, не понятый своими современниками, стремился отыскать закономерность в строении мироздания, проникнуть в самую суть духовности и передать эти знания людям.

Для этого он использовал прием, изобретенный им в юности, записывая свои мысли и рассуждения в рифме и прозе и сопровождая их пояснениями в виде изображений.

Своеобразные картины Уильяма Блейка, наполненные образами и символами, дают возможность познакомиться с внутренним миром этого удивительного человека и приблизиться к пониманию тех вещей и явлений, которые художник запечатлел на своих полотнах.

Последней работой Блейка была серия акварелей, иллюстрировавших «Божественную комедию». Испытывая по отношению к автору восхищение и при этом не всегда соглашаясь с его позицией, Блейк по-своему интерпретирует это произведение.

Для художника Блейка Рай и Ад были единым целым: на его акварелях мы видим, что в представлении живописца ад не являлся мрачным местом, наполненным муками и страданиями.

Ад Блейка — это место, залитое мягким светом и являющееся вратами, которые могут привести человека, преисполненного любовью и состраданием, в рай.

Интерес к творчеству Блейка возник в 1863 году после публикации книги «Жизнь Блейка» за авторством А. Гилкриста.

Издатели активно печатают гравюры и картины художника, знакомя с ними публику, а в 1893 году Эллис и Иитс выпускают трехтомное собрание сочинений Уильяма Блейка. Его полное собрание сочинений было издано в 1966 году.

В заключение стоит отметить, что картины и гравюры Блейка оказали огромное влияние на развитие стиля модерн.

Источник: https://artchive.ru/artists/551~Uiljam_Blejk

Уильям Блейк: необычные картины английского поэта

Уильям Блейк – английский поэт XIX века, который стал символом романтической эпохи. Но он также известен как великолепный художник и график. Его работы вдохновили многих творцов. Уильям Блейк считался великим поэтом, оригинальным мыслителем и гениальным художником. Для вас мы собрали истории десяти необычных картин Уильяма Блейка.

«Песни невинности и опыта» (1789)

« Песни невинности и опыта» – это двойной набор иллюстрированных стихотворений, в которых изображены «Два противоположных состояния человеческой души», детская невинность и чистота против гнева и разочарования.

Самая известная «песня невинности» Уильяма Блейка – «Агнец» (Агнец, агнец белый! Как ты, агнец, сделан?), а его противопоставление «Тигр» (Тигр, Тигр, жгучий страх, Ты горишь в ночных лесах).

Главный вопрос Блейка заключается в том, как один Бог создал обоих существ: одного мягким, а другого свирепым? «Агнец» был положен на музыку Воганом Уильямсом (который утверждал, что ненавидел стихотворение), Джоном Тавенером и Алленом Гинзбергом. А «Тигр» вдохновил песни Джони Митчелла и группы «Tangerine Dream».

«Сатана или Проклятая душа в Аду» (1789)

У Блейка Сатана, скорее, напоминает замученного в Аду человека с широко разинутым ртом и закатанными глазами. Взглянув на Адово пламя, изображенное прекрасными волнистыми линиями, можно увидеть, как Блейк экспериментирует с овальной иглой, французским методом гравировки 18-го века.

А плоть Сатаны изображена очень резкими линиями – крошечные разрезы, запутанные в точечно-розовом узоре. Ещё в возрасте 14 лет Уильям Блейк был учеником гравера.

И хотя сегодня его считают мастером в этой области, в 2005 году искусствовед Мей-Ин Сун утверждал, что гравюры Блейка свидетельствуют о бесконечных трудностях, разногласиях и неоднократных ошибках.

«Ветхий днями» (1794)

Гравюра «Ветхий днями» украшает книгу «Европа, пророчество». Уильям Блейк особенно любил этот образ, поэтому создал его в нескольких экземплярах. На картине изображен Бог, которому художник дает имя Уризен.

В мифологии Блейка это репрессивная, сатанинская сила, пытающаяся принести человечеству единообразие, создавая разного рода ограничения (в книге «Америка, пророчество» Уризен – злой бог, который правил во время Просвещения).

Он изображен на коленях в пылающем диске, окруженном темным облаком, с гигантским циркулем, которым он видимо, измеряет черную пустоту. Копия картины была показана Блейку в последние дни его жизни, поэтому художник создавал свои мрачные цвета на больничной койке.

«Радостный день или Танец Альбиона» (1794)

Голый юноша, одна половина тела которого напоминает Христа, а другая – витрувианского человека, стоит на скале, отбрасывая мирские кандалы, чтобы поприветствовать лучистый рассвет. Этот утопический образ 1780 года: американская революция была в самом разгаре.

