Описание картины константина сомова «вечер»

Картины, описание картин — Дама в голубом. Портрет Елизаветы Михайловны Мартыновой. 1900 — Музей Арт-Рисунок

Настоящ ий художник на протяжении всей своей жизни создает собственный, особый мир. Например, В.М. Васнецов строил в старой Москве деревянный терем, Б. Кустодиев поселил своих купцов и купчих в небольшом городке на берегу Волги.

Константин Сомов местом для своих героев избрал окрестности Петербурга и время — XVIII век, век красоты, галантности и милых забав. В XVIII веке, в милых вещицах и парковой архитектуре того времени, в томных гавотах и менуэтах художник черпал свое вдохновение.

Чтобы по-настоящему проникнуть в мир прошлого, Сомов погружается в изучение и собирание разного рода источников, в которых видит живые свидетельства очевидцев. Такими источниками были для него мемуары, поэзия и проза XVIII века, музыка, романсы и, конечно, изобразительное искусство — рисунки, гравюры, картины.

Сомов внимательно изучал старинные, пожелтевшие от времени альбомы, всевозможные изображения, пытаясь уловить характерные черты облика людей XVIII века — их позы, походку, жесты, ритмы движения, костюмы, прически. Соприкасаясь со всем этим материалом, художник как бы вдыхал аромат эпохи и постигал ее своеобразие.

Источником вдохновения стала для него музыка Глюка, Моцарта и других композиторов.

Константин Сомов, как и другие художники «Мира искусства», не видел выхода из противоречий жизни и стремился уйти от них в мир прошлого, мир искусств.

Он, как и другие «мирискусники», решительно отмежевался от искусства второй половины XIX века с его демократизмом и просветительско й социальной направленностью , а также и от эстетической теории Н.Г. Чернышевского. Бытовому жанру эпигонов передвижничеств а К. Сомов противопоставил жанр ретроспективы, уводящий в мир прошлого — в эпохи рококо и ампир.

Для своих картин Сомов избрал «старинный язык», потому что он был ему приятнее языка современности, но художник ни в коем случае не хотел быть «бытописателем старины».После возвращения на родину из-за границы К. Сомов почувствовал себя «настоящим художником», совсем взрослым и крепким.

Он начинает сразу три картины — «Вечер», «Дама в голубом» и «Остров любви». Все они являют собой зрелище строгой и прекрасной разработки художником близкого его сердцу мира — мира XVIII века.«Дама в голубом» (портрет художницы Е.М.

Мартыновой) — как чистый и нежный цветок, занесенный из каких-то неведомых светлых садов. Немного найдется в русской живописи начала XX века портретов, которые были бы в такой степени знамением времени, как «Дама в голубом».

В этом произведении Сомов воплотил новый идеал женственности, создал свой образ «Прекрасной Дамы», отразил свое представление о поэтическом и возвышенном — далеком от повседневных будней.

Художник был давно дружен с Елизаветой Михайловной Мартыновой, видимо, она была одним из немногочисленны х увлечений Сомова. Он учился вместе с ней в Академии художеств. К поэтическому образу Мартыновой художник обращался много раз. В 1897 году Сомов приступил к работе над новым портретом Мартыновой.

Перед художником была очень интересная модель, и его волновала мысль о портрете-картин е, в котором бы он смог запечатлеть глубоко поэтический образ. Молодая женщина в пышном, сильно декольтированно м платье, с томиком стихов в опущенной руке изображена стоящей у зеленой стены разросшегося кустарника.

Художник переносит Мартынову в мир прошлого, облекает ее в старинное платье, помещает на фоне условного декоративного парка. Вечернее небо с легкими розовыми облаками, деревья старинного парка, темная гладь водоема — все это изысканно по цвету, но, как истинный «мирискусник», Сомов стилизует пейзаж.

Например, пожухшая зелень листвы словно взята со старинных гобеленов или с пожелтевших картин старых мастеров.

Созданный Сомовым ретроспективный портрет стал новым явлением в русском искусстве. Художник был первым, кто поставил перед собой эту задачу и блестяще решил ее. Кроме того, художник отказался от всего случайного, бытового, он поднял созданный им образ над повседневностью , придав ему возвышенное очарование.

Прежде всего зрителя в портрете Е.М. Мартыновой привлекает необычное сопоставление старинного стилизованного парка, старинного костюма и современной художнику женщины с ее сложным духовным миром. Глядя на эту одинокую, тоскующую женщину, зритель не воспринимает ее как человека из иного мира, прошлого и далекого.

Это — женщина конца XIX века. Все в ней характерно: и болезненная хрупкость, и чувство щемящей тоски, печаль в ее больших глазах и плотной линии скорбно сжатых губ. И та естественная бледность, которой в XVIII веке добивались лишь искусственными снадобьями…

На фоне дышащего волнением неба хрупкая фигура Е.М.

Мартыновой полна особой грации и женственности. А между тем в жизни Е.М. Мартынова была веселой, жизнерадостной. Подруга ее, М.

Ямщикова, писала: «Что сделал художник с этим лицом, с этими когда-то сияющими торжеством глазами? Как сумел вытащить на свет глубоко запрятанную боль и печаль, горечь неудовлетворенн ости? Как сумел передать это нежное и вместе с тем болезненное выражение губ и глаз?»

Действительно, глубина проникновения Сомовым в этот образ просто поразительна. Е.М. Мартынова мечтала о большом будущем, хотела реализовать себя в настоящем искусстве и презирала житейскую суету. А случилось так, что в 30 с небольшим лет она умерла от туберкулеза легких, не успев ничего исполнить из задуманного.

Чтобы ярче передать утонченность образа своей модели, К. Сомов прибегает к лессировкам, добиваясь тончайших красочных нюансов, прозрачных голубых теней в живописи лица и открытых плеч. Замечательны по своей выразительности жесты прекрасно написанных рук. В левой, поднесенной к груди, и в бессильно опущенной правой есть что-то невыразимо беспомощное.

Обычно в своих портретах Сомов не столь открыто пользовался жестом как средством характеристики, но «Дама в голубом» стала исключением.Несмотря на парадность портрета, в нем звучит скрытая задушевная нота. И она заставляет зрителя пережить настроение героини, проникнуться к ней тем сочувствием, каким был полон и сам художник.

Между этой грустной женщиной и изображенными в глубине лицами нет сюжетной связи, нет взаимодействия.

Мужская фигура, обликом напоминающая самого Сомова, а также жанровая сценка еще острее подчеркивают ее одиночество. Темная плотная купа деревьев словно отгораживает это хрупкое создание от окружающего мира.

«Дама в голубом» трагична, она устала, надломлена. Взгляд ее воспален, губы запеклись, на щеках горит лихорадочный румянец. Она больна, и художник поэтизирует ее болезнь и одиночество. Искусство рубежа веков, по выражению Т. Манна, видит в болезни «небуржуазную форму здоровья».

