Описание картины александра иванова «ветка»

Ветка – Иванов А. А. :: Артпоиск – русские художники

Работая над картиной «Явление Христа народу», художник изучал пейзаж в парках и окрестностях Рима, в Альбано и Субиако.

Лишенный возможности поехать в Палестину, Иванов писал болотистые пейзажи римской Кампаньи, напоминающие долину Иордана. В связи с решением пейзажных Задач перед художником возникла проблема колорита и еще позднее — освещения.

Все это -можно проследить на огромном количестве эскизов и этюдов, сопутствующих всей работе над картиной.

Неувядаемо новое впечатление производят такие пейзажи Иванова, как «Ветка» (Третьяковская галлерея), где все построено на ощущении глубокого контраста освещенной листвы, бесконечно богатой и по своей форме и цвету, с густой и прозрачной синевой небесного свода. Внизу расстилается берег, полускрытый голубым туманом.

С каким неослабным напряжением прослеживает художник уходящие в глубину пространства виноградники, которыми покрыта холмистая поверхность земли.

Замечательны также этюды, связанные с левым углом картины, где изображены обнаженный юноша, выходящий из воды, и старик, опирающийся на палку.

Густая листва, поверхность воды с волнообразным отражением и мокрое человеческое тело, блистающее рефлексами, — вот та совершенно новая для живописи область, которую открыл гений Иванова в своем неустанном наблюдении природы.

Есть какая-то особая радость в том, как во всем прослеживает он проявление растительных сил природы, обнаруживающих себя в структуре древесного ствола, в ветвях и листьях, равно как и в структуре человеческого тела, его костяки и мышцах, его движениях и цвете.

Постепенно Иванов приобретает большую свободу и самостоятельность решений. Работая над мотивами, которые должны были послужить ему в большой картине, он иногда ограничивает себя в выборе предметов для более тщательного их изучения.

И уже после пейзажей с панорамными мотивами художник для более детального изучения опять выделяет один предмет: ветку над водой на фоне дальних гор. Здесь сказывается все та же способность художника вдохнуть жизнь в изображаемое.

Одной ветки оказалось достаточно, чтобы в ней отразить радостную гармонию природы. Силой пластического постижения Иванова ветка превращается в символ.

Следует остановиться на особенностях живописной манеры при работе над «Веткой». По-видимому, художник начинает работу с того, что прежде прокладывает цветом небо. Это видно, поскольку небо просвечивает через тонкое наслоение далеких гор и сквозит в фоне. Горы слеша только намечены гибким, по-акварельному прозрачным мазком.

Используя небо как прокладку для фона, художник пишет следующий план широкими мазками. Такой широты исполнения у художника до этого, пожалуй, не было. От фона он отделяет внизу полосу воды, находящуюся на большом расстоянии и потому почти сливающуюся с ним в трепетной живописной вибрации. На этом свободном, широко исполненном фоне особенно выделяется отточенная чеканка листвы.

Это уже не однообразные листья «зелени, вьющейся по деревьям» и не серебристая масса листвы «Оливковых деревьев». В «Ветке» даны одновременно и листва в целом, и каждый листок в отдельности.

Иванов тонко прослеживает все рефлексы, зная, что листва, обращенная к небу, будет иметь голубоватый оттенок, а обращенная к земле окажется более теплой, но прослеживается это чреэвычайно тонко, несмотря на резкие, энергичные мазки листьев.

В верхних листьях цвет более густой, в отдельных местах от него идут прозрачнейшие голубоватые тени. Другие же листья — с легкой голубоватой обводкой. И этого достаточно, чтобы верхняя часть листвы оказалась погруженной в потоки воздуха, не теряя при этом устойчивой резкости освещенной солнцем массы.

Теплый цвет зелени создается также оранжево-желтыми обводками. Но этого мало, так как ветка на картине одна и может показаться слишком вялой по цвету. Нужны энергичные цветовые акценты: художник дублирует зеленые листья яркими золотисто-желтыми.

Мостом между ними являются зеленые листья с оранжевыми вкраплениями. Рядом — изумрудная листва. Изумрудные отсветы вспыхивают по всей ветке, насыщая ее цветом. По интенсивности цвета листва и фон одинаковы. Локальный цвет фона сам по себе очень сложен и несет большую цветовую нагрузку.

Вьющиеся мазки дополнительных цветов красного, желтого заставляют всю массу звенеть в напряжении. Благодаря вкрапливанию других цветов художник смог удержаться на этой высшей ноте без оттенка грубой раскраски. Таким образом достигается цельность отчеканенной листвы и расплавленного фона.

Открытые и в то же время сложные цвета «Ветки» помогают восприятию пейзажа как части огромного гармонического мира природы.

Источник: http://ArtPoisk.info/artist/ivanov_aleksandr_andreevich_1806/vetka/

«Исторический живописец» Иванов

– 28 июля исполнилось 210 лет со дня рождения известного русского художника Александра Иванова (1806—1858). Часто его называют «художником одной картины». Согласны ли Вы с этим определением?

Александр Михайлович Копировский:

– Это недоразумение, это очень поверхностный взгляд. Действительно, написание картины «Явление Христа народу» заняло у него более двадцати лет жизни. Но в зале Третьяковской галереи, посвященном Иванову, висит и картина «Приам, испрашивающий у Ахиллеса тело Гектора».

Хотя это его юношеская работа, она очень интересна, и главное – она существенно выходит за пределы академической живописи его времени, показывает неожиданные аспекты отношений между людьми. Он был тогда еще студентом Академии художеств, мы бы сказали, что это не более чем курсовая работа.

Однако она показывает, что Иванов  и в юности был отнюдь не рядовым художником.

В Русском музее находится его «Явление Христа Марии Магдалине». Он сам эту картину не очень любил. Более того, он о ней высказался так: «Это всего лишь начаток понятия о чем-то порядочном». Но за эту картину его признала Академия, все включая отца – профессора Академии – были в восторге от этой картины.

В ней, и правда, гораздо больше «академического», чем в первом полотне. Фигура Христа, например, подобна ожившей статуе. Но и здесь есть момент, который, безусловно, выходит за рамки академического канона. Это Магдалина –  образ потрясающей выразительности.

