Описание картины юлия клевера «лес»

Ю.Ю.Клевер. Особенности живописного почерка по материалам исследований отдела научной экспертизы ГТГ

Имя художника Юлия Юльевича Клевера незаслуженно забыто как тема для научного исследования. Специалисты предпочитают заниматься «художниками первого ряда», считая Ю.Ю.Клевера второстепенным пейзажистом.

Нет также юбилейных выставок, «посвященных N-летию художника». В нынешнем справочном издании он «живописец, пейзажист салонно-академического толка… Художественные принципы противоположны передвижникам.

Составлял конкуренцию последним и был популярным среди современников». 

В прессе конца прошлого столетия шли дискуссии по поводу его таланта и постоянного перепевания собственных сюжетов, особенно привлекающих публику. Но его картины имели успех не только у любителей, но и у известных ценителей искусства.

Павел Михайлович Третьяков, отличающийся по признанию многих особым даром видеть шедевры, в 1880 и 1882 гг. приобрел у Клевера этюд «Еловый лес», воспоминание о поездке художника на остров Нарген (в 25 верстах от Ревеля), «Девственный лес» и «Мелколесье».

Это были типично клеверовские пейзажи.

Картины художника ныне не только имеются во многих музейных собраниях, но и пополняют частные коллекции как России, так Европы. На сегодняшний день произведения Ю.Ю.Клевера появляются на художественном рынке и пользуются неизменным спросом, как это было и много лет назад.

Все ли они принадлежат его кисти, можно ли, глядя на каждую из них, судить о творчестве художника в целом, где лежит та грань, которая отделяет произведение мастера от творений в его стиле, – все эти вопросы сейчас весьма актуальны. Задача данной работы – обозначить особенности живописного почерка Ю.Ю.

Клевера, являющиеся отличительными и помогающие подтвердить или исключить его авторство.

Композиционная четкость, ясность и простота; пространство не раскинувшееся, но собранное на плоскости холста; тонкое чувство света и цвета, умение перенести на холст световоздушную перспективу, отсутствие дотошности в проработке мелких деталей при всем внимании к натуре – вот характерные для живописи Клевера признаки.

В борьбе со злыми критиками и завоевании сердец почитателей художнику помогал неизменный талант и хорошая живописная подготовка. В тридцать лет художник добился всего, о чем только можно мечтать: он академик, известен и популярен. Он уже выработал свой неповторимый стиль, свою технику, свою фактуру.

С легкостью, присущей талантливой кисти, давались ему зачаровывающие зимние закаты и ночи.

В 1882-1883 годах художник выставлял картины на ставшие надоедать не публике, но критике излюбленные им лесные сюжеты. Художественный рынок наводнен картинами Клевера. Недоброжелатели стали обвинять художника в конъюнктурности. В результате травли художник впал в депрессию.

Клевер пытается несколько сменить амплуа и пишет ряд картин с элементами фантастики. Первая на выставке появляется «Красная Шапочка в лесу» (по некоторым сведениям фигура девочки написана А.Н.Новоскольцевым), которую А.

Сомов весьма высоко оценил, заметив, что «фигура Красной шапочки написана очень добросовестно, даже, можно сказать, переписана, так как выступает из полотна более, чем следовало бы».

Еще одной попыткой воспроизвести на полотне не только пейзаж, но и некое сюжетно-смысловое содержание была картина «Лесной царь» (1887); в ряду картин на сказочные сюжеты – «Лес призраков» (1886). Очевидец творческого процесса отмечает, что Клевер использовал при написании картины сделанные им фотографии.

Художник продолжает искать вдохновения у природы. Следует признать, что в творчестве Ю.Клевера есть работы, подходящие под это определение «пейзаж – портрет с природы». Так он создает картины, пленэрные работы. Из поездок по России и Европе он выносит массу впечатлений и натурных этюдов.

Кроме того, делает фотографии заинтересовавших его природных красот и пользуется ими уже при работе в мастерской. Такой принцип работы придает его картинам натурализм, лес на пейзажах приобретает легко узнаваемые черты, ведь это не выдуманные художником сюжеты, как раньше, а реально существующие уголки природы.

И художественные критики не оставляют эти перемены в творчестве Клевера незамеченными. А.

Сомов упоминает о существовании еще одной картины, которая «по исключительности своего сюжета не подходит под обычные условия пейзажа, и достоинство ее состоит в правдоподобной передаче трудноуловимых эффектов иллюминационных огней, которые превращают природу в какую-то фантасмагорию, мало привычную для глаза и потому не действующую на наше чувство так глубоко, как близко знакомые нам эффекты натуры». Это картина «Иллюминация Московского Кремля в день священного коронования Их Императорских Величеств». Он пишет об эскизе картины: «Справедливость требует сказать, что удачным исполнением этого эскиза г. Клевер отчасти обязан своему другу, молодому живописцу О.Гофману, которому принадлежат в «Кремлевской иллюминации» фигуры и экипажи первого плана».

Итак, по свидетельству современников, Клевер пользовался помощью других художников в написании фигур людей, лошадей первого плана.

Но этим он не ограничивался и сам признавался, что одно время даже брал художников «со стороны», чтобы те писали подмалевки для его картин, дабы ускорить процесс написания и увеличить количество продаж. «Клевер кое-как проходил эти подмалевки, сдавал их заказчикам. Ему работали Писемский, Ризниченко и пр.».

Эта практика была полностью изжита Клевером в 1900-х годах: «Теперь я на пистолетный выстрел не подпускаю никого к своим картинам». Круг художников, работавших в мастерской Клевера, точно не определен, кроме двух выше упомянутых фамилий, можно назвать еще Н.

