Описание картины ореста кипренского «портрет в. с. хвостова» (1814)

Описание картины Ореста Кипренского «Портрет В. С. Хвостова» (1814)

Описание картины Ореста Кипренского «Портрет В. С. Хвостова» (1814)

Полотно представляет собой традиционный камерный портрет, характерный для XVIII столетия. Сенатор и писатель показан частным лицом – без наград и знаков отличия, в обычной одежде. В прочтении образа отсутствует драматизм и напряжение характера, присущие холстам живописцев прошлого.

Максимально бесстрастная, уравновешенная интерпретация имиджа героя, проверенная композиция, характерная для классицизма, утонченно взыскательный колорит картины подтверждают принадлежность персонажа новой эпохе.

Хвостов поглощен собой, что никого не изумляет: идеалисты обычно являются убежденными индивидуалистами, которые разобщенность считают нормальным состоянием.

У художника модель живет на полотне. Сочетание света и тени высвечивает внутренний мир персонажа, изменяющийся прямо на холсте на глазах у созерцателей.

Задний план портрета представляет собой бархатную драпировку кирпичного оттенка, с правой стороны подсвеченную, а слева переходящую в черноту тени, это дает эффект бесконечности.

Сама фигура Хвостова посредством такого приема словно погружена в безграничность пространства. Колорит картины обостряет впечатление. Светлыми пятнами являются лишь лицо, рубашка и рука сенатора.

Лицо героя, обрамленное черными волосами, написано в теплых телесных тонах, с проступающим на щеках румянцем и легкой небритостью. Камерность портрета подчеркнута полуобротом туловища и погрудным его изображением.

Изогнутые густые брови над задумчивыми, устремленными вдаль светло-карими глазами, плотно сжатые губы, крупный удлиненный нос. Неслучайно написано положение руки, держащейся за борт сюртука.

Эта важная деталь добавляет к характеру героя еще один лишний штрих.

У Кипренского есть традиция написания парных портретов. Вот и полотно с изображением Хвостова также имеет пару – портрет его супруги.

На холсте в лице героя отражен отпечаток его души. Возвышенная патетика чувствуется в душевной энергии, которой наделен персонаж. На портрете явственно ощутимо элегическое настроение, печальные переживания, обособленные от несущественной обыденности. Мастер изображает человека максимально бесхитростно – таким, каким он бывает наедине с самим собой.

(No Ratings Yet)
← Описание картины Василия Кандинского «Черное и фиолетовое» (1923)Описание картины Ивана Крамского «За чтением» (1863) →
Сальвадор Дали Загадка Вильгельм Телль

Источник: http://opisanie-kartin.com/opisanie-kartiny-oresta-kiprenskogo-portret-v-s-xvostova-1814/

Кипренский О.А

Для увеличения – нажмите на изображение

Автопортрет

 Ф. Булгарин писал: «Нельзя не восхищаться трудами О.А. Кипренского, нельзя не порадоваться, что мы имеем художника такой силы, нельзя не погрустить, что он занимается одними портретами».

 Русский живописец и график, представитель романтизма, Орест Адамович Кипренский был внебрачным сыном крепостной девушки Анны Гавриловой и русского помещика-офицера Дьяконова.

Родился он 13 марта 1782 года на мызе Неженской Ораниенбаумского уезда, что близ старинной русской крепости Копорье Петербургской губернии.

Воспитывался в семье приемного отца – Адама Карповича Швальбе, крепостного немецкого происхождения. 

Фамилия Кипренский вымышленная, исследователи предполагают, что, возможно, она происходит от имени Киприады — одной из культовых имен древнегреческой богини любви и красоты Афродиты. С 1788 по 1803 годы учился сначала в Воспитательном училище при Санкт-Петербургской Академии художеств, а затем в Академии, где учился исторической живописи у Г.И.

Угрюмова и Г.Ф. Дуайена, однако настоящим жанром его творчества и призванием стал портрет. В 1805 году Совет Академии художеств присваивает О.А. Кипренскому за картину «Дмитрий Донской на Куликовом поле» Большую золотую медаль, которая давала право на пенсионерскую поездку за границу для более глубокого изучения античного наследия.

Но в 1809 году Академия художеств направляет молодого О.А. Кипренского в Москву помощником к скульптору Ивану Петровичу Мартосу, где он трудился над монументом Минину и Пожарскому.

Кипренский Орест Адамович попал в предгрозовую атмосферу кануна войны 1812 года, поэтому он создавал графические портреты, в которых запечатлел образы своих современников, участников Отечественной войны 1812 года. Эти люди духовно очень близки художнику.

С 1816 по 1822 годы он осуществляет поездку по Италии, которая побудила у Кипренского тяготение к четкости, определенности формы, к обобщенности характеристик. В галерее его портретов есть многим хорошо известные изображения Батюшкова, Голицына, Жуковского, Ростопчиной и Хвастовой. В 1812 году О.А. Кипренский получает звание академика.

Лучшим произведением О.А. Кипренского во второй половине 20-х годов является портрет поэта А.С. Пушкина, который написан Кипренским на родине в 1827 году. Поэт погружен в свои мысли, а живой взгляд пушкинских глаз выражает вдохновение и сосредоточенность. Поэт на портрете как бы прислушивается к внутреннему голосу «…

минута – и стихи свободно потекут». Пушкин изображен в самый счастливый, светлый момент — момент творчества. Именно этот момент особенно понравился в портрете и самому Пушкину. Поэт выразил свое восхищение мастерством живописца в своем стихотворении, посвященном О.А. Кипренскому:

