Описание картины карла брюллова «портрет графини самойловой»

Описание картины Карла Брюллова «Портрет графини Самойловой»

Описание картины Карла Брюллова «Портрет графини Самойловой»

Карл Брюллов был сыном скульптора и талант к рисованию проявил в раннем возрасте.

Был приверженцем романтизма – но в отличие от романтизма западного, где торжествует гармония, красота и позитивное отношение к миру, поздний русский романтизм проявлялся трагическими интонациями и общим ощущением трагичности жизни.

Также русскому романтизму свойственен интерес к сильным чувствам и эмоциям, проявляющимся в пиковые моменты и ситуации. В таком случае неизбежен драматизм в описании необычных тем. Все эти приметы жанра художник успешно сочетал с классически совершенными лицами и пластикой своих героев.

Помимо крупных жанровых произведений, Брюллов создал большое количество портретов, как известных деятелей русской культуры, так и своих знакомых и приятелей. Помимо масляной живописи, удачно писал акварелью.

Юлия Павловна Самойлова была близкой подругой Брюллова; молва приписывала им любовную связь. Независимая, образованная и непредсказуемая, Юлия Павловна пережила много скоротечных романов; в деньгах она не нуждалась и жизнь вела поистине блестящую. Возлюбленные не посягали на личную жизнь друг друга и параллельно встречались с другими.

Карл часто рисовал свою подругу, и не только на тех портретах, которые носят ее имя.

К примеру, на его эпохальном полотне «Последний день Помпеи» Юлия изображена трижды – испуганно прижимающая к себе двух дочек (приемных девочек Паччини), поверженная на землю, с роскошными формами, и с глиняным кувшином рядом с самим художником, спасающим от раскаленной лавы предметы культурные ценности.

«Портрет графини Самойловой» – одна из культовых работ художника, произведшая в свое время фурор в Италии, где и была написана.

На картине мы видим блестящую светскую даму, победительно красивую, гордую, одетую в роскошный маскарадный костюм. Убегая с праздника, красавица остановилась на мгновение, скинув маску.

Между Самойловой и залом, из которого она только что вышла, опущен алый занавес, как бы отделяя героиню от великосветского общества, противопоставляя ему.

Фигуры гостей бала расплываются позади как будто в сигаретном дыму, кажутся блеклыми и неважными. Художник восхищается смелой, свободной женщиной, бросившей вызов устоям общества и жившей так, как ей самой хотелось.

На маскарадном платье Юлии – яркие блики, по интенсивности красок колорит портрета близок к «Последнему дню Помпеи». Обилие красного цвета, во всех его оттенках – от темно-багрового и кроваво-алого до нежного розового, является характерной особенностью картины.

Второй ведущий цвет – белый; голубоватый на гладком атласе платья и теплый, золотистый – в изображении мягкости горностаевого меха. Воспитанница Самойловой, Амалия Паччини, нежно прильнула к своей приемной матери, она задумчива и немного печальна.

Кажется, что происходящее на балу не обрадовало и даже слегка напугало девочку.

(1 votes, average: 5.00

Источник: http://opisanie-kartin.com/opisanie-kartiny-karla-bryullova-portret-grafini-samojlovoj/

доклад к уроку истории К.Брюллов 3 класс

Опубликовано Чеснакова Галина Владимировна вкл 14.10.2014 — 16:28

Автор: 

Рассказ о жизни и творчестве К.Брюллова.

ВложениеРазмер
doklad_o_k.bryullove.docx 426.36 КБ

                                 ДОКЛАД

 «КАРЛ ПЕТРОВИЧ БРЮЛЛОВ»

                                                                                                                              НИКИФОРОВОЙ ЕКАТЕРИНЫ

                                                                                                      УЧЕНИЦЫ 3 «А» КЛАССА ГБОУ СОШ № 2064

Брюллов Карл Петрович (1799-1852)

        Карл Брюллов — выдающийся художник. Родился 12 декабря 1799 года в Петербурге в семье академика Академии художеств Павла Ивановича Брюллова. Его настоящая фамилия – Брюлло. Такая фамилия досталась ему от прадеда, который был приглашен императрицей на фарфоровый завод лепщиком глины.

Затем в роду были гравюры и когда в семье родился Карлуша и его братья, было решено, они будут художниками. В десять лет Карл был отдан в Академию художеств и скоро стал удивлять всех своими успехами. Он в академии считался первым между сверстниками. Брюллов закончил Академию с Первой золотой медалью. Был направлен на стажировку в Италию.

Прожил он там 12 лет, за этот период на свет появились первые картины, которые принесли Брюллову знаменитость «Утро» и «Полдень». А заказная работа «Всадница» принесла уже славу! Еще Брюллов написал картину которая сделала его первым и одним из немногих русских художников, получившим мировое признание. Это Картина «Последний день Помпеи».

В Петербург «Помпея» была привезена  позже и  Академия художеств признала ее лучшим созданием живописи 19 века. Только через 19 лет художник вернулся на родину, здесь живописец создал целую галерею портретов своих современников, например Портрет графини Юлии Павловны Самойловой.

В Петербурге Брюллов вел занятия в академии по классу исторической живописи. В это время достроили Исаакиевский собор. Карлу было поручено сделать и расписать своды храма. Огромный купол почти в 600 кв метров требовал огромного труда! Карл работал как одержимый! Но сквозняки и холод свалили его в постель.

Шея его не двигалась, руки с трудом брали кисть. Врачи предупредили о необходимости немедленного лечения. И Карл уехал на остров Мадейру. Оттуда он приехал в Италию, где и провел последние годы жизни.

 ВСАДНИЦА

              Портрет графини Самойловой, удаляющейся с бала с приемной дочерью

Последний день ПОМПЕИ

Полдень

Нора Аргунова. Щенята

Две лягушки

Никто меня не любит

Два морехода

Агния Барто. Сережа учит уроки

Источник: https://nsportal.ru/ap/library/drugoe/2014/10/14/doklad-k-uroku-istorii-kbryullov-3-klass

От Брюллова до Тропинина — купеческая щедрость коллекции Кокорева в Русском музее

Образ «купчины толстопузого» меценатство меняет на корню: выставка в Государственном Русском музее представляет живописную коллекцию Василия Александровича Кокорева (1817−1889).