Оболенского, писавшего пейзажи в стиле Клевера, другие же остаются неизвестными. Кроме того, Ю.Ю.Клевер имел учеников, среди которых были его брат Константин (впоследствии – Клевер-Московский), сыновья Юлий и Оскар и дочь Мария. На одной из работ Ю.Ю.

Клевера есть дарственная надпись: «На память дарю Мише Янкову как любимому моему ученику», по справочной литературе удалось обнаружить только одного М.Д.Янкова (1887 – не ранее 1951), работавшего в жанре натюрморта и пейзажа. Известно, что А.А.Гирв также учился у Клевера старшего.

Выявленные с помощью технико-технологических исследований особенности живописного почерка художника позволяют определить, действительно ли принадлежит картина, подписанная «Юлій Клеверъ», кисти этого художника.

Прежде всего, следует отметить, что живописный почерк Клевера, его индивидуальные приемы, выработанные в начале творческого пути и имевшие успех и широкое признание зрителей, были закреплены на протяжении всего творческого пути и практически не претерпевали изменений.

В данном случае можно провести аналогию с самым известным маринистом – Айвазовским, который не изменял раз и навсегда установленным для себя правилам.

Однако нельзя полагать, что художник закостенел в изображении лесных закатных пейзажей, одинаковых в колорите и близких по композиции, что ему был абсолютно чужд творческий поиск.

Почерк художника прочитывается как в типичных для его художественной деятельности лесных пейзажах, так и в морских, как в работах небольшого формата, так и в масштабных полотнах; как в постановочных произведениях, так и в натурных работах.

Как правило, Ю.Ю.Клевер использует в качестве основы для своих призведений холсты. Наиболее любимы художником редкие холсты полотняного плетения (1х1). На таких холстах написано подавляющее большинство его пейзажей. Встречаются также плотные, мелкозернистые холсты.

Фабричный однослойный грунт белого или белого с оттенком слоновой кости встречается наиболее часто. В редких случаях – работы пленэрного типа написаны на картоне.

Мне посчастливилось увидеть пейзаж с изображением берега пруда, заросшего осокой и кувшинками, исполненный на глади зеркала, и маленький натюрморт – на деревянной палитре; и то и другое было написано по основе без грунта.

Ю.Ю.Клевер, как типичный представитель академической школы живописи, достаточно внимания уделяет рисунку, который выстраивает композицию картины.

Им намечаются не только основные формы и объемы, перспектива, но и такие довольно мелкие детали как, например, домики вдали, ветви деревьев и стволы леса дальнего плана.

Рисунок, несмотря на его подробность, на картинах Клевера увидеть весьма трудно, так как он скрыт под слоями подмалевка и последующей живописи.

Художнику уже на первых этапах работы над картиной нет необходимости оставлять рисунок видимым глазу, так как основные детали решены в цвете и разграничены в полупрозрачном подмалевке. Также затрудняет прочтение рисунка то, что он выполняется обачно сыпучим материалом (типа угля) и частично «размывается» при первичных касаниях кисти с краской.

Подмалевок в картинах Клевера играет очень важную роль, выполненный впритирку и не скрывающий характер холста или грунта, он очень тонок и на участках потертостей красочного слоя по узлам холста практически не виден.

Он разрабатывается тонально и в цвете, активно включается в колорит картины, почти не перекрывается повторными прописками на довольно обширных участках изображения воды, крон деревьев второго плана, гуще леса. Как правило, близок по колориту красочному слою, цвет его всегда зависит от выбора изобразительного мотива.

Например, «классические» клеверовские лесные пейзажи построены по общей схеме подмалевка: повторяется его зелено-оливковый тон на участках переднего плана и зеленой массы крон деревьев, коричнево-оливковый на изображении воды, горячий коричнево-вишневый под живописью избушек и земляных откосов, оранжево-розовый вокруг изображения заходящего солнца. Однако в живописном наследии художника встречаются нетипичные для привычного взгляда произведения, как по выбору мотива, так и по колористическому решению. Это морские пейзажи, где художника привлекает, как и в прочих работах, впечатление от стихии моря, эффект светила, не поглощенного бурей и освещающего вздыбленные гребни волн. Клевер сохраняет и в маринах свое пристрастие к типичным оттенкам подмалевков, используемых при изображении лесных пейзажей.

Обращает на себя внимание тональное богатство паст при их простых замесах со стандартным набором пигментных включений: красочные пасты имеют набор черных, вишневых, оранжевых, белых и коричневых включений в различных вариациях (салатовый: черные, красновато-оранжевые, вишневые; рыжий: черные, оранжевые малочисленные; серый: мелкие черные; сиреневый: черные, вишневые, красно-оранжевые крупные; серо-розовый: много вишневых, черные, белые). Замесы красок просты, перетир тонкий. Характерные для Клевера красочные смеси: коричневато-желтая с голубой; серая с синей: желтая с зеленой; оранжевая, приглушенная голубая с серой; розовая с голубой в разбеле.

Художник берет кисти как мягкие, так и жесткие малого и среднего размера; даже на больших полотнах он остается верен небольшим кистям.

В живописи тонких веточек, травинок переднего плана используются тонкие кисти с большим количеством вязкой красочной массы, наносимой на просохший нижележащий слой без нажима, в результате чего образуются своеобразные прерывистые протяжки.

При изображении листвы тонких деревьев и кустов переднего плана используется прием коротких мазков торцом кисти небольшого размера, так, что сквозь листву видна трава.

Читайте также:  Описание картины василия григорьевича перова «тройка»

Фактура живописных произведений Ю.Клевера открыта для прочтения и необыкновенно разнообразна. Она варьируется от тонкой.