Любимец моды легкокрылый,

Хоть не британец, не француз.
Ты вновь создал волшебник милый,
Меня питомца чистых муз —
И я смеялся над могилой,
Ушел навек от смертных уз.
Себя как в зеркале я вижу,
Но это зеркало мне льстит
Так Риму Дрездену, Парижу
Известен впредь мой будет вид. В 1828 году Кипренский снова уехал в Италию, больше он не создал ничего значительного. В Риме художник женился на бывшей воспитаннице и вдохновительнице его таланта Мариучче Фалькуччи. Для женитьбы на Мариучче Кипренскому пришлось тайно перейти в католичество. Семейная жизнь, однако, не принесла ему умиротворения. В письмах соотечественников, живших в те дни рядом с ним в Италии, отразилось его состояние беспокойство, метания, сильное ностальгическое чувство по Родине, не дававшее художнику покоя. О.А. Кипренский стал собираться в путь, о чем сообщает «Обществу поощрения художников»: «…по окончании работ, начатых во Флоренции, явлюсь с восторгом в Отечество и дам ответ в том, что в Италии зря времени не терял». Он просит графа Шереметева прислать плату за купленный им портрет «Читатели газет», поскольку ему нужны деньги для «возвратного путешествия». Весь Петербург ждал Кипренского, и на страницах «Художественной газеты» в сентябре 1836 года появилось сообщение «О.А. Кипренский возвращается в Россию и в весьма скором времени прибудет в Санкт-Петербург». Осенью 1836 года Кипренский сильно простудился и заболел изнурительной горячкой, через несколько недель почти поправился, начал работать и одновременно собираться к отъезду в Россию. Вскоре болезнь к нему вернулась, Кипренский снова слег и на этот раз уже не осилил недуга. Кипренский умер 5 октября 1836 года, но не умерли его великие творения. Они на протяжении столетия экспонируются во многих художественных музеях России и за рубежом. Их репродукции выпускаются массовыми тиражами. Его наследие, утверждающее славу нашего изобразительного искусства, знают и высоко ценят миллионы людей во всем мире. Хоронили Кипренского немногие. Художник Н.Е. Ефимов в своем дневнике тогда записал: «Жаль было видеть стоящий на полу простой гроб с теплящейся свечкой у головы. Прискорбно было видеть это сиротство славного художника на чужбине». «Знаменитый Кипренский умер, – писал из Италии художник А. Иванов, – он первый вынес имя русское в известность в Европе… Кипренский не был никогда ничем отмечен, ничем никогда жалован от двора, и все это потому только, что был слишком благороден и горд, чтобы искать этого».

*   *   *

Галерея (62 изображения)

*   *   *

 Историко-биографический фильм “Лабиринты судьбы Ореста Кипренского” (Из коллекции “Тайники русского музея” видеостудии “Кварт”)

Год выпуска: 2006

Продолжительность: 00:26:28
Формат: avi
Размер: 175 Мб

Режиссер: Г. Иванова

Орест Адамович Кипренский, блестящий живописец и рисовальщик, «любимец Петербурга», автор лучшего портрета А.С. Пушкина, который назвал его: «Волшебник милый». Фильм рассказывает о жизни и творчестве Кипренского, о его драматической судьбе. В ней много загадок, тайн, удивительных поворотов.

Скачать для ознакомления: Лабиринты судьбы Ореста Кипренского

Источник: http://gorenka.org/index.php/kiprenskij-o-a

Орест Кипренский

studiaprizОригинал взят у about_artartв Орест КипренскийОрест Адамович Кипренский (1782-1836), как полагают, был внебрачным сыном помещика А. С. Дьяконова. Его мать, крепостную крестьянку, через год после рождения сына выдали замуж за дворового Адама Швальбе. Фамилия Кипренский была выдумана.

Дьяконов, заботясь о мальчике, дал ему вольную и шести лет определил в петербургскую Академию художеств. Одарённость Ореста стала ясна уже в первые ученические годы.

Через девять лет Кипренский был определён в класс исторической живописи, куда попадали наиболее одарённые ученики, а в 1805 году, подводя итоги своего обучения картиной «Дмитрий Донской по одержании победы над Мамаем», получил золотую медаль и право на заграничную поездку для дальнейшего обучения. Но в Европе шли наполеоновские войны, и поездка была отложена на неопределённое время.

Главным в творчестве Ореста Кипренского, несмотря на «историческое» образование, стал портрет. Ещё за год до окончания академии он создал произведение, определившее его дальнейший творческий путь, — это был портрет названного отца Адама Швальбе.В 1809 году художник создаёт один из лучших детских портретов в истории русского искусства – А. А. Челищева.

«Облик его проникнут внутренней романтической взволнованностью: он смотрит на мир широко открытыми глазами ребёнка, для которого еще «новы все впечатленья бытия». В то же время, несмотря на его детский возраст, в нём угадывается внутренняя жизнь, обещающая в будущем глубокую натуру…» (М. М. Ракова).

“Дмитрий Донской на Куликовом поле.180527 февраля 1809 года Кипренский уехал в Москву.

Атмосфера творческих споров, знакомство с художественной галерей Ф. В. Растопчина, насчитывавшей до трёхсот экспонатов (среди которых картины Веласкеса, Ван Дейка, Тинторетто), предвоенные настроения русского общества имели огромное влияние на живописца.”Богоматерь с младенцем” 1806-1809″Портрет Адама Карловича Швальбе”
“Портрет Александра Александровича Челищева” Ок. 1809

Жизнь Кипренского в Москве, богатая впечатлениями, способствовала интенсивной художественной деятельности. К лучшим портретам довоенного периода относятся портреты Е. П. Растопчиной и Е. Д. Давыдова.

“Портрет графини Екатерины Петровны Ростопчиной” 1809″Портрет Ф.В. Растопчина” 1809
“Портрет лейб-гусарского полковника Евграфа Владимировича Давыдова” 1809

Портреты военного периода отражают патриотический дух, владевший русскими людьми в эпоху бед и ненастья. Такими полотнами стали портреты А. Р. Томилова и П. А. Оленина, написанные в 1813 году.

« В бурке, в фуражке ополченца изображён Алексей Романович Томилов, просвещённейший человек своего времени, любитель искусств, близкий друг многих художников… Обаяние чистоты, пылкой юности привлекает нас в прекрасном портрете Петра Алексеевича Оленина…Небрежно наброшена на плечи шинель, одета набок бескозырка…» (Е. Н. Чижикова).

“Портрет Петра Алексеевича Оленина” 1813″Портрет А. Р.

Томилова (в форме ополченца)” 1813. ГРМ”Портрет Алексея Романовича Томилова””Портрет М.П. Ланского” 1813″Портрет А. П. Ланского” 1813″Портрет Анны Алексеевны Олениной” 1828
“Портрет Е. Чашшца” 1813

В 1816 году академия сочла возможным возобновить заграничные командировки художников. Одним из первых за границу отправился Кипренский, он поселился в Риме и уже через год прислал свою первую заграничную картину «Итальянский садовник», встреченную в Петербурге как новый неожиданный и радующий поворот в творчестве художника.

Подкупала прежде всего блестящая, законченная эмалевая живопись, сильный свет и весь облик юноши с выражением неги и некоторой томности на красивом лице. Казалось, в картине Кипренского, заключена сама благодатная атмосфера Италии.

“Молодой садовник” 1817″Неаполитанская девочка с плодами” 1831
“Девочка в маковом венке с гвоздикой в руке (Мариучча)” 1819

Итальянские годы Кипренского – годы его наивысшей славы. В России его имя обратилось в легенду, итальянцам он открыл Россию, его завалили заказами. Он удостоился неслыханной чести, знаменитая галерея Уффици во Флоренции заказала ему автопортрет.

“Автопортрет” 1820, Галерея Уффици

По возвращении в Москву в 1827 году художник создал знаменитый портрет А. С. Пушкина. «Лучший портрет моего сына есть тот, который написан Кипренским» — так считал отец поэта. Русский писатель А. И.