Брюллов, Венецианов, Тропинин, Орловский, Мясоедов — 85 шедевров XIX века собраны вместе!Очередная экспозиция цикла «Коллекции и коллекционеры Русского музея» — явление неординарное, а о значимости можно судить хотя бы по названию некоторых картин: «Сватовство майора» Павла Федотова, «Явление Христа народу» Александра Иванова, «Портрет графини Самойловой…» («Маскарад» — на обложке публикации) Карла Брюллова… Что за чудо-коллекция? Знатоки постоянной экспозиции Русского музея знакомы с частью полотен: коллекция Василия Алексеевича Кокорева — у истоков собрания.

Начинавший с «винных» торговых операций, освоивший и банковские, в 1859 г. построивший возле Баку первый в мире нефтеперегонный завод (Рокфеллеровский стартует лишь через 4 года), где под руководством Д. И. Менделеева производили керосин, Кокорев поднимался «с низов». В знак этого держал на своем письменном столе золотой лапоть, и не уставал удивлять современников образованностью, цепкостью ума, широтой натуры и некоторым сумасбродством.

«Кокорев действительно очень умен, а более всего быстр и проницателен», — говорил писатель Николай Лесков, а Чернышевский за «души широкие порывы» в благих делах (купец мог просто дать прохожему денег — мол, грустное лицо!) называл мецената с иронией «наш Монте-Кристо».
Но главное — в 1862 г. Кокорев покупал великолепные картины художников, помогал русскому искусству полновесным рублем, как говорил — руководствуясь собственным вкусом. И первым открыл в Москве публичный музей, в специально выстроенном здании в Трехсвятительском переулке на Покровке, с соблюдением «европейских» правил демонстрации картин. Восемь залов без окон, верхний свет, помещение-лекторий, и, конечно, буфет! Были в залах и «таблицы, с объяснением содержания картин», и даже особые «жестяные очки» — «увеличительные стекла для рассматривания картин вблизи».

  • А. Тыранов — «Мастерская художников братьев Чернецовых» (1828)
  • К. Брюллов — «Портрет сестер А.А. и О.А. Шишмаревых» (1839)

Увы, менее 10 лет просуществовал музей: купец разорился, но распродавать коллекцию из полутысячи предметов искусства «поодиночке» не желал. Предложил было Третьякову, но тот не заинтересовался собранием. Из письма: «…решившись твердо не иначе продать как все собрание в одни руки, чтоб не отнять у него то значение, которое оно имеет в совокупности». К счастью, «ядро» коллекции — 156 работ преимущественно русских художников приобрело Министерство императорского двора для великого князя Александра Александровича, будущего Александра III. Ну, а дальше уже — история учреждения им Русского музея, куда и было передано собрание.Однако не думайте, что нынешняя выставка — рядовое перемещение предметов в стенах Русского музея. Многие работы специально извлечены из запасников — картины Василия Тропинина, этюды Карла Брюллова, которые он рисовал для Исаакиевского собора… Кстати, картин Брюллова в коллекции Кокорева было 40 штук.

«Шурин мой Нарышкин достал мне входной билет в картинную галерею Кокорева, недоступную для всей публики. В одной из зал отборной этой коллекции стена была увешана снизу доверху творениями гениального Карла Павловича Брюллова.

В середине стены поражал зрителя портрет во весь рост графини Юлии Павловны Самойловой. …Как могла графиня Самойлова расстаться с этим сокровищем и как могло оно попасть к откупщику Кокореву», — писал граф Михаил Бутурлин.

Что ж, гордая красавица, «известная своими отношениями с художником Брюлловым» (как написано в Википедии вольно, но по сути), очаровывает посетителей Русского музея в наши дни. До 9 июня вашему вниманию — выставка «Коллекция В. А. Кокорева»

Источник: https://artchive.ru/news/196~Ot_Brjullova_do_Tropinina_kupecheskaja_schedrost_kollektsii_Kokoreva_v_Russkom_muzee

«Пылающая… всем могуществом красоты»

             

К. БрюлловГрафиня Ю.П. СамойловаДеталь портрета

 Несколько героинь «Последнего дня Помпеи» Карла Брюллова несут прекрасные черты женщины — большого друга художника, графини Юлии Павловны Самойловой. Это девушка, роняющая кувшин, та, что стоит рядом с художником, также несущим на голове ящик с красками и кистями.

Мать и старшая дочь в семейной группе, рядом с христианским священником. Мёртвая женщина, упавшая с колесницы.  (См. предыдущий рассказ) В лице графини Самойловой Брюллов из картины в картину продолжает утверждать свой идеал женской красоты.

«Женщина его блещет, но она не женщина Рафаэтя, с тонкими, неземными, ангельскими чертами, — она женщина страстная, сверкающая, южная итальянка, во всей красе полудня. мощная, крепкая, пылающая всею роскошью страсти.

всем могуществом красоты, — прекрасная, как женщина» — так пишет Гоголь в своей статье о Брюллове.

Графиню Юлию Самойлову, умную, экцентричную красавицу, Брюллов встретил в доме своих друзей. В разгар вечера в залу стремительно вошла статная молодая дама с широко расставленными огненными глазами, овальным смуглым лицом, обрамленным тучей черных волос. Художник замер: он встретил живое воплощение собственного идеала! Он много слышал о ней и раньше.

О её знатности и богатстве, неудачном браке с кутилой, мотом и пустым человеком — графом Николаем Самойловым. О её независимом нраве и остром, точно клинок из толедской стали, язычке. О вольности взглядов и о том, что государь император Николай Павлович терпеть её не может. что живёт она, не считаясь с правилами и мнением Двора.

Расставшись с мужем, графиня поселилась в Риме, где у неё часто бывали знаменитые писатели, художники и музыканты. С Брюлловым графиню крепко связали общее увлечение искусством, независимость и уверенность в себе. Она сопровождала художника в путешествиях по Италии, он подолгу жил на её вилле в Корсо.