Почти лессировочной живописи, написанной мягкой кистью жидкой пастой с большим количеством разбавителя на участках безоблачного неба, поверхности воды, откосах земли, листвы молодых деревьев дальнего плана до плотных слоев с отчетливо читаемыми следами жесткой щетинной кисти в густой красочной пасте.

Живопись тонкослойна на темных участках и наиболее фактурна в светах, особенно выделяются по нагруженности красочной пастой диски солнца или луны и прилежащие к ним облака, световые рефлексы на воде и стволах деревьев.

Особое внимание художник уделяет фактуропостроению предметов первого плана. Стволы переднего плана с разнообразной фактурной разработкой.

Кроме богатой красочной палитры в написании коры деревьев присутствует все мастерство художника, все фантазия и изобретательность в изображении живописными средствами строения коры стволов вековых исполинов: здесь на тонкий подмалевок, рядом с мягкими прописками тени, кисть кладет плотные короткие мазки близких по тону, разных по цвету красок поперек стволов. Освещенная часть ствола имеет наиболее выраженную фактуру, в том числе, протяжки на световых бликах по краю стволов. Свойственный художнику прием процарапывания черенком кисти по сырому красочному слою хорошо также отображается на рентгеновских снимках. Например, в морских пейзажах на изображении морских волн, в лесных – на стволах деревьев.

Рентгенограммы позволяют разобраться в построении художником живописи картины, увидеть авторские изменения в композиции, наличие повторно использованного холста.

Анализ рентгенограмм позволяет выявить ряд авторских приемов, определенный набор которых является неизменным, что можно проследить на рентгеновских снимках произведений, относящихся к разным периодам творчества художника.

Рентгенограммы картин Клевера обладают хорошей читаемостью, почти лишены тональных градаций, выглядят наполненными, хорошо прослеживаются детали, благодаря чему можно судить об индивидуальности почерка художника.

Изображение неба строится характерными легкими протяженными мазками и с сильным нажимом кисти, наполненной краской, с изгибом – в облаках.

Вода – намечены лишь световые акценты, стволы – пастозные поперечные мазки, моделирующие форму в сочетании с ярко выраженными световыми бликами (результат большого включения белил). Солнце или луна, как правило, выполнены наиболее корпусно.

Но весьма любопытная деталь: характер кракелюра на их изображении почти всегда одинаков: крупный, хорошо читаемый. Важный момент – выраженная граница касания предметов: стволов и пространства, неба и крон деревьев, неба и светила.

Очень характерные особенности почерка Клевера – наличие темных контуров стволов больших деревьев первого плана, отделяющих изображение дерева от изображения фона и группы корпусных, тонких прерывающихся мазков – блика света вдоль ствола.

Фигуры людей на рентгенограммах Клевера прослеживаются нечетко, так как они бывают написаны жидко поверх законченного пейзажа, возможно заметить только наиболее нагруженные мазки с большим содержанием белил.

Рентгенограммы дают возможность проследить многослойное письмо, которым пользуется художник.

Хорошо видна разница в плотности подмалевка и завершающих нагруженных белилами мазков в светах предметов, в их светотеневом наполнении.

Например, мазочки с равномерным распределением краски по поверхности, с характерными протяжками типичны для среднего слоя картины, который лежит на подмалевке и под верхними корпусными мазками.

Особенности рентгеновского изображения картин Клевера весьма наглядны и легко воспринимаются даже неподготовленным глазом, поэтому зачастую нет смысла в детализированном анализе рентгенограмм при определении авторства.

Как правило, все картины Клевера имеют подпись, на большинстве произведений проставлены даты. Художник, как и Айвазовский, не мог выпустить из мастерской ни одной неподписанной им вещи. Этюдные работы могут иметь автограф художника на обороте основы.

Подписи выполняются художником каллиграфическим почерком кириллицей (или латиницей в период его зарубежного творчества) в нижних углах холста. Написание даты возможно как рядом с подписью, под ней или в другом углу картины.

Встречаются написанные кистью или прочерченные черенком кисти по слою не успевшей затвердеть краски и даже вмятые в живопись жесткой кистью с минимумом контрастной краски.

Как мы видим, однообразия как такового, в котором пытались упрекать Ю.Ю.Клевера, в его живописи не существует. Он пишет десятки картин, находит множество мотивов для пейзажных композиций. Творческие пристрастия Ю.Ю.

Клевера не замыкаются на изображении только закатных видов, круг его сюжетов был довольно разнообразен: от пейзажей до натюрмортов и даже портретов. При всей материальности и реалистичности пейзажи имеют налет фантазийности, заключающийся в особенном умении автора выявить роль освещения.

При всем разнообразии, они несут на себе отпечаток индивидуального почерка мастера, его манеры и стиля.

Очень хочется вспомнить об этом художнике именно сейчас, когда возрождается интерес к пейзажной живописи, когда всякий мечтает украсить свой дом пейзажем – старинным или современным – по своему вкусу.

Так как по известной аксиоме спрос рождает предложение, картины Клевера вновь стали востребованными, на антикварном рынке появляются полотна, которые претендуют на имя художника. Во многих музеях также присутствуют полотна, подписанные его именем.

Клевер был признанным и популярным, очень плодовитым мастером, имел необыкновенно много откровенных подражателей и тайных копиистов. Поэтому среди картин с подписью «Ю.

Клеверъ» могут встречаться и самостоятельные работы, написанные «в духе Клевера» его современниками, учениками, по впоследствии получившие его подпись; и вполне вероятные – как результат популярности – копии с его многочисленных произведений, подделки того времени и современные фальсификации, исполненные с различным уровнем мастерства. В связи с этим необходимо будет разграничить все вышеперечисленное и подлинные картины Клевера, что осложняется задачей разобраться в творчестве самого художника, из-под кисти которого выходили как произведения высокого художественного значения, так и работы, рассчитанные на массового покупателя.