Современный человек с его тоской и неудовлетворенн остью противопоставле н на картине Сомова гармоничному миру прошлого — миру XVIII века, но это опять же не ощутимо реальный мир, а идеальный.

«Дама в голубом» появилась на выставке «Мира искусств» в 1900 году (из-за отъезда художника в Париж и болезни модели эта картина писалась три года) под названием «Портрет», а через три года она была приобретена Третьяковской галереей.

Источник: http://www.art-drawing.ru/gallery/665-somov-konstantin-andreevich/detail/4827-somov-konstantin-andreevich2

Маскарады Сомова

1869

18/30 ноября родился в Петербурге в семье историка искусства, хранителя Эрмитажа А. И. Сомова.

1878

Первая поездка за границу в Париж, вместе с родителями.

1879 — 1888

Гимназия К. Мая, знакомство и дружба с Ал. Бенуа, В. Нувелем, Д. Философовым. Увлечение театром, музыкой, пением.

1881

Поездка с семьей в Вену и Грац.

1888, сентябрь — 1897, март

Занятия в Академии художеств. Научный курс окончен в 1892 г с октября 1894 до марта 1897 г. занятия в мастерской И. Е. Репина.

1890

Поездка с матерью по Европе (Варшава, Германия, Швейцария, Италия).

1894

Путешествие с отцом по Европе (Германия, Италия). Первое выступление на выставке Общества русских акварелистов.

1895

Участие в петербургских выставках — Ученической в Академии художеств и “Blanc et noir”. Портреты: матери художника, А. Н. Бенуа и др. Пейзажи.

1896

Портреты: А. К. Бенуа и Н. Ф. Обер. “Две дамы на террасе”, пейзажи и др.

1897

Поездка в Париж (сентябрь — до лета 1898 г.). Портреты: А. И. Сомова, А. А. Михайловой. “Беседка”, “В августе”, “Конфиденции”, “Радуга” и др.

1898, октябрь

Участие в выставке русских и финляндских художников. Вторая поездка в Париж, мастерская Коларосси. Автопортрет, “Поэты”, “В детской” и др.

1899 май

Участие в первой выставке “Мира искусства”, поездка из Парижа в Англию, возвращение в Петербург. “Купальщицы”, “В боскете”, иллюстрации к поэме А. С. Пушкина “Граф Нулин” и др.

1900

Участие во второй выставке “Мира искусства”. “Дама в голубом” (1897 — 1900), “Остров любви”.

Лето (1900)

Силламяги, под Нарвой. “Вечерние тени”, “Роща на берегу моря” и др.

1901

Участие в выставках — третьей “Мира искусства”, на Венском Сецессионе и в Дармштадте. Портрет А. П. Остроумовой, иллюстрации к повестям Н. В. Гоголя и др.

1902

Участие в выставках — “36-ти” художников в Москве, четвертой “Мира искусства”, в Kunstsalon'e Кассирера в Гамбурге, на Сецессионе в Берлине. “Вечер”, “Волшебство” и пейзажи Мартышкина.

1903

Первая персональная выставка картин, эскизов и рисунков (162 работы) в Петербурге в “Современном искусстве” и у Кассирера в Берлине и Гамбурге (95 произведений). Участие в выставках — 5-ой “Мира искусства” и 1-й “Союза русских художников”. “Эхо прошедшего времени”, “Спящая женщина в синем платье”, “Дама в розовом” и др.

1904

Участие в выставках — “Союза русских художников”, в Вене и Дрездене. “Лето”, “Фейерверк”, книжная графика и др.

1905, май

Поездка в Париж и Бретань (Примель). Занятия скульптурой (“Влюбленные”). Знакомство с М. Кузминым, Вяч. Ивановым. Участие в выставках — “Союза русских художников”, в Вене и акварелистов в Берлине. Начало сотрудничества в журнале “Золотое руно”.

1906

Участие в выставках — “Мира искусства”, “Союза русских художников”, Сецессионе в Берлине, в Выставке русского искусства в Осеннем салоне в Париже (устроенной С. П. Дягилевым). “Дама, снимающая маску” (фарфор), портрет В. Л. Иванова, книжная графика.

1907

Участие в выставках — “Союза русских художников”, “Нового общества художников”, “Интернациональной” в Венеции. Графические портреты А. А. Блока и Е. Е. Лансере. “Арлекин и смерть”, иллюстрации для немецкого издания “Das Lesebuch der Marquise”. Berlin, 1907.

1908

Участие в выставках — “Союза русских художников” и Галерее Жоржа Пти в Париже.

1909

Участие в выставках — “Союза русских художников”, “Die Dame in Kunst und Mode” в Берлине, на “Интернациональной” в Риме. Портрет поэта М. А. Кузмина, “Спящая молодая женщина”, костюм Коломбины для А. Павловой и др.

1910 — 1912

Участие в выставке женских портретов в редакции журнала “Аполлон” и выставке “Союза русских художников” (1910) выход из “Союза” вместе с А. Бенуа, М. Добужинским и другими. Участие в первой выставке вновь организованного “Мира искусства”. Портреты: Г. Л. Гиршман, Е. П. Носовой, Ф. Сологуба, М. Добужинского и др. “Пьеро и дама”.

декабрь 1911 — апрель 1912

Поездка на юг Франции (Больё). “Арлекин и дама” (два варианта).

1913 — 1914

Портрет М. Д. Карповой, эскиз занавеса для “Свободного театра” (Москва) и др.

1914, январь

Получение звания академика (Академия художеств). Поездка в Больё; возвращение в Петербург через Венецию, Вену. Портреты: Д. Г. Карышевой, Е. П. Олив, В. Ф. Нувеля. “В лесу”, “Итальянская комедия”.

1915 — 1918

Участие в выставках: Картин русских художников, устроенной в пользу пострадавших от войны бельгийцев (26 номеров), “Мира искусства”. Работа в школе Е. Н. Званцевой (штудия натуры). Портреты: Г. Л. Гиршман, Н. Г.

Высоцкой, М. Г. Лукьянова, Е. С. Михайлова. “Зима. Каток”, “Язычок Коломбины” и др. Работа над иллюстрациями и подбором текстов для книги “Le Livre de la Marquise” для издательства Голике и Вильборг (Петербург).

1919

Персональная выставка в Государственной Третьяковской галерее к 50-летию художника. “Лето” и др.

1920 — 1922

Участие в выставке, организованной Домом искусств. Портреты: А. А. Михайловой, Н. Е. Добычиной, Е. А. Степановой. “Летнее утро”, “Фейерверк”, “Крестьянские девушки и парень в вечернем пейзаже” и др.

Читайте также:  Описание картины василия тропинина «автопортрет на фоне окна с видом на кремль»

1923, декабрь

Отъезд в Америку (через Ригу, Берлин, Лондон) с Выставкой русского искусства в качестве представителя от петроградской группы художников. Составление совместно с И. Грабарем каталога выставки. .