История написания этой фигуры замечательная: Иванов писал ее с натуры и стремился изобразить радость и слезы одновременно. Техническая подоплека эпизода была довольно прозаической: он просил натурщицу чистить лук, и в то же время рассказывал ей смешные истории.

Но результат превзошел ожидания: виден совершающийся переворот в ее душе,  многоплановость образа, переживаний, вполне осознанное лишь во второй половине ХХ века состояние «уже, но еще не».

Явление Христа Марии Магдалине

Потом была картина «Явление Христа народу»  или «Появление Мессии». Она рождалась долго и мучительно, до конца Иванов ее не довел и в итоге просто махнул на нее рукой.

Он писал о ней брату: «Картина – не последняя станция, за которую надобно драться». Почему? Потому что он приступил к созданию нового шедевра: сборника иллюстраций ко всему Священному писанию (!).

Предполагалось сделать пятьсот сюжетов в акварельных эскизах (позже они получили название «библейских эскизов»). Он написал их около двухсот, и собирался продолжать.

Я уже не говорю о том, что у него есть интересные портреты. Наиболее известный – портрет Виттории Марини.

Портрет Виттории Марини

Но портретами можно считать и несколько десятков персонажей главной картины, написанных с натуры. А пейзажи для нее?

Голова апостола АндреяХристосМужская головаАппиева дорогаВетка

Есть у него и еще одна известная картина, хотя тоже неоконченная: «Аполлон, Гиацинт и Кипарис, занимающиеся музыкой и пением».

  Это не просто иллюстрация древнегреческого мифа, а философско-художественный рассказ о том, как рождается музыка. Маленький пухлый мальчик Гиацинт слева играет на флейте – он издает простой, изначальный, можно сказать, грубый звук.

Дальше Кипарис, изображенный с открытым ртом: он воспроизводит мелодию своим голосом, т.е. входит в более высокие сферы. А источник музыки, как бы сама безмолвная музыка – это Аполлон.

Аполлон, Гиацинт и Кипарис, занимающиеся музыкой и пением

Таким образом, художник кистью показал то, о чем думали и говорили тогда многие философы – о поиске гармонии и ее полноте в «без-молвии». Такого результата не достичь, если картина заранее «сконструирована» в голове художника и потом написана. Нет, он входил в образ, и тот ему открывался в процессе работы.

Поэтому нужно совершенно забыть формулу «художник одной картины». Просто художник, да еще и с большой буквы!

– Но, тем не менее, говоря об Иванове, нельзя не упомянуть особо его самую большую и наиболее известную работу «Явление Христа народу». Некоторые исследователи указывают, что он  обозначал ее как «всемирный сюжет, способный духовно преобразить не только искусство, но и само общество». Как вы считаете, удалось ли ему это?

– Это было его желанием. Но надо понимать, что так было в самом начале работы над картиной, в 1830-е гг. Он считал тогда, что нашел сюжет единственный в своем роде, как он говорил: «первый сюжет в свете», и начал его обдумывать. Христос у него вначале был на переднем плане, затем Его фигура была перенесена Ивановым на задний план.

То одни персонажи были вокруг Христа, то другие. Для многих из них Иванов искал по два-три прототипа, иногда они были не только мужские, но и женские (!). Он так работал над картиной, как ни один другой художник. Основная масса работы оставалась за кадром. А некоторые этюды по силе даже превосходят то, что оказалось потом на картине.

Появление Мессии

Но и содержание сюжета, его смысловые акценты менялись. Потому он картину и не закончил. И дело не в том, что не закончены некоторые детали: лицо раба с веревкой на шее на переднем плане, или отражение в воде одежды юноши в левом нижнем углу картины (Иванов  «переодел» его, а отражение осталось прежним).

Кстати, авторское название картины не «Явление Христа народу», а «Появление Мессии».  Именно «появление», а не торжественное «явление», похожее на театральное действие: вот, Он появился; но здесь нужно скорее ставить вопросительный, а не восклицательный знак.

В академической живописи, наоборот, требовалась полная ясность: кто главный герой, что происходит, что хорошо и что плохо.

 «Зажечь море» художнику не удалось. И все же, его замысел был далеко не во всем утопическим …

– Как Вы считаете, на то, что он оставил картину незаконченной, повлиял его метод? Или, может быть, кризис, который он сам обозначал как «кризис религиозности»?

– Методика, которую он выбрал, действительно, была не из простых. Не случайно число его этюдов к картине исчислялось сотнями. Н.В. Гоголь ему пенял, что так он никогда не закончит картины.

Но Иванов ответил: «Напрасно, кажется, Вы думаете, что моя метода – силою сравнения и сличения этюдов подвигать вперед труд – доведет меня до отчаяния. Способ сей согласен и с выбором предмета, и с именем русского, и с любовию к искусству».

По матери Иванов был немец, так что не знаю, какая кровь тут сыграла большую роль. Но, как видите, сам он упорство и методичность относил к русскому характеру.

Кризис веры у него действительно был. Но многие совсем некритично воспринимают его слова, обращенные к Герцену: «Я утратил ту религиозную веру, которая мне облегчала работу, жизнь (…) Мир души расстроился, сыщите мне выход, укажите идеалы».

Надо вспомнить, что говорил об Иванове известный художественный критик В.В. Стасов: «Иванов всех слушал, но никого не слушался». Потому что он был художником, а не иллюстратором чьих-то идей. Он и сам продуцировал новые идеи.

Кстати, сохранились его чрезвычайно интересные тексты – «Мысли при чтении Библии», они опубликованы.

Еще одна важная деталь, о которой забывают: у него были большие проблемы со здоровьем. Одинокая жизнь, часто полуголодная, – ведь его итальянское пенсионерство от Академии художеств было рассчитано всего на три года, потом деньги пришлось искать самому.

Было то густо, то пусто, причем особенно густо не было никогда, а пусто (стакан кофе с черствой булкой или чашкой чечевицы на весь день) бывало довольно часто, поскольку он не писал картин на продажу.

Читайте также:  Описание советского плаката «бам – стройка века»

К концу его пребывания в Италии были очевидны и признаки душевного нездоровья: болезненная подозрительность вплоть до мании преследования.