И.В.Рустамова
Государственная Третьяковская галерея, Москва

Источник: http://art-lab.com.ua/index.php/ru/2010-04-13-10-48-45/471-2013-12-13-09-07-59

Юлий Клевер – любимый художник царской семьи

ЮЛИЙ Юльевич Клевер родился в 1850 г. в Дерпте (современный г. Тарту, Эстония), в семье профессора химии. Окончив в 1866 г. Дерптскую гимназию, он поступил в Петербургскую Академию художеств на живописный факультет к профессору СП. Воробьеву.

В эти годы в Царском Селе на углу Нижнего (сейчас Софийского) бульвара и Московского переулка против Московских ворот проживал генерал в отставке Карл Васильевич Ферро, заведующий дворцовой аптекой. В доме, который сохранился и сейчас, Клевер встретился с одной из дочерей Феро, ставшей его женой.

Генерал был большим театралом и поклонником искусства. В доме Феро часто бывала молодежь, пользовавшаяся любовью гостеприимного хозяина.

Сюда заходили студенты Академии, приезжавшие с юным Клевером на этюды: Руфик Судковский, Дмитриев-Кавказский, Васильев—Кищенко, Литовченко. К этому периоду относятся этюды Клевера «Из Дерпта», «Из Царского Села», за которые в 1870 г.

художник получил малую и большую серебряные медали. С нашим городом связан пейзаж 1872 г. «Зимний вид в окрестностях Царского Села».

В 1874 году Ю.Ю. Клевер оказался одним из членов-учредителей Общества выставок художественных произведений в Петербурге и был его членом до 1885 года. Молодой художник вел большую общественную работу. К этому времени уже сформировались его эстетические принципы, которые были противоположны передвижникам. В этом плане Ю.Ю. Клевер составлял передвижникам острую конкуренцию.

Ю. Ю. Клевер (старший). Зимний пейзаж с рекой.

В том же 1874 году 24-летний Ю.Ю. Клевер удивил весь художественный Петербург совершенно неожиданным образом: он организовал персональную выставку, которая прошла на стендах Петербургского Общества поощрения художеств. Это было необычным делом, на которое решались лишь немногие известные живописцы, такие как И.К. Айвазовский и В.В. Верещагин. Выставка Ю.Ю. Клевера прошла чрезвычайно успешно.

После нее успех следовал за успехом. В 1875 году художник получил премию Общества поощрения художеств за картину “Запущенный парк”, в 1876-м премию получила его картина “Первый снег на вспаханном поле”. И уже в том же 1876 году Клевер на своей второй персональной выставке (!) показал сорок работ – десять картин и тридцать этюдов.

Все были восхищены работоспособностью, упорством и талантом живописца Клевера. О нем говорили в салонах, частных картинных галереях. Картину «Березовый лес» приобрел Александр II. Это было очередной ступенью вверх для художника – покупка картины царем мгновенно решила его судьбу. Ю.Ю. Клеверу, даже не окончившему академического курса, тотчас же присвоили звание классного художника первой степени.

Это звание Академия давала своим наиболее примерным воспитанникам.

Юлий Клевер

Еще через два года, в 1878 году за картину “Вид запущенного парка в Мариенбурге” («Старый парк») Ю.Ю. Клеверу было присвоено звание академика. Позже эту картину отправили на Международную выставку в Париж. Картина эта настолько полюбилась зрителям, что Клевер считал ее особой, счастливой, и под названием “Парк в Мариенбурге” повторял несколько раз.

Ю. Ю. Клевер (старший).

В 1876 г. Клевер получает диплом художника первой степени, а в 1878 г. удостоен звания академика за картину «Лес» (собственность Академии художеств). В 1881 г. получает звание профессора.

Клевер писал очень быстро, своеобразными широкими мазками и очень продуктивно. В своих ярких и красочных пейзажах любил эффекты освещения. Много выставлялся.

Лучшие картины в Третьяковской галерее — «Девственный лес», в Русском музее — «Зима». Участник всемирных выставок в Вене, Париже, Берлине, Москве. В 1885 г.

был устроителем русского художественного отдела на международной выставке в Антверпене. Затем были выставки в Одессе, Харькове, Екатеринбурге, Риге, Киеве, Казани.

В эти годы Ю.Ю. Клевер написал множество картин. Мотивы для них он брал в основном из природы своей родины, Прибалтийского края, воспроизводя, главным образом, либо пейзажи пасмурной и дождливой осени, либо эффекты ярких солнечных закатов и восходов зимой. Лучшими картинами Ю.

Клевера этих лет можно считать “Лес осенью” (ГТГ, Москва), “Зима” (ГРМ, Петербург), “Дорога над болотом”, “Деревня на острове Нарген”, “Листья пожелтелые”, “Красная Шапочка в лесу”, “Болото”, “На корнях”.

Пейзажи Клевера знала и любила вся Россия, они пользовались огромной известностью, а репродукции его работ тысячами раскупались в разных уголках страны.

А в Петербурге художника ждали и профессионалы, и любители, и знатоки. Новые работы Юлия Юльевича произвели ошеломляющее впечатление: его картины ходили смотреть, их обсуждали, покупали. Затем последовало еще одно приятное событие: картину “Лес на острове Нарген” (“Девственный лес”) в 1880 году приобрел для своей галереи Павел Михайлович Третьяков.

