Описание картины жана-этьена лиотара «шоколадница»

Шоколадница жан-этьен лиотар

Швейцарского художника Ж.-Э. Лиотара называли «живописцем королей и красивых женщин». Все в его жизни складывалось из счастливых случайностей и обстоятельств, которыми талантливый художник, одаренный к тому же практическим умом, умело воспользовался.

В свое время семья Ж.-Э. Лиотара вынуждена была эмигрировать из Франции в Женеву. Будущий художник одно время учился в Париже у гравера и миниатюриста Массе. Потом в жизни Ж.-Э. Лиотара начались годы странствий, во время которых он побывал во многих городах и странах. Он путешествовал как спутник знатных особ, как это часто приходилось делать многим художникам XVIII века.

Путешествия давали Ж.-Э. Лиотару разнообразный материал для наблюдений и приучили его почти к документальной точности зарисовок. Для портретов Ж.-Э.

Лиотара характерна исключительная точность в воспроизведении модели, и именно этим художник стяжал себе европейскую славу и приобрел высоких покровителей.

Он встретил радушный прием и у австрийской императрицы Марии-Терезии в Вене, и у римского папы в Риме, и у турецкого султана в Константинополе. Всем нравилось в портретах Ж.-Э. Лиотара сходство лиц, законченность в изображении материалов одежды и украшений и красочность его полотен.

Свою знаменитую «Шоколадницу» художник задумал и написал в Венеции, в счастливые мгновения жизни. Сейчас это полотно находится в Дрезденской картинной галерее, но первоначально его купил венецианский граф Альгаротти, знаток и любитель живописи. В одном из своих писем он сообщал: «Я купил у знаменитого Лиотара пастель.

Она исполнена в незаметных деградациях света и с превосходным рельефом. Переданная природа нисколько не изменена; будучи европейской работой, пастель исполнена в духе китайцев… заклятых врагов тени. Что же касается законченности работы, то можно сказать в одном слове: это Гольбейн пастели.

На ней изображена в профиль молодая немецкая девушка-камеристка, которая несет поднос со стаканом воды и чашкой шоколада».

Действительно, на картине изображена всего одна женская фигура. Но она изображена так, что привораживает к себе большинство зрителей, посещающих знаменитую галерею в Дрездене. Ж.-Э. Лиотар сумел придать картине характер жанровой сценки.

Перед «Шоколадницей» — свободное пространство, поэтому впечатление складывается такое, что модель будто не позирует художнику, а проходит перед зрителем мелкими шажками, заботливо и осторожно неся поднос. Глаза «Шоколадницы» скромно опущены, но сознание своей привлекательности освещает все ее нежное и милое личико.

Осанка ее, положение головы и рук — все полно самой естественной грации. Ее маленькая ножка в серой туфельке на высоком каблучке скромно выглядывает из-под юбки.

Цвета одежды «Шоколадницы» подобраны Ж.-Э. Лиотаром в мягкой гармонии: серебристо-серая юбка, золотистый корсаж, сияющий белизной фартук, прозрачная белая косынка и свежий шелковый чепчик — розовый и нежный, как лепесток розы…

Художник с присущей ему точностью ни на черточку не отступает от самого детального воспроизведения формы тела «Шоколадницы» и ее одежды.

Так, например, совершенно реально топорщится плотный шелк ее платья; еще не распрямились складки фартука, только что вынутого из бельевого ящика; стакан с водой отражает окно, и в нем отражается линия верхнего края небольшого подносика.

Картина «Шоколадница» отличается законченностью в каждой детали, к которой постоянно стремился Ж.-Э. Лиотар. Искусствовед М.

Алпатов считает, что «в силу всех этих особенностей «Шоколадница» может быть отнесена к чудесам обмана зрения в искусстве, вроде тех гроздей винограда в картине знаменитого древнегреческого художника, который пытались клевать воробьи».

После условности и манерности некоторых мастеров XVIII века почти фотографическая точность картины Ж.-Э. Лиотара производила впечатление откровения.

Художник работал исключительно в технике пастели, очень распространенной в XVIII веке, и владел ею в совершенстве. Но Ж.-Э. Лиотар был не только виртуозным мастером этой техники, но и ее убежденным теоретиком. Он считал, что именно пастель естественнее всего передает колорит и тончайшие переходы светотени в пределах светлых красочных тонов.

Самая задача показать фигуру в белом фартуке на фоне белой стены — это сложная живописная задача, но у Ж.-Э. Лиотара в сочетании серо-сизого и белого фартука с бледно-сизыми тенями и стальным оттенком воды есть настоящая поэзия красок.

Кроме того, применяя в «Шоколаднице» тонкие прозрачные тени, он достиг совершенной точности рисунка, а также максимальной выпуклости и определенности объемов.

Источник: http://historylib.org/historybooks/Nadezhda—Ionina_100-velikikh-kartin/37

Жан Этьен Лиотар, «Шоколадница»

Искусство и развлечения 24 июля 2015

Швейцарский художник Жан Этьен Лиотар, «Шоколадница» которого является жемчужиной собрания Дрезденской картинной галереи, за свою долгую и счастливую жизнь (1702-1789) создал около 400 работ. «Гольбейн пастели» (так называли Лиотара коллеги, признавая тем самым его безусловный талант) не писал плохих работ, однако шедевром мировой живописи стало именно названное в начале статьи полотно.

Фотографическая точность изображения

Что значит «Гольбейн пастели»? Работы величайшего немецкого художника Ганса Гольбейна Младшего славятся портретным сходством и ювелирной выработкой рисунка. Но он писал маслом, а пастель прославил Лиотар. «Шоколадница» — самое известное полотно, выполненное в этой манере.

Все картины швейцарского художника отличаются фотографической точностью, мельчайшей выработкой каждой детали.

Один из искусствоведов сравнил Лиотара с древнегреческим художником Зевксисом, известным тем, что, желая доказать свое превосходство над мастером реализма Парразием, нарисовал такой виноград, на который тут же слетелись птицы, чтобы склевать его.

Совершенные и хрупкие

Таким же виртуозом был и Лиотар. «Шоколадница» относится, по мнению этого искусствоведа (М. Алпатов), к тем шедеврам, в которых присутствует чудесный обман зрения. Об этом произведении написано очень много, в том числе и потому, что выполнено оно в манере, встречающейся гораздо реже, чем акварель, гравюра, и тем более масляная живопись.

