Описание картины василия кандинского «казаки»

Василий Васильевич Кандинский — Казаки

16.03.2015

Василий Васильевич Кандинский – русский художник, основоположник абстракционизма, живописец, график, педагог и общественный деятель. Большую часть жизни Кандинский провел за границей. Он учился в Мюнхене, где в 1911 г. вместе с Ф. Марком создал объединение художников-экспрессионистов «Синий всадник», которое существовало до 1914 г.

и в которое входили немцы А. Макке, Г. Мюнтер и др., русские А. Явленский, М. Веревкина, братья Д. и В. Бурлюки, швейцарец П. Клее, француз Р. Делоне и др. После распада общества многие художники не расстались с экспрессионизмом и продолжали сохранять изобразительную основу своих произведений.

Другие же, как и Кандинский, обратились к абстрактному искусству.

В ранних работах Кандинского еще можно увидеть примитивистскую, декоративную красочность, но эта связь с реальным образом начинает пропадать уже в 1908 г. Его картины становятся более яркими, насыщенными по цвету, в них теряется ощущение предметности.

Он называет свои произведения «композициями» и «импровизациями» – в них невозможно определить изображенные предметы. Шмидт писал, что «реализм как выражение материалистического миросозерцания – так понимал его сам Кандинский – был преодолен им посредством одухотворения материи».

Действительно, его картины наполнены жизнью. Изогнутые иероглифы перебегают яркие пятна, которые проникают друг в друга и расступаются; кривые линии расползаются по полотну кишащими червячками.

Иногда цветные бесформенные брызги приобретают геометрические очертания, и в них возникают образы космической глубины.

Возвращение Кандинского на родину было связано с началом Первой мировой войны. Вместе с группой единомышленников в годы октябрьской революции он пытался возглавить художественное образование в России и полностью руководить искусством.

Из программы Института художественной культуры, составленной им, ясно, что он хотел привнести в формирующуюся советскую культуру элементы культуры буржуазной Европы. Однако его надеждам не дано было осуществиться. Разочаровавшись в своей неудаче, художник навсегда покинул Советскую Россию.

Сначала он остановился в Вейсмаре, но потом переехал в Дессау, где стал преподавателем Баухауза. Когда власть захватил Гитлер и Баухауз закрыли, ему пришлось эмигрировать во Францию. Здесь он провел последние десять лет своей жизни.

В поздних работах Кандинского доминирует воздушный красочный геометризм с преобладающей изоляцией отдельных формальных сюжетов, которые как бы летают в пространстве картин.

Для искусства важна не только деятельность Кандинского, а как талантливого художника, не меньшее значение имеет и его теория. Всю свою жизнь он был довольно религиозным человеком, и все его «нововведения» буквально пронизаны мистикой. Главный недостаток современного искусства, по мнению Кандинского, заключен в его подчинении материализму.

Цель абсолютного искусства – победить материю, природа и искусство так же различны, как внешний и внутренний миры. Абстрактное же искусство как раз и призвано их соединить, оно преобразует реальное существование в чистый звук.

Кандинскому особенно нравится сравнивать живопись с музыкой, ведь «звук» -это душа каждого реального явления, каждой зримой формы.

«Переживание «тайной души» всех вещей, видимых нами невооруженным глазом, в микроскоп или телескоп, я называю «внутренним взором».

Этот взор проходит сквозь твердую оболочку, через внешнюю «форму» к внутреннему началу вещей и позволяет нам воспринять всеми нашими чувствами внутреннее «пульсирование» этих вещей». И подобное восприятие художника становится зародышем его творения. Бессознательно. Так трепещет «мертвая» материя.

И более того: внутренние «голоса» отдельных вещей звучат не изолированно, но в общем согласии, и это – «музыка сфер» – такова универсальная формула Кандинского. Одна из лучших работ художника – полуабстрактная, необъяснимо притягательная композиция «Казаки».

В ней очертания хмурых холмов и едва различимые силуэты казаков с саблями на конях включены в общую динамику картины, ее абстрактных форм, линий и ярких, кричащих цветовых пятен. В манере наложения мазка чувствуется удивительная раскованность, непосредственность, непринужденность.

Композиция оживает в нашем сознании, создавая эффект легкости и реалистичности. Построение самой картины поражает своей простотой и ясностью плана, здесь нет излишеств и торопливой суеты. Образы казаков обличаются строгостью и чинностью.

Василия Кандинского в большой степени можно назвать художником-символистом. Он насыщает свое понимание цвета символикой: черное для него есть символ смерти, белое – символ рождения, красное – символ мужества.

Линии также символичны. Горизонтальная обозначает то, что лежит, вертикальная – позу стоящего человека, ходьбу, движение, восхождение ввысь. Горизонталь пассивна, женственна, вертикаль активна, мужественна.

Источник: https://8-poster.ru/onenews/436/

Константин Рылёв: Василий Кандинский. Царь абстракционизма |

4 декабря (22 ноября по старому стилю и 16 декабря по Википедии – демократично оставляем выбор за вами) родился художник Василий Кандинский, который изобрел абстрактную живопись

Василий Кандинский (1866-1944) сделал переворот в изобразительном искусстве. И сначала он сделал его буквально: вернувшись поздно из мастерской, он обнаружил в полумраке своего дома неизвестную чудесную картину.

Когда он приблизился к ней, оказалось, что это его собственная работа, случайно (случайно?) повешенная вверх ногами. Было совершенно непонятно, что за предмет изображен на картине, и это поразило художника. На следующий день он захотел испытать те же ощущения, но особого восторга не почувствовал.

Да и предмет на полотне теперь можно было узнать даже вверх тормашками. Художник решил: долой предмет и саму «предметность»!