Около картины “Дом эстонского рыбака” постоянно толпились зрители: она выделялась среди других экспонатов в Обществе выставок художественных произведений. Картину “Остров Нарген” приобрел великий князь Алексей Александрович. Она пришлась ему по душе, потому что великий князь был связан с Балтикой как моряк.

Не отстал от брата и Александр III: он купил картину “Лес зимой”.

Читайте также:  Описание картины аполлинария васнецова «родина»

Ю. Ю. Клевер (старший).

По натуре жизнерадостный, подвижный, беспечный и очень добрый человек. Известный в свое время ученик Академии Самохин вспоминает, как ему помог Клевер «Я был тогда учеником Академии. В моей скромной комнате было много этюдов, а в моем кармане очень мало денег. Короче, я нуждался, и сильно.

В один, особенно чер¬ный для меня день — стук в дверь, и на пороге появляется фигура Клевера в шубе. Я не был знаком с ним, но, конечно, знал его в лицо, как популярного, озаренного славой художника. Поздоровавшись, он тотчас же приступил к делу. — Я слышал о Ваших батальных этюдах.

Покажите мне их, пожалуйста! Я развернул перед ним целую груду. Он отобрал этюдов пятнадцать. — Сколько Вы за них желаете? Я растерялся. Хоро¬шо, если бы отсыпал рублей пятьдесят, думаю я. Когда я очнулся, передо мной была груда денег из трех— и пятирублевок. Я пересчитал деньги, на столе было 783 рубля».

Так же точно известный советский художник Чарушин вспоминает, что Клевер очень многим помог его отцу.

К началу 1880-х годов Клевер вполне сложился как художник с оригинальной творческой манерой. Вершиной взлета для Юлия Юльевича оказался 1880 год, когда он по эскизам с острова Нарген написал картину “Лесная глушь”. За эту работу Юлий Клевер получил в 1881 году звание профессора пейзажной живописи и кафедру в Академии художеств.

В тридцать один год художник достиг всего, что в ту эпоху было возможно для пейзажиста. Отныне для состоятельных людей считалось дурным тоном не иметь в своей коллекции картин Клевера. Теперь дверь в его мастерскую не закрывалась: шли заказчики, друзья, студенты Академии.

За его работы платили огромные деньги, а по популярности он соперничал с Иваном Шишкиным.

Ю. Ю. Клевер (старший).
Ю. Ю. Клевер (старший).

Достигшая апогея популярность Ю.Ю. Клевера сыграла с ним злую шутку и вынудила художника выработать особую методику.

Не справляясь с наплывом заказов, создавая иногда по картине в день, Клевер часто лишь наскоро проходил кистью по подмалёвкам, выполненным его помощниками. Так появлялись многочисленные «клеверки», они же работы «Клевер и мастерская».

Круг художников, работавших в его мастерской, исследователями творчества Ю.Ю. Клевера до сих пор полностью не установлен. Кто и что написал – остается неизвестным. Самым известным соавтором Ю.Ю. Клевера, оставившим свое имя в истории искусств, был Николай Оболенский.

Ему удалось при общем “клеверовском” стиле внести и свои собственные наработки. При внимательном сравнении эксперты обнаружили некие отличия в композиции пейзажей Оболенского.

Юлий Клевер был широкой натурой. Он очень много зарабатывал, однако постоянно нуждался, легко тратил деньги и без счета раздавал их многочисленным приятелям, а то и незнакомым людям. Современники считали художника простым и бескорыстным человеком. Он ни в чем себя не ограничивал, а если деньги заканчивались, то пополнял кошелек продажей своих произведений.

Умер Юлий Юльевич в 1924 году, похоронен на Смоленском кладбище.» .

Ю. Ю. Клевер (старший).

Ю.Ю. Клевер стал основателем целой династии живописцев: Из четырех детей Юлия Юльевича трое стали художниками, несмотря на то, что отец был против того, чтобы дети пошли по его стопам. Он считал, что дети известных мастеров бывают малоодаренными. Поэтому они рисовали тайком от отца, и и это способствовало неудержимому влечению к рисованию.

Только увидев работу с натуры старшего сына Юлия, он сказал: «Его я беру к себе в ученики». Хотя дети (Мария, Юлий и Оскар) были вольнослушателями Академии, систематического художественного образования они не получили. Вся школа состояла в изучении природы во время поездок с отцом в Финляндию и Белоруссию и в этюдах.

Оскар Юльевич с переменным успехом сдавал экстерном при реальном училище в Царском Селе, но аттестата зрелости так и не получил.

Ю. Ю. Клевер (старший). Зимний пейзаж на закате.
Ю. Ю. Клевер (старший). Избушка на закате.
Ю. Ю. Клевер (старший).
Ю. Ю. Клевер (старший).
Ю. Ю. Клевер (старший). Закат над болотами.
Ю. Ю. Клевер (старший).
Ю. Ю. Клевер (старший). Зима.
Ю. Ю. Клевер (старший).
Ю. Ю. Клевер (старший). Зимний речной пейзаж.
Ю. Ю. Клевер (старший). Зимние сумерки.

Понравился наш сайт? Присоединяйтесь или подпишитесь (на почту будут приходить уведомления о новых темах) на наш канал в МирТесен!

Источник: https://zagopod.com/blog/43343581187/next

Клевер Юлий Юльевич (1850-1924)

 После персональной выставки свершилось: успех следовал за успехом. В 1875 году упорный художник получил премию Общества поощрения художеств за картину “Запущенный парк”, в 1876-м – за картину “Первый снег на вспаханном поле”. Лиха беда начало, в том же 1876 году Клевер на второй своей персональной выставке (!) показал десять картин и тридцать этюдов.

