Описание картины валерия якоби «ледяной дом»

Русский художник валерий якоби (1834 – 1902) | муза нашего двора

Ледяной дом

Галерея работ русского живописца, академика и профессора, члена академического Совета Императорской Академии художеств, одного из учредителей Товарищества передвижных художественных выставок.

Шуты при дворе императрицы Анны Иоанновны

Художник Валерий Иванович Якоби (Якобий) родился в мае 1834 года в семье казанского помещика. После окончания Казанской гимназии поступил в Казанский университет, однако с началом Крымской компании записался в ополчение Казанской губернии и пошёл на войну.

В военных действиях участия не принимал – к моменту, когда отряды Казанского ополчения оказались на фронте, компания была закончена.

Валерий Якоби вышел в отставку, но в Казанский университет не вернулся – он поехал в Петербург и поступил в классы академии художеств. Это случилось в 1856 году.

За время обучения в академии Валерий Иванович получил все возможные награды и медали, и в 1862 году с Большой золотой медалью окончил академию.

Привал арестантов

Его выпускная работа «Привал арестантов» произвела огромное впечатление на публику. Говорили, что после того, как император Александр II увидел эту картину, были существенно смягчены законы о содержании каторжных и ссыльных.

Артемий Петрович Волынский на заседании кабинета министров

Вскоре после окончания академии Якоби отправился как пенсионер академии в Европу. Некоторое время жил и работал в Германии и Швейцарии, затем побывал в Париже, Неаполе и Риме. В Европе художник написал несколько картин, которые были очень тепло приняты академиками и публикой, и в 1869 году.

Любитель редкостей

Валерий Иванович Якоби стал профессором в 1864 году, а в 1869 году – академиком. В 1870 году – членом академического Совета Императорской Академии художеств. В 1891 году был уволен из академии в связи с «преобразованиями» и поселился в столице российской империи, но в основном жил в Алжире и на юге Франции. Скончался в 1902 году в Ницце.

Первое торжественное собрание Академии художеств

После увольнения художника из академии в 1891 году в российской модной прессе появились статьи о том, что Якоби чрезвычайно быстро получил чин художника, а следовательно не изучил основы живописи.

И был посредственными рисовальщиком, который не справлялся с перспективой, писал «сухо и неуверенно».

А свою необразованность скрывал за яркостью сюжетов, историческими костюмами и многочисленными аксессуарами.

Портрет неизвестной Дворик в Севилье

Девятое Термидора

Понятно, для чего это писалось в конце девятнадцатого века, и совершенно непонятно для чего некоторые авторы повторяют эти глупости сегодня.

Императрица Анна Иоановна Перед дуэлью
Типы Танжера Девушка с саблей
Светлое Воскресенье нищего Осень

Картины Валерия Якоби небезупречны, однако назвать его посредственным рисовальщиком – это, как минимум, некрасиво.

Князь Серебряный в гостяху боярина Морозова Семья художника
У входа в мечеть У бассейна

Источник: http://maxpark.com/community/3610/content/5902142

Голицыны в Замытье

После Отечественной войны 1812 года Замытье – владение князей Голицыных, а именно князя Андрея Андреевича Голицына (1770 – 1855), внука Михаила Алексеевича Голицына-Квасника.
Князь Михаил Алексеевич Голицын (27 октября 1687, Москва— 18 [29] июня 1775[1]) — придворный шут Анны Иоанновны (в 1732—1740 гг.), носивший с 1737 г. прозвище «Квасник».

Биография

Происходил из старшей, несчастливой ветви рода Голицыных («Васильевичи»). Родился в Москве, в семье князя Алексея Васильевича Голицына и Марии Исаевны, урождённой Квашниной.

Приходился внуком Василию Голицыну, известному фавориту царевны Софьи . В 1689 году вместе с дедом и отцом был отправлен в ссылку, вначале в г.Каргополь, а позже в деревню Колмогоры (примерно в 200 верстах от г.Архангельска).

Получил хорошее домашнее образование под руководством деда.

Гравюра с изображением могилы Голицына.

После смерти последнего, семья была возвращена из ссылки. Впоследствии Михаил посылался Петром I за границу на обучение, слушал лекции в Сорбонне. После находился на военной службе, вышел в отставку в чине майора.

В 1729 году, сразу после смерти своей первой супруги, Марфы Хвостовой, Михаил Голицын оставив в России двух детей, выехал за границу, где принял католичество и женился во второй раз. Михаил Алексеевич не придал значения перемене веры, о чём вскоре горько пожалел. В 1732 году, уже при императрице Анне Иоанновне, супруги с маленькой дочерью вернулись в Россию.

Здесь они узнали, что государыня весьма строго относится к религиозным вопросам. Поэтому Голицын, тщательно скрывая от всех и иностранку-жену, и смену вероисповедания, тайно поселился в Москве, в Немецкой слободе. Но на него всё-таки донесли императрице. Государыня, узнав о вероотступничестве князя, в гневе отозвала Голицына в столицу. Его брак был признан незаконным.

Жену Голицына отправили в ссылку (есть версия — выслали из страны), а самому ему велено было занять место среди придворных «дураков»-шутов. В 1732—1740 гг. — придворный шут, носивший с 1737 г. прозвище «Квасник» (В его обязанности входило обносить императрицу и ее гостей русским квасом). Голицын был похоронен в с.

