Описание картины каспара давида фридриха «двое, созерцающие луну»

3. Описание картин

Мотивы для своих картин Каспар Давид Фридрих находил, главным образом, в окрестностях своего родного городка Грейфсвальд, расположенного на побережья Балтийского моря. В 1802 году он переезжает в Дрезден, но неоднократно посещает свой родной Грейфсвальд.

Каспар Давид Фридрих не стремился к верному изображению природы. Природа в его творениях существует как метафора судьбы человека.

Сам человек отображен в большинстве случаев только как мечтательный силуэт на фоне возвышенного творения природы, как «Странник над туманным морем» имея часто созерцательную роль.

Первым его большим произведением явилось полотно «Крест в горах» (“Тетченский алтарь”; 1807–1808, Дрезден, Галерея новых мастеров).

К изображению креста, полыхающего в закатных лучах среди сухого леса, одиноко возвышающегося на острове Рюген или среди заснеженного пустынного поля, художник будет часто обращаться и в последующее время.

Крест придает символическую силу его пейзажам, вызывая ассоциации с национальной историей, идеей искупления и торжества христианской религии, которые волновали Фридриха как романтика.

Интерес к национальной культуре прошлого, ее самобытности проявился в изображении старых заброшенных аббатств, величественных готических соборов, напоминающих о произведениях старых немецких мастеров (“Аббатство в дубовом лесу”, 1808–1810, Берлин, Государственные музеи; “Заброшенное аббатство зимой”, 1834; “Собор”, ок. 1817, оба — Нюрнберг, Германский национальный музей). Фридрих увлекался архитектурой, занимался реставрацией памятников и поэтому всегда стремился к детальной точности их воспроизведения, делая много зарисовок во время путешествий. Эти возвышающиеся архитектурные постройки, кресты Распятия смотрятся как символы времени, привнося в полотна художника необычность и таинственность.

Картины «Странник над туманным морем» 1818, Кунстхалле, Гамбург, «Побережье при лунном свете», а также дюжина других полотен Каспара Давида Фридриха хранятся в Гамбургской художественной галерее, обладающей одной из самых значащих коллекций произведений искусств 19 столетия. Другие шедевры немецких художников-романтиков собраны также в Старой национальной галерее Берлинского «Музейного острова».

Подробнее хотелось бы рассмотреть картину «Странник над туманным морем». Это произведение является одним из знаковых шедевров романтизма. На картине изображен странник (сам художник), стоящий на темной, крутой скале.

Он повернут спиной к зрителю, волосы развеваются на ветру. Странник задумчиво смотрит на клочья тумана и на глубины горных расщелин. Острые пики кое-где возвышаются над морем тумана, а вдалеке видны горные гряды.

Над ними небо в линиях облаков.

Значительную роль в пейзажах Фридриха играют человеческие фигуры. Очень часто художник пишет людей спиной к зрителю. Бездейственные созерцатели картин природы, они как будто вбирают в себя авторское «я» живописца.

Герой в произведениях Фридриха всегда оказывается стоящим в стороне от главного в композиции — картины-пейзажа. И в то же время человек и природа — собеседники, ведущие неторопливый разговор о мироустройстве, о судьбе и месте человека в этом мире.

Маленькие фигурки людей на полотнах Фридриха создают настроение одиночества и грусти, растерянности и безысходности. Почти во всех произведениях Фридриха звучит тема одиночества человека перед лицом величественной и равнодушной природы, с которой он неосознанно стремится слиться.

Единственный путь к этому художник видит в смерти. В понимании романтиков смерть духовно очищает и освобождает человека. Эта мысль присутствует почти во всех картинах Фридриха, но даже если в них нет символов смерти, о ней напоминает такая деталь, как переход от сумерек к ночной тьме и от мрака к свету.

Нередко дальние планы на картинах Фридриха оказываются гораздо светлее переднего. Художник как бы подсказывает зрителю выход из создавшейся трагичной ситуации, путь избавления от страданий и одиночества.

Картина «Странник над туманным морем» больше, чем просто пейзаж. Здесь природа представляет собой внешнее выражение внутреннего состояния человека, настроение героя, изображенного на переднем плане.

Горы и облака являются частью души героя, также, как и он сам является частью их.