Петербург поражался его работоспособности и таланту, о Клевере говорили в салонах, частных картинных галереях. Картину “Березовый лес” пожелал приобрести Александр III, и это стало не только очередной победой: покупка картины царем мгновенно решила официальную судьбу Клевера.

Ему, не кончившему академического курса, тотчас же присвоили звание классного художника первой степени. Это звание Академия давала своим наиболее примерным воспитанникам.Оставался один шаг до звания академика. И в 1878 году Юлий Юльевич стал академиком за картину “Старый парк”, отправленную затем на Международную выставку в Париж.

Картина эта настолько полюбилась зрителям, что Клевер считал ее особой, счастливой, и под названием “Парк в Мариенбурге” повторял несколько раз. 

В поисках новых сюжетов Клевер в 1879 году со своим приятелем Василием Васильевичем Самойловым уехал на остров Нарген, виды которого были неведомы русской художественной публике. На Наргене они прожили почти целое лето. Рисовал в свой альбом Самойлов, делал – один за другим – этюды Клевер.

Середина ХIХ века стала тем самым временем, когда многие русские живописцы, словно сговорившись, стремились передать все многообразие ландшафтов своей обширной страны.

Художники работали не только в окрестностях Петербурга и Москвы, они начали уезжать на Урал, в Крым, на Кавказ.

Они открывали зрителям загадочный Русский Север, хотели утвердить историческую значимость его неподражаемой природы.

Знаменитый артист оказался прав: Петербург не забыл Клевера. Художника ждали и профессионалы, и любители, и знатоки. Новые работы Юлия Юльевича произвели ошеломляющее впечатление: его работы ходили смотреть, их обсуждали, покупали.

Далее последовало еще одно событие, еще одна победа: “Лес на острове Нарген” (“Девственный лес”) приобрел “московский Медичи” – Павел Михайлович Третьяков.

А поездка Юлия Клевера на остров Нарген продолжала давать свои “плоды”. Около картины “Дом эстонского рыбака” постоянно толпились зрители: она выделялась среди других экспонатов в Обществе выставок художественных произведений.

Картину “Остров Нарген” приобрел великий князь Алексей Александрович. Она пришлась ему по душе, потому что великий князь был связан с Балтикой как моряк. Не отстал от брата и Александр III: он купил клеверовский “Лес зимой”.

Золотой дождь успеха и славы щедро проливался на Юлия Клевера: Академия художеств, видя, как ценит произведения молодого художника первое семейство России, присвоила Клеверу звание профессора за картину “Лесная глушь” (1880, Русский музей) и предоставила ему в своем здании квартиру и мастерскую. Именно те, которые в течение шестидесяти лет занимали знаменитые педагоги живописи М.Н. и С.М. Воробьевы.

В это новое жилище Юлий Клевер приехал не один, а с молодой женой.
В тридцать один год художник достиг всего, что в ту эпоху было возможно для пейзажиста. Отныне для состоятельных людей считалось дурным тоном не иметь картин Клевера. Дверь в его мастерскую не закрывалась: шли заказчики, друзья, студенты Академии.

К началу 1880-х годов Клевер вполне сложился как художник с оригинальным творческим лицом. Вершиной взлета для Юлия Юльевича оказался 1880 год, когда он по материалам поездки на остров Нарген написал картину “Лесная глушь”. За “Лесную глушь” Юлий Клевер получил звание профессора и кафедру в Академии художеств.

Клевер не стремился к точности изображения и свободно жертвовал ею ради выразительности картины в целом. Он охотно писал осень и зиму с их суровыми и резкими декоративными эффектами. В отличие от пейзажистов своей эпохи (кроме А.И.

Куинджи), он ценил выразительность подчеркнутого пятна, силуэта, контура: они часто играли большую роль в его картинах. Современники Клевера, его почитатели, утверждали, что художник пишет ново, смело, самобытно, а произведения его заставляют сильнее любить север отечества.

Шумным успехом пользовались картины Юлия Клевера “Красная Шапочка” (1887), “Лес призраков” (1886) и “Лесной царь” (1887). Это были фантазии художника, его “сочинения на вольную тему”.

В советское время художник продолжал свою педагогическую деятельность в Академии художеств, а затем в Ленинградском высшем художественно-промышленном училище имени В.М. Мухиной. Там он заведовал кафедрой монументальной живописи. Стал заслуженным деятелем искусств РСФСР…

Шли последние годы жизни Юлия Юльевича Клевера. В Петрограде царили беспорядки, голод, разруха. Но они не мешали молодым художникам стремиться за советом и знаниями к старым мастерам.

Юлий Клевер был широкой натурой. Много зарабатывая, он постоянно нуждался, легко тратил деньги и без счета раздавал их многочисленным приятелям, а то и незнакомым людям. Современники считали художника простым и бескорыстным человеком.

Признание публики, награды и титулы сделали Клевера состоятельным человеком. Художник ни в чем себя не ограничивал, а если деньги заканчивались, то пополнял кошелек продажей своих произведений. Когда в этот период творчества Клевер брался за кисть, то, как говорили его современники и друзья, писал быстро и хлестко. В таком темпе Клевер мог писать по картине в день.

А в 1890-х годах произошел драматический поворот в жизни Юлия Юльевича Клевера. Он косвенным образом был связан с карточной игрой и деньгами.

Правда, пострадал другой человек, но Клевера привлекли как свидетеля к громкому делу о финансовом злоупотреблении его знакомого, бывшего конференц-секретаря Академии художеств П.Ф.Исеева.

Читайте также:  Описание картины жака луи давида «антиох и стратоника»

Как говорили, тот потерпел безвинно – ответил за растраты, произведенные самим президентом Академии, великим князем Владимиром Александровичем.

