Описание картины бориса кустодиева «купальщицы»

Где ты делась, несказанная // Тайна жизни, красота?

aurora_cruiser

Илья Машков. “Обнаженная”, 1918

Его же, но здесь не просто обнаженная, а “Сидящая обнаженная”, 1918.

К Машкову еще вернемся. Следуем далее с примерным соблюдением хронологии.Н.Чернышев, “Венера”, 1918.Н.Фешин, “Обнаженная в ванной”, 1918.Это тоже Николай Фешин. “Купальщица”, 1919.Вообще купальщицы в советской живописи стиля “ню” представлены очень обширно. Подтверждение тому будет чуть ниже.

А это Юрий Анненков, “Адам и Ева”, 1918.Его же “Портрет жены”, 1920.А вот таким образом художник Б.Григорьев изобразил “Цирк” в 1919 году.Вот опять купальщицы с одноименной картины Василия Шухаева, 1920 год.Это еще одна Венера, на этот раз Бориса Кустодиева, 1920.Тоже Кустодиев, и тоже 1920-й год. Но не “Венера”, а просто “Натурщица”.

А это тоже “Натурщица” того же года, но не Кустодиева, а Ильи Ефимовича Репина.Опять “Натурщица”, датированная 1920-ми годами. Автор – уже отмеченный нами Илья Машков.И еще одна “Натурщица” с той же неопределенной датой. Автор – Н.Тырса.Оставим на время натурщиц и перейдем к купальщицам и купальщикам. Зинаида Серебрякова, “Купание”, 1920-е.И.

Машков, “Симеизский пляж”, 1920-е.Он же, “Солнечные ванны в Крыму”, 1920-е.К.Сомов, “Летнее утро”, 1920. Идиллия!Кустодиев, “Купание”, 1921.Два варианта картины Кустодиева “Купальщица”, 1921 год. Раз…… и два.И еще одна “Купальщица” Б.Кустодиева, 1922-й.А формы-то, формы какие! Кустодиевские!Люди в те времена не только купались, но иногда еще и просто отдыхали. З.

Серебрякова, “Отдыхающая женщина”, 1921.Также Зинаида Серебрякова: “Катюша на одеяле”, 1922 и “Отдыхающая Катя”, 1923.А это Константин Сомов, “Спящая молодая женщина”, 1922.Та же самая Катюша на еще одной картине Серебряковой – видимо, это дочка художницы. “Стоящая девушка”, 1922.Еще пара стоящих натур. В.Тихов, “Русская красавица”, 1922.А.Кравченко. “Утренний туалет”, 1923.

Ф.Гончаров. “Обнаженная”, 1922.Н.Фешин. “Баня”, 1922.Три ранних рисунка Александра Дейнеки, большого любителя монументальных задних форм. “Женская фигура”, 1922.Дейнека, “Две натурщицы”, 1923.”Натурщица перед зеркалом”, 1928. Картина З.Серебряковой “Балетная уборная” датируется 1924 годом. В конце этого года Серебрякова уехала в Париж и больше в Россию не возвращалась.

С этого момента она, стало быть, утратила статус “советской художницы”.Еще на тему искусства: Иван Силыч Горюшкин-Сорокопудов, “Арфистка”, 1923.Две картины Ф.Малявина. “Сидящая девушка”, 1923.”Обнаженная в цветочной шляпе”, 1925.В.Тихов. “Девушка у зеркала”, 1924.И.Нивинский. “Отдых”, 1924.Н.Феофилактов. “Эротический рисунок”, 1924.Н.Фешин.

“Стоящая обнаженная модель”, 1925. СтоЯщая или стОящая?Снова перейдем к сюжетам водным. Купальщицы, пляжные отдыхающие, прочая праздная публика.В.Тихов, “Купальщицы”, 1923.А.Эрдели. “На берегу”, 1923.П.Дудинский, “У воды”, 1925.Ну и куда же без бани, да без кустодиевской пышности? “Русская Венера”, 1925. Борис Кустодиев.

Еще раз возвращаемся к творчеству Ильи Машкова, любителя пляжей и их обитателей.”Гурзуф. Женский пляж”, 1925.Тот же художник в том же месте, но годом позже. Машков, “На пляже. Гурзуф”, 1926.Иван Василец. “На морском берегу”, 1929.Еще несколько картин второй половины 1920-х. А.Кравченко, “Девочка в красном”, 1926.А.Самохвалов. “Девушки”, 1927.А.Яковлев.

“Стоящая девушка”, 1928. (может, всё-таки стОящая?)Исаак Бродский. “Скромная”, 1928.Евг.Кацман. “Лежащая обнаженная”, 1929.

1930-40-е годы – период торжества соцреализма. Хотя существовали и другие направления. Основными темами при изображении обнаженной натуры оставались “натурщицы в студии” и водные процедуры – пляжи, купания и баня.

Кроме как в студии – ради искусства, при гигиеническом омовении и оздоровительном принятии солнечных ванн советскому человеку, конечно же, негоже было щеголять нагишом.Итак, начнем с купальщиц.К.Сомов. “Купальщицы на солнце”, 1930.