Братовщина, расположенном под Москвой, по старой Троицкой дороге, ведущей из Москвы в Троице-Сергиеву лавру, Ярославль и далее на север в Архангельск. Историк-этнограф И. М. Снегирёв сообщал, что на церковной паперти Братовщины видел надгробный камень князя, вросший в землю и отмеченный полустертой надписью.

Браки

Анна Иоанновна пляшет на свадьбе князя-шута в Ледяном доме. Картина Валерия Якоби (1878)

Голицын был женат четырежды: 

  • с 1711 года на Марфе Максимовне Хвостовой (1694—1721?);
  • на баронессе Марье-Францишке;
  • на Евдокии Ивановне Бужениновой (1710—1742) — свадьба в Ледяном доме (1740) состоялась либо 6 февраля, в среду, либо 12 февраля, во вторник;В. А. Нащокин (1707—ок.1761) в своих «Записках» оставил описание этой свадьбы: Да тогож 1740 году была куриозная свадьба. Женился князь Голицын, который тогда имел новую фамилию Квасник, для которой свадьбы собраны были всего государства разночинцы и разноязычники, самаго подлаго народа, то есть Вотяки, Мордва,Черемиса, Татары, Калмыки, Самоеды и их жёны, и прочие народы с Украины, и следующие стопам Бахусовым и Венериным, в подобном тому убранстве, и с криком для увеселения той свадьбы. А ехали мимо дворца. Жених с невестою сидел в сделанной нарочно клетке, поставленной на слоне, а прочий свадебной поезд вышеписанных народов, с принадлежащею каждому роду музыкалиею и разными игрушками, следовал на оленях, на собаках, на свиньях. 
  • на Аграфене Алексеевне Хвостовой (1723—1750).Дети
  • Елена (1712—1747) — супруга графа Алексея Петровича Апраксина
  • Николай (1714—1758) — капитан гвардии
  • Андрей (1740—1777) — майор
  • Алексей (1749—1751)
  • Варвара (1746—1767)
  • Анна (1748—1813) — супруга Федора Григорьевича Карина
  • Елена (1750—?)Художественная литература
  • И. Лажечников. Роман «Ледяной дом».
  • Ю. Нагибин. «Квасник и Буженинова»
  • В. К. Тредиаковский «Приветствие, сказанное на шутовской свадьбе»

Примечания

1. Вообще существует несколько противоречащих версий времени его рождения и смерти, в частности: (1688—1778), есть и др. 
2. Из «Записок…» В.А. Нащокина // Вслед подвигам Петровым… / Сост., коммент., сопровод. текст Г. И. Герасимовой. — М.: Молодая Гвардия, 1988. — С. 350—351. — (История Отечества в романах, повястях. документах. Век XVIII). — 200 000 экз. — ISBN 5-235-00012-9

Ссылки

  • О М. А. Голицыне
  • О М. А. Голицыне
  • Голицын, Михаил Алексеевич на «Родоводе». Дерево предков и потомков
  • Полевой П. Н. Могила князя-шута // Исторический вестник, 1890. — Т. 39. — № 1. — С. 171—174.
  • Крафт Г. В. Подлинное и обстоятельное описание построенного в Санктпетербурге в Генваре месяце 1740 года Ледяного дома и находившихся в нем домовых вещей и уборов… — Спб.: печатаня при имп. Академии наук, 1741. — 36 с., 6 табл., Таблицы.
  • Нащокин В. А. Записки // Империя после Петра. 1725—1765. — М.: Фонд Сергея Дубова, 1998. — С.225-384.
  • Журнал «Новый Берег» 2008, № 22, Л.Бердников «Квасник-дурак»
  • «Пушкинский вестник», № 38(243), 2004, В.Коршун «Уединение царицынского шута»

После смерти последнего, семья была возвращена из ссылки. Впоследствии Михаил посылался Петром I за границу на обучение, слушал лекции в Сорбонне. После находился на военной службе, вышел в отставку в чине майора.

В 1729 году, сразу после смерти своей первой супруги, Марфы Хвостовой, Михаил Голицын оставив в России двух детей, выехал за границу, где принял католичество и женился во второй раз. Михаил Алексеевич не придал значения перемене веры, о чём вскоре горько пожалел. В 1732 году, уже при императрице Анне Иоанновне, супруги с маленькой дочерью вернулись в Россию.

Здесь они узнали, что государыня весьма строго относится к религиозным вопросам. Поэтому Голицын, тщательно скрывая от всех и иностранку-жену, и смену вероисповедания, тайно поселился в Москве, в Немецкой слободе. Но на него всё-таки донесли императрице. Государыня, узнав о вероотступничестве князя, в гневе отозвала Голицына в столицу. Его брак был признан незаконным.

Жену Голицына отправили в ссылку (есть версия — выслали из страны), а самому ему велено было занять место среди придворных «дураков»-шутов. В 1732—1740 гг. — придворный шут, носивший с 1737 г. прозвище «Квасник» (В его обязанности входило обносить императрицу и ее гостей русским квасом). Голицын был похоронен в с.

