Описание картины питера брейгеля «падение икара»

«Падение Икара» — двусмысленная картина Брейгеля :

«Падение Икара» — известная и узнаваемая во всем мире картина Питера Брейгеля-старшего, художника из Голландии. Это единственная его абота, написанная на мифологическую тематику. Картина была создана великим мастером в 1558 году.

Сюжет

В основе картины лежит сюжет, который был взят из мифологии древних греков. Островом Крит правил достославный Минос. В плену владыки были Дедал, великий изобретатель, и его сын Икар. Пленники мечтали покинуть остров, но для этого нужно было как-то пересечь море.

Дедал смог смастерить крылья для своего отпрыска, с помощью которых можно было перелететь через морские просторы.

Отец предостерег своего сына о том, что подниматься слишком высоко нельзя, так как перья на крыльях скреплены воском, который легко расплавиться под солнечным жаром. Но Икар не послушал отца. Он полетел прямо к солнцу. Это было большой ошибкой.

Воск на крыльях растаял, что привело к гибели Икара в пучине моря. Древнегреческий поэт Овидий описал миф о Дедале и Икаре в своих «Метаморфозах». Брейгель, без сомнений, был знаком с его творчеством.

Описание картины

«Падение Икара» обладает довольно оригинальной композицией. Персонажи второстепенного характера изображаются художником на первом плане. Пахарь, который идет за плугом — первое, что бросается в глаза. Но он отнюдь не главная фигура картины. Самый важный персонаж работы Брейгеля – это Икар.

Но зрителю удается его заметить далеко не сразу. Лишь во время пристального изучения картины можно узреть ноги Икара, которые виднеются из воды, и перья, кружащиеся над морской гладью. Художник не изобразил и Дедала.

Но можно подметить пастуха, пристальный взгляд которого устремлен вверх, а именно в том направлении, где скрылся изобретательный Дедал. На картине пастух смотрит ввысь, пахарь опустил свой взгляд, рыбак сосредоточен на удочке. Никто из них не замечает падения Икара.

Корабль, изображенный в работе Брейгеля, проходит мимо главного персонажа. Матросы на палубе не видят Икара и смотрят совсем в другую сторону. Таким образом, никого из людей не интересует судьба тонущего.

Кому на картине небезразличен утопающий Икар?

Интересна и оригинальна картина «Падение Икара». Художник изобразил единственное существо, которого интересует судьба Икара. Это куропатка серого цвета, сидящая на ветке возле края утеса. Эта малозаметная деталь очень важна и связана с мифом Овидия.

В «Метаморфозах» поэт говорит, что Дедал должен был сбежать на Крит после убийства своего племянника Пердикса. Молодой родственник Дедала обладал блестящим разумом и составлял немалую конкуренцию своему дяде. По этой причине он и был убит завистливым Дедалом.

Но милосердная богиня Афина пожалела мальчика и обратила его в сероватую куропатку, которая как раз изображена на картине Брейгеля. У этой куропатки есть много оснований злорадствовать над тонущим Икаром. Ведь он является сыном её убийцы.

Пердикс в образе куропатки считает смерть Икра не трагической случайностью, а справедливым возмездием, которое должно было настигнуть Дедала.

Первое толкование работы Брейгеля

Картина «Падение Икара» имеет несколько толкований. Некоторые считают, что неудачно взлетевший в небеса Икар, противопоставляется твердо стоящему на земле пахарю.

Пастух же, который изображен на втором плане, не понял даже, что случилось и кто над ним пролетел.

Мораль данного толкования заключается в том, что люди, которые трудятся, а не мечтают, преуспевают в жизни и твердо стоят на земле. Икар же витал в облаках, поэтому и потерпел поражение.

Второе толкование

Есть и другое значение работы под названием «Падение Икара». Картина Брейгеля заинтересовала многих ученых и критиков своим двузначным смыслом. В то время, когда художник работал над своим произведением, происходили важные открытия в области географии.

Весь мир для человечества изменился и стал похож на неизведанный бескрайний космос. После этого все великие героические деяния прошлых времен превратились в нечто ничтожное, лишенное всякого смысла. Полет Икара стал забавной шуткой для большинства людей.

По одной из версий, Брейгель решил отобразить такое изменение парадигмы в своей картине «Падение Икара».

Великолепный пейзаж

Картина Питера Брейгеля-старшего является не только иллюстрацией к древнему мифу о Дедале и Икаре. В ней отображаются давние традиции живописи первого из пейзажистов в Нидерландах – Иоахима Патинира. Главная роль в композиции картины отводится именно ландшафту. Солнце, изображенное Брейгелем, также занимает особое место.

Оно бледное, почти прозрачное, а его лучи считаются предпосылкой гибели главного героя. Вся работа преподнесена в призрачном свете. Блестяще выполненным пейзажем считается «Падение Икара». Картина обладает особым очарованием, которое придают ей золотые солнечные блики на морской глади.

Они появились с течением времени и являются эффектом старения красок.

Источник: https://www.syl.ru/article/288632/new_padenie-ikara—dvusmyislennaya-kartina-breygelya

«Колорит»: «Мужицкая» живопись Питера Брейгеля. Смыслы картины «Падение Икара»

Питер Брейгель Старший – это один из наиболее известных художников Северного Возрождения, и можно лишь гадать, почему так вышло, что на фоне целой плеяды одаренных творцов той эпохи общеизвестными стали именно Брейгель, Босх и Дюрер. Сегодня Concepture разбирает по полочками картину Питера Брейгеля «Падение Икара».

Стиль Брейгеля, быть может, не столь запоминающийся, как у Босха, но довольно узнаваемый. Кроме того, по какой-то причине его картины очень любят использовать иллюстраторы и оформители книг (особенно его «Вавилонскую башню», «Охотников на снегу» и «Зимний пейзаж»).

В первую очередь, это очень насыщенные деталями и действиями картины, в которых преобладают реалистические сюжеты, часто соединенные с библейскими темами и мотивами. В большинстве случаев картина Брейгеля представляет собой смесь пейзажа и жанровой сцены. Именно за интерес к визуальной и нарративной стороне жизни простого народа, Брейгель и получил свое прозвище – «Мужицкий».

Картина «Перепись Вифлееме», 1566 г.

Бытует даже легенда, что художник часто переодевался в крестьянскую одежду, чтобы гулять среди селян и подмечать яркие мелочи жизни.

Также стилю Брейгеля характерна палитра из чистых цветов (как в иконописи, где каждый цвет – прежде всего символ), с некоторым преобладанием желтого тона (что во многом связано с фламандской манерой и вообще теми средствами и техниками, которыми писались картины в то время).

Брейгеля действительно можно считать одним из самых ярких представителей и эпохи в целом, и складывающейся франко-фламандской школы живописи, а потому в его работах отразилось многое – техника того времени, исторические события, представления о мироздании. И все-таки хотелось бы обойтись здесь без ставших привычными в отечественной литературе клише, вроде этого:

Подобные суждения пытаются установить связь автора и эпохи как-то слишком наивно и «в лоб». А ведь за такой попыткой лежит и убеждение исследователя в том, что он выше и умнее жителей того времени, хотя бы просто потому что знает последствия. Возможно, совсем избежать подобной позиции и не удастся, но мы попробуем.

 Брейгель непредвзятым взглядом 

Воображение зрителя. Как художник он обращается прежде всего к воображению зрителя.

Схематичные из-за малых размеров фигурки не показывают, а рассказывают о происходящем, равно как ключевые смыслы и эмоции вычитываются и даже домысливаются нами.

Так, например, главное событие, вынесенное в название, у него часто находится отнюдь не на первом плане: таковы «Падение Икара», «Обращение Савла», «Перепись в Вифлееме», более того, в последней картине мы даже не видим лица Иосифа.

Картина «Обращение Савла», 1567 г.

Однако то, что было для современника Брейгеля понятным знаком-отсылкой, для нас – уже загадка, требующая расшифровки. Например, в картине «Охотники на снегу» можно найти сразу несколько отсылок, точно указывающих на месяц декабрь (крестьяне готовятся коптить свинью, охотники с жалкой добычей, игры на льду).