1924, январь

Прибытие в Нью-Йорк. Организация выставки, открытие ее 8 марта. Сомов представлен 38 произведениями. Знакомство и сближение с семьей Рахманиновых. Портрет Е. К. Сомовой.

1924, июнь

Поездка в Париж.

1924, июль

Небольшая персональная выставка в магазине В. Гиршмана и Н. Асса.

1924, сентябрь

Возвращение в Нью-Йорк.

1925, январь

Портреты: Т. С. Рахманиновой, С. В. Рахманинова (рисунок), К. М. Животов с кой.

май Переезд во Францию. Жизнь на ферме в Гранвилье (Нормандия) вместе с М. Лукьяновым. Поездки в Париж и Корбевиль к Рахманиновым. Портреты: С. В. Рахманинова (этюд маслом и большой портрет для фирмы “Стейнвей”), В. А. Сомова (племянника художника).

1926

Портреты: Б. Е. Поповой, Е. С. Питтс, миссис Морган и др. Иллюстрации к повести А.-Ф. Прево “Манон Леско” для издательства “Трианон” (Париж).

1927

Более 50 акварельных миниатюр (пейзажи и жанровые сцены).

1928, январь

Приобретение квартиры в Париже (бульвар Эксельманс).

1928, май — июнь

Участие в выставке русского искусства в Брюсселе и поездка на ее открытие.

1928, декабрь

Персональная выставка в магазине Лесника в Париже (63 произведения). Портреты: М. Г. Лукьянова, А. А. Попова, Г. Л. Гиршман, три автопортрета и др.

1929

Участие на выставке в Копенгагене. Портрет К. П. Верховской, натюрморт, “Фейерверк”, “Жадная обезьянка” и др.

1930, февраль — март

Участие в выставках в Берлине и Белграде.

1930, июнь

Персональная выставка в галерее Голицына в Лондоне (80 произведений). Иллюстрации к роману Лонга “Дафнис и Хлоя” для издательства “Трианон”. Работа над портретами членов семьи Нольде, “Морской пляж с фигурами” и др.

1931

Портреты: Т. М. Брайкевич (и этюд к нему), М. И. Ростовцева. “Митиленские пастухи”, натюрморт с комодом, цветами, зеркалом, и др.

1932, 14 апреля

Смерть М. Г. Лукьянова.

1932, июнь

Участие в выставке русских художников в галерее “Ренессанс” (10 произведений).

1932, август

Поездка с молодыми художниками В. Будановой, Л. Успенским и Кругом в Гранвилье. Портрет В. Будановой и картина “Окно — дверь…”.

1932, сентябрь

Возвращение в Париж. “Грибоборки”, портрет Б. М. Снежковского и др.

1933

Портреты: Б. М. Снежковского (с боксерскими перчатками и “ню”), Е. С. Мацневой и др.

1933, август — сентябрь

Поездка в Гранвилье. Работа с натуры совместно с молодыми художниками и руководство ими. Двойной портрет В. И. Будановой-Успенской, натюрморт с фарфором и отражающимися в зеркале фигурами, “Балет” и др.

1934

“Старческая любовь”, “Интерьер со столиком”, “Купальщики в белую ночь”, портрет М. В. Брайкевича и др.

1934, конец июля — август

Поездка в Гранвилье с Успенскими и Кругом. “Окно — пейзаж — натюрморт”, “Натюрморт с автопортретом”, “Натюрморт с красными лилиями и перламутровой коробкой” и др. Портрет Сесиль Воланж — героини романа “Опасные связи”, несколько этюдов для нее с А. Левченко.

1935 — 1938

Портреты: К. П. Тонконоговой, Б. М. Снежковского (в палевой пижаме) и др.

1937, август

Портрет миссис Филипс, этюд “ню” (Снежковский) (ГРМ). Поездка в Гранвилье с Успенскими и Кругом. “Лихорадка”, “Мандолинист и его слушатели” и др.

1938

“Балет”, “Привидения” и др.

1938, июль — август

Поездка в Гранвилье с родителями Б. Снежковского. “Окно-дверь и пейзаж” и др.

1939

“Летний вечер в деревне” (с четырьмя фигурами), “Натюрморт с синей тетрадью”, “Усталый путник” и др. Работа над портретом Р. Зубовой (1937 — 1939, не окончен).

1939, 6 мая

Скоропостижная смерть в Париже.

Источник: https://s30556663155.mirtesen.ru/blog/43163559638

Константин Сомов: картины, биография художника «Мира Искусства»


Русский художник Константин Андреевич Сомов был одним из виднейших «мирискусников», то есть участников выставочного объединения, художественной группировки и журнала под одним названием «Мир искусства». В начале вежа Сомов почитался самым модным из художников-декадентов, тяготевших к болезненной изы­сканности и программно декларировавших уход от общест­венно-политической жизни и борьбы.

Несмотря на явные упадочнические тенденции в искусстве Сомова, оно как художественное явление представляет большой инте­рес, прежде всего благодаря блестящему владению худож­ника профессиональным мастерством. Сомов родился в Петербурге в интеллигентной, близкой к искусству семье. Отец его был старшим хранителем Эрмитажа, большим любителем и знатоком живописи.

В 1888 году Сомов посту­пил в Петербургскую Академию художеств. Б. П. Виллевальде, К. Б. Вениг, В. П. Верещагин и П. П. Чистяков стали его учителями. В эти годы Сомов работает вполне в реалистическом духе, делает портретные и пейзажные эскизы в акварели и карандаше. Бывая в доме А. Н.

Бенуа, он сближается с кружком лиц, впоследствии составивших ядро общества «Мир искусства».

После обновления академии в 1894 году Сомов посещает мастерскую И. Е. Репина. Его рисунок «Натурщик в рус­ском костюме», карандашные портреты А. К. и А. Н. Бенуа и лирические интимные пейзажи «Вечер в мае» и «Море в Мартышкине» отмечены вниманием к натуре.

Но тогда же появляются и первые ретроспективные работы, одна из них — «Дама у пруда» — была представлена как эскиз на вольную тему в академию. Впоследствии именно увлечение XVIII веком определяет специфику творчества Сомова.

Ин­терес к древним Греции и Риму, к русской сказочности, славянским преданиям, наконец, к XVIII веку был весьма моден в те годы, он проникал и в музыку и в литературу.

И вот сомовские композиции с жеманными персонажами в фижмах и пудреных париках, такие, как «Письмо», «Про­гулка после дождя», «На террасе», «Пастораль», «Радуга», «Конфиденции», пришлись по вкусу тогдашним посетителям художественных выставок. Так определил себя Сомов.

Но в этих работах 1896—1897 годов главной все-таки была передача состояния природы, а дамы и кавалеры в костю­мах времен Людовика XV служили лишь только тщательно подобранным стаффажем. В дальнейшем Сомов вырабатывает и свою манеру, завершенность человеческих фигур в его картинах обычно сочеталась с эскизностью окружения.