Возвращаясь к теме кризиса веры, хочу сказать, что он любому человеку, с которым беседовал, мог описать ситуацию драматичнее, чем она была на самом деле.

И когда Герцен в ответ предложил ему вместо христианских сюжетов изображать «явления этой мрачной действительности», то есть фактически направил художника-романтика к критическому реализму, Иванов (вспоминала Тучкова-Огарева, которая присутствовала при этом) «не был доволен таким решением вопроса». И продолжил работу над «библейскими эскизами».

Библейские эскизы. Благовещение

Другое дело, что веру в действие своей большой картины он, конечно, утратил. Вначале он был уверен, что она перевернет мир, и вдруг понял – нет, нужно заниматься другим, искать новую цель искусства.

И стал сравнивать в живописи Христа с героями античной истории и мифологии, используя для этого  суждения протестантской библейской критики.

Однако вопреки ее выводам (что Христос – либо тоже миф, либо простой человек, а все чудеса и исцеления взяты из древней мифологии и приписаны Ему).

Библейские эскизы. Сон Иосифа

Христос в «библейских эскизах» Иванова всегда в центре изображения. В сравнении со всеми прообразами (помните – опять «сравнения и сличения»!) образ Христа всегда оказывается самым значительным, вершиной духовных и культурных достижений человечества. Какой уж тут кризис веры …

Не говоря о том, что многие «библейские эскизы» по художественному качеству и содержанию превосходят все, что Иванов делал до этого. Несколько эскизов (прежде всего: «Благовещение», «Преображение», «Хождение по водам», «Тайная вечеря», «Бичевание», «Распятие»)  – настоящие шедевры. Они хранятся в Третьяковской галерее, и жаль, что их редко выставляют, только на юбилеи Иванова.

Но, слава Богу, есть целый ряд изданий, где «библейские эскизы» хорошо представлены.

Библейские эскизы. Хождение по водам

– Александр Михайлович, в одной из своих статей Вы пишете, что «библейские эскизы» Иванова – это «художественная система сравнительного религиоведения». Что Вы имеете в виду?

– То, о чем я только что рассказал: он решил изучить научную богословскую литературу, на то время – в основном, протестантскую, чтобы сравнить сюжеты Ветхого завета и античные мифологические сюжеты с сюжетами Евангелия. Потому что библейская критика того времени настаивала: в Евангелии нет практически ничего оригинального, все заимствовано из древней истории или мифологии.

Иванов сам себя считал человеком совершенно необразованным. То есть он понял, что двенадцати лет учебы в Академии художеств мало, художнику нужно иметь серьезное образование. Он хотел знать, «последние достижения «учености литературной», имея в виду именно богословие.

И он изучил некоторые из этих книг (прежде всего, «Жизнь Иисуса» Давида Штрауса) и старался воспроизвести их идеи.

Но то, что там предполагало развенчание образа Христа, у Иванова стало, наоборот – поводом к Его прославлению! Христос у Иванова даже по росту выше всех…

Библейские эскизы. Преображение

Могу рассказать в связи с этим замечательный случай. После богословской конференции в Санкт-Петербургской духовной академии мне пришлось ехать в Москву в одном купе с участником этой же конференции, лютеранским пастором, немцем. Он хорошо знал русский язык, русскую культуру. И мы с ним вместо того, чтобы спать, полночи проговорили.

В частности, он неожиданно стал говорить о кризисе в протестантизме.

И пожаловался на эту самую мифологическую теорию, что она, к сожалению, довольно убедительна, и многие протестанты, которых он знает, поэтому унывают: неужели, действительно Евангелие – просто сборник переделанных мифов? И тогда я рассказал ему про Иванова, всю эту историю с «библейскими эскизами», как он сравнивал источники, и что у него получилось в результате: по краям сюжеты, с которыми сравнивается Евангелие, а в центре – Христос как центр и вершина «лестницы» несовершенных прозрений о Нем. И тогда суровый немец хлопнул по столу рукой (в два часа ночи) и радостно сказал: «Этто отфет!!!». Вот так Иванов оказался актуальным для религиоведов и богословов XXI века…

Библейские эскизы. Тайная вечеря

– Вы в своих работах называете Иванова создателем новой иконописи. Что это значит?

– Иванов был категорическим противником, как он говорил, «иконостасов в стиле “жанр”», считал, что из храмов нужно убрать академическую живопись, которая заняла место древних икон. Он первым из русских художников всерьез начал интересоваться византийской и русской иконописью, после того как осмотрел многие древние храмы Италии со средневековыми мозаиками.

Брата Сергея он даже просил прислать из Москвы прориси древних икон. И, действительно, пытался создать новую иконопись. Он так и писал: «Я живописец, пытающийся создать новый иконный род». Основой для него предполагался Рафаэль, то есть живопись Высокого Возрождения.

Но она должна быть приближена к иконе, причем не за счет ее стилизации, а через акцентирование мистического, таинственного в сюжете.

Самое интересное, что при этом Иванов также хотел ввести в изображение библейские реалии.

Если в эпоху Возрождения в Европе евангельских персонажей художники одевали в одежды, современные этой эпохе, то Иванов считал, что нужно воспроизводить атрибуты, специфику одежд, танцев, богослужения Святой Земли, и даже ее природу времени Христа. И очень хотел предварительно изучить все это археологически.

Это, конечно, тоже была утопия, как и в случае с его большой картиной. Но утопия утопией, а эскизы получились гениальные. Кстати, на последнем семинаре по церковному искусству, когда студенты 1-го курса СФИ создают проекты «храма XXI века», одна группа мне написала, что в новом храме они хотели бы видеть на окнах витражи с «библейскими эскизами» Иванова. Я был потрясен…

Библейские эскизы. Бичевание

– Как вы считаете, почему современному человеку, верующему или неверующему, здесь это даже не так существенно, важно знать творчество Иванова?

– Я думаю, что современному человеку, верующему и неверующему, важно знать не творчество Иванова, но в принципе немножко больше шагнуть к культуре. Не для того, чтобы, как многие говорят, «быть культурным человеком», а чтобы прийти затем к духовным истокам культуры, которые в нормальном случае всегда приводят к Богу.