Вряд ли, правда, мастер был трезв в тот судьбоносный вечер (это объясняет и почему утром он был несколько разочарован), но так или иначе – открытие было сделано. Хотя вообще-то Василия Васильевича отличает, я бы сказал, рафинированная трезвость. Достаточно посмотреть его карандашные эскизы, поражающие филигранностью.

Поэтому забавно сейчас читать, как некоторые современные исследователи его творчества упирают на знание Кандинским шаманских практик Сибири (откуда был родом его отец). И различают на его холстах «галлюциногенные грибы, инкрустированные узорами».

Так сказать, нажравшегося поганок Василия Васильевича (ни дать не взять – пелевинский герой), регулярно глючило, а как отпустит – сразу за кисть! Ведь разве нормальный человек способен узреть такое?

А вот представьте себе!<\p>

Кандинский напечатал десятки статей, рефератов, эссе и автобиографическую повесть. Где довольно подробно изложил свой художественный метод и мировоззрение. Конечно, «специалисты» презрительно хмыкнут: так он и опишет запретное. Но Берроуза или Хаксли такие резоны не останавливали. Художника вообще мало что может остановить, ежели ему «песня крылья расправит».

Кандинский, в частности, говорил, что избавиться «от внешнего» ему помогали болезни. Еще в детстве, из-за большой температуры, он наблюдал парочку видений. И позднее случались рецидивы (в рамках здоровой психики). А при развитом воображении он добивался точного воспроизведения виденных «духовных пейзажей».

Кандинский, как художник, эволюционировал постепенно, меняя стили и техники. «Долгие годы я себе казался обезьяной, запутавшейся в сети, – откровенничал он. – И только после больших усилий мне удалось опрокинуть эту «стену на пути к искусству».

Развитие искусства, подобно развитию нематериального знания, не состоит из новых открытий, вычеркивающих старые истины и провозглашающих их заблуждениями.

Его развитие состоит во внезапных вспышках, подобно молнии, из взрывов, подобно «букету» фейерверка, разрывающемуся высоко в небе и рассыпающему вокруг себя разноцветные звезды…»

Результаты его усилий таковы, что только два русских художника в рейтинге мирового искусства проходят по разряду «тяжеловесов»: Кандинский и Малевич. Когда в 2007-м году организаторы самой крупной премии (40 тыс.

евро) в области российского contemporary art решали, чьим именем её назвать, выбирали исключительно между этими двумя авангардистами.

В пользу Кандинского, как было заявлено, были такие аргументы: он «гражданин мира» (жил в Германии и Франции) и его картина «Фуга» (1914) удерживала ценовой рекорд 17 лет – она была продана в 1990 году на аукционе Sotheby’s за $19 млн.

Однако уже в 2008 «Супрематическая композиция» Малевича была продана за $60 млн. «Логика денег» в искусстве – вещь хоть и влиятельная, но сомнительная. Как сказал другой российско-французский классик, художник-эмигрант Оскар Рабин: «Если мои картины в 60-е стоили на порядок меньше, они что были хуже? Или когда цена поднялась на мои работы – они «улучшились»?»

Но вернемся к основателю абстракционизма.

Кандинский пришел к своему призванию только в тридцать лет. Он был доцентом на юридическом факультете МГУ. В 1895 Кандинский отказывается от должности профессора Дерптского университета в Тарту и решает стать художником-профи. И отправляется в «царство модерна» – в Мюнхен.

Этому решению предшествовали несколько событий.

Во-первых, этнографическая экспедиция в Вологодскую область в 1889 году. «Помню, как я впервые вошел в крестьянский дом, – вспоминал экс-юрист, – остановился на пороге, как вкопанный.

Стол, лавки, печь – всё сплошь было покрыто простыми, наивными орнаментами разнообразных цветов. На стенах – народные картины. Красный угол был заставлен образами и заклеен репродукциями икон.

Когда наконец я прошел внутрь избы, сам оказался в Картине».

Узоры в народном творчестве несут символическое и магическое значение. Под влиянием этой экспедиции Кандинский обратится к фольклору, былинам. Героями его полотен временно станут богатыри, драконы и красавицы в кокошниках. Но выполнять эти работы Кандинский будет в «мозаичном» стиле Климта.

Во-вторых, Кандинского потряс пейзаж Моне «Стог сена» на выставке импрессионистов в Москве. В.В. (как в случае с перевернутой картиной) понял, что там изображено, только прочитав название.

Позднее он переосмыслил новую французскую живопись, отражающую распад цельной картины мира: от точек пуантилиста Сера до широких мазков Моне и геометризированных холстов Сезанна.

На картинах самого прогрессивного тогда австрийского модерниста Густава Климта мир напоминал мозаику. Как сказали бы сейчас: Кандинский узрел Точку Сборки. Дополнительное впечатление на В.В. произвело открытие деления атома.

Материальный мир стремительно терял прочность! Оказывается, его можно было «разобрать». Но что там дальше?

В-третьих, Кандинского поразила опера Вагнера «Лоэнгрин» в Большом театре: тогда в сознании московского доктора права вдруг возникла феерическая панорама московского закатного вечера. Он так описал ее: «Солнце растворяется над Москвой пятном, заставляющим вибрировать струны души.

Розовые, желтые, голубые, фисташково-зеленые, пылающие красным дома, глубокое тремоло деревьев, тысячеголосая песня снега, аллегро голых ветвей, упругое красное кольцо кремлевских стен, а наверху, подобно хоралу, возвышается длинная, изящная стрела колокольни Ивана Великого.

Я полагаю, что написать эту симфонию было бы величайшим счастьем для любого художника».

Кандинскому удастся изобразить эту «симфонию», спустя полтора десятка лет, на полотне «Москва. Красная площадь» (1916).

Читайте также:  Описание композиции владимира татлина «контррельеф»

Оно, возможно, будет не таким брызжуще ярким, как видение, но приобретет дивную завершенность, многоуровневую глубину и космический размах.