Театральная сцена. Мир в картинах Брейгеля похож на театральную сцену, на которой одновременно разыгрываются и маленькие эпизоды человеческих жизней, и природные, космические процессы. По сути в основе его визуального опыта не снимок с натуры, а театральная мистерия, показывающая, что наша повседневность не чужда великого и значительного.

Картина «Фламандские пословицы», 1559 г.

Мистерия как особый жанр в то время остается знаковым явлением для городов, он постепенно освобождается от контроля церкви (переходя в ведение муниципалитетов).

Ярче всего эта сценичность, соединяющаяся в некое общее «космическое» зрелище, проявилась в цикле картин «Времена года» (количество картин неизвестно, до нас дошли только пять работ – «Сенокос», «Жатва», «Возращение стада», «Охотники на снегу» и «Хмурое утро»).

Карнавальное мироощущение, также связанное с шествиями и мистериями, хорошо заметно в других работах (например, «Детские игры», «Фламандские пословицы», «Битва Карнавала с Постом» и другие).

Двойственное настроение. Настроение, превалирующее в сюжетах, о которых повествует Брейгель, довольно двойственно – это что-то трагически-ироническое.

Повествуя о серьезных событиях, он при этом не отказывает себе в иронии, зубоскальстве и доле гротеска, а юношеский пафос Возрождения у него почти всегда уравновешен стариковской народной мудростью, выраженной в пословицах и поговорках.

Картина «Возвращение стада», 1565 г.

Брейгеля сложно заподозрить в высокомерии или отсутствии симпатии к тем, кого он изображает (т.е. по сути простолюдинам), но вы не найдете у него и идеализации крестьянства. По этой причине его картины буквально сопротивляются какой-то однозначной интерпретации, а уж тем более некоей выводимой морали.

Загадочное «Падение Икара»

Это единственная картина Питера Брейгеля, написанная на мифологический сюжет, где-то во второй половине 50-х годов XVI века. На самом деле до нас дошли две версии картины «Падение Икара»: классическая (более логичная) и со странностями (парадоксальная), и обе вызывают вопросы о подлинности.

Первая находится в собрании музея Ван Бюрен в Брюсселе, вторая – в Царском музее роскошных искусств (тоже в Брюсселе). Причем сложно датировать их точно, обычно по умолчанию считается, что вторая написана где-то в 1558 году. Под странностями картины из Царского музея имеются в виду следующие моменты (мы остановимся только на нескольких):

Картина «Падение Икара», версия из Ван Бюрен.

во-первых, на ней есть Икар, но нет Дедала, который по мифу находился тоже в небе (на картине из Ван Бюрен он есть, именно на него направлен взгляд пастуха);

во-вторых, солнце на картине изображено в закате на горизонте, что нелогично, т.к. закатное солнце вряд ли бы растопило воск крыльев Икара, к тому же пейзаж в общем нарисован в яркой, а не закатной части дня (что видно по гамме и теням);

в-третьих, возможно в силу плохого состояния картины на этой версии нельзя разобрать, что представляет собой крупная белая точка в кустах (перед пахарем).

Обычно это пятно трактовали как голову мертвого или спящего человека, якобы подчеркивающего смысл картины. Возможно, лицо было дорисовано позже.

Однако инфракрасное изучение версии из Ван Бюрен позволило обнаружить, что это не лицо, а зад человека, справляющего нужду.

Эта двойственность породила мнение о том, что первая версия – оригинал, а вторая – чья-то неумелая копия. Однако были и те, кто напротив утверждал, что именно парадоксальное построение композиции – признак гения, отступающего от канона, который, согласно нарративу мифа, предписывал изображать Икара вместе с Дедалом.

Картина «Падение Икара», версия из Царского музея роскошных искусств.

Великий художник способен изобразить не только то, что можно видеть, но и то, чего видеть нельзя. Так, например, уставившийся в никуда пастух – не просто какая-то несуразица, а естественное удивление человека, над которым только что нечто пронеслось по небу (т.е. мы буквально видим траекторию падения Икара).

Поэтому, на наш взгляд, второе суждение вполне оправданно, учитывая склонность Брейгеля к необычным ракурсам, символам и загадкам, а также иронии и свободному отношению к канонам. В некотором смысле эта точка зрения подтверждается и любопытным фактом: повсеместно цитируемой стала именно вторая версия картины.

О принадлежности обеих картин кисти Брейгеля до сих пор идут споры. Обе версии, вероятно, (даже с инфракрасной рефлектографией искусствоведение – наука неточная) являются копиями с одной картины, предположительно написанной Брейгелем.

На это указывает характер первоначального наброска, более простого по технике, чем манера великого художника.

Однако в целом по своим смыслам с большой долей вероятности можно утверждать, что «Падение Икара» когда-то было задумано (и, возможно, написано) Питером Брейгелем Старшим.

Дело в том, что в общей смысловой канве этой картины очень тонко переплетены три ключевых элемента: идеи Ренессанса, ироническое отстранение от них и указания на народную мудрость, выступающую контрапунктом этого отстранения.

Таким образом, возникает узнаваемый стиль Брейгеля Старшего, в котором высокое (идеалы Возрождения) и низкое (народное, мужицкое здравомыслие) не столько противопоставляются, сколько пребывают в динамике и взаимном дополнении.

Именно по этой причине «Падение Икара» невозможно проинтерпретировать сугубо в одном ключе: ни как чисто трагическое произведение, ни напротив, как высмеивание трагического пафоса.

Верхняя центральная часть картины «Падение Икара» (версия из Ван Бюрен): в небесах парит Дедал.

Итальянский Ренессанс во многом опирался на две взаимосвязанные идеи – гуманизм и гносеологический оптимизм. Вера в человека и вера в познаваемость мира придает Возрождению напор и задор, характерный юношеству.

Однако где-то на периферии сознания вместе с этой дерзостью и оптимизмом появляется меланхолия. Причина в том, что человек – не только гордый творец, но еще и хрупкое существо, подвластное случаю.

Мир (даже если и познаваем) велик, а жизнь человека коротка, и всякая юность, красота и острота ума – довольно часто мимолетны.

Человек Ренессанса бежит прочь от этих мыслей, но они возвращаются в форме ощущений (возможно, поэтому в итальянском искусстве той эпохи это чувство нашло себе место лишь в музыке).

Брейгель, выбравший сюжет о наказании за гордыню, явно отсылает не только к традиции христианского порицания этого греха, но и буквально изображает судьбу тех, кто возомнил себя титанами духа.

В то же время на картине присутствует целый ряд образов, показывающих, что сам автор не отказывается от идей Возрождения, а лишь указывает на трагизм существования (особенно легкомысленного, как у Икара).

Детали и образы

Общая композиция «Падения Икара» задана двумя источниками. Первый – сюжет мифа об Икаре и Дедале.

Он хорошо известен, чтобы его пересказывать, отметим лишь любопытный момент: в отличие от большинства мифов, где боги наказывают людей за высокомерие или непочтительность, история Икара – это гибель из-за легкомыслия в отношении отцовского совета, а также пренебрежения естественными законами.

Правый нижний угол картины «Падение Икара»: в воде можно заметить тонущего Икара.

Вторым источником считается голландская пословица «Ни один плуг не остановится, когда кто-то умирает». Именно это и изображено на переднем плане картины. У этой поговорки, вероятно, есть несколько прочтений, как минимум буквальное и символическое.

В буквальном прочтении речь идет о том, что ничто не должно быть важнее выживания тех, кто еще жив, и главной угрозой для большинства оставался голод.

В символическом же плане плуг – это указание на космический цикл, включающий в себя повторяющиеся природные процессы, и они безразличны по отношению к судьбам людей.

Левый нижний угол и центральная часть картины «Падение Икара»: пахарь с плугом – предположительно отсылка к пословице.