Братовщина, расположенном под Москвой, по старой Троицкой дороге, ведущей из Москвы в Троице-Сергиеву лавру, Ярославль и далее на север в Архангельск. Историк-этнограф И. М. Снегирёв сообщал, что на церковной паперти Братовщины видел надгробный камень князя, вросший в землю и отмеченный полустертой надписью.

“Господский дом в селе Спасском (Замытье) тож крестьянское селение. Село Спасское (Замытье) тож деревни Головково, Могилки даны владельцем имения в пользование крестьянам означенных деревень смежные с полевой землею пустоша Нивка, Сосково, Баиха, Пальцево, от дер.

Читайте также:  Описание картины аркадия пластова «в октябре»

Могилок 1-я в 2-х верстах и 2-я в 1 версте. Д. Высоково, Гнездилово. Даны владельцем имения в пользования крестьян означенных деревень Звески. Д.

Лахино, Вересково, Цепелиха, Сельково, Агафониха, Григорково, Кобелиха, Ловцово – даны владельцем имения в пользование крестьян пустошь Пески смежная с полевой землею д Ловцово в 0.5 верстах.

В селе Замытье по воскресным дням производится торговля красным товаром, съестными припасами и прочими продуктами для … надобности. Имеются устроенные каменные лавки. Сверх сего в оном селе существует в году две ярмарки, 1-ая 6 августа, 2-ая 22 октября.”

Вот еще один очень интересный документ:

Ф.50 оп.1, д4075 о беспорядках в имении по случаю неуплаты оброка крестьян водворенных на землях князя Голицына 15 декабря 1862 года….

“Бежецкий помещик князь Федор Андреевич Голицын просит принять меры к прекращению беспорядков в имении с. Замытье с деревнями, состоящее в том, что крестьяне водворенные на его землях не платят ему оброка, которого накопилось недоимка 11500 серебром и к 1 февраля предстоит плата 750 рублей серебром….

Выдать ему свидетельство о том, что несвоевременный взнос им в опекунский совет… по независящем от него причинам почему и выходит в сношение с мировым посредником 1 участка Бежецкого уезда сколько действий. Недоимков оброка на крестьян князя Голицина.

Посредник уведомил, что оброка (недоимки)5955 рублей 26,5 копейки почему и выдано св-во князю Голицину по его прошению. А как из означенного отношения Трубникова за №1261 прислать препроводить копию видно что оброчная недоимка состоит на крестьянах князя Голицына значит суммы, то препроводить копию прошения….

Покорнейше прошу Ваше превосходительство потребить Ваше ходотайство начальника Губернии о принятии деятельных мер к взысканию оброчной недоимки как с крестьян имения князя Голицына так и других имений 1 участка.”

Подпись Предводитель дворянства

Мировой посредник №1261 к Бежецкому уездному Предводителю дворянства Доверенность на имя Арсения Трубникова.Еще один документ предводителя дворянства с просьбой принять меры к устранению беспорядков по взносу оброка в случае неуплаты оброка приостановить выдачу крестьянам паспортов, заявлений.

В другом документе указывается кто должен: коновалы, кузнецы, кирпичники, дегтярники, торговцы.

О продаже имения княгини А.К. Голициной в Замытье 1911 г. Тверские губернские ведомости №49:

“В следствии неплатежа недоимок земского сбора, имеют быть назначены в продажу с публичного торга недвижимое имение владелицы Бежецкого уезда по Замытской волости княгини Александры Константиновны Голициной 1632 сажени при с Замытье, крестьян с . Замытье Сидора Григорьева, Алексея Никитина и Василия Степанова с товарищами 66 десятин земли в пустоши «Гарь»”

1891 год

Судебный пристав Кашинского окружного суда Н.А.

Некрасов обЪявил, что 19 сентября 1891 года в 10 часов утра в Кашинском окружном суде на удовлетворение взыскания вдовы инженер подполковника Марии Михайловны Трубниковой по исполнительному листу Тверского окружного суда от 14 февраля 1889 года за №377 в сумме 7000 рублей….

Будет продавать с публичного торга свободные от залога, принадлежащего наследникам умершего князя Владимира Федоровича Голицина: вдове его Илларии Аполлоновне и князьям Андрею, Сергею и Дмитрию Владимировичам Голициным право на 6/14 частей недвижимости имения, находящемся в общем владении с наследником князем Константином Федоровичем Голициным в Замытской волости: а) в селе Замытье под усадьбой 1 десятина 795 сажень б) под торговой площадью- 2 десятины 2328 сажень в) при с. Замытье, в пустоши Репиши 141 десятины 1919 сажень с лесом г) при д. Сельково водяная мукомольная мельница «Окся» с землей 1144 сажени д) при д. Сельково мельница «Мостовая» с землею 1058 сажень е) при д. Могилки на берегу р. Сельница водяная мукомольная мельница «Могилковская» с избой, двором и землей 1200 сажень ж) право на половину водяной мукомольной мельницы при дер. Гришутине на р. Медведица с землей 1200 сажень и т.д.

Источник: http://www.preobrsobor.ru/index.php/o-zamyte/golitsyny

Валерий Якоби – русский живописец, мастер бытового жанра

Валерий Якоби – русский живописец, мастер бытового жанра

Валерий Иванович Якоби родился 3 (15) мая 1834 года в деревне Кудряково Казанской губернии в семье помещика. Живописью стал заниматься в юношеские годы, был учеником профессора Алексея Маркова в Императорской Академии художеств. За картину «Светлое Воскресение нищего» о судьбе бездомного, начинающий художник получил большую золотую медаль.