Гончаров вспоминал: «Лицо его – матовое, суженное книзу, с русыми бакенами и обильными кудрями волос – врезалось в мою память и доказало мне впоследствии, как верно изобразил его Кипренский на известном портрете». «Себя как в зеркале я вижу, Но это зеркало мне льстит…», написал Пушкин в благодарственном послании художнику.

“Портрет поэта Александра Сергеевича Пушкина” 1827″Портрет А.О.Смирновой-Россет”, ок.

Читайте также:  Описание картины петра соколова «портрет пушкина»

1830″Автопортрет (с розовым шейным платком)” 1809″Бедная Лиза” 1827″Мечтательница” 1826″Наталья Викторовна Кочубей””Мать с ребенком””Ворожея со свечой” 1828″Итальянские селянки” эскиз”Портрет Авдотьи Ивановны Молчановой с дочерью Елизаветой” 1814″Портрет датского скульптора Бертеля Торвальдсена” 1833″Портрет Дарьи Николавны Хвостовой” 1814″Портрет В. С.

Хвостова” 1814″Портрет Екатерины Сергеевны Авдулиной” 1822-23″Портрет А. С. Шишкова” 1825″Портрет Екатерины Семёновны Семёновой в роли Клеопатры””Портрет В. А. Перовского в испанском костюме XVII века” 1809″Портрет Анны Федоровны Фурман” (1791 – 1850), в замужестве Оом, воспитанницы А.Н. Оленина. Не позднее 1816.

На портрете изображена Анна Федоровна Фурман (1791-1850) – дочь саксонца, служившего в России. После смерти матери воспитывалась в семье президента Академии художеств А.Н. Оленина. Живя у Олениных, постоянно встречалась с гостями этой семьи: ребенком была любимицей Г.Р. Державина. Н.И. Гнедич давал ей уроки; влюбленный в нее К.Н.

Батюшков посвятил ей несколько стихотворений. Достигнув 25 лет, переехала к отцу в Дерпт, а затем в Ревель, где в 1821 (1822?) году вышла замуж за Вильгельма-Адольфа Оома. Вскоре ее муж был определен на службу учителем и надзирателем при Воспитательном училище Академии художеств в Петербурге. Овдовев в 1827 году, А.Ф.

Оом заняла должность главной надзирательницы Воспитательного дома в Петербурге. Современники вспоминали об ней как о “русской красавице”, “прелестной и высоконравственной особе”.

“Портрет А.П.Бакунина””Портрет графини Софьи Александровны Голенищевой – Кутузовой” 1829″Портрет А. И.

Дмитриева-Мамонова” 1815″Портрет актера Ивана Афанасьевича Дмитревского” 1814 Офорт по собственному рисунку”Портрет Великого князя Николая Павловича” 1814″Портрет З. А. Волконской” 1829″Портрет Е. Е. Комаровского” 1825-28″Портрет З.А.Волконской” 1829″Портрет мальчика” 1819″Портрет Голициной” 1815″Портрет И.А.Крылова” 1816″Портрет молодой девушки” 1829″Портрет Сергея Семёновича Уварова” 1816″Портрет неизвестной с косынкой на шее” 1829″Портрет С. С. Щербатовой” 1819″Портрет князя H.П.Трубецкого””Портрет князя H.П.Трубецкого””Портрет танцовщицы Е. А. Телешовой в роли Зелии””Портрет художника П.В. Басина” 1829
“Портрет Олимпиады Александровны Рюминой” 1826

Осенью 1836 года Кипренского не стало. Имя Кипренского открывает яркую страницу в истории изобразительного искусства России. Искусство его несёт печать нарождавшегося века, века мятущегося и тревожного. В личности Кипренского, в его художественных идеях воплотились многие черты пушкинской эпохи.

Постигая творческий путь Кипренского, мы приближаемся к верному восприятию истории русской культуры в целом.

Человечность искусства Кипренского, этическое начало, присущее его творчеству, роднят художника со всем русским искусством XIX века и делают его одним из первых в плеяде блестящих мастеров России.

Источник: https://to-priz.livejournal.com/43694.html

Художник Орест Кипренский

Орест Кипренский. Мастера русской портретной живописи.
Автопортрет. 1828.

Орест Адамович Кипре́нский (1782—1836) — русский художник-портретист, исторический живописец, график; представитель романтизма.

Автопортреты Ореста Адамовича Кипренского

До сих пор во многом интригующе загадочными остаются личность, судьба, творческая одиссея лучшего русского портретиста первой трети XIX века Ореста Адамовича Кипренского.

И наиболее резко обнаруживается это, пожалуй, не в разноречивых свидетельствах современников, не в фактах биографии, а в галерее автопортретов (их около десятка), выявляющей почти взаимоисключающие образы художника. Каждый автопортрет представляет нам иного Кипренского, и это связано не только с возрастными, «физиогномическими» изменениями.

Сложный конгломерат идей, представлений, причинных связей предлагает эта череда автопортретов зрителю. Здесь и романтический артистизм игры в преображения, и сублимация неясности общественного положения незаконнорожденного дворянского сына, и диаграмма или, может быть, идеограмма душевных, духовных, житейских перипетий, и точки отсчета стремительных превращений Кипренского-художника.

Автопортрет с кистями за ухом. Ок.1808. Х., м. 46х36.5. ГТГ

В «Автопортрете с кистями за ухом» (ок. 1808) перед нами полный творческой энергии, раскованный, уверенный в себе молодой художник. Образную характеристику выдают сразу смелые контрасты светотени, открытая динамичная манера письма, насыщенный цветовой строй.

В портрете он только живописец, гордый своим мастерством, гордый тем, что он может написать не хуже (черт возьми!) Рубенса или Рембрандта. И ведь написал! Его «Портрет А. К.

Швальбе» (1804) — незаурядный шедевр-«ретро», приведший многих в восхищенное заблуждение и всю жизнь бывший для самого Кипренского предметом особой привязанности.

Портрет отца художника Адама Карловича Швальбе. 1804 
Он впервые померился силами с великими и устоял. Да, впрочем, и сам автопортрет с кистями, несомненно, навеян какими-то классическими образцами (он напоминает, например, ранний кассельский автопортрет Рембрандта). Одновременно с этим произведением был написан и другой автопортрет — в розовом шейном платке.

Автопортрет (с розовым шейным платком). 1809

Он разительно отличается в своей программе от первого: не бравурная энергия самоутверждения, а некое излучение духовной чистоты; искренность поведения не в импульсивной непосредственности, а в раздумчивом контакте со зрителем, на глазах которого живут нисколько не таимые оттенки чувствований. И в этом случае столь же адекватная изобразительная структура произведения. Что за «неподражательная странность» Кипренского дробить свой лик на суверенные, почти не совпадающие отражения, обретающие сами в себе ту гармонию, которой, видимо, так недоставало их носителю, их творцу?