Главными персонажами картины являются пахарь, пастух с собакой, рыбак, а также тонущий Икар (в варианте из Ван Бюрен еще Дедал) и еще один человек в кустах. Список этих персонажей, кроме последнего, по всей видимости, Брейгель взял из строк Овидия. В «Метаморфозах» он описывает полет Икара и Дедала так:

Читайте также:  Описание картины николая рериха «святой сергий радонежский»

Персонаж же, скрывающийся в кустах, становится своего рода подписью Брейгеля; как выше уже отмечалось это фигура человека, справляющего нужду (она будет повторяться несколько раз в его картинах, например, в «Сороке на виселице»). Она подчеркивает безразличие присутствующих персонажей к произошедшему с Икаром.

Несколько важных символов

Куропатка

Правый нижний угол картины «Падение Икара»: на ветке рядом с рыбаком видно куропатку.

Во-первых, это куропатка (сидящая на ветке над рыбаком), которая имеет прямое отношение к мифу о Дедале. Согласно Овидию, причиной бегства Дедала на Крит было убийство своего юного племянника Пердикса, чьи таланты вызвали зависть мастера. Погибший Пердикс был превращен Афиной в куропатку. И ее присутствие на картине добавляет произошедшему оттенок возмездия.

Меч

Левый нижний угол картины «Падение Икара»: на небольшом выступе рядом с ослом можно заметить некие предметы, предположительно меч и сума

Во-вторых, это меч, кошель или сума и мешок (расположенные на камне перед пахарем).

Сегодня сложно определить, что именно вкладывал в эти символы Брейгель и его современники, но по большому счету это указания на то, вокруг чего строится жизнь простого человека – защита себя, борьба с нищетой и забота о пропитании. Недаром одна из голландских поговорок звучит так: «Человек без денег – всё равно что мертвец».

Каракка

Правая центральная часть картины «Падение Икара»: рядом с тонущим Икаром изображена каракка.

В-третьих, каракка, направляющаяся то ли в город вдали, то ли в открытое море. Стоит отметить, что во времена Брейгеля это не обычный корабль, а настоящее сверхсовременное чудо техники и человеческой мысли.

По сравнению с небольшими коггами и неуклюжими галерами, составлявшими основную часть флотов средневековья, каракка (со временем превратившаяся в галеон) – это просто космолёт. Это первый корабль, действительно приспособленный для открытого моря, с большим экипажем и сложной конструкцией.

На построенной госпитальерами в 1522 году каракке «Святая Анна» была кузница, ветряная мельница, печи, столовые, цветочный сад.

Именно на таком типе судна Колумб достиг Америки, и команда Магеллана совершила первое кругосветное плавание.

Присутствие образа такого корабля вряд ли было случайным или было призвано еще раз подчеркнуть безразличие окружающих к Икару (экипаж корабля смотрит в другую сторону).

Скорее он подчеркивает контраст между технологиями (и тем, что они обещают в будущем) и традиционным тяжелым трудом крестьянина.

Брейгель и «новые времена»

Стараясь уйти от банальных суждений и моралите, некоторые исследователи склоняются к мысли о том, что для Брейгеля важной темой творческой рефлексии остается связь человека и мира. Возможно, «Падение Икара» – это род суждения о том, как связаны человек и природа.

Картина «Мизантроп», 1568 г.

В то же время нужно подчеркнуть амбивалентность этого суждения: на картине можно заметить не только мысль о подчинении природе (как это делают пахарь, пастух и рыбак), но и о возможности ее познания и преобразования (корабль и город – это рукотворная, «вторая природа» человека, улучшающая его жизнь).

В целом же эта картина является яркой иллюстрацией сложного отношения Брейгеля к «новым временам».

С одной стороны, Возрождение без сомнения способствовало прогрессу наук, искусств и нравов, а это сулило облегчение и улучшение жизни для всех.

С другой стороны, в реальности призывы умных мужей мало что значили, в Европе расцветали охота на ведьм, религиозная нетерпимость, кровавые войны (теперь с еще более совершенным оружием), от чего страдали прежде всего простые люди.

Да и сами идеалы гуманизма были противоречивы, а также не лишены легкомыслия и высокомерия. Брейгель критикует отрыв этих идей и идеалов от реальности, но не становится и консерватором-традиционалом. Зная оба мира, он знает и о том, что правда у каждого своя. И каждому – своё. Или как сурово вещает еще одна голландская поговорка: «Что для одного смерть, для другого – хлеб».

Источник: http://concepture.club/post/rubrika_2021/smysly-kartiny-padenie-ikara

7 шедевров Брейгеля. Удивительные послания великого художника

Питер Брейгель Старший. Вавилонская башня. 1563 г. Музей истории искусств, Вена, Австрия.

Брейгеля (1525/30 – 1569 гг.) часто называют продолжателем дела Иероним Босха. Да, на первый взгляд часть их работ похожа. Брейгель так же, как и Босх создавал многолюдные полотна.

Но все же они разные. Как точно заметил художник и писатель Максим Кантор, они такие же разные, как Малевич и Шагал. Оба – авангардисты. Но один – про квадраты, другой – про любовь.

Босх – средневековый сюрреалист. У него масса монстров из страшных сновидений. Брейгель – реалист. У него – простые люди, горожане, нищие. Странные существа на его картинах – большая редкость.

У Босха – рафинированные, тонкие фигурки. У Брейгеля – кряжистые крестьяне. В этом на Брейгеля скорее повлиял Микеланджело, нежели Босх.

Босх – о страхе перед грехопадением. Брейгель – о человеческой глупости и суетности жизни.

Различий слишком много, чтобы Босха и Брейгеля ставить в один ряд.

Вот лишь несколько шедевров Брейгеля. Они помогут вам лучше узнать такого уникального живописца, как Питер Брейгель Старший.

1. Падение Икара. 1558 г

Питер Брейгель Старший. Падение Икара. 1558 г. Королевский музей изящных искусств, Брюссель, Бельгия

Картина называется “Падение Икара”. Но где собственно Икар?

На первом плане – пахарь. На среднем – пастух с овцами. Корабль. На дальнем – море и горы.

Ах да, в правом нижнем углу между рыбаком и кораблём – упавший в море Икар. Он уже почти погрузился в воду. Лишь его ноги ещё видны. А вокруг кружится несколько перьев.

Питер Брейгель Старший. Падающий икар. Фрагмент. 1558 г. Королевский музей изящных искусств, Брюссель, Бельгия

Почему же такое пренебрежение главным героем?

Считается, что так Брейгель проиллюстрировал народную мудрость “Ни один плуг не остановится, пока кто-то умирает”.

Брейгель изобразил, что гибель юноши никто не заметил. Ни рыбак, ни пахарь, ни пастух. Никто из них не бросил своего занятия. Корабль тоже проплыл мимо. Такое безразличие мира к трагедии одного человека обескураживает.

Таков был мир Брейгеля. Изменился ли он с тех пор?

2. Фламандские пословицы. 1559 г

Питер Брейгель Старший. Фламандские пословицы. 1559 г. Берлинская картинная галерея, Германия. Wikipedia.org

Удивительная картина. 119 иллюстраций к пословицам.

Некоторые сценки легко расшифровываются и без знания фламандского фольклора. Другие без этого знания не поймёшь.

На левом фрагменте мужчина несёт корзину с паром. Явно бессмысленным делом занимается. Поговорка “Носить пар в корзине” как раз означает “тратить время попусту”.

А вот на правом фрагменте женщина надевает на мужчину синий плащ. Здесь уже логики для современного человека нет. Во времена Брейгеля это означало изменять мужу.

На картине попадается и несколько монстров в духе Босха. Но лишь, чтобы проиллюстрировать пословицы.

Слева мы видим поговорку о людях, которые “способны даже черта к подушке привязать”, что означает быть очень упрямым. Справа мы видим товарища, который “Черту свечку держит”, а значит готов льстить и дружить, лишь бы была выгода. А ещё один “Исповедуется дьяволу”, а значит является предателем. Он ведь выдаёт тайны врагу.