Сам феномен, когда человек способен видеть цвет звуков или ощущать вкус букв называется синестезией (от греч. syn?isthesis — совместное чувство, одновременное ощущение).

По схожему с Кандинским пути двигался голландец Пит Мондриан. Так же, как Кандинский, он был увлечен французскими живописными новациями и модными мистическими учениями: теософией и антропософией.

Но в отличие от пластичного, восприимчивого к музыке Кандинского, Пит был холодным философом. Под его «распадающимися» пейзажами обнаружилась структура мира, его «скелет»: в виде крестов и квадратов.

Холсты Мондриана похожи на конструктор LEGO. Этот мир созерцательно-статичен.

Кандинского же увлекала динамика: «Живопись есть грохочущее столкновение различных миров, призванных путем борьбы создать новый мир, который зовётся произведением. Каждое произведение технически возникает, как возник космос, – путем катастроф, подобных хаотическому рёву оркестра, выливающемуся в конце концов в симфонию, имя которой – музыка сфер. Создание произведения есть мироздание».

То есть при помощи красок художник моделирует космические процессы, которые сравнимы с симфониями. И наоборот.

На пересечении живописи и музыки Кандинский-теоретик сделал важный вывод: для художника отпала обязательная необходимость рисовать с натуры.

Он может творить, повинуясь внутренним импульсам: «Произведение возникает целиком «из художника», что известно в музыке в течение нескольких столетий. В этом смысле живопись догнала музыку».

Продолжая линию «звучащих» картин Кандинский свои работы называет «Композициями», «Импровизациями» и «Фугами». К концу десятых годов XX века он начинает выдавать подлинные шедевры.

Из полуабстрактных – это «Деталь композиции IV» или «Казаки» (1910). Художник утверждал, что её сюжет навеян казаками, спускающимися по улице в 1905-м году.

В верхнем левом углу картины двое казаков дерутся на саблях. Справа внизу – стоят с пиками. Вдалеке синий холм с дворцом. От зрителя к замку ведет мост в виде радуги. Этот мотив, близок будущей поэме Блока «Двенадцать»: пройдя горнило революции, наши граждане поднимутся по радуге-мосту в духовные чертоги…

В это время Кандинский опубликовал труд «О духовном в искусстве» (1912) и составил (вместе со своим другом, немецким художником Францем Марком) альманах «Синий всадник» (1912).

Была торжественно объявлена эпоха Великого Духовного, когда произойдет синтез искусств, потому как при внешних различиях налицо «внутренняя тождественность звука, цвета, слова».

(В русле этих идей – цветомузыкальные симфонические поэмы Александра Скрябина).

Уже сложившимся мастером Кандинский в 1914 возвращается на Родину.

Франц Марк убит на Первой Мировой осколком снаряда.

Уже поменьше «радужных» красок в программной картине Кандинского «Москва. Красная площадь» (1916). По существу на полотне – теософская планета Москвы (вроде планет-миров в сказке Экзюпери «Маленький Принц»).

В центре холста мужчина и женщина, вокруг них несколько сфер, на которых расположились высотки, соборы, кладбища, река. Из верхнего угла сквозь облака бьёт солнце, из правого – готова проклюнуться луна. За пологом желто-голубого неба – открывается звёздная бездна. Это лирико-мистическое полотно, словно иллюстрация к ещё не написанному Булгаковым роману «Мастер и Маргарита».

О любимом городе Кандинский напишет: «Москва: двойственность, сложность, высшая степень подвижности, столкновение и путаница отдельных элементов внешности… Эту внешнюю и внутреннюю Москву я считаю исходной точкой моих исканий. Москва – мой живописный камертон».

Октябрьскую революцию Кандинский воспринял без восторгов, свойственным авангардистам, но приветствовал желание большевиков поддерживать левые течения в искусстве. Да и как ему было сильно радоваться, если у него экспроприировали многоэтажный дом с башней-мастерской, построенный на деньги из отцовского наследства. «Швондеры» оставили художнику только одну из квартир.

Социальные катаклизмы вдохновили художника на создание ярких апокалипсических холстов, на которых, кажется, борьба идёт на разных планах реальности («Смутное», 1917, «Импрессия», 1917, «В сумерках», 1919).

Кандинский попытался сотрудничать с советской властью (работал в Наркомате просвещения, организовал Институт художественной культуры, открыл 22 новых галереи), но вскоре понял, что ему, потомку дворян и космополиту, не по пути с диктатурой пролетариата. Чувственно-экспрессивное творчество В.В. все меньше вписывалось в идеологические установки. В 1921 он отправляется обратно в Германию.

За границей он продолжает развивать принципы беспредметной живописи: его картины спокойны, медитативны и сбалансированы. Он преподает в Веймаре в академии Баухауз. В 1933 Баухауз был объявлен «опасным гнездом большевизма» и закрыт нацистами.

Кандинский эмигрирует в Париж.

В 1937 пятьдесят работ Кандинского попадут на выставку в Мюнхене «Дегенеративное искусство». Во Франции же ему респект: в гости часто наведываются знаменитости, но у публики к В.В. интерес сдержанный. Перед войной он получил французское гражданство.

Его картины конца тридцатых становятся холодны и безжизненны. С 1940 года он «населяет» полотна существами, смахивающими на планктон. Возможно, в этих простейших организмах Кандинский видел наиболее точное воплощение законов космической гармонии (как, к примеру, в раковине моллюска).

Умер художник в своем доме в западном предместье Парижа Нейи-Сюр-Сен 13 декабря 1944 года.

Бум абстрактного искусства начнётся в 50-е, но уже в США.

Представители американского абстрактного экспрессионизма (Арчил Горки, Марк Ротко, Виллем де Куниг) назовут Кандинского своим учителем.

Напоследок, хотелось бы процитировать некоторые высказывания Мастера. Уж больно хороши!