Мастерство портретистаЭта способность к острой дифференциации образа, к стереоскопической объемности в изображении личности портретируемого породила бесконечное разнообразие его портретных решений.

Один из современников заметил, что «Кипренский очень счастливо придает каждому портрету что-нибудь особенное». Он осознанно выстраивает индивидуальную конструкцию образа, которая диктует и саму исполнительскую манеру.

В наиболее чистом виде это относится к первому периоду творчества Кипренского, до его первой поездки в Италию в 1816 году. Даже в заказных парных портретах (Е. П. и Ф. В. Ростопчиных, 1809; Д. Н. и В. С.

Хвостовых, 1814), долженствующих представлять собой созвучный изобразительно-выразительный ансамбль, художник достигает индивидуальных и даже контрастных характеристик. 

До поездки в Италию в творчестве Кипренского преобладали два типа портретных решений: подгрудный, в натуру, и парадный, в рост. Каждый из них давал модель в ее естественном, не опосредованном никакими привычными условностями бытии. В этом отношении особенно показательна уникальная в современном русском искусстве линия графического портрета. 
Впоследствии, напитанный традициями высокого классического искусства, он преследует цель подняться на уровень его достижений и обогащает портретный образ аллегорическим подтекстом («Портрет Е. С. Авдулиной», ок. 1822), апологией интеллектуального аристократизма («Портрет А. М. Шереметева», в какой-то степени «Автопортрет», 1819) или столь же аристократически – дистанцированной близостью природе («Портрет А. Ф. Шишмарева», 1827; «Портрет К. И. Альбрехта», 1827), сочинением театрализованных и многофигурных программ («Портрет Е. А. Телешовой в роли Зелии», 1828; «Читатели газет в Неаполе», 1831; «Портрет М. А. Потоцкой, сестры ее С. А. Шуваловой и эфиопянки», ок. 1835). Показательно сравнить для демонстрации кардинальных изменений его творческого метода некоторые портреты, исполненные в близкой композиционной схеме, и проследить, как на базе каждый раз индивидуального решения образа, выявляется в то же время образ исторический, фокусирующий нечто, принадлежащее духу времени. 

Портрет Д. Н. Хвостовой и портрет Е. С. Авдулиной несут в себе немало общих исходных моментов в фиксации внешних и внутренних движений модели. Но смещение нескольких акцентов создает образы, едва ли не противоположные по значению.

Обращенное к зрителю лицо Хвостовой светится мягкой нежностью, затененной легкой грустью, задумчивостью. Этому состоянию соответствует тонкая гармония цветового и светотеневого построения полотна. Художник словно боится нарушить, боится помешать естественному току душевной жизни героини.

И, напротив, в портрете Авдулиной меланхолическое настроение переходит в тему угасания жизни, явленную с безусловной и покоряющей живописно-пластической убедительностью, где каждая деталь и все компоненты полотна исполнены с изысканным классическим артистизмом.

Если там, в портрете Хвостовой, главным для художника была личность, то здесь — искусство. Так очевидно и настораживающе нарушается гармония эстетического и этического начал в творческой позиции художника. 

С большей отчетливостью и с большей исторической предопределенностью это обнаруживается в мужских портретах. В портретах Евгр. В. Давыдова (18()9), С. С. Уварова (1816), А. Ф. Шишмарева происходит, в сущности, метаморфоза единого типа парадного изображения. Но как несхожи они!
Портрет Давыдова Ев. В., лейб-гусарского полковника .  1809
 Образ бравого гусара исполнен и в самом деле парадного, не столько героического, сколько геройского пафоса, актуального в канун Отечественной войны с Наполеоном. Хотя эта тема и главенствует в портрете, Кипренский ею не ограничивается. Его Давыдов соединяет «рыцарское чувство чести и личное достоинство», романтическую небрежность и мечтательность. Художник создает глубоко индивидуальный образ и вместе с тем собирательный, включающий отсветы активного романтического идеала и наличную реальность, более того, ставший благодаря полноте и диалектике характеристики символом своей эпохи. 
Иной образ типичного представителя просвещенного дворянства, иной этап развития общественного сознания запечатлел Орест Кипренский в портрете С. С. Уварова.
Портрет Сергея Семёновича Уварова.
Здесь нет той полноты самовыражения, что у Давыдова. Изображен задумавшийся в картинной позе, словно на минуту остановившийся перед выходом, великосветский денди, галломан и щеголь. Благородство и сдержанность цветового исполнения, мягкие ниспадающие ритмы рисуют облик тонко чувствующего, и, может быть, несколько манерно утомленного своей культурной рафинированностью дворянина пушкинской поры. И хотя портрет писался до выступления декабристов, в пору национального подъема и брожения идей, Кипренский в образе Уварова словно предвосхитил скорое наступление долгой полосы общественного спада, правительственной реакции. Кипренский на себе почувствовал неблагополучие в стиле правления Александра, когда, вернувшись в 1819 году в Петербург, начал конфликтовать с Академией, придворными кругами, стал пользоваться поддержкой меценатов. Написанный в середине 20-х годов портрет А. Ф. Шишмарева свидетельствует о новых исканиях мастера, о смене проблематики.

Портрет Афанасия Федоровича Шишмарева 1827

Своего героя он ставит в позу Давыдова, но, используя старую схему, художник вводит его не в историю, а в идиллию. Шишмарев показан в саду, в окружении цветов и стрекоз. Кипренский создает гармонию, но ценой отказа от общественно-значимого статуса личности. Изощренная живописная кухня, с ее многослойной системой письма, совершенством фактурной проработки, подчеркнутая эстетизация всего образного строя свидетельствуют о стремлении художника выйти к новым берегам, обрести твердую почву под ногами. Таким он выглядит на своем автопортрете 1828 года. Огромная дистанция между тем первым автопортретом с кистями и этим: и здесь он непараден, в домашнем халате, с карандашом в руке, но и следа нет былой силы и веры. Холеный светский облик и любезно-искательная улыбка, ощущение неуверенности и отзвук некой артистической избранности… Художник пережил многое — и европейское признание (галерея Уффици заказала ему автопортрет), и дружбу с великими людьми эпохи, и холод недоброжелательства и даже оскорбительной клеветы, пережил и взлеты гения и падения духа… 

Поразительным было чутье Ореста Кипренского в наиболее светлые периоды его творчества на изменения общественной атмосферы. Оно не было случайным, врожденным, оно воспитывалось в эпицентре духовной жизни эпохи. Художник был близок к кружкам известного мецената А. Р. Томилова, ученого-любителя, а затем президента Академии художеств А. Н.