В начале 1897 года Сомов покинул Академию художеств и отправился в Париж.

Здесь были созданы картины «В ав­густе» (1897), «В былые времена» (1898), «Волшебство» (1898), «Поэты» (1898) и «Белая ночь» (1898—1900), в кото­рых можно было наблюдать странную смесь старины с на­строением современности, воспринятой, конечно, по-декадентски с акцентировкой черт усталости, утонченности, греховности.

Надо сказать, эти работы Сомова вызвали возмущение среди прогрессивного лагеря русского искусства. «Я знаю этого способного юношу,— писал И. Е. Репин,— и понять не могу его (притворства в напускании на себя такой глупости в красках, как его зеленая травка, такого идиотизма, как сцены его композиций с маленькими выло­манными уродцами лилипутами».

Возвратившись в Россию, Сомов начи­нает три своих наиболее известных произведения: «Дама в голубом», «Вечер» и «Остров любви». Образ дамы в голу­бом как нельзя более типичен для понимания Сомовым задач искусства.

Изображена современная женщина нерви­ческого типа, с умным, чуть усталым лицоом, облаченная в пышное платье XVIII века. Такое сочетание не лишено своеобразной поэзии, но лишь в немногих вещах Сомов удержался на этом уровне.

Очень скоро в его творчестве побеждают стилизация, узорчатая декоративность и откро­венная эротика, уводящая художника на путь мучитель­ных и бесплодных исканий.

Сомов работал и в графике, в своеобразной манере перо­вого рисунка с подцветкой. Главным образом он оформлял всякого рода увражи (дорогие художественные издания), иногда его рисунки появлялись на страницах журналов и книг. Сомовым исполнен также ряд портретов современ­ников — А. А. Блока, М. А. Кузьмина, М. В. Добужинского, Б. Б. Лансере.

Портреты Сомова смотрите здесь

 Умер художник в эмиграции.

Картины Константина Сомова

Источник: http://www.artcontext.info/pictures-of-great-artists/55-2010-12-14-08-01-06/1691-somov.html

Презентация по МХК на тему «Модерн Константина Сомова»

Инфоурок › ИЗО, МХК › Презентации › Презентация по МХК на тему «Модерн Константина Сомова»

Описание презентации по отдельным слайдам:

1 слайд Описание слайда:

М.Е. Бругге. 2016 год Модерн Константина Сомова

2 слайд Описание слайда:

Константин андреевич сомов (1869-1939)

3 слайд Описание слайда:

Константин Сомов родился в семье известного музейного деятеля, хранителя Эрмитажа, Андрея Ивановича Сомова. Его мать, Надежда Константиновна (урождённая Лобанова) была хорошим музыкантом, широко образованным человеком. В 1879—1888 годах учился в гимназии К. Мая.

С сентября 1888 года по март 1897 года учился в петербургской Академии художеств: основной курс — до 1892 года, затем, с октября 1894 года, занятия в мастерской И. Репина. В 1894 году впервые участвовал в выставке Общества русских акварелистов. В 1897 и 1898 годах занимался в Академии Коларосси в Париже.

С 1899 года жил в Петербурге. Биографическая справка

4 слайд Описание слайда:

Ещё в гимназии Сомов познакомился с А. Бенуа, В. Нувелем, Д. Философовым, с которыми позже участвовал в создании общества «Мир искусства».

Сомов принимал самое деятельное участие в оформлении журнала «Мир искусства», а также периодического издания «Художественные сокровища России» (1901—1907), издававшегося под редакцией А. Бенуа, создал иллюстрации к «Графу Нулину» А. Пушкина (1899), повестям Н.

Гоголя «Нос» и «Невский проспект» (1901), нарисовал обложки поэтических сборников К. Бальмонта «Жар-птица. Свирель славянина», В. Иванова «Cor Ardens», титульный лист книги А. Блока «Театр» и др.

Первая персональная выставка картин, эскизов и рисунков (162 работы) состоялась в Петербурге в 1903 году; в Гамбурге и Берлине в этом же году были показаны 95 произведений. В 1905 году начал сотрудничать в журнале «Золотое руно». «Мир искусства»

5 слайд Описание слайда:

Основной жанр творчества – вариации на тему «галантной сцены». На его полотнах оживают персонажи Ватто (стиль рококо) – дамы в пышных платьях и париках, актёры комедии масок.

Они флиртуют, кокетничают, поют серенады, окружённые ласкающим сиянием света. Однако все средства направлены на то, чтобы показать «галантную сцену» как фантастическое видение, на мгновение вспыхнувшее и сразу исчезнувшее.

После него остаётся лишь воспоминание, причиняющее боль Основной жанр творчества

6 слайд Описание слайда:

«ВЕЧЕР» (1902)

7 слайд Описание слайда:

Стилистически завершенной предстает сомовская «реальность» в картине «Вечер» (1902). Все здесь отвечает единому стройному и церемонному ритму: повторы аркад, чередование уходящих вдаль плоскостей боскетов, замедленные, словно ритуальные, движения дам. Даже природа здесь – произведение искусства, несущее черты стиля, навеянного XVIII веком.

Но прежде всего это «сомовский» мир, зачарованный, странно статичный мир золотого неба и позолоченных скульптур, где человек, природа и искусство пребывают в гармоническом единстве. Мерцают гроздья винограда, солнечный свет, пробиваясь через листья, бросает рефлексы на одежды и лица людей, смягчая звучные изумрудные и алые краски одежд.

Наслаждение рассматривать тонко выполненные детали туалетов, кольца, ленты, башмаки с красным каблуком. В картине «Вечер» нет подлинной монументальности. Сомовский мир несет в себе эфемерность декорации, поэтому случайным представляется большой размер полотна. Это увеличенная миниатюра.

К миниатюризму всегда тяготеет камерный, интимный талант Сомова. «ВЕЧЕР»(1902)

8 слайд Описание слайда:

«Осмеянный поцелуй» (1908)

9 слайд Описание слайда:

Осмеянный поцелуй» 1908г. — яркий пример основного жанра Константина Сомова. Мы становимся свидетелями еще одной «галантной сцены». Тут молодой человек так и льнёт к своей возлюбленной, покрывая её тело поцелуями, а та, словно заворожённая, при этом только усмехается. Увы, у этой сцены есть ещё один наблюдатель, спрятавшийся за колонной.

Влюблённые не замечают не только часов, но окружающих людей, поэтому незваный свидетель сцены проявления их страсти выглядит как гость на чужом празднике, что извиняет его. «Галантная сцена» для Сомова — фантастическое видение. Именно поэтому образ влюблённой парочки порой кажется мгновением, которое вспыхнуло и сразу же исчезло.. .