За эту картину Блейк был схвачен уличной толпой во время антикатолического бунта лорда Гордона.

Альбион – древнее имя Британии, которое занимает центральное место в мифологии Блейка, рядом с его Четырьмя Зоа (персонажы Уризен, Тармас, Лува, Уртона), которые были созданы после падения Альбиона.

«Ньютон» (1795-1805)

«Искусство – Древо Жизни. Наука – это Древо Смерти », – писал мистик Блейк. Он осудил научное трио Исаака Ньютона, Джона Локка и Фрэнсиса Бэкона, назвав их бесплодными материалистами. Здесь изображена, скорее идея, чем портрет Ньютона.

Он сидит на скале, покрытой водорослями, и делает вычисления при помощи циркуля, как Уризен в «Ветхом днями». Он может быть на дне моря или же в черной дыре. На сегодняшний день это одна из двенадцати «больших цветных гравюр» Блейка в галерее Tate.

А вдохновленная этой работой бронзовая скульптура Эдуардо Паолоцци находится напротив Британской библиотеки.

«Коттедж Блейка» (1804-1810)

Ангел парит над Блейком в саду его покрытого соломой коттеджа в Фелпхаме, Сассекс, где художник жил с 1800 по 1803 год и писал об это месте:

Только два из девяти домов, в которых он жил сохранились до наших дней. Общество Блейка собирает деньги, чтобы купить этот дом, потому что, некоторые утверждают, что там он сидел голым в саду, читая «Потерянный рай» своей жене.

«Иерусалим» (1804)

Гимн, который начинается словами:

Радикальный христианин Блейк смело нападает на ортодоксальность и индустрию, называя их «тёмными фабриками сатаны», отчасти ссылаясь на мельницы Альбиона в Ламбете, которые сгорели в 1791 году.

Многие произведения ссылались на эту поэму, но, пожалуй, самым ярким стал фильм «Огненные колесницы», так как заимствовал в качестве названия самую знаменитую строчку гимна. «Иерусалим» также является последней пророческой книгой Блейка.

На его обложке изображена несущая таинственный шар фигура, которая приглашает нас за дверь стихотворения, или к самой смерти.

«Ангелы охраняют Христа в гробнице» (1805)

Данная работа написана при помощи акварели, пера и чернил. Он изображает момент, когда Мария Магдалина посетила гробницу Иисуса после распятия и обнаружила, что два ангела парят там, где лежало тело.

Блейк взял этот образ из Книги Исхода Ветхого Завета: израильтяне создают «трон милосердия», окруженный золотыми ангелами. Художнику удалось создать настолько тонкие цвета, что изображение кажется почти монохромным.

Блейк рассказывал, что однажды в возрасте 8 лет он видел дерево, полное ангелов, «распутывающихся на каждом суку, как звезды».

«Адам дает имена животным» (1810)

Картина выполнена в технике темпера на деревянной поверхности и находится в Доме-музее Поллока в Глазго. Молодой Адам, который очень похож на портреты кудрявого молодого Блейка, дает имена зверям после падения. Змей переплетается, на удивление дружелюбно, вокруг левой руки Адама и задумчиво смотрит на него.

Животные, позади него, пасутся в пасторальном ландшафте, как будто все до сих пор не ведают о грехе, совершенном человеком в Эдемском саду. Над головой Адама желудь указывает на зиму, но в мифологии Блейка дуб также является деревом друидов, на котором был распят Христос.

Падение человека, змея, Адам и Ева являются центральными персонажами в видениях Блейка.

«Призрак Блохи» (1819–1820)

Одержимый сверхъестественным, Блейк утверждал, что видения посещали его каждый день с самого детства. Со своим другом, астрологом Джоном Варли, они даже пытались вызвать духов.

И изображенное на картине чудовищное существо явилось к Блейку как раз во время одного из таких сеансов, заявив, что блохи были заселены душами людей, которые «по своей природе кровожадны до избытка».

Чешуйчатое существо, похожее на вампира, пускает слюни в чашку для кровопускания. Но мир искусства времен Блейка счёл его сумасшедшим. 

Источник: http://2queens.ru/Articles/Dom-Hudozhnikov-Klassika/Uilyam-Blejk-neobychnye-kartiny-anglijskogo-poeta.aspx?ID=4330

Уильям Блейк – Песни Невинности и Опыта

19. Где с востока сын пламени в облаке светлом, пока утро чистит перья златые свои;

20. Испещренные проклятьями тучи рвет в клочья, во прах топчет скрижали закона, вечных коней выпуская из логова тьмы, провозглашая:

ИМПЕРИИ БОЛЬШЕ НЕТ!