По окончании учебы отправился в пенсионерскую поездку по Западной Европе, где провел восемь лет. Здесь написал свою самую известную историческую картину «Девятое Термидора» («Последние минуты жизни Робеспьера», 1864) и «Кардинал Гиз, получивший голову адмирала Колиньи, убитого в Варфоломеевскую ночь» (1869).

Художественный критик и историк искусства Александр Бенуа считает, что длительная заграничная командировка не пошла на пользу Якоби, он стал подражать не Курбе, Милле и Мане, но мелким салонным жанристам и иллюстраторам исторических анекдотов вроде Робера Флёри, Мюллера и Конта.

Вернувшись в Петербург, Якоби становится одним из членов-учредителей Товарищества передвижных художественных выставок, созданного в 1870 году по инициативе художников Ивана Крамского, Григория Мясоедова, Николая Ге и Василия Перова. Однако уже в 1872 году Якоби был исключен из Товарищества, вероятно, за академизм своей живописи, который был чужд передвижникам.

Наиболее известная картина Валерия Якоби — «Привал арестантов», написанная в 1861 году. В этой работе художник первым среди русских живописцев обратился к теме каторги и ссылки.

Художник представил представителей всех социальных слоев, от босяка до политического ссыльного, революционер-каторжанин, умирающий на этапе, изображен не борцом, как было принято в русском искусстве в более поздние годы, а жертвой. Именно такая трактовка темы освободительного движения была характерна для художников-шестидесятников.

В 1870-е годы Якоби отходит от критического реализма и полностью посвящает себя созданию костюмных исторических, академичных по манере картин. Самая известная из них «Свадьба в Ледяном доме» находится в экспозиции Русского музея в Петербурге.

Конец жизни художник провел на юге Франции и во французской колонии Алжире, ряд его картин посвящены восточной тематике: «Типы Танжера» (1879), «Девушка с саблей» (1881), «У входа в мечеть» (1883), «Турчанка» (до 1902), «Восточный пейзаж с видом на город и двумя путешественниками на переднем плане» (до 1902). «Восточные» полотна художника отличаются красочным духом этнографизма и символистскими тенденциями.

Скончался Якоби в Ницце в мае 1902 года.

Источник: http://rusplt.ru/wins/valeriy-yakobi-russkiy-29774.html

Ледяной дом Анны Иоанновны: история создания, фотографии, копии дома изо льда

В.И. Якоби. Ледяной дом. 1878

Летом в России дворцы строили из дерева и камня, а зимой – изо льда. Некоторые ледяные шедевры вошли в историю архитектуры.

Анна Иоанновна, племянница Петра Великого, славилась сумасбродным характером и вздорным нравом. Она окружила себя бесчисленным пышным и роскошным двором, наслаждаясь бесконечными увеселениями и забавами.

Одной из прихотей императрицы стал Ледяной дом, который, по свидетельству члена Императорской Академии наук, профессора физики Георга Вольфганга Крафта, просуществовав около трех месяцев, «в каждом смотрителе много увеселения производил…»

Ледяной дом был возведен прямо посреди реки Невы, между Адмиралтейством и новым Зимним дворцом Анны Иоанновны. «Был дом гораздо великолепнее… нежели когда бы он из самаго лучшаго мармора был построен, для ледяной прозрачности и синяго его цвету на гораздо дражайший камень, нежели на мармор походил».

Архитектором проекта был не кто-нибудь, а Петр Михайлович Еропкин, разработчик первого Генерального плана Санкт-Петербурга. Научно-техническую базу обеспечивал упомянутый академик Крафт.

Размеры дома были разумно невелики (длина — 17 м, ширина — 5,5 м, высота — 6,5 м), но и под этой тяжестью неокрепший в начале зимы ледовый панцирь Невы прогнулся.

Однако работы продолжались: глыбы льда распиливали, укладывали друг на друга при помощи рычагов и обливали водой, которая в лютый мороз схватывала их лучше всякого цемента.

Внутри были вырезаны интерьеры гостиной и буфета, спальни и туалета. В камине спальни горели ледяные дрова, вымазанные нефтью.

В центре фасада красовалось крыльцо с резным фронтоном, по периметру крыши тянулась балюстрада со статуями. Некоторые элементы декора выкрасили под зеленый мрамор.

Вокруг дома поставили множество диковинных сооружений. Ледяные пушки и мортиры в натуральную величину стреляли железными ядрами с использованием настоящего пороха. По бокам ворот располагались два морских чудовища. Днем из их пастей била вода, подведенная из Невы, а ночью — струи горящей нефти.

Ледяной слон показывал те же фокусы. Время от времени исполин «трубил» — при помощи прятавшегося внутри него трубача.

Статуи, вазы с цветами, деревья с птицами на ветвях… По обеим сторонам Ледяного дома стояли кордегардии (помещения для караула), в которых человек вращал бумажный фонарь со «смешными фигурами», нарисованными на его гранях.

Зима 1739–1740 годов выдалась чрезвычайно холодной. 30-градусные морозы держались до весны, и Ледяной дом долгое время развлекал всех желающих, лишь караульные следили за порядком.