Второе название картины “Мир вверх тормашками”. Брейгель показал мир людей, оголив все его пороки. Мир, в котором люди занимаются бессмысленными делами. Мир, в котором дружат ради выгоды. Мир, в котором предательство на каждом шагу.

Яркая сатира Брейгеля. Смешно и грустно одновременно.

3. Вавилонская башня. 1563 г

Питер Брейгель Старший. Вавилонская башня. 1563 г. Музей истории искусств, Вена, Австрия. Wikipedia.org

В “Вавилонской башне” невероятным образом сочетается панорамная и миниатюрная живопись.

Детали картины просто поражают. Попробуйте найти вот эти фрагменты среднего плана. Задача для самых терпеливых.

Слева – подъёмный кран 16 века. Справа – часть города позади вавилонской башни. По мосту едет телега, женщины полоскают белье.

А ещё вы можете разглядеть, что вдоль стен полно времянок. Но судя по женским фигуркам и развешенному белью, в них уже переехали семьи рабочих. Это уже скорее похоже на муравейник, нежели на величественную башню.

Питер Брейгель Старший. Вавилонская башня (деталь). 1863 г. Музей истории искусств, Вена, Австрия. Cheger.livejournal.com

Не кажется ли вам ещё странным, что строительство идёт почти на каждом уровне? Казалось бы, нижние уровни должны быть уже достроены, а работы проводиться только наверху.

Но нет, работа кипит везде. Явно люди мало понимают друг друга. Поэтому никак не могут договориться о том, как лучше строить башню.

Но худо-бедно у них получается сохранять целостность здания. И даже жить в нем со своими семьями.

Несмотря на непонимание друг друга, в конечном счёте нам удаётся сохранить наш хрупкий человеческий мир. Весь в заплатах, весь в строительных лесах. Но он продолжает стоять.

4. Охотники на снегу. 1565 г

Питер Брейгель Старший. Охотники на снегу. 1565 г. Музей истории искусств, Вена, Австрия. Wikipedia.org

“Охотники на снегу” – один из главных шедевров Эпохи Возрождения. Что же в нем такого особенного?

Пространство картины слегка вогнуто внутрь. Как будто нарисовано на внутренней поверхности гигантской чаши. Эффект невероятной, “засасывающей” глубины.

Конечно, Брейгель намеренно искажает перспективу. Иначе бы у него не уместилось все в такое ограниченное пространство.

Как и в “Вавилонской башне”, Брейгель прорабатывает каждую деталь. Увеличьте любой участок картины, и перед вами целое произведение искусства.

Знали ли вы, что на картине “Охотники на снегу” есть сцена пожара и игры в кёрлинг? Все это происходит на дальнем плане.

В этом шедевре уже нет сатиры “Пословиц”, трагедии “Икара” и красивой легенды “Вавилонской башни”. Но есть картина мира, где неплохо сосуществуют человек и природа.

Несмотря на то, что охотники возвращаются со скудной добычей (с одной худосочной лисой), от картины веет тихой радостью. Маленькие заботы и игры людей в сочетании с грандиозными горами и снежными долинами.

Мир нисколько не враждебен к человеку. Наоборот, если уважать его величие и приспосабливаться, он даст тебе все необходимое.

Неожиданная философия для того времени, в котором жил Брейгель. Тогда уже открыли Америку. Люди все больше убеждались в собственном превосходстве. И все меньше думали об единении с природой.

Таков был Брейгель. Он редко думал в унисон со своей эпохой.

5. Крестьянская свадьба. 1568 г

Питер Брейгель Старший. Крестьянская свадьба. 1568 г. Музей истории искусств, Вена, Австрия. Commons.wikimedia.org

“Крестьянская свадьба” – одна из самых радостных брейгелевских картин. Именно благодаря таким работам художника часто называют Брейгелем Мужицким.

Кроме него никто больше не изображал крестьян. Только представьте, такая картина была создана, когда писали исключительно богинь и аристократов!

Картина также густонаселена. Однако здесь мы видим гораздо больше уникальных лиц. С индивидуальными чертами. Это уже не карикатуры “Пословиц” и не обобщённые образы, как “Охотники”.

Что ещё необычного вы видите? Вернее не видите? Где жених с невестой?

Невеста в чёрном платье с тонким венком на голове. Она так довольна, что аж глаза прикрыла. А вот жениха найти сложнее.

Предположений много. Мне больше нравится версия, что жених – молодой человек, наполняющий кувшин. Он достаточно молод, хорошо одет. Ещё в те времена было принято на свадьбе прислуживать невесте и ее родственникам. Видимо, этим он и занят.

Ещё по этой картине легко понять особенный стиль Брейгеля. Посмотрите, как он использует цвет. Красная куртка. Белый фартук. Зелёный ковёр. Никаких сложных оттенков и многослойности.

Это удивительно. Ведь Брейгель творил, когда уже складывался маньеризм. Когда вычурность и стилизованность высоко ценились. Брейгель же предпочитал сложные вещи рассказывать простым языком.

6. Притча о слепых. 1568 г

Питер Брейгель Старший. Притча о слепых. 1568 г. Музей Каподимонте, Неаполь, Италия. Wikipedia.org

“Притча о слепых” – одна из последних работ Брейгеля. Он умер в 1569 году, прожив около 40 лет (точная дата рождения художника не известна).

Перед нами шестеро слепцов, держащихся друг за друга. Вожак уже свалился в яму, за ним последовал его товарищ. Остальные на подходе. Последние ещё не в курсе, что случилось. Но мы уже знаем, что с ними произойдёт.

Мораль проста. Она встречается ещё в Библии “Если слепой ведёт слепого, то оба они упадут в яму”.

Вереницу из слепцов мы можем увидеть ещё во “Фламандских пословицах”. Только там вы их еле различите.

Что же заставило Брейгеля посвятить целую картину этому сюжету?

Ответ можно найти в истории Нидерландов.

Это было самым тяжёлым временем в истории страны. Только-только началась революция, целью которой было обретение независимости от Испании.

Но противоречия рвали Нидерланды изнутри. Кто-то был лоялен испанскому королю. Кто-то был за независимость. Один хотел остаться католиком. А его сосед жаждал сделать страну протестантской.

Десятки лидеров тянули за собой последователей. И приводили их к гибели. Жгли на кострах нелояльных королю. Убивали католиков. Казнили протестантов.

Вот об этом “Притча о слепых”. Это предостережение Брейгеля, его завещание будущим поколениям. Нет правых и неправых. Не будьте слепцом, который бездумно следует за смелым и громкоголосым, но по сути таким же слепцом.

7. Брейгель в России

В России картин Питера Брейгеля Старшего нет. Но у него были замечательные потомки. Его сын Питер скопировал немало картин отца, прежде чем выработать свой стиль. Другой его сын и внуки также стали художниками.

В Эрмитаже хранится копия Питера Брейгеля Младшего “Поклонение волхвов”.

Питер Брейгель Младший. Поклонение волхвов. 36х56 см. Вторая половина 16 века. Государственный Эрмитаж. Arthistoryproject.com

Оригинал хранится в Швейцарии. Сын не всегда копировал один в один картины отца. Поэтому сравнивать их тоже интересно. Попробуйте.

Питер Брейгель Старший. Поклонение волхвов в зимнем пейзаже. 1567 г. Собрание Оскара Райнхарда, Винтертур, Швейцария. Wikiart.org

Как и в “Икаре”, вы и в “Поклонении волхвов” не сразу найдёте главных героев. Они затерялись в повседневной рутинной жизни городка.

В левом нижнем углу мы еле различаем Марию с младенцем. Потом видим очередь из волхвов. И двух верблюдов, везущих дары маленькому Иисусу.

PS

Подведём итог про Брейгеля:

Брейгель – это художник-философ. Его нужно не рассматривать, а “читать”.

В его картинах сочетается нравоучение и любовь к жизни.

Брейгель НЕ был последователем Босха.

Брейгель уникален. Потому что главные герои его картин – простые люди. На это отважатся лишь 300 лет спустя Милле и Ван Гог.

Брейгель – гениальный художник.