В Коваленко, “На пляже”, 1930.
А теперь переместимся в студии художников.Картина В.Буковецкого так и называется – “В студии”. 1930 год.Петр Кончаловский. “Натурщица” (этюд). 1930.Иногда модели не выдерживали, да и засыпали. Н.Тырса. “Спящая модель”, 1930.Эта, похоже еще не заснула. Но на грани. Николай Мако, “Лежащая обнаженная”, 1930.Г.Горелов. “Обнаженная со спины”, 1930.

Александр Самохвалов. “Девочка с полотенцем”, 1930. Картинка безобиднейшая, но сейчас, боюсь, бедного художника чёрт те в чем бы обвинили…Юрий Анненком в 1930 году написал картину к 10-летию смерти Амедео Модильяни. “Памяти Модильяни”.Владимир Лебедев, “Обнаженная”, 1932.И еще одна картина того же художника, того же года и с тем же названием.

Помимо студийных и водных сюжетов, стали появляться изображения жанра “ню”, с тематикой “утро”. Это направление особо станет популярным позже, начиная с послевоенных лет.К.Сомов, “Летнее утро”, 1932.Александр Дейнека, куда же без него. “Купающиеся девушки”, 1932.А.Дейнека, “Полдень”, 1932.И опять – “Утро”. Александр наш Дейнека, 1933 год.Иногда художники рисовали мужскую натуру.

П.Кончаловский. “Ученики в мастерской”, 1932. Интересно там у них занятия проходили. Но тогда люди были неиспорченными, и ничего такого никому и в голову не придти не могло.Но все же художники предпочитали натуру женскую. Г.Горелов. “Лежащая девушка”, 1934.А вот тут соцреализм и не ночевал. Давид Бурлюк, “Обнаженная”, 1933.Ф.Антонов, “На солнце”, 1934.

Игорь Грабарь, “Флора”, 1934.А.Самохвалов, “После кросса”, 1935. Спортсменка, и наверняка – комсомолка…В.Тихов. “Купальщицы”, 1935.Б.Яковлев. “Девочка на камне”, 1936.Картина Вл.Пебедева с неожиданным названием “Кассирша”, 1936.А через год художник рисует ту же кассиршу, но уже с названием “Женщина со скрещенными руками”.Иван Астахов, “Модель”, 1937.

Николай Тырса, “Сидящая модель”, 1937.Художница Татьяна Маврина явно отошла от принципов соцреализма и подверглась чуждым влияниям. “Обнаженные с синим чайником”, 1936.Ее же, “Портрет Ольги Гильдебрант”, 1937. Ничего так портретик, да?Ольга Амосова-Бунак, “Одуванчик”, 1939.И опять водно-помывочные дела. Н.Богданов-Бельский, “Перетягивание каната”, 1939.

Александр Герасимов, по всей видимости, был любителем бани. Особенно женской. “В бане”, 1940.Его же “Баня”, датированная как-то странно: 1938-1956.В.Дрезнина, “Отдых на берегу”, 1940.С.Луппов, “Три грации”, 1940.И снова Александр Дейнека, “Бегущие девушки”, 1941.Аркадий Пластов, “Трактористки”, 1942. Мужчины воевали, а женщины осваивали совсем не женские профессии…

В студиях художников, несмотря на тревожные предвоенные годы, жизнь не затухала. Александр Лабас, “Обнаженная перед зеркалом”, 1940.Константин Вещилов, “Женский портрет”, 1940.Николай Денисовский, “Обнаженная с веером”, 1940.Сергей Герасимов, “Натурщица”, 1940.А это уже послевоенное время.Юрий Пименов, “Утро”, 1946.Г.Шегаль, “Натурщица”, 1947.О.

Кулагина, “Натурщица в студии”, 1948.Евг.Кацман, “Обнаженная”, 1949.Мих.Баранчеев, “Утро”, 1949. Картину Александра Герасимова “Русская баня”иногда датируют 1949, а иногда 1950 годом. Но поскольку выше уже есть работы этого художника на банную тему, отнесем и эту к 1940-м годам.

В 1950-е – 60-е годы соцреализм оставался главным направлением в советском искусстве.

И, так же как и в 30-40-е, изображение обнаженной натуры должно было соответствовать его канонам. Набор ситуаций, где таковая натура могла засветиться был ограничен: берег реки или моря, баня, душ, ванна, ну, и, конечно, мастерская художника. Но еще в 40-е в теме “ню” стало появляться некоторое разнообразие сюжетов, еще более заметное в живописи и графике 50-х и особенно 1960-х.

Вот, например, тема “утро”. Видимо, в эти годы считалось, что советской девушке или женщине вполне с руки, проснувшись с утречка, покрасоваться топлесс, или даже вообще в чем мать родила.

1950. Н.Сергеева. Доброе утро

Ну, а дальше – разные натурщицы, позирующие разным художникам.

1950. А Завьялов. Натурщицы на фоне драпировок
1950. В Аракчеев. Сидящая женщина.1950. Вл Лебедев. Обнаженная натурщица1950-е. В Дмитриевский. Обнаженная1953. Всеволод Солодов. Натурщица

А теперь – водные процедуры! Пляж, баня, пловчихи, купальщицы.