Библейские эскизы. «Се сын твой. Се матерь твоя»

Сейчас появляются совершенно внекультурные «артефакты» в оформлении наших городов, квартир и даже музеев. Я не против них (за некоторым исключением), и не собираюсь метать в них громы и молнии: пусть каждый человек выражает себя как хочет.

Но все-таки совершенно очевидно, что эти вещи не вдохновляют, они лишь оформляют среду.

Это не искусство в привычном понимании этого слова, это дизайн, который по определению не может претендовать на духовность, на откровение, способное, если уж не перевернуть жизнь человека полностью, как хотел Иванов, то, по крайней мере, сильно взволновать, духовно обеспокоить, «встряхнуть» его.

В подлинном искусстве ставились и решались серьезные духовные проблемы –  пусть противоречиво, неполно, искаженно. И все же от многих его произведений «веет вечностью, веет простором» – как  от полей и гор в известной песне. Для современного человека они могут стать неожиданным глотком чистого воздуха, глотком живой воды. Понятно, что это еще не сама горная вершина, не сам источник, но о том, что он есть, произведения искусства говорят достаточно ясно.

Источник: https://psmb.ru/a/istoricheskiy-zhivopisec-ivanov.html

Иванов Александр Андреевич

Отец Александра Иванова был академиком живописи, его судьба бала необычна. Родителей своих он не знал, ребёнком его определили в московский Воспитательный дом. В 16 лет его привезли учиться в Академию художеств.

Обучившись успешно в Академии, Андрей Иванов заслужил пенсионерскую поездку за границу для дальнейшего обучения, но взамен предпочёл остаться в России, чтобы жениться на дочери немецкого мастера позументного цеха Екатерине Ивановне Деммерт.

Стоит также отметить, что три брата Екатерины Деммерт были выпускниками Академии художеств. В семье родилось 10 детей, но только пятеро выжили. Вся семья жила художественными интересами. Александр Иванов был старшим ребёнком. Его обучала мать и для него нанимали учителей.

В 12 лет его приняли в Академию «посторонним» учеником, что с одной стороны уберегло его от казарменной дисциплины Академии, но с другой лишало его права на заграничную поездку. Во время учёбы мальчик не однократно получал медали за свои успехи, начиная с 1822 года.

Но будучи сыном академика, он давал повод к нелестным подозрениям. Так профессор А. Егоров, в «историческую» мастерскую которого Иванов попал «в старшем возрасте», не редко бросал, взглянув на ивановские эскизы: «Не сам»,  – и отходил в сторону.

В 1827 году Александр Иванов написал выпускную работу в академическом стиле – «Иосиф толкующий сны в темнице виночерпию и хлебодару», за которую получил золотую медаль 1-й степени.

А организованное в это время Общество поощрения художников помогло ему обойти запрет на «пенсионерскую» поездку за границу, давшее деньги за 4-х летнее пребывание молодого художника в Италии. Однако, поездка чуть не сорвалась. Сын повторял судьбу отца.

Влюбившись в дочь академического учителя музыки Гюльпена, Иванов решил жениться на ней, но отец отговорил его от этого шага.

Иванов так и не женился. Хотя были сведения, что 1831 году в Италии он был увлечён Витторией Кальдони, которая предпочла Иванову его друга Григория Лапченко и вышла за последнего замуж.

Около восьми лет (с 1836 года) художник жил с некоей Терезой, о чём есть упоминания в его переписке. В 1844 году он расстался с Терезой, которая трижды обворовывала его и устраивала сцены.

В 1847 году Александр Иванов снова влюбляется, его любовью стала графиня Мария Апраксина. Но его любимую «Машеньку» отдали замуж за князя Мещерского.

Я обрёк себя умирать на пути к пользе отечества

А. Иванов

Картина заменила ему семью

Современник о картине «Явление Христа народу»

Летом 1830 года Александр Иванов сначала совершил путешествие по Германии и Австрии, а в ноябре этого же года он оказывается в Риме. Уже с 1831 года русский художник замыслил написать картину «Иоанн Креститель и Христос». Каждое лето он ездил по городам северной Италии, собирал материалы.

Летом 1836 года Иванов начал работать над картиной «Явление Миссии» – эта работа продолжалась 20 лет.
Приехав в Италию, Иванов лишился материальной поддержки отца, который из-за интриг в Академии вынужден был покинуть её, лишившись жалования и казенной квартиры.

Всю последующую жизнь Андрей Иванов зарабатывал на жизнь, расписывая церкви в Петербурге.

С 1834 года по 1836 Общество поощрения художников продлило командировку русского художника. В 1838 году, в мастерскую Иванова заглянул будущий император Александр II, пожаловав после этого Иванову 3-х летнее содержание. Какие-то пожертвования приносили действия частных лиц – Ф. Чихова, Н.

Гоголя, «калужской губернаторши» А. Смирновой-Россет. Император Николай I, посетив мастерскую Иванова, даровал ему 300 червонцев.

Наконец в 1857 году императрица, узнав о том, что Иванов в кропотливой работе над картиной почти загубил глаза, отправила художника на свои средства на лечение в Германию.

Читайте также:  Описание картины альбрехта дюрера «барбара дюрер»

В Италии Иванов вёл замкнутый образ жизни, у него не было друзей. Сложились лишь приятельские отношения с Г. Лапченко и Ф. Иорданом. С интересом общался Иванов с лидером «назарейцев» Ф. Овербеком и датским скульптором Б. Торвальдсеном. Проявлялись странные черты характера, похожие на психическое заболевание.

Единственным равным по дарованию художником был Брюллов. Но он назвал Иванова «кропателем». А «кропатели», по его мнению, не могли быть гениями. Иванов, в свою очередь, говорил о подлости и честолюбии Брюллова. В кружок Иванова вошли Гоголь, Иордан и Ф. Моллер. Дружба с Гоголем распалась, не выдержав испытание временем.

Окончательно закрывшись, Иванов больше не пускает никого в свою мастерскую. Его преследует навязчивая идея, что его хотят отравить.