Принципы ответственности художника за свои творения, сформулированные Кандинским в книге «О духовном в искусстве» не потеряли актуальности. А показанная им ситуация в арт-среде, будто списана с наших современников.

«Конкуренция» растет. Дикая погоня за успехом делает искания всё более внешними. Маленькие группы, которые случайно пробились из этого хаоса художников и картин, окапываются на завоеванных местах. Оставшаяся публика смотрит, не понимая, теряет интерес к такому искусству и спокойно поворачивается к нему спиной».

«Иногда художник пользуется своей силой для потворства низменным потребностям: в якобы художественной форме он изображает нечистое содержание, он привлекает к себе слабые элементы, постоянно смешивает их с дурными, обманывает людей и помогает им обманывать себя, убеждая себя и других, что они жаждут духовно и удовлетворяют эту жажду из чистого источника. Такого рода произведения не помогают движению ввысь, они тормозят, оттесняют назад стремящихся вперёд и распространяют вокруг себя заразу».

«Художник – служитель высшим целям, обязательства которого точны, велики и святы. Он должен воспитывать себя и научиться углубляться, должен прежде всего культивировать душу и развивать её, чтобы его талант стал облачением чего-то, а не был бы потерянной перчаткой с незнакомой руки – пустым и бессмысленным подобием руки».

«Художник несёт троякую ответственность, по сравнению с не-художником: 1) он должен продуктивно использовать данный ему талант, 2) поступки, мысли и чувства его, как и любого другого человека, образуют духовную атмосферу, очищая или заражая окружающую среду, и 3) поступки, мысли и чувства являются материалом для его творений, которые, в свою очередь, воздействуют на духовную атмосферу. Художник – «царь».

Текст подготовлен для .

Источник: http://www.peremeny.ru/blog/3656

5 знаковых картин Василия Кандинского

Василий Кандинский — одна из ключевых фигур мира живописи. Стоявший у истоков не только российского, но и мирового абстракционизма, своими картинами он изменил мир. Кандинский был не только художником-практиком, он теоретизировал изобразительное искусство, изменил отношение к скульптуре Микеланджело и написал несколько книг об искусстве.

Кандинский родился в Москве, в обеспеченной семье. Через несколько лет семья перебралась в Одессу, где Василий получил начальное музыкальное и художественное образование. С детства мальчик удивлял своих наставников по живописи смелыми, неожиданными цветовыми решениями, объясняя это тем, что каждый цвет имеет свой характер.

Правда, родители надеялись, что сын станет юристом, поэтому молодой Кандинский отучился в Московском государственном университете на кафедре юриспруденции. Через шесть лет Кандинский женится на своей двоюродной сестре Анне. Он — уже доцент юридического факультета с правом преподавания.

Но тут что-то меняется в его жизни, и состоявшийся тридцатилетний Кандинский бросает карьеру и едет в Мюнхен, столицу европейской творческой жизни, чтобы стать художником.

После он вспоминал, что два события повлияли на это решение: выставка импрессионистов в Москве и впечатление от оперы Вагнера «Лоэнгрин».

В Мюнхене Василий попал в школу югослава Антона Ажбе, считавшуюся весьма престижной. Тут ему пришлось вспомнить навыки, полученные в детстве — композиция, работа с линией и формой.

Спустя некоторое время Кандинский решил, что школа Ажбе дала ему все, что могла и со второй попытки он поступает в Мюнхенскую академию художеств.

На дворе — 1900 год, пограничное время между девятнадцатым и двадцатым веком. Кандинскому исполняется 34.

Не раз Кандинский слышал от учителей упреки в слишком вольной композиции и чересчур ярких цветах. Словно решив, что новому веку нужно новое искусство, в 1901 году он организует творческое объединение «Фаланга» с художественной школой, в которой сам становится учителем.

Знакомый с научным подходом, в отличие от большинства других художников, Кандинский подходит к живописи и с теоретической точки зрения.

Организуя новые кружки и движения, он черпает вдохновение в процессе. Ему тесно в классической живописи, чтобы описать мир, рожденный в его голове.

В поисках своего уникального стиля художник отталкивается от образов и форм для того, чтобы родить нечто новое.

Его юридическое образование не пропало втуне — будучи прекрасным оратором, Кандинский увлекал за собой даже тех, кто поначалу относился к его экспериментам скептически. Вокруг него всегда были люди, способные к эксперименту. Кандинский не верил, что живописи можно просто научиться.

В те годы он считал, что «если художник использует абстрактные средства выражения, это еще не означает, что он абстрактный художник. Это даже не означает, что он художник. Существует не меньше мертвых треугольников (будь они белыми или зелеными), чем мертвых куриц, мертвых лошадей и мертвых гитар.

Стать «реалистическим академиком» можно так же легко, как «абстрактным академиком». Форма без содержания не рука, но пустая перчатка, заполненная воздухом».

Читайте также:  Описание картины эжена делакруа «смерть офелии»

В 1903 году он разводится со своей женой, потому что встретил родственную душу — художницу Гарбриэль. С ней он путешествует по Европе, организует выставки и пишет картины. Несмотря на всеобщую любовь к модернизму, Василий Кандинский продолжает продвигать абстракционизм в массы.

Он полностью уходит от формы, его картины строятся по принципу диссонанса цветов. Кандинский не скрывал, что его вдохновляли Сезанн и Матисс, но его полотна наполнены собственными художественными находками.

В 1912 году он пишет несколько искусствоведческих книг, расширяя горизонты для своих учеников.

С началом Мировой войны Кандинский возвращаются в Россию. Годы, проведенные вдали от дома, не погасили любви художника к русскому народу.

Стремление запечатлеть настоящий русский быт побуждает Василия принять участие в нескольких этнографических экспедициях. После революции он возвращается в Берлин, где организует Первую выставку российского искусства.