1950. Н Еременко. На песке1950-е. Б Шолохов. Баня1950-е. Т Еремина. Пловчихи

Странная картина, точнее, ее название. Ну, справа-то точно, пловчиха. По поводу того, кто посередине – есть сомнения: мне все же кажется, что это пловец. Ну, а уж слева в стрингах и с голым задом – ну, точно не пловчиха…

А вот и Александр Дейнека, со своими задастыми моделями, куда ж без них!

1951. А.Дейнека. Эскиз к картине “Купальщица”1952. А.Дейнека. Купальщицы1951. А. Дейнека. Натурщица1952. А. Дейнека. Натурщица1953. Дейнека. Лежащая натурщица1953. Дейнека. Лежащая с мячом

Две последние, особенно та, что без мяча — не столь внушительного рельефа. И мужичок ничё, только коротконог малость.

1955. Дейнека. Обнаженный натурщик

Несколько картин художника Андрея Гончарова.

1952. Андрей Гончаров. Обнаженная на сиреневом фоне1952. Андрей Гончаров. Обнаженная сидящая1954. А. Гончаров. Лежащая обнаженная с тюльпанами1955. А. Гончаров Обнаженная, лежащая на красном1956. А. Гончаров Обнаженная на полосатом1958. А. Гончаров. Обнаженная модель

И вот, появляется уже разнообразие сюжетов. У Пименова сюжет, хотя и связан с купанием, но не совсем стандартный, а у Глазунова — вовсю веет пряным эротизмом.

1955. Юрий Пименов. Зимний день1956. Илья Глазунов. Утро

Еще несколько студийных натурщиц 1957-58 годов. Первая и третья — на зависть Дейнеке!

1957. А. Ольхович. Обнаженная1957. Михаил Божий. Обнаженная1958. А.Самохвалов. Обнаженная1958. Р. Подобедов. Сидящая натурщица

Вот А.Сухоруких вносит еще больше разнообразия в ню-сюжеты. И “Полуденное солнце”, и “Утро” наполнены романтикой…

Читайте также:  Описание картины николая рериха «заморские гости»

1958. А. Сухоруких. Полуденное солнце1960. А. Сухоруких. Утро

Купальная сцена, тоже не совсем типичная. В центре композиции — женщина или девушка — за простыней не видно — зачем-то загораживает этой самой простыней девчонку, протягивающую руку, по-видимому, за одеждой.

Мол, я тебя загорожу, пока ты одеваешься. Но вот загадка: от кого?! С берега-то все видно, художник-то вот и подсмотрел! А со стороны озера – явно никого нет, да и другие не очень стесняются, та, что справа, сидит себе в полном неглиже.

.. Загадочная картина ☟

1958. Чернышев. Купание на озере

Опять утро. Ну да, назвать такую картину “лежащая натурщица” нельзя, уж больно в фривольной позе она лежит, а так — ну, проснулась дамочка, ну, потянулась — что такого?

1959. Л.Астафьев. Утро

Снова морская тематика. В моду входят уже совсем не дейнекинские формы…

1959. М. Дерюгин. У моря

Два рисунка художника Григория Гордона. Читающая девушка — тоже популярный в те годы сюжет. Ну, читать можно и в таком виде, если жарко, например.

1960. Г.Гордон. Девушка с книгой1959. Г.Гордон. Сидящая девушка

Еще три картины водной тематики.

1960. Владимир Стожаров. Баня. Стирающая женщина1960. Михаил Малявин. Девушка и море1960-е. Федор Самусев. После бани

Несколько студийных ню. У Урусевского и Резниковой модели уже совсем худосочные…

1960. Геннадий Трошкин. Обнаженная1960. Р. Подобедов. Молодая натурщица1960. С.П. Урусевский. Обнаженная модель1961. Евгения Резникова. Натурщица Лиза

Герои полотен В.Холуева легко узнаваемы. Что-то в них есть кукольное. Набор сюжетов – стандартный: обнаженная в студии, море, утро.

1960-е. В. Холуев. Лежащая обнаженная1960-е. В. Холуев. Обнаженная1960-е. В. Холуев. Рожденная морем1960-е. В. Холуев. Утро1962. В. Холуев. Обнаженная

“Весеннее утро” А.Сухоруких, хотя и сочетает в себе два типичных сюжета – утро и купание, но здесь нагота героини вторична; это “ню” не ради “ню”, а вполне себе жанровая картина.

1962. А. Сухоруких. Весеннее утро

Дальше смотрим: и студии, и пляжи, и девушка с книгою еще одна… 60-е годы несли на себе отголосок вольности, снятия многих запретов, и чем дальше, тем больше свободы ощущается и в сюжетах, и в исполнении. Кроме того, нетрудно заметить, что внушительных форм уже почти не встречается.

1962. Владимир Лаповок. В мастерской1962. Максим Решетин. Морской берег1962. М.Самсонов. Обнаженная1963. С.Соловьев. Обнаженная девушка1964. А.Самохвалов. На пляже1964. В. Скрябин. Обнаженная1965. А.Сухоруких. Девушка с книгой1966. А.Сухоруких. В мастерской художника1965. Н.Овчинников. Вечерняя мелодия1966. Антонов. Банька в деревне Титово. Сёстры1966. Дмитрий Наушев. Дачный вечер

А здесь какой-то всплеск интереса к рубенсовско-дейнековским выпуклостям. Надоели “худышки”?