Для Клевера участие в судебном процессе стало серьезнейшим ударом. В те тяжелые дни он постоянно думал о том, что верна русская поговорка “От сумы и тюрьмы не зарекайся”.

Юлий Юльевич очень тогда переживал, не мог подойти к мольберту, с домашними говорил на истерических нотах. Друзья посоветовали художнику уехать из России, пока вся эта финансово-судебная история не забудется.

На семейном совете долго решали, какую страну выбрать для продолжительного жительства. Наконец остановились на Германии. Семь лет прожил Клевер в Германии. Нельзя сказать, что это время он провел впустую, всеми забытый. У Юлия Юльевича проходили выставки, у дверей мастерской не переводились заказчики, газетчики брали у художника интервью. Юлий Юльевич тосковал по России и много думал.

Эти раздумья помогли Клеверу заново оценить свою работу. Художник мечтал вернуться в Россию, чтобы начать новую жизнь.

К сожалению, Юлий Юльевич не мог предположить, насколько изменилась Россия, не мог почувствовать, какие ветры в ней дуют. В ней шли забастовки, бурлило народное недовольство властями. Появились новые слова: “листовка”, “революционер”, “пролетариат”… До искусства ли стране, которая напоминала вулкан накануне извержения?

Семья Клеверов вернулась в Россию в 1915 году. На вокзале Клевера встречали друзья, поклонники, шумно говорили, обнимались, целовались; сунули в руки несколько букетов.

После возвращения на родину Юлий Юльевич устроил выставку в Москве, совершил творческие поездки в Прибалтику, Финляндию, Белоруссию, Смоленскую губернию.

Однако, несмотря на смену мировоззрения, Клевер остался верен себе.

Художник сохранил свой “фирменный клеверовский” почерк, ради которого его произведения покупали, коллекционировали, публиковали на страницах газет и журналов, на художественных открытках.

И, конечно, ради которого его произведения подделывали. Клеверовские “эффекты” придают работам художника яркую индивидуальность, оригинальность и узнаваемость.
Оптимизм, жизнелюбие помогли Юлию Юльевичу дожить до глубокой старости. Он философски воспринимал бурные российские события, о прошлых днях вспоминал с улыбкой.

В последние годы Клевер жил в Петрограде-Ленинграде, преподавал в художественном училище, до самой смерти продолжал писать. После революции 1917 года его, как и других, поддерживало Общество художников имени А.И. Куинджи.

Юлий Юльевич Клевер умер 4 декабря 1924 года.

 http://www.liveinternet.ru/community/1726655/post250038148/

Источник: http://bayanay.info/index.php?newsid=13332

Клевер Юлий Юльевич(Klever Julius ) | Студия И

Клевер Юлий Юльевич(1850–1924)-выдающийся российский художник. Получил признание как пейзажист салонно-академического толка. Академик Императорской Академии Художеств (1878 год), классный художник первой степени (1876 год), профессор (1881 год).

Юлий Юльевич Клевер происходил из старинного немецкого балтийского рода фон Клевер; его отец был магистром химии и преподавал в Ветеринарном институте в Дерпте. Юлий Клевер родился 19(31) января 1850 года в Дерпте(ныне старинный эстонский город Тарту), в большой и шумной семье, где любили хорошую шутку, весёлые праздники и шумные застолья.

С раннего детства Юлий увлекался рисованием, родители отмечали его несомненный природный талант и всячески поощряли увлечение сына. На семейном совете было решено отдать Юлия учиться живописи в художественную мастерскую профессионального художника (фамилия, к сожалению, не сохранилась).

Утверждение, что первым наставником Юлия был известный немецкий живописец Карл фон Кюгельхен, нередко встречающееся в различных изданиях, несостоятельно, так как Карл фон Кюгельхен скончался в Ревеле в 1831 году , т.е. за 19 лет до рождения Юлия Клевера.

Клевер увлечённо занимался со своим наставником, и после окончания гимназии перед Клевером практически не стоял вопрос чему посвятить себя в дальнейшем: Юлий не мыслил себя без живописи, и на семейном совете было принято решение отправить его в Санкт-Петербург, поступать в Императорскую Академию Художеств, но только по разряду архитектуры .

Родители Юлия справедливо полагали, что карьера зодчего более солидная, чем служба живописца, и дает реальные средства к существованию. Приехав в Петербург в 1867 году , Юлий Клевер поступил в архитектурные классы Академии художеств, но архитектура не увлекала юного художника.

Промучившись год, Клевер обратился в совет Академии художеств с просьбой о переводе его в пейзажный класс.

Просьбу юноши удовлетворили, и с 1868 года Юлий Клевер стал учеником профессора пейзажной живописи Сократа Максимовича Воробьева(1817-1888),русского живописца-пейзажиста и гравера, а затем и Михаила Константиновича Клодта(1832-1902)- выдающегося русского художника-пейзажиста второй половины XIX века.

Однако, ни Воробьё , ни Клодт не оценили таланта и смелых художественных замыслов молодого живописца. Академическое образование принесло Клеверу глубокое разочарование, занятия стали казаться скучными, а теоретическая подготовка — абсолютно ненужной. Получив за время учёбы за этюды с натуры малую и большую серебряные медали, Клевер вышел из числа учеников академии, и, как результат, в 1870 году был отчислен ,и в дальнейшем развивал свое дарование уже без помощи всяких наставников, единственно работой с натуры.

Молодой художник поставил перед собой вполне определённую цель — всеми силами постараться достойно представить свои работы в Императорском обществе поощрения художеств, так как знал, что художники, поддержанные этим обществом, получали возможность свободно творить и в конце концов становились знаменитыми.

В 1871 году картина Юлия Клевера «Заброшенное кладбище зимой» была положительно оценена художественным сообществом и приобретена графом Павлом Сергеевичем Строгановым, очень влиятельным в то время членом Общества поощрения художеств.

В 1872 году Юлий Клевер одновременно выставил несколько своих картин, среди них «Перед грозою», «Закат», «Зимний вид в окрестностях Царского Села». Картину «Закат» приобрела великая княгиня Мария Николаевна (1819-1876), президент Академии художеств.

В 1874 году на стендах Общества поощрения художеств Юлий Клевер организовал свою персональную выставку, которая прошла успешно и получила хорошие отклики критиков. Это было очень неожиданное событие для художественного Петербурга, лишь очень немногое живописцы, среди которых были И.К. Айвазовский и В.

В. Верещагин, отваживались в те годы на подобное.

В 1875 году Юлий Юльевич Клевер удостоился премии Общества поощрения художеств за картину «Запущенный парк», а в 1876 — за картину «Первый снег на вспаханном поле».
В 1876 году состоялась его вторая персональная выставка. Художественный Петербург поражался работоспособности и таланту молодого живописца, о Клевере говорили в салонах и частных картинных галереях.

После того, как в 1876 году его картину «Березовый лес» пожелал приобрести Александр II, Клеверу , не кончившему академического курса, было присвоено звание классного художника первой степени, а в 1878 году за картину «Старый парк» («Вид запущенного парка в Мариенбурге») он получил звание академика живописи. В дальнейшем картина была отправлена на Международную выставку в Париж. Эта картина настолько полюбилась зрителям, что Клевер считал ее особой, счастливой, и под названием «Парк в Мариенбурге» повторял несколько раз.

Сюжеты своих многочисленных картин, Юлий Клевер брал главным образом из природы родного края, петербургских окрестностей.

Он очень любил изображать в своих работах пограничные состояния окружающей природы: это в равной степени относится и к унылым дождливым осенним пейзажам, и к пейзажам яркого зимнего солнечного заката.

Лучшие работы Юлия Клевера относятся к периоду 1875-1885 годов его творчества, когда молодой художник активно искал свой стиль и не боялся экспериментировать. Позднее он всё больше повторял удачно найденные сюжеты.

В 1879 году вместе с В. В. Самойловым он работал на острове Нарген. В результате, одна из картин — «Лес на острове Нарген» («Девственный лес») — была приобретена Павлом Михайловичем Третьяковым, другая — «Остров Нарген» — великим князем Алексеем Александровичем, а «Лес зимой» — Александром III.

К началу 1880-х годов Юлий Юльевич Клевер уже вполне сложился как художник со своим оригинальным творческим лицом. В 1880 году Академия художеств за картину «Лесная глушь» присвоила Юлию Юльевичу Клеверу звание профессора и предоставила кафедру в Академии художеств.

Юлию Юльевичу были предоставлены также в здании Академии квартира и мастерская, именно те, которые в течение шестидесяти лет занимали знаменитые педагоги живописи М.Н. и С.М. Воробьевы.

Юлий Юльевич Клевер был на вершине славы и творческого успеха. В тридцать один год художник достиг всего, что в ту эпоху было возможно для пейзажиста. Состоятельные заказчики считали за честь иметь дома его картины.

В 1890-х годах произошли события, результатом которых стал отъезд Юлия Юльевича Клевера за границу в Германию: его привлекли как свидетеля к громкому делу о финансовом злоупотреблении его знакомого, бывшего конференц-секретаря Академии художеств П. Ф. Исеева. Для Клевера участие в судебном процессе стало серьезнейшим ударом, и по совету друзей художник покинул Россию.

Семь лет прожил Клевер в Германии, у него проходили выставки, он много работал , но тоска по России постоянно напоминала о себе .

Семья Клеверов вернулась в Россию только в 1915 году. После возвращения на родину он устроил выставку в Москве, которая имела большой успех и показала, что о художнике не забыли.

После революции 1917 года Клевер получал значительную материальную поддержку от Общества художников имени А. И. Куинджи.

В советское время художник продолжал свою педагогическую деятельность в Академии художеств, а затем в Ленинградском высшем художественно-промышленном училище имени В.М. Мухиной. Там он заведовал кафедрой монументальной живописи. Стал заслуженным деятелем искусств РСФСР…

24 декабря 1924 года Юлий Юльевич Клевер скончался в Ленинграде в возрасте 74 лет. Похоронен был на Смоленском православном кладбище на Поперечной дорожке недалеко от реки Смоленки (участок 56). В 1980 году, к юбилею художника, был установлен новый памятник, перенесённый с бесхозного участка возле Смоленской церкви.

Картины этого художника очень многочисленны. Достоинство этих произведений далеко не одинаково: одни из них, серьезно обдуманные и исполненные со строгим отношением к задаче, действительно прекрасны по силе, гармонии и правдивости красок; другие, написанные спешно и составляющие повторения или вариации прежних работ художника, страдают резкостью колорита и очевидной небрежностью письма.

Но Клеверовские «эффекты» неизменно придают всем работам художника яркую индивидуальность, оригинальность и узнаваемость.

Работы Юлия Клевера находятся в Государственном Русском Музее, Государственной Третьяковской Галерее, Серпуховском историко-художественном музее, музеях Барнаула, Владимира, Волгограда, Калуги, Козьмодемьянска, Костромы, Краснодара, Липецка, Великого Новгорода, Севастополя, Серпухова, Ставрополя, Сыктывкара, Тамбова, Ульяновска, Алма-ты, Еревана; в многочисленных частных коллекциях.

Источник: http://www.stydiai.ru/gallery/klever-julius/

Ссылка на основную публикацию