Тогда же он начинает преподавать теорию и практику живописи в школе «Баухаус». Умирает Кандинский 13 декабря в пригороде Парижа.

В память о художнике-новаторе российский культурный фонд «АртХроника» ежегодно вручает премию Кандинского тем художникам, чье творчество так или иначе влияет на современное искусство. «Вечерняя Москва» выбрала пятёрку знаковых работ Василия Кандинского.

«Синий всадник», 1903

Написанная в пограничном состоянии, картина наглядно показывает переход от реализма к новому художественному направлению и открывает цикл абстрактных работ Кандинского. Впервые художник не рисовал, а «думал» с помощью холста и красок.

«Дома в Мурнау на Обермаркт», 1908

В городке Мурнау, у подножия баварских Альп неподалеку от Мюнхена Кандинский открыл для себя мир чистых форм и мерцающего света. Это сугубо личное открытие становится началом новой художественной эпохи.

Стены перетекают в крону деревьев, в камнях мостовой отражается небо, насыщенный цвет рождает в сознании новые образы. Новая живопись схематично обозначает мир, но уже отдаляется от реальности.

«Происходит своего рода торжественное прощание с материальным миром и открытие нового духовного мира».

«Казаки», 1910

Одна из лучших работ художника. Очертания хмурых холмов и почти неразличимые силуэты конных всадников с шашками. Динамичная и яркая картина, полная абстрактных форм, прерывистых линий и ярких цветов.

«Первая абстрактная акварель», 1910

Кандинский создал картину, на которой хаотично размещались пятна краски и нечеткие геометрические фигуры. Они ничего не изображали и не обозначали. Так художник покончил с предметностью, которая мешала его творчеству.

Можно сказать, именно с этой акварели в искусстве двадцатого века развивается новое направление живописи «абстрактное» или «чистое» искусство ради искусства.

Не представляя смысловой нагрузки оно обращалось прямо к чувственному восприятию мира.

«Смутное», 1917

Назревающая революция и гражданская война, голод, продолжающаяся Мировая война — все это побудило Кандинского создать абстрактный пейзаж «Смутное». Темные, клубящиеся линии, мрачные цвета, смешавшиеся то ли лица, то ли фигуры во всей красе описывают это время.

Источник: https://vm.ru/news/2013/12/15/5-znakovih-kartin-vasiliya-kandinskogo-227340.html

Музыка сфер — Церковь Успения Богородицы

Все авангардные поиски в живописи XX и тем более XXI века так или иначе восходят к творчеству Василия Кандинского. Он был первым, кто заставил зрителя «перенастроить глаз» и увидеть мир в цвете и геометрической форме. Именно Кандинский открыл и объяснил миру абстрактное искусство.

Кандинскому было уже тридцать, когда он решил серьёзно заняться живописью. Кандидат юридических наук, доцент, адвокат, он в один момент отважился резко изменить жизнь.

Мечта стать художником появилась ещё в детстве, он любил живопись больше всего, но не посмел отказаться от образования, к которому его долго готовили родители. Будучи довольно зрелой личностью, Кандинский отдавал себе отчёт в том, что ученический период должен пройти как можно быстрее.

Справедливости ради надо заметить, что художественным чувством он был одарён с детства. Обожал слушать русские и немецкие сказки, они были источником его художественного воображения.

Тщетно, однако, пытался он выразить внутренние переживания в своих первых живописных работах — сила воображения далеко превосходила его технические возможности. И вот в 1896 году Василий Кандинский отправляется на учёбу в Мюнхен, художественные школы которого пользовались в то время высокой репутацией в России. 

Одним из сильнейших переживаний, которые подтолкнули его к занятию живописью, было путешествие в 1889 году на Север, в Вологодскую губернию, где он должен был собрать свидетельства о местном крестьянском праве.

«…Никогда не изгладятся из памяти большие двухэтажные резные избы с блестящим самоваром в окне. В этих-то необыкновенных избах я и повстречался впервые с тем чудом, которое стало впоследствии одним из элементов моих работ.

Тут я выучился не глядеть на картину со стороны, а самому вращаться в картине, в ней жить. Ярко помню, как я остановился на пороге перед этим неожиданным зрелищем. Стол, лавки, важная и огромная печь, шкафы, поставцы — всё было расписано пёстрыми, размашистыми орнаментами.

По стенам лубки: символически представленный богатырь, сражение, красками переданная песня. Красный угол, весь завешанный писанными и печатными образами, а перед ними красно-теплящаяся лампадка, будто что-то про себя знающая, про себя живущая, таинственно-шепчущая скромная и гордая звезда.

Когда я, наконец, вошёл в горницу, живопись обступила меня, и я вошёл в неё. С тех пор это чувство жило во мне бессознательно, хотя я и переживал его в московских церквах, особенно в Успенском соборе и Василии Блаженном».

Вспоминая вологодские впечатления, Кандинский позднее считал их одним из источников своей художественной мотивации — «заставить зрителя гулять в картине, подтолкнуть его к самозабвенному растворению в изображении».

В студенческие годы будущий художник был частым посетителем московских картинных галерей, которые знакомили его в основном с русской реалистической живописью.

Он подолгу стоял перед полотнами Репина, Левитана, Поленова, а потом, дома, по памяти много раз копировал увиденное.

Но, говоря о своих наиболее сильных сознательных художественных впечатлениях, Кандинский называл три: «Стог сена» Клода Моне, «Лоэнгрина» Вагнера в Большом театре и картины Рембрандта в Эрмитаже.

Импрессионисты научили его не только цветным теням и открытому мазку, но и рациональному, даже научному подходу к созданию картины — то, что станет потом его «коньком». Вот как вспоминает сам художник первую встречу с работой Клода Моне: «Мне казалось, что художник не вправе писать так неясно.