1966. Тетерин. Обнаженная1967. Капарушкин. Сибирячка1967. А.Суханов. В мастерской

Ну, а это совсем уж фривольный сюжет. Прямо садо-мазо. Парня застукали за подглядыванием…

1967. А.Тарасенко. Наказание

Не купание, заметьте, а просто – отдых. Гуляла по горам девушка в шляпе, устала. разделась и присела на камушек…

1967. В.Чаус. Отдых1968. Анна Данилевич. На пляже1968. Владимир Лаповок. Спящая1968. Май Митурич. Обнаженная1968. Петр Булгаков. Натурщица Оля

А эта картина — вообще на грани. То ли школьники, то ли студенты вот так запросто пришли на бережок, куда, судя по наличию мостков, не только они ходят, разоблачились полностью, достали краски с мольбертами — и ну друг друга рисовать!

1969. М.Толоконникова. На этюдах1969. Анна Данилевич. После купания1969. Ю. Ракша. Август1969. Ю. Ракша. Сон

Веселым временем были эти самые 1960-е…

Источник: Макспарк

Источник: https://aurora-cruiser.livejournal.com/810151.html

Борис Михайлович Кустодиев

Борис Михайлович Кустодиев (1878-1927г.).Семья Кустодиевых снимала квартиру во флигеле особняка богатых астраханских купцов.

Все крупные «купеческие» события, праздники, семейные и церковные, проводились с размахом, чтоб произвести впечатление на «улицу».

Борис Кустодиев помнил все: какая купчиха во что была одета, очередность вывесок над лавками, какой фонарь стоял на том или ином перекрестке…

Астрахань в те времена была большим торговым и культурным центром. Ярмарки, балаганы, выставки, театральные представления… Мир так и вторгался в душу будущего художника ошеломляющим разнообразием.

В пятилетнем возрасте Кустодиев увидел оперу Глинки «Жизнь за царя». И с той поры стал неисправимым театралом.

В год поступления в гимназию увидел великую живопись: в Астрахань приехали передвижники со своей очередной выставкой. Суриков, Крамской, Поленов… «Боярыня Морозова», «Христос и грешница», репинские портреты… Подлинное искусство запомнилось навсегда.

Кустодиев поступил в Петербургскую Академию художеств в удачное время: в ней была проведена реформа. В качестве профессоров были приглашены многие мастера из Товарищества передвижников, а сама Академия отныне именовалась Высшее художественное училище.

В феврале 1898 года Кустодиева зачисляют в мастерскую Репина. Можно вообразить, с какой радостью встретил эту новость молодой провинциал Борис Кустодиев.

В те времена все знали: царь зверей — лев, царь птиц — орел, первый русский поэт — Пушкин, композитор — Глинка, художник — Репин. Мастерская знаменитого художника, по общему признанию, была лучшей в Высшем художественном училище.

Скромный и незаметный, Репин, работая с учениками, раскрывался весь без остатка.

В октябре 1903 года Борис Кустодиев заканчивает Высшее художественное училище с золотой медалью и получает право работать и в России, и за границей.

Как и для большинства русских художников, поездки за границу стали для Кустодиева дополнением к образованию.

Вернувшись на родину, Борис Кустодиев фантастически много работает. Иллюстрации для журналов, эскизы декораций, рисунки, картины и портреты, портреты… Хотя кто из художников работает мало? Писать для каждого из них — значит жить.

«Купчиха» — картина о русской красавице. Это русская Елена Прекрасная, уверенная в своей красоте и неотразимости. Спящая наяву красавица. Вся фигура ее полна покоя и умиротворения.

Она настолько естественно вписана в волжский пейзаж, что кажется, будто она стояла здесь всегда. По откосу поднимается парочка: или купец с молодой супругой, или приказчик со своей «симпатией». Та, в свою очередь, как две капли воды похожа на главную героиню.

Та же правильность черт лица, та же плавность движений… Даже платок на руке такой же. Картина звучит как мощный хорал во славу жизни.
Жизнь творческая и жизнь бытовая редко находятся в гармонии. Кустодиев был человеком слабого здоровья. Болезнь позвоночника приковала его к креслу, когда ему было только 34 года.

Но взгляните на его картины. Ни в одной из них нет следа болезненности.

«Масленица», «Балаганы», «Ярмарка», «Купальщицы» — каждое из полотен так и «кричит» о радости жизни, о празднике бытия. «Если не позволите мне писать, я умру!» — ответил художник на требование врачей после операции прекратить занятия живописью.

И Кустодиев создает целую серию блистательных акварелей под общим названием «Русь». Здесь и купцы, и половые, и странники, и булочники, и, разумеется, постоянная любовь художника — красавицы купчихи.

«Купчиха перед зеркалом», «Купчиха за чаем» — мир драматурга Островского вторгается в нашу жизнь с полотен Кустодиева.

«Сочный, необычный, красочный, обаятельный и смешной образ русского быта», — напишет впоследствии один автор о творчестве художника.