Композиция картины отражает тенденцию, прослеживаемую в работах Фридриха с 1816 года, когда художник пытается создать гармонию между близким и далеким, между конечным и бесконечным.

Проникнутые глубокой одухотворённостью, радостным подъёмом или просветлённой печалью, а чаще — меланхолически-отстраненной созерцательностью, пейзажи Фридриха Каспар Давида отличаются строгостью рисунка, чёткой ритмикой композиции, тонким колоритом, богатыми эффектами светотени («Пейзаж с радугой», 1809, Государственное художественное собрание, Веймар; «Возрасты», около 1815, Музей изобразительных искусств, Лейпциг; «Двое, созерцающие луну».

Порой мотивы Фридрих Каспар Давид получают символическое звучание, ноты грусти, одиночества перерастают в ощущение щемящей тоски, в чувство неизбежной бренности всего земного, в оцепенение мистического транса

Часто в пейзажах Фридриха присутствует человек – маленькая, заброшенная фигурка, еще более усиливающая чувство грусти и одиночества. Это alter ego художника, его собственный автопортрет, только в скрытой форме.

Автор, не принимая участия в жизни природы, будто бы мысленно с ней разговаривает, в его картинах ощущалось явственное чувство одиночества человека перед молчаливой природой, человеческие фигуры в его картинах как бы затеряны среди природы.

Символическое значение приобретает пейзаж „Гибель „Надежды“ во льдах“ (1822), в котором представлены безбрежные, необжитые ледяные просторы, суровая пустынная природа.

В нем переданы и холод, и отчаяние, и пустота, и неотвратимый натиск вздыбленных льдин, из-под которых едва видна корма погибшего корабля. Символика присуща и другим произведениям Фридриха, например, картине „Возрасты“ (около 1815).

Он стремится увлечь зрителя неведомыми далями, увести от прозы жизни.

В картине «Луга под Грейфсвальдом» (1820-1830), изображающей родину художника, небольшое селение, утонувшее в зелени деревьев. Такие картины Фридриха имеют много общего с наиболее светлыми поэтическими описаниями красот родной природы у поэтов и писателей-романтиков, как Уланд, Эйхендорф, Тик.

К 20-м годам относятся наиболее интересные работы художника. Фигура созерцателя — частый мотив пейзажей Фридриха. Как правило, он обращён к зрителю спиной: художника интересуют не индивидуальные черты персонажей, а их общая увлечённость бескрайностью мира. Пространство картины «Женщина у окна» (около 1822 г.

) — скучная клетка пустой комнаты, романтический порыв выражен здесь именно в фигуре напряжённо глядя щей в окно героини. Безымянный мечтатель в живописи Фридриха — своеобразный двойник зрителя, которому художник предлагает мыс ленно занять его место. Картина демонстрирует довольно сложный прием сочетания темного пространства на переднем плане и светлого – на заднем.

Подобная философия перехода от затемнения к свету встречается у очень немногих художников разных поколений в работах „завещательного“ характера. Для Фридриха это движение к свету было, видимо, девизом всего его творческого пути. Тайна движения человеческой души подчас делает пейзажи художника возвышенно-фантасмагорическими.

„Двое, созерцающие луну“ – асимметричная композиция, где в контрракурсном лунном свете предстают почти силуэтные пятна двух фигур, горных камней и сказочного дерева с вывороченными корнями. Гофмановская сказка, которая „приходит к людям только ночью“, позволяет в каком-то новом образе увидеть горный склон и стоящих на нем людей.

Для художника очень важен момент перехода – от одного состояния в другое. Но этот переход романтически контрастен – в нем есть освобождающее чувство радости от пережитого страха и одиночества».

Таковы и фигуры на первом плане картины «Меловые скалы на острове Рюген» (около 1818 г.). В бесконечное пространство морского пейзажа, гор, гаваней, лесных чащ или полей Фридрих вводит человеческие фигурки.

Они усиливают чувство космичности природы в полотнах, являясь как бы неким микрокосмом в ее необъятном макрокосме. Выписанность деталей пейзажа, восходящая к живописной традиции старых мастеров, всегда сочетается у Фридриха с воспроизведением эффектного, но приближенного к реальному освещения.