Оленина, где собирались, общались крупнейшие деятели искусства и литературы; он дружил со многими членами литературного общества «Арзамас». Героями его портретов были Крылов и ЖуковскийБатюшков и Мицкевич, а  портрет Пушкина Кипренского по праву занимает самое почетное место в изобразительной пушкиниане.

Читайте также:  Описание картины владимира маковского «политики»

Портрет поэта Александра Сергеевича Пушкина. 1827
 Кипренский был историческим живописцем по масштабу своего мышления, своих дерзаний. Его мучительная, долгая работа над историческими, символико-аллегорическими произведениями содержала поиски новых путей в осознании происходящих событий. Но одни из этих произведений по прихоти своенравной судьбы не уцелели, другие же так и не были осуществлены. Его понимание истории воплотилось в портретах. На протяжении тридцати лет Кипренский создал в портретах подлинную энциклопедию русского общества, поражающую диапазоном индивидуальных характеристик, проникновенной человечностью, художественным мастерством, наконец — личностью ее творца.

На основе статьи в :”Художественном календаре 100 памятных дат”

Картины Кипренского 
Автопортрет. 1820 Уффици

Портрет А.О.Смирновой-Россет, ок. 1830, холст, масло, 64х54

Девочка в маковом венке с гвоздикой в руке (Мариучча). 1819.

Читатели газет в Неаполе. 1831.

Портрет князя H.П.Трубецкого 
Портрет Олимпиады Александровны Рюминой. 1826.

Портрет Н.С.Семеновой в роли Сивиллы Дельфийской в оп. Г.Спонтини «Весталка». 1828 Х., м. 110х90 ГЦТМ им. А.А.Бахрушина

Портрет мальчика. 1819.

Портрет М.В.Шишмарева. 1827

Портрет К.И.Альбрехта. 1827

Портрет итальянского художника пейзажиста Грегорио Фиданца.

Портрет И.А.Крылова. 1816.

Портрет З.А.Волконской. 1829

Портрет Екатерины Сергеевны Авдулиной. 1822

Портрет художника П.В. Басина.1829.

Портрет танцовщицы Е.А.Телешовой в роли Зелии. 1828

Портрет Петра Алексеевича Оленина. 1813

Портрет В.С. Шереметева. 1825

Портрет В.С. Хвостова 1814

Портрет В.А.Перовского в испанском костюме XVIIвека. 1809.

Портрет Алексея Романовича Томилова. До 1828

Портрет Александра Александровича Челищева. Ок. 1809

Портрет Адама Мицкевича 1824 ГТГ

Портрет Авдотьи Ивановны Молчановой с дочерью Елизаветой. 1814

Портрет А.С.Шишкова. 1825

Портрет А.Р.Томилова.

Неаполитанская девочка с плодами 1831

Молодой садовник. 1817

Мать с ребенком (Портрет г-жи Прейс ). 1809

Конный портрет Александра I. 1820-е.

Калмычка Баяуста. 1812-13.

Итальянские селянки (Italian Peasant Girls).

Дмитрий Донской на Куликовом поле. 1805 Холст, масло. 118х167 ГРМ

Ворожея со свечой. 1828. Холст, масло. 64х51. ГРМ

Бедная Лиза. На сюжет одноим. пов. Н.М.Карамзина. 1827.

Портрет Г.Г.Кушелева. 1827.
Стоящий натурщик с палкой (со спины). 1801. Б., ит. к. санг. 61,6х40,1. ГТГ. Натурщик, сидящий на камне. 1800-05.
Стоящий натурщик на фоне красной драпировки. 1802

Натурщик.
Портрет датского скульптора Бертеля Торвальдсена. 1831
Портрет Дарьи Николаевны Хвостовой. 1814

Портрет графини М.А.Потоцкой, сестры ее – графини С.А.Шуваловой с мандолиной в руках и эфиопянки 1834

Портрет графини Екатерины Петровны Ростопчиной. 1809 Х., м. 77×61 ГТГ

Портрет графа Ф.В.Ростопчина. 1809
http://www.artcontext.info/pictures-of-great-artists/55-2010-12-14-08-01-06/469-kiprenskiy.html

Источник: https://ilyamatveev.livejournal.com/32142.html

Художник Орест Кипренский

Орест Кипренский. Мастера русской портретной живописи.
Автопортрет. 1828.

Орест Адамович Кипре́нский (1782—1836) — русский художник-портретист, исторический живописец, график; представитель романтизма.

Автопортреты Ореста Адамовича Кипренского

До сих пор во многом интригующе загадочными остаются личность, судьба, творческая одиссея лучшего русского портретиста первой трети XIX века Ореста Адамовича Кипренского.

И наиболее резко обнаруживается это, пожалуй, не в разноречивых свидетельствах современников, не в фактах биографии, а в галерее автопортретов (их около десятка), выявляющей почти взаимоисключающие образы художника.

Каждый автопортрет представляет нам иного Кипренского, и это связано не только с возрастными, «физиогномическими» изменениями. Сложный конгломерат идей, представлений, причинных связей предлагает эта череда автопортретов зрителю.

Здесь и романтический артистизм игры в преображения, и сублимация неясности общественного положения незаконнорожденного дворянского сына, и диаграмма или, может быть, идеограмма душевных, духовных, житейских перипетий, и точки отсчета стремительных превращений Кипренского-художника.

Автопортрет с кистями за ухом. Ок.1808. Х., м. 46х36.5. ГТГ

В «Автопортрете с кистями за ухом» (ок. 1808) перед нами полный творческой энергии, раскованный, уверенный в себе молодой художник. Образную характеристику выдают сразу смелые контрасты светотени, открытая динамичная манера письма, насыщенный цветовой строй.

В портрете он только живописец, гордый своим мастерством, гордый тем, что он может написать не хуже (черт возьми!) Рубенса или Рембрандта. И ведь написал! Его «Портрет А. К.

Швальбе» (1804) — незаурядный шедевр-«ретро», приведший многих в восхищенное заблуждение и всю жизнь бывший для самого Кипренского предметом особой привязанности.

Портрет отца художника Адама Карловича Швальбе. 1804 
Он впервые померился силами с великими и устоял. Да, впрочем, и сам автопортрет с кистями, несомненно, навеян какими-то классическими образцами (он напоминает, например, ранний кассельский автопортрет Рембрандта). Одновременно с этим произведением был написан и другой автопортрет — в розовом шейном платке.

Автопортрет (с розовым шейным платком). 1809

Он разительно отличается в своей программе от первого: не бравурная энергия самоутверждения, а некое излучение духовной чистоты; искренность поведения не в импульсивной непосредственности, а в раздумчивом контакте со зрителем, на глазах которого живут нисколько не таимые оттенки чувствований. И в этом случае столь же адекватная изобразительная структура произведения. Что за «неподражательная странность» Кипренского дробить свой лик на суверенные, почти не совпадающие отражения, обретающие сами в себе ту гармонию, которой, видимо, так недоставало их носителю, их творцу?