Удивительными были сеансы позирования великого Шаляпина, когда Кустодиев писал его портрет. Громадный Шаляпин не «помещался» в мастерской художника. Он и на портрете не очень-то помещается. Кажется, сейчас певец скинет шубу и запоет: «Э-э-эй! Ух-хне-ем!».

Во время похорон Кустодиева шел дождь. Но солнце, которого так много на картинах художника, все-таки вышло из-за туч, чтобы с ним попрощаться.

Источник: http://pochemuha.ru/boris-mixajlovich-kustodiev

Стихи о Кустодиеве Борисе Михайловиче

«Арбатский переулок. Масленица» Бориса Кустодиева

Расчудесный в доброй сказкеЭпизод уютный, милый.Переулочек Арбатский,

Яркий праздник белокрылый!

Под дугою звонко-звонкоКолокольцы бьют — февраль!Берегись! И смех вдогонку —

Кучер, брось не зубоскаль!

В этой сказке на картине,Радость льётся и веселье!На деревьях белый иней,

Снежное здесь новоселье…

Жизнь кипит, все чинно, броско,В соболях купцы гуляют,Веселится люд московский,

Дружно праздник прославляют!

Фурсова Валентина

*****

«Арбатский переулок. Масленица» Бориса Кустодиева

К весне приблизилось светило в небе синем…Богатства зимушки еще не оскудели,Но славит жизнь провинциальная Россия –Гуляет Масленица целую неделю!Притих в заснеженных ветвях берёз косматыхЛюдским испуганный весельем, зимний ветер…В лучах холодного февральского закатаГосподний храм, что на пригорке, чист и светел.Мороз не слаб, но он гулянья не отменит,Холмистый город смело стужу провожает!По белу снегу пролегли густые тени –Такие тени лишь в конце зимы бывают.Великий пост, как и весна – не за горами,Тропу протопчут люди к церкви пятиглавой…Ну, а сегодня пахнут улицы блинамиИ смотрит храм на всенародные забавы…В упряжках ярких залихватски мчатся кони,Узором красочным расписаны все сани…Заманит в круг парней и девок звук гармони…И бубенцы звенят, и денежки в кармане!Напротив дома с яркой вывеской бумажнойКупцы предались незатейливой беседе…Гуляет знать неторопливо и вальяжно…Между людьми снуёт разносчик всякой снеди…У стен театра городского люд толпится,И у шатров торговых тоже многолюдно…Природа, люди, церковь – всё желает слитьсяВ единый праздничный пейзаж, нарядный, чудный!Дома пусты. Народ, от мала до велика,Охвачен радостным и искренним весельем!Россия-матушка, раздольна, многолика,

Читайте также:  Описание картины аркадия пластова « из прошлого»

Ликуя, мчится по огромной карусели…

Маркова Алевтина

*****

«Купчиха с зеркалом» Бориса Кустодиева

Красуется перед собой купчиха
У зеркала, держа его в руке.
Покрыта шалью, час без передыха,
Чарует всех, кто был невдалеке.
И платье алое её красиво,
Хозяйские меха, что в сундуке.
Ашаль её с атласным переливом

Серебрянным узором, в завитке

Заворожила крепкого мужчину.
Ему по нраву, за купчиху горд,
Румяность щек, достаток — вот причины.
К тому ж с иконы наблюдает Бог.

А на столе на скатерти пурпурной
Лежит шкатулка, бусы, мишура.
Отделкой золотит сундук фактурный —
Мерило нажитого здесь добра.

Ханин Борис

*****

«Красавица» Бориса Кустодиева

Румяна русская Венера,Роскошна ликом, пышнотела!Образчик нежной красотыВ ней столько шарма, простоты.Давно заря за лес промчалась,Купчиха не спеша поднялась.На ложе так полулежит,В том целомудрие и стыд.В ней есть и грация, и прелесть,И обличенье фарисеев.Стыдливо прикрывает грудь,В глазах же можно утонуть.Те васильковы, ясны очиВлекут — внутри душа клокочет.

Она же безмятежна и лукава,Сокровище мол я по праву.Сколов в пучок пшеничность кос,Открыла кожу — свежесть рос.От малых ступней до плечаКак кружева ажур бела.И в одеяле чаровница —Клубнично-сладкая юница.А округлые подушки —Тела копии-подружки.Вокруг — пристанище цветочков,На сундуке, стенах, в куточках.В народе знать это достаток,Дает комфорта отпечаток.

Всё дышит шиком и покоем,И любованием собою.Восторг — купчихи красота,

Мещанства главная черта.

Медовая

*****

«Красавица» Бориса Кустодиева

Какой лубок, какие телеса.
Рукою грудь прикрыта чуть стыдливо.
А вот сама красавица на диво
Совсем не смущена.

Её «фасад»,
Атласная фактура одеял —
Все оттеняет колорит фигуры
И губ её, и глаз, её натуры.

Царицей сделал кто её писал,
А может быть не зря обнажена?
Р.S. Наверно целомудренна она.

Ханин Борис

*****

«Купец, считающий деньги» Бориса Кустодиева

Костяшки счет находятся в покое:Рассчитаны расходы и доход.Усталое от дел, лицо такое —Купец определил свой оборот.Прижимистый и жадный по натуре,На деньги руку твердо положил.Его благополучие — в фигуре,Торгуя в лавке, всё себе нажил.Ценой достаточно больших усилийОн заработал скромный капитал.Основу экономики России

Погубят вскоре. Вот таков финал.