Художники прибегали к пастели реже из-за ее хрупкости и подверженности разрушению при мельчайших неосторожных движениях, потому что связующих веществ в исходный материал — пасту (поэтому «пастель») — добавляли крайне мало. Отсюда и не устаревающая свежесть красок на полотнах, выполненных в этой манере (материалы, добавляемые в масляные краски, темнеют).

А пастельные произведения осыпаются и разрушаются при транспортировке. Со временем авторы таких картин пришли к выводу, что лучше всего они сохраняются под стеклом, опирающимся на паспарту — картонную окантовку полотна, на котором работа выполнена. В этом случае стекло не прикасается к рисунку.

Но эти хрупкие произведения отличаются завораживающим сиянием, бархатистостью и специфической мягкостью.

Видео по теме

Свободный, вальяжный, загадочный…

В этой-то манере и писал Лиотар. «Шоколадница» — самое знаменитое и лучшее, по мнению многих специалистов, произведение, выполненное пастелью, хотя сам художник ничем не выделял его из всего созданного ранее.

Талантливый и удачливый, он слыл мастером, рисующим царствующих особ и красавиц. Жан Этьен был обеспечен и мог позволить себе заниматься только любимыми делами — рисованием и путешествиями. Лиотар был абсолютно свободен и в жизни, несмотря на наличие пятерых детей, и в творчестве.

Он был экстравагантен и загадочен, ему покровительствовали королевские дома Европы.

Загадочная модель

По одной из версий, красивая девушка, изображенная на картине, — Анна Бальдауф, дочь обедневшего рыцаря. Дворянское происхождение позволяло ей быть горничной при дворе императрицы Австрии Марии-Терезии. Там ее красоту и грацию заметил художник.

По другой, более романтичной версии, князь Дитрихштейнах, посетив венскую кофейню, был пленен красотой официантки с первого взгляда. Он женился на ней, вопреки воле семьи, а на свадьбу подарил своей Золушке ее портрет в том наряде, в котором увидел Анну впервые.

Подарок был царским, поскольку Лиотар был придворным художником, и работы его стоили очень дорого. Существуют и другие версии о позировавшей модели.

Очаровательная простота

Картина пленительна, она завораживает, несмотря на то что сюжет ее более чем прост. После вычурных полотен, скажем, того же Ватто, на которых изображались кокетливые дамы и кавалеры, одинокая фигура девушки, несущей поднос с горячим шоколадом вдоль белой стены, смотрелась неожиданно просто, естественно и чарующе.

Полотно размером 82,5 х 52,5 выполнено на пергаменте пастелью, которой в совершенстве владел художник Лиотар.

«Шоколадница», написанная в стиле рококо, поражает филигранной точностью предметов — фартук девушка только-только достала из комода, на нем видна малейшая складочка, сама подательница шоколада, кажется, дышит, а шоколад пахнет.

Наглядное пособие по физике

В шоколаднице прелестно все — маленькая ножка, спина прямая, но не напряженная, девушка не измождена худобой, но стройная. Замечательно выписан костюм, чудесно подобраны цвета. И ведь надо учитывать, что фоном служит только белая стена — никакого тебе бюстика или кадки с цветами.

Но особый восторг у ценителей живописи с момента появления картины и до наших дней вызывает лакированный китайский поднос в руках у девушки, на котором стоит стакан с водой и чашки с шоколадом.

Картина ценна еще и тем, что на ней впервые запечатлен знаменитый мейсенский фарфор, имеющий свою долгую и замечательную историю.

Но стакан из богемского стекла, наполненный водой, выписан так, что, по свидетельству специалистов, ярко демонстрирует преломление света на границе двух прозрачных сред (закон Снеллиуса). Это одна из лучших похвал, которую заслужил Ж. Э. Лиотар. «Шоколадница» считается не портретом, а жанровой сценкой.

Старейшая торговая марка США

С момента написания судьба благоволит к этому произведению – оно очень растиражировано и невероятно популярно, в том числе и в наши дни. Этим похвастаться может не любое произведение XVIII века.

В чем тут дело? С 1765 года полотно находится в картинной галере Дрездена, а спустя 120 лет ее увидел при посещении знаменитого музея хозяин старейшего американского концерна Bakers Chocolate, который занимался производством этого продукта. Генри Л. Пирс был очарован тем, что нарисовал Жан Лиотар. «Шоколадница» становится фирменным знаком компании.

La Belle Chocolatiere («Прекрасная шоколадница») – логотип, утвержденный через два года, вошел в историю как первая и самая старая торговая марка в США и одна из старейших в мире.

Широкий и никем не превзойденный жест СССР

В Советском Союзе эта картина стала особенно популярной, когда в 1955 году Дрезденской галерее волей Н. С. Хрущева возвращались картины, полученные страной в виде военных трофеев.

Большинство отреставрированных лучшими советскими мастерами шедевров перед отправкой выставлялись со 2 мая по 20 августа, и люди со всех концов необъятной страны спешили попрощаться с картинами, среди которых было знаменитое полотно, которое создал Жан Этьен Лиотар, — «Шоколадница».

Источник: fb.ru

Query failed: connection to localhost:9312 failed (errno=111, msg=Connection refused).

Источник: http://monateka.com/article/127035/

«Прекрасная шоколадница» — загадка знаменитой картины Лиотара

«Прекрасная шоколадница» — портрет аккуратно одетой красавицы, изящно держащей поднос с чашкой горячего шоколада и стаканом воды, — одна из самых известных работ Жана-Этьена Лиотара и жемчужина Галереи старых мастеров в Дрездене. Картину считали шедевром еще при жизни художника.

Портрет императрицы Марии-Терезии. Жан-Этьен Лиотар, 1762

Образ был создан между 1743 и 1745 годом при дворе австрийской императрицы Марии Терезии. В то время швейцарский художник находился в Вене, где писал портреты правительницы и ее супруга.

3 февраля 1745 года картину приобрел у Лиотара в Венеции граф Франческо Альгаротти, который был арт-агентом двух монархов — прусского короля Фридриха II и польского короля Августа III Саксонца.

Последний в феврале 1751 года писал своему другу, искусствоведу Пьеру-Жану Мариетту: «Я купил картину пастелью около трех футов высотой, написанную знаменитым Лиотаром. На ней изображена молодая немецкая горничная в профиль, несущая поднос со стаканом воды и чашкой шоколада.

Картина почти лишена теней, с бледным фоном и светом, который идет из двух окон, отраженных в стакане.

Она написана полутонами с незаметными переходами света и исполнена в совершенстве… и хотя это европейская картина, она может понравиться китайцам, которые, как вы знаете, являются заклятыми врагами теней. Что касается совершенства работы, то это Гольбейн в пастели».