В 2006 году на Дворцовой площади Санкт-Петербурга Ледяной дом Анны Иоанновны был в подробностях воспроизведен по чертежам и рисункам Г.В. Крафта, но уже с помощью бензопил, тепловых пушек и других достижений цивилизации.

Источник: https://www.culture.ru/materials/75704/ledyanoi-dom-imperatricy-anny-ioannovny

В ледовых банях уж не жарят?

17 февраля 1740 года в Петербурге, в двух шагах от императорского дворца, произошла знаменитая шутовская свадьба. Совсем несмешная история. И знаменательный юбилей – 275 лет.

Читайте также:  Описание картины джорджия о кифф “из озера”

Понятие «Ледяной дом» не затерялось в веках. Многие вспомнят роман Лажечникова, кто-то не забыл и давний фильм Константина Эггерта. Это одна из трагических коллизий галантного века, заведшего обычай припудривать кровь и грязь.

Среди правителей России трудно найти большую поклонницу шутовских забав, чем императрица Анна Иоанновна. Кривляние разнообразных шутов сопровождало её каждый день, начиная с пробуждения.

Одной из любимых шутих императрицы была калмычка Дуня Буженинова. Её считали уродкой – непривычная внешность вызывала гогот. Кроме того, Дуня была смышлёной и обладала актёрскими способностями. Она, как никто другой, умела рассмешить императрицу. Фамилию она получила за гастрономическое пристрастие: любила буженину. Императрицу забавляла эта её страсть.

Анна Иоанновна

Среди шутов императрицы выделялся грустный пожилой человек. Он сутулился, но иногда в нём проявлялась горделивая стать. Как-никак – князь, представитель одной из самых известных русских фамилий. Михаил Алексеевич Голицын, внук всесильного Василия Васильевича.

Правда, в те времена родовую фамилию он утратил, а звали его пренебрежительно – Квасником. Такая обязанность была у шута – обносить придворных квасом. Весёлые забавники любили плеснуть ему квасом в лицо. Что может быть комичнее для хозяев жизни, чем оплёванный князь?

Он пострадал из-за романтической истории. И из-за предательства. Пожилой вдовец князь Голицын путешествовал по Италии и полюбил прекрасную молодую Лючию. А она оказалась ревностной католичкой и потребовала, чтобы свадьба состоялась по католическому обряду. Подобно графу Дракуле, русский князь предал веру отцов. Они прибыли в Москву. Он скрывал своё отступничество, жил с итальянкой скрытно.

Но нашёлся доносчик – и Анна Иоанновна пришла в ярость. О своих грехах она вспоминала реже, чем о прегрешениях подданных. Голицын лишился титула и состояния. На него надели шутовской колпак, принудили к «дурацкой» службе. Остроумный, находчивый жизнелюб едва не лишился рассудка.

В первые месяцы клоунская роль давалась ему трудно. Где только он нашёл смирение, чтобы не наложить на себя руки? Царица хотела не столько смеяться над шутками и выходками «дурака», сколько над его униженным положением. Над Голицыным ежедневно издевались – под общий хохот.

А потом камергер Татищев, умевший угодить императрице, придумал невиданную забаву. Шутовская свадьба! Да не где-нибудь, а в ледяном дворце, который считали чудом света.

Императрица старела, болела и вряд ли пребывала в умственном благополучии.

Императрицу позабавила эта идея: она решила ещё раз наказать князя-отступника. Ей хотелось, чтобы всё вышло как можно скабрёзнее.

Зима 1740-го выдалась морозной. Пущай проведёт там, в холоде, брачную ночь – с этой уродицей Дунькой Бужениновой. Да охрану там поставить, чтобы до утра их не выпускали из студёного плена.

Если не помрут к утру – пущай живут потом как супруги нам на потеху. Вот так благочестие (а ведь Анна считала себя поборницей нравственности и защитницей Православия!) подчас оборачивается не просто ханжеством, а зверством.

Кадр из фильма Константина Эггерта

Блажь императрицы готовили с размахом. Устроили в ледяном дворце мебель изо льда и всевозможные мелочи – даже занавески и матрас. Всё ледяное. Рядом установили огромного ледяного слона, из которого в тёмное время суток фонтанировала нефть.

Внутри слона специальный человек издавал утробные звуки. Свезли ко дворцу сотни «детей разных народов» для шутовского маскарада.

А поэту Василию Кирилловичу Тредиаковскому приказали сочинить торжественную оду к «дурацкой свадьбе» и исполнить её на маскараде.

Надо сказать, что Василий Кириллович слыл придворным поэтом императрицы, в честь Анны он написал несколько высокопарных торжественных од – всё, как при каждом уважающем себя европейском дворе. Правда, одаривали его не столь щедро, как Ломоносова при Елизавете или Петрова при Екатерине. Никакого уважения к пииту ни Анна, ни её вельможи не испытывали. Не хватало просвещения.

Тредиаковскому «прекомичное» предприятие сразу показалось омерзительным. За дело взялся кабинет-министр Артемий Волынский. Он сразу принялся избивать Тредиаковского – прилюдно.

Когда поэт с жалобой на Волынского отправился к Бирону – его и вовсе арестовали. Караульным было приказано бить Тредиаковского палкой.