Ханин Борис

*****

«Ярмарка» Бориса Кустодиева

В самой Третьяковке, где с песней по ВолгеНатужно идут бечевой бурлаки,Где бледный царевич несется на волке

И в золоте осень грустит у реки,

Картина висит. Там в лиловом свеченьеПлывет над базаром размеренный звон,Народ призывая к молитве вечерней,

Подняв над березами стаи ворон.

Но только играет задорно тальянка,Еще не распродан товар на лотках,Еще обсуждают покупки крестьянки

В сатиновых юбках и ярких платках,

Еще не раскуплены грабли, корзинки,Еще под откосом речушка видна,Где в заводях тихих уснули кувшинки

И стайки мальков мельтешатся у дна.

Пока темнотой не укрыты красоты,Два храма, паря над старинным селом,Сияют, как снег, и горят терракотой…

Их бешеным веком – не ветром – снесло.

Все смыло. Так сваи бурлящим потокомРека вырывает под старым мостом.И лишь колокольня печальным упреком

Торчит из земли одиноким перстом.

Да стаи ворон, как посланцы из ада,Злорадно кричат над безликим селом…Картина – в Москве. А что было отрадой,

Что грело сердца – все быльем поросло.

Островская М.

*****

«После грозы» Бориса Кустодиева

П*ренебрегая четкой перспективой,
ПО*чти что исказив вокруг пространство,
КиС*ть живописца сделала красивым
Уже Л*убка таинственное царство.
В небЕ*сной глади радуга сияет.

Г*орит изба, дым устремился в небо.
КР*естьяне погорельцам помогают.
А вО*т купальщицы полны лишь негой.
ПейЗ*аж — картина деревенской жизни.
ВиднЫ* контрасты на земле отчизны.

Ханин Борис

*****

«Русская Венера» Бориса Кустодиева

Роскошное тело у русской бабенки,
У печки стоящей в крестьянской избёнке.
С белеющей кожей, здоровьем отменным,
С красивым лицом, взглядом столь откровенным.
Красивы глаза василькового цвета.
Явленье богини в период расцвета.

Вагина прикрыта пучком из березы.
Ей сроду не стрАшны ни жар, ни морозы.
На роды способна детишек здоровых.
Ещё их поднимет в условьях суровых.
Руками коня на ходу остановит,
А если пожар, то избу восстановит.

Ханин Борис

*****

«Купальщица» Бориса Кустодиева

К*акой фигурой колоритной
ХУ*дожник наделил её своей рукой,
НаП*равив взгляд глаз любопытных
На нА*рушителей, тревожащих покой.

Её боЛ*ьшое очень тело
И мощЬ* его в размерах всё же женских плеч
Для женЩ*ины, бесспорно смелой,
НеобходИ*мы также и для нежных встреч.

Тела и лиЦ*а на картине
В те временА*, как образ женщин в русском мире.

Ханин Борис

*****

«Кулачный бой на Москве-реке» Бориса Кустодиева

К*то на Руси не знал забав, как рукопашный бой.
КУ*лак оружием был там и драться мог любой.
НеЛ*ьзя лежачих было бить и бить, конечно, в пах.
ЗабА*ва эта на Руси приобрела размах.

КонеЧ*но, дрались мужики все, не жалея сил.
ВоенН*ой славой обладал лишь, тот кто победил.
ПобеднЫ*м был финал, когда живых бойцов стена
Других боЙ*цов сминала прочь.

И каждая «война»

Б*ольшой попойкой завершалась дружно в кабаке.
ПО*том уж обсуждалось все на сочном матерке,
ПоЙ*мет, который только тот, кто пьяным был всерьёз.

В обН*имку позже выходили с песней на мороз.
Все нА*чиналось в зимний праздник (святки) ясным днем:

М*ороз и легкий ветерок был люду нипочем.
СО*брался посмотреть на бой простой честной народ,
ПоС*ледними пришли на сход детишки, всякий сброд.
Уже К*улачники пришли все дружно. У реки
УслоВ*ия борьбы своей решали игроки.
И преждЕ*, чем начать сейчас свой рукопашный бой,

Р*угаться начали и в спор вступили меж собой.
НЕ* могут примириться с тем,как сложится борьба.
БоК*а намяли одному — видать его судьба.
ТепЕ*рь то можно начинать кулачную борьбу.
P.S. А кто картину не видал — все это не поймут.

Ханин Борис

*****

«Молодая купчиха в клетчатом платочке» Бориса Кустодиева

Довольна жизнью, видимо, во всём:И в том, что молода, здорова.И что она имеет крепкий сон.

Что по характеру бедова.

Узреешь на портрете прелесть в ней:В лице округлом и во взгляде,В разлёте тёмных девичьих бровей,

Зеленоватых глаз раскладе.

В её румянце нежном на щекахИ в милых губ её строенье,И в озорстве в её больших глазах,

В её хорошем настроенье.

На голове её цветной платок,Что крупно в клеточку раскрашен,Скрывает волос, Даже завиток

В портрете не особо важен.