После него остаётся лишь воспоминание, причиняющее боль. «Осмеянный поцелуй» (1908)

10 слайд Описание слайда:

«Арлекин и дама» (1912)

11 слайд Описание слайда:

Красочное полотно «Арлекин и дама» представляет нам К. Сомова как художника-графика. Мастер кисти изображает обычную картину – дама и ее кавалер гуляют парковой аллеей. Неожиданно их сменяют персонажи маскарада – двойники в масках. Это герои комедии «Арлекин и дама» (1912)

12 слайд Описание слайда:

Читайте также:  Описание памятника чехову в томске

«Дама в голубом (1897-1900)

13 слайд Описание слайда:

В картине «Дама в голубом» Константин Андреевич Сомов изобразил свою близкую подругу и коллегу по ремеслу — художницу Евгению Мартынову.

Художник создал портрет-ретроспективу, поместив свою модель в стилизованный парк и одев ее в старинное роскошное платье.

Но явная болезненность образа героини вызывает ощущение острой тоски, а мягкость пейзажа кажется нереальной, существующей только в воображении художника. «Дама в голубом (1897-1900)

14 слайд Описание слайда:

В 1923 году Сомов выехал из России в Америку в качестве уполномоченного «Русской выставки»; в январе 1924 года на выставке в Нью-Йорке Сомов был представлен 38 произведениями. В Россию он не вернулся.

С 1925 года жил во Франции; в январе 1928 года приобрёл квартиру на бульваре Эксельманс (фр. Boulevard Exelmans) в Париже. Скоропостижно скончался 6 мая 1939 года в Париже.

Похоронен на кладбище Сент-Женевьев-де-Буа в 30 км от Парижа. Последние годы жизни

Общая информация

Оставьте свой комментарий

Авторизуйтесь, чтобы задавать вопросы.

Источник: https://infourok.ru/prezentaciya-po-mhk-na-temu-modern-konstantina-somova-928521.html

Графиня Строганова или кого изобразил на картине Константин Сомов | История одной картины

Опубликовано 30.07.2015 20:27 Автор: Анна Завьялова

Тайна неизменно сопровождала небольшой акварельный портрет графини Екатерины Петровны Строгановой 1901 года работы Константина Сомова с момента его создания.

В 1902 году он экспонировался на выставке «Мир искусства», в 1903 году был опубликован в альбоме художника, а в 1918 году был помещен в монографию о художнике Сергея Эрнста.

Во всех случаях он фигурировал под названием «После мигрени», и нигде не было сведений о героине.

Сразу же после завершения рабо­ты над этой акварелью К. Сомов подарил ее своему ближайше­му другу Александру Бенуа, с тех пор вещь находилась в его соб­рании.

После 1918 года ее следы затерялись, и в настоящее время она известна лишь по фотографии.

Однако печальная судьба этого произведения нис­колько не умаляет его значения ни для твор­чества Константина Сомова, ни для исто­рии художественного объединения «Мир искусства».

Как нередко случа­ется, разгадка тайны этого произведения лежала на поверхнос­ти. О том, что изобра­женная на сомовской акварели дама — гра­финя Строганова, обмолвилась в своих мемуарах Анна Остро­умова-Лебедева: «Я часто хожу к Бенуа, и там бывает очень интересно. Особенно один вечер.

Кроме меня, были Сомов, Лансере и Нурок… Бенуа с гордос­тью показывал мне (по его словам) шедевр, который подарил ему Сомов, так называемую графиню Строганову, по каталогу — «После мигрени».

Этот факт до сих пор не привле­кал внимания исследо­вателей, хотя история замысла акварели действитель­но очень непроста.

В 1901 году, когда была созда­на акварель «После мигрени», наследием графа Строганова занимался не Сомов, а Александр Бенуа. Он подготовил и выпус­тил девятый номер журнала «Художественные сокровища России», посвященный стро­гановскому художественному собранию и дворцу с биографи­ческим очерком И.

Божерянова об Александре Сергеевиче Строганове. Немалое место в нем отведено второй супру­ге графа Екатерине Петровне Строгановой, урожденной Тру­бецкой, образованной, умной женщине, и ее продолжительному и получившему огласку роману с Иваном Николаевичем Корсаковым.

Эта галантная исто­рия не могла не привлечь вни­мания друзей-художников Бенуа и Сомова, увлеченных художес­твенным наследием рококо, которое во многом повлияло на изобразительную интерпре­тацию Сомовым образа графини.

Поэтому можно утверждать, что именно Екатерина Петровна Строганова стала прототипом героини акварели Сомова «После миг­рени». Однако не ее роман с Корсаковым, как можно было бы ожидать, вдохновил художника.

В биографи­ческом очерке из «Художественных сокровищ» описа­ны и последние годы жизни Екатерины Петровны, когда она оказалась парализо­ванной. Оставшись неподвижной, семидесятилетняя графиня не утратила обаяния и живости ума. По воспо­минаниям очевидцев, она была «…женщина характера высокого и отменно любезная.

Беседа ее имела что-то особенно заманчи­вое», поэтому многочисленных гостей она принимала «…сидя в кровати, обставленная подушками, в кружев­ном чепце, украшен­ном лентами всех цве­тов». Этот фрагмент жизни Строгановой, поданный в героичес­кой тональности, ока­зался созвучен увлечению Константина Сомова искусством рококо.

Художник интерпретировал упо­мянутый эпизод из жизни графини в духе так называемых аль­ковных картин Жана Оноре Фрагонара, к произведениям кото­рого он уже обра­щался двумя годами ранее при работе над иллюстрациями к поэме А.С. Пушкина «Граф Нулин».

Поэтому неудивительно, что Сомов значительно омолодил свою героиню по сравнению с историческим прототипом, а злосчастную кровать графини Строгановой превратил в ложе любви.

Большую роль в раскрытии сюжета акварели Константина Сомова сыграло ее название «После мигрени».

В любимом романе художника «Опасные связи» Шодерло де Лакло мар­киза де Мертей, одна из главных героинь, осуществила пикант­ное приключение, сославшись на мигрень: «Тут же, чтобы воз­наградить его, а может быть, и самое себя, я решила позна­комить его с моим маленьким домиком, о существовании которого он и не подозревал. Я позвала мою верную Виктуар, а всем домочадцам объявила, что у меня мигрень и что я легла в постель… Осчастливленный кавалер тотчас же поднял меня, и мое прощение было скреплено на той же оттоманке…». Таким образом, название акварели «После мигрени» можно считать новой аллегорией любовного действия, созданной Сомовым на литературной основе по аналогии с аллегорическими названиями художественных произведений XVIII столетия, как, например, «Задвижка» Фрагонара.

Константин Сомов. После миргрени (портрет графини Е.П. Строгановой). 1901. Бумага. Акварель. 

Местонахождение картины неизвестно.

Эротический характер сюже­та акварели Сомов значительно умерил иронией. Она выража­ется не столько в изображении ночного сосуда под крова­тью и рядом тумбочка стиль прованс, сколько в некрасивом, то есть не соответствующем ни одному из традиционных типов красоты, лице героини. Портрет Екатерины Петровны Строгановой работы неизвест­ного мастера XVIII в.