Десятки ударов за пустяковую провинность – даже по тем временам непомерное наказание.

Они требовали от Тредиаковского стихов позабористее, погрубее. Он упирался, пытался увильнуть, но всё-таки сдался. Через год за увечье и бесчестье ему выдадут 360 рублей – по приказу Бирона.

17 февраля жестокая потеха началась. Молодых после венчания (самого настоящего) повезли в ледяной дом на слоне, в клетке.

За ними ехала на оленях, козлах и свиньях шутейная свита: черемисы, калмыки, мордва, самоеды… Были там и русские мужики – тверские ямщики, потешавшие благородную публику птичьим посвистом. Гремела музыка.

Под пьяный гогот шутов доставили в ледяной застенок: шестнадцать метров на пять.

И тут вышел Тредиаковский. Он выжал из себя похабные строки – такие, чтобы понравились окружению императрицы. С матерщиной.

Здравствуйте, женившись, дурак и дура,
Еще дочка, тота и фигура!
Теперь-то прямо время вам повеселиться,
Теперь-то всячески поезжанам должно беситься:
Кваснин дурак и Буженинова
Сошлись любовно, но любовь их гадка.

Ну мордва, ну чуваши, ну самоеды!
Начните веселье, молодые деды,
Балалайки, гудки, рожки и волынки!
Сберите и вы бурлацки рынки,
Плешницы, волочайки и скверные !
Ах, вижу, как вы теперь ради!
Гремите, гудите, брянчите, скачите,
Шалите, кричите, пляшите!
Свищи, весна, свищи, красна!
Не можно вам иметь лучшее время,
Спрягся ханский сын, взял ханское племя:
Ханский сын Кваснин, Буженинова ханка,
Кому то не видно, кажет их осанка.
О пара, о нестара!
Не жить они станут, но зоблют сахар;
А как он устанет, то другой будет пахарь,
Ей двоих иметь диковинки нету,
Знает она и десять для привету.
Итак, надлежит новобрачным приветствовать ныне,

Дабы они во всё свое время жили в благостыне,
Спалось бы им, да вралось, пилось бы, да елось.
Здравствуйте, женившись, дурак и дурка,
Еще дочка, тота и фигурка.

Это нравилось сытым господам, впадавшим в раж, в садистический хмель. А Тредиаковский, как побитая собака, возвратился в застенок.

И тут… Господь смилостивился над несчастным, запутавшимся человеком. Не послал им смертельных мучений. И дело не только в том, что сметливая Авдотья подкупила охрану и пронесла в ледяной дом тулуп, который не дал им замёрзнуть. А, может, и браги припасла. Они уцелели. Но главное – в другом. И это почти рождественское чудо.

Картины Валерия Якоби (1878)

Буженинова действительно его полюбила – и Квасник стал оживать. К нему вернулся юмор. Вернулось здоровье – почти молодецкое. У шутов пошли детишки. Репризы Голицына то и дело пересказывали острословы. Вот, какая-то придворная дама сказала ему: «Кажется, я вас где-то видела». «Как же, сударыня, я там весьма часто бываю», – немедленно ответил седой шут.

Через несколько месяцев Анна Иоанновна умерла. Новая правительница Анна Леопольдовна пресекла варварскую традицию держать при дворе шутов и отпустила Голицына на волю.

Старик сбросил с себя дурацкий колпак, вернул фамилию. От «шутовской» жены не отказался. Их же повенчали! Буженинова зажила как княгиня. Голицын глядел на неё с любовью и благодарностью. Простая калмычка была куда прекраснее цариц и родовитых вельмож, которых он немало повидал на веку.

Жили Голицыны в ладу. Правда, ночь, проведённая на морозе, сказывалась на самочувствии Авдотьи Бужениновой. Она слабела. Вскоре после рождения второго сына умерла, не дожив до тридцати трёх.

Он снова остался вдовцом. Жил ещё долго – до глубокой старости, до десятого десятка. Быть может, как никто из Голицыных. Снова женился. Снова шутил. О временах Анны вспоминал в ночных кошмарах и умело отгонял от себя эти воспоминания.

Там свадеб шутовских не парят,
В ледовых банях их не жарят… –

писал Державин о екатерининском времени, проклиная бессердечную эпоху императрицы Анны. Дикие нравы далёкого прошлого – говорим мы успокоительно. А давайте приглядимся к себе: так ли мы далеки от варварства? Не какие-то там книжные герои позапозапрошлых веков, а вы и я.

Источник: https://www.pravmir.ru/ledyanoy-dom-1/

Якоби Валерий ИвановичКартины и биография

А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я

Якоби Валерий Иванович – русский живописец, художник жанровой и исторической тематики, профессор и академик Императорской Академии художеств.

Родился в 1834 году в деревне Кудряково Казанской губернии в семье помещика. По окончании городской гимназии учился в Казанском университете, но с началом Крымской войны записался в добровольцы народного ополчения, которое отправлялось в Крым для участия в боевых действиях.

С прекращением военных операций Якоби решил посвятить себя живописи.

Портрет неизвестной, 1870, Волгоградский музей
Семья художника, 1867 год, Художественный музей, ХабаровскОсень,

1865, Русский музей

Светлый праздник нищего, 1860, ГРМ

В 1856 году Валерий Якоби прибыл в Санкт-Петербург и стал посещать классы профессора Алексея Тарасовича Маркова в Императорской Академии художеств.