Платок по цвету, как её глаза,Почти с зеленым переливом.Художник в ярких красках показал,

Каким он может быть красивым.

Гармония с природой и уютНас впечатляют в этом мире,Что на картине краски создают,

Нам, говоря о русской силе.

Ханин Борис

*****

«Зимний пейзаж» Бориса Кустодиева

На картине морозный денёк.Фейерверк на деревьях от инея.Это красочный зимний лубок.

В нём зима будто вся бело-синяя.

Сани мчатся. Бубенчик звенит.Снег хрустит под копытами лошади.На навоз стая птичек летит,

Что лежит на заснеженной площади.

Слева ярко-зеленый забор.Он, усадьбу собой окружающий,Как картинка, где светлый узор,

Чувство праздника, радость рождающий.

Две девицы в шубейках стоятИ болтают о чем-то без Умолку.И контрастный по цвету наряд

Превращает их каждую в куколку.

Сочных красок полно полотно,Создающих собой настроение.Все о русской природе оно,

Вызывающей лишь восхищение.

Читайте также:  Описание картины василия верещагина «побежденные. панихида»

Ханин Борис

*****

«Купчиха с покупками» Бориса Кустодиева

Ни с кем не перепутаешь её:Купчиха наша русская идёт.И движет тело женское своё,

Как будто по реке ладья плывёт.

Купчиха, рослая собой, пышна.И розовое платье ей к лицу.Купеческая стать во всём видна.

Не безразлична к дерзкому словцу.

Бордовая накидка на плечахИ шелковый зеленоватый зонтХранят прохладу в солнечных лучах

Средь туч, весь обложивших горизонт.

На голове её цветной тюрбан.К накидке очень он подходит, в тон.Салоп с бантами отражает сан.

Всё ж важен для купчихи их фасон.

Она не дама голубых кровей,Видны в ней крепкий дух и простота,Не чужды ей любовь, игра страстей,

Капризный нрав, но чаще доброта.

Звучат по всей брусчатке каблучки.Широкая походка, важный вид.И смотрят на купчиху мужички,

Их каждый взгляд почтением сквозит.

За ней плетётся парень молодой,Мешок с корзинкой что несёт в руках.Пакет он держит с разною едой

И угодить старается. Свой страх

Он подавляет за её спинойИ, еле поспевая, лишь сопит.Своей он верен барыне одной

И преданно в затылок ей глядит.

Жизнь по утру имеет свой черёд.В трактир завозят разную еду,И прыткий конь разгрузку мирно ждёт.

Потом и на кормёжку поведут.

И будет цокать по брусчатке он,Невольно нарушая тишину.И станет разносится этот звон,

Напоминая барыню одну.

Ханин Борис

Источник: http://chto-takoe-lyubov.net/stixi-o-kustodieve-borise-mixajloviche/

Читать

Борис Михайлович Кустодиев оставил сравнительно немного работ, посвященных родной Астрахани. Одна из картин написана в голодном Петрограде в 1918 году.

Полупарализованный художник, почти лишенный возможности общения с внешним миром, воскрешает в памяти светлую пору астраханской юности.

И на холсте возникает мост через реку Кутум в предзакатный час, и бричка на мосту с бородатым пассажиром, и две девицы, весело беседующие с облокотившимся на парапет кавалером.

Внизу, под мостом, влюбленные катаются по реке на лодках. Деревья склонились над водой. В отдалении виден силуэт пожарной каланчи. Эта сценка словно окутана романтической дымкой.

Все как в жизни? Не совсем так! Внимательный зритель разглядит на полотне, в левом нижнем углу, деревянную купальню и двух обнаженных женщин. Одна из них, стоя на мостках, как бы раздумывает: прыгать в воду или нет? Другая уже плавает в реке и подбадривает подругу.

«Да не может быть, — скажет строгий критик, — чтобы вот так, ничего не стыдясь, на виду у всего честного народа!» И строгий критик совершенно прав: вряд ли можно было увидеть такую сценку на астраханском Кутуме в пору юности художника. Но тем и дорог нам Кустодиев, что он умел по-своему воссоздавать жизнь, слегка разбавив реальность собственной фантазией, окрашенной легким, притягательным юмором.

Пора юности Кустодиева пришлась на конец XIX века, и это время расцвета Астрахани — крупнейшего на юге страны центра добычи рыбы, торговли.

Простой люд знает: в Астрахани не пропадешь, работа всегда найдется и, стало быть, сыт будешь. Южный порт неспроста зовут в народе «баловницей», «балуй-городом».

Здесь и рыбы вдоволь, и разных яств, и местное вино, «чихирь», недорого, но голову приятно кружит.

А начала развиваться Астрахань как южный форпост Руси после покорения ее Иваном Грозным, прибавившим к своим громким титулам еще и «царя астраханского».

В разные времена в развитие города внесли вклад и Петр Великий, повелевший осушить болота и построить при порте адмиралтейство, и здешний губернатор в правление Елизаветы Петровны тайный советник Василий Татищев, славный не только на административном поприще, но и трудами по «Истории Российской с древнейших времен».

В памяти народной надолго остались воспоминания о набеге на город лихого донского казачьего атамана Стеньки Разина. Одни видели в нем героя, другие — злодея.