, на котором она представлена миловидной красавицей, был опубликован в труде великого князя Николая Михайловича «Русский портрет» спустя четыре года после созда­ния сомовского произведения. По данным этого издания, пор­трет Строгановой находился в начале XX столетия в московс­ком владении Н. М. Соллогуб и не был известен широкой публике, в том числе Константину Сомову.

Но, исходя из трактовки образа в его работе, задача реконструк­ции красоты и обаяния графини перед ним не стояла. Акварель «После мигрени» явилась самым ранним из известных на сегодняшний день произведений, в образе героини которого Сомов свел счеты с некоторыми чертами своей собственной нату­ры, неприятными для него, но неизбежными.

Через десять лет после создания этой акварели художник сделал дневниковую запись о женских образах в своем творчестве, объяснившую появление некрасивых дам в его произведениях: «Женщины на моих картинах томятся, выраже­ние любви на их лицах, грусть или похотливость — отражение меня самого, моей души…

А их ломаные позы, нарочито их уродство — насмешка над самим собой и в то же время над противной моему естеству женственностью».

Возникает закономерный вопрос: что же осталось в про­изведении Константина Сомова от личности графини Екатерины Петровны Строгановой? Ответ очевиден: ничего. Но ничего и не должно было остаться.

Акварель «После мигрени» является фан­тазийной интерпретацией обра­за исторического персонажа которая необходима для воп­лощения эстетической концеп­ции художника.

Исторический персонаж в данном случае слу­жит лишь отправной точкой для воображения, так же как и образ Людовика XIV в знамени­той серии «Последние прогул­ки Людовика XIV» Александра Бенуа. В то же время единс­твенный портрет историческо­го лица в творчестве Сомова — «Портрет А.С.

Пушкина» 1899 года, или «Портрет в старин­ном стиле», ни в коей мере не искажает знакомого по прижиз­ненным изображениям обли­ка поэта. Он даже повторяет иконографию портретов, в том числе миниатюр «собеседова­ние около письменного стола» второй половины XVIII — начала XIX в., от себя же Сомов привнес несколько утрированные «обе­зьяньи» черты Пушкина, что не противоречит документальным свидетельствам.

Наконец, можно утверждать, что истоки замысла акваре­ли «После мигрени» и вольная трактовка исторического образа в этой произведении восходят к деятельности и творчеству Александра Бенуа.

Здесь нужно вспомнить, что замысел целого ряда произведений, впоследс­твии прославивших Сомова и вошедших в сокровищницу русского искусства, принадле­жит Бенуа.

Нередко он предла­гал тему, друзья одновременно начинали работать над ней, однако вскоре Бенуа разочаро­вывался в собственных силах и бросал произведение, в то время как Сомов доводил рабо­ту до конца.

Именно так был создан знаменитый графический портрет «Девочка Оля» работы Константина Сомова8. Так же, скорее всего, был задуман пор­трет графини Строгановой, и не случайно Бенуа сразу же после завершения этого произведения получил его в подарок.

Причина же сокрытия имени героини акварели «После миг­рени» связана, скорее всего, с порядочностью художников, не хотевших обидеть наследников графини или кого-либо из фами­лии Строгановых.

Хочется надеяться, что дан­ная работа поможет найти если не саму акварель Константина Сомова «После мигрени», то какие-либо сведения о ее судьбе.

Анна Завьялова, Журнал «Мир музея», 2008 год

Источник: http://artageless.com/countess-stroganov-depicted-painting-konstantin-somov

«Самый утонченный и лучший человек в мире»

Константин Сомов на борту парохода «Левиафан». Июнь 1924© Частный архив

Летом прошлого года увидели свет дневники Константина Сомова за 1917—1923 годы. Изданные записи посвящены жизни художника в годы Гражданской войны — собственно, книга заканчивается отъездом Сомова из Петрограда.

Таким образом, начало следующего тома дневников приходится на новый рубеж в жизни их автора и главного героя: в Советскую Россию он больше не вернется и отмеренные ему полтора десятка лет проживет в США и во Франции.

Новый том записок Сомова начинается как путевой дневник. Из Москвы через Ригу, Берлин и Лондон художник едет в Соединенные Штаты для организации огромной выставки русского искусства. Дела с нею не ладятся с самого начала, и Сомов внимательно исследует Нью-Йорк во всем многообразии предлагаемых развлечений.

Подробный дневник русского эмигранта в Америке эпохи «сухого закона» — редкое явление, и эту исключительность следует умножить на удивительную концентрацию значительных фигур, наполняющих повествование: от Давида Бурлюка до Игоря Грабаря и от Константина Станиславского до Федора Шаляпина.

Кроме того, в Нью-Йорке Сомов близко сходится с Сергеем Рахманиновым и его семьей, пишет портреты композитора и его младшей дочери Татьяны. Внутреннюю жизнь семьи Рахманиновых Сомов протоколирует со всей свойственной ему точностью, не упуская те моменты, которые не должны были выйти в то время за пределы семейного круга.

Новый том дневников заканчивается уже во Франции, куда летом 1925 года приезжает художник. Там он воссоединился со своим любовником, легкомысленным и непосредственным Мефодием Лукьяновым, и больше с ним не расставался.

Жизнь Сомова изменилась, другим стал и его дневник. Прежде отрывочные, новые записи приобрели обстоятельность и полноту, хотя острота сомовских характеристик ничуть не потерялась.

Вымарок здесь меньше, чем в предыдущей книге (племянник художника Евгений Михайлов, после того как дневник его дяди попал к нему в руки, попытался уничтожить в нем политические пассажи и эротические описания — во многих, но не во всех, случаях их удалось восстановить [1]).

Однако это не значит, что записи потеряли в откровенности, — просто обстоятельства жизни Сомова в это время не способствовали любовным приключениям.

Дневник художника таков, что для небольшого препринта невозможно выбрать самые глубокие и содержательные записи, которые, как правило, находятся во взаимосвязи с другими и нуждаются в подробном комментарии (он здесь сокращен до минимума; также тут для облегчения чтения убраны квадратные скобки, в которых раскрываются недописанные Сомовым слова, но эти скобки есть в книге). Впрочем, читатель может быть уверен, что уже в скором времени, когда дневник Сомова 1923—1925 годов окажется в его руках, он найдет там много других, не менее остроумных, заметок самого разного рода.

© Издательство Дмитрий Сечин, 2018

Выставка русских художников в Америке

Сомов демонстрирует выдержку

29 февраля 1924 года
Утром на выставку. Разбирал по авторам графику. Ее оказалось в 3 раза больше, чем позволяет место. Водил с Гришковским [2] корреспондентшу какой-то газеты. Как и первая, тоже ничего не понимает, но не такая дура.