Читайте также:  Описание картины густава климта «ожидание»

Портрет писателя и философа Франческо Альгаротти. Жан-Этьен Лиотар, 1745

Картина входит в коллекцию Галереи старых мастеров в Дрездене с 1855 года.

А вот кто был моделью для «Прекрасной шоколадницы», достоверно не установлено. Вероятнее всего, это одна из незамужних девушек при дворе, поразившая живописца своей красотой. В те дни было принято призывать ко двору юных прелестниц из семей «низшего» дворянства и делать их компаньонками для дам из «высшего» дворянства.

Очень часто утверждается, что Лиотару позировала Анна (Аннель или Наннель) Бальтауф — дочь обедневшего кавалера Мельхиора Бальтауфа, которую, возможно, пригласили ко двору в качестве такой наперсницы. Молодой князь фон Дитрихштейн якобы был поражен ее красотой, влюбился и женился — приведя в смятение весь высший свет.

Эту легенду поддерживала американская шоколадная компания Walter Baker & Company, которая использовала «Прекрасную шоколадницу» Лиотара в качестве своего логотипа с 1883 года.

В небольшом буклете с рецептами 1913 года было написано: «Неясно, было ли обязанностью Анны подавать шоколад или же она была светской красавицей, которая позировала в таком костюме. Но, как бы то ни было, своей красотой она так поразила князя Дитрихштейна, что он женился на ней.

Этот брак породил множество разговоров в австрийском обществе. Кастовые предрассудки в Вене всегда были очень сильны, а дочь простого дворянина не считалась подходящей партией для придворного…»

Прекрасная шоколадница. Жан-Этьен Лиотар, 1745

Более романтическая версия этой истории гласит, что молодой Дитрихштейн пришел в венское кафе, чтобы попробовать новомодный напиток — горячий шоколад. Там он и встретил Анну Бальтауф, которая обслуживала посетителей.

Он мгновенно влюбился в девушку и следующие несколько недель приходил в заведение практически ежедневно. В конце концов он женился на своей пассии, несмотря на сопротивление высшего дворянства.

В качестве свадебного подарка он заказал Лиотару портрет невесты в той одежде, в которой встретил ее впервые.

Несмотря на то что начало истории «Прекрасной шоколадницы» больше похоже на сказку, ее продолжение хорошо задокументировано.

В 1881 году Генри Пирс — президент Walter Baker, ведущей компании США по производству какао и шоколада, — приехал в Европу, чтобы познакомиться с методами производства какао. В дрезденской Королевской галерее он увидел картину Лиотара.

Его впечатлил и сам портрет, и его романтическая история — и с тех пор «Прекрасная шоколадница» стала одной из первых зарегистрированных торговых марок в экономической истории.

С 1880-х образ Анны Бальтауф был запечатлен и растиражирован на миллионах банок какао и рекламных буклетов.

Примерно в 1900 году «Прекрасная шоколадница» вдохновила художника Яна Мюссе (вероятнее всего, это был он) на создание образа «медсестры» для торговой марки Droste. В описании было сказано, что «иллюстрация указывает на полезный эффект шоколадного молока и неразрывно связана с названием Droste».

Во время Второй мировой войны немцы перевезли оригинальную картину в крепость Кёнигштайн. Хрупкому произведению удалось перенести холод и сырость. Пастель вернулась в Дрезден после того, как нацисты отступили под натиском советских войск.

Понравился наш сайт? Присоединяйтесь или подпишитесь (на почту будут приходить уведомления о новых темах) на наш канал в МирТесен!

Источник: https://art.mirtesen.ru/blog/43040643207/next

История одной картины. «Шоколадница» Лиотара – целый букет историй!

В Дрезденской галерее трудно выделить какую-то одну картину, чтобы встать перед ней в изумлении или смятении чувств (если ты, конечно, не пришёл сюда затем, чтобы насладиться конкретным полотном). Здесь каждая работа – шедевр.

И всё-таки, и всё-таки… Есть среди прочих одна, в которой непостижимым образом сочетается несочетаемое – простота и изысканность. Речь идёт о «Шоколаднице» Жан-Этьена Лиотара.

На протяжении не лет – веков! – эта небольшая по размеру картина привлекает и пленяет зрителей.

Лирическое отступление. Эта картинка действует на меня в высшей степени притягательно. Едва я вижу её на улицах городов, как ноги против моей воли несут меня в её направлении.

Ибо я знаю – там, где-то рядом, есть волшебная кофейня, где подают горячий шоколад, прекрасный капучино и умопомрачительное пирожное «Три шоколада». Не уверена, что исключительно все поступают так же, как я, но картинка эта наверняка хорошо знакома многим.

Сеть кофеен «Шоколадница» позаимствовала её когда-то у швейцарского художника Лиотара и не прогадала. Милый образ придаёт заведениям респектабельность и аристократичность. Правда, в последние годы встречаешь её всё реже.

Должно быть, произошёл ребрендинг или американская компания «Прекрасная шоколадница» (La Belle Chocolatiere), чьим логотипом как раз и является творение Лиотара, предъявила претензию, или произошло ещё что-то в этом роде, но барышня с подносом постепенно исчезает из наших кофеен. Очень жаль.

Бесспорный шедевр!

В ту пору, когда жил и творил Лиотар, было модно заказывать у художников портреты в стиле рококо.

Ценились такие свойства, как эстетичность и пленительность образа (именно в этом, как известно, и заключается собственно суть этого стиля). Так вот Жан-Этьен считался непревзойдённым мастером такого портрета.

К тому же он был модным портретистом, заказать работу ему было престижно, а иметь в доме портрет с его автографом было предметом особой гордости.

«Шоколадница», едва явившись взору критиков и любителей изобразительного искусства, тотчас была признана шедевром. И не случайно. Столь высокого статуса картина достигла благодаря выдающимся художественным качествам. Изображение необыкновенно гармонично.

Причём в нём гармонично всё – от пропорций и форм персонажа до искусной детализации предметов.

Например, Лиотар настолько точно прописал особенности преломления света в воде, что изображение впору использовать в качестве наглядного пособия при изучении закона Снеллиуса (преломление света на границе двух прозрачных сред).

Искусствовед М. В. Алпатов отмечал, что картину «Шоколадница» можно отнести к тем волшебным полотнам, которые являют собою чудеса обмана зрения в живописи. Как, например, те виноградные гроздья на холсте древнегреческого художника Зевксиса из Гераклеи (420-380 гг. до н. э.

