Описание картины ильи глазунова «два князя»

Илья Глазунов — слуга Бога, России и совести

09 Июля 2017 20:50 / О КультуреХудожник Илья Глазунов в Старице, 1983 год. Фото: Мастюков Валентин, ТАСС

Сегодня умер великий русский художник Илья Глазунов, человек, который никогда не стеснялся слова «русский» и любил мир во всей его полноте

9 июля 2017 года ушёл из жизни великий человек. Илья Глазунов — не просто художник. Он впитал в себя русскую идею, сохранил её в сердце и, главное, передал её нам.

Отпевание Глазунова пройдёт в Богоявленском кафедральном соборе в Елохове. Возглавит его епископ Егорьевский Тихон. Похоронят художника на Новодевичьем кладбище 11 июля. Пусть душа его упокоится с миром, как и всех, кто умер сегодня.

А пока вспомним, что это был за человек.

Детство — от бабушкиных сказок к оледеневшим трупам

Илюша родился 10 июня 1930 года в Санкт-Петербурге (тогда Ленинград). Был единственным ребёнком в любящей, крепкой семье. Отец, Сергей Глазунов, был историком и экономистом, мать Ольга — дочерью статского советника.

В воспоминаниях, приведенных в биографической книге «Россия распятая», Глазунов много говорит о своей бабушке. Она читала ему русские сказки и убаюкивала народными песнями. Особенно ему нравились сказания о бедном ямщике, о русском удалом крестьянине, выросшем на морозе, о дальних походах «солдатушек-браво-ребятушек». А уже мама водила его в художественную школу.

«Засыпая, я старался представить себе Бородинское сражение, Илью Муромца, борющегося с Соловьем-разбойником, улыбающегося светлейшего князя Александра Васильевича Суворова, костры, горящие у стен Измаила, и лица суворовских солдат — точь-в-точь как на картине И.Л. Сурикова «Переход Суворова через Альпы», которая так поразила моё детское воображение вчера в Русском музее», — делился впечатлениями будущий художник.

Картина И. Глазунова «Два князя» (2003 г.), представленная в Московской государственной картинной галерее Ильи Глазунова. Фото ИТАР-ТАСС / Сергей Мамонтов

Светлое детство оборвала Великая Отечественная война, оставив его сиротой. В блокадном Ленинграде умерли почти все родные Илюши, и особенно страшны были смерть отца, бабушки и чуть позже мамы.

«Отец и все мои родные, жившие с нами в одной квартире, умерли на моих глазах в январе-феврале 1942 года. Мама не встаёт с постели уже много дней. У нас четыре комнаты, и в каждой лежит мёртвый человек. Хоронить некому и невозможно. Мороз почти как на улице, комната — огромный холодильник, поэтому нет трупного запаха», — писал Глазунов.

В холодном 1942 году 11-летнего Илью вывезли по Дороге жизни в деревню Гребло Новгородской области. Долго ехали по Ладоге и по пути видели страшные картины — под лёд ушло несколько автомобилей.

Родственники взяли его с собой без матери. Почему? Самого художника мучил этот вопрос всю жизнь. Может, спешили, может, не было возможности. Теперь никто не узнает. О смерти любимой мамы Илюша узнал только весной.

«Тихо, как догорает свеча, умерла моя мать. Последним её словом было моё имя. Не помню, как очутился один в лодке на спокойно плещущих волнах. Надо мной простиралось бесконечное небо, такое же, как и в моём раннем детстве.

Что будет впереди, кому нужен я теперь, медленно плывущий навстречу волн? Знакомое по блокаде чувство неощутимого перехода из жизни в смерть соблазняет и умиротворяет своею лёгкостью… Как первобытна и нема могучая природа! Это были минуты, когда душа, как мне казалось, со всей полнотой ощутила загадку и непрерывность человеческого бытия.

Ожили и заговорили волны, зашептал тростник, склонились вечерние облака, нежно утешая затерянного в мире человека, а птицы вносили в этот безгласный разговор глубокую жизненную конкретность проходящего мига.

Их крики так похожи на человеческую речь! Словно ожила на мгновенье природа и обняла своими ветрами скомканную душу, стараясь расправить её, как опущенный парус…»

Юность: «работающему Господь ниспошлёт вдохновенье»

После ужасов блокады Илья вернулся в родной город. Там же закончил живописный факультет Института живописи, скульптуры и архитектуры (сейчас это Санкт-Петербургский государственный академический институт живописи, скульптуры и архитектуры) имени И.Е. Репина.

Художник никогда не скрывал, что поначалу рисовать у него получалось плохо. И во многом на его дальнейшее упорство повлияла ссора с дорогим другом Мишей. Тот (возможно, сгоряча) раскритиковал начинания Глазунова.

«Всегда, когда мне становилось (и сколько раз!) мучительно и нестерпимо жить, ощущалась невозможность разорвать иллюзию «Майи», когда на меня стремительно надвигался страшный локомотив жизни, всё сметая на своём пути, и я знал, что не могу остановить его натиска своими беспомощными руками, некая мощь беспощадного внутреннего голоса поднимала меня с колен и наполняла дикой силой сопротивления, уверенности в победе, необходимости своей миссии в мире лжи и плоского запрограммированного бытия человека XX века», — рассказывал художник.

И всё же верил, что единственный способ для художника – это нападать на самого себя каждый день. Нужна «бескомпромиссная изнурительная работа, которая несёт радость утверждения и счастье жизни на земле», и только «работающему Господь ниспошлёт вдохновенье, приблизит к тайне бытия».

«Буду вставать и работать весь день, читать, падать на постель и снова работать. Дай Бог силу и волю раскрыть то, что ношу в себе, дай Бог научиться рисовать, отражать в образах мир. Я спасусь одним — со стороны буду смотреть свою жизнь, словно чужой фильм, но стану её режиссёром, буду вводить новые персонажи, новые коллизии или навсегда уйду в небытие. Воля, воля и воля!»