Мастерство портретистаЭта способность к острой дифференциации образа, к стереоскопической объемности в изображении личности портретируемого породила бесконечное разнообразие его портретных решений. Один из современников заметил, что «Кипренский очень счастливо придает каждому портрету что-нибудь особенное».

Он осознанно выстраивает индивидуальную конструкцию образа, которая диктует и саму исполнительскую манеру. В наиболее чистом виде это относится к первому периоду творчества Кипренского, до его первой поездки в Италию в 1816 году. Даже в заказных парных портретах (Е. П. и Ф. В. Ростопчиных, 1809; Д. Н. и В. С.

Хвостовых, 1814), долженствующих представлять собой созвучный изобразительно-выразительный ансамбль, художник достигает индивидуальных и даже контрастных характеристик. 

До поездки в Италию в творчестве Кипренского преобладали два типа портретных решений: подгрудный, в натуру, и парадный, в рост. Каждый из них давал модель в ее естественном, не опосредованном никакими привычными условностями бытии. В этом отношении особенно показательна уникальная в современном русском искусстве линия графического портрета. 
Впоследствии, напитанный традициями высокого классического искусства, он преследует цель подняться на уровень его достижений и обогащает портретный образ аллегорическим подтекстом («Портрет Е. С. Авдулиной», ок. 1822), апологией интеллектуального аристократизма («Портрет А. М. Шереметева», в какой-то степени «Автопортрет», 1819) или столь же аристократически – дистанцированной близостью природе («Портрет А. Ф. Шишмарева», 1827; «Портрет К. И. Альбрехта», 1827), сочинением театрализованных и многофигурных программ («Портрет Е. А. Телешовой в роли Зелии», 1828; «Читатели газет в Неаполе», 1831; «Портрет М. А. Потоцкой, сестры ее С. А. Шуваловой и эфиопянки», ок. 1835). Показательно сравнить для демонстрации кардинальных изменений его творческого метода некоторые портреты, исполненные в близкой композиционной схеме, и проследить, как на базе каждый раз индивидуального решения образа, выявляется в то же время образ исторический, фокусирующий нечто, принадлежащее духу времени. 

Портрет Д. Н. Хвостовой и портрет Е. С. Авдулиной несут в себе немало общих исходных моментов в фиксации внешних и внутренних движений модели. Но смещение нескольких акцентов создает образы, едва ли не противоположные по значению.

Обращенное к зрителю лицо Хвостовой светится мягкой нежностью, затененной легкой грустью, задумчивостью. Этому состоянию соответствует тонкая гармония цветового и светотеневого построения полотна. Художник словно боится нарушить, боится помешать естественному току душевной жизни героини.

И, напротив, в портрете Авдулиной меланхолическое настроение переходит в тему угасания жизни, явленную с безусловной и покоряющей живописно-пластической убедительностью, где каждая деталь и все компоненты полотна исполнены с изысканным классическим артистизмом.

Если там, в портрете Хвостовой, главным для художника была личность, то здесь — искусство. Так очевидно и настораживающе нарушается гармония эстетического и этического начал в творческой позиции художника. 

С большей отчетливостью и с большей исторической предопределенностью это обнаруживается в мужских портретах. В портретах Евгр. В. Давыдова (18()9), С. С. Уварова (1816), А. Ф. Шишмарева происходит, в сущности, метаморфоза единого типа парадного изображения. Но как несхожи они!
Портрет Давыдова Ев. В., лейб-гусарского полковника .  1809
 Образ бравого гусара исполнен и в самом деле парадного, не столько героического, сколько геройского пафоса, актуального в канун Отечественной войны с Наполеоном. Хотя эта тема и главенствует в портрете, Кипренский ею не ограничивается. Его Давыдов соединяет «рыцарское чувство чести и личное достоинство», романтическую небрежность и мечтательность. Художник создает глубоко индивидуальный образ и вместе с тем собирательный, включающий отсветы активного романтического идеала и наличную реальность, более того, ставший благодаря полноте и диалектике характеристики символом своей эпохи. 
Иной образ типичного представителя просвещенного дворянства, иной этап развития общественного сознания запечатлел Орест Кипренский в портрете С. С. Уварова.
Портрет Сергея Семёновича Уварова.
Здесь нет той полноты самовыражения, что у Давыдова. Изображен задумавшийся в картинной позе, словно на минуту остановившийся перед выходом, великосветский денди, галломан и щеголь. Благородство и сдержанность цветового исполнения, мягкие ниспадающие ритмы рисуют облик тонко чувствующего, и, может быть, несколько манерно утомленного своей культурной рафинированностью дворянина пушкинской поры. И хотя портрет писался до выступления декабристов, в пору национального подъема и брожения идей, Кипренский в образе Уварова словно предвосхитил скорое наступление долгой полосы общественного спада, правительственной реакции. Кипренский на себе почувствовал неблагополучие в стиле правления Александра, когда, вернувшись в 1819 году в Петербург, начал конфликтовать с Академией, придворными кругами, стал пользоваться поддержкой меценатов. Написанный в середине 20-х годов портрет А. Ф. Шишмарева свидетельствует о новых исканиях мастера, о смене проблематики.

Портрет Афанасия Федоровича Шишмарева 1827

Своего героя он ставит в позу Давыдова, но, используя старую схему, художник вводит его не в историю, а в идиллию. Шишмарев показан в саду, в окружении цветов и стрекоз. Кипренский создает гармонию, но ценой отказа от общественно-значимого статуса личности. Изощренная живописная кухня, с ее многослойной системой письма, совершенством фактурной проработки, подчеркнутая эстетизация всего образного строя свидетельствуют о стремлении художника выйти к новым берегам, обрести твердую почву под ногами. Таким он выглядит на своем автопортрете 1828 года. Огромная дистанция между тем первым автопортретом с кистями и этим: и здесь он непараден, в домашнем халате, с карандашом в руке, но и следа нет былой силы и веры. Холеный светский облик и любезно-искательная улыбка, ощущение неуверенности и отзвук некой артистической избранности… Художник пережил многое — и европейское признание (галерея Уффици заказала ему автопортрет), и дружбу с великими людьми эпохи, и холод недоброжелательства и даже оскорбительной клеветы, пережил и взлеты гения и падения духа… 

Поразительным было чутье Ореста Кипренского в наиболее светлые периоды его творчества на изменения общественной атмосферы. Оно не было случайным, врожденным, оно воспитывалось в эпицентре духовной жизни эпохи. Художник был близок к кружкам известного мецената А. Р. Томилова, ученого-любителя, а затем президента Академии художеств А. Н.