Читайте также:  Описание картины густава климта «три возраста женщины»

Несмотря на определенную искусственность тональных разработок цвета, приносимого им, как то было свойственно романтикам, в жертву общей картинности пейзажей, художник всегда стремился к передаче определенного момента в жизни природы, правдивости светоцветовых отношений.

Он изображал человеческие фигуры в световоздушной среде, добивался слитности планов, еще используя средства тональной живописи, лишь предвосхищая интерес мастеров более молодого поколения к возможностям передачи пленэра.

Зрителю, созерцающему словно вместе с фигурками, изображенными со спины на первом плане, открываются почти мистическое величие освещенных загадочным лунным или ровным дневным солнечным светом меловых скал на острове Рюген около селения Аркона.

Фридрих испытал особое влияние Рунге, которое выразилось прежде всего в пристрастии к контрастному разграничению разных частей композиции, начиная с затемненного первого плана к светлому дальнему, следуя через ярко окрашенный средний, как, например, в «Восходе луны над морем» (1822).

Композиции его насыщены эмоциями. Из картины в картину повторяются мотивы тумана, облачности, темноты, которые таинственной дымкой обволакивают все предметы, в то время как неподвижно сидящие персонажи предаются созерцанию пейзажа – символа ожидания и приготовления к вечной жизни. Центральная идея творчества Фридриха – поиск свободного духа.

«Последние работы художника – „Отдых на поле“, „Большое болото“ и „Воспоминание об Исполиновых горах“.

„Исполиновые горы“ – череда горных кряжей и камней на переднем затемненном плане- Это, видимо, возвращение к пережитому ощущению победы человека над самим собой, радость вознесения на „вершину мира“, стремление к светлеющим непокоренным высям.

Чувства художника особым образом компонуют эти горные громады, и опять читается движение от тьмы первых шагов к будущему свету. Горная вершина на заднем плане выделена как центр духовных устремлений мастера. Картина очень ассоциативна, как любое творение романтиков, и предполагает различные уровни прочтения и толкования».

Художник говорил: «Многим дано мало, немногим многое. Каждому открывается душа природы по-иному. Поэтому никто не смеет передавать другому свой опыт и свои правила в качестве обязательного безоговорочного закона. Никто не является мерилом для всех. Каждый несет в себе меру лишь для самого себя и для более или менее родственных себе натур».

Перед картиной «На паруснике» (1818–1820 гг.) каждый невольно делается участником изображённой сцены: палуба срезана рамой так, чтобы зритель чувствовал себя плывущим на одном корабле с героями.

Эффект присутствия усиливается лёгким креном мачты, который создаёт живое впечатление морской качки. Мужчина и женщина на носу парусника, наверное, молодые супруги Фридрих.

Они смотрят вперёд, туда, где на границе моря и неба возникают шпили соборов и здания приближающегося порта.

«Возрасты человека» 1834–1835Лейпциг, Музей изобразительных искусств.

Вид побережья Балтийского моря написан в серебристо-серой колористической гамме. Панорама морской дали с парусными лодками открывается от фигур, олицетворяющих три поколения, три этапа человеческой жизни — юность, зрелость и старость.

Созерцательный пейзажный мотив приобретает глубокое символическое звучание, поэтически повествуя о жизненном пути человека. Художник-романтик, Фридрих трактует жизнь человека и природы как нечто целое, подвластное проявлениям некой вечной, божественной силы.

Романтические ноты вновь прозвучали в этом полотне; Фридрих вновь обратился в нем к теме, всегда остававшейся для него главной.

Полотна художника зачаровывают чувством всевластия природы над человеком, грандиозностью вечного движения, происходящего в ней. Искусство Каспара Давида Фридриха высоко оценивалось современниками. Он оказал большое влияние на немецкую живопись XIX века, под обаянием его таланта находились такие крупные мастера, как К. Блехен и А.

Менцель, многие живописцы других стран. В 1810 году мастерскую художника в Дрездене посетил Гёте и восторженно отозвался о его творчестве. Поклонником таланта художника был и В.А. Жуковский, познакомившийся с Фридрихом в 1821 году во время путешествия по Германии. Поэт во многом способствовал известности немецкого живописца в России.

Пейзажу суждено было играть важную роль в европейской живописи XIX столетия, и творчество Фридриха, одного из самых ярких мастеров романтизма, определило целый этап в развитии жанра, предопределив его последующие достижения в «век реализма.