Художник И. Глазунов в Старице, 1983 г. Валентин Мастюков / Фотохроника ТАСС

Знаменитые иллюстрации к произведениям русских классиков (среди которых Достоевский, Куприн, Блок и многие другие) Глазунов создал уже в 1960-70-е годы. В этот же период художник трудился над самыми известными полотнами — «Русская песня», «Град Китеж», цикл «Поле Куликово». Тогда же он подарил миру «Бориса Годунова», «Князя Олега и Игоря», «Ивана Грозного».

Больше всего, пожалуй, запоминаются «Мистерия ХХ века», «Вечная Россия», «Великий эксперимент» и «Разгром храма в пасхальную ночь».

В 1990-е годы Глазунов занимался реставрацией зданий Московского Кремля, в т. ч. Александровского и Андреевского парадных залов. К 850-летию Москвы подарил столице все свои работы, написанные за 40 лет.

Человек, который никогда не стеснялся слова «русский»

Глазунов не уставал повторять, что русский — это тот, кто любит Россию.

Валерий Ганичев, возглавляющий ныне Союз писателей России, был хорошо знаком с Глазуновым и его супругой Ниной.

Он обращал внимание на смелость художника, потому что в 60-е отстаивать русскую идею публично было очень непросто.

Русский вопрос стал, по его словам, главной общественной опасностью в глазах партийных руководителей, и те громили его «с классовых, марксистских, интернациональных позиций».

«Поражаюсь, сколь великую титаническую работу по просвещению, образованию, ознакомлению с великой историей и культурой России провёл тогда Илья Глазунов», — добавлял Ганичев.

Писатель также отмечал, что любовь и есть познание, именно поэтому «так беспредельны красота, высота, одухотворённость, которые видит Илья Сергеевич в России, её людях, её природе».

Глазунов открыто говорил, что он монархист, а революция — геноцид и угасание народа. «Не утерять веру в наши идеалы — и есть героизм сегодняшних дней», — считал художник.

Одна из важных мыслей Глазунова состоит в том, что русское аполлоническое начало — это здоровье, это ценности. Он не любил абстрактное искусство. XX век, по его словам, «принёс право видеть в каждом художнике сумасшедшего, забывая, что великая духовность культуры создавалась абсолютно здоровыми людьми, такими, например, как Пушкин, Андрей Рублёв, Тициан, Рафаэль, Суриков и Кустодиев».

Картина И. Глазунова «100 веков». Фото Виктора Великжанина (ИТАР-ТАСС)

Глазунов был твёрдо убеждён, что этот путь ведёт к катастрофическим последствиям: болезнь становится нормой современного искусства.

Цитаты

О Глазунове можно говорить бесконечно много. Хотим привести несколько важных цитат из «России распятой», которые скажут о нём больше, чем любой рецензент.

  • «Каждому человеку необходимо знать, кто он и откуда. Память о своих корнях делает человека достойнее и сильнее. Лишить его знания прошлого — это значит лишить его понимания настоящего и будущего».
  • «Горжусь тем, что более чем за тридцать лет своей творческой деятельности служил Богу, России и совести».
  • «Мою душу всегда наполняло особым чувством сознание того, что сейчас на необъятном просторе Земли все русские, все православные повторяют одни и те же слова молитвы и представляют собой великое единение. Чем достичь его, если отнять у нас Бога? Достичь единения в этом случае возможно, как писал Достоевский, только железной палкой».
  • «В городе не чувствуешь этой великой взаимосвязи человека и природы, не испытываешь и, следовательно, не понимаешь этого великого круговорота приобщения к тайнам природы с её вечным процессом умирания и воскресения; приглушается чувство радости собственного бытия, являющегося маленькой частицей удивительно мудрого, простого и сложного мира».
  • «Мне всегда было свойственно созерцание чуда жизни, чуда первого снега, тающего на ладони, далёких звёзд в тёмном небе, духовной наполненности небес, меняющих свою краску, и движения облаков, плывущих в далёкие страны… Я любил божий мир».
  • «До чего непостижимо трудно передать настроение неба! Я думаю, что с этой задачей наилучшим образом справлялись те творцы, которые верили в Бога».
  • «Это либерализм открывает дорогу террору и тирании нового порядка. Ведь, придя к власти, сторонники свободы веротерпимости проявляют такую кровавую нетерпимость к инакомыслию, о которой мы знаем из истории последних десятилетий нашего Отечества. Да и только ли нашего?»
  • «Я понимаю, что для многих, может быть, было бы гораздо интереснее прочесть, как, например, я писал портреты королей и кинозвёзд, заглянуть в замочную скважину моей личной жизни. Но, думаю, всё-таки важнее понять, как в борьбе и неустанном познании вырастала и крепла моя бесконечная любовь к России, во имя которой я живу и работаю, считая, что и один в поле — воин».

Читайте по теме

Илья Глазунов: «Да, я монархист, я православный и безумно люблю Россию»

Подписывайтесь на канал Царьград в Яндекс Дзен, чтобы не пропускать интересные новости и статьи

Источник: https://tsargrad.tv/articles/ilja-glazunov-sluga-boga-rossii-i-sovesti_73677

Читать

БЕЛЫЙ ГОРОД

МОСКВА, 2003

Автор текста Инна Ивановна Березина

Издательство «Белый город»

На титульном листе: Новгородская деревня Гребло. Озеро Великое. 2003. Фрагмент

ISBN 5-7793-0645-1

Отпечатано в Италии

Илья Сергеевич Глазунов — самый известный, самый посещаемый, самый любимый и в то же время самый ненавидимый русский художник конца XX — начала XXI века.

Каждая его выставка у нас и за рубежом является событием.

И.С. Глазунов — живописец, график, портретист, иллюстратор русской классической литературы, театральный художник, архитектор, автор интерьеров.