Хор:

Нет боле ни хриплых проклятий черных Священников Врана зари сыновьям наслажденья! Ни его многочисленной братии, кою нарек он свободною – вервье вязать и своды возвесть. Ни жалких церковных запретов, именующих девственными тех, кто возжелал и не сделал!

ИБО ВСЕ ЖИВОЕ СВЯЩЕННО!

Бракосочетание Неба и Ада

Напомним, что книга создавалась в 1789–1790 гг.

и отражает коренное изменение философских взглядов Блейка от условно называемых “христианскими” (представленных в ранних стихотворениях и “Песнях Невинности”) к условно “натуралистическим” (доминирующим в “Песнях Опыта”). Блейк приходит к мысли, что Добро невозможно без Зла, ибо Добро (Порядок, Рассудок, Небо) – пассивно, подчинительно, а Зло (Энергия, Воображение, Ад) – созидательно.

Только взаимодействие обоих начал образует естественный порядок вещей, и одно немыслимо без другого.

С другой стороны, книга Блейка является своеобразной пародией на трактат Э.

Сведенборга “Небо и Ад” (1758), в котором излагаются догматы “Новой церкви”, и прежде всего “учение о соответствиях”, четко разграничивающее материальное и духовное.

На более раннем этапе Блейк находился под сильным влиянием Сведенборга, однако теперь Сведенборг, утверждавший, что “Господь есть Порядок”, становится символом косности и догматизма.

Предварение

Согласно принятому нами толкованию (лишь одному из возможных) “Предварение” описывает духовные переживания Блейка, которые привели к формированию “натуралистического мировоззрения”, и в этом перекликается с более поздним стихотворением “Путем духовным” (см. ниже).

Ринтра – у Блейка бог гневной, бунтующей энергии, духовного протеста; “рычанием Ринтры” сопровождается всяческое движение и изменение.

Читайте также:  Описание картины александра герасимова «после дождя»

“Праведник”, идущий “опасным путем” (т. е. путем заблуждений) – это, по всей видимости, Блейк периода Невинности; в этот период Земля является “долиною смерти”, но она начинает постепенно оживать с приходом новых, “натуралистических” взглядов, направленных на реальный мир.

В оживающем мире из-под надгробий бьют ключи (живая вода), а кости “обрастают алой перстью”, т. е. одеваются плотью (ср. “Созда Богъ человека, персть вземъ от земли” (Бытие, 2: 7)).

Напомним, что Блейк, ранее считавший плотское существование “низшим”, теперь начинает рассматривать плоть как священную субстанцию, неотделимую от души. “Злодеем” Блейк, по всей видимости, именует самого себя, намекая на свои новые “сатанинские” взгляды.

Блейк-злодей изгоняет Блейка-праведника, то есть старое мировоззрение сменяется новым. Сатана (“аспид”) теперь становится другом и “духовным соратником” Блейка и потому пребывает в смиреньи, а свои былые взгляды и представления Блейк теперь считает “гласом вопиющего в пустыне”.

И как явлено новое небо… Новое небо – ср.: Откровение, 21: 1: “И увидел я новое небо и новую землю, ибо прежнее небо и прежняя земля миновали, и моря уже нет”. “Явлением нового неба” Сведенборг называл основание “Новой церкви”.

Тому уже тридцать три года… – в своих трактатах Сведенборг предрекал пришествие Мессии в 1757 году. Это и год рождения Блейка, и год основания “Новой церкви”. Когда писалось “Бракосочетание Неба и Ада”, поэту было тридцать три года.

Сведенборг сидит, аки ангел у гроба… – ср.: “…Ангел Господень, сошедший с небес, приступив, отвалил камень от двери гроба и сидел на нем” (Матфей, 28: 2). Блейк намекает на учение Сведенборга о том, что после смерти люди, жившие на земле достойно, становятся ангелами.

…аки в холстине – в трактате “Небо и Ад” Сведенборг подробно описывает одежду, в которую облачены ангелы.

Едом – страна старшего из сыновей Исаака, Исава (Едома), лишенного первородства Иаковом; в Библии – символ язычества и врагов Божиих.

Книга пророка Исайи, гл. ХХХIV, XXXV – так называемый “малый Апокалипсис”. В этих главах говорится об отмщении Богом Едому и о последующем новом расцвете земли (т. е. возвращении Адама в Едем).