), на которые слетались птицы… Не стоит забывать, что для изображения Лиотар использовал технику сухой пастели – весьма капризного и сложного материала.

Кто хоть раз держал в руках эти цветные мелки и пытался что-то изобразить ими на бумаге, знает, как это неимоверно трудно, особенно добиться тонких линий и смешивания разных цветов без грязи.

Известно, что Лиотару по сердцу было высказывание, принадлежащее великому немецкому живописцу XV века Альбрехту Дюреру:

Это высказывание стало для Лиотара заветом. Правилом. Законом.

Чтобы убедиться в этом, можно, к примеру, повнимательнее присмотреться к чашке с шоколадом: это чашка майсенского фарфора! Первого фарфора, произведённого в Европе.

И он был нарисован впервые в европейской живописи именно Лиотаром, да ещё с таким мастерством и тщательностью, что был легко узнаваем. Этот факт был высоко оценён искусствоведами и общественностью.

Откуда сюжет?

Чтобы ответить на вопрос, что побудило художника обратиться к изображению девушки-шоколадницы, надо знать ещё об одной особенности, бытовавшей в ту пору, когда жил и творил Лиотар. А особенностью этой было то, что высшим европейским обществом тогда овладела шоколадомания.

Побаловать себя чашечкой горячего шоколада считалось признаком утончённости и финансового благополучия. Не каждый мог себе это позволить, так как стоимость шоколада была чрезвычайно высока. К горячему шоколаду полагался стакан воды, которая смягчала насыщенность и терпкость напитка.

Лиотар как творческая и ищущая натура не мог проигнорировать эту моду и не попытаться так или иначе перенести её на… пергамент (именно на пергаменте рисовал портретист).

Кто дева та?

Кому посчастливилось позировать художнику, неясно и по сей день. Эта таинственность в своё время породила немало легенд. Согласно самой популярной из них, Лиотар изобразил на пергаменте благонравную девушку из обедневшей дворянской семьи Анну Бальтауф.

Однажды в венское кафе, в котором приходилось ей служить, заглянул состоятельный князь Дитрихштейн. Он влюбился в скромную юную особу с первого взгляда. Любовь оказалась столь сильна, что вскоре важный господин сделал девушке предложение руки и сердца. И пожелал, чтобы ещё до свадьбы в его доме появился портрет любимой.

И чтобы на ней непременно был тот наряд, в котором он увидел её впервые, т. е. наряд шоколадницы.

В соответствии с другой версией Лиотар был пленён тихой красотой камеристки австрийской императрицы Марии Терезии и именно её изобразил на картине.

Циникам и менее романтически настроенным людям ближе иной вариант: по их мнению, художник нарисовал простолюдинку Нандль Бальтауф, все предки которой прислуживали богачам, а особы женского пола имели определённые жизненные блага за то, что добровольно оказывались в объятиях господ.

Такая участь была уготована и этой бедняжке, ведь даже её мать считала, что иным путём несчастной не обрести ни любви, ни богатства.

Так вот, по этой версии девушка встретилась князю не в кафе, а в доме его друзей, где она прислуживала и… вертелась перед ним, стремясь заинтересовать его своей особой.

Намерение увенчалось успехом, и скоро смышленой служанке выпал жребий пополнить ряды любовниц аристократа.

Но она пошла ещё дальше, объявив своему покровителю нежелание быть одной из многих, и вырвала-таки для себя право быть единственной! Более того, князь даже стал знакомить её со своими гостями.

А потом общество было ошарашено известием – князь Дитрихштейн сочетается со служанкой законным браком! И им действительно был заказан портрет своей возлюбленной Лиотару, которому он поведал историю своей любви. На что портретист сказал:

Князю стало любопытно, что́ имел в виду художник, и тот ответил:

Легенда гласит, что князь так и остался в недоумении, ведь он прожил с шоколадницей до конца своих дней, не проявляя интереса к другим женщинам, и оставил завещание, согласно которому его огромное состояние переходило к супруге. А она, в свою очередь, будучи в преклонном возрасте добилась-таки уважения и признания в свете. Браво, Нандль!

Вот такая история. Вернее, целый букет историй. Красивых и не очень. Правдивых и вымышленных. Как бы там ни было, эти истории сыграли значительную роль в небывалой популярности и безусловной узнаваемости картины. И сегодня «Шоколадница» – едва ли не главная визитная карточка Дрезденской галереи (с ней может «поспорить» разве что «Сикстинская Мадонна» Рафаэля).

Послесловие

С 1765 года знаменитая картина Жан-Этьена Лиотара хранилась в Дрезденской галерее. Во время Второй мировой войны она в составе коллекции шедевров была вывезена в замок Кенигштейн над Эльбой. Там все эти богатства были обнаружены советскими солдатами.

Искусствоведам до сих пор представляется настоящим чудом то, что все экспонаты бесценного собрания живописи хорошо сохранились, ведь они долгое время находились в холодных и сырых подвалах. А «Шоколадница», не забываем, написана пастелью на пергаменте.

И ещё. Многие задаются вопросом, была ли на самом деле так мила шоколадница (или её прообраз), какой её изобразил художник.

Критики отмечают, что это не суть важно, – она могла быть и дурнушкой, но для эпохи рококо была свойственна этакая лёгкость изображения, глядя на которое люди должны видеть красоту и испытывать от созерцания радость и восхищение.

Вот и сам Жан-Этьен заявлял, что живопись подобна зеркалу, отражающему всё прекрасное в реальном, часто не идеальном, мире. Вот так и получается, что весь секрет заключается в том, что́ замыслил мастер. Лиотару блестяще удалось создать из обычной служанки восхитительный, запоминающийся образ, которому суждено было стать его главным шедевром.

Читайте также:  Описание картины сергея виноградова «летом»

Источники и дополнительные ссылки по теме:

Описание картины Жана-Этьена Лиотара «Шоколадница»
Три шедевра Дрезденской галереи

Автор статьи — @bovary

Приглашаем авторов в сообщество «Мастерская художников»

Источник: https://GoldVoice.club/@vp-painting/ru-istoriya-odnoij-kartiny-shokoladnicza-liotara-czelyij-buket-istoriij/

Художник Жан Этьен Лиотар: картины, биография


Жан Этье́н Лиота́р (фр. Jean-Étienne Liotard, 1702, Женева — 1789, там же) — швейцарский живописец . Мастер портрета и жанровых картины в стиле рококо. Пастельные портреты и миниатюры Лиотара отличаются простотой, тщательностью в передаче натуры, изысканно-холодной объективностью образа, тонкой детализацией, гладкой манерой письма.