Во время обучения в столице получил все установленные академические медали, в частности, в 1858 малую серебряную медаль за картину “Разносчик фруктов” (Третьяковская галерея, Москва), в 1859 году большую серебряную медаль за работу “Татарин, продавец халатов”, в 1860 году малую золотую медаль за картину “Светлый праздник нищего” (Русский музей, Санкт-Петербург) и в 1862 году большую золотую медаль за картину “Привал арестантов” (Третьяковская галерея). Это произведение молодого художника вызвало одобрение художественных критиков. И, кроме того, получило признание общественности, в связи с реформами императора Александра II, которые касались, в том числе, и облегчения участи ссыльных и каторжников. В обрисовке характеров и внешности арестантов художник проявил незаурядное знание типов народной жизни. Его персонажи не преступники, а обыкновенные люди из народа. Ранние картины Якоби оказались заметным событием в художественной и общественной жизни во времена начала реформ императора Александра II.

1860-е годы Валерий Иванович Якоби провел за границей в пенсионерском путешествии от Академии художеств; эта поездка в целях совершенствования живописной техники изменила творческое кредо молодого художника.

Читайте также:  Описание картины пабло пикассо «женщина с гитарой»

Из Европы Якоби привез два значительных полотна: “Девятое Термидора” (другие названия картины “Последние минуты жизни Робеспьера” и “Террористы и умеренные первой французской революции”) и “Кардинал Гиз, получивший голову адмирала Колиньи, убитого в Варфоломеевскую ночь 1572 года”.

За последнюю картину, представленную на академической выставке 1864 года, Якоби был удостоен звание академика. В 1870 году за картину “Арест герцога Бирона, герцога Курляндского” Якоби был возведен в звание профессора, а в 1870 году стал членом Совета Императорской Академии художеств.

Вернувшись в Россию, художник принял деятельное участие в организации Товарищества передвижных выставок, однако он пробыл в нем лишь до 1872 года. В 1883 году Якоби был назначен профессором-преподавателем исторической живописи в академических классах.

Артемий Петрович Волынский на заседании кабинета министров, 1875, Омский художественный музей
Шуты при дворе императрицы Анны Иоанновны, 1872, Государственная Третьяковская галерея
Свадьба в Ледяном доме, 1878, Государственный Русский музей

В 1870-е годы Якоби создал несколько интересных полотен исторической тематики – “Шуты при дворе императрицы Анны Иоанновны” (1872), “Артемий Петрович Волынский на заседании кабинета министров” (1875), “Свадьба в Ледяном доме” (по мотивам романтического произведения Ивана Ивановича Лажечникова, 1878).

На картине “Шуты при дворе императрицы Анны Иоанновны” изображено двадцать шесть фигур, собравшихся в спальне недомогающей императрицы. Герцога Бирона, сидящего у изголовья императрицы, и придворных стараются развеселить шуты, играющие в чехарду. Это родовитые дворяне и государственные деятели той поры – М.А.

Голицын (стоит согнувшись) и Н.Ф. Волконский (вскочил на него), А.М. Апраксин (растянулся на полу), шут Балакирев (возвышается над всеми), Педрилло (со скрипкой) и д'Акоста (с бичом). У кровати – графиня Бирон, за столом играют в карты статс-дама Н.Ф.

Лопухина, ее фаворит граф Левенвольде и герцогиня Гессен-Гомбургская, позади них – граф Миних и князь Н. Трубецкой. Рядом с Бироном расположены его сын с плеткой и начальник Тайной канцелярии А.И. Ушаков, будущая правительница Анна Леопольдовна, французский посол де Шатарди и лейб-медик Лесток.

На полу, возле постели – карлица-шутиха Буженинова. У насеста с попугаями – поэт В.К. Тредиаковский. В дверях стоит кабинет-министр А.П. Волынский, с негодованием взирая на происходящее.

Привал арестантов, 1861, Государственная Третьяковская галерея
Первое торжественное собрание Академии художеств, 1889, музей РАХ
Девятое Термидора, 1864, Государственная Третьяковская галерея

Сюжет картины “Свадьба в Ледяном доме” связан с событиями 1739 года, когда на масленой неделе архитектор Еропкин построил по приказу императрицы Анны Иоановны Ледяной дом. Он предназначался для свадьбы шута Анны Иоановны Кульковского с “барской барыней” Подачкиной.

В свадебных торжествах помимо императрицы принимали участие представители многочисленных народностей России в национальных костюмах. Торжества сопровождались оригинальными народными танцами.

По окончании пира устроенного в манеже герцога Бирона новобрачные были отвезены вновь в Ледяной дом, где их заперли до утра для совершения брачного таинства.

Из картин Якоби исторического жанра особо следует отметить одну из значительных работ художника – “Первое торжественное собрание Академии художеств 28 июня 1765 года”, в котором Якоби запечатлел вручение Екатериной II дипломов ведущим деятелям и преподавателям академии. При написании этого полотна художник создал живописные портреты сановников с 35 гравюр государственных деятелей екатерининской эпохи.