Оленина, где собирались, общались крупнейшие деятели искусства и литературы; он дружил со многими членами литературного общества «Арзамас».

Героями его портретов были Крылов и ЖуковскийБатюшков и Мицкевич, а  портрет Пушкина Кипренского по праву занимает самое почетное место в изобразительной пушкиниане.

Портрет поэта Александра Сергеевича Пушкина. 1827
 Кипренский был историческим живописцем по масштабу своего мышления, своих дерзаний. Его мучительная, долгая работа над историческими, символико-аллегорическими произведениями содержала поиски новых путей в осознании происходящих событий. Но одни из этих произведений по прихоти своенравной судьбы не уцелели, другие же так и не были осуществлены. Его понимание истории воплотилось в портретах. На протяжении тридцати лет Кипренский создал в портретах подлинную энциклопедию русского общества, поражающую диапазоном индивидуальных характеристик, проникновенной человечностью, художественным мастерством, наконец — личностью ее творца.

Читайте также:  Описание картины алексея венецианова «девушка в платке»

На основе статьи в :”Художественном календаре 100 памятных дат”

Картины Кипренского  
Автопортрет. 1820 Уффици

Портрет А.О.Смирновой-Россет, ок. 1830, холст, масло, 64х54

Девочка в маковом венке с гвоздикой в руке (Мариучча). 1819.

Читатели газет в Неаполе. 1831.

Портрет князя H.П.Трубецкого 
Портрет Олимпиады Александровны Рюминой. 1826.

Портрет Н.С.Семеновой в роли Сивиллы Дельфийской в оп. Г.Спонтини «Весталка». 1828 Х., м. 110х90 ГЦТМ им. А.А.Бахрушина

Портрет мальчика. 1819.

Портрет М.В.Шишмарева. 1827

Портрет К.И.Альбрехта. 1827

Портрет итальянского художника пейзажиста Грегорио Фиданца.

Портрет И.А.Крылова. 1816.

Портрет З.А.Волконской. 1829

Портрет Екатерины Сергеевны Авдулиной. 1822

Портрет художника П.В. Басина.1829.

Портрет танцовщицы Е.А.Телешовой в роли Зелии. 1828

Портрет Петра Алексеевича Оленина. 1813

Портрет В.С. Шереметева. 1825

Портрет В.С. Хвостова 1814

Портрет В.А.Перовского в испанском костюме XVIIвека. 1809.

Портрет Алексея Романовича Томилова. До 1828

Портрет Александра Александровича Челищева. Ок. 1809

Портрет Адама Мицкевича 1824 ГТГ

Портрет Авдотьи Ивановны Молчановой с дочерью Елизаветой. 1814

Портрет А.С.Шишкова. 1825

Портрет А.Р.Томилова.

Неаполитанская девочка с плодами 1831

Молодой садовник. 1817

Мать с ребенком (Портрет г-жи Прейс ). 1809

Конный портрет Александра I. 1820-е.

Калмычка Баяуста. 1812-13.

Итальянские селянки (Italian Peasant Girls).

Дмитрий Донской на Куликовом поле. 1805 Холст, масло. 118х167 ГРМ

Ворожея со свечой. 1828. Холст, масло. 64х51. ГРМ

Бедная Лиза. На сюжет одноим. пов. Н.М.Карамзина. 1827.

Портрет Г.Г.Кушелева. 1827.
Стоящий натурщик с палкой (со спины). 1801. Б., ит. к. санг. 61,6х40,1. ГТГ. Натурщик, сидящий на камне. 1800-05.
Стоящий натурщик на фоне красной драпировки. 1802

Натурщик.
Портрет датского скульптора Бертеля Торвальдсена. 1831
Портрет Дарьи Николаевны Хвостовой. 1814

Портрет графини М.А.Потоцкой, сестры ее – графини С.А.Шуваловой с мандолиной в руках и эфиопянки 1834

Портрет графини Екатерины Петровны Ростопчиной. 1809 Х., м. 77×61 ГТГ

Портрет графа Ф.В.Ростопчина. 1809
http://www.artcontext.info/pictures-of-great-artists/55-2010-12-14-08-01-06/469-kiprenskiy.html

Понравился наш сайт? Присоединяйтесь или подпишитесь (на почту будут приходить уведомления о новых темах) на наш канал в МирТесен!

Источник: https://art.mirtesen.ru/blog/43779416602/next

Сказка о художнике, любимце муз. Орест Кипренский

Двести с лишним лет назад в одной барской усадьбе жила девушка-крестьянка Анюта, и была она такой красоты, что не влюбиться в нее было невозможно. А барин был человек военный, дома появлялся редко, а тут приехал в отпуск. Увидел Анюту и влюбился.

И она в него влюбилась — барин был мужчина высокий, статный, с усами. И к тому же генерал. Через некоторое время родился у них сынок. — Милая Анюта. — говорит генерал. — я, конечно, рад. Но не положено барину на крепостной крестьянке жениться. Тем более, что мне уезжать пора — вот-вот опять война начнется.

К тому же у меня в Петербурге уже есть жена и дети. Так что фамилию свою я мальчику дать не могу. — Негоже, барин, человеку без фамилии. — вздыхает Анюта. Барская усадьба находилась недалеко от старого городка Копорье. — Сам знаю. — отвечает генерал. — Ты, Анюта, окрести его и запиши на фамилию Копорский.

А подрастет, я его к себе в полк служить заберу. Заплакала Анюта, а что поделаешь? Барин — хозяин. — Ну, не плачь, — говорит генерал (а самому приятно, что такая красавица по нему убивается) — Скучать-то по мне будешь? — Буду. И молиться буду, чтоб не убили.

А как мальчика назовем? — Иваном — говорит генерал — Или нет. Назовем-ка его по-древнегречески — Орестом. Красивое имя, ни у кого такого нет.

Сказал так, поцеловал Анюту, сел на коня и уехал на войну. Пока генерал воевал, лет пять прошло. Орест такой драчливый мальчуган стал: то нос кому-нибудь разобьет, то синяк под глаз поставит… А Анюта замуж вышла за крестьянина Адама Швальбе. Предки его были немцами, а сам он был художник-самоучка. Ореста любил как сына. И тот его за отца считал.

Вот Адам как-то спрашивает: — Орестушка, что ты все дерешься. Разве хорошо это? — А чего они дразнятся! — сердито отвечает Орест. — И зачем вы с мамушкой имя такое дурацкое мне придумали! Получается, Адам Швальбе — без вины виноватый. Но не стал он это мальчику объяснять, а рассказал о Древней Греции и ее героях, книжку дал. Адам рассказывает, а Орест картинки смотрит.