Читайте также:  Описание картины ганса гольбейна «послы»

ЮНЕСКО наградило художника золотой медалью «За вклад в мировую культуру и цивилизацию».

Он — Народный художник СССР, академик Российской Академии художеств, почетный член Мадридской и Барселонской Академий, академик Петровской Академии, лауреат государственной премии России; также награжден орденом «За заслуги перед Отечеством» и орденом «Преподобного Сергия Радонежского». Он — основатель, ректор и профессор Российской Академии живописи, ваяния и зодчества.

Илья Глазунов — дерзкий новатор и классик, владеющий тайнами великого мастерства постижения и воплощения гармонии Божьего мира.

Всех удивляет, что его искусство словно не подвержено бегу скоротечного времени. Он всегда молод в своем творчестве и поражает неиссякаемой энергией воплощения все новых и новых духовных замыслов. Выражая самосознание русского народа, Илья Глазунов благодаря своей «всемирной отзывчивости» принадлежит всему миру.

Весна. Автопортрет. Фрагмент. 1999

Илья Сергеевич Глазунов родился 10 июня 1930 года в Ленинграде, в семье историка Сергея Федоровича Глазунова. Его мать, Ольга Константиновна, родом из древней дворянской семьи. Ее прадед — знаменитый ученый Константин Иванович Арсеньев, один из воспитателей царя-реформатора Александра II.

«Я родился в самом красивом городе мира, в столице великой Российской империи — Санкт-Петербурге. Я не знаю, как сложилась бы моя судьба художника, если бы я с детства не был окружен великолепием петербургских дворцов, казавшейся мне беспредельно широкой Невы и исполненных поэтической грусти парков Царского Села, Павловска, Петергофа».

Дед художника Федор Павлович Глазунов был Почетным Гражданином Царского Села, а бабушка, Феодосия Федоровна, работала во время Первой мировой войны медицинской сестрой в госпитале, который находился под личным патронатом государыни Марии Федоровны.

Самым ярким впечатлением будущего художника в детстве были торжественные залы Эрмитажа с собранием творений старых европейских мастеров и Русский музей с гениальными произведениями русских мастеров — В. Васнецова, В. Сурикова, А. Иванова, П. Федотова, И. Репина, Н. Ге.

Запомнились художнику бескрайние поля русских деревень, расположенных вблизи города Луги, где обычно летом снимала дачу семья Глазуновых.

В книге Россия распятая Илья Сергеевич пишет: «Первое мое впечатление в сознательной жизни — кусок синего неба, легкого, ажурного, с ослепительной, белой, пенистой накипью облаков.

Дорога, тонущая в море ромашек, а там, далеко, — загадочный лес, полный пения птиц и летнего зноя. Мне кажется, как будто кто-то включил меня и сказал: «Живи!» — и с этого момента я начал жить!».

Мужчина в кепке. 1950

Лодки. 1953

В 1941 году детство будущего художника резко изменилось, как и у всех детей его поколения.

Началась страшная, голодная и холодная блокада Ленинграда, когда на глазах одиннадцатилетнего мальчика умирают от голода его отец, мать и близкие родственники.

Эта трагедия многое объясняет в творчестве Глазунова, который был спасен и по льду Ладожского озера вывезен в марте 1942 года в деревню Гребло Новгородской области.

«Эти годы, проведенные в деревенской глуши, у озера Великое, стали на всю жизнь памятны мне как годы познания жизни русской деревни, а я, как все крестьянские дети, молотил лен, пас коров и ходил за дровами в дремучий, нескончаемый бор». Глядя на многие работы художника (пейзажи, исторические полотна и иллюстрации к русской классической литературе), понимаешь, откуда появились у него эта проникновенная любовь и познание давно ушедшего крестьянского быта.

В России распятой художник пишет: «Какая хрупкая, нежная прелесть в северной русской природе! Какой тихой, невыразимой музыки полны всплески лесных озер, шуршание камыша, молчание белых камней… Чахлые нивы, шумящие на ветру березы и осины.

.. Приложи ухо к земле, и она взволнованно расскажет о былинных вековых тайнах, сокрытых в ней, поведает о прошедших поколениях людей, спящих в земле под весенней буйной травой, под белоствольными березами, горящими на ветру зеленым огнем.

Как поют птицы в северных новгородских лесах! Как бесконечен зеленый бор с темными, заколдованными озерами! Кажется, что здесь и сидела бедная Аленушка, всеми забытая, со своими думами, грустными и тихими. Как набат, шумят далекие вершины столетних сосен, на зелени мягкого мха мерцают ягоды.

Плес. Голова женщины. 1950

Девушка с кошелкой. 1953

В бору всегда тихо и торжественно. Тихо было тогда, когда я после мучительных месяцев, казавшихся мне долгими годами, вступил, как в храм, в сень весеннего бора.

Будто вернулся в довоенное детство, только не было со мной моей мамы, которая почему-то все не едет ко мне! Тишина — первое, что поражало. Тишина и пустынность небес.

Новый мир обступил меня, успокаивая и открывая свои вечные красоты. Все как до войны, только почти не видно мужчин. Они на фронте».

В 1944 году, когда была прорвана 900-дневная блокада, Илья возвращается в пустынный, вымерший, но по-прежнему прекрасный родной город и успешно держит экзамен в среднюю художественную школу при Институте имени И.Е. Репина.

В бывшую Императорскую Академию художеств попала бомба, отопление не работало, было холодно в высоких гулких мастерских, где когда-то, начиная с XVIII века, учились многие поколения великих русских художников.

Уже ранние работы художника, тогда ученика СХШ, поражают высоким мастерством и творческой зрелостью.

В 1951 году, по окончании СХШ, молодой художник поступает на живописный факультет Института имени И.Е. Репина.

О профессиональном уровне его мастерства можно судить по экзаменационной работе Голова старика натурщика.