Для тех, кто не хочет пропустить самое интересное о художниках и картинах. Оставьте свой e-mail (в форме под текстом), и Вы первыми будете узнавать о новых статьях в моем блоге.

Читайте также:  Описание картины валентина серова «солдатушки, браво ребятушки, где же ваша слава!»

Источник: https://arts-dnevnik.ru/breigel-kartiny/

Презентация по МХК: «”Падение Икара” Питера Брейгеля Старшего». Работа ученика 10 класса Евгения Кораблёва

Инфоурок › ИЗО, МХК › Презентации › Презентация по МХК: «”Падение Икара” Питера Брейгеля Старшего». Работа ученика 10 класса Евгения Кораблёва

Описание презентации по отдельным слайдам:

1 слайд Описание слайда:

Работа по МХК Евгения Кораблёва 10 класс Гимназия 405 Преподаватель: Н.В.Дудкина Питер Брейгель (около 1525/30 – 1569) «Падение Икара» (1558, Брюссель, Королевский музей изящных искусств) Санкт-Петербург, 2009

2 слайд Описание слайда:

Питер Брейгель Старший Нидерландский живописец и рисовальщик Питер Брейгель заложил основы развития национального нидерландского пейзажа.

Творчески переработав уроки итальянской живописи эпохи Высокого Возрождения и одновременно черпая многие свои темы из народных пословиц и притч, гравюр и листовок, он создавал истинно народное искусство, опирающееся на местные традиции и фольклор.

В его творчестве органично сплавились грубоватый народный юмор и сложное иносказание, лиризм и трагичность, интерес к бытовым деталям и стремление к созданию гармоничной картины мира.

3 слайд Описание слайда:

Картина написана на сюжет известного античного мифа, рассказывающего об афинском изобретателе Дедале, заточенном на Крите вместе со своим сыном, Икаром. Задумав бежать из заточения, Дедал смастерил крылья для себя и Икара, предупредив сына, чтобы тот ни в коем случае не приближался к Солнцу, которое может расплавить воск, скрепляющий крылья.

4 слайд Описание слайда:

Икар не послушал советов отца, поднялся слишком высоко и, лишившись крыльев, рухнул в море.

5 слайд Описание слайда:

В этом первом из своих шедевров Брейгель буквально перевернул популярнейший сюжет древнеримского поэта Овидия. У Овидия все «столбенеют» при виде Дедала с Икаром, парящих в небе.

У Брейгеля на всем огромном пространстве никто не удивлен полетом крылатых людей, каждый поглощен своим делом: пахарь уставился в борозду, рыбак в свою сеть, пастух лишь приподнял голову, матросы с проплывающего корабля даже не вышли на палубу. Никто не почуял ни волшебства полета, ни трагичности падения Икара.

Лишь пара беспомощно вздымающихся над морем мальчишеских ножек – и круги по воде. Мгновение – и юноша исчезнет в морской пучине. Откуда же этот вызов гигантам Возрождения, поставившим человека с его властным желанием и творческой волей над самим мирозданием?

6 слайд Описание слайда:

Питер Брейгель Старший. «Падение Икара». 1555 – 1558. Брюссель, Королевский музей изящных искусств

7 слайд Описание слайда:

Революция представлений о мире свершается в Брейгеле под влиянием Николая Коперника, отринувшего роль Земли как центра Вселенной. Всевластное солнце, озаряющее все вокруг, вот подлинный герой «Падения Икара». Во всех работах Брейгеля таится больше, чем изображено. Безусловно, он был знаком с древнегреческой философией.

8 слайд Описание слайда:

В равной степени все восхваляли Брейгеля за нежелание художника улучшать и приукрашивать людей и окружающий мир.

9 слайд Описание слайда:

Брейгель показал человека как продукт природы, из которой он черпает жизненную энергию.

10 слайд Описание слайда:

Он не наделяет людей благородными ликами и приукрашенными формами.

11 слайд Описание слайда:

Он не стремится подогнать действительность под возвышенный идеал, воплощенный в полной мере мастерами Высокого Возрождения. Рафаэль «Парнас» Фреска

12 слайд Описание слайда:

Однако трудно представить другого художника-мыслителя, который бы с такой легкостью переходил от холодного скептицизма к горячему, безудержному веселью. В десятках гравюр художник рядится в одежды всех сословий, разыгрывает всех, кто попадается под руку.

И вот уже весь Антверпен – от мала до велика – зовет мастера Питером Шутником. Так Питер Брейгель Старший возвращает нам жестокую правду истории – даже святые мученики за веру уходили из жизни не признанные никем, кроме близких.

Никто из всемирных героев не был оценен при жизни.

13 слайд Описание слайда:

ИСТОЧНИКИ http://smallbay.ru/article/bruegel8.html http://www.artprojekt.ru/gallery/bregel/Bre07.html http://www.sonata-etc.ru/music/377.html

Общая информация

Оставьте свой комментарий

Авторизуйтесь, чтобы задавать вопросы.

Источник: https://infourok.ru/prezentaciya-po-mhk-padenie-ikara-pitera-breygelya-starshego-1161433.html

Питер Брейгель. Падение Икара

Питер Брейгель Старший (1525-1569) Падение Икара. ок. 1558 нидерл. De val van Icarus Холст, масло. 73,5 × 112 см Королевский музей изящных искусств, Брюссель

О том, как Питер Брейгель Старший прячет на своих полотнах самое главное и скрывает мудрость в замысловатой притче.

Поэма Овидия «Метаморфозы»

Сюжет картины заимствован из греческой мифологии. Минос, царь острова Крит, держал в плену талантливого изобретателя Дедала и его сына Икара. Чтобы покинуть остров, Дедал решил сделать для себя и для сына крылья и перелететь через море.

Перед полётом он предупредил сына, чтобы тот не поднимался слишком высоко: перья, из которых Дедал смастерил крылья, были скреплены воском и солнечный жар мог растопить его. Однако Икар ослушался отца и взлетел к самому солнцу. Воск растаял; Икар упал в море и утонул.

Миф об Икаре подробно излагается в «Метаморфозах» Овидия, и Брейгель, несомненно, был знаком с этим источником. 

Дедал замышляет побег с Крита, размышляя так: «Пусть воды и земли преградой стали для нас…», имея в виду, что остров окружен морем и с острова убежать по морю невозможно, «…зато небеса – свободны, по ним понесемся». 

И дальше Овидий подробно рассказывает, как Дедал изготавливает крылья из воска и птичьих перьев, как Икар эти крылья разглядывает и с ними пытается как-то играть, и с воском и с перьями, не понимая, что это очень серьезное дело и что его, собственно, ожидает впереди. И вот наконец Дедал сделал крылья:

…Когда ж до конца довершилиДедала руки свой труд, привесил к крылам их создательТело свое, и его удержал волновавшийся воздух.Дедал и сына учил: «Полетишь серединой пространства!Будь мне послушен, Икар: коль ниже ты путь свой направишь,Крылья вода отягчит; коль выше — огонь обожжет их.Посередине лети! Запрещаю тебе на Боотаили Гелику смотреть и на вынутый меч Ориона.Следуй за мною в пути.

Это очень важные слова.

Обратим на них внимание, потому что здесь, конечно, за этими, казалось бы, такими техническими советами – лететь не слишком высоко, не слишком низко, а посередине – ясно просматривается общая, свойственная всей античности мудрость: придерживаться золотой середины, избегая крайностей. И, в сущности, за словами Дедала, которые обращены к Икару, стоит не просто технический совет, как надо лететь, но моральный урок: придерживайся золотой середины. 

В какой-то момент Икар начинает резвиться, ему надоедает лететь за своим отцом, следуя вот этому серединному пути – не слишком высоко, не слишком низко.

Он начинает подниматься выше, солнце, как предупреждал его отец, растапливает воск… (В скобках заметим, что здесь такое античное наивное представление, что чем выше, тем жарче.

Чем выше, тем ближе к солнцу и, соответственно, вполне логично, тем должно быть жарче.) И вот Икар поднимается выше и выше, солнце растапливает воск, Икар падает в море и погибает.