Смутно чувствовалось, что в этой картине нет предмета. С удивлением и смущением замечал я, однако, что картина эта волнует и покоряет, неизгладимо врезывается в память и вдруг неожиданно так и встанет перед глазами до мельчайших подробностей.

Но что мне стало совершенно ясно — это не подозреваемая мною прежде, скрытая от меня дотоле, превзошедшая все мои смелые мечты сила палитры».

Рихард Вагнер, чьи идеи о новом синтетическом мистериальном театре были невероятно популярны и пленили всю Европу в XIX веке, заставил Кандинского задуматься об идее всеобщего единства искусств — живописи, музыки, театра — идеи, реализации которой он добивался всю жизнь.

А эрмитажные шедевры великого голландца открыли будущему художнику, каким образом чисто живописными средствами в картине воплощается время как главная красочная живописная тема. «Рембрандт даёт свойство своим картинам, мною ещё ни у кого не виданное.

Получалось впечатление, что его картины длительны, а это объяснялось необходимостью продолжительно исчерпывать сначала одну часть, а потом другую. Со временем я понял, что это деление присваивает живописи элемент, ей будто бы недоступный — время».

После нескольких лет учёбы Кандинский сам стал преподавать в собственной школе. А ещё, благодаря организаторскому таланту, вместе с несколькими русскими художниками он создал и возглавил общество «Фаланга».

Члены этого товарищества были художниками разных направлений, поэтому, когда однажды Кандинский показал им свою первую абстрактную композицию, картину приняли не все и решили на очередную выставку её не брать.

Тогда Кандинский сложил с себя полномочия главы сообщества и тотчас в 1911 году с одним из немецких коллег Францом Марком создал ещё одно объединение — «Синий всадник».

Художников «Синего всадника» публика сразу окрестила «дикими», а им это название понравилось. В декабре 1911 года в Мюнхене открылась их первая выставка. Реакция публики превзошла все ожидания. Посетители ругались, тыкали пальцами в картины и смеялись, а критики написали о картинах слабоумных художников.

Кандинскому была не в диковинку подобная реакция, однако именно этот скандал имел ещё и националистический оттенок, пресса потребовала закрыть салон иностранца, поскольку он «угрожает Баварской культуре». Особо опасными газеты сочли русских художников, потому что они «пропагандируют анархизм своего писателя Достоевского».

Вот такая неожиданная трактовка родилась в головах баварцев, воспитанных великой немецкой философией.

В Мюнхене Василий Васильевич проводит бесконечные часы в старой пинакотеке, изучая работы великих мастеров. В своей теории абстракции он вовсе не противопоставлял свой путь классической европейской школе, а считал его лишь новым этапом естественного развития.

Сознавая труднодоступность своего искусства, Кандинский с поразительной последовательностью в своих теоретических сочинениях занимался тем, что называл «грамматикой искусства».

Он был уверен, что искусство можно не только расчленить, но что анализ элементов художественного языка может быть шагом к пониманию «внутренней пульсации» произведения.

Его абстрактные полотна на библейские сюжеты сопровождали тексты, как, например, этот фрагмент к Композиции № 6 на тему Потопа: «Грандиозная, объективно совершающаяся катастрофа есть в то же время горячая хвалебная песнь, подобная гимну нового творения, которое следует за катастрофой».

Когда в воздухе носились предвестия войны, Кандинский пишет картину «Всадники Апокалипсиса».

Для этой работы он специально выбирает особую технику — старинное ремесло крестьян Баварии — живопись темперой под стеклом, где рисунок наносят с одной стороны, а смотреть на него надо с другой.

Так он пишет и Георгия Победоносца, и князя Владимира. В это время Кандинский, как будто чувствуя приближение катастрофы, изо всех сил стремится вернуться в Россию.

А в России между тем набирали силу молодые художники-футуристы, их смелые эксперименты в живописи имели невероятный резонанс в обществе. Искания Кандинского в чём-то были им созвучны, и они поспешили, без ведома самого Василия Васильевича, включить и его имя в свой знаменитый манифест «Пощёчина общественному вкусу».

В те месяцы в златоглавой гостил Анри Матисс, который признался, что Москва произвела на него чрезвычайное впечатление: «Ваши соборы прекрасны, величественны, это монументально и стильно. Кремль, иные уголки Москвы, остатки древнего искусства, редкие по своей красоте. Чрезвычайно понравились мне украшения Иверской часовни и древние иконы».

А ещё Матисс обрушился с жёсткой критикой на русских ниспровергателей основ — футуристов. Кандинский, с вниманием и уважением относящийся к поискам юных художников, всё же видел что-то недостойное в популярности, добытой эпатажем.

Господа, новое видение в искусство необходимо, но, позвольте… «Бросить Пушкина, Достоевского и Толстого с корабля современности»… это уже слишком.

Поэтому Кандинский, глубоко почитавший Матисса, сразу откликнулся своей композицией «Москва». Это был ответ и футуристам, которые, вероятно не до конца понимали, что поистине волновало великого абстракциониста.

А ещё он решился привезти выставку «Синего всадника» на родину. Это был не такой уж простой шаг для художника. Он говорил, что пришёл к абстрактному искусству под влиянием русских икон и поэтому пережить провал в России ему было бы особенно больно.

К тому же художник мечтал вернуться на родину после пятнадцати лет жизни в Германии.

У Кандинского была «своя» идеализированная, сказочная Москва. После долгих лет жизни в Европе этот город особо манил его и служил вдохновением для новых полотен. Написать московский пейзаж с юности ему казалось наивысшим счастьем.

Вот только одно поэтическое свидетельство: «Солнце плавит всю Москву в один кусок, звучащий как туба, сильной рукой потрясающий всю душу. Нет, не это красное единство — лучший московский час.