Глас Диавола

Следует напомнить, что в “Бракосочетании…” Диавол есть сила, враждебная Богу, но не человеку: он воплощает в себе творческую Энергию – энергию неповиновения; Блейк развивает богоборческую традицию, заложенную в английской литературе Дж. Мильтоном. Именно в уста Диавола Блейк вкладывает слова истины, постулаты “Библии Ада”, которые изложены предельно ясно и вряд ли требуют разъяснения.

Что человеку присущи два начала… – Сведенборг особенно горячо отстаивает библейский постулат о нетождественности тела и души.

Кто угнетает…

Речь вновь идет о превосходстве Энергии (здесь – Желания), как естественного порыва, над Разумом. В подкрепление своей мысли Блейк опирается на Мильтона, который считал Сатану олицетворением Энергии, а Бога – олицетворением подавления и деспотии. Сатана ближе Мильтону, как поэту, оттого, что воплощает в себе творческое, созидательное начало.

Однако же в книге Иова… – ср. Иов, 1: 6-12 и 2: 1–7: “Был день, когда пришли сыны Божии предстать пред Господа; между ними пришел и сатана.

И сказал Господь сатане: откуда ты пришел? И отвечал сатана Господу, и сказал: я ходил по земле и обошел ее”. Сатана, как и Мессия, испытывает здесь людей на верность Богу.

Так сказано в Евангелии… – Иоанн, 14: 16: “И Я умолю Отца, и даст вам другого Утешителя”.

А по Мильтону… – Мильтон изображает Бога-Отца (Иегову) как безжалостного деспота, Бога-Сына – как ненавистное Блейку Рацио, а Святой Дух не упоминается им вообще, почему Блейк и называет его “Вакуумом”.

Для Блейка Иегова – мстительное, деспотичное божество (он же – Уризен), подавляющее естественное в человеке. Ему противопоставлен Христос, источник благостной Энергии, то есть принадлежащий равно и Небу, и Аду. Сведенборг ревностно отстаивал единство Бога-Отца и Бога-Сына. Блейк же поворачивает эту мысль иначе: Мессия является одновременно и Иеговой, и Диаволом.

Достопамятное видение

Название содержит явную сатиру на “Достопамятные откровения” – аллегорические притчи, которыми Сведенборг в поздний период дополнял каждую главу своих работ.

Прогуливаясь меж языков… – “Небо и Ад” содержит целый ряд глав, где Сведенборг описывает свои видения, в которых он посещал Небо.

Притчи Ада

Составляют наиболее часто цитируемую часть блейковского наследия, многие из этих афоризмов прочно вошли в живую английскую речь. Благодаря своему тематическому многообразию и образности, они вбирают в себя практически все основные идеи поэта.

“Притчи” содержат многочисленные выпады против библейских Притч Царя Соломона и служат еще одним утверждением богоборческих взглядов Блейка. Возможно, непосредственная форма “Притч” была подсказана “Афоризмами” швейцарца Иоганна Каспара Лаватера (1788), которые Блейк внимательно изучал и иллюстрировал.

Однако подробные комментарии к этому “своду Библии Ада” могли бы составить отдельную книгу, поэтому мы воздержимся от каких-либо разъяснений. В данном случае текст должен говорить сам за себя.

Достопамятное видение

Блейк в очередной раз утверждает приоритет Поэтического Гения (Воображения) над простым чувственным восприятием, подкрепляя свою правоту словами ветхозаветных пророков Исайи и Иезекииля.

Поэт Царь Давид – Давид считается автором библейских псалмов.

И спросил я Исайю… – по велению Господа, Исайя три года ходил нагой и босой (Исайя, 20).

Диоген (412–323 гг. до н. э.) – греческий философ-киник. Считал, что кратчайший путь к совершенству лежит через истязание плоти; отстаивая свои идеи, намеренно подвергал себя физическим мучениям.

И спросил я Иезекииля… – во искупление грехов Иерусалима Господь повелел Иезекиилю триста девяносто дней лежать на левом боку и сорок на правом, питаясь лепешками, замешанными на коровьем помете (Иезекииль, 4: 12–15).

Блейк приводит эти притчи как примеры верности Идее.

Как слыхал я в Аду… – Содержит описание блейковского Апокалипсиса, то есть гибели мира в очистительном огне Ада – освобожденного Воображения и творческой Энергии. Эта гибель “расчистит врата восприятия”, то есть положит конец владычеству Уризена.

Печатая сатанинским способом… – метафора содержит намек на технологию создания “иллюминированной печати” – гравировку травлением.