Отец летит, зовет его, ищет его, наконец, видит перья на воде, понимает, что сын погиб, понимает причину этой гибели. И дальше Овидий сообщает, что он «погребает сына»… Имеется в виду, конечно, условная могила, не содержащая тела, потому что тело утонуло в море, которое с тех пор называется Икарийским. 

Дальше еще один очень интересный фрагмент следует у Овидия за описанием гибели Икара.

Но увидала тогда, как несчастного сына останки

Скорбный хоронит отец, куропатка-болтунья в болоте,

Крыльями бить начала, выражая кудахтаньем радость, —

Птица, — в то время одна из невиданной этой породы, —

Ставшая птицей едва, постоянный укор тебе, Дедал!

И дальше Овидий коротко рассказывает историю происхождения куропатки. А куропатка, оказывается, некогда была мальчиком, племянником этого самого мастера Дедала, которого его мать отдала дяде на обучение.

И мальчик этот стал неслыханные какие-то успехи оказывать во всех ремеслах, изобретая разные удивительные вещи. В частности, пилу он изобрел, устройство пилы подсмотрев у хребта рыбы, и т.д., циркуль он придумал.

И Дедал стал завидовать невероятным успехам своего юного племянника и от зависти решил его погубить и столкнул со скалы афинского Акрополя. Племянник погиб, но богиня Афина в последнюю секунду, поскольку она любит мудрость и ремесла, его спасла, превратив в куропатку.

Таким образом, здесь нам Овидий рассказывает миф о происхождении куропатки, а заодно еще и вводит очень важный момент.

Дедал завидовать стал; со священной твердыни Минервы

Сбросил питомца стремглав и солгал, что упал он. Но мальчик

Принят Палладою был, благосклонной к талантам; он в птицу

Был обращен и летел по воздуху, в перья одетый.

Сила, однако, ума столь быстрого в крылья и лапы

Вся перешла; а прозванье при нем остается былое.

Все-таки в воздух взлететь куропатка высоко не может,

Гнезд не свивает себе на ветвях и высоких вершинах;

Низко летает она и кладет по кустарникам яйца:

Высей страшится она, о падении помня давнишнем.

Мы понимаем, что здесь Овидий не просто нам рассказывает еще один дополнительный миф о куропатке, которая – племянник Дедала, погубленный Дедалом. Здесь мы видим важные мотивы, уравновешивающие в каком-то смысле основной рассказ. Мальчик, превращенный в птицу, и мальчик Икар с крыльями из воска и птичьих перьев – летящие.

Один, Икар, взлетает слишком высоко и гибнет, другого, племянника, наоборот, Дедал сталкивает со скалы, тот падает вниз, но превращается в птицу и спасается.

Один – Икар – взлетает выше положенного, другой, бывший племянник Дедала, а ныне куропатка, летает низко, потому что помнит о своем падении, когда дядя спихнул его со скалы Акрополя.

Т.е. вот эти мотивы – мальчик, птица, перья, полет вниз, падение, гибель и, наоборот, чудесное спасение, высокий полет и низкий полет – здесь находятся совершенно явно в такой перекличке. И в этом смысле два эти фрагмента из поэмы Овидия не просто дополняют друг друга, но еще находятся в такой композиционной взаимосвязи, уравновешивают друг друга. 

Картина Питера Брейгеля Старшего «Падение Икара»

Питер Брейгель Старший (1525-1569) Падение Икара. ок. 1558 нидерл. De val van Icarus Холст, масло.

73,5 × 112 см Королевский музей изящных искусств, Брюссель

И вот теперь, прочитав внимательно Овидия, вернемся к картине Брейгеля «Падение Икара».

Что же мы увидим? В отличие от других художников, которые тоже брались за этот мотив, за этот фрагмент из Овидия и писали в небе летящую фигуру Дедала и падающую с неба фигуру Икара, ничего этого в небе у Брейгеля-старшего нет. 

Питер Брейгель Старший (1525-1569) Падение Икара. ок.

1558 Фрагмент

Небо пустынно, Дедал, судя по всему, уже пролетел, вышел из поля нашего зрения, вылетел, а Икара мы сразу и не видим, но, приглядевшись, замечаем в правом нижнем углу две ноги, торчащие из темно-зеленой воды.

И понятно, что это вот и есть тот самый упавший Икар, все, что от него в настоящее мгновение видно. Вокруг него на воде, если мы посмотрим покрупнее этот фрагмент, мы увидим птичьи перья, чтобы у нас уж точно не оставалось сомнений, что это ноги не кого-нибудь, а самого Икара.

Питер Брейгель Старший (1525-1569) Падение Икара. ок.

1558 Фрагмент

Овидий упоминает глазеющих на полет сельских жителей.

Вот они перечислены в его поэме: «Каждый, увидевший их, рыбак ли с дрожащей удою, // Или с дубиной пастух, иль пахарь, на плуг приналегший, // Все столбенели и их, проносящихся вольно по небу, // За неземных принимали богов», – пишет Овидий.

И в полном соответствии с его текстом мы видим здесь представителей именно этих трех занятий: пахарь, пастух и рыбак. Упомянутые у Овидия, все трое есть.

Питер Брейгель Старший (1525-1569) Падение Икара. ок.

1558 Фрагмент (пастух)Питер Брейгель Старший (1525-1569) Падение Икара. ок. 1558 Фрагмент (пахарь)Питер Брейгель Старший (1525-1569) Падение Икара. ок. 1558 Фрагмент (рыбак)

Но, в отличие от Овидия, Брейгель по-другому решает этот мотив.

Только пастух, опираясь на посох, задрал голову и смотрит куда-то вверх, в левый верхний угол картины, видимо, как можно догадаться, вслед улетающему Дедалу. И стоит при этом спиной к месту падения Икара, т.е. можно предположить, что этого он как раз не видел, он провожает глазами летящего отца.

 

Питер Брейгель Старший (1525-1569) Падение Икара. ок.

1558 Фрагмент

А крупно поданный на первом плане пахарь и находящийся на среднем плане, в отдалении от нас, в правом нижнем углу рыбак – мы видим его спину… 

Питер Брейгель Старший (1525-1569) Падение Икара. ок.

1558 Фрагмент

Мы видим спину и пахаря, и рыбака и видим, что ни тот, ни другой не столбенеют и не смотрят вверх на летящего Дедала, а заняты своим делом: пахарь смотрит на плуг, смотрит на пашню, он поглощен своим занятием, а рыбак, судя по его фигуре, склонил спину и наклонил голову вниз, и движение правой руки показывает ясно, что он закидывает удочку или, по крайней мере, держит удочку в руке. Корабль, как было уже отмечено, удаляется от места падения Икара.

И, таким образом, получается, что место падения Икара – это такая зона, к которой все либо обращены спиною, — корма корабля, спина пастуха и спина пахаря, – либо, если говорить о рыбаке, формально он развернут головой в сторону падения Икара, но тоже, кажется, не задирает голову и не смотрит на него, а смотрит гораздо ближе в прибрежную воду, куда он закинул свою удочку. Удочка упомянута у Овидия.

О чем говорит Брейгель? Овидий говорит нам о золотой середине и о том, что нарушение этого мудрого правила приводит к гибели. Это не просто пересказ мифа, не просто рассказ о том, почему Икарийское море стало Икарийским называться или как появилась куропатка.

Все это, разумеется, в тексте Овидия содержится, но за этим еще стоит важный для античности моральный урок, некая сентенция о том, что золотая середина – это самое дорогое и ценное, что в жизни есть и чему стоит следовать. И нарушение правила золотой середины приводит к гибели. Вот поучительная история Икара.

Вот он взлетел выше, не послушал совета отца лететь средним путем и был наказан. Он погиб.

В то время, как куропатка испытывает радость по поводу того, что справедливость восторжествовала и совершенное некогда Дедалом злодеяние, когда он племянника столкнул со скалы Акрополя, теперь уравновешено воздаянием: теперь его сын сам упал вниз, не со скалы Акрополя, а с неба, не на камни, а в море, но тем не менее тоже упал и погиб, его никто не спас и в птицу не превратил.