Большая дружба переросла в любовь, в желание соединить свои жизни узами Гименея. «Люблю тебя, обожаю, я тебе предана и рекомендую себя твоей дружбе. Она для меня самая драгоценная вещь на свете» — писала Юлия Карлу. Она даже хлопотала о разрешении на развод, а потом беспутный супруг её скончался, но… не сложилось…

Читайте также:  Описание картины александра иванова «море» (1850 годы)

Так уж вышло, что графине Самойловой было суждено стать не женой, а единственной любовью и самым верным другом Великого Карла.

    Кисти Брюллова принадлежат великолепные портреты этой дивной красавицы с гордой и независимой душой.

К. БрюлловПортрет графини Юлии Самойловой с воспитанницейАмацилией Пачини, удаляющейся с бала   На портрете Самойлова покидает императорский дворец во время маскарада. С нею приёмная дочь, девочка-итальянка Амацилия, своих детей у графини не было. Прижимая к себе девочку. она торопится поскорее увести её из фальшивого мира. где под масками скрываются искренние чувства и подлинные лица. Графиня сбросила свою маску. Её живой, смелый взгляд выдаёт гордую, вольную, искреннюю натуру. Черты прелестной, доверчивой Амацилии мягки и нежны. От парадной залы их отделяет красный занавес, и за ним. в отдалении, стоит император в костюме восточного султана. Перед ни склонился переодетый римским богом-гонцом Меркурием. Он что-то шепчет повелителю, указывая жезлом на удаляющуюся строптивую красавицу-графиню.     Брюллов — колорист-волшебник. В его картинах море блеска. Гамма портрета Самойловой — огненно-горяча, как красный занавес, отделяющий её от суеты маскарада.Зато тот же самый красный цвет бархатисто-мягок в квадратах на её платье. Остановите взгляд на тёплом горностаевом мехе, которым отделано платье графини, блестящем атласе, нежном, почти прозрачном шелке и муслине костюма Амацилии, и вы почувствуете магию красок художника.    А вот второй портрет Самойловой необычайно пышен, можно сказать, декоративен, просто изумительно красив. 
К. БрюлловПортрет графини Самойловой с воспитанницейДжованниной и арапкой

Кажется, самое простое событие — возвращение с прогулки, Брюллов подает почти патетически, торжественно. Графиня не просто стремительно вбегает в комнату — она торжественно предстает перед зрителем, обнимая юную Джованнину. К ней с восторгом бросается собака. Девочка-арапка несёт за ней шаль.

Брюллову удалось передать, наверное, самое первое своё впечатление от встречи с красавицей, также стремительно появившейся на балу, в день их знакомства. Перед нами не групповой портрет, ибо фигура Самойловой в небесно-голубом платье, из блестящего, ломкого шёлка, безраздельно главенствует в композиции. Она — словно птица.

Две другие участницы события лишь оттеняют собой красоту, грацию и страстность главной героини. Джованнина — нежной доверчивостью. Служанка — подобострастным поклонением. 

    Однажды с уст Великого Карла сорвалось:»Только женщиной могло увенчаться мироздание!»  В портретах графини Юлии Самойловой эти слова художника воплотились в пластике и богатстве цвета.

Источник: https://biblioiskusstwo.blogspot.com/2014/08/blog-post.html

Женщины выдающихся мужчин: жёны художников

Ранее мы рассказывали вам о жёнах писателей, а теперь пришла очередь жён художников

Рембрандт и Саския ван Эйленбюрх

Рембрандт, молодой и полный мечтаний художник, только что переехал в Амстердам. И в гостях у знакомых он увидел её. Светлая кожа, рыжеватые волосы, солнечный, весёлый характер… ей тогда был 21 год. В 1634 году Саския и Рембрандт поженились.

Любовь, безоблачное счастье, слава, заказы, вдохновение – всё приходит к художнику, жизнь его кардинально меняется. Саския была гением-вдохновителем художника, он одевал её в бархат и драгоценности – и рисовал. Это были годы счастья и упоения.

Она умерла в 32 года, оставив мужу 12-месячного сына. Рембрандт хранил ей верность двенадцать лет.

Рембрандт Харменс ван Рейн «Портрет Саскии»

Иван Крамской и Софья Крамская

Юная Софья отличалась удивительной доверчивостью. Она влюбилась в художника Попова, который бросил её, как только раскрылось, что он уже женат. Жизнь бедной Софьи оказалась сломана. Знакомые не верили, что она стала жертвой обмана, насмехались над ней, а другие женщины смотрели на неё свысока. Когда Софья была уже готова смириться со своей судьбой, она встретила Ивана Крамского.

И он полюбил её. Знакомые отговаривали художника от брака, но он был непреклонен. Крамские прожили вместе 25 лет. Софья всегда была рядом с мужем. Она родила шестерых детей, хлопотала по хозяйству и успевала заниматься Петербургской артелью художников. До самой смерти художника она была его музой и утешением.

Иван Крамской «За чтением»

Карл Брюллов и Юлия Самойлова

Графиня Юлия Самойлова была образована, прекрасно разбиралась в искусстве, музыке и литературе, и была сказочно богата. Она встретила художника Брюллова в Риме, на приёме у знакомых.

Трудно сказать, когда загорелась их любовь – на том ли приёме, когда они сказали друг другу с десяток ничего не значащих, светских слов, хотя Брюллов и смотрел на нее неотрывно; или много позже, когда «бесценный друг Бришка» уже рисовал в ее присутствии эскизы к «Последнему дню Помпеи»? На своём великом полотне художник изобразил её три раза.

Графиня всю жизнь была верным другом Брюллову. Была рядом в самые тяжёлые моменты жизни, например, когда художник неудачно женился. Своего Карла графиня пережила на 23 года. Что может быть более великим, чем любовь, пронесённая через всю жизнь?

Карл Брюллов «Портрет графини Самойловой»

Огюст Роден и Камилла Клодель

«Я леплю тебя. Леплю как самую совершенную женщину. Ты – всё, что у меня есть»

Они никогда не были женаты. Камилла обладала талантом скульптора, посещала академию Коларосси, училась профессиональному ваянию. Когда она пришла к мастерскую к Родену наниматься « в помощники», он её сразу полюбил. И с тех пор стал лепить только её. Она была помощницей, музой, моделью великого Родена. Всегда оставалась в тени.

Эта любовь лишила ее материнского и семейного счастья. Она провела рядом с Роденом 15 лет и наконец разорвала отношения, но с этим разрывом потеряла чувство реальности, словно выпала из нее. В 49 лет она попала в клинику для душевнобольных.