К сожалению, случилось так, что большинство работ Ильи Глазунова студенческих лет погибли, однако и по сохранившимся работам видно, каким виртуозным мастером, прошедшим школу классического реализма, был он уже в юности.

Поэтому так убедительно звучат и сегодня слова основателя Российской Академии живописи, ваяния и зодчества, что тот художник, который не прошел школу высокого реализма, обречен лишь на дилетантизм быстро меняющейся моды.

Работоспособностью Глазунов поражал и поражает сейчас. Художник, как некогда Врубель, вошел в институте в поговорку за свою неукротимую энергию в преодолении поставленных перед студентами задач. Его работы были отмечены И.Э. Грабарем и Б.В. Иогансоном, который принял его в свою мастерскую.

Источник: https://www.litmir.me/br/?b=571503&p=3

Илья Глазунов: «Я с радостью уничтожал унылую советчину, пахнувшую 1937 годом». Фото

Когда решили возродить Кремль, объявили конкурс, и Павел Павлович [Бородин — управляющий делами президента Российской федерации с 1993 по 2000 годы] обратился ко мне. Я сделал эскизы. Часть эскизов вы можете видеть и в книге «Кремль», она издана, и в моих монографиях.

Помню, мне Бородин позвонил и сказал: «Сергеевич, поздравляю!» Я говорю: «С чем, Павел Павлович?» — «Борис Николаевич шел мимо форэскизов разных авторов и говорил: дерьмо, дерьмо, а потом: О! А я про себя думаю: молодец Сергеевич».

И вышло так, что это мои эскизы все были, они были безымянные.

Я не люблю все, что сделано после 1917 года, потому что наши культурные традиции были прерваны. Я действительно снес бы без всякого сожаления эту уродливую стеклянную коробку, построенную при Хрущеве, именуемую Кремлевским дворцом.

Помню, когда нам поставили задачу переделать 14-й корпус [Кремля], все ликовали, потому что задача была очень необычная, для меня лично радостная — истребить обкомовский дух в кремлевском здании. Дух — это что значит? Были панелями обиты стены, столы конторские тяжелые.

Но я с радостью уничтожал унылую советчину, пахнувшую 1937 годом.

Когда я победил на конкурсе, я, учитывая опыт 14-го корпуса, попросил Павла Павловича выпустить приказ №1 — мне надоело сражаться с архитекторами, которые не думали, как я, и всячески пытались исказить мой творческий замысел — что без моего разрешения гвоздя вбито не будет. Я не буду говорить, как ничтожно мало мне за все это заплатили… Я лучше скажу, что иногда и даром можно работать за великую честь участвовать в этом возрождении Кремля, сердца России, поэтому я нисколько не жалею, хотя отдал этому шесть лет своей жизни.

Борис Николаевич Ельцин еще хотел, чтобы я в одном из залов повесил свои работы. Среди которых была «Голгофа», «Иван Грозный» и «Два князя».

Но перед торжественным открытием пришла Наина Иосифовна и сказала: «Попросите Илью Сергеевича эту картину на пейзаж заменить, что же Иван Грозный рубит голову? Это будут намеки на Бориса Николаевича». Также она попросила заменить на пейзаж и мою работу «Христос на Голгофе».

Мне передали, что она сказала: «Ну что же это такое, Христос в красном. Многие могут подумать очень мрачно, что это Россия на Голгофе». И картины были убраны, заменены на пейзажи.

Когда у меня был юбилей, приехал Владимир Владимирович. Для меня было большой радостью видеть, с каким вниманием он рассматривал многие мои картины.

Задержался у «Вечной России», глядя на изображение Льва Толстого, обсуждали «о непротивлении злу силою» и многое другое в русской истории. Мне было очень интересно.

А когда на третьем этаже он проходил мимо моей картины «Князь Олег и Игорь», на секунду остановился и спросил: «А меч не короток?»

Источник: http://www.forbes.ru/forbeslife/347599-ilya-glazunov-ya-s-radostyu-unichtozhal-unyluyu-sovetchinu-pahnuvshuyu-1937-godom

Илья Глазунов кистью по русской классической литературе

В Доме культуры «Строитель» пройдут творческие встречи н мастер-классы, тематические лекции. Будут показаны кинофильмы

В районном Доме культуры «Строитель», что в микрорайоне Заветы Ильича, открылась выставка работ картинной галереи Ильи Глазунова «Образы русской классической литературы в творчестве Ильи Глазунова». К сожалению, несколько дней назад в Москве на 88 году жизни он скончался.

Этот проект, который представляет Государственное бюджетное учреждение культуры Москвы, включает в себя передвижные выставки репродукций иллюстраций к произведениям русской классической литературы, экскурсии, творческие встречи, мастер-классы и тематические лекции. Цель проекта «Творчество Ильи Глазунова детям и юношеству Подмосковья» – выйти за пределы музейного пространства и познакомить молодёжь Подмосковья с творчеством величайшего художника современности.

На выставке представлено более тридцати иллюстраций к произведениям русской классической литературы. Художник обратился к наследию многих поэтов и писателей: А.С. Пушкина, М.Ю. Лермонтова, Ф.М. Достоевского, Н.С. Лескова, И.А. Гончарова, А.К. Толстого, Н.А. Некрасова, А.И. Куприна, А.А. Блока.

Иллюстрации И.С. Глазунова далеко превзошли задачи книжного оформления, и стали самостоятельными художественными произведениями. В них перед зрителем предстаёт целый ряд выразительных образов. Это городские пейзажи, и отдельные сцены сюжета, и, конечно, удивительные яркие портреты литературных персонажей.

Иллюстрации И.С. Глазунова демонстрируют прекрасные знания истории, быта, костюма, интерьера заданной писателем эпохи. Проект «Творчество Ильи Глазунова детям и юношеству Подмосковья» призван повысить интерес молодежи к русской классической литературе, изобразительному искусству.

Большинство исследователей да и сам художник выделяют четыре основных цикла в его творчестве.