В 1858 году Иванов везёт картину «Явление Христа народу» в Петербург. Картину выставили в Зимнем дворце, а затем в Академии художеств. В хлопотах по продаже шедевра императору Иванов получил серьёзное нервное потрясение. Вдруг ему стало плохо, так его настигла смерть.

Известные произведения Иванова Александра Андреевича

Картина «Аполлон, Гиацинт и Кипарис, занимающиеся музыкой и пением» написана в 1831-34 годах, находится в Государственной Третьяковской галерее, в Москве. Картина была написана в Обществу поощрения художников.

Дело в том, что выдавая командировочные художникам, Общество поощрения требовало ежемесячные отчёты о работе, а затем в срок художники представляли законченные работы. Общество поощрения художников благосклонно отнеслось к работе. Сам Иванов любил эту картину. В ней он выразил свою любовь к эпохе Возрождения и к творчеству Рафаэля.

Картину всю жизнь держал перед собой, в своей мастерской. Картина говорит зрителю о прекрасном. Однако, известный классицист, Винченцо Камуччини охарактеризовал маленького Гиацинта так: «Безобразная натура».

На картине изображён Гиацинт, любимец Аполлона, который учиться играть на флейте. В мифологии судьба Гиацинта была трагична, он был убит, по случайным обстаятельствам, Аполлоном, когда тот метал диск. Кровь, пролитая на землю, дала жизнь одноимённым цветам. По всем правилам академической живописи выполнен пейзаж на заднем плане картины.

  Аполлон, бог, покровительствующий искусству, в картине Иванова олицетворяет музыку, одухотворяющую мир. Лицо другого любимца Аполлона, Кипариса, исполнено печалью. Если обратиться к мифам, то из них известно, что по легенде Кипарис случайно убил своего любимого оленя. Он так оплакивал его, что боги, вняв его слезам, превратили его в дерево.

Картина «Явление Христа Марии Макдалине после воскресения» написана русским художником в 1834-36 годах, находится в Государственной Третьяковской галерее, в Москве.  Эта картина тоже является отчётной работой перед Обществом поощрения художников, за продлённую командировку.

Художник выполнил картину настолько удачно, что получил звание академика. Сюжет картины взят из евангельского писания, в нём Христос явился Марии Макдалине после смерти, сначала принявшей его за садовника.

Для того чтобы как можно правдоподобнее написать Марию Макдалину, Иванов заставил натурщицу вспомнить все несчастья, постигшие её в жизни, позируя она держала лук в руках, чтобы плакать.

Постараюсь окончить картину некоторым родом полутемно; впрочем, это сделать без черноты

А. Иванов в письме отцу

Лицо Христа на картине бесстрастно и полно величия, тогда как лицо Макдалины меняется на глазах, источая любовь. Красное одеяние женщины передаёт её беспокойстве, а белая одежда Христа олицетворяет  небесный покой. Руки Макдалины, направленные к Христу, «усмиряются» царственным жестом Христа.

Картина «Ave Maria» написана в 1839 году, хранится в Государственном Русском музее, в Санкт-Петербурге. Эта картина представляет собой первую акварельную работу Иванова. Позднее он написал поэту В.

Жуковскому, призывая в письме молодых художников к серьёзности, чтобы «не бросались они ни в шуточный жанр, ни в акварель, ни в радужный колер, ни в быстроту эскизного исполнения».

Русский художник использовал всё это только в техническом исполнения. Картину Иванов подарил В. Жуковскому.

Разноликую толпу людей в картине объединяет в единое целое благословение. Здесь удачно сочетаются мертвенно-белый свет луны и живой свет свечей. Действие происходит в Риме, об этом говорит зрителю пейзаж на заднем плане.

Обыкновение римское собираться на улице, в час после сумерек, у каждого образа Богородицы и хором петь ей похвальные песни…

А. Иванов

Картина «Аппиева дорога при закате солнца» написана художником в 1845 году, находится в Государственной Третьяковской галерее, в Москве. Из истории известно, что дорога была проложена из Рима в Капую в конце IV века до н.э. по всем правилам инженерного искусства под присмотром цензора Аппия Клавдия.

Дорогу нарекли титулом: «Дорога всех дорог».  На дороге появлялись дома и захоронения. В Риме запрещалось хоронить, поэтому состоятельные жители устраивали здесь соревнования по пышности захоронений.

  По ней уходили завоёвывать мир древнеримские легионы, по ней брели в священный Рим средневековые паломники, по ней маршировали солдаты Наполеона…

Небо поражает световыми эффектами, которые можно сравнить с фантасмагорией света, прославившей Тёрнера. В построении пространства картины свет играет не меньшую роль, чем законы перспективы. Силуэт собора святого Петра утонет в туманной дымке.

Всё это великолепие находится при закате солнца, а зритель видит на горизонте горы Севера, где решится, наконец, судьба человечества

А. Иванов

Шедевр Иванова А.А. – картина «Явление Христа народу»

Картина была исполнена русским художником в период с 1837 по 1857 годы, находится в Государственной Третьяковской галерее, в Москве. Основной смысл картины заключается в различной реакции её героев на слова Спасителя.

Сюжет сей никем не замечен из великих мастеров

А. Иванов в письме президенту академии А.Н. Аленину

Конечно же, на протяжении многих веков сюжет крещения Христа пользовался необыкновенной популярностью среди европейских художников.

Поэтому слова Иванова следует понимать, как  желание изобразить Христа так, чтобы в нём узнавался Бог-Спаситель. Основа композиции – это диалог жестов и мимических выражений.

Когда были написаны этюды и сформировался окончательно замысел картины, Иванов переехал в другую мастерскую, в которой можно было уместить огромный холст.

«Он, в небесном спокойствии и чудном отдалении, тихой и твёрдой стопой уже приближается к людям»

Н. Гоголь о Христе в картине Иванова

Прототипом ближайшего к Христу сомневающегося мужчины был сам Гоголь.   Кающиеся, воздев руки, передвигаются к вершине холма, как бы замыкая собой «кривую» линию общего движения.

В 1858 году, когда картина была привезена в Петербург, молодой император Александр II интересовался у автора, какая роль отведена рабу.

Ответ Иванова нам не известен, но мы знаем, что этот образ самый «откомментированный» в советском «классовом» искусствоведении.