И они ему так понравились, что на слеующий день достал из печки уголек и разрисовал всю печь картинками из древнегреческой жизни. Родители вернулись домой. Анюта ругаться принялась: зачем, такой-сякой, всю печку измазал. — Тихо, жена! — говорит Адам — Сынок-то у нас — художник! И стал Ореста учить рисованию. — Зачем это? — сердится Анюта.

— Вот приедет генерал и в полк его заберет. Будет Орестушка солдатом. Может, в офицеры выбьется. — Художником он будет, — не соглашается Адам. — У него талант. Видно, древнегреческие музы покровительствуют Оресту. А Орест сидит на печке и думает: «Вот это да! — Матушка говорила, что у меня один покровитель — наш барин-генерал, а оказывается, еще кто-то есть…

» — А кто это — музы? — спросил он, высунувшись с полатей. И Адам Швальбе рассказал ему о древнегреческих богинях искусств — семи музах: одна помогала поэтам, другая — артистам, третья — музыкантам… — А как они помогали? — заинтересовался Орест. — Давали деньги?

— Нет, — засмеялся Адам.

—Тем, кто им нравится, они дарят самое главное, без чего не может существовать искусство: талант и вдохновение. Без этого картина, книга или песня — мертвы..

Ночью мальчику приснились музы. Они пели и танцевали на зеленом лугу. — Тетеньки, я вас знаю. — сказал им Орест, — вы — музы… Музы засмеялись и улетели, как птицы. Он так и не узнал, кто будет ему покровительствовать.

А вскоре вернулся с войны генерал. Поглядел на Орестовы рисунки и велел собираться в дорогу. — Поедешь со мною в Петербург, учиться. — Рано ему учиться. — запричитала Анюта. — Он еще маленький…

— Молчи, жена! — строго велел Адам Швальбе. — Пусть едет.

 

Так Орест Копорский пяти лет от роду стал студентом Академии художеств. Конечно, ни он сам, ни его родители не знали, что ему суждено было стать самым знаменитым русским художником-портретистом.

Мальчик учился легко. Порой забывая обо всем на свете, он мог часами не отходить от холста с начатой картиной… Он уже знал, что это и есть вдохновение. Видно, музы и вправду его любили и покровительствовали. Все у него получалось, профессора Академии его хвалили. Вот только Орест так и не знал, кто из муз ему помогает.

Он уже подрос, много читал и хорошо знал древнегреческие мифы. За какие только искусства не отвечали музы: и за танцы, и за стихи, и за трагедию, и за комедию, и за историю… Но вот беда — ни одна из них не была покровительницей художников! Потому что в Древней Греции были и скульпторы, и архитекторы, а художников — не было.

Ну, конечно, греки умели рисовать: они расписывали вазы и украшали свои дома мозаикой, но в те давние времена это считалось всего-навсего ремеслом. А потому богини-музы не обращали на тех древних рисовальщиков внимания. Не снисходили. «Как же так? — думал он, ворочаясь в постели.

— Кто же она, та муза, что тайком помогает мне?» Иногда они ему снились: водили хороводы, пели свои древние песни. Но хотя Орест и не знал имя своей богини-покровительницы, рисовал он все лучше и лучше. Он учился в Академии целых восемнадцать лет! И закончил с Большой золотой медалью.

Эта медаль давала ему право поехать в прекрасную Италию и учиться там еше три года. Но в Европе в ту пору шли войны, ехать туда было опасно. Одиннадцать лет Орест ждал этой поездки. За это время он стал знаменитым художником-портретистом Кипренским. Прежняя фамилия показалась ему неблагозвуч- ной, и Орест ее поменял.

Петербургские знаменитости готовы были платить любые деньги, лишь бы Кипренский написал их портреты.

Но первым Орест нарисовал не их, а приемного отца Адама Швальбе, доброго и умного человека, который угадал в нем художника.

А портрет Пушкина его кисти и сейчас считается лучшим. Пушкину портрет тоже понравился.

— Но уж очень художник мне польстил. — посмеивался Александр Сергеевич. — Потомки будут думать, что я был красавец. Кипренский часто рисовал и самого себя, это называется «автопортрет». Мы знаем, как выглядел художник. Красивый, темноволосый, улыбчивый — в молодости. Новых нарядов у него было столько, что Пушкин написал стихи о нем: «Любимец моды легкокрылой…» А вот он уже совсем взрослый и совсем не такой веселый: он стал угрюм и упрям, перессорился с друзьями… И случилось это после того, как он узнал имя своей музы. Однажды она явилась к нему во сне и назвала свое имя: Клио — муза истории. С этого и начались в жизни Ореста несчастья. Он решил, что больше не станет писать портреты, а будет рисовать исторические картины. Начал одну, потом другую — не получилось. Обидно, ведь Орест уже привык к славе. Даже Италия, в которую он наконец-то отправился, не принесла ему радости. Потому что и там Кипренского почитали, как великого художника-портретиста, а к его историческим картинам были равнодушны.

Обидевшись на итальянцев, художник вернулся в Россию, пожил несколько лет, опять со всеми перессорился и снова уехал в Италию.

Теперь уже навсегда.

Там он жил в бедности, старел, а потом простудился и умер. Так печально закончилась жизнь замечательного русского художника Ореста Кипренского — любимца муз. А все несчастья в его жизни произошли потому, что люди редко понимают язык богов. Орест Кипренский решил, что раз его муза Клио — богиня истории, то он и должен писать исторические картины.

И очень рассердился на всех за то, что они у него не получаются. А больше всех — на свою музу. — Вот ты какая ветреная! — сказал он. — Бросила меня! Он так и не понял, что его портреты — тоже история. Глядя на них, мы так много можем узнать о людях, которые жили двести лет назад. И дело даже не в том, что ста- рые портреты рассказывают нам, как они выглядели, во что одевались.

Мы заглядываем им в глаза, ловим тень печали или улыбки… Мы знакомимся с ними, как с живыми. Здравствуйте, Александр Сергеевич Пушкин! Здравствуйте, Батюшков и Жуковский, русские поэты! Вот вы какие были. Здравствуй и ты, мальчик Челищев! Интересно, кем ты стал, когда вырос, как прожил жизнь…

Мы смотрим на эти портреты, и история перестает быть скучной наукой, а становится живой и близкой. Вся наша жизнь — история. И вся история — наша жизнь.

Так что зря Орест Кипренский рассердился на музу Клио. Она его никогда не бросала.

Источник: https://www.liveinternet.ru/users/bo4kameda/post232474421/

Источник: http://elenakonovalova.ucoz.net/publ/skazki_o_khudozhnikakh/skazka_o_khudozhnike_ljubimce_muz_orest_kiprenskij/25-1-0-551

Ссылка на основную публикацию