 Лиотар родился в Женеве 22 декабря 1702 в семье ювелира, эмигранта из Франции. Художник учился в женевской мастерской Д.Гарделя, а с 1723 учился в Париже у Ж.Массе. Уже в ранний период Лиотар специализировался на портрете, в том числе и миниатюрном; излюбленной техникой художника стала пастель.

С тех пор начались странствия художника по Европе: Лиотар работал в Риме (1736), Константинополе (1738–1742), Вене (1743–1745), Венеции (1745), Дармштадте и Лионе (1746–1747), Париже (1748–1753), Лондоне (1753–1755, 1772–1774), побывал также в Валахии (Румынии) и Голландии.

С 1758 Жан Этьен Лиотар жил в основном в родном городе.

В 1736 г. художник переехал в Рим, где нарисовал множество портретов пастелью, в том числе портреты Папы Клемента XII и нескольких кардиналов, через что положил основание своей известности.

 Жизнь в Турции (1738—43) вдохновила Лиотара на создание жанрово-этнографических рисунков и пастелей (например, «Турчанка с рабыней», Музей искусства и истории, Женева); часто изображал себя и свои модели в восточных костюмах.

Впоследствии сам часто щеголял турецкими нарядами – из-за чего его порой даже шутливо называли «турком». В таком виде Лиотар явился в Вену, где император Франциск I принял его очень милостиво. Он получил множество заказов и исполнил портреты Марии Терезии (гравированный 1744 г.

Рейнспергером), многих членов императорского дома и представителей австрийской знати. В вене художник исполнил пастелью портрет красавицы Анны Бальдауф (Anna Baltauf), всемирно известный под названием «Шоколадница» (фр. «La belle chocolatière», полное название: Прекрасная шоколадница).

Картину «Шоколадница» несчетное число раз копировали и гравировали. Сейчас «Шоколадница» находится в Дрезденской галерее.

В своем творчестве Лиотар придерживался гладкой, мягко скругляющей формы манеры письма и гармоничных, равновесно «холодно-теплых» красочных гамм.

Интимная задушевность и оживление, присущие портрету рококо в целом, обычно не обезличивались у Лиотара, сочетаясь с достаточно тонким вниманием к индивидуальному характеру (Мадам д'Эпине, 1759, Музей искусства и истории, Женева).

Жан Этьен Лиотар теоретически суммировал свой опыт в Трактате о принципах и правилах живописи (опубликован в 1781). Конец своей жизни Лиотар провёл в Женеве.

Галерея картин Лиотара

  Биография Лиотара и особенности творчества

В Дрезденской галерее есть произведение, вызывающее неизменный восторг зрителей. Это «Шоколадница» — небольшая картина, написанная пастелью на пергаменте, где изображена служанка, несущая поднос с чашкой шоколада и стаканом воды.

В этой простой сценке не происходит ничего особенного, но она пленяет поэтичностью восприятия жизни, большим живописным мастерством.

Здесь все ласкает глаз — миловидная девушка с открытым, ясным лицом и легкой, словно скользящей по паркету, походкой, спокойные, гармо­ничные сочетания светлых цветов — белого, розового, золотисто-коричневого, серого.

Разглядывая эту картину, восхи­щаешься и тем, как виртуозно и точно переданы здесь тонкость фарфоровой чашки, прозрачность воды в стакане, фактура бархата, шелка, кружев. Одни ткани падают тяжелыми упру­гими складками, другие, легкие и подвижные, переливаются разными оттенками цвета, мягко обволакивая фигуру.

Не­смотря на естественность изображенной сцены, она тщательно продумана и построена. Художник располагает фигуру не в центре картины, а ближе к левому краю, как бы давая ей возможность двигаться. Направление ее движения подчеркивает­ся линиями пола, жестом вытянутых вперед рук, несущих поднос, взглядом, обращенным к тому, что находится вдали, уже за пределами картины.

«Шоколадница» — одно из самых прославленных произ­ведений швейцарского художника Жана-Этьена Лиотара, родившегося в Женеве в семье французов протестантов, кото­рым пришлось из-за религиозных убеждений покинуть роди­ну и эмигрировать в Швейцарию. Отец Лиотара был ювели­ром. О детстве художника сохранилось немного сведений.

И­вестно, что он рано увлекся рисованием. Его ученические тет­ради были заполнены рисунками, изображавшими различ­ные сцены из римской истории. Особенно же любил мальчик делать портреты своих товарищей, одиночные и групповые, поражавшие большим сходством.

Видя способности сына, отец отдал его в мастерскую швейцарского художника Даниэля Гарделя. Лиотар научился здесь точно копировать рисунки, которые учитель предлагал своим ученикам, видя в этом главный смысл преподавания. Его копии отличались такой точностью, что нередко вызывали гнев Гарделя, уверенного, что они сделаны с помощью кальки.

Через несколько месяцев юноше уже нечего было делать у Гарделя, и он решил искать себе другого учителя.

Так в 1725 году Лиотар оказался в Париже, в мастерской гравера и миниатюриста Ж.-Б.Массе. Однако и пребывание у Массе, затянувшееся на три года, не принесло ему большой пользы. Лиотар стал работать самостоятельно, изучал разные техники — масляную живопись, пастель, миниатюру на кости, эмаль.

В Париже Лиотар попробовал свои силы в истори­ческом жанре. Результат превзошел все ожидания. Его картина «Давид в храме» была удостоена приза парижской Акаде­мии. Ценители искусства особенно отмечали мастерство мо­лодого художника в исполнении лиц.

Это окончательно убе­дило Лиотара в том, что его призвание — писать портреты.

В 1736 году он получил предложение сопровождать в Ита­лию французского посланника при неаполитанском дворе, маркиза де Пюизье. Репутация Лиотара как блестящего портретиста в это время была уже так велика, что ему согласился позировать сам папа Климент XII. Перед художником откры­лись блестящие перспективы.

Вскоре благодаря случайному знакомству с одним знатным англичанином, кавалером Понсомби, Лиотар был приглашен в путешествие по Востоку. Он побывал в Мессине, Сиракузах, на Мальте, греческих остро­вах Делос и Парос, в Смирне. Путешествие закончилось в Константинополе.

Очарованный этим городом, Лиотар про­жил там пять лет.

Путешествие по Востоку оставило глубокий след в жизни и творчестве художника. Ему открылись иные страны, нравы, обычаи. Впечатления от увиденного воплощены во множестве его рисунков, исполненных карандашом и сангиной (нахо­дятся в Лувре).

Блестящее качество этих рисунков с их слож­ной вязью штрихов, линий, узоров, красотой тона серебрис­того карандаша и красно-рыжей сангины, мастерство и свобо­да владения техникой сочетаются с документально точным воспроизведением увиденного. Современники Лиотара счи­тали, что по его рисункам можно шить костюмы — так точно переданы в них фактура тканей, фасон и даже крой одежды.

Так же точно изображал художник и убранство восточных комнат с обилием ковров, тканей, подушек, благодаря чему изображенные люди органично вписывались в их окружение.

Незадолго до путешествия Лиотара во Франции были переведены и изданы арабские сказки «1001 ночь», и с этих пор Восток завладел воображением французов. Он представлялся сказочным, волшебным и очень далеким от реальности. Лио- тар одним из первых показал истинный Восток.

Его турки, жители Смирны и греческих островов были вполне реальны­ми людьми, а не теми экзотическими персонажами, напоми­нающими актеров, переодетых в фантастические костюмы, как их представляли при французском дворе. Конечно, Лиотар не мог полностью преодолеть предрассудков своего времени.

Его восточные красавицы иногда напоминают изысканных парижанок. Да и сам он, увлеченный всеобщей игрой в экзотику, стал носить длинную бороду, халат и тюрбан, за что по­лучил прозвище «художника-турка».

Но тем не менее оче­видно, что Лиотар с его интересом к Востоку, стремлением к правдивости и точности предвосхитил искания художников XIX столетия.

Вернувшись в Европу, Лиотар постоянно переезжал из од­ной страны в другую, жил в Вене, Париже, Лионе, Лондоне, Амстердаме, Венеции, наезжал ненадолго в свою родную Же­неву и снова отправлялся в путь. Трудно сказать, чем объяс­няется эта «охота к перемене мест».

Одни исследователи видят причину в авантюрном характере художника, другие объяс­няют это материальными соображениями. Может быть и еще одно объяснение: Лиотару было интересно общаться с разны­ми людьми, изучать их, писать их портреты.

Ведь он был портретистом по призванию, тонким психологом и знатоком человеческой души.

За свою долгую творческую жизнь Лиотар создал множе­ство портретов. К числу лучших относится портрет австрий­ской императрицы Марии Терезии, написанный в 1744 году в Вене и повторенный позже в технике эмали и миниатюре на кости. Императрица хотела, чтобы художник изобразил ее так. как того требовал ее высокий сан — на лошади или в рабо­чем кабинете.

Однако Лиотар отказался, сославшись на то, что это ему не по силам. Он написал портрет по-своему, без идеализации, свойственной рокайльным портретам. В Марии Терезии нет ни царственности, ни величия. Она похожа на мать семейства с приятным, но простоватым лицом и больши­ми руками.

В 1745 году тоже в Вене была написана знамени­тая «Шоколадница», а несколькими годами позже, в 1749 го­ду «Автопортрет» (находится в Женеве) — лучший из серии автопортретов в костюме «а ля турк». Лиотар изобразил себя в момент творческого вдохновения. Его глаза внимательно изучают невидимую нам модель, а рука с карандашом уже го­това запечатлеть ее черты.

С большой убедительностью пере­дано напряжение человека, поглощенного работой: полу­открытый рот, горящие глаза. Замечательно, как всегда, ма­стерство в передаче разных тканей, волос, кожи.

Портреты Лиотара отличаются большим разнообразием. В одних ощутима связь со стилем рококо, с присущей ему лю­бовью к нарядным и сложным костюмам, к обилию мягких струящихся тканей, изяществу грациозных поз и движений. Таковы портреты «Мадам Эпине», «Читающая девушка», «Мадам Боэр», «Шоколадница».

В других, более многочисленных портретах преобладает стремление к объективной и точной характеристике. Это видно в портретах Марии Терезии, маршала Морица Саксонского, жены художника, мадам Конь- яр («Дама в кружевах»). Люди в этих портретах даны, как правило, крупным планом и приближены к зрителю, ничто не отвлекает в них внимания от главного — от лица.

Худож­нику явно импонируют такие черты характера, как энергич­ность, активность, уверенность в себе.

Своеобразие Лиотара-портретиста раскрывается при его сравнении с другими французскими художниками XVIII ве­ка. Так, знаменитого в то время героя — маршала Саксонского — написали и Лиотар, и М.К.Латур.

Мориц Саксонский у Латура — блестящий светский человек, умный и ироничный, истинный аристократ духа, уверенный в себе и непринужден­ный. У Лиотара он прежде всего солдат, поэтому изображен на поле боя во всей амуниции. Художник не скрывает недо­статков своего героя — невысокий рост, излишнюю полноту.

Он кажется прозаичным и дегероизированным, даже маршальский жезл не придает ему значительности. За эту подчеркнутую правдивость портретов Лиотара его порицали по­борники «изящного стиля».

Это шло вразрез с эстетическими воззрениями рококо, где все должно было быть приукраше­но, где правда принималась за грубость и ей предпочитали лесть. Показательно, что даже Ж.-Ж.Руссо не понравился его портрет работы Лиотара за то, что «…он меня уродует».

Лиотара оценило следующее столетие, увидев в нем своего предтечу. Благодаря умению говорить правду Лиотар оста­вил нам достоверные документы о своем времени, передал точ­ный «…внешний облик давно исчезнувших с лица земли людей».

В.ШАЛАБАЕВА из книги «Художественный календарь «100 памятных дат», М., 1989 г.

Источник: http://www.artcontext.info/pictures-of-great-artists/55-2010-12-14-08-01-06/757-liotar.html

Три шедевра Дрезденской галереи

ТРИ ШЕДЕВРА ДРЕЗДЕНСКОЙ ГАЛЕРЕИ

Ж.Э.ЛИОТАР, ШОКОЛАДНИЦА

 Жан-Этьен Лиотар, «Шоколадница».
Ок. 1743 — 45. Пергамент, пастель. 82,5 × 52,5 см

«Шоколадница» выполнена в технике пастели на пергаменте. Девушка, одетая в белый накрахмаленный фартук, держит в руках поднос, на котором стоит фарфоровая чашка с шоколадом и стеклянный стакан с водой.

Легенда такова: в 1745 году австрийский аристократ князь Дитрихштейн зашёл в венскую кофейню попробовать шоколад, новый напиток, о котором  много говорили. И был покорён обаянием официантки, Анны Бальтауф, дочери обедневшего дворянина. Несмотря на протесты семьи, князь взял девушку в жёны, и картина стала его свадебным подарком молодой княгине.

Читайте также:  Описание картины бартоломе эстебана мурильо «мальчик с собакой»

Написанная модным швейцарским художником Жаном Этьеном Лиотаром, мастером портретов в стиле рококо, уже современниками она воспринималась как шедевр.

Такой высокий статус основан на исключительных художественных достоинствах картины: она не столько поражает, сколько пленяет (таково, кстати, истинное предназначение стиля рококо); в ней всё необычайно гармонично: формы и пропорции фигуры, цветовая гамма — серая серебристая юбка и белый фартук, столь детально и любовно написанный с сохранением мельчайших складок, розовый чепчик с белой кружевной отделкой, чудесно выписанный стакан богемского стекла с водой и бликами на ней. Художник с такой точностью выписал преломление света  в воде, сто картина может служить наглядным пособием для демонстрации закона  Снеллиуса, описывающего преломление света  на границе двух прозрачных сред!

Лиотар следует заветам великого Альбрехта Дюрера, который писал: «Необходимо следить за тем, чтобы мельчайшие части были выполнены чисто и с величайшей тщательностью, причём, насколько это возможно, не должны быть опущены даже мельчайшие морщинки и частички».

И наконец чашка с шоколадом: картина замечательна также тем, что на ней впервые в европейской живописи был изображен майсенский фарфор — первый фарфор Европы. Фарфоровая мануфактура в саксонском городе Майсен неподалёку от Дрездена была основана в 1710 году.

То было время, когда высшее общество Европы охватила шоколадомания. Чашечка горячего шоколада была признаком респектабельности и высокого достатка, поскольку шоколад был очень дорог. Его подавали со стаканом воды, чтобы смягчить насыщенный и терпкий вкус напитка.  

Вскоре после написания картина была приобретена Франческо Альгаротти, который занимался подбором  живописи для немецких курфюстов. А с 1765 года она находится в Дрезденской картинной галере.

Именно там, спустя 120 лет, её увидел хозяин старейшего американского концерна Bakers Chocolate Генри Л. Пирс и был очарован картиной, — так «Шоколадница» стала логотипом компании.

La Belle Chocolatiere («Прекрасная шоколадница») является первой и самой старой торговой маркой в США и одной из старейших в мире. 

Михаил Алпатов писал, что «Шоколадница» может быть отнесена к чудесам обмана зрения в искусстве, вроде тех гроздей винограда в картине знаменитого древнегреческого художника, который пытались клевать воробьи». 

Лиотар всегда был сторонником независимости – и в жизни, и в искусстве. Рене Лош признается, что именно оригинальность Лиотара и его несравнимый «вкус к правде» привлекли ее в личности и работах художника: «Он наблюдал, как работают другие, и… делал всё по-своему!»  

ГАНС ГОЛЬБЕЙН МЛАДШИЙ, ПОРТРЕТ ШАРЛЯ ДЕ МОРЕТТА

Портрет французского посла при английском дворе Шарля де Солье, сира де Моретте, Ганс Гольбейн Младший. 1534-1535. Дуб, темпера. 92,5х75,4

В 1533-1535 Гольбейн создал портреты участников французского посольства при английском дворе, и Шарль де Моретт — один из них.

 Имени Моретта на картине нет, поэтому, когда курфюрст Саксонский Август III приобрел это произведение в 1743, решили, что это портрет герцога Миланского Лодовико Сфорца кисти Леонардо да Винчи (художник был тесно связан с герцогом).

И только в XIX веке удалось идентифицировать человека на портрете: это Шарль де Моретт, посол Франции при дворе английского короля Генриха VIII.

Он родился в 1480 году в Пьемонте. В юности служил при дворе Карла VIII, позже стал камергером и советником Франциска I (его gentilhomme de la chambre), а в 1534 – его послом в Лондоне.

Когда-то он был заложником у Генриха VIII и вот прибыл к нему в качестве полномочного посла Франции, когда Генрих пытался развестись с Катериной Арагонской и завоевать французскую поддержку в борьбе против Карла V. 

В этот период и был написан  его портрет придворным художником Генриха VIII Гансом Гольбейном Младшим, которым написано немало портретов портретов и самого Генриха VIII, и его придворных, и королевы Джейн Сеймур, Эдуарда VI, герцога Норфолка и др.

Помимо придворных портретов он создавал также  эскизы придворных облачений монарха. Портрет Шарля де Моретта — одно из лучших полотен мастера.

А его автопортрет (справа), хранящийся в Галерее Уффицци во Флоренции, написан в 1542, в самом конце недолгой жизни выдающегося художника: он умер в 1543 от чумы, свирепствовавшей тогда в Лондоне. 

Очень психологически убедительно переданы на портрете Шарля де Моретта ум и сила воли этого незаурядного, достойнейшего человека. Тщательно выписана строгая изысканная одежда: чёрного сукна дублет с золотыми пуговицами, поверх него — чёрный бархатный жеркин с чёрным же шитьём, на рукавах которого сквозь эффектные прорези видна легкая белая ткань рубашки. 

Поверх джеркина широкий массивный чёрный гаун — торжественная одежда высшей знати Европы из плотного чёрного шёлка (очень тогда дорогого!), отделанный драгоценным мехом.

 Прекрасно различаются контрастные фактуры чёрных тканей. Массивная золотая цепь с ажурным медальоном.

 Дорогие драпировки темно-зеленого штофа с богатой свето-теневой моделировкой оттеняют исполненное достоинства лицо посланника.

На портрете Шарль де Моретт уже не молод: ему 55. Он смотрит на зрителя спокойно и уверенно, и взгляд его умных грустных глаз как будто проникает Вам в душу.

Воин и дипломат, начинавший простым солдатом, служивший при дворах трех королей, человек необычайной духовной силы и высокого интеллекта, поистине шекспировский типаж.

В облике которого гениальный художник выразил гуманистические идеалы эпохи Ренессанса. 

Шарль де Моретт скончался 1 февраля 1552.

РАФАЭЛЬ, СИКСТИНСКАЯ МАДОННА

Сикстинская мадонна. 1512—1513
Холст, масло. 256 × 196 см

Это огромное полотно было создано Рафаэлем для монастыря Святого Сикста в Пьяченце (отсюда и название «Сикстинская»), по заказу папы Юлия II. Покровителями церкви в Пьяченце всегда считались святые Сикст и Варвара, изображённые на нём. Образ удачно вписался в центральную часть апсиды церкви, где служил своеобразной заменой отсутствующего окна.