Читайте также:  Описание картины николя пуссена «великодушие сципиона»

Он только последний аккорд симфонии, развивающей в каждом тоне высшую жизнь, заставляющей звучать всю Москву подобно fortissimo огромного оркестра.

Розовые, лиловые, белые, синие, голубые, фисташковые, пламенно-красные дома, церкви — всякая из них как отдельная песнь — бешено-зелёная трава, низко гудящие деревья, или на тысячу ладов поющий снег, или allegretto голых веток и сучьев, красное, жёсткое, непоколебимое, молчаливое кольцо кремлёвской стены, а над нею, всё превышая собою, подобная торжествующему крику забывшего весь мир аллилуйя, белая, длинная, стройно-серьёзная черта Ивана Великого. И на его длинной, в вечной тоске по небу напряжённой, вытянутой шее — золотая глава купола, являющая собою, среди других золотых, серебряных, пёстрых звёзд обступивших её куполов, Солнце Москвы».

Но реальная встреча с Москвой оказалась не столь поэтичной…

Первая мировая война стала большим испытанием для художника. Он возвращается в Россию и становится свидетелем катастрофы, о которой размышляет долгие годы. Свершившаяся революция на какое-то время вселяет надежды.

Кандинский погружается в авангардно-художественную среду «новой» Москвы, его приглашают преподавать, но идеи, высказанные в труде «О духовном в искусстве» раздражают коллег.

Советской художественной школе не нужны поиски иррационального в искусстве.

Эсхатологические ожидания художника как будто становятся явью, когда на глазах взрывают храмы и разрушают тот старый мир, что был ему так дорог. Теперь правит бал в искусстве социалистическая идеология. Кандинский покидает Россию, а его картины на долгие годы убирают из залов музеев.

 

Василий Васильевич опять в Германии, где возглавляет кафедру монументальной живописи в знаменитой только что созданной школе Баухаус.

Это первая в мире школа современного дизайна, где были собраны лучшие художники, архитекторы, скульпторы, которых объединяло новаторство в искусстве, преподаватели и выпускники Баухауса определили облик XX века.

Это была революционная школа дизайна, создавшая, по словам её основателя Вальтера Гропиуса, «новую визуальную науку». Но с приходом в 1933 году к власти нацистов школу Баухаус закрывают как «рассадник коммунизма» и свободомыслия.

Кандинский вынужден бежать из Германии во Францию, после того как нацисты объявили его творчество «дегенеративным». В огромный список художников, скульпторов и музыкантов, к которым был приклеен этот ярлык, нацистами было вписано и имя Василия Кандинского.

До конца своих дней Кандинский прожил в пригороде Парижа, где продолжал рисовать и развивать свою теорию: «Абстрактное искусство создаёт рядом с „реальным“ новый мир, с виду ничего общего не имеющий с „действительностью“.

Внутри он подчиняется общим законам „космического мира“. Так, рядом с „миром природы“ появляется новый „мир искусства“ — очень реальный, конкретный мир.

Поэтому я предпочитаю так называемое „абстрактное искусство“ называть конкретным искусством».

Всем чужой при жизни, Кандинский, «гражданин мира», теперь осознаётся как неотъемлемое достояние нескольких культурных традиций. Похоже, мечта Кандинского сбылась.

Он всю жизнь отдал искусству и до самого конца не усомнился в своём видении мира, где абстракция не была самоцелью, а лишь средством выражения чувства. «Откройте ваши глаза на живопись.

Спросите себя, позволяет ли вам это произведение прогуливаться в новом, прежде вам не известном мире. Если да, то чего вы ещё хотите?».

Источник

Источник: http://klin-demianovo.ru/http:/klin-demianovo.ru/analitika/87600/muzyika-sfer/

Кандинский Василий Васильевич

Художник нового искусства, абстракционист, переживший войны и революции. Большевики называли его живопись «дегенеративной». В труде — «О духовном в искусстве» — Кандинский раскрывает  психологическое воздействие чистого цвета на человека, находит связь между живописью и музыкой. Кандинский мастер «композиций», «импровизаций» и «впечатлений».

Обеспеченная, благополучная семья с ранних лет поддерживала стремления Василия Кандинского к искусству. Однако, в будущем он должен был стать юристом. Юноша блестяще окончил Московский Университет, после чего преподавал.

Судьба Василия Кандинского вновь вернула его к искусству, когда в 1895 году состоялась выставка французских импрессионистов. Василий Кандинский был поражен произведением Моне – «Стога». Оставив Университет, он еден в Мюнхен, обучаться живописи. В те времена Мюнхен считался центром европейского искусства, в 1892 году было организовано модернистское объединение художников – Сецессион.

Два года обучался русских художник у югославского живописца Антона Ашбе, всё более увлекаясь творчеством, а не техникой исполнения. Первые импрессионистские работы отличались особой цветовой гаммой, Кандинский придавал большое значение не форме, колориту картины.

  Вот и позднее, когда Кандинский брал уроки у знаменитого Франца Фон Штука (художник Сецессиона), ему пришлось оставить свою яркую палитру и писать в чёрно-белой гамме, изучая форму.

Эти требования были установлены учителем, считавшим Кандинского хорошим учеником, но обладавшего не удачной способностью яркого колорита.

Кандинский провёл четыре года в Мюнхене, но не осталось никаких работ того времени. Остаётся загадкой, какова их судьба, были ли они уничтожены художником или утеряны.

Закончив учёбу в возрасте 35 лет, Василий Кандинский создаёт своё движение художников-абстракционистов под названием «Фаланга», что сделало его лидером мюнхенского братства художников.

В 1901 году, в Берлине состоялась первая выставка ассоциации, на которой были представлены работы импрессионистов и откровения немецкого «югендстиля». В это время художник встретил молодую художницу Габриэлу Мюнтер, развёлся с женой.