В старинной летописи появление его в городе описывалось такими словами: «Многим летом прешедшим от покорения под Российскую державу царства Астраханского, в лето 7175 (1667) майя в 7 день, пришед с реки Дона к Волге на Камышенку донской казак Стенька Разин и с ним великое число сволочи и бродяг донских же казаков и всякого подлого народа» [1].

Славилась Астрахань и как место, где легко укрыться от государевой карающей руки и сектантам, и всем другим, кто вступил в конфликт с властью.

В сочинении конца XIX века «О состоянии сектантства в Астраханском крае в царствование Александра Благословенного» говорится: «Издавна Астраханский край служил приютом для недовольных строем общественной жизни; со всех центральных городов стекался сюда бродячий люд.

“Если хочешь в Камыши, так паспорта не пиши, а захочешь в Разгуляй — и билет не выправляй”. Камыши, — поясняет автор книги, — это Камыш — Самарские степи, а Разгуляй — народное название Астрахани; это места, где среди степной казатчины постоянно укрывались беглецы из внутренней России» [2].

И еще одна важная примета города, обусловленная его пограничным положением, — этническая пестрота, разноликость. В конце XVIII века М.

Чулков в своем труде «Историческое описание Российской коммерции» особо отмечал выгоды, «которые приносить может Астрахани наиудобнейшее по Каспийскому морю сообщение с Азиатскими государствами, как то Персиею, Хивою, Бухарией и пр.

, с которыми производить торговлю гораздо способнее Астраханцам, нежели всякого другого народа жителям» [3].

В том же сочинении сообщается, что гостиных дворов в Астрахани три: Русский, Армянский и Индийский и что «в Астрахани живут разные народы, как то Армяне, Индийцы, Татары, Грузины, Персияне и некоторые из европейцев, Католицкого и Лютеранского законов; а вне города поблизости кочуют Калмыки» [4].

Многоликость и разномастность жителей города непременно отмечали наряду с внешним обликом Астрахани именитые «проезжие», побывавшие здесь в середине XIX века.

Так, в июне 1857 года Тарас Шевченко, заглянувший в Астрахань по освобождении из десятилетней ссылки, записывает в путевом дневнике впечатления от прогулки по Московской улице: «Улица — хоть куда.

Дома большей частью трехэтажные, украшенные снизу, как водится, вывесками, преимущественно голубыми с золотом. Из лавок, преимущественно галантерейных, выглядывают вяло-красивые армянские и изредка персидские выразительные физиономии.

Гостиный двор, несмотря на массу, здание легкое и даже грациозное» [5].

Годом позже, осенью 1858 года, Астрахань навестил во время путешествия по России знаменитый французский романист Александр Дюма. Ему не составило труда заметить, что мостовая — роскошь, совершенно неизвестная в Астрахани, и зной превращает улицы в пыльную Сахару, а дождь — в озера грязи.

«На протяжении жарких месяцев улицы пусты с 10 часов утра до 4 часов вечера. С 4 до 5 часов дома гудят как пчелиные улья, открываются лавки, улицы запружаются народом.

На порогах домов появляется множество людей, из окон высовываются головы, которые с любопытством рассматривают прохожих, представляющих собой образцы всех рас» [6].

На добыче и торговле рыбой в Астрахани делались миллионные состояния.

И как же было не богатеть, если рыболовецкая шхуна окупает себя уже через два года! Одна за другой появляются преуспевающие пароходные компании. Город быстро богател, рос вширь, благоустраивался.

Многочисленные магазины в его центре соседствуют с роскошными особняками местных богачей — Сапожниковых, Агабавовых, Беззубиковых…

А ближе к окраинам, за чертой сформированного еще при Татищеве Белого города, селится народ попроще, и купцы здесь уже не «миллионщики», а средней руки.

Борис Кустодиев появился на свет 23 февраля (7 марта) 1878 года. Он стал третьим ребенком в семье преподавателя Духовной семинарии Михаила Лукича Кустодиева и его супруги Екатерины Прохоровны Кустодиевой (в девичестве — Смирновой).

Рассматривая происхождение фамилии Кустодиев, некоторые склонны видеть в ней старославянские корни; значения слово «кустод» — сторож, привратник в церкви. Это позволяет предположить, что предки художника по мужской линии издавна были связаны с церковной жизнью.

Но достоверно известно лишь то, что дед художника, Лука Кустодиев, служил дьячком в селе Царево Самарской губернии. По духовной линии пошли и трое сыновей Луки — Степан, Константин и Михаил. Все они учились в Саратовской семинарии.

После назначения в 1859 году старшего из братьев, Степана (получившего, как гласила семейная легенда, по недоразумению иную фамилию — Никольский), наставником в Астраханскую семинарию, туда же перешел учиться и Михаил.

А средний из братьев, Константин, к тому времени второй год обучался в Московской духовной академии.

По стопам Константина пошел и Михаил Кустодиев: в 1862 году, после окончания семинарии, его — одного из лучших воспитанников — отправили продолжать образование в Казанской духовной академии.

Источник: https://www.litmir.me/br/?b=157160&p=71

Ссылка на основную публикацию