Читайте также:  Описание картины константина сомова «вечер»

Жизнь современника, поэзия будней большого города – тема его лирического «Городского цикла», в который входят такие картины, как «Ленинградская весна», «Город», «Последний автобус», «Ушла» и другие.

Для города Глазунова характерно особое психологическое настроение, передающее состояние духа художника. Порой Глазунов выражает настроение своего лирического героя, показывая город, увиденный его глазами.

«Гордиться славой своих предков не только можно, но и должно, не уважать оной – есть постыдное равнодушие». Эти слова Александра Сергеевича Пушкина стали девизом Глазунова в работе над циклом «История России». «История России – это дерзания и войны, пожары и смуты, мятежи и казни, победы и свершения, – говорит художник.

– Были минуты унижения, но пробивал час, и Россия возрождалась из пепла еще краше, сильнее и удивительнее. История России – красное пламя Революции и вера в будущее. Но нет будущего без прошлого. Верю в будущее человечества, верю, что оно несет новое одухотворенное искусство, равное вершинам прошлого и, может быть, более высокое…

» Более 20 лет посвятил художник циклу «История России» и продолжает его.

«Олег с Игорем», «Князь Игорь», «Два князя», «Русский Икар», «Проводы войска», «Канун» (Дмитрий Донской и Сергий Радонежский в канун Куликовской битвы), «Андрей Рублев», «Русская красавица», «Мистерия XX века», «Вечная Россия» и многие другие полотна воспевают трудную и героическую судьбу Древней Руси.

Важный этап творчества художника – иллюстрация литературных произведений. Если цикл «Город» сравнивают с лирическими стихами, то о цикле иллюстраций пишут, что в нем Россия предстает во всей своей социальной многогранности, многоплановости.

Иллюстрации к произведениям Мельникова-Печерского, Никитина, Некрасова, Лескова, Островского, Лермонтова, Блока, Куприна…

Из прочтения всего писателя, из его книг Глазунов стремится воссоздать зримый образ Родины – такой, каким он выкристаллизовался

в душе писателя. И то, что удается в итоге Глазунову, далеко не всегда иллюстрация в прямом смысле этого слова: это и живописное дополнение к тексту писателя, и самостоятельное произведение. Цикл подобных произведений составляет своеобразную живописную энциклопедию русской жизни былых времен.

Имя художника Глазунова иногда связывают с именем Ф.М. Достоевского; цикл иллюстраций, выполненный к его произведениям, в зримой форме передает мысли-образы писателя.

Достоевский научил Глазунова “искать человека в человеке”, в повседневной действительности ощущать великий ход времен с его извечной яростной схваткой добра и зла, «где поле битвы – сердце человека».

Четвертый цикл работ Глазунова составляют портреты современников. «Пишу молча, – говорил Илья Сергеевич. – Мне необходимо почувствовать внутреннюю музыку души того человека, портрет которого я пишу. Идеальная обстановка – если при этом звучит классическая музыка: она создает настроение. Каждый портрет – экзамен для меня, я не имею права писать его безразлично.

Каждый человек – Вселенная, каждый необычайно интересен: и строитель, и космонавт, и знаменитая киноактриса, и вьетнамская ополченка, и шахтер, и студент, работающий на БАМе… Нарисовать человека вовсе не означает нарисовать комплимент ему, нет, только сказать правду! И он должен быть похож, иначе это не портрет.

Портрет – документ человеческого духа, реальная форма гуманизма».

СТУПЕНИ ТВОРЧЕСТВА

Илья Сергеевич был известным советским и русским живописцем, народным художником СССР действительным членом Российской Академии художеств, академиком.

полным кавалером ордена «За заслуги перед Отечеством», почётным членом Королевских Академий Мадрида и Барселоны, кавалером награды ЮНЕСКО – «Золотая медаль Пикассо» за вклад в мировую культуру и цивилизацию. И.С.

Глазунов был не только всемирно известным живописцем, но и основателем Российской академии живописи, ваяния и зодчества, архитектором, публицистом, писателем и общественным деятелем.

Первая выставка 26-летнего ленинградского студента Ильи Глазунова состоялась в начале февраля 1957 года в Центральном доме работников искусств в Москве.

С многих портретов, выполненных Глазуновым, на нас глядят красноречивые, волнующие, проникающие в душу зрителя глаза. Для художника характерны углубленный психологизм, умение распознать внутренний мир изображаемой личности, выражение духовной жизни.

ПРЯМАЯ РЕЧЬ

Наталья МОСКОВСКАЯ, старший научный сотрудник галереи И. С. Глазунова, кандидат искусствоведения:

– Открытие выставки совпало с той трагической минутой, когда мы прощаемся с Ильёй Сергеевичем. Он – великий мастер, великий художник. Известный и любимый многими в своей стране, своим народом.

Была у него и такая божественная одарённость, как портретный дар.

Он владел великолепными способностями улавливать и воспроизводить интимные черты человека, нюансы, реальное сходство с человеком, с его психологическим складом.

Илья Сергеевич был необыкновенно работоспособным человеком, плодовитым художником-мастером. Он оставил огромное наследие. И теперь ещё многим его поклонникам, ученикам и специалистам придётся собирать, исследовать те работы, которые разбросаны по всему миру в различных частных коллекциях. Сейчас мы даже не подозреваем о существовании многих работ, и их, безусловно, стоит разыскать.

У нашего проекта – которому пойдёт уже третий год, очень большие и далёкие маршруты проделаны. Сначала была выставка Ильи Глазунова о творчестве Достоевского, но затем появилась вторая экспозиция с образами из классической литературы. Это особая страница в творчестве художника, и наш проект, который родился в совместном сотрудничестве с библиотекой, объявлен и посвящён литературе.

Источник: http://inpushkino.ru/novosti/kultura/ilya-glazunov-kistyu-po-russkoy-klassicheskoy-literature

Россия Ильи Глазунова. Жизнь и судьба великого художника

Известный российский художник Илья Глазунов скончался на 88-м году жизни в ночь на 9 июля.

Илья Сергеевич Глазунов родился 10 июня 1930 года в Ленинграде (Санкт-Петербурге). Его отец Сергей Глазунов был историком, экономистом, доцентом Ленинградского государственного университета. Мать Ольга Глазунова, урождённая Флуг, была дочерью действительного статского советника.

В детстве Илья учился в школе искусств, затем — в художественной школе на Петроградской стороне.

Во время Великой Отечественной войны в блокадном Ленинграде умерли родители и ближайшие родственники будущего художника. В 1942 году 11-летнего Илью вывезли по «Дороге жизни» в деревню Гребло Новгородской области. 

Память о войне всегда жила в душе художника.

Уже будучи студентом Ленинградского художественного института имени И.Е. Репина, он выразил свои впечатления о блокаде и войне в картине «Дороги войны». Глазунов предложил её в качестве дипломной работы.

Академическое начальство единодушно отвергло картину, назвав её антисоветской, искажающей правду и смысл Великой Отечественной войны советского народа:

— Война характерна победой, а вы смакуете отступление советских войск — такого ещё не было в советском искусстве.

Картину несколько лет не выставляли. На знаменитой пятидневной выставке, которая проходила в Манеже в 1964 году, он всё-таки осмелился её показать. Однако выставка была закрыта, а картина — передана в Дом офицеров, где была уничтожена.

В середине 1980-х годов художник написал повторение уничтоженной картины. Она находится теперь в художественном музее Алма-Аты.

Детские годы Илья прожил в старинной деревеньке Гребло, затерянной в дремучих новгородских лесах. Эти годы оставили глубокий след в сознании будущего художника, им он во многом обязан пониманием русского характера, ощущением поэтики русского пейзажа. Война ещё не кончилась, когда Илья Глазунов вернулся в родной Ленинград.

Он поступил в среднюю художественную школу, ставшую впоследствии Институтом имени И.Е. Репина Академии художеств СССР, где занимался в мастерской народного художника СССР профессора Б.В. Иогансона.

Первые успехи

В 1957 году руководство Центрального дома работников искусств в Москве организовало первую персональную выставку картин и рисунков Глазунова.

Основанием для проведения выставки послужило получение Глазуновым Гран-при на Всемирной выставке молодёжи и студентов в Праге за созданный им образ заключённого в тюрьму писателя Юлиуса Фучика. Молодой художник подошёл к этой теме смело и неожиданно.

Он показал колодец тюремного двора, куда заключённых вывели на прогулку, то, как они уныло бредут по кругу, глядя в землю.

И только один, чем-то напоминающий своими чертами самого молодого художника, осмелился поднять высоко голову и смотреть на красоту тающих в небе облаков и кружащихся в вечернем закате птиц.

Эта картина потрясла не только международное жюри в Праге, но и советскую публику.

Московская выставка Глазунова имела большой успех у посетителей, но вызвала столь же большое недовольство и раздражение со стороны руководителей Союза художников. «Что же удивляться после этого, — писал в газете «Советская культура» в октябре 1957 года Б. Иогансон, — когда студент художественного вуза И. Глазунов возомнил себя новоявленным «гением» и организовал свою персональную выставку».

Со времени выставки в ЦДРИ прошло пять лет. Все эти годы Глазунов напряжённо работал, у него скопились десятки новых талантливо написанных картин и портретов, которых почти никто не видел. Однако добиться от союза выставки своих работ он не может. У него нет своей творческой мастерской, какие имеют многие московские живописцы.

Россия Глазунова

Более 20 лет посвятил художник циклу «История России».

«Олег с Игорем», «Князь Игорь», «Два князя», «Русский Икар», «Проводы войска», «Канун» (Дмитрий Донской и Сергий Радонежский в канун Куликовской битвы), «Андрей Рублёв», «Русская красавица», «Мистерия XX века», «Вечная Россия» и многие другие полотна воспевают трудную и героическую судьбу Древней Руси.

Создавая свои исторические картины «Борис Годунов» (1967), «Легенда о царевиче Димитрии» (1968), «Князь Олег и Игорь» (1972), «Иван Грозный» (1974), «Дмитрий Донской» (1979), художник сочетал темперную живопись на доске с инкрустацией цветными стёклами, парчой, металлом, по-своему преломляя приёмы древнерусского искусства. 

Вершинами философского осмысления процессов мировой и отечественной истории стали всемирно известные живописные полотна «Мистерия ХХ века», «Вечная Россия», «Великий эксперимент», «Разгром храма в пасхальную ночь». 

Важный этап творчества художника — иллюстрация литературных произведений. В 1960–1970-х Глазунов создал иллюстрации к произведениям русских классиков — Фёдора Достоевского, Александра Блока, Александра Куприна, Николая Некрасова, Павла Мельникова-Печерского, Николая Лескова. 

Значительную долю работ Глазунова составляют портреты современников. «Пишу молча», — рассказывает Илья Сергеевич.

— Мне необходимо почувствовать внутреннюю музыку души того человека, портрет которого я пишу.

Особо интересен портрет жены Глазунова — «Нина». Художница из знаменитой династии художников Бенуа, Нина стала спутницей, другом, помощником Глазунова. Их дети, Ваня и Вера, тоже сделались прототипами персонажей многих картин Глазунова.

Ильёй Сергеевичем написаны портреты рабочих и колхозников, писателей и государственных деятелей, людей науки и искусства, среди которых Сальвадор Альенде, Урхо Кекконен, Федерико Феллини, Давид Альфаро Сикейрос, Джина Лоллобриджида, Марио дель Монако, Доменико Модуньо, Иннокентий Смоктуновский, космонавт Виталий Севастьянов, Сергей Смирнов… Многое написано с места событий. Будь то Чили, Вьетнам, Франция, Италия или Россия (строительство Байкало-Амурской магистрали, города и сёла России).

Илья Глазунов возглавлял мастерскую портрета в Институте имени Сурикова. По инициативе И.С. Глазунова в столице России в 1987 году создано уникальное учреждение — Российская академия живописи, ваяния и зодчества, в которой ведётся обучение по специальностям «живопись», «скульптура», «реставрация и технология живописи», «архитектура», «история и теория изобразительного искусства».

Читайте также:  Описание картины диего веласкеса «менины»

Илья Глазунов: «Считаю, что миссия педагога-художника — воспитать личность, которая понимает своё время и владеет всем арсеналом высокого реализма школ прошлого, скажем Ренессанса, лучших русских мастеров» 

Источник: https://life.ru/1024927

Персональный сайт — В картинной галерее Ильи Глазунова

Из холла галереи зрители попадают в разные залы.

Наш Санкт-Петербург. Памяти жены,
художницы Н. А. Виноградовой-Бенуа. 1994

Дети И. С. Глазунова — Иван и Вера — стали художниками. Илья Сергеевич много писал детей, их возрастание и возмужание запечатлелось и осталось теперь в его портретах, графических и живописных, на которых с нежностью переданы их младенческие лета, уходящее детство, отрочество, и, наконец, зрелость.

Ваня. Портрет сына художника. 1976

Вера со свечой. (Портрет дочери) 1978

Образ Иисуса Христа — Спасителя мира в картинах Глазунова поражает всякий раз глубоким чувством. Ведь не случайно советская критика организовывала травлю художника, называя его художником церковным и мистически православным, «не помогающим строить коммунизм». Христос у Глазунова — с голубыми глазами, русыми волосами, непостижимый и поражающий.

Он в произведениях художника —  Спаситель и Утешитель Мира. Бесспорно, что Образ Христа — это Образ Православия, которое создало понятие Святой Руси. Для Глазунова Христос и Новый Завет — это Святое Апостольское Православие. Не случайно свою книгу, всколыхнувшую многих людей, художник назвал «Россия распятая». За распятием следовало воскресение.

Это и есть непостижимое чудо истории. Об изображениях Христа у Глазунова трудно писать, их надо видеть. Их надо понять. Но пишущий о Глазунове невольно вспоминает слова другого великого художника, В. М. Васнецова: «Все мое искусство — есть свеча, возожженная перед ликом Божьим».

Логично добавить, что каждая картина Глазунова — это выражение его понимания православного народа.

Возвращение блудного сына. 1977

В 130 км от Нижнего Новгорода, в керженских лесах, недалеко от городка Семенов, известного на весь мир хохломской росписью, находится озеро Светлояр. Оно знаменито легендой о граде Китеже.

Китеж (Китеж-град, Кидиш) — мифический чудесный город, который согласно русским легендам, спасся от войск Батыя во время татаро-монгольского нашествия в XIII веке благодаря чудесному свойству быть невидимым.

При приближении войск город, якобы, исчез из глаз изумленного неприятеля и опустился на дно озера Светлояр.

В отличие от других мифических погибших городов, Китеж не пострадал за грехи его жителей — напротив, считается, что божественное вмешательство скрыло его от глаз неприятеля на сотни, а может быть, и тысячи лет.Единственные намеки на реальное существование Китежа можно найти в книге «Китежский летописец». По мнению ученых, эта книга была написана в конце 17 века.

Если верить ей, град Китеж построил великий русский Князь Юрий Всеволодович Владимирский в конце 12 века. Согласно легенде князь, возвращаясь из путешествия в Новгород, по пути остановился возле озера Светлояр — отдохнуть. Но толком отдохнуть ему не удалось: князь был пленен красотой тех мест. Сразу же повелел он построить на берегу озера град Большой Китеж.

Большой Китеж был замыслен как величественный город. В нем стояло много храмов, и возведен он был весь из белого камня, что являлось по тем временам признаком богатства и чистоты.То были времена, не лучшим образом приспособленные для мирного существования.

Раздоры между княжествами, набеги татар и болгар, лесные хищники — за городские стены редкий человек решался выбраться без оружия.В 1237 году на территорию Руси вторглись монголо-татары под руководством хана Батыя. Батый услыхал о богатствах, что хранились в граде Китеже, и послал часть войска на святой город. Отряд был небольшой — Батый не ожидал сопротивления.

В тот страшный день неподалеку от города несли дозор три китежских богатыря. Они первыми увидели врагов. Перед битвой один из воинов сказал сыну, чтоб он бежал в Китеж и предупредил горожан.Мальчик кинулся к городским воротам, но злая стрела татарина догнала его. Однако смелый парнишка не упал.

Со стрелой в спине добежал он до стен и успел крикнуть: «Враги!», и только потом упал замертво.Богатыри тем временем пытались сдержать ханское воинство. Не выжил никто. По преданию, на том месте, где погибли три богатыря, появился святой ключ Кибелек — он бьет до сих пор.Монголо-татары осадили город. Горожане понимали, что шансов нет.

Горстка народа против хорошо вооруженной и организованной армии Батыя — это верная гибель. Тем не менее без боя горожане сдаваться не собирались. Они вышли на стены, с оружием. Люди молились с вечера и всю ночь напролет. Татары же ожидали утра, чтобы начать атаку.

И свершилось чудо: зазвонили вдруг колокола, затряслась земля, и на глазах изумленных татар Китеж стал погружаться в воды озера Светлояр.Пораженные мощью «русского чуда», татары бросились бежать кто куда. Но божий гнев настиг их: кого звери пожрали, кто в лесу заблудился или просто пропал без вести, уведенный таинственной силой. Город же исчез.

Согласно легенде, он должен «проявиться» только перед концом света. Но увидеть его и даже достичь можно уже сейчас. Человек, в котором нет греха, различит отражение белокаменных стен в водах озера Светлояр.

Вход в зал, где размещены картины из цикла «Куликово поле»

В «Кануне» запечатлен важнейший духовный момент накануне решающей битвы за освобождение от монголо-татарского ига. Сергий Радонежский, игумен Троицкой обители, благословляет на победу московского князя Дмитрия.

Не случайно и по сей день наш народ видит в Сергии Радонежском своего молитвенника перед Богом, пастыря и защитника.

Потому и сегодня не меркнет сияние лампад над ракой Святого Преподобного отца Сергия Радонежского, который вдохнул в уже было отчаявшееся поколение волю, мужество и отвагу.

Мужественный, одухотворенный князь Дмитрий, возглавлявший русское войско, и его жена княгиня Евдокия, а с другой стороны — монгольская девушка на фоне тревожного, словно  пожарище, вечернего неба и вглядывающийся во тьму ночи при свете костра хан Мамай как бы олицетворяют две силы, сошедшиеся в смертельной схватке.

Князь Дмитрий Донской. 1961-1980

Монгольская девушка. Из цикла «Поле Куликово». 1979

Засадный полк. Из цикла «Поле Куликово». 1979

Временный перевес татар. Из цикла «Поле Куликово». 1980

Грандиозный цикл полотен И. Глазунова «Образы России» органично включает работы, воссоздающие зримые образы реальных исторических событий и лиц.

Многие из них, такие как «Князь Игорь», «Два князя», «Русская песня», создавались после поездок художника по древним русским городам.

Мастерство и индивидуальность композиции, выразительность цветового решения помогают художнику совсем по-новому, неожиданно и очень художественно, увидеть реальных героев русской истории и образы, рожденные в глубине души художника и свойственные только ему.

«Два князя» — одна из самых известных картин Ильи Сергеевича Глазунова. Она очень любима народом. Ее содержание — непреходяще актуально, особенно в наши дни.

На высоком берегу могучей русской реки, под былинно тревожным небом, весь горизонт которого объят дымом пожарищ, князь-отец показывает сыну на вражеские полчища: «Смотри и помни».

Совсем юный князь исполнен внутренней силы и воли защитить родную землю от черной беды, черный и белый кони напоминают нам древнюю икону. Могучи стены крепости, готова к бою ощетинившаяся копьями верная дружина.

Воскрешая страницы отечественной истории в цикле произведений «Образы России», художник обращается к ее самым переломным моментам.

У истоков великого потрясения, пережитого Россией в начале XVII века (Смутного времени), лежало трагическое событие, вызвавшее общенародное возмущение,— убийство юного царевича Димитрия.

Таинственность обстоятельств его гибели, способствовавшая появлению множества легенд, роковым образом отозвалась на судьбе взошедшего на престол Бориса Годунова, которого многие считали виновником смерти Димитрия.

Легенда о царевиче Димитрии. 1967

Разгром Храма в Пасхальную ночь. 1999

Великий эксперимент. 1990

Рынок нашей демократии. 1999

Память о войне всегда жила и живет в душе художника.

Незабываемый 1941-й. Будущий художник вместе с толпами беженцев отступал от немцев, которые рвались к Ленинграду. Жара, пыль, вмятая в землю гусеницами танков спелая рожь. Тревожное, предгрозовое небо.

Илюша навсегда запомнил отступающих русских солдат. Выцветшие от солнца гимнастерки с темными пятнами пота. Темные, как древние лики икон, лица с ясными голубыми глазами. Сотни тысяч беженцев, солдат и гонимый в клубах пыли блеющий и мычащий скот. Не тогда ли задумал будущий художник одну из картин великой народной драмы, которую он позднее воплотил и назвал «Дороги войны».

Илья Сергеевич Глазунов родился и вырос в Ленинграде. Пережив кошмар ленинградской блокады, когда у него на глазах от голода умерли отец и мать, он по воле Божьего промысла остался жить, чтобы выполнить свое предназначение — быть художником.

«Мне иногда кажется, что Бог, сохранив меня, оставил меня на нашей страшной апокалипсической земле, чтобы я выполнял миссию художника и гражданина. Тогда, во время блокады, мне было 11 лет. И сегодня, спустя полвека с лишним,не покидает страшное чувство близости смерти и вера в Божье чудо. Я должен жить и победить,» — говорит о себе Илья Сергеевич.

Маленькая деревушка Гребло, затерянная в необъятных лесных просторах Новгородчины, где он трудился в эвакуации вместе с крестьянскими детьми, зарабатывая свой первый хлеб, оставила глубокий след в душе и творчестве будущего художника.

Вернувшись в город своих предков — Санкт-Петербург (тогда Ленинград) — Глазунов поступил в среднюю художественную школу при Академии художеств, проявлял с юности несокрушимую волю и упорство и стал примером трудолюбия и безграничной любви к искусству для всех, с кем учился. Перед глазами юного художника и его друзей-соучеников постоянно были нетленные образцы высокого Искусства — творения старых мастеров Эрмитажа и Русского музея.

Метель. Из серии «Годы войны». 1978

Всемирную славу Илье Сергеевичу принесли иллюстрации к произведениям его любимого философа, писателя, русского пророка Федора Михайловича Достоевского. Он единственный художник, который проиллюстрировал все произведения великого писателя.

Работы Глазунова, выражающие внутренний мир героев Достоевского,— одна из вершин его творчества.

Как и во многих романах писателя, фоном жизни героев художника является Петербург, где он родился и вырос, навсегда полюбив его.

«Белые ночи»— удивительное произведение Достоевского, где ирреальна жизнь и реальна мечта. В образе мечтателя многие угадывают самого художника, чья юность овеяна призрачной дымкой белых ночей

Мечтатель. Иллюстрация к повести Ф. Достоевского «Белые ночи». 1970

Нелли. Иллюстрация к роману Ф. Достоевского «Униженные и оскорбленные». 1983

Источник: http://nashi-detki-v-733.narod.ru/index/0-43

Ссылка на основную публикацию