5 лет он путешествовал с Габриэлой по Европе, занимаясь живописью и участвовал в выставках.

В 1908 году Кандинский с Габриэлой вернулись в Мюнхен, случилось так, что они поселились недалеко от студии художника Пауля Клее. Спустя десять лет они вместе работали в «Баухаузе», став единомышленниками.

Габриэла купила дом, они прожили в нём 6 лет. Дом находился в Марнау, недалеко от подножия Баварских Альп. Этот период стал самым продуктивным в жизни художника.

Художник всё больше переходил от конкретного изображения к абстракции.

В 1911 году, вместе с другом художником Францем Марком, Кандинский организовал группу «Синий всадник». Художники смогли организовать только две выставки.

В 1912 году состоялась первая персональная выставка. Зритель не принял картин Кандинского, что повергло его в глубокое уныние.

Началась Мировая война и Кандинский переехал из Германии в Швейцарию. Здесь он начал работу над книгой «Точка и линия». К ноябрю 1914 года он расстаётся с Габриэлой и едет в Москву, почти два года художник не занимался живописью.

В 1916 году Кандинский познакомился с Ниной Андреевской, дочерью русского генерала, спустя год женится на ней. Получив наследство после смерти отца, художник тут же потерял средства на существование, большевики конфисковали всё имущество. Оказавшись за чертой бедности Кандинский впал в отчаяние.

Энтузиазм жены спас Кандинского. Он приступает к работе в Наркомате просвещения, став руководителем секции кино и театра. Затем был приглашён в Московский университет на должность профессора, организовав в это же время Институт художественной культуры.

Благодаря Кандинскому были открыты около 22 художественных галерей в России. Но, к сожалению, все усилия Кандинского найти себя в своей стране не увенчались успехом, абстракционизм был объявлен «упаднечиским», а Кандинского называли «приспешником буржуазии».

И в 1921 году, получив предложение на место преподавателя в «Баухаузе», в Веймаре, Кандинский покидает страну.

Сложная была судьба «Баухауза». В 1924 году по политическим соображениям школа подверглась нападкам, и её пришлось перевести в Дессау, там она просуществовала до 1932 года. Под давлением местных нацистов школу перевели в Берлин. В апреле 1833 года она окончательно была закрыта. Кандинский с женой покидает Германию из соображений безопасности, они поселяются в пригороде Парижа.

Много критики Василий Кандинский слышал в свой адрес, галереи не брали работ художника. Но, несмотря на всё, художник работал до конца жизни, оставаясь преданным творчеству.

Известные произведения Василия Васильевича Кандинского

Картина «Импровизация 21А» написана русским художником в 1911 году, находится в Государственной  галерее Ленбаххауз, в Мюнхене. Картина была написана в период утверждения Кандинского — абстракциониста. По сути это реакция художника на окружающий его мир, основанная на впечатлениях и интуиции.

С первого взгляда, кажется, что картина абсолютно  отвлечена от реальных предметов, но если всмотреться, начинают вырисовываться изображения. Например, в центре видна гора. Яркие цветовые пятна очерчиваются чёрным контуром – характерная черта живописи Кандинского во всём последующем творчестве. Ещё одно конкретное изображение – стилизованная фигура человека в неестественном расположении.

Картина «В сером» выполнена в 1919 году, находится в Национальном музее современного искусства, в Центре им. Ж. Помпиду, в Париже. Её можно причислить к картинам «русского периода» (1915-21).

Эта картина ознаменовала завершение периода изучения взаимодействия форм Кандинским. Художник замыслил «композицию», состоящею из изображений  – гор, фигур людей, лодок.

По завершению работы картина превратилась в абстракцию с более мягким колоритом по сравнению с предыдущими работами.

В картине строгие геометрические фигуры заменяются биоморфными формами, характерно для живописи художника в парижские годы. Колорит звучит в приглушённых серых, коричневых и голубых тенях. Композиция сменяется хаосом.

Картина «Вибрация» выполнена в 1925 году, находится в Галерее Тейт, в Лондоне.   На картине изображены геометрические фигуры, о которых художник пишет в «Точке и линии».

Контакт между острым треугольником и кругом производит не меньшей эффект, чем палец Бога  протянутый Адаму на картине Микеланджело.

В. Кандинский

Самый яркий предмет – шахматная доска. Сложная структура достигнута единством формы и цвета. Сама картина выполнена в приглушённых тонах. Напряжение передается путём сопоставления форм и цвета. Доминируют круги, как неисчерпаемые скрытые возможности (Кандинский).

Картина «Вверх» написана в 1929 году, из собрания Пегги Гуггенхейм, в Венеции. В «Баухаузовский» период художник в основном писал картины, состоящие из геометрических фигур.

«Вверх» — это изображение человека, сложившееся из геометрических фигур. Здесь видно влияние живописи Пауля Клее. Прослеживается теория «Точки и линии на плоскости».

Когда Кандинский изображал фон, он стремился вырваться из тесных рамок, в которые сам загнал себя в «Баухаузе». Что удалось ему позднее в Париже.

Шедевр Кандинского В.В. – картина «Деталь для Композиции IV»

Картина исполнена в 1910 году, находится в Галерее Тейт, в Лондоне. Второе название – «Казаки». Сам художник говорил, что сюжет этой картины был взят им из событий революции 1905 года, когда казаки скакали по улицам Москвы.

Перед зрителем два сражающихся казака, под ними – радуга, образующая дорогу, ведущая к дворцу на голубом холме. Справа – ещё трое казаков. У двоих из них пики. Элементы картины трудно распознаваемы, что заставляет зрителя долго пристально смотреть на изображения, постепенно погружаясь в сюжет.

Абстракция предполагает отвлечение от реальных форм и творческое выражение в геометрических элементах.

Источник: http://rus-artist.ru/kandinskij-vv.html

Ссылка на основную публикацию