  • Аполлон, Гиацинт и Кипарис, занимающиеся музыкой
  • Аппиева дорога на закате солнца
  • Явление Христа Марии Макдалине после воскресения
  • Беллерофонт собирается в поход против Химеры
  • Девушка из Альбано, стоящая в дверях
  • Жених, выбирающий серьги для невесты
  • Голова молодой женщины с серьгами и ожерельем
  • Приам, испрашивающий у Ахиллеса тело Гектора
  • Портрет Виттории Кальдони
  • Наружное дерево в парке Киджи
  • Оливы у кладбища Альбано. Молодой месяц
  • Вода и камни под Паланцциола

Источник: http://rus-artist.ru/2013-10-26-12-35-38.html

Художник А.А. Иванов

Художник А.А. Иванов (1806-1858 гг.) – гордость русского искусства. Творчество А.А. Иванова – история напряженных поисков, живописных и этических.

А.А. Иванов «Иосиф, толкующий сны заключенным с ним в темнице виночерпию и хлебодару» 1827 г.

Ряд произведений художника А.А. Иванова связан с академическими программами:  «Иосиф, толкующий сны заключенным с ним в темнице виночерпию и хлебодару» (1827 г.), «Приам, испрашивающий у Ахиллеса тело Гектора» (1824 г.).

А.А. Иванов «Приам, испрашивающий у Ахиллеса тело Гектора» 1824 г.

Другие картины: «Аполлон, Гиацинт и Кипарис, занимающиеся музыкой» (1831-1834 гг.); «Явление Христа Марии Магдалине после воскресения» (1834 г.) – это самостоятельные решения творческих задач.

А.А. Иванов «Явление Христа Марии Магдалине после воскресения» 1834 г.

Известность Александра Андреевича Иванова связана в первую очередь с его крупнейшим произведением – полотном «Явление Христа народу» (1837-1857 гг.). История создания картины – это годы напряженного творчества, многие десятки эскизов, этюдов.

А.А. Иванов «Явление Христа народу» 1837-1857 гг.

Здесь история его освобождения от классистических канонов, обретение индивидуальности и огромной творческой свободы, результаты которой сказались позже. Работая над этой картиной, художник А.А.

Иванов стремился к тому, чтобы природа на полотне была не безличным фоном действия, но окружающим людей гармоничным и многообразным миром, активно сопоставленным с миром человеческим. Зная академические истоки творчества А.А.

Иванова и состояние современной ему пейзажной живописи, поражаешься дыханию жизни и непосредственности изображения природы в этюдах. Одной из таких работ является пейзаж «Ветка».

А.А. Иванов «Ветка» 1850-е гг.

Абсолютно точно художник А.А. Иванов воспроизводит строение предмета. Мы видим корявые узловатые сучья и тонкие упругие ветки… Но изображение ни в коей мере не создает впечатление сухой штудии (старое академическое название учебных рисунков, набросков) с натуры, не застывает, не мертвеет.

Цвет предельно точен и необычайно богат в оттенках: от желтоватого тона листьев оливы на солнце до изумрудного, переходящего в синеву в тенях… Здесь нет академического разделения на рисунок, форму и цвет. Все написано цветом. Живые движения кисти передают жизнь природы и темпераментность живописца.

В свободном следовании своему впечатлению, в точной фиксации его на холсте – новаторство А.А. Иванова. Опережая свое время, он подходил к тому, над чем работали впоследствии художники-импрессионисты… Но как далек Иванов от идеи запечатлеть лишь короткое преходящее впечатление.

В его искусстве мгновение жизни всегда соотносится с бесконечным течением веков, мельчайший кусок натуры – с безмерностью окружающего пространства.

А.А. Иванов применяет своеобразный композиционный прием: на оливковую ветвь он смотрит пристально, с близкого расстояния, а на долину с голубыми далями – как бы издалека, с высокой вершины.

Сопоставленные с беспредельной глубиной, наполненной воздухом и светом, ветви и листья оливы обретают нечто устойчивое, постоянное… Это уже не просто крошечная частица натуры, атом, который может быть уничтожен, это уже сама природа в ее несокрушимом постоянстве, в ее вечности, в ее постоянном живом обновлении… Трактовка далей как собственно воздушного пространства не только не нарушает композиционной и образной цельности картины, но придает ей особый пафос, расширяет ее образное, философское звучание.

Другие работы А.А. Иванова можно посмотреть здесь.

Похожее

Источник: http://aquarells.ru/russkie-hudozhniki/xudozhnik-a-a-ivanov

Описание картины Александра Иванова «Ветка». Картины иванова

Главная » Картины » Картины иванова

Сын профессора Академии художеств. Учился в Академии художеств. Затем жил и работал в Италии, где написал лучшие свои произведения. Удостоен звания академика. Академия художеств высоко ценила творчество художника, которое соответствовало классическим канонам. Его творчество представлено картинами на евангельскую тему, пейзажами. Просмотреть картины Иванова

Биография и творческая деятельность

Русский художник Александр Андреевич Иванов родился 16 июля 1806 года в Петербурге. Его отец, Андрей Иванович, также был художником – профессором Петербургской Академии художеств.

Он не обладал выдающимся художественным талантом, но благодаря ответственному отношению к учебе и работе с отличием окончил Академию и дослужился до звания профессора.

Отец хотел видеть Александра художником; именно он дал сыну первоначальную подготовку в живописи и впоследствии имел большое влияние на формирование его творческого метода и мировоззрения. Мать Александра Андреевича занималась хозяйственными делами.

В 1817 году Александр поступает в Академию художеств в качестве вольноприходящего ученика. Поначалу Иванов мало выделялся своими успехами.

Мальчик отличался неповоротливостью и медлительностью, бросалась в глаза его неспособность быстро соображать, плохая память при заучивании наизусть, отсутствие способностей к словесным наукам. Если Александр и достигал каких-нибудь успехов в учебе, то только благодаря усердной работе.

Читайте также:  Описание картины архипа куинджи «после грозы»

Подавляла творческую инициативу юного художника обстановка, царившая в Академии. Здесь в то время поощрялись доносы и шпионство, проводились обыски среди учеников. Поэтому у мальчика возникло отвращение к академическим порядкам.