Читайте также:  Описание франца марка «слон»

Молодая и красивая. Покупал у Woolworth'a [3] screw eyes, т.е. колечки с винтами, и ввинтил их в свои картины. Приходил Бурлюк [4], долго мне надоедал, пока я работал. Говорил мне комплименты около картин Захарова [5], которые он принял за мои.

Только в конце я сказал, что они не мои.

Пять поцелуев Судейкина

7 марта 1924 года
К 12-ти на выставку. Собирались к мэру Hylan'у [6] в City Hall [7]. Он нас принял около 2-х в старом уютном здании Hall'я; мы опоздали к назначенному часу и потому пропустили случай сняться кинематографически.

Мэр — рыжий господин лет за 50. Вошли мы, стали полукругом, и он пожал нам руки, говоря: «Glad, delighted» [8]. Женя [9] нас introduced [10] каждого.

Грабарь [11] прочел по-английски короткое приветствие и благодарность, на которую мэр сказал несколько слов, что мы, дескать, welcomed to America [12], которая всех принимает без различия веры и убеждений, как God's sons и children'ов [13], освещаемых одним солнцем.

Потом мы ему вручили приглашение на выставку, написанное и украшенное Захаровым, и каталог. Он обещал быть на выставке вообще, но не завтра.

Опять на выставку. Мыл и ставил в витрину фарфор. Гидировал Книппер [14], довольно банально реагировавшую на нашу выставку — с точки зрения глубоко истосковавшейся русской женщины, готовой плакать от изображенных снегов, церквей и Руси.

Пришел Судейкин [15] с Бринтоном [16]. Судейкин странно себя вел: сказал, что у меня те же гениальные глаза, что я (это — Бринтону) — самый утонченный и лучший человек в мире, что он готов плакать.

Покраснел и стал меня целовать в щеку, раз пять, под правое ухо.

Комната ужасов

6 апреля 1924 года
Развесили парижские картины — Гончарову, Ларионова — и картины Лентулова, Кончаловского и Соколова. Комната ужасов!

Художник и «знаток»

…но бывало и хуже

6 марта 1924 года
На выставку утром. Водил критика-старичка, который был очень наивен, а под конец вынул из кармана деревянного крашенного петушка — русскую игрушку — и очень им восхищался.

«Никого нет дома»

1 февраля 1925 года
В 3 должна была прийти Mrs. Curtis [17] со своими родными. Но опоздала. Только в 4 часа пришли 3 flapper'a [18], ничего общего не имеющие с искусством. Добродушные и веселые, но совершенно неинтересные.

Одна из них — маленькая, довольно миленькая на вид. Вскоре пришла Curtis. Потом ее belle-sœur [19] с дочкой Glori'ей, beauty [20] 14-ти лет. Мать — gorgeous beauty [21], сильно потертая и толстая. Обе тоже ничего общего с искусством не имеющие и довольно плохо и непринужденно себя ведшие, т.е.

без всякой любезности и скромности. Часов в 6 пришла еще кикимора, прекислая Mrs. Adams. Тоже ничего общего с искусством. Все они едва смотрели на картины, если бы не Curtis, которая обращала на них их внимание. Им дали чай с французскими кеками [22], которые они, хваля, пожирали.

Елена [23] говорила Curtis'ихе, что у нас в 5 государственный appointment [24], чтобы их выгнать, но та не обращала внимания. Когда они наконец все ушли, я показал им за спиной кулаки — так я злился на эту дуру Curtis, устроившую у меня five-o-clock.

Пришли Софья Александровна [25] и Танечка [26] и смеялись, как я и Елена их ругали. Теперь я никогда для Curtis не буду дома!

Про развлечения

Окрошка из «Петушка» и «Петрушки»

29 апреля 1924 года
Вечером с Еленой Константиновной на Павловой. Скучные балеты с музыкой Черепнина: «Dionysus» и «Russian Folklore» [27] (окрошка из «Петушка» и «Петрушки» [28]); Билибина костюмы и декорации.

Обе музыки неприятны и нетанцевальны. Слава Стравинского не давала покоя Черепнину — по ним видно. Потом дивертисмент. Вальс «Декабрь» (подражание «Карнавалу» Фокина) и «Ondines» [29] (что-то вроде 2-го действия «Жизели»).

В общем, скучный спектакль.

Слезы в самых безвкусных местах

16 марта 1925 года
Вечером в театре Schubert-Riviera с Еленой и Танечкой. Мелодрама «The Seventh Heaven» [30], наивная и сентиментальная, но довольно забавная — в основном 1-е действие в парижских slums'ах [31].

Главную роль (Chico) играл французский актер из Odeon'a d'Arblay, еврей. Много таких мест, что исторгают слезы. Я, к стыду, тоже их пролил несколько, как всегда, в наиболее безвкусных сентиментальных местах — к большому веселью Танечки.

Константин Сомов и Мефодий Лукьянов во дворе их дома в деревне Гранвилье. Середина — вторая половина 1920-х© Частный архив

Про жизнь

Сомов, как всегда, грустный и несчастный

21 декабря 1924 года
Проснулся, как всегда, в 8 и, как всегда, в тревоге и несчастный. Сеанс в 11½. Танечка была мила и весела, даже немного дразнила меня Клепой [32]. Переписал губы — стало немного лучше — проблеск надежды. Домой. Холодный, но ясный солнечный день.

Дома лежал и читал Magazine Section и Book Reviews. Ранний обед. После него без конца лежал в темноте и спал. Опять читал о книгах. Около 8-ми пил кофе. Вечером один с Ольгой Лавровной [33] — Елена и Женя уехали играть в poker к Рахманиновым. Написал письма Анюте [34] и Мифу [35]. Весь день грустно, тревожно.

Начал читать о Mme de Châteauroux [36]. Долго не мог заснуть, все думал. P.S.

Все влюблены в него

8 марта 1925 года
Встал не рано. Валандался. Потом за весь день прочитал Brousson'a. Весь день до вечера не выходил из дому, написал Анюте второе письмо — продолжение вчерашнего. К 10½ к Животовским. Все играли в покер, кроме меня, Танечки и Сатиной. Мы втроем говорили — в сущности, ни о чем.

Тем мало — Танечка меня такинировала, я — ее, она смеялась, была оживлена — может быть, она в самом деле в меня влюблена. Когда они две ушли, почувствовал облегчение. Лег на диван, Патти [37] меня закрыла своей красно-бурой шалью. Потом подошла, приподняла и прошептала: «Я люблю Вас, Константин Андреевич», — а я притворился, что сплю и не слышу.

Не заснул, но, когда стали расходиться, притворился, что спал.

Семейные тайны Рахманиновых

12 августа 1925 года
К 7-ми часам вернулись из Парижа Сергей Васильевич [Рахманинов] и Наталья Александровна [38]. Он решил сейчас же сказать Ирине [39] — я и Танечка, очень равнодушная к горю сестры, были в отдалении в аллее парка.