А Брейгель, разумеется, понимая этот смысл, добавляет сюда очень важную для него, особенно в дальнейшем, тему. Он говорит о том, что некое страдание происходит незаметно для окружающих. Люди заняты своими делами, поглощены своими делами и не обращают внимания на упавшего мальчика. 

Читайте также:  Описание картины митрофана грекова «тачанка»

Брейгель как моралист

Икар, конечно, не просто погиб, это не просто изображение страдания, к которому равнодушны люди. Это все-таки некое нарушение нормы, за которым следует расплата. Т.е. Икар не просто невинный страдалец, несчастный мальчишка, упавший с неб. Икар – это все-таки фигура, которая олицетворяет  справедливое наказание за нарушение некой нормы, за нарушение заветов отца.

Почему мы можем говорить о том, что Брейгель в данной картине выступает именно как моралист? Обратите внимание на птицу, которая сидит на ветке на фоне моря между рыбаком и ногами Икара. 

Питер Брейгель Старший (1525-1569) Падение Икара. ок.

1558 Фрагмент

Это та самая куропатка, которая упомянута и у Овидия. Правда, у Овидия сказано, что она стала радоваться и хлопать крыльями у себя на болоте, а здесь она просто прилетает к месту падения Икара, наблюдает и, судя по всему, радуется, что вот наконец справедливость восторжествовала и Дедал, в свое время совершивший преступление, теперь за него соответствующим образом наказан.

Куропатка здесь не просто деталь, взятая у Овидия, это именно указание на то, что Брейгель понимает: эта картина представляет собой моральный урок. Падение Икара – это показательное наказание Дедала. Таким образом, появление здесь куропатки в каком-то смысле говорит об отношении к Икару. Особенного сочувствия к Икару здесь, судя по всему, нет. 

Дальше мы посмотрим на интересную композиционную особенность. Здесь Брейгель прибегает к приему, который он потом несколько раз будет использовать в своих знаменитых картинах. Центральная для понимания сюжета фигура как бы прячется Брейгелем.

А на первый план выносятся, наоборот, те, кого мы могли бы назвать, условно говоря, статистами или второстепенными персонажами. Зачем Брейгель это делает, почему он это делает – это отдельный интересный вопрос.

Но отметим пока то, что Икар, безусловно, центральная фигура для данного сюжета, представлен здесь, как мы видим, таким образом, что, если не знать названия этой картины и впервые к ней подойти, то скорее всего вы даже и не обнаружите, не заметите этих ног, а если и заметите, то, конечно, не с первого взгляда. И вам будет казаться, что это картина про пахаря.

Питер Брейгель Старший (1525-1569) Падение Икара. ок.

1558 нидерл. De val van Icarus Холст, масло. 73,5 × 112 см Королевский музей изящных искусств, Брюссель

Источник — https://magisteria.ru/ancient-text-in-painting/printsip-skrytogo-smyslovogo-tsentra-v-polotnah-pitera-brejgelya-starshego 

Источник: https://likbez-a-m.livejournal.com/20286.html

Два Питера, Икар, солнце, белая куропатка

?evgeniya_yudina (evgeniya_yudina) wrote,
2017-08-18 17:31:00evgeniya_yudina
evgeniya_yudina
2017-08-18 17:31:00

Люблю сравнивать. Да вы, наверное, уже обратили на это внимание. Взглянем на полотно «Падение Икара» кисти Питера Пауля Рубенса (1577-1640):

Картина не завершена, но мы можем себе представить, каким художник видит заглавного персонажа этого сюжета (не пишу «героя», потому что мало в Икаре героического — ровно как, кстати, и в Дедале, но об этом позже) и каким он хотел бы показать его зрителю.

Рубенса часто называют «королём живописи»; насчёт этого не знаю, ничего говорить не хочу и вообще, в детстве мы в подобных случаях затыкали уши и громко начинали петь: «Ай-яй-яй, убили негра!» Но вот на дополненную версию этого, безусловно, весьма и весьма лестного титула — «король живописи Барокко» — я, так и быть, соглашусь.

Барокко здесь во всём — и в общем драматизме сюжета, и в экстатическом состоянии персонажей (слово «экстатический» я употребила здесь в смысле состояния крайнего напряжения чувств; не думаю, что в изображаемый момент Дедал или Икар испытывали что-то похожее на экстаз в нашем понимании этого слова), и в динамике их точёных (по рубенсовским меркам) фигур, купающихся в потоках солнечного света. Ничего, скоро один из них в самых что ни на есть прозаичных потоках искупнётся, мы-то знаем, мы-то читали. Определённо, Дедал и Икар — а, точнее, Икар и Дедал (хотела сначала написать здесь что-то про курочек гриль, но вовремя сдержалась, а вот смотрите-ка, уже написала) здесь в центре нашего внимания, нас захватывает (или, во всяком случае, должна захватывать) их история — конец истории одного из них.

А теперь смотрим на полотно Питера Брейгеля Старшего (1525-1569) «Падение Икара». К слову, авторство картины до сих пор оспаривается большинством специалистов — скорее всего, до нас дошли более поздние копии с утраченного оригинала.

Есть две версии знаменитой картины: одна из них, получившая всемирную известность, находится в собрании Королевского музея изящных искусств, вторая — в собрании музея Ван Бюрен, обе — в Брюсселе. Между версиями есть существенные расхождения.

На полотне, хранящемся в Королевском музее, отсутствует фигура Дедала, а солнце изображено садящимся в море, в то время как небосвод залит сиянием солнца, как бы находящегося в зените; на картине из музея Ван Бюрен таких «странностей» нет.

Некоторые искусствоведы убеждены, что копия из Ван Бюрена банальна и традиционна, в то время как парадоксальную композицию копии из Королевского музея мог создать только гений.

В пользу же мнения о том, что эти картины являются лишь копиями неизвестного происхождения, говорит тот факт, что под слоем краски на обеих обнаружен рисунок, не принадлежащий кисти самого Брейгеля.
Размещаю здесь обе копии.Брейгель жил раньше, чем Рубенс. И его подход к сюжету в корне отличается от рубенсовского.

Что мы видим? Мы видим прекрасный пейзаж, налитый холодным солнечным светом. Безусловно, солнце является здесь одним из полноправных «действующих лиц», ведь именно его лучи — у Рубенса обжигающие золотом, а здесь — полупрозрачные, бледные, растворяющиеся в воздушной среде — стали причиной гибели юноши.

Кстати, нашла тут интересную заметку о гибели Икара, в которой описывается, как этот миф был бы представлен с точки зрения законов аэродинамики. Выводы о причине «первой в истории авиакатастрофы» напрашиваются сами собой:1) Каким-то чудом (в мифе это разрешается) Икар достиг довольно значительной высоты, где-то 4-5 тысяч метров над уровнем моря.

На самом деле, несчастный сломал бы и свои крылышки, и свою шейку уже при первой попытке взлететь.2) На указанной высоте, как мы помним, происходит обледенение конструкции летательного аппарата, и крылья Икара, в соответствии со всеми законами природы,  обледенели.

А поскольку Дедал не сконструировал в дополнение к крыльям ни герметичной кабины, ни скафандра, то наш античный парень — упс! — обледенел тоже.

3) Обледенение конструкции вкупе с пилотом в разреженных слоях атмосферы привело к увеличению веса, снижению подъёмной силы, потере управления и устойчивости, прямым следствием чего стало, как говорят в авиации, опрокидывание в неуправляемый плоский штопор, завершившийся падением в море, тотчас же получившего название Икарийского.

Так-то! «Сорян, Овидий, но физик ты так себе, — сказали Овидию учёные, — всему виной обледенение, а не высокая температура!»; «О боги! Как я мог так заблуждаться, — вскричал Овидий, — Ведь я поведал всем, что наш Икар поглочен был волнами, он утонул! О, ложь бросал под ноги я потомкам, и шли они покорно! Куда завёл я их сей гнусною наживой?»; «Расслабься, чувак, — похлопал его по плечу Икар, — я всё равно умер».

Картина Брейгеля полна движения, причём это движение как будто производится по однажды заданному ритму: солнце в назначенный час садится за горизонт, пахарь — первый, кто бросается в глаза зрителю — тихо бредёт бороздой, корабль идёт, влекомый силой многих моряков, мерно налегающих на вёсла. Это ритм гармонии жизни, ритм земного человеческого труда.

Лишь пастух, стерегущий на берегу овец, чем-то явно отвлечён: он заинтересованно смотрит в небо, где только что скрылся в облаках Дедал. Ракурс выбран гениально: автор картины — а вместе с ним и зритель — видит разворачивающуюся драму как бы сверху, на уровне солнца, со стороны.

И первой бросается в глаза именно фигура пахаря, являющаяся и композиционным центром, и самым ярким цветовым пятном на картине. Этот человек занят своим скромным трудом, он смотрит в землю и не видит происходящего вокруг; он ощущает ритм жизни и следует ему. Его ноги в тяжёлых башмаках твёрдо стоят на земле; вероятно, эти ноги — своеобразная антитеза.

Чему? Посмотрите в правый нижний угол картины. Вон там кто-то бултыхается, потешно-беспомощно болтает ножками. Это и есть наш Икар. По одной из версий, в этом и заключается основная мысль картины: человек трудящийся и знающий своё место крепко стоит на ногах, а дерзкие мечтатели, витающие в небесах, подобно Икару, рано или поздно будут оттуда низвергнуты.

Вы, кстати, обратите внимание на рыбака: человек с неба свалился за пару метров от него, а этот закидывает себе сети, рыбку ловит, как всё-в-порядке-вещей! Меня прямо умиляет! А с другой стороны проплывает этот огромный корабль, который в любом случае — даже если бы Икар был замечен с палубы — не стал бы замедлять ход.

Возможно, именно эти детали картины заставляют высказывать диаметрально противоположное мнение о смысле полотна, почти романтическое понимание сюжета.

На наших глазах погибает один из самых смелых, дерзких и прекрасных героев человечества, а если смотреть аллегорично, — опрокидываются в штопор прервавшие свой полёт фантазии и мысли, стремления человека к завоеваниям и открытиям. При таком угле обзора (уголь обзора 🙂 ) суть картины воспринимается как поражение высокого в борьбе с обыденностью и безразличием.

Но лично мне эта версия кажется притянутой за уши. Действительно, притянутой за уши аж из самого Романтизма XIX века. Так что оставим эту версию в покое, ей и так туго пришлось. Уж очень забавно Икар здесь бултыхается. Посудите сами. Время написания полотна — эпоха величайших географических открытий, изменивших представление человека о мире.

Коперник уже ознакомил мир со своей дерзкой концепцией и уже даже успел умереть.

Лично мне единожды заданный ритм, который чувствуется в движении всех фигур на картине, а особенно — в движении пахаря, перпендикулярном ему движении солнца и «пунктире» удаляющихся кораблей (эти три траектории как бы раздвигают собой пространство картины) представляется отражением движения космических тел.

Это подчёркивается нереалистичной близостью горизонта — как будто мы находимся на очень небольшой планете, я не одна это заметила? Или, возможно, новая точка нашего обзора позволяет нам видеть больше, гораздо больше, чем мы могли себе представить раньше? С этой точки даже героические поступки (подчёркиваю — я всё ещё не вижу в поступке Дедала и Икара ничего героического) представляются чем-то мимолётным и преходящим. Именно этот сдвиг общественной парадигмы, вероятно, и стремился отразить Брейгель в своей картине. Есть такая нидерландская пословица: Geen ploeg staat stil om een stervend mens («Ни один плуг не остановится, когда кто-то умирает»). Так вот, доказательством в пользу этой точки зрения долгое время считалась ещё одна малозаметная деталь: бледное пятнышко в левой части холста (так, я сейчас сразу предупреждаю: сначала прочтите, а потом решите, хотите ли вы его находить и разглядывать!); оно выделяется на тёмном фоне кустов. Многие исследователи толковали это нечто как лицо спящего или умершего человека и видели в такой трактовке подтверждение основного содержания картины. Действительно, если бы это было так, то данный фрагмент картины — с пахарем и трупом — был бы прямой иллюстрацией пословицы! Если бы это было так. Изучение в инфракрасном излучении показало, что речь идёт совсем о другой части тела, принадлежащей человеку, присевшему на корточки и справляющему нужду. Интересно, каково это — в один прекрасный момент понять, что рассматриваешь ж**у через инфракрасные лучи? Эта деталь вполне в духе эпохи, она присутствует и на других картинах Брейгеля. Я искать не стала, скажу честно:

Помимо рояля в кустах, на картине есть ещё одна малозаметная деталь, которая вряд ли несёт в себе основную идею картины, но по-своему углубляет её содержание. На краю утёса сидит на ветке маленькая куропатка. Я уже знаю, о чём думает и что чувствует эта куропатка, потому что читала «Метаморфозы» Овидия и Википедию. Это, знаете ли, злорадствующая куропатка.

Когда-то она тоже была прекрасным юношей, племянником Дедала по имени Пердикс (блин, простите, конечно, но мне кажется, что всё зло в его жизни началось именно с того момента, когда его мама придумала ему имя! Назвала ребёнка Пердиксом — как пить дать жди беды!) Юноша был умён и талантлив — в Древней Греции это редко кому приносило счастье.

Он был учеником Дедала и обнаружил столь блестящие способности, что Дедал стал опасаться соперничества и столкнул мальчика с Афинского Акрополя. Афина сжалилась над парнишкой и превратила его в куропатку (лат., кстати, Perdix). Греческие боги вообще мастера были жалеть смертных, в «Метаморфозах» есть множество крайне занимательных превращений.

Так вот, наша куропатка имеет все основания злорадствовать: для неё смерть Икара — справедливое возмездие пердиксоубийце Дедалу.

А что вы думаете по поводу этого?

Восходит солнце, и заходит солнце и спешит к месту своему, где оно восходит.Идёт ветер к югу, и переходит к северу, кружится, кружится на ходу своём, и возвращается ветер на круги своя.Все реки текут в море, но море не переполняется; к месту, откуда они текут, они возвращаются, чтобы опять течь.

Все вещи — в труде: не может человек пересказать всего; не насытится око зрением, не насытится ухо слушанием.Что было, то и будет, что делалось, то и будет делаться, и нет ничего нового под солнцем.Бывает нечто, о чём говорят: «Смотри, вот это новое», но [это] уже было в веках, бывших прежде нас.

Нет памяти о прежнем; да и о том, что будет, не останется памяти у тех, кто будет после.

Солнце, море, ветер. Знакомый образный ряд, не правда ли? Ветер на картине показан Брейгелем довольно изобретательно: паруса корабля наполнены воздухом. Это — строки из библейской книги Экклесиаст (древнегреч. «оратор в собрании», калька с еврейского «Коэлет»), помещаемой в Ветхом Завете среди Соломоновых книг. Начинается она так:

Слова Экклесиаста, сына Давидова, в Иерусалиме.
Суета сует, сказал Экклесиаст, суета сует — всё суета!

Всего в небольшой книге слово «суета» встречается 39 раз. Очень интересный момент: в первоисточнике на его месте стоит древнееврейское «хэвел», что буквально означает «дуновение» или переносно — «то, что исчезает, не оставляя следа», или «пустое, бессмысленное занятие».

«Хэвел хавалим» (суета сует) применяется, таким образом, для выражения предельной степени бессмыслицы. В еврейских текстах часто можно встретить примеры применения так называемого сопряжённого отношения — небеса небес, песнь песней, царь царей.

Возможно ли, что Брейгель своей картиной иллюстрировал строки Ветхого Завета? И всё-таки, какова авторская позиция? Сочувствует ли он Икару? Или смеётся над ним? И кем он видит в этом мире себя?

Источник: https://evgeniya-yudina.livejournal.com/2363.html

Ссылка на основную публикацию