Позднее Александр был зачислен в мастерскую профессора Егорова. Художественные успехи юноши по академическим работам давали основание профессору подозревать, что Иванов выполнял их с помощью отца.

Александр чувствовал недостаточность академического образования, поэтому чтобы расширить свой кругозор, он принялся за чтение книг по истории, искусству, западной и русской литературы.

Из ранних произведений Александра Андреевича следует отметить картину «Минин и Пожарский», а также великолепно исполненное полотно «Приам, испрашивающий у Ахиллеса тело Гектора», написанное в 1824 году. Созданное начинающим, восемнадцатилетним живописцем, это совершенное произведение покоряет зрелостью психологического анализа, тонким пониманием нравственной коллизии.

В 1827 году Иванов выставляет картину «Иосиф, толкующий сны заключенным с ним в темнице виночерпию и хлебодару».

Однако академическое начальство неожиданно усмотрело в этом произведении политические намеки, в результате художника обвинили в «сочувствии мятежникам и безбожии».

Над Ивановым нависла угроза ссылки, но из-за отсутствия доказательств эпизод был замят. В 1829 году художник пишет картину «Беллерофонт отправляется в поход против Химеры».

В 1830 году Александр Андреевич, получив за свои великолепные картины Большую золотую медаль, отправляется в Италию в качестве пенсионера Общества поощрения художников. Вернулся в Россию художник только в 1858 году.

Через некоторое время после приезда в Италию художник получает от родных известие о том, что по воле императора отца уволили из Академии: разрушились его карьера и благополучие семьи. После этого Иванов впадает в длительную депрессию, ощущая свое бессилие помочь горю близких; художник долго не может начать творческую работу.

Вдобавок ко всему Александр Андреевич вскоре тяжело заболел. Он подхватил малярию и долгое время не мог избавиться от нее, затем появились признаки легочного заболевания, кровохарканье. Однако все же молодость взяла свое: переболев телесными и душевными недугами, Иванов взялся за работу.

Он стал много путешествовать по стране, изучал местные памятники искусства, очень много читал, общался с передовой интеллигенцией.

В 1833 году художник заканчивает работу над произведением «Аполлон, Гиацинт и Кипарис, занимающиеся музыкой и пением». В этом полотне Иванов воплотил идею гармонии божественного и человеческого в идиллическом мире природы.

Следующая картина «итальянского» периода творчества живописца — «Явление Христа Марии Магдалине после воскресения», над которой он работал с с 1834 по 1836 год. Это полотно было отослано в Петербург в качестве пенсионерского отчета, и получила положительные отзывы. Через некоторое время картина была помещена в картинную галерею Эрмитажа.

Совет Академии оценил творчество художника, которое строго соответствовало классическим канонам, и присвоил ему звание академика.

В 1833 году у Александра Андреевича возник замысел новой монументальной картины — «Явление Христа народу». Эта всемирно известная картина стала апогеем его творчества, в ней раскрылся в полной мере могучий талант художника. В 1835 году живописец начал писать картину на холсте размером 172 х 147 см.

Однако в 1837 году, когда работа уже была близка к завершению, он взял другой холст, в семь раз больший (540 х 750 см). Работа над картиной занимала все мысли и время художника; было выполнено более трехсот подготовительных этюдов с натуры и альбомных зарисовок, многие из которых стали самостоятельными произведениями.

За время работы над картиной Иванов перечитывал литературу по истории, философии, религиозным учениям, несколько раз переосмысливал замысел и сюжет.

В перерывах в работе над «Явлением Христа народу» художник пишет несколько акварельных пейзажей Италии, среди которых «Дерево в парке Гиджи», «Аппиева дорога», «Понтийские болота».

Из жанровых композиций можно отметить композиции «Жених, покупающий кольцо невесте», а также несколько сцен октябрьского праздника в Риме. В 1841 году Иванов написал портрет Н.В.

Гоголя, с которым живописца связывала тесная дружба.

После того, как срок пенсионерства подошел к концу, художник оказался в тяжелом материальном положении. Иванов жил на пособия, которые ему удавалось выхлопотать у разных учреждений или меценатов. Он экономил на каждой мелочи; доходило до того, что художник утолял голод хлебом и водой.

Почти все деньги, которые ему удавалось достать, Александр Андреевич тратил на содержание громадной мастерской, покупку художественных материалов и оплату натурщиков. В обществе стали появляться слухи о психическом расстройстве художника, которые постоянно приходилось опровергать Гоголю.

Вскоре художник перестал понимать цену деньгам, которые получал на исполнение картин, своими отсрочками он создавал себе дурную репутацию. Он плохо разбирался в людях и фактически жил своими иллюзиями.

В начале 1850-х годов Иванов на время бросил работу над «Явлением Христа народу». У живописца появился новый замысел, еще более грандиозный, но откровенно несбыточный. Художник задумал серию росписей на стенах специально сооруженного здания, вроде храма. Это должно было стать своего рода современным истолкованием Библии.

В процессе работы Иванов создает огромное количество набросков, подготовительных рисунков, схем размещения росписей. Центральное место среди них занимают так называемые библейские эскизы – более двухсот акварельных композиций, которые долгое время после смерти художника оставались никому не известными и произвели сенсацию.

В 1858 году художник возвращается из Италии в Петербург. Иванов надеялся получить за картину всей своей жизни серьезную сумму, совершить поездку на Восток, а затем спокойно жить в Москве.

Но картина «Явление Христа народу», показанная сначала в Зимнем дворце, потом в Академии художеств, была встречена довольно сдержанно.

3 июля 1858 года, немногим более месяца спустя после возвращения из Италии, художник Александр Андреевич Иванов умер от холеры.

Картины Иванова  

art19.info

Русский художник Иванов С.В. Биография. Описание картин. . Художники-передвижники

Сергей Васильевич Иванов родился 4 июня 1864 года в городе Руза Московской губернии. Несмотря на то, что мальчик рано начал проявлять способности к рисованию, отец выбрал для него профессию инженера. Окончив училище в 1875 году, Иванов поступил в Константиновский межевой институт.