Потом нас позвали обедать, спустился Сергей Васильевич расстроенный, едва удерживающийся от слез. Говорил, как он [т.е. П.Г. Волконский, муж И.С. Волконской] умер, делая гимнастику на полу, — последние дни он лежал на полу под простыней и говорил, что он Антихрист, что ему легче на полу, т.к.

его преследуют большевики и кто-то его гипнотизирует, когда он лежит в постели.

К.А. Сомов. Портрет С.В. Рахманинова. Эскиз. 1925© Государственный Русский музей

Сельская новь

Все умерли

28 июля 1925 года
Околел кролик, другой околевает, околел цыпленок. Пасмурно, холодно.

Утром портрет мне кажется еще более скверным. Думаю с отчаянием, как я справлюсь с портретом Сергея Васильевича. Тоска гнетет, жизнь не мила. В четверть 12-го пошел гулять за Sanvilliers в поля и около лесочков. Вернулся к часу, к обеду. Володя [40] и Michel [41] ездили в Damville продавать кур и цесарок. Продали немного и мало выручили.

…даже последний маленький кролик

21 августа 1925 года
Сегодня околел последний маленький кролик у Мифа на кровати — я смотрел на его смерть — было жаль.

Семь футов под килем!

27 августа 1925 года
К вечеру — divertissement provincial [42]: приплелся вдрызг пьяный моряк-бретонец из St-Malo, ко всем приставал, приходил к нам, потом, когда мы заперли на ключ ворота, ломился к нам, ругался: «Merdes, de merde, chameaus — il n'y a pas d'hommes en France, les polonais, cette peinture est du chiqué» [43] (моя картина была видна из окна), пел песни, приставал к мэру и его людям, убиравшим хлеб в сарай против нас, потом ходил с окровавленной головой — или ему ее ушибли, или он сам ее ушиб, не знаю, бросил через забор свой узел Мефодию: «Je fait cadeau de ça» [44], Миф бросил его ему обратно. Грозил поджечь сарай, так что мэр испугался и послал сынишку просить Кралина на автомобиле съездить в Damville за жандармами. Околачивался он два часа, но как только услыхал о жандармах и автомобиле, скрылся неведомо как и куда. Кралин вернулся без жандармов: ему сказали, что они в патруле, но что их пришлют. Но, конечно, весь вечер они не появились. Да и не было нужно — пьяница сгинул бесследно. На всякий случай ночью положил около себя молоток — уж очень был злющий этот пьяница.

[1] Подробнее об этом: Голубев П.С. Константин Сомов. Жизнь в дневниках // Сомов К.А. Дневник. 1917—1923 / Вступ. статья, подгот. текста, коммент. П.С. Голубева. — М.: Издательство «Дмитрий Сечин», 2017. С. 77—84.

[2] Николай Осипович Гришковский (1882 — после 1938) в конце 1890-х был секретарем журнала «Мир искусства». С ноября 1921 г. жил в США, принимал участие в организации Выставки русских художников в Америке.

[3] В нью-йоркском универмаге «Вулворт».

[4] Давид Давидович Бурлюк (1882—1967) — художник-футурист, литератор. В 1920 г. через Дальний Восток уехал в Японию. С 1922 г. — в США, жил в Нью-Йорке.

[5] Захаров Федор Иванович (1882—1968) — художник, член Союза русских художников. В 1923 г. вместе с Сомовым выехал в США как один из организаторов Выставки русских художников в Америке. В СССР не вернулся; жил в США.

[6] Хилан Джон (1868—1936) — американский политический деятель. В 1918—1925 гг. — мэр Нью-Йорка.

[7] Ратушу (англ.).

[8] «Очень приятно, рад» (англ.).

[9] Евгений Иванович Сомов (1881—1962) — двоюродный племянник К.А. Сомова. С 1919 г. жил в США. Принимал участие в организации Выставки русских художников в Америке.

[10] Представил (англ.).

[11] Директор Третьяковской галереи Игорь Эммануилович Грабарь (1871—1960) также приехал в Соединенные Штаты вместе с Сомовым и Захаровым для устроения выставки.

[12] Пожаловали в Америку (англ.).

[13] Сынов Господних детей (англ.).

[14] Актрису Ольгу Леонардовну Книппер-Чехову (1868—1959).

[15] Сергей Юрьевич Судейкин (1882—1946) — художник. С 1922 г. жил в США.

[16] Кристиан Бринтон (1870—1942) — художественный критик, искусствовед. Автор предисловия к каталогу Выставки русских художников в Америке.

[17] Американская приятельница Сомова.

[18] Подростка (англ.).

[19] Здесь — невестка (франц.).

[20] Красавицей (англ.).

[21] Пышная красавица (англ.).

[22] От англ. cake — «пирожное».

[23] Елена Константиновна Сомова (1888—1969) — жена Е.И. Сомова.

[24] Встреча (англ.), т.е. назначен прием в присутственном месте.

[25] Софья Александровна Сатина (1879—1975) — кузина С.В. Рахманинова и одновременно сестра его жены Натальи Александровны (урожд. Сатиной).

[26] Татьяна Сергеевна Рахманинова (в замужестве Конюс; 1907—1961) — младшая дочь С.В. Рахманинова.

[27] «Дионис» «Русский фольклор» (англ.).

[28] Балетов на музыку соответственно Н.А. Римского-Корсакова («Золотой петушок») и И.Ф. Стравинского.

[29] «Ундины» (франц.).

[30] «Седьмое небо» (англ.).

[31] Трущобах (англ.).

[32] Клеопатрой Матвеевной Животовской (1894—1979) — американской подругой Сомова, которая, согласно дневнику последнего, была в него безответно влюблена.

[33] Ольга Лавровна Сомова (1855?—1931) — мать Е.И. Сомова.

[34] Анна Андреевна Михайлова (урожд. Сомова; 1873—1945) — сестра К.А. Сомова.

[35] Мефодий Георгиевич Лукьянов (1892—1932) — любовник К.А. Сомова, его натурщик.

[36] Мари-Анн де Майи-Нель, герцогиня Шатору (1717—1744), была фавориткой французского короля Людовика XV.

[37] Уже упоминавшаяся здесь К.М. Животовская.

[38] Наталья Александровна Рахманинова (1877—1951) — жена С.В. Рахманинова.

[39] Ирина Сергеевна Волконская (урожд. Рахманинова; 1903—1969) — жена князя П.Г. Волконского.

[40] Владимир Александрович Сомов (1897? — не ранее 1939) — племянник К.А. Сомова.

[41] Михаил Васильевич Кралин (1892—1977) — любовник М.Г. Лукьянова.

[42] Провинциальное развлечение (франц.).

[43] «Дерьмо, дерьмовые, уроды — во Франции нет мужиков, поляки, эта картина — херня» (франц.).

[44] «Я это дарю» (франц.).

Понравился материал?помоги сайту!

Источник: https://www.colta.ru/articles/literature/17098

Ссылка на основную публикацию