Достопамятное видение

Речь идет о рождении мысли и способах передачи ее людям. Драконы – символы чувственного восприятия – удаляют “пустую породу” старых представлений и передают мысль Змею, то есть разуму, который украшает ее каменьями – претворяет в слова.

Далее Орел (Поэтический Гений) возносит мысль на вершины Воображения, после чего она превращается в “текучие жидкости”, то есть через творческий акт становится творением Художника, а затем облекается в материальную форму (еще один намек на создание “иллюминированных листов”) и в виде книг попадает к людям.

Не исключено, что в этом “Видении” заложен и еще один смысл: Блейк описывает пять чувств (зрение, слух, обоняние, вкус, осязание), а также шестое, “синтезирующее” достижение первых пяти.

Источник: https://profilib.org/chtenie/86896/uilyam-bleyk-pesni-nevinnosti-i-opyta-19.php

Уильям Блейк – Песни Невинности и Опыта

Здесь можно скачать бесплатно “Уильям Блейк – Песни Невинности и Опыта” в формате fb2, epub, txt, doc, pdf. Жанр: Поэзия, издательство Азбука-классика, год 2004.

Так же Вы можете читать книгу онлайн без регистрации и SMS на сайте LibFox.Ru (ЛибФокс) или прочесть описание и ознакомиться с отзывами.

На Facebook В Твиттере В Instagram В Одноклассниках Мы Вконтакте

Описание и краткое содержание “Песни Невинности и Опыта” читать бесплатно онлайн.

Открытие Уильяма Блейка, поэта, художника, визионера, опередившего свое время на целое столетие, произошло лишь во второй половине XIX века: поэты-романтики увидели в нем собрата по духу. К началу XX столетия его творчество получило всеобщее признание. Блейк стал культовой фигурой в кругу английских символистов.

Его поэзия по праву заняла одно из ведущих мест в богатейшем литературном наследии Англии.

Представленные в настоящем издании «Песни Невинности и Опыта», а также «пророческие» поэмы «Книга Тэль», «Бракосочетание Неба и Ада» публикуются на двух языках, что дает возможность в полной мере оценить неповторимое своеобразие поэзии Блейка.

Уильям Блейк

Песни Невинности и Опыта

Показывающие два противоположных состояния

души человеческой.

* SONGS OF INNOCENCE *

* ПЕСНИ НЕВИННОСТИ *

Piping down the valleys wild Piping songs of pleasant glee On a cloud I saw a child. And he laughing said to me.

Pipe a song about a Lamb: So I piped with merry chear, Piper pipe that song again — So I piped, he wept to hear.

Drop thy pipe thy happy pipe Sing thy songs of happy chear, So I sung the same again While he wept with joy to hear.

Piper sit thee down and write In a book that all may read — So he vanish'd from my sight, And I pluck'd a hollow reed.

And I made a rural pen, And I stain'd the water clear, And I wrote my happy songs, Every child may joy to hear.

Шел я с дудочкой весною, Занималася заря — Мальчик в тучке надо мною Улыбнулся, говоря:

«Песню мне сыграй про агнца!» Я сыграл — развеселил! «Ты сыграй-ка это снова!» Я сыграл — он слезы лил.

«Дудочку оставь и спой мне То, что прежде ты играл». И пока я пел ту песню, Он смеялся и рыдал.

«Выйдет книга неплохая — Песни эти пусть прочтут», — Молвил мальчик, исчезая… Сразу взялся я за труд:

Для письма сломил тростинку, Бросил в воду горсть земли — Записал все песни детям, Чтобы слушать их могли!

How sweet is the Shepherds sweet lot, From the morn to the evening he strays: He shall follow his sheep all the day And his tongue sliall be filled with praise.

For he hears the lambs innocent call. And he hears the ewes tender reply. He is watchful while they are in peace, For they know when their Shepherd is nigh.

Доля пастыря так хороша! На лугу он встречает рассвет, До заката овечек пасет — Доли лучше на свете и нет!

Ибо слышит он агнцев своих, Бережет их все ночи и дни; Овцы паствою мирно идут — Ибо пастыря знают они.

The Sun does arise, And make happy the skies. The merry bells ring, To welcome the Spring. The sky-lark and thrush, The birds of the bush, Sing louder around, To the bells chearful sound, While our sports shall he seen On the Ecchoing Green.

Old John with white hair Does laugh away care, Sitting under the oak, Among the old folk. They laugh at our play, And soon they all say, Such such were the joys, When we all girls & boys, In our youth time were seen, On the Ecchoing Green.

Источник: https://www.libfox.ru/261374-uilyam-bleyk-pesni-nevinnosti-i-opyta.html

Ссылка на основную публикацию