У бассейна, 1883, Пермская картинная галерея
У входа в мечеть, 1883, Государственный Русский музей
Девушка с саблей, 1881, Третьяковская галерея

Дар жанриста-рассказчика проявляется и в этих последних колоритных работах, но в целом историческая живопись Якоби стала заметно уступать по художественной выразительности его ранним жанровым картинам.

Последние годы своей жизни Валерий Иванович Якоби провел в Санкт-Петербурге, затем на юге Франции и в Алжире, путешествуя по африканским странам Средиземноморья.

Результатом этих поездок стали этюды и картины художника в духе экзотически-красочного этнографизма, близкого к символистским тенденциям.

Дворик в Севилье, 1891, Омский художественный музей
Типы Танжера, 1879, Музей-усадьба художника Н.А. Ярошенко, Кисловодск
Любитель редкостей, 1876, Центральный музей музыкальной культуры имени М.И. Глинки, Москва

Другие произведения Якоби, кроме вышеупомянутых, – картины: “Парижский тряпичник перед дверью таверны” (1864), “Осень” (1865), “Семья художника” (1867), “Политика после завтрака” (1869), “Любитель редкостей” (1876), а также портреты Н.А.

Киреева, госпожи Рудзинской с дочерью, портрет неизвестной и другие. Умер Валерий Иванович Якоби в Ницце в 1902 году. На основе материалов статей из Русского биографического словаря А.А. Половцова
и из Энциклопедического словаря Брокгауза Ф.А.

и Ефрона И.А.

Источник: http://smallbay.ru/artrussia/yakobi.html

Шедевры русского музея! 1 часть

Невский проспект. “Паперть” место работы уличных художников. … Невский проспект. Башня Городской Думы.

В.И.Якоби Ледяной дом. 1878 г., холст, масло/ Художник Валерий Якоби в своей картине «Ледяной дом» также обратился к одному из самых, пожалуй, печальных эпизодов русской истории и рассказал об истории шутовской свадьбы в так называемом Ледяном дворце.

Картина переносит зрителя в страшные времена правления царицы Анны Иоанновны, которая вместе с любимцем Бироном нагоняла страху доносами, казнями, пытками, ссылками и зверскими сумасбродными увеселениями.

Один из историков писал: “Лихие ветры качали великую страну, забирали тысячи жизней, возводили и низвергали веселых фаворитов”.

Вот и эта «шутка» императрицы была более чем жестокой, ведь предназначался ледяной дом для свадьбы шута Анны Иоанновны Кульковского с «барской барыней» Подачкиной. Построен он был на масленой неделе 1739 года в Петербурге на площади между Адмиралтейством и Зимним дворцом.

Все внутреннее убранство, вплоть до игральных карт и цветов, а также баня, пушки, фигуры дельфинов и слона перед домом были вылиты изо льда. Брачное ложе для новобрачных также было устроено на ледяной кровати.

Свадебные торжества были пышными, поистине «ярмарочными», в них принимала участие сама императрица Анна Иоановна, а также представители многочисленных народностей России в национальных костюмах.

По окончании пира устроенного в манеже Бирона, новобрачные снова были отвезены в ледяной дом, где их заперли до утра.

Художник Якоби рассказал об этом курьезном, но абсолютно реальном историческом факте: утром шутовская процессия, явилась приветствовать «молодоженов», оставленных на ночь в Ледяном доме и чуть не замерзших, ведь зима в тот год была поистине лютая… Н.Крылова

Ф.С.Журавлёв. Перед венцом 1874 г., холст. Масло.Данное полотно, как и многие другие картины Журавлева, изображает драматичный и «закулисный» мир 19 века, отраженный в многочисленных пьесах Островского. Перед зрителем разворачивается очередная любовная драма – юная невеста в рыданиях сидит на коленях. Брак по расчету – нередкое явление в те времена.

Вот и этой юной барышне уготована роль жены нелюбимого ею человека. Скорее всего, ее будущий муж богат и весьма знатен, но, увы, стар и неприятен ей. Тем не менее, выгодный брак куда удобнее родителям невесты, которые решили таким образом значительно поправить и без того их шаткое положение в обществе.

Стены дома украшены ликами святых – родители невесты глубоковерующие люди. Отец невесты приготовился к благословению дочери на брак, держит в руках икону, но сейчас стоит в растерянности и наблюдает за ней, не понимая, какие действия от него требуются. Мать невесты стоит позади отца. В руках ее блюдо со свежеиспеченным хлебом и солью для новобрачных.

Ситуация поставила родителей невесты в крайне неловкое положение: на их лицах растерянность и удивление. На заднем плане зритель видит жениха и его родственниц. Задержанные ожиданием они решили войти наконец в двери комнаты. Заметно перешептывание между гостями – такое событие привлекло слишком много негативного внимания.

Заметно и состояние жениха – он крайне недоволен происходящим здесь и готов вот-вот сорваться с места, чтобы не наблюдать этого позора.

Зритель может предположить, что исход этого события не предвещает ничего хорошего ни для невесты, ни для ее родителей. Скорее всего, такое поведение невесты разозлило жениха не на шутку.

Это событие могло даже расстроить предстоящее бракосочетание, избавив девушку от печальной участи стать женой нелюбимого, однако, дурная слава лишь добавила бы проблем ей и ее семье.

Источник: http://newrezume.org/news/2017-01-26-19055

Ссылка на основную публикацию