Роден после её ухода вернулся к гражданской жене, Розе. Перед смертью, он спрашивал, где его жена. Когда ему показывали портрет Розы, он его отталкивал: «Нет, не эта, другая».

Огюст Роден «Поцелуй»

Сальвадор Дали и Гала Дали

Жизнь Елены Ивановны Дьяконовой, вошедшей в мировую историю искусств как Гала, — захватывающий роман. Она познакомилась со своим первым мужем в Швейцарии, где лечилась от туберкулёза. С тех пор она начала называть себя Гала – с ударением на последнем слоге, на французский манер.

Они познакомились, когда Елена была ещё замужем. Когда он впервые увидел её, сразу понял, что перед ним единственная и настоящая любовь. Сначала Гала и Сальвадор жили вместе неофициально и лишь после смерти Элюара официально поженились.

Они обвенчались 8 августа 1958 года, через 29 лет после своей первой встречи. Она управляла им, если не шли картины – заставляла заниматься прикладным искусством – пепельницами, шляпами, иллюстрациями к журналам.

Это был странный, удивительный брак – но он не перестаёт волновать умы.

Сальвадор и Гала

Источник: https://365mag.ru/culture/zhenshhiny-vy-dayushhihsya-muzhchin-zhyony-hudozhnikov

Музы художников: Кипренского, Врубеля, Нестерова, Брюллова, Левитана

Пять любимых женщин, вдохновивших российских живописцев на создание шедевров. И связанные с этим трагедии и драмы.

Сиротка Кипренского

Пребывание Ореста Кипренского в Италии было омрачено происшествием, которое бросило пятно на его репутацию. Даже современные биографы не могут сказать, как именно было дело. Известно, что римскую натурщицу, которая жила вместе с Кипренским, нашли убитой.

Будто бы ее завернули в холст, облили скипидаром и подожгли. Сам художник обвинял в убийстве слугу-итальянца. Незадолго до этого Кипренский написал портрет «Девочки с цветком в маковом венке». Считалось, что на нем изображена дочь этой натурщицы — Анна-Мария Фалькуччи, известная как Мариучча.

Она же позировала для неосуществленной «Анакреоновой гробницы».

Впрочем, согласно данным искусствоведов, убитая натурщица не была матерью Мариуччи. Другая женщина отдала 6-летнюю Мариуччу в качестве натурщицы в его мастерскую, и Кипренский, сам лишенный в детстве родительской ласки, сделал ребенка своей воспитанницей. Он выплатил матери отступные и добился официального отказа от девочки.

Покидая Италию, Кипренский отправил 10-летнюю Мариуччу в монастырский пансион, оставив средства на ее воспитание. Мать девочки попыталась шантажом помешать этому, требовала еще денег. Кипренский прибегнул к помощи одного кардинала и княгини Зинаиды Волконской.

В итоге итальянские власти поместили ребенка в школу, скрыв ее название и от матери, и от Кипренского. Спустя годы он второй раз возвратился в Италию, нашел воспитанницу и решил жениться на ней. 54-летний художник, принявший ради этого католичество, обвенчался с 25-летней Мариуччей, которая ждала его все эти годы.

А через три месяца он умер от воспаления легких, не успев закончить картину «Ангел-хранитель», для которой позировала молодая супруга. Его дочь Клотильда родилась уже после этого. Друзьям художника удалось выхлопотать вдове пансион при дворе.

В 1844 году появились известия, что Мариучча вышла замуж за какого-то маркиза. А что случилось с дочерью Кипренского — неизвестно.

Певица Врубеля

Что-то, видимо, было волшебное в атмосфере дома Праховых. Если Михаил Нестеров полюбил и воспел Лёлю, то Михаил Врубель воспел ее мать, Эмилию. 32-летняя красавица и ее младшая дочь Ольга послужили моделями для его образа «Богоматери с Младенцем» для иконостаса киевской Кирилловской церкви. Но эта страсть художника осталась безответной, хотя он из-за нее и резал себя ножом.

Гораздо больше повезло Врубелю с другой музой — сопрано Надеждой Забелой, которая согласилась стать его женой.

Он запечатлел ее на множестве полотен, самое знаменитое из которых — «Царевна Лебедь», вдохновленное ее ролью в опере Римского-Корсакова «Сказка о царе Салтане».

(Впрочем, в чертах лица царевны находили сходство и с Эмилией, и с Лёлей Праховыми.) Из других картин — «Царевна Волхова», «Гензель и Гретель» и множество портретов.

В 1901 году у супругов родился мальчик, который умер через два года. В это же время, через два года после свадьбы, у художника проявились первые симптомы душевной болезни.

Врубеля несколько раз клали в клиники для душевнобольных. Диагноз — «прогрессивный паралич вследствие сифилитической инфекции». Художник полностью ослеп и умер в клинике.

А его жена-певица, которая оставалась с ним вместе все эти годы, — потеряла голос.

Вышивальщица Нестерова

В молодости Михаил Нестеров был приглашен расписывать киевский Владимирский собор. Вдохновителем проекта был Адриан Прахов — ученый и критик, который также пригласил в Киев работать Васнецова и Врубеля.

Дочь Адриана — Елена, которую все называли Лёля, — очень понравилась Нестерову. И он использовал ее в качестве модели для фрески «Святая Варвара».

Лицо Лёли не было красивым в прямом смысле этого слова, но легко узнавалось.

Дамы из киевского общества во главе с супругой генерал-губернатора графиней Софьей Игнатьевой (впоследствии большим другом Распутина) начали кампанию против «Святой Варвары». Графиня совершенно справедливо заявляла: «Не могу же я молиться на Лёлю Прахову!» И Нестерову пришлось переписать голову святой.

С Лёлей, которая была отличной златошвейкой и вышивала церковные покровы по его рисункам, он продолжил дружить, неоднократно заявляя в письмах своим друзьям, что если ему суждено когда-либо вторично жениться, то на ней. Наконец, после 10-летней дружбы он сделал ей предложение, которое было принято — но свадьба не состоялась, они расстались друзьями.

Второй раз Нестеров женился на учительнице дочери, а Лёля умерла в 1948 году в Киеве старой девой.

Но в образе святой Варвары она долго жила в сердце художника: после того, как его заставили переписать фреску, он начал картину на тот же сюжет, назвав ее «Чудо».

Только тут он написал святую согласно житию — уже с отрубленной головой, лежащей на земле. Полотно, над которым Нестеров с перерывами работал 27 лет, объездило с выставками весь мир и пользовалось огромным успехом.

Однако в 1920–30-х годах художник окончательно разлюбил его и разрезал на куски.

Аристократка Брюллова

Карл Брюллов полжизни провел в Италии. Ведь там жила его муза — красавица и богачка графиня Юлия Самойлова. Брюллов стал ее верным спутником в 1827 году. Они много путешествовали вместе, например посетили раскопки у Везувия, что в итоге привело к созданию «Последнего дня Помпеи» и громкой славе мастера. Любопытно, что Самойлова послужила моделью для трех фигур на этом полотне.

Читайте также:  Описание картины василия поленова «золотая осень»

Художник подолгу жил на ее вилле. Там же находились две приемные дочери Самойловой (сама она была бездетной). Эти девочки запечатлены Брюлловым на портрете «Всадница». Происхождение одной из девочек загадочно — возможно, она внебрачная дочь самой графини. Воспитанница сопровождает Самойлову и на другом портрете Брюллова, обе изображены в маскарадных костюмах.

Связь художника и энергичной, полной сил аристократки длилась долгие годы. Но в 1839 году Брюллов женился на тихой и скромной Эмилии Тимм. Через 41 день он жену выгнал, что породило самые ужасные слухи в Петербурге. (Говорили, Эмилию развратил ее отец, что и вызвало гнев новобрачного.

) Только приезд Самойловой, которая направила все силы на то, чтобы поддержать друга, остановил травлю. А Брюллов с Самойловой снова возобновили отношения. И только ее свадьба с 1845 году с молодым итальянским красавцем-певцом положила окончательный конец этому многолетнему чувству.

Попрыгунья Левитана

В творчестве Исаака Левитана портретов — раз-два и обчелся. Во-первых, это, конечно, автопортреты. Есть и набросок его друга Антона Чехова. А из женских портретов, пожалуй, только Софья Кувшинникова, которая в течение восьми лет была его ученицей и спутницей в поездках по России в поисках пейзажей.

Кувшинникова была женой врача, в их квартире действовал литературный салон, где бывали Чехов, Щепкина-Куперник, Ермолова, Репин и многие другие. Кувшинникова отличалась восприимчивостью и необыкновенной привлекательностью.

Ее роман с Левитаном и некоторые свойства характера привлекли ироничное внимание Антона Чехова.

Следует отметить, что писатель всегда с большим любопытством и некоторой завистью следил за личной жизнью своего друга Левитана — смуглого брюнета, который пользовался крайним успехом у женщин. И не раз Чехов черпал вдохновение из этих историй.

Так появился рассказ «Попрыгунья», главная героиня которого кардинально меняет свои пристрастия в зависимости от того, кто является ее спутником жизни. Все прототипы — и муж, и жена, и любовник-художник — были узнаваемы.

Рассказ бурно обсуждался в обществе, Чехова чуть не подвергли остракизму за такую насмешку. Левитан собрался вызвать друга на дуэль, но обошлось. Через несколько лет они помирились.

А Левитан бросил Кувшинникову ради другой женщины (правда, ее портретов он не писал), причем Чехов сочинил об этом «Дом с мезонином».

Источник: https://www.culture.ru/materials/80598/muzy-russkikh-khudozhnikov

Описание картин Брюллова

Карл Брюллов сегодня по-прежнему является одним из тех художников, о котором не перестают говорить, которого постоянно обсуждают и стараются проникнуть в сущность каждой картины.

Все творения этого художника – это самый точный расчет, это лаконичность форм и законченность всех деталей.

Несмотря на то, что Карл Брюллов создал действительно поражающее воображение количество картин, каждая из которых превратилась в шедевр, самой удивительной и известной считается «Гибель Помпеи».

Как сказалась жизнь на творениях автора

Жизнь художника нельзя назвать простой. Она в любом случае оказала сильнейшее влияние на характер работ Брюллова, на прямолинейность образов. Так, когда художник был еще младенцем, он был тяжело болен, настолько, что даже не мог передвигаться до пяти лет.

В этом нелегком жизненном испытании ему помог родной отец, который старался воспитать сына так, чтобы тот встал на ноги и стал сильным, волевым и независимым человеком. Так и случилось.

Эта страшная жизненная история не могла не повлиять на работы Брюллова, который начал писать, начал творить именно так, как и хотел его отец.

Изначально картины великого мастера были пропитаны яркими и живыми красками. Этому свидетельствуют следующие работы:

  • Итальянское утро;
  • Девушка, собирающая виноград в окрестностях Неаполя.

Возможно, картины пропитаны оптимистичным и радостным настроением потому что были созданы в солнечной и позитивной Испании.

Портреты Брюллова

Если говорить о портретах, среди которых есть и знаменитый «Автопортрет», то они также удивительно точны в передаче образа, совершенно закончены и не создают впечатления недосказанности.

Брюллов изобразил также своего брата, однако самым знаменитым среди всех картин этого жанра у Брюллова считается картина «Всадница», которая была в первую очередь расхвалена критиками Италии.

Кроме того, одним из самых успешных портретов можно назвать портрет графини Самойловой, на котором она изображена совместно со своей воспитанницей, а также слугой.

Картина «Гибель Помпеи»

Данная картина является на самом деле уникальной еще и потому что перед ее написанием художник потратил 6 лет на подготовку.

Брюллов посетил город, побывал на раскопках, лично запечатлел в памяти каждую мелочь, после чего более чем успешно воплотил это в картине, где широко применил блеск молний.

Трагизм картины подчеркивают многие детали, который автору удалось воплотить с огромным успехом.

Источник: http://www.mir-master.com/opisanie-kartin-bryullova.html

Красота в квадрате: музыка плюс живопись

Не только итальянцы жили в России, но и русские в Италии. Когда Катерино Альбертович Кавос писал в Санкт-Петербурге свою оперу «Иван Сусанин», приблизительно в то же время в Италии Карл Брюллов писал картину «Последний день Помпеи», на которой изобразил себя и свою любимую женщину.

Которая, в свою очередь, растила детей итальянского композитора, напевавшего оперу «Последний день Помпеи», которая (опера), в свою очередь, произвела сильное впечатление на Брюллова.

Чтобы не запутаться во всей это истории, в словах «который» и в последних днях города, накрытого пеплом Везувия, придется обойтись без «сложных» предложений, а значит немного разобраться в деталях.

Юлия Павловна

Портрет Ю.П. Самойловой с Джованиной Пачини и арапчонком». 1832-1834 К. Брюллов

 
Эта необычная история случилась в России и в Италии, и будет связана и с итальянской музыкой, и с русской живописью. С русской красавицей-графиней, взявшей на воспитание дочек итальянского композитора. Женщиной, которую так любил рисовать Карл Павлович Брюллов — всю жизнь он писал ее портреты. Не случайно, конечно, но это не наше дело. Та, о ком Пушкин писал:

Ей нет соперниц, нет подруг, Красавиц наших бледный круг

В ее сиянье исчезает

Юлия Павловна была царских кровей и смела дерзко разговаривать с императором.

Именно российский император купил у нее имение Графская Славянка (потом Царская Славянка, потом Красная Славянка — это под Петербургом).<\p>

Юлия Самойлова (1803 — 1875 гг.

) была красива, образованна и баснословно богата. А вот родилась она во время военного похода, в крестьянской избе в деревне, где квартировал Изюмский 11 гусарский полк.

Отцом ее был генерал Пален, матерью — Мария Пален (урожденная Скавронская), которая когда-то вышла замуж без согласия родителей (говорят и о похищении). Но вскоре последовал развод, новые браки родителей, девочка воспитывалась в семье бабушки и ее мужа. Сплетни сопровождали жизнь Юлии от рождения до самой смерти — в том числе и по поводу происхождения.

Затем последовали браки уже самой Юлии. Да, была Юлия Павловна своенравна, прожила свою жизнь как хотела, блистала в «европейском свете».

Но нельзя не признать, что было в ней нечто — то, что привлекло великого русского художника Карла Брюллова, и это не могла быть только красота. Художники умеют видеть и «сквозь» внешнее. Была в Юлии и доброта, и сострадание.

И дочерей итальянского композитора Пачини она взяла на воспитание просто потому, что у них умерла мать.

Пачини

Джованни Пачини (2 февраля 1796 — 6 декабря 1867 гг.) — итальянский композитор, который писал, конечно же, оперы. По всей видимости, Юлия Самойлова покровительствовала композитору.

Ходили слухи, что именно она оплатила провал знаменитой сейчас оперы «Норма» Беллини и оплатила же успех оперы Пачини «Корсар» — тогда это была в Италии обычная практика: проплачивалась «группа поддержки» или наоборот.

Собственно, практика эта не нова и просто бессмертна.

К сожалению, все, что связано с Пачини и Самойловой, слишком обросло слухами. Первому, как и Паганини, приписывается роман с сестрой Наполеона. С его дочками — тоже история не очень ясная. Но факт остается: именно Джованина и Амалиция Пачини стали приемными дочерьми Юлии Самойловой. Их мы и видим на картинах Карла Брюллова.

Девочек мы видим на многочисленных портретах и на знаменитой картине «Всадница». Саму Юлию можно «встретить» на картинах Брюллова очень и очень часто. Только на всем известной картине «Последний день Помпеи» ее «видно» три раза: и рядом с самим художником (он себя тоже «ввел» в картину), и упавшей, и прижимающей к себе детей.

Юлия, Юлия, Юлия…

«В обстановке бедности, близкой к нищете, в Париже умирала бездетная и капризная старуха, жившая только воспоминаниями о том, что было и что умрет вместе с нею. Ни миланским, ни петербургским родичам, казалось, не было дела до одинокой женщины, когда-то промелькнувшей на русском небосклоне «как беззаконная комета в кругу расчисленных светил». (В. Пикуль. «Удаляющаяся с бала»).

Портрет Джованины Пачини
К. Брюллов

И так тоже бывает: конец жизни прошел в бедности и безвестности. Но даже в минуты нищеты Юлии Павловне не приходило в голову продавать картины Карла Брюллова. За исключением, пожалуй, одной — «Всадница».

Карл Брюллов и его брат, архитектор Александр Брюллов, оставивший прекрасные здания в Санкт-Петербурге, заслуживают отдельных объемных статей.

Вернувшись к итальянской музыке, нужно сказать, что Джованни Пачини был хорошим композитором и написал огромное количество опер (более 70), войдя в историю музыки как один из самых плодовитых музыкантов.

Но его славу затмил другой итальянец — Джузеппе Верди.

Портрет графини Самойловой, удаляющейся с бала у персидского посланника (с приёмной дочерью Амалией) К. Брюллов

Верди

Бюст Джузеппе Верди (Палермо, Сицилия)

В музыке Вагнера слишком много «мужских гормонов», если можно так выразиться. В музыке Верди, родившегося в один год с Вагнером — «гормональный баланс» в норме. Женщины-героини лиричны, мужчины — мужественны и в борьбе, и в страдании.

Музыка Вагнера повлияла на политические события, происшедшие через столетие. Музыка Верди влияла на политические события непосредственно и сразу. Вспомним, что никакой Италии тогда не было.

Но были итальянцы, главной целью и главной страстью которых стала реализация мечты об объединении раздробленной страны. Это общественное движение называлось Рисорджименто (возрождение).

В этом отношении сразу же вспоминается хор из одной оперы Верди, который до сих пор воспринимается многими как символ.

Va, pensiero (Лети, мысль)

В музыке не слишком принято давать переводы, поэтому мне часто придется здесь пользоваться итальянскими словами (но это совсем мелкое неудобство). И уж этот хор однозначно узнается по первым итальянским словам даже теми, кто не сразу узнает мелодию.

У оперы «Набукко» либретто связано с Библией. Имя Набукко — итальянизированное имя Навуходоносора — древнего правителя Вавилона.

Хор из оперы «Набукко» поют итальянцы в особо торжественных случаях. Слова здесь — парафраз библейского псалма «На реках вавилонских». Многие исследователи предполагают, что этот хор задумывался неспроста: Италия стремилась освободиться от австрийского владычества и объединиться. И многие номера из вердиевских опер носили очевидную политическую окраску. Или их так воспринимали слушатели.

Этот хор стал символом — символом стремления к свободе. Поют его по самым разным торжественным случаям, фактически этот хор — один из неофициальных гимнов Италии. Хотели даже сделать официальным.

Галя Константинова  29.12.2011 

____________________________________

источник   

Источник: https://borisliebkind.livejournal.com/1104015.html

Страсть Брюллова

Юлия Павловна не прошла — пролетела мимо дворецкого:

— Стареете, Джулиан. Вы не услышали звонка. Всех, кто ко мне придет, отправляйте до завтрашнего вечера. В карете она отдышалась. Какая скука! Хорошо, что Зинаида Волконская приехала, хоть она после смерти бедолаги Веневитинова и сама не своя, но с ней можно поболтать.

Читайте также:  Описание картины павла судакова «к вечеру»

Карета неслась по улице, Юлия Павловна ощутила, что сердце ее отчего-то громко бьется. «Наверное, я разволновалась из-за этого старого дурака! Надо уволить его к черту. Точно!» Она умела ставить точки.

С ПЕРВОГО ВЗГЛЯДА

Зинаида Волконская порывисто обняла Юлию. Та взяла ее за руку:

— Вы не виновны ни в чем, милая. Все знают, что вы не давали повода… Поэт Дмитрий Веневитинов, безнадежно влюбленный в Волконскую, умер от горячки, но теперь принялись говорить, что это было самоубийство на почве несчастной любви.

Волконская приложила платок к глазам.

— Душенька Зинаида Александровна, успокойтесь. Это просто совпадение. Поверьте, времена таких страстей давно в прошлом. И любви настоящей просто нет.

— Вы полагаете, сударыня? Самойлова порывисто обернулась и отчего-то вспыхнула. Какой странный, право, господин. Она никогда прежде не видела его — невысокий, с горящими глазами и нервными руками с мраморными пальцами. Он смотрел на нее, склонив голову набок, что делало его похожим на птицу. Волконская представила их друг другу: графиня Юлия Самойлова, Карл Павлович Брюллов, художник…

— О, так вы и есть тот наглец, что намерен отобрать лавры у Микеланджело?

Теперь вспыхнул Брюллов.

— Юлия Павловна, — улыбнулась Волконская, — пожалейте моего гостя! Он к таким шуткам непривычен.

Но живописец редкостный.

Юлия склонила голову, передразнивая Брюллова:

— Ах, ну коли вы редкостный, нарисуете и меня?

Вскоре она растворилась в толпе гостей. Карл был раздражен и обескуражен. Что за женщина! Говорит, что хочет, и все с вызовом. Не зря говорили, что она опасна! Сумасшедшая богачка, море романов, за плечами развод, детей нет, но воспитывает двух приемных малышек… И магнетически притягивает мужчин. Он злился весь вечер. А когда она уехала домой, понял, что влюблен.

ЯВНЫЙ МЕЗАЛЬЯНС

Она не удивилась, когда ей принесли его визитку. Накинула шаль, уселась на козетку: — Да, я его приму, конечно, пусть войдет! А сердце стучало в висках. Он вошел, замер у дверей.

— Карл Павлович, я рада, — она улыбнулась. — Кстати, когда вы склоняете голову, вы похожи на… цаплю! Брюллов покраснел и неожиданно произнес:

— В детстве, Юлия Павловна, я был болезненным ребенком, но отец заставлял рисовать даже лежа. А когда не исполнял этюды, бил… Однажды ударил так, что я и оглох.

Преподаватель Академии художеств, масон Павел Брюлло (буква «в» будет прибавлена к фамилии позже) отличался суровым нравом. Самойлова вскочила, схватила Брюллова за руку:

— Простите, Карл, простите меня! Я пошутила глупо. Я никогда больше не обижу вас, но только если… вы сейчас же поцелуете меня!

Он коснулся ее губ. И больше ничего не помнил… Они начали видеться каждый день. Он не любил ее — боготворил. А она с ним была простой — такой, какой никто больше ее не знал.

О романе Брюллова и Самойловой судачили и в России, и в Европе: экий возник мезальянс! Да, Юлия Павловна — дочь генерала Палена, наследница колоссального состояния, попечительница оперы, Ла Скала регулярно ставит спектакли на ее деньги… Россини, Доницетти и Верди молятся на нее! А Брюллов… Нищета, ну только что не голь перекатная. Но, все прекрасно понимая, она навсегда сняла тему мезальянса:

— Вы, Карл, приехали из нашей с вами медвежьей родины и взяли мое сердце в полон. Я ведь согласна быть и униженной вами. Да, я считаю себя ровней царю. Но талант ваш — бесценнее любой короны. И потому вы куда выше меня, Карл.

Она начала называть его ласково и шутливо — Бришкой. Своим и только своим Бришкой. …Он начал писать ее портреты, но позировать Самойлова отказывалась:

— Еще чего, сидеть не дыша! Нет уж, Бришка, рисуйте меня, как сердце ваше помнит.

И он — рисовал. Она была нарисована у него на обратной стороне век: стоило Брюллову закрыть глаза, как он видел Юлию будто воочию. Портрет графини Самойловой с воспитанницей Джованиной Пачини и арапчонком поразил итальянцев. Брюллова начали почитать равным Рубенсу.

— Я хочу рисовать вас везде — на земле и на небе, среди развалин Рима, на балу.

— Ну, на небо мне еще рано, Бришка, так что давайте уж лучше среди развалин, пока мы сами не развалины…

Задумав «Последний день Помпеи», Брюллов понял, что не сможет изобразить Юлию на картине один раз.

И потому она изображена там трижды — разная, хотя и узнаваемая. Осмотрев эскизы, Самойлова вдруг стала серьезной.

— Вы правда любите меня, Бришка, — прошептала она.

— Да, — просто ответил он.

«Последний день Помпеи» он писал шесть лет. Полотно сделало его известным на весь мир…

ВЫВОВ ОБЩЕСТВУ

«Мой дружка Бришка. Люблю тебя более, чем изъяснить умею, обнимаю тебя и до гроба буду душевно тебе привержена».

Он перечитывал эти строки ее письма и улыбался. Она была странной, Юлия. Слишком свободной…

Он принял правила установленной ею игры. Смирился с тем, что можно было заводить романы на стороне, но рассказывать о них друг другу. Задушил в себе ревность.

Запретил даже малейшую ложь. Она страшно боялась потери свободы. А еще боялась, что любовь — их великая, непонятная для многих свободная любовь — разрушится, если ей не надо будет преодолевать препятствия, разлуку и смятение… Брюллов был согласен на все.

— Она — мой ангел, — говорил он. — Мой земной ангел.

Она и была такой — неукротимой, страстной, яркой, но — ангелом. Для приемных детей и ее Бришки.

В 1829 году Самойлова унаследовала родовую усадьбу бабушки — Графскую Славянку под Петербургом. Итальянский период был закончен — она вернулась в Россию, и брат Карла-Бришки, архитектор Александр Брюллов, перестраивал ей дом на современный лад, а затем принялся строить для нее дворец на Елагинском острове.

В Славянке Самойлова чудила, устраивала пиры, собирала общество, куда стремились попасть больше, чем на обед к Николаю I. Государь не любил Самойловой — она не была «подданной»! Чуть позже он, дойдя до крайней степени раздражения, попросит ее не появляться в Москве и Петербурге.

Она пожмет плечами и уедет в Италию, заявив: «Государь должен знать, что не в имение ездят, а к Самойловой!» Но пока Юлия Павловна просто сорила деньгами и эпатировала публику.

— Знаешь, Бришка, — сказала она как-то задумчиво, — я вот часто гадаю у одной женщины по руке. Она говорила, что в моей жизни будет много мужчин, но только одна любовь. Но ведь иногда, чтобы сохранить ее, нужно расстаться…

— Почему ты так говоришь?

— Ты гений, Бришка. Художник, равного которому нет. Как глупо потерять твою любовь. А тебе — мою. Но был бы ты мой абсолютно, или я — твоя, это наскучило бы. Бришка, милый, разве не лучше думать друг о друге на расстоянии и даже страдать в разлуке, чем испытывать пустоту — находясь рядом?

Вскоре после этого странного разговора она вдруг… исчезла. Он понял — она приняла решение.

КРУШЕНИЕ МЕЧТЫ

Перестав видеть Юлию, он испытал облегчение. В душе не было боли. Теперь он был завален заказами, много работал и мало думал о любви. Во всяком случае не думал о ней до тех пор, пока не увидел в театре изумительной красоты девушку, что сидела рядом с неприятным господином.

Ее звали Эмилия, а ее отца, неприятного господина, — Федор Тимм. Она была блистательной пианисткой.

Брюллов влюбился до беспамятства. Вскоре он сделал ей предложение. Свадьбу назначили на начало 1839 года. За несколько дней до бракосочетания Эмилия созналась Брюллову, что уже не невинна. Он воспринял это известие спокойно.

— Но это еще не все, Карл! — Эмилия потупила взгляд.

Все остальное он помнил как в бреду. Эмилия была развращена отцом, оставалась его любовницей и не собиралась расставаться с ним… Брюллов чуть не сошел с ума. Но отступить от слова он не мог…

Это была тихая свадьба. Свидетелем со стороны жениха был поэт Тарас Шевченко, который потом вспоминал, недоумевая: мол, в жизни не видел такой красавицы, как Эмилия, но почему-то «в продолжение обряда Карл Павлович стоял, глубоко задумавшись: он ни разу не взглянул на свою прекрасную невесту».

Через два месяца Эмилия уехала от Брюллова.

Никому не приходило в голову обвинять в крушении брака ее, обвинили Брюллова… Свет зашептал: он пьет, бьет жену, он садист! Началась форменная травля: полотна художника снимались со стен, его имя смешивали с грязью… В итоге Николай I потребовал, чтобы Брюллов объяснил в канцелярии генерала Бенкендорфа истинные причины развода. Тот объяснил… Тема была закрыта, но репутация художника пострадала сильно.

…В разгар событий Юлия Самойлова вновь прибыла в Россию. Она застала Брюллова постаревшим, больным, несчастным. Она заступилась за него — вслух, разогнала челядь, нанятую Эмилией… Именно тогда он написал один из самых знаменитых ее портретов — графиня Самойлова удаляется с бала. Юлия теперь была символом протеста и независимости. И Карлу вновь рукоплескали..

Начался новый период счастья. Иногда они с Юлией, бросив все, уезжали в Италию, где он писал этюды к крупным полотнам и портреты знати. Потом он вновь спешил в Россию. «Я никогда не женюсь, моя жена — художества!» — часто повторял он.

Юлия Павловна смеялась.

Но в 1845 году в России она вдруг сказала Бришке, что любит другого. Он выслушал спокойно, решив, что это не может быть правдой.

— Я обещал не мешать тебе.

Она поцеловала его — по лицу текли слезы. И уехала. Он смотрел ей вслед — белый снег слепил глаза.

— Ты уходишь, ты так решила? — прошептал он. — Значит, и мне пора уходить.

Спустя несколько месяцев до Брюллова дошел слух, что Юлия вышла замуж за итальянского певца Джованни Перри. Перри скончается спустя год — Юлия была будто заговорена от личного счастья. Почувствовав, что слабеет, Брюллов отправился в Италию. 23 июня 1852 года он умер в Манциане, так и не дождавшись встречи с ней.

Юлия пережила его на 23 года. Выйдя замуж в третий раз, она развелась с графом Шарлем де Морнэ после первой брачной ночи и так и жила одинокой. Портреты, написанные Брюлловым, она при жизни не продавала, даже когда пошатнулись ее финансовые дела. В 1875 году Самойлова скончалась в Париже и похоронена на кладбище Пер-Лашез.

А вот судьба Эмилии Тимм сложилась удачно. Она никогда не упоминала о коротком браке с Брюлловым, стала всемирно известной пианисткой, любимицей Шопена, повторно вышла замуж и, прожив долгую жизнь, была похоронена рядом с захоронением Александра Брюллова, брата великого Карла…

Источник: https://vm.ru/news/2015/12/16/strast-bryullova-306306.html

Ссылка на основную публикацию