Источник: http://cult.bobrodobro.ru/17819

Каспар Давид Фридрих (1774 — 1840)

27.07.2008

Публикации

Каспар Давид Фридрих — один из самых крупных мастеров европейского романтизма, создатель романтического пейзажа. Его обширное наследие включает не только живопись маслом, но и рисунки сепией, которые он делал во время своих частых путешествий. Именно пейзажи, исполненные в технике сепии, принесли ему первое признание.

Фридрих изучал искусство рисунка в университете Грейфсвальда, затем занимался в Академии художеств Копенгагена, где сформировался как живописец-пейзажист. С 1798 года он работал в Дрездене, где сблизился с кружком писателей-романтиков — Л. Тиком, Новалисом, Г.Ф.

Клейстом —оказавшим значительное влияние на художника. В поисках натуры он много путешествовал по побережью Балтийского моря, в горах Ризенгебирге. «Землей души», по словам художника, стал для него остров Рюген в Балтийском море, где он подолгу жил и работал.

Но писать маслом Фридрих начал поздно, лишь в 1807 году.

Крест в горах (Тетченский алтарь). 1807—1808

Первым его большим произведением явилось полотно «Крест в горах» (“Тетченский алтарь”; 1807—1808, Дрезден, Галерея новых мастеров).

К изображению креста, полыхающего в закатных лучах среди сухого леса, одиноко возвышающегося на острове Рюген или среди заснеженного пустынного поля, художник будет часто обращаться и в последующее время.

Крест придает символическую силу его пейзажам, вызывая ассоциации с национальной историей, идеей искупления и торжества христианской религии, которые волновали Фридриха как романтика.

Интерес к национальной культуре прошлого, ее самобытности проявился в изображении старых заброшенных аббатств, величественных готических соборов, напоминающих о произведениях старых немецких мастеров (“Аббатство в дубовом лесу”, 1808—1810, Берлин, Государственные музеи; “Заброшенное аббатство зимой”, 1834; “Собор”, ок. 1817, оба — Нюрнберг, Германский национальный музей). Фридрих увлекался архитектурой, занимался реставрацией памятников и поэтому всегда стремился к детальной точности их воспроизведения, делая много зарисовок во время путешествий. Эти возвышающиеся архитектурные постройки, кресты Распятия смотрятся как символы времени, привнося в полотна художника необычность и таинственность.

Меловые скалы на острове Рюген. 1818

В бесконечное пространство морского пейзажа, гор, гаваней, лесных чащ или полей Фридрих вводит человеческие фигурки. Они усиливают чувство космичности природы в полотнах, являясь как бы неким микрокосмом в ее необъятном макрокосме.

Выписанность деталей пейзажа, восходящая к живописной традиции старых мастеров, всегда сочетается у Фридриха с воспроизведением эффектного, но приближенного к реальному освещения.

Несмотря на определенную искусственность тональных разработок цвета, приносимого им, как то было свойственно романтикам, в жертву общей картинности пейзажей, художник всегда стремился к передаче определенного момента в жизни природы, правдивости светоцветовых отношений.

Он изображал человеческие фигуры в световоздушной среде, добивался слитности планов, еще используя средства тональной живописи, лишь предвосхищая интерес мастеров более молодого поколения к возможностям передачи пленэра.

Зрителю, созерцающему словно вместе с фигурками, изображенными со спины на первом плане, открываются почти мистическое величие освещенных загадочным лунным или ровным дневным солнечным светом меловых скал на острове Рюген около селения Аркона (“Меловые скалы на острове Рюген,” 1818, Винтертур, Фонд О. Рейнхардта).

Необычна и таинственна серебрящаяся зеленоватая поверхность морской глади при свете луны, расстилающаяся перед смотрящими на нее путниками (“Двое, созерцающие луну”, 1830—1835, Берлин, Национальная галерея). В холодноватом свете туманного утра растворены фигурки юноши и девушки, сидящих на носу парусника, в полотне “На парусном корабле” (1817—1818, Санкт-Петербург, Государственный Эрмитаж). Прием сопоставления обозримого и безграничного, малого и большого служит вовлечению зрителя в пространство пейзажа. Полотна художника зачаровывают чувством всевластия природы над человеком, грандиозностью вечного движения, происходящего в ней.