Однако выбранное отцом занятие пришлось Иванову не по душе. Он начинает заниматься в Московском училище живописи, ваяния и зодчества. Его руководителем был И.М. Прянишников. В 1882 году Иванов поступает в Академию художеств.

Уже по ранним работам легко можно определить основную тематику картин художника: история родной страны. Первая работа, принесшая начинающему художнику славу, — «В дороге. Смерть переселенца».

По манере исполнения это полотно очень близко к работам передвижников. Однако картину выделяет особенный взгляд на происходящее.

В полотне активно использованы выразительные средства композиции, огромную роль играет поэтический подтекст.

Из-за материальных проблем Иванов оставляет Академию и переезжает в Москву. Здесь в 1885 году он окончил Училище живописи, ваяния и зодчества.

Острые социальные проблемы всегда занимали художника. Соответственно, не удивительно, что Иванова заинтересовала актуальная тогда тема переселения в Сибирь. Появляется целый цикл картин, посвященных этой сложной трагичной тематике: «Переселенцы. Ходоки», «Обратные переселенцы».

С этим вопросом тесно связана и тема арестантов: «Беглый», «Бунт в деревне», «Отправка арестантов». Новые цветовые и композиционные решения, необычные ракурсы, декоративные цветовые пятна выдают влияние на творчество Иванова импрессионизма.

Для выделения главных объектов он традиционно использует световоздушные эффекты.

Этот период сменяет время, когда художник пишет в основном исторические полотна.

Он обращает особое внимание на состояние толпы в самые острые психологические моменты, силу русского характера, красоты народного быта. Картины этого периода отличаются особым колоритом.

Разительно отличается отношение художника к простым людям («Семья», «Поход москвитян. XVI век») и к представителям высших сословий («Царь. XVI век»).

Иванов преподает в Московском училище живописи, ваяния и зодчества, Строгановском художественно-промышленном училище. В 1905 году Иванов получает звание академика. Последние работы художника были посвящены трагическим событиям революции. Особенно поразило публику душераздирающим драматизмом полотно «Расстрел».

Художник умер 3 августа 1910 года в деревне Свистуха Московской области.

Лучшие картины Иванова С.В.

www.hudojnik-peredvijnik.ru

Пейзажист Михаил Иванов: картины, биография

Как и большинство русских художников второй половины XVIII века Михаил Матвеевич Иванов (1748-1823) происходил из “низшего” сословия. Отец его был солдатом лейб-гвардии Семеновского полка. Четырнадцати лет Михаил Иванов, вместе со своим младшим братом Архипом, поступил в Академию художеств.

Он обучался в “лакирном” классе (роспись по лакам), затем занимался натюрмортной живописью в классе “живописи птиц, зверей, цветов и плодов”. Для выпускной работы Иванов получил пейзажную программу.

За написанную по этой программе картину “Оливковое дерево”, которая соединяла в себе качества пейзажа и натюрморта и была написана по мотивам оды Ломоносова “На взятие Хотина”, он получил в 1770 году вторую золотую медаль и заграничную командировку.

Прибыв о Париж, Иванов определился к живописцу Ж.-Б. Лепренсу. В его работах этого времени ощущается тяготение к жанру (об этом свидетельствует, например, картина “Доение коровы”). Через два с лишним года Академия направила молодого художника в Рим.

Тут главенствующее место в его занятиях приобретает изучение пейзажной живописи. Иванов вернулся в Россию в 1779 году, кроме Италии, побывав еще в Испании и Швейцарии, где он совершенствовался как пейзажист. В 1780 году Иванов в чине премьер-майора едет к наместнику южных губерний Потемкину.

Его цель – в серии картин запечатлеть виды местностей, присоединенных в ту пору к России, или тех, за присоединение которых шла борьба. Он должен был стремиться к созданию пейзажей не декоративных, а точных, познавательно ценных, имеющих конкретное содержание.

Именно в процессе этой работы совершалось становление творческой индивидуальности художника.

Иванов побывал на Украине, на Кавказе, в Крыму, в Бессарабии.

Работая преимущественно в технике акварели (масляные картины его крайне малочисленны), он с необычайной для того времени верностью натуре запечатлевал чем-либо примечательные виды природы (“Ненасытецкий порог на Днепре”, 1780, “Вид трех церквей в Армении.

Эчмиадзин”, 1782, “Вид Инкермана”, 1783, “Вид Бен-дер” , 1790, “Вид Ясс”, 1793 и другие). В 1784-1785 годах Иванов исполнил много зарисовок Новгорода, а также присоединенной к России в 1772 году части Белоруссии.

В ряде акварелей Иванов выступал продолжателем традиции русских батальных изображений Петровской эпохи. С замечательной точностью изображал он места сражений (в 1787 году Россия снова воевала с Турцией) и сами сражения русской армии. Большой исторический интерес представляют мастерски выполненные им две большие акварели “Штурм Очакова” (1788).

К позднему периоду творчества Иванова (1790-е годы) относятся его пейзажи Царскосельского парка. В них художник не идеализирует природу, а запечатлевает ее естественную красоту, точностью, объективностью передачи всех ее особенностей утверждая ее самоценность.

В 1785 году Иванов получил звание академика, а в 1799 году его назначили советником Академии. В 1780 году художник возглавил класс батальной, а спустя несколько лет и класс ландшафтной живописи. Помимо этого, Иванов был хранителем рисунков Эрмитажа.

Первый русский художник, широко изучивший различные местности своей страны, много работавший с натуры, Иванов сыграл большую роль в воспитании плеяды русских пейзажистов. Одним из его учеников был Сильвестр Щедрин.

Картины Михаила Иванова

Петр I на реке Пруте

Дубровна. Мостик

Водяная мельница близ Карасу-Базара

Российская эскадра под командованием Ф.Ф.Ушакова, идущая Константинопольским проливом

Крепость-монастырь в Грузии

Князь Потемкин-Таврический с кавалерийским отрядом на набережной Невы. 1798

Крепость Инкерман в Крыму

Вид Новгорода со стороны озера Ильмень

Русский военный лагерь вблизи Карасу-Базара в Крыму

Вид Балаклавы с Генуэзской крепостью

Источник: http://evg-crystal.ru/kartiny/kartiny-ivanova.html

Ссылка на основную публикацию