Существует гипотеза, что картина была написана в честь победы над французами, вторгшимися в Ломбардию в ходе Итальянских войн, и последующего включения Пьяченцы в состав Папской области.

Что очень необычно для начала XVI века, материалом служила не доска, а холст — и это может свидетельствовать о том, что полотно планировалось использовать как хоругвь. Но возможно такой выбор материала объясняется просто крупными габаритами произведения.

Картина оставалась малоизвестной до середины XVIII века, когда саксонский курфюрст Август III после двух лет переговоров получил от Бенедикта XIV разрешение вывезти её в Дрезден. 

Поскольку русские путешественники всегда начинали гран-тур именно с Дрездена, «Сикстинская мадонна» становилась для них первой встречей с вершинами итальянского ренессанса и поэтому получила в России XIX века оглушительную славу.

В конце Второй мировой войны, в январе 1945 «Сикстинская мадонна» вместе с другими картинами Дрезденской галереи была спрятана в заброшенной каменоломне недалеко от Дрездена.

Благодаря этому картины уцелели при бомбардировке Дрездена в феврале 1945, когда город был практически стёрт с лица земли. В мае 1945 картины были обнаружены группой советских солдат, и после войны «Сикстинская мадонна» хранилась в запасниках Пушкинского музея в Москве.

В 1955 она была возвращена ГДР вместе со всем дрезденским собранием. Перед этим «Мадонна» была представлена московской публике. 

Только что распахнулся занавес, и нашим взорам открывается небесное видение: ступающая по облакам Мария с младенцем на руках. Юная и прекрасная, она спускается с небес прямо навстречу нам.

 Взгляд мадонны не фиксирован и трудно уловим, словно она смотрит не на нас, а сквозь нас, и при этом мы чувствуем необыкновенный духовный контакт с ней: есть в её взгляде нечто такое, что позволяет нам заглянуть ей прямо в душу.

В чуть приподнятых бровях мадонны, в её широко раскрытых глазах мы чувствуем оттенок того выражения, которое появляется у человека, когда ему вдруг открывается его судьба: предвидение трагической участи её ребёнка и одновременно готовность принести его в жертву. Драматизм образа мадонны подчёркивается совсем не детской серьёзностью и прозорливостью младенца Христа. 

Прекрасное лицо мадонны — это воплощение античного идеала красоты в соединении с духовностью христианского идеала. И как повелительницу встречают её, преклонив колени, папа Сикст и св. Варвара.

Раскрытый по сторонам занавес подчёркивает геометрическую продуманность композиции: зритель незримо оказывается вписан в неё, кажется, что Мадонна спускается с небес прямо ему навстречу.

Это не реальность, а зрелище. Зрелище, преображающее реальность, возвышающее душу, покоряющее и облагораживающее.  Недаром художник сам раздвинул перед нами тяжёлый занавес, тот самый, что отделяет будничную жизнь от вдохновенной мечты, чтобы показать нам этот идеал добра и красоты. 

Источник: http://piliugina.ru/shedevry-drezdenskoj-galerei/

«Шоколадница» Лиотара. Разгадываем личность героини

Жан-Этьен Лиотар. Шоколадница. Пастель, пергамент. 82,5х52,5 см. 1743-1745 гг. Галерея старых мастеров в Дрездене

Доподлинно не известно, кто позировал Лиотару. Немало на этот счёт легенд. Самая популярная гласит, что перед нами дочь разорившегося дворянина.

Она так приглянулась зашедшему в кафе князю, что он решил жениться на девушке. А перед свадьбой заказал ее портрет в том наряде, в котором полюбил. То есть в наряде шоколадницы.

Скорее это всего лишь красивая легенда. Которая сыграла немалую роль в том, что картина стала одной из самых узнаваемых в мире. Она же является чуть ли не главной визитной карточкой Дрезденской галереи (наряду с Сикстинской мадонной Рафаэля).

Но я не удивлена, почему такая легенда в принципе родилась. Сами ее живописные характеристики наталкивают на мысли о благородстве героини.

Посмотрите, насколько у шоколадницы светлая кожа с нежным румянцем. Девица простого происхождения вряд ли могла себе такое позволить. Ведь ей нужно было немало бывать на воздухе.

Помимо работы в кафе, надо же ещё работу по дому делать: воду из колодца таскать, на базар ходить или даже в огороде возиться. А в этом случае ее кожа непременно была бы смуглее.

Руки ее тоже очень холёные. Лиотар выписал их с особой нежностью. Работящая девушка такого себе тоже не могла позволить. Шитьё, мытьё посуды и прочие бытовые хлопоты непременно наложили бы свой отпечаток.

Жан-Этьен Лиотар. Шоколадница (фрагмент). 1745-1747 гг. Галерея старых мастеров в Дрездене

Выдаёт девушку и статная осанка. Чтобы иметь такую спинку, нужно было следить за ней с раннего детства. А такое было возможно только в рамках благородного семейства.

К тому же Лиотар подобрал невероятные цвета. Золотисто-охристый цвет корсета. Серо-голубой цвет юбки. Нежно-розовый чепец с голубой лентой. Белоснежно-белый цвет передника и платка. Все цвета светлые, подчеркивающие ощущение свежести и ухоженности.

Если бы художник выбрал другие цвета, то впечатление от картины было бы однозначно другим.

Ещё обратите внимание, как тщательно Лиотар выписал стакан и фарфоровую чашку на подносе девушки. Можно сказать, они тоже «из высшего света».

Скорее всего, именно из-за всех этих «благородных» деталей и родилась легенда о даме голубых кровей, попавшей в услужение из-за финансовых проблем семьи.

Но что-то мне подсказывает, что все дело в самом художнике Лиотаре. Он явно обладал тонким вкусом и умел создать благородство там, где его было не в таком количестве. И охотно льстил своим моделям.

Жан-Этьен Лиотар. Портрет Марии-Жозефы Саксонской, дофины Франции. 1751 г. Рейксмузеум в Амстердаме

Такова была эпоха рококо. Искусство должно было быть легким и нести людям красоту. Сам Лиотар говорил, что живопись – это лишь зеркало, в котором отражается самое прекрасное из реального мира.

Так что все дело в замысле мастера. Он сумел из простой официантки создать красивый, запоминающийся образ. Он и стал главным шедевром мастера.

Для тех, кто не хочет пропустить самое интересное о художниках и картинах. Оставьте свой e-mail (в форме под текстом), и Вы первыми будете узнавать о новых статьях в моем блоге.

Источник: https://arts-dnevnik.ru/shokoladniza-liotar/

Ссылка на основную публикацию