Читайте также:  Описание картины франческо пармиджанино «мадонна с длинной шеей»

Охотник в лесу. 1813—1814

Патриотические ноты звучат в раннем полотне «Охотник в лесу» (1813—1814, частное собрание). Маленькая фигурка французского охотника на фоне заснеженного прусского леса символизирует образ пришельца-завоевателя.

Возрасты человека. 1834—1835

В 1816 году Фридрих становится членом берлинской и дрезденской Академий художеств; с 1814 — профессором Академии в Дрездене, где имеет много учеников.

Работы 1820—1830-х годов, в которых повторяются старые пейзажные мотивы, звучат как воспоминание о романтическом периоде его творчества (“Руины в Ризенгебирге”, 1830—1834, Грейфсвальд, Городской музей).

Фридрих по-прежнему часто пишет морские виды, пейзажи острова Рюген и открытые им впервые в 1810 году горы Ризенгебирге, но теперь его чаще привлекают равнинные ландшафты Померании (“Одинокое дерево”, 1822, Берлин, Национальная галерея; “Вид Грейфсвальда”, 1820—1830, Гамбург, Кунстхалле).

Он создает в них менее романтизированные, более приближенные к реальности виды. Значительное время художник уделяет работе в сепии, демонстрируя в рисунках большую свободу в передаче единства света, цвета и воздуха.

Программным в творчестве художника явилось его позднее полотно «Возрасты человека» (1834—1835, Лейпциг, Музей изобразительных искусств). Вид побережья Балтийского моря написан в серебристо-серой колористической гамме.

Панорама морской дали с парусными лодками открывается от фигур, олицетворяющих три поколения, три этапа человеческой жизни — юность, зрелость и старость. Созерцательный пейзажный мотив приобретает глубокое символическое звучание, поэтически повествуя о жизненном пути человека. Художник-романтик, Фридрих трактует жизнь человека и природы как нечто целое, подвластное проявлениям некой вечной, божественной силы. Романтические ноты вновь прозвучали в этом полотне; Фридрих вновь обратился в нем к теме, всегда остававшейся для него главной.

На парусном корабле. 1817—1818

Искусство Каспара Давида Фридриха высоко оценивалось современниками. Он оказал большое влияние на немецкую живопись XIX века, под обаянием его таланта находились такие крупные мастера, как К. Блехен и А. Менцель, многие живописцы других стран.

В 1810 году мастерскую художника в Дрездене посетил Гёте и восторженно отозвался о его творчестве. Поклонником таланта художника был и В.А. Жуковский, познакомившийся с Фридрихом в 1821 году во время путешествия по Германии.

Поэт во многом способствовал известности немецкого живописца в России.

Путник над морем тумана. 1818

Пейзажу суждено было играть важную роль в европейской живописи XIX столетия, и творчество Фридриха, одного из самых ярких мастеров романтизма, определило целый этап в развитии жанра, предопределив его последующие достижения в «век реализма».

Море во льдах (Гибель «Надежды»). 1824

Елена Федотова

Источник: http://www.art-catalog.ru/article.php?id_article=611

Каспар Давид Фридрих Подготовила Авдеева Анна Проверила Шпакова Л.Н. – презентация

1 Каспар Давид Фридрих Подготовила Авдеева Анна Проверила Шпакова Л.Н<\p>

2 Каспар Давид Фридрих родился 5 сентября 1774 г. в Грейфсвальде (Передняя Померания). В молодости лишился большинства родствеников в 1781 г. умерла мать художника, затем скончались его две сестры и брат. В 1790 г. получил первые уроки рисования. С 1794 по 1798 г. Фридрих учился изобразительному искусству в Академии художеств в Копенгагене. После возвращения из Дании путешествовал по различным городам Германии, пока не обосновался в Дрездене. В 1810 г. к живописцу пришёл публичный успех.<\p>

3 Крест в горах, 1808 Первым его большим произведением явилось полотно «Крест в горах» (“Тетченский алтарь”; , Дрезден, Галерея новых мастеров). Эта картина принесла Фридриху первых почитателей и первых критиков. Заказал ее художнику владелец замка Тетчен в Чехии, поэтому она получила впоследствии название “Тетченский алтарь”.<\p>

4 “Аббатство в дубовом лесу Интерес к национальной культуре прошлого, ее самобытности проявился в изображении старых заброшенных аббатств, величественных готических соборов, напоминающих о произведениях старых немецких мастеров (“Аббатство в дубовом лесу”, , Берлин, Государственные музеи; “Заброшенное аббатство зимой”, 1834; “Собор”, ок. 1817, оба Нюрнберг, Германский национальный музей).<\p>

5 Зимний пейзаж, 1811 Эту картину Фридрих послал в числе прочих на выставку в Веймаре в конце 1811 года.<\p>

6 Руины монастыря Эльдена возле Грейфсвальда, 1825 Фридрих увлекался архитектурой, занимался реставрацией памятников и поэтому всегда стремился к детальной точности их воспроизведения, делая много зарисовок во время путешествий. Эти возвышающиеся архитектурные постройки, кресты, распятия смотрятся как символы времени, привнося в полотна художника необычность и таинственность.<\p>

7 Монах у моря, В бесконечное пространство морского пейзажа, гор, гаваней, лесных чащ или полей Фридрих вводит человеческие фигурки. Они усиливают чувство космичности природы в полотнах, являясь как бы неким микрокосмом в ее необъятном макрокосме.<\p>

8 Прогулка на заходе солнца, Выписанность деталей пейзажа, восходящая к живописной традиции старых мастеров, всегда сочетается у Фридриха с воспроизведением эффектного, но приближенного к реальному освещения. Несмотря на определенную искусственность тональных разработок цвета, приносимого им, как то было свойственно романтикам, в жертву общей картинности пейзажей, художник всегда стремился к передаче определенного момента в жизни природы, правдивости светоцветовых отношений. Он изображал человеческие фигуры в световоздушной среде, добивался слитности планов, еще используя средства тональной живописи, лишь предвосхищая интерес мастеров более молодого поколения к возможностям передачи пленэра.<\p>

9 Меловые скалы на острове Рюген, 1818 Зрителю, созерцающему словно вместе с фигурками, изображенными со спины на первом плане, открываются почти мистическое величие освещенных загадочным лунным или ровным дневным солнечным светом меловых скал на острове Рюген около селения Аркона (“Меловые скалы на острове Рюген,” 1818, Винтертур, Фонд О. Рейнхардта). Необычен и таинственен пейзаж, расстилающийся перед смотрящими на нее путниками (“Двое, созерцающие луну”, , Берлин, Национальная галерея).<\p>

10 Двое, созерцающие Луну, Эту картину с полным основанием можно назвать аллегорической. Два человека стоят на каменистой дорожке (жизненном пути) и всматриваются вдаль. Подле них – большой валун (камень веры) и ель (символ вечной жизни). Луна (символ воскресения и Христа) помещена в центре композиции и отделяет “живую” половину картины с валуном и зеленой елью от “мертвой” с засохшим деревом.<\p>

11 Художник скончался в бедности 7 мая 1840 г. в Дрездене, известность пришла к нему лишь в XX веке.<\p>

Источник: http://www.myshared.ru/slide/806304/

Романтическая дружба немецкого художника с русским поэтом

Василий Жуковский и Каспар Давид Фридрих были дружны почти 15 лет: первый часто ездил в гости ко второму и подсадил на его пейзажи русскую царскую фамилию и дворян из своего окружения

Подготовила Юлия Богатко

Первый раз Василий Жуковский увидел картины Каспара Давида Фридриха на стенах дворца прусского короля во время путешествия по Германии со своей ученицей — великой княгиней Александрой Федоровной, которая ранее была принцессой Прусской, — в 1820 году.

Полотна «Монах на берегу моря» и «Аббатство в дубовом лесу» (оба 1809–1810 годов) были куплены братом принцессы, принцем Фридрихом Вильгельмом, вскоре после удачного для художника скандала с мистической картиной «Крест в горах» (1808): кто-то пустил слух, что мрачный пейзаж с крестом будет выставлен в алтаре капеллы замка Течен вместо традиционного образа Спасителя. Оказалось, что ни в каком алтаре картину выставлять не собирались, но скандал сделал имя художника известным всей Пруссии, а «Крест в горах» стал с тех пор называться «Теченский алтарь».

Каспар Давид Фридрих. Крест в горах (Теченский алтарь).

1808 год  © Staatliche Kunstsammlungen Dresden

Поэта Василия Жуковского, который в конце жизни назовет себя «родителем на Руси немецкого романтизма и поэтическим дядькой чертей и ведьм немецких и английских», переводчика Гофмана, Грея, Шиллера, Гете и других романтиков, волновали уже одни названия фридриховых картин: «Могила великана в снегу» (1807), «Странник над морем тумана» (1818), «Двое, созерцающие луну» (1819–1820). Кроме того, Жуковский и сам немного рисовал. Именно в этом своем заграничном путешествии он начал заполнять путевые альбомы рисунками. Вскоре в них уже можно было обнаружить некоторые приемы, свойственные немецким романтикам: контурный рисунок, особенности композиции, обязательные романтические мотивы и надписи, сопровождающие изображение, — то, что искусствовед Михаил Либман называл «специфически фридриховской стенограммой пейзажа».

Николай Гоголь в Риме. Рисунок Василия Жуковского. 1839 год © n-v-gogol.ru

В 1821 году, когда Жуковский впервые лично встретился с Каспаром Давидом, он был удивлен, что выглядит тот совсем не как настоящий романтик. Жуковский рассказал о своих впечатлениях ученице — Александре Федоровне:

Каспар Давид Фридрих. Автопортрет. 1810 год © Kupferstichkabinett Berlin

В этом же письме Жуковский подробно описывает великой княгине одну из только что начатых картин Фридриха — «Восход луны на море», которую впоследствии для нее купит.

Каспар Давид Фридрих. Восход луны на море. Около 1821 года © Государственный Эрмитаж

Круг русских поклонников и покупателей Фридриха расширяется. В 1825 году в мастерскую художника заходит близкий друг Жуковского — историк и государственный деятель Александр Иванович Тургенев, о чем он оставляет запись в дневнике:

В 1827 году уже вместе Жуковский и Тургенев заезжают в Дрезден и заказывают Фридриху новые «печальные картины». К этому времени первый лишился своей любимой (в 1823 году в родах умерла Мария Протасова-Мойер), второй — брата Сергея; оба они, хотя не были непосредственными участниками, пережили трагедию декабрьского восстания 1825 года.

Иван Киреевский, философ-славянофил и публицист, увидевший эти картины, когда они вместе с другими работами Фридриха уже висели у Жуковского, пишет о них матери:

Теперь картины Каспара Давида при посредничестве Жуковского регулярно отправляются в Петербург. И хотя в Пруссии «первооткрыватель трагедии в ландшафте» уже вышел из моды, и даже Жуковский пишет о нем как о человеке, «пережившем свое дарование», в России собирается неплохая его коллекция.

Восемь работ принадлежали царской семье, девять живописных полотен и пятьдесят рисунков были в собрании самого Жуковского. Впоследствии в государственные музеи — Эрмитаж, Музей изобразительных искусств имени А. С.

 Пушкина — они поступали также и из частных коллекций князей Вяземских, Барятинских и других.

Сам Фридрих в конце жизни занялся экспериментами: между 1830 и 1835 годами, до того как его разбил паралич, он, учитывая романтическое влияние света, пробует технику живописи на кальке.

В зависимости от освещения — дневного или вечернего — картины приобретали различные эффекты.

Для создания дополнительного настроения демонстрацию таких картин он предлагал сопровождать игрой на поющих бокалах. 

Каспар Давид Фридрих. А. И. Тургенев, В. А. Жуковский, С. И. Тургенев. 1827 год © Государственный музей изобразительных искусств имени А. С.

 Пушкина

В 1835 году Фридрих пережил инсульт и больше не мог писать маслом, ограничивался небольшими рисунками сепией; Жуковский ходатайствовал о нем перед великим князем Александром Николаевичем, напоминая слова, будто бы сказанные в 1820 году императором, тогда еще великим князем, Николаем Павловичем: «Фридрих, если будешь в нужде, дай мне знать, я тебе помогу», и добавил от себя: «Заступите теперь место государя и помогите ему. Позвольте мне именем вашим [если сами не найдете времени] взять у него на одну или две тысячи [рублей] рисунков и картин, что найдется».

Последний раз Жуковский побывал в Дрездене за два месяца до смерти Фридриха, отбирая рисунки для Александра: «19 марта 1840 года. К Фридриху. Грустная развалина. Он плакал, как дитя. 20 марта. Середа. Пребывание в Дрездене.

Выбор рисунков Фридриха для великого князя».

После смерти художника закупка картин стояла обязательным номером в берлинских и дрезденских поездках Василия Андреевича, что продолжительное время было заметной помощью обнищавшей семье Фридриха.  

Источник: https://arzamas.academy/materials/238

Произведения Каспара Давида Фридриха

Краткая биография

Каспар Давид Фридрих (1774, Грейфсвальд — 1840, Дрезден) учился с 1794 по 1798 в Академии художеств в Копенгагене, одним из его учителей был Йенс Юль.

Помимо этого работал в Дрездене, где писал городские пейзажи и встречался с крупными представителями немецкого романтизма, в частности с поэтами Новалисом (1772–1802) и Генрихом Клейстом (1777–1811), а также с художниками Георгом Фридрихом Керстингом и Карлом Густавом Карусом.

Лишь в 1807 вплотную занялся живописью. В 1810 был принят в Берлинскую, а в 1816 — в Дрезденскую академии художеств. Фридрих не ставил задачей реалистично изображать природу в своих пейзажах.

Следуя примеру Филиппа Отто Рунге, пытался выражать на полотнах собственные представления, чувства, метафизические идеи. Подчеркивал страстное стремление человека слиться с Божественным абсолютом. В творческом наследии Фридриха помимо многочисленных картин есть немало литературных произведений.

Известные картины

Дерево с воронами, около 1822. Холст, масло, 59*74 см. Лувр, Париж.
В пейзажах, изображающих древнегерманские захоронения-мегалиты, художник подчеркивает мысль о гармоничном сосуществовании человека и природы.

Вид балтийского побережья, как в других аналогичных произведениях, композиционно выстраивается из отдельных набросков. На месте камней, образовывавших некогда древние могилы, ныне растут деревья.

Таким по замыслу художника нашему взору предстает таинственный храм природы.

Море, покрытое льдами, около 1823. Холст, масло, 97*127 см. Кунстхалле, Гамбург.
Первый вариант этой картины назывался Крушение «Надежды». На ней изображены обломки корабля. Перед нами не только символ тщетности человеческих усилий постичь тайны божественного промысла и покорить природу. Пейзаж отражает крушение патриотических надежд художника, связанных с началом эпохи Реставрации.

Двое, созерцающие луну, 1819/20. Холст, масло, 34*44 см. Картинная галерея, Дрезден.
Фридрих часто вписывал на фоне пейзажей фигуры людей, стоящих спиной к наблюдателю. Они не способствуют оживлению композиции, а помогают художнику передать дальнюю перспективу. Кроме этого, художник стремится привлечь зрителя к происходящему, превратить его в еще одно действующее лицо композиции.

Монах на берегу моря, 1808–1810. Холст, масло, 110*171,5 см. Галерея романтизма, Берлин.
Изображение побережья — любимый мотив Фридриха, помогающий художнику выразить преклонение перед природой.

В ней живописец видел превосходящее все ценности величие и мощь, бесконечность мироздания, постигаемые только человеком, ищущим и глубоко верующим.

Фигура одинокого монаха подчеркивает контраст между беспредельной природой и человеческим существом.

Горный пейзаж, после 1830. Холст, масло, 45*58,3 см. Государственный музей изобразительных искусств им. А. С. Пушкина, Москва.

Для выражения мистических религиозных идей Фридрих использует два основных живописных мотива — изображение атмосферных явлений и высоких гор. Над плоскогорьем вздымаются ввысь Исполиновы горы.

Небесный посланник, туман придает пейзажу пластичность и торжественную таинственность.

Меловые скалы на острове Рюген, около 1818. Холст, масло, 90*70 см. Собрание Оскара Рейнхарта, Винтертур.
Пейзаж проявляет умение художника находить необычные ландшафты и ракурсы их изображения. Вздымающиеся к небу утесы открывают вид на глубокую пропасть и необъятную морскую даль. Художник отвел путешественникам на переднем плане совсем немного места, создавая атмосферу сдержанной радости.

Источник: https://artrue.ru/style/romanticism/proizvedeniya-kaspara-davida-fridrixa.html

Ссылка на основную публикацию