Описание картины диего веласкеса «пряхи»

Диего Веласкес Пряхи, или Миф об Арахне: Описание произведения

Перед нами масштабная картина, которую знаменитый социолог ХХ века Хосе Ортега-и-Гассет считал лучшей из поздних картин Веласкеса.

Не избалованные всеобщим вниманием «Менины» с испанскими королевскими особами, а простонародных «Прях», написанных Веласкесом за три года до смерти (Прадо, где хранится полотно, датирует картину 1655 – 1660 гг), называет Ортега настоящей вершиной.

Но для понимания картины, полное название которой «Пряхи, или Миф об Арахне», потребуется определённое интеллектуальное усилие.

С первого взгляда не сразу и сообразишь, что именно перед нами происходит: никто из женщин не смотрит на зрителя, не посылает ему объяснительных сигналов. Позы прях на переднем плане настолько же реалистичны, насколько необычны.

Обычно Веласкес писал королевских или придворных особ – они располагались лицом к зрителю и изображались в традиционной торжественной статике (1, 2, 3, 4). А здесь мы видим героинь в ритмичном волнообразном движении. Некоторых – со спины. Других – наклонившимися, развернувшимися, присевшими – словом, полностью поглощенными работой.

Помещение, где женщины заняты пряжей, темновато. Это заставляет вспомнить о ранних бодегонах Веласкеса – бытовых сценках, исполненных в манере Караваджо (1, 2). А впереди, в смежной комнате, отделённой от нашей двумя массивными ступенями, потоком струится солнечный свет. Ортега-и-Гассет, кстати, полагал, что этот поток света, падающего слева, и есть протагонист (главный герой) картины.

Свет щедро проливается на другую группу женщин в парадных пышных платьях. Рядом с ними располагаются музыкальные инструменты, а вся стена затянута гигантским дорогим гобеленом, изображение которого, при желании, тоже поддаётся расшифровке.

Но прежде возникает вопрос: а что общего между этими двумя группками женщин? Чем они связаны? Почему эти два разнородных пространства Веласкес объединил? Причем не просто объединил, а подчинил принципу зеркальности. Композиционно эти группы аналогичны: по две героини справа и слева, а одна – впереди и несколько в глубине.

Но уподоблены группы героинь на первом и втором планах только для того, чтобы тут же их противопоставить. «Здесь работают – там играют, здесь необработанная шерсть – там готовый гобелен, здесь отдёргивают портьеру, чтобы впустить свет, – там все залито светом, здесь крутится колесо прялки – там стоит виолончель, на которой никто не играет.

Здесь пространство работы, ремесла, действия, там – созерцания, чистого искусства, – сравнивает искусствовед Марина Торопыгина, – две эти темы – ремесло и искусство – сопоставляются и в то же время как будто отражаются одна в другой».

Однако оказывается, что связь между этими двумя группами персонажей, двумя разнородными мирами – гораздо глубже. Она не просто композиционная, но и смысловая. Дело в том, что, гобелен, который с таким вниманием рассматривают знатные дамы, рассказывает нам о… пряхах.

Сравнительно недавно удалось установить, что изображение гобелена написано по мотивам картины Тициана «Похищение Европы». А это сразу же заставляет вспомнить о мифической пряхе Арахне.

Согласно античной легенде, Арахна так возгордилась своим умением, что вызвала на поединок саму Афину – не просто богиню мудрости, но еще и изобретательницу веретена.

Дерзость Арахны простиралась и дальше: она выткала на полотне эпизод из многочисленных любовных приключений отца Афины Зевса, а именно тот, где он похищает дочку сидонского царя Европу. Афина в назидание превратила Арахну в паука, чтобы ей вечно плести свою паутину (боязнь пауков так и называется – «арахнофобия»).

Так искусствоведы пришли к выводу, что «Пряхи» Веласкеса не что иное, как иллюстрация к мифу об Арахне, изложенному Овидием, хотя и выполненная «на современном материале». Но самые пытливые из исследователей двинулись дальше.

Они осмелились предположить, что в пожилой женщине за прялкой Веласкес изобразил свою жену Хуану Миранду, на которой женился 19-летним и с которой прожил всю жизнь, а в молодой пряхе, развернутой спиной зрителю, «зашифровал» тайную возлюбленную – итальянскую художницу Фламинию Трива (Flaminia Triva, её же обнажённую спину, предположительно, можно видеть в единственной эротической картине Веласкеса «Венера с зеркалом»). Возможно, он намекал, что пряхи на картине – античные мойры, плетущие нить его личной судьбы.

Источник: https://artchive.ru/artists/1324~Diego_Velaskes/works/4325~Prjakhi_ili_Mif_ob_Arakhne

Известные картины Диего Веласкеса

Список популярных и знаковых работ знаменитого испанского мастера.

Картины Веласкеса

Диего Веласкес (1599–1660) — испанский художник, считающийся одной из главных фигур испанского золотого века.

Большинство работ Веласкес создал при дворе испанского короля Филиппа IV, а в 19-ом веке его известность распространилась за пределами Испании, а полотна художника стали образцом для подражания многим реалистам и импрессионистам. С того времени мастер считается влиятельной и значимой персоной для всего европейского искусства.

Триумф Вакха (1629)

Известная под названием «Пьяницы», картина изображает римского бога урожая, винограда и виноделия Вакха, в окружении нетрезвых мужчин. Композиционно работу можно разделить на две части. Слева расположена светящаяся фигура Вакха в расслабленной, но доминирующей позе. Справа, на испанский манер, изображена группа пьяниц.

Кузница Вулкана (1630)

Эта картина демонстрирует античный мифологический сюжет, в котором бог Аполлон посещает Вулкана, создающего оружие для бога войны. Аполлон сообщает Вулкану о неверности его жены. Веласкес, мастерски располагая фигуры, создает удивительное ощущение глубины.

Старуха, жарящая яйца (1618)

В период раннего творчества Веласкес был известен своими забавными жанровыми сценами. Среди лучших картин этого периода можно назвать изображение пожилой женщины, готовящей блюдо из яиц. Автор использовал сильные контрасты между светлыми и темными фрагментами наполненной рядом деталей композиции.

Христос на кресте (1632)

Созданная в середине творческого пути художника, работа изображает распятого Иисуса. Оригинальное полотно, передающее спокойствие, достоинство и благородство Христа, считается поворотным моментом в художественном развитии Веласкеса. Самая известная религиозная работа мастера вдохновила множество литераторов, в том числе, Мигеля де Унамуно — на создание «Христа Веласкеса».

Портрет Инфанты Маргариты (1659)

Эта работа — один из нескольких портретов дочери Филиппа IV, который показывает мастерство Веласкеса-портретиста. Также художник создавал и другие картины с изображением королевских детей, но наиболее известной является именно эта работа.

Пряхи (1657)

Считается, что данная работа изображает греко-римский мифологический сюжет, согласно которому невероятно талантливая ткачиха Арахна оскорбила Афину своей красотой и самоуверенностью. Согласно мифу, что Зевс превратил девушку в паука.

Сдача Бреды (1634)

Работа демонстрирует обмен ключами, имевший место быть через три дня после сдачи голландского города Бреда. Картина входила в серию из двенадцати картин с батальными сценами, заказанную Филиппом для Зала Королевств в Буэн-Ретиро (Мадрид). Веласкес выбрал сюжет для иллюстрации, показывающий гуманные события на фоне последствий войны.

Венера с зеркалом (1649–1650)

Единственная работа Веласкеса с обнаженной женщиной изображает Венеру, римскую богиню любви, красоты и плодородия, вместе с сыном Купидоном. Кокетливость героини достигается благодаря богатой цветовой палитре и теплым тонам, придающим картине оттенок эротичности.

Портрет Иннокентия X (1650)

Во время поездки в Италию Веласкес предложил папе создать его портрет. Но согласие было получено не сразу, так как папа хотел удостовериться в опытности и навыках мастера.

Убедить его помог художник Хуан де Пареха, после чего Веласкес принялся за работу. Тем не менее, художник изобразил Иннокентия в беспощадно правдивой манере, что изначально многих пугало.

Однако папа остался доволен и, согласно легенде, сказал: «Все слишком верно!».

Менины (1656)

Один из самых знаменитых портретов мастера изображает пятилетнюю Маргариту Терезу, ее служанок и фрейлин, телохранителей, карликов и собак. Слева можно видеть автопортрет художника с кистью. И по сей день «Менины» являются одной из самых анализируемых и популярных картин западного искусства.

Источник: https://artrue.ru/style/barocco/izvestnye-kartiny-diego-velaskesa.html

5 главных картин Диего Веласкеса

На этом свете ему было отпущено шесть десятилетий, почти две трети из которых он был придворным живописцем Филиппа IV.

Должность, почетная и желанная, но все же губительная для таланта из-за строгого регламента, не помешала Веласкесу создавать картины в совершенно особой живописной манере. С парадных портретов королевской семьи и придворных на зрителя смотрят живые люди.

Живописец нередко раскрывает тайны, которые изображаемые им люди предпочли бы скрыть, вовлекает в их переживания, показывает многогранность переживаний и сложность волнений души сильных мира сего.

Диего Родригес де Сильва Веласкес родился 6 июня 1599 года в Севилье, в семье марранов (евреев, принявших христианство). Деог был старшим из восьмерых детей в семье.

Живописный талант мальчик обнаружил в раннем детстве, в 10 лет его отдали на обучение сначала к севильскому художнику Франсиско Эррере Старшему, а затем к Франсиско Пачеко. В 18 лет Веласкес сдал экзамен на звание мастера и был принят в гильдию живописцев Севильи.

Главным источником вдохновения раннего периода творчества Веласкеса был быт простых людей. Зарисовки повседневной жизни Севильи художник выписывал с особой реалистичностью, почерпнутой у Караваджо.

Должность придворного живописца короля Испании Филиппа IV принес Веласкесу портрет знаменитого поэта, соперника Лопе де Веги, Луиса де Гонгора-и-Арготе.

Работа так понравилась монарху, что он заказал живописцу свой портрет – и снова настолько впечатлился получившейся картиной, что пообещал, что никто, кроме Веласкеса, больше писать его не будет.

Так, с 1623 года художник получил почетное право писать все королевское семейство и прославлять в своих полотнах династию Габсбургов.

Диего Веласкес ушел из жизни 6 августа 1660 года, оставив после себя колоссальное творческое наследие, в котором черпали вдохновение многие поколения живописцев, представители романтизма и импрессионизма.

“Вечерняя Москва” предлагает вспомнить самые известные картины Диего Веласкеса.

«Менины» (1656 год)

Картина хранится в мадридском музее Прадо. На полотне изображена мастерская художника в королевском дворце в Мадриде. Сейчас бы это назвали «бэкстейдж» – на картине изображен живописец, работающий над портретом короля Филиппа IV и королевы Марианны.

Они видны в зеркале на заднем плане картины, причем, это единственная картина Веласкеса, на которой венценосная чета изображена вместе. Девочка в центре картины – единственная на тот момент дочь Филиппа и Марианны, пятилетняя Маргарита.

В облике этой малышки Веласкес постарался воплотить все изящество, благополучие, богатство и этой семьи. Инфанта держится с несвойственным ее возрасту спокойствием, ничем не выдавая радость находиться рядом с родителями или интерес от необычной обстановки в мастерской художника.

Очевидно, наследная принцесса уже выучила, что сдержанность в ее семье является главной добродетелью – известно, что король Филипп IV смеялся на людях всего дважды, а прожил он 60 лет.

Полотно названо “Менины” – так именовали фрейлин, которые с детства служили у принцесс. В сцене, изображенной Веласкесом, участвуют две фрейлины – это тоже реальные персонажи, имена которых известны. Дама, подающая инфанте кувшин в глубоком реверансе, это донья Мария Сармиенто, за малышкой стоит донья Иабелла де Веласко.

На живописном полотне нашлось место и придворным карликам – Марии Барболе и Николасу Петрусато. То, что они изображены в одной композиционной группе с собакой, напоминает о статусе этих людей при дворе.

Людей с физическими уродствами расценивали как «утварь», они служили для увеселения знати и помогали им чувствовать себя более красивыми и уверенными в себе.

Вместе с тем, очевидно, что Веласкес относился к обоим карликам с большим уважением – Мария Барбола и инфанта не случайно оказываются на одной параллели и их образы отчетливо пересекаются. Да, одна хорошенькая, а вторая вызывает содрогание, но у обеих очень умные лица. И в этом особенный трагизм.

Отдельного внимания заслуживает и автопортрет Веласкеса – себя художник изобразил за работой, с кистями и палитрой, в черном костюме.

На груди его красуется крест Великого военного ордена Меча святого Иакова Компостельского. «Менины» были написаны в 1656 году – а членом ордена Веласкес стал только в 1659 году.

Крест был дописан позже – причем, по легенде, его дописал собственноручно король Филипп IV.

«Пряхи» (1655-1657 годы)

Полотно хранится в мадридском музее Прадо. Веласкес очень тонко переплетает между собой бытовую зарисовку и мифологический сюжет, а также искусно играет глубиной и многоплановостью композиции. Местом действия выбрана королевская мастерская ковров.

В картине явно читаются три плана – на переднем, более темном, работают пряхи, на втором – в арке – придворные дамы рассматривают сотканный ковер, а третий – собственно, само сотканное полотно, на котором изображен миф о пряхе Арахне, превзошедшей своим искусством саму богиню Афину и жестоко наказанная ею.

Художник организует пространство картины при помощи особой работы со светом. Луч света озаряет прекрасную пряху, сидящую вполоборота к зрителям – она сосредоточена на своей работе – ее рука вытянута в сторону готового гобелена и как бы задает вектор движения взгляда.

Наряды фрейлин сливаются по колористике с пространством ковра, как бы становясь частью мифологического сюжета. «Пряхи» Веласкеса – гимн повседневному труду, поэзия, которая творится руками простых людей.

Портрет папы Иннокентия Х (1650 год)

Картина хранится в Риме, в галерее Дориа-Памфили. Искусствоведы называют эту работу Веласкеса одним из лучших образцов реалистического портрета. Папа Иннокентий Х изображен в парадных пышных одеждах, сидящий в богато украшенном кресле – и вместе с тем, это не классический парадный портрет.

Веласкес задумал передать на холсте внутренний мир понтифика. Вживую художник встречался с Иннокентием Х дважды во время своего визита в Рим в 1650 году – и впечатление от обеих встреч сумел воплотить а портрете.

Иннокентий Х был известен своей двуликостью и корыстолюбием – с полотна на зрителей недобро смотрит явно коварный и жесткий человек.

Однако в его холодных светлых глазах читается подавленность, очевидно, что он чем-то глубоко озабочен – именно таким Веласкесу довелось однажды случайно увидеть папу, стать свидетелем его личных переживаний, скрываемых от посторонних глаз. Не вызывает сомнений и то, что это чрезвычайно умный человек.

Читайте также:  Описание картины иеронима босха «семь смертных грехов и четыре последние вещи»

Когда Иннокентий Х увидел свой портрет, он воскликнул «Чересчур правдиво!» За свою работу Веласкес получил в дар нагрудную золотую цепь с миниатюрой папы в медальоне – а слава о талантливом испанском живописце прокатилась по всей Италии, породив множество подражателей.

«Венера с зеркалом» (ок. 1647-1651 года)

Полотно хранится в Лондонской Национальной галерее и является единственным сохранившимся изображением обнаженного женского тела, написанным Веласкесом.

Точная дата создания этой картины неизвестна, однако очевидно, художник работал над ней в Италии, ведь в Испании писать обнаженное тело запрещалось инквизицией. Сюжет был выбран Веласкесов под влиянием творений венецианцев эпохи Возрождения – Джорджоне и Тициана.

Однако, в отличие от итальянцев, Венера кисти испанца целомудренно изображена со спины. Глубину изображения подчеркивает черная рама зеркала, в которое любуется собой Венера – по данным искусствоведов, «родная» рама картины также была черной, играя на перспективу.

Божественного в Венере Веласкеса, кстати, не так и много – это скорее гимн человеческой красоте, чувственной стороне любви.

«Сдача Бреды» (1634 год)

Полотно хранится в музее Прадо в Риме. Это одна из 12 балатльных картин во славу военных побед короля Филиппа IV. Цикл был заказан Веласкесу для украшения зала королевств во вдорце Буэн-Ретиро – прославленный испанский художник должен был запечатлеть всю мощь, славу и непобедимость династии Габсбургов.

«Сдача Бреды» рассказывает о завершении десятимесячной осады испанцами голландского города Бреда.

С 1568 по 1648 год Испанская империя боролась за сохранения владычества Габсбургов над Испанскими Нидерландами (так называемая Восьмидесятилетняя война) – сражение под Бредой было важным с политической точки зрения, победа должна была поднять дух испанских воинов и показать всю тщетность сопротивление голландцев.

Веласкес изобразил на своем полотне сцену передачи ключей от города губернатором Юстином Нассауским главнокомандующему испанских войск Амброзио Спиноле 5 июня 1625 года.

Несмотря на то, что перед живописцем стояла задача прославления испанского оружия, он сумел расставить акценты так, что зритель проникается одинаковым уважением как к победителям, так и к побежденным.

Художник верил – обе стороны в любой войне в равной степени достойны почтения, именно поэтому не воспевал своих соотечественников и не преуменьшал достоинства воинов Нидерландов. Игра светом снова используется для расстановки акцентов – лица мужчин обеих армий, выписанные светлее остальных, одинаково благородны. Попробуйте мысленно поменять местами повернутого к зрителям молодого человека со стороны голландцев и сеньора с черной бородой и усами со стороны испанцев – по настроению в картине ничего не изменится. Основной пафос картины – несомненно, великодушие.

Источник: https://vm.ru/news/2013/08/05/5-glavnih-kartin-diego-velaskesa-208051.html

Веласкес, «Менины»

Философы, искусствоведы ведут не прекращающиеся споры по поводу картины Диего Веласкеса. Его «Менины» оставили после себя много тайн и загадок. Это полотно является мировым шедевром и находится в музее Прадо в Мадриде.

Будничную обстановку вместо парадного зала изобразил Веласкес («Менины»). Эту картину живописцаможно назвать сценой из жизни королевской семьи. Но в те далекие времена даже обычного аристократа нельзя было рисовать в будничной обстановке.

Смысл картины, его философский подтекст завораживает зрителя. Художник превзошел свое время сложностью композиции, техническим мастерством и магическим очарованием.

Диего Веласкес. Севильский период

В 1599 году в небогатой дворянской семье родился Диего Веласкес. Точная дата рождения неизвестна, день крестин – 6 июня. Его родители, выходцы из Португалии, обосновались в испанском городе Севилье.

Способности к рисованию у Веласкеса проявились рано. Отец определил его в мастерскую известного художника Ф. Эрреры. Для дворян в те времена занятия живописью считались унизительными. Осуждался ручной труд аристократии.

Суровый характер Эрреры стал поводом для разногласий. Вскоре Диего Веласкес очутился в другой мастерской – художника Франсиско Пачеко. Его дом всегда был открыт для любителей искусства.

Веласкес со временем получил звание мастера живописи и женился на дочери Пачеко.

Счастливый брак, известность – все говорит о том, что успешен был в Севилье Диего Веласкес. Картины,написанные им на бытовые темы, дали толчок для развития жанра бодегонес. Изредка он писал портреты, выполнял церковные заказы.

Придворный живописец

Осенью 1623 года Веласкес занял должность придворного живописца в городе Мадриде. Основные работы того времени – портреты придворных и королевской семьи Филиппа IV.

Встреча с художником Рубенсом сподвигла Веласкеса на путешествие в Италию. Король, учитывая заслуги живописца, вскоре назначил его гофмаршалом. В тот период большое внимание детским портретам уделялВеласкес. «Менины» – одна из известнейших картин того времени. Впоследствии король наградил живописца высшим знаком отличия – рыцарским орденом Сантьяго.

Последним известным полотном Веласкеса стал портрет Людовика XIV, написанный в честь его бракосочетания с испанской инфантой. Через несколько часов после написания картины Веласкес скончался.

Диего Веласкес. Картины

Художник писал картины разной жанровой принадлежности – портреты, пейзажи, бытовые и исторические зарисовки.

Его жизнь в Севилье изобиловала жанровыми сценками из народной жизни. Большой известностью пользуются такие картины, как «Старая кухарка», «Продавец воды»; религиозные полотна – «Христос в доме Марфы», «Непорочное зачатие», «Поклонение волхвов».

Мадридский период характерен своими парадными портретами (первого министра Оливареса, короля и членов его семьи). В Италии был написан портрет папы Иннокентия X. В то же время была создана «Венера с зеркалом».Испанской инквизицией жестко осуждалось изображение обнаженного тела. Но одобрение Филиппом IV этой картины позволило Веласкесу избежать гнева церкви.

«Венера с зеркалом»писалась под впечатлением от венецианской живописи. Дважды за свою жизнь побывал художник в Италии. Прототипом для его Венеры послужили полотна Рубенса («Венера перед зеркалом»), Джорджоне («Спящая Венера»).

Существует версия, что картина Веласкеса изображает любимую женщину художника, Фламинию, и их общего сына. Долг перед женой и стабильная работа в Испании не позволили ему остаться с избранницей.

Однако и в картине «Пряхи» можно заметить сходство сидящей спиной девушки с Венерой.

Веласкес «Менины». Описание картины

Полотно было написано в 1656–1657 годах. Оно до сих пор находится в Мадриде, в музее Прадо. На картине изображена инфанта Маргарита и ее менины (фрейлины). На заднем плане в зеркале отражаются король Филипп IV и Марианна Австрийская – родители инфанты. Придворные дамы и кавалеры, карлики, собака и сам художник – небольшая сценка из дворцовой жизни изображена на полотне.

Картина «Менины» Веласкесаоставила после себя много загадок. Король и королева представлены вместе. Тем не менее, по этикету их всегда рисовали отдельно.

Размер полотна, за которым работает художник, слишком велик для портретной живописи. Что за картину скрыл Веласкес в «Менинах»?

Изображение пола, стен, потолка с их жесткой геометрией занимают слишком много места и кажутся неуместными. Почему художник уделил так много внимания сумрачным теням позади инфанты и ее окружения?

Пятилетняя Маргарита кажется слишком одинокой в этом огромном помещении. Ее детство проходит в соблюдении строгого испанского этикета, где смех и улыбки запрещены.

Критики и художники того времени удивлялись столь реалистичному написанию полотна. В те времена было принято несколько сглаживать образы, делать задний фон более чарующим. Так, «Спящая Венера»Джорджоне – это идеализированный женский образ. В то время как Веласкес прагматичен и реалистичен в своей портретной живописи.

Загадка картины

Писал Диего Веласкес «Менины»в тот период, когда Маргарита была единственной наследницей короля. Это не одобрялось испанскими законами – только инфант мог наследовать трон.

Спустя год после написания картины у Филиппа IV родился сын и наследник. «Менины» стали опасны. Судя по всему, фигура самого Веласкеса была нарисована позднее и закрывала собой другого героя полотна.

Рентгеновский снимок картины в 1965 году выявил наличие еще одного персонажа, которого впоследствии пришлось закрасить.

По одной версии, художника на полотне не было, а был паж. Он протягивал инфанте символ власти – королевский жезл, тем самым намекая на ее наследование испанского трона.

Поэтому после рождения наследника мужского пола картина должна была быть уничтожена. Художник, изменив героев, спас ей жизнь. Вместо пажа с жезлом он изобразил себя.

Автопортрет художника

Часто на картинах, среди персонажей, художники изображали себя на заднем плане или в углу. Это сродни подписи мастера. То же самое сделал в своем полотне и Веласкес.

«Менины» – наиболее достоверный портрет живописца.

Однако орден Сантьяго на его груди еще не был получен, почему же он присутствует на картине? Быть может, его нарисовали позднее, когда членство в рыцарском ордене было узаконено?

Существует версия, что орден был написан уже после смерти Веласкеса. Возможно, по приказу короля. Но орден написан настолько точно в манере Веласкеса, что нет сомнений в его авторстве.

Может, это не художник изображен на картине? Потому что рисовать орден на груди, когда он не получен, – серьезный проступок для придворного живописца. Да и рыцарский орден Сантьяго – слишком серьезная организация. Так кто же на полотне – сам художник или другой человек? Искусствоведы спорят по сей день по поводу написания этой картины. Удастся ли им открыть правду?

Судьба Маргариты

Жизнь инфанты Маргариты оказалась недолгой. Она вышла замуж за императора Священной Римской империи Леопольда I. Это случилось в 1666 году. Ей было 14 лет, Леопольду – 26.

По свидетельствам современников, это было счастливое супружество. У мужа и жены были общие интересы в сфере искусства и музыки. Маргарита родила шестерых детей за 6 лет брака. Но выжила только одна девочка – Мария Антония.

Маргарита умерла, когда ей шел 21-й год. Ее захоронение находится в Австрии.

Заключение

Свое название картина получила в XIX веке. До этого при описании работ Веласкеса ее именовали «Королевская семья» или «Семья Филиппа VI».

Подчеркнул прелесть инфанты в своей картине Веласкес. «Менины» создают резкий контраст между сиянием Маргариты и окружающей обстановкой. Глубокое философское содержание полотна, его тайный смысл оставляют множество загадок.

Пабло Пикассо на основе картины написал 58 вариаций в своем неповторимом стиле. Он предложил новую трактовку полотна Веласкеса. Каждый персонаж несет двойную смысловую нагрузку – добра и зла. Герои олицетворяют две противоположности мира – жизнь и смерть.

Источник: https://www.syl.ru/article/182257/new_velaskes-meninyi-opisanie-kartinyi-diego-velaskes-kartinyi-hudojnika

Диего веласкес. «менины»

6 июня 1599 года в Севилье родился великий испанский живописец
   Диего Родригес де Сильва Веласкес.

Диего Веласкес. «Менины»
1656 г.

Холст, масло, 318 х 276 см
Прадо, Мадрид
Где живопись? Все кажется реальным
В твоей картине, как в стекле зеркальном.
Франсиско де Кеведо – Диего Веласкесу

Рассказывают, что французский поэт-романтик Теофиль Готье, увидев полотно Веласкеса «Менины», в изумлении  воскликнул: «Где же картина?».

И его легко можно понять. Мастерство Веласкеса кажется поначалу  таким естественным и  немудреным, что зритель чувствует себя не сторонним созерцателем произведения искусства, а заинтересованным  свидетелем  изображенных  событий.

Переживая  перед картиной застывшее мгновение давно отшумевшей жизни, он задается вопросами  отнюдь не академическими: кто  все эти люди?  Почему они собрались вместе? Что здесь происходит? Постараемся удовлетворить естественное зрительское любопытство.

Итак, время действия – 1656 год. Былая слава и могущество Испании остались в прошлом,  королевская династия испанских Габсбургов угасает. Место действия – старый королевский дворец  Алькасар, в котором Веласкесу отвели просторное помещение под мастерскую. Действующих лиц мы можем перечислить поименно.

В висящем на стене зеркале видны два отражения – это  король Испании Филипп IV Габсбург и королева Марианна Австрийская, вторая жена и родная племянница государя. Прелестная светловолосая девочка в центре комнаты – их пятилетняя дочь, инфанта Маргарита.

Вокруг нее хлопочут придворные дамы – менины: так называли в Испании прислуживающих инфанте девушек из хороших семей. Ту из них, которая подает Маргарите сосуд с питьем, зовут  Мария Сармиенто, другую — Исабель де Веласко.

За доньей Исабель из полумрака выступает Марсела де Ульоа – дуэнья, без присмотра которой благородные испанские девицы не могли сделать и шагу. С ней беседует гвардадамас — придворный, обязанный повсюду сопровождать инфанту.

Не забыты любимые забавы испанского двора: карлик-шут Николасито Пертусато толкает ногой  дремлющую  собаку, а рядом с ним  стоит  карлица Мария Барбола. На заднем плане в дверном проеме видна фигура дворецкого  королевы Хосе Ньето де Веласкеса, родственника художника.

И наконец, слева работает  у мольберта Диего де Сильва Веласкес, придворный живописец испанского монарха и один из первых художников Европы. Ему 57 лет. Ключи на его поясе свидетельствуют о том, что Веласкес  – к тому же и апосентадор, т.е.

управляющий дворцом (должность почетная, однако хлопотная и к искусству отношения не имеющая). На  груди художника алеет крест рыцарского ордена Сант-Яго. Правда, в год написания картины он еще не был посвящен в рыцари – это произошло лишь в 1659 г.

,  и Веласкес, очень гордившийся своим рыцарством, дополнил давно законченную картину, написав на костюме крест.

Познакомившись с персонажами картины, мы не можем не удивиться ее странному названию: «Las Meninas“. Это слово (кстати, португальское) можно перевести как «придворные дамы» или «фрейлины». Неужели ради   очаровательных фрейлин инфанты был написан этот огромный холст? Разумеется, нет.

И действительно, с 17 века у картины было второе название «Familia“  – «Семья». В высших слоях испанского общества «семьей» в те времена называли не только близких родственников, но и всех домочадцев,  включая прислугу.

Поэтому нас не должна удивлять вольность художника, изобразившего рядом с инфантой приближенных придворных, карлицу и шута.

Читайте также:  Описание картины жана огюста энгра «портрет мадемуазель ривьер»

Для чего же собралась в мастерской придворного живописца королевская семья? Что за картину пишет Веласкес, и кто ему позирует? Вот уже четвертое столетие искусствоведы, философы, культурологи ищут ответа на эти, казалось бы, простые вопросы.

С легкой руки первых биографов Веласкеса долгое время считалось, что художник пишет парный портрет короля и королевы, которые позируют, стоя за пределами картины, перед ней. На это указывает отражение в зеркале.

А почему в мастерской находится инфанта? Ее привели для развлечения королевской четы во время утомительных сеансов.

Что ж, это интересное толкование картины-головоломки, как иногда называют «Менины». Ведь на месте позирующих монархов стоит зритель, и прямо на него направлен напряженный и в то же время отстраненный взгляд художника, сверяющего с натурой каждый мазок кисти.

Этот пристальный взгляд, прикованный то к модели, то к холсту, знает каждый, кому приходилось наблюдать за работой живописца.

Все мы, смотрящие на картину, словно становимся участниками вечно длящегося сеанса, и в то же время, благодаря отражению в зеркале, мы видим фрагмент будущего произведения, над которым работает художник.

Однако это толкование картины легко подвергнуть сомнению: среди работ Веласкеса нет ни одного парного портрета Филиппа IV и Марианны Австрийской, а сведений о таком портрете не имеется и в старинных дворцовых описях. Наиболее дотошные искусствоведы даже сумели доказать, что холст, стоящий перед художником, не подходит по размеру для портрета королевской четы.

Чей же портрет пишет в таком случае Веласкес? Конечно же, портрет инфанты! Светлая фигурка Маргариты – безусловно, композиционный центр картины, она сразу приковывает наш взгляд. Много портретов инфанты написал Веласкес, но, пожалуй, лучше этого нет.

Все в картине призвано подчеркнуть контраст хрупкой прелести Маргариты и той роли, которую поневоле должна играть эта девочка, той обстановки, в которой она живет.

<\p>

Случайно ли почти всю верхнюю половину полотна занимают стены и высокий потолок с массивными крюками для люстр? Противопоставление обширного мрачноватого помещения и маленькой нарядной девочки усиливают детали: огромная собака, большой холст на мольберте.

Фигура карлицы – женщины ростом с девочку – наводит на мысль о том, что инфанта – девочка, вынужденная с малых лет вести себя как взрослая.<\p>

Высокий сан принцессы лишил ее детства, так же как роскошное платье с широчайшей, натянутой на обручи юбкой лишает возможности свободно двигаться.

В таком наряде, весящем несколько килограммов, инфанта даже не может свободно вытянуть руки вдоль тела.

Как контрастирует эта вынужденная   застылость позы с живостью умного личика Маргариты, блеском любопытных глаз, готовыми к улыбке губами! Что ей услужливые менины и придворные шуты… ей бы побегать, поиграть со сверстниками!<\p>

Все это, несомненно, есть в картине, однако если Веласкес пишет портрет Маргариты, то почему в зеркале отражаются фигуры короля и королевы? Возможно, они пришли посмотреть, как продвигается работа. Допустим, но почему инфанта стоит к художнику спиной? В работе наступила пауза, и донья Мария подносит девочке кувшинчик с питьем. Но простите, ведь художник-то продолжает работать, он явно смотрит на модель! Значит модель – вовсе не инфанта… или не только инфанта? Еще одна красивая версия не выдерживает критики.

 
Диего Веласкес. Портреты инфанты Маргариты. 1654 и 1655 гг.  .

Нам остается предположить, что Веласкес пишет именно ту картину, которую мы видим – «Менины». И поскольку в нее включен автопортрет, который художник может написать, лишь глядя в зеркало, прочих персонажей он изображает также при помощи зеркального отражения.

Итак, за пределами картины находится зеркало, в котором отражаются все присутствующие в мастерской люди.

Мы, зрители, как и в первом варианте, тоже включаемся в число позирующих, поскольку стоим на месте короля и королевы, которых Веласкес написал отражающимися во втором зеркале, висящем на стене.

Кроме того, на холсте мы видим и обратную сторону этого самого холста, и все то, что изображает на нем художник – инфанту, придворных, отражение короля и королевы и т.д. В картине не остается ни одного персонажа, который не двоился, не отражался бы в зеркальном стекле и в зеркале живописи!

Да и сама картина подобна зеркалу: каждый из нас по-своему трактует ее содержание, усматривает в ней проекцию собственных мыслей и чувств – так, стоя перед зеркалом, мы способны видеть в нем лишь свое отражение.

Казалось бы, зачем тогда продолжать вековые споры о том, что же пишет художник на стоящем перед ним холсте? Но не размышлять об этом невозможно, как невозможно не вглядываться в таинственную зеркальную глубину.

О том, что глубина   постижения искусства поистине бездонна, свидетельствует трактовка картины, которую дал Мишель Фуко – крупнейший французский философ 20-го столетия, историк и теоретик культуры. Его книгу «Слова и вещи. Археология гуманитарных наук» (1966 г.

) открывает глава «Придворные дамы», в которой Фуко на пятнадцати страницах размышляет, на примере «Менин», о предмете и его отражении, о реальности и иллюзии, о вещи и ее образе в искусстве, об объекте и субъекте изображения.<\p>

Диего Веласкес. Венера с зеркалом. Ок.

1650 г.

Еще один властитель дум европейской интеллигенции прошлого века, испанский философ, культуролог и публицист Хосе Ортега-и-Гассет был, по его собственным словам, одержим своеобразным «синдромом Веласкеса». На протяжении многих лет он предавался размышлениям о картинах этого мастера, пытаясь постичь скрытую в них истину, вновь и вновь возвращаясь к загадке «Менин».

Итак, предоставим читателю возможность выбрать то толкование картины, которое кажется ему наиболее убедительным, или, вдохновившись примером Фуко и Ортеги, создать собственную версию, и двинемся дальше.

Как возникла у Веласкеса идея изобразить на полотне отражение в зеркале? Историки искусства считают, что художник вдохновлялся картиной Ван Эйка «Чета Арнольфини» (1434 г.), которая находилась во времена Веласкеса в собрании испанского монарха.

В зеркале, изображенном Ван Эйком в центре картины, отражаются супруги Арнольфини и свидетели их бракосочетания. Зеркальное отражение в этой картине словно подтверждает законность брака Арнольфини, заключенного при свидетелях.

Кроме того, в итальянском и фламандском искусстве 16-17 вв. был распространен сюжет «Венера перед зеркалом», и Веласкес наверняка видел картины на эту тему. Но, переняв мотив, испанский мастер придает ему совершенно оригинальное звучание.

Так, в его картине «Венера с зеркалом» (ок.1650 г.) богиня любви лежит спиной к зрителю, и мы видим ее лицо лишь смутно отражающимся в зеркале.

Никто точно не знает, каков лик любви, но каждый знает, что любовь прекрасна, – словно говорит нам художник.

 
Ян Ван Эйк. Чета Арнольфини.1434 г.

В «Менинах» зеркальное отражение – ключ к пониманию скрытого смысла картины, поэтому оторвемся от созерцания милой инфанты и еще раз посмотрим на висящее у нее за спиной зеркало.

Отражения короля и королевы превратили зеркало в подобие обрамленного холста – в, своего рода, идеальную картину, созданную самой жизнью.

Фигура стоящего в дверях Хосе Ньето тоже очень «картинна» – дверной проем похож на раму, а сам дворецкий, застывший в красивой позе со шляпой в руке, словно приготовился позировать для портрета.

Над зеркалом висят две большие картины, которым Веласкес, очевидно, придавал серьезное значение – они занимают значительную часть полотна и написаны так тщательно, что, глядя на «Менины» в оригинале, можно без труда понять их содержание. Сегодняшнему зрителю сюжеты этих произведений мало что скажут, но современники Веласкеса, тем более обитатели королевского дворца, узнавали их без труда.<\p>

Диего Веласкес. Пряхи. Ок 1657 г.

Слева висит картина Питера Пауэла Рубенса «Афина и Арахна», справа – полотно Якоба Йорданса “Аполлон и Марсий” (возможно, копии). Обе картины написаны на сюжеты греческих мифов в изложении древнеримского поэта Овидия. Его книга «Метаморфозы» была хорошо известна европейскому читателю 17 столетия.

Арахна, которая славилась как искусная вышивальщица и ткачиха, вызвала на состязание Афину и превзошла богиню мастерством. Описывая вытканную Арахной сцену похищения Европы Зевсом, принявшим образ быка, Овидий в восторге восклицает: “сочтешь настоящим быка, настоящим и море!” Афина не захотела признать свое поражение и превратила Арахну в паука.

Герой второй картины Марсий достиг необычайного мастерства в игре на флейте и вызвал на состязание Аполлона, который, победив Марсия, в наказание за дерзость содрал с него кожу. Заметим, что миф об Арахне, очевидно, был для Велескеса особенно важен: в написанной примерно через год после «Менин» картине «Пряхи» художник изобразил большой ковер со сценой состязания Афины и Арахны.

<\p>

Веласкеса привлекает в этих мифах смелое соперничество художника с богами, читай – с природой. Картины, размещенные над зеркалом, свидетельствуют о том, что и автор «Менин», подобно героям «Метаморфоз», бросает вызов природе.

Каким мастерством должен обладать художник, чтобы созданное его руками изображение могло соперничать с реальностью, как на вытканном Арахной ковре? Как достичь совершенства, как сделать картину зеркальным отражением жизни? – спрашивает Веласкес, и сама написанная им картина отвечает на эти вопросы.

Не мелочный натурализм, не дотошное выписывание каждой детали, каждого волоска, а смелые мазки кисти, то упруго лепящие форму, то настолько легкие и прозрачные, что через них просвечивает холст, – вот что создает иллюзию волшебного дыхания жизни в картинах Веласкеса.

Свободно положенные мазки, сливаясь вблизи в нераздельную массу, издали передают ощущение реальной объемности предметов и глубины пространства. Кисть непостижимым образом запечатлела сам воздух, окружающий предметы, и мы, кажется, видим пляшущие в солнечных лучах пылинки. (Кстати, обратите внимание на необычно длинные кисти в руках художника.

Работая такими кистями, он не должен был подходить близко к картине, и ему было легче оценить целостное впечатление от холста.)

Веласкес часто ставит искусствоведов в тупик. Даже самый доскональный анализ творческой манеры этого мастера кажется недостаточным: какие-то   главные слова так и остаются несказанными.

Русского художника Ивана Крамского, автора знаменитой «Незнакомки», не отягощала необходимость «объяснять» чудо Веласкеса, поэтому его простые искренние слова о великом собрате по профессии говорят нам больше, чем страницы глубокомысленных рассуждений: «Смотрю на него и чувствую всеми нервами своего существа: этого не достигнешь, это неповторимо.

Он не работает, он творит, так вот просто берет какую-то массу и месит, и, как у Господа Бога, – шевелится, смотрит, мигает даже, и в голову не приходят ни рельеф, ни рисунок, ни даже краски, ничего».

Пабло Писассо. Менины. По Веласкесу. 1957 г.

Но вернемся в мастерскую художника.

Мы видим, что не только центральная, но и правая стена комнаты сверху донизу увешана картинами, а слева много места занимает внушительный подрамник с натянутым на него холстом.

Картины буквально надвигаются на присутствующих, окружают их со всех сторон и наводят нас на мысль о многих десятках полотен, написанных придворным художником за тридцать с лишним лет службы.

А собравшиеся в комнате члены королевской семьи – персонажи этих картин.

Именно их – короля, королеву, инфантов и инфант, придворных, шутов и карликов, даже королевских собак увековечивал живописец в своих произведениях все эти годы.

И по сути дела, главный герой картины-головоломки – это ее автор, скромно стоящий у мольберта. Словно не замечая возникшей вокруг инфанты Маргариты суеты, он продолжает работать.

Диего Веласкес внимательно смотрит на нас, своих будущих зрителей, и   пишет новую картину – «Менины»: универсальное полотно, соединяющее в себе и непринужденную жанровую сцену, и групповой портрет, и автопортрет, и философскую аллегорию. Это картина о том, как создаются картины, о творчестве, о плодотворно прожитой жизни художника, и вообще о жизни, которую, словно зеркало, отражает искусство.

Автор: Марина Аграновская
Источник: www.maranat.de

Источник: https://marinagra.livejournal.com/17369.html

Веласкес

Испанская живопись достигает вершины в творчестве Диего Родригес де Сильва Веласкеса (1599—1660), одного из величайших реалистов европейского искусства. Через долгие годы придворной службы он пронес идеи гуманизма, верность демократической традиции испанской культуры, любовь к простым людям.

Более непосредственно и смело, чем его предшественники, он обратился к реальной действительности, расширив тематику живописи, способствуя развитию в ней различных жанров. Испанский двор и аристократия ожили в его портретах со своей гордостью, грустью, своими пороками, напряженной жизнью страстей.

В мифологических и жанровых картинах Веласкес показал национально-самобытные образы испанского народа. Сила творчества Веласкеса — в глубине психологического анализа и чеканной отточенности характеристик.

В своих портретах он не льстил моделям, но представлял каждого в индивидуальной неповторимости, национальной и социальной характерности.

Своеобразие метода Веласкеса проявилось в эмоциональной сдержанности, с которой он стремился раскрыть в целостном единстве существенные черты характера, душевного и умственного склада человека в их сложности т противоречиях.

Веласкес — один из первых мастеров валерной живописи.

Серые тона его картин переливаются множеством оттенков, черные легки и прозрачны. Яркие теплые тона, холодные голубые, темные почти всегда озарены ровным светом и образуют сдержанные тонкие гармонии. Виртуозный мазок разнообразен. Валеры не только обогащают цвета, которыми пользовался Веласкес, но и моделируют формы, окутывают их мерцающей световоздушной средой. Достоинства колорита сочетаются в картинах Веласкеса с ясностью и величественной простотой композиции, чувством моры.

Веласкес родился в Севилье, учился у Эрреры Старшего — художника-реалиста, создателя драматических суровых образов, затем у романиста Франсиско Пачеко, гуманиста, поэта, автора трактата по живописи. В семнадцать лет Веласкес получил звание мастера искусств.

В ранний период творчества (1617—1621) он был близок к караваджизму, обратился к распространенной в Испании жанровой живописи — «бодегонес», изображая незатейливые сцены жизни простых людей в повседневной обстановке бедных темных харчевой, в кухнях, среди скромной утвари и скудных завтраков, скупо характеризующих суровую красоту народного быта.

Уже в ранних работах обнаруживаются уверенность рисунка, монументальность как бы приближенных к зрителю форм, строгость крупнофигурных композиций, придающих особую значительность изображениям («Завтрак», ок. 1617 г., Ленинград, Эрмитаж; «Водонос», ок. 1620 г., Англия» Лондон, собрание Уэллингтон).

Появляется характерное для Караваджо освещение — луч света, прорывающийся из оконца в темный интерьер, выявляет пластическую выразительность форм. Отказавшись От развернутого повествования, Художник сосредоточил внимание на национальной характерности народных образов – горделивой сдержанности, прорывающейся темпераментности, удали, добродушии.

Герои «бодегонес» колоритны, но внутренне, психологически они еще статичны.

В 1623 г. Веласкес переехал в Мадрид, где жил около 40 лет; он получил место придворного живописца короля Филиппа IV. Карьера придворного при самом чопорном и консервативном дворе Европы подчинила его жизнь жесткому церемониалу дворцового уклада.

Вместе с тем здесь, при дворе, Веласкес освобождался от необходимости писать по заказам церкви, что ставило его в особое положение среди современников. Пребывание в мировой столице империи Габсбургов способствовали расширению жизненного и художественного кругозора. Веласкес приобщился к демократическим устремлениям общественной мысли того времени.

Вместе с тем в королевской сокровищнице искусства, включающей множество шедевров, он знакомился с высшими достижениями европейской живописи. Новый период исканий Веласкеса в первую очередь сказался в портрете и бытовом жанре. Изображая короля и знать, он исходил из традиции испанского парадного портрета 16 в., но внутренняя характеристика портретируемых у Веласкеса многограннее.

В портрете Филиппа IV (1628, Мадрид, Пра-до) передано анемичное холодное лицо с бесстрастным взглядом и тяжелой челюстью; но данная в рост стройная фигура удлиненных пропорций с широким разворотом плеч и небольшой головой импозантна.

Она занимает плоскость почти всего полотна, черный плащ придает обобщенность и величественность строгому силуэту, выделяющемуся темным пятном на сером фоне.

Торжественность и статичность позы, Сдержанность движений, замкнутость гордого лица выражают невозмутимость духа, внутреннюю собранность и высокомерную отчужденность.

Веласкес воплотил в образе короля распространенный в испанском обществе идеал достойной личности, исполненной самообладания и чувства чести. Портрет почти суров по колориту и построен на контрасте бескровного лица, белого воротника и тёмного костюма. Красная скатерть стола мягко вписывается в серый фон, оживляя его.

Веласкес смело расширил границы бытового жанра, насыщая его содержательностью. В картине «Вакх» («Пьяницы», 1628—1629, Мадрид, Прадо) он обратился к мифологической теме, но интерпретировал ее в бытовом аспекте. Группа веселых бродяг, охмелевшие лица которых несут следы беспокойной жизни, изображена среди просторов полей и гор.

С ними античный бог вина Вакх и фавны. Присутствие Вакха придало пирушке характер действа, как бы приобщающего простолюдинов к жизни вечных сил природы.

В бродягах, овеянных вольным духом полей, с их удалью и широтой характеров подмечено что-то стихийное, природное, значительное — граница между возвышенным и низменным художником как бы стирается. Бытовой жанр приобретает новое звучание.

Написанный в мастерской, пейзаж хранит следы условности, он не связан с фигурами, формы которых пролеплены контрастной светотенью. Но топкость серебристо-перламутровых, светло-красных, сиреневатых тонов тела Вакха, оттененных розово-красным плащом, предвосхищает зрелую живописную манеру Веласкеса.

Для формирования Веласкеса-живописца большое значение имела поездка в Италию (1629—1631), знакомство с произведениями великих мастеров Возрождения. Он написал большую картину на современную историческую тему —«Сдача Бреды» (1634—1635, Мадрид, Прадо). Она посвящена взятию в 1625 г. голландской крепости испанскими войсками.

Художник отказался от распространенной в живописи 17 в. парадно-аллегорической трактовки батальной темы, Веласкес положил начало реализму в исторической живописи. Драматические события истории раскрываются через тонкие психологические характеристики главных действующих лиц, изображенных с портретной достоверностью.

Испанский адмирал Спинола принимает символические ключи от города из рук побежденного голландского полководца. За внешней светской сдержанностью Спинолы чувствуется и гордое сознание победы, и благородство его натуры: учтиво встречает он побежденного, отдавая должное отваге и несломленному духу голландцев.

Их предводитель, прямодушный герцог Юстин Нассаусский — коренастый, в походной одежде, без светского лоска, в момент поражения не утрачивает человеческого достоинства, добивается почетных условий сдачи крепости.

Оба лагеря — испанский и нидерландский — охарактеризованы объективно, с выявлением отличия национальных и социальных особенностей каждого из них. Гордые испанские гранды с утонченными лицами, строгой выправкой образуют компактную группу, над которой победоносно высится лес копий.

Нидерландские солдаты — мужественные люди из народа. И хотя склонились перед неприятелем их копья и знамена, в свободных позах и открытых лицах доминирует выражение независимости духа.

Построенная на равновесии групп композиция разворачивается на огромном, уходящем вглубь пространстве равнины, на фоне Бреды с ее могучими форпостами. Центр композиции — эпизод передачи ключей, он же психологическая завязка картины,— окружен полукольцом действующих лиц, которые как бы вовлекают зрителя в событие.

Широта замысла подчеркнута пейзажем, в котором отблески пламени и дым пожара сливаются с серебристым туманом летнего утра. Точно переданы приметы местности, следы недавних битв. Богатство красочной палитры, построенной на прозрачных валерах, решение проблемы изображения человека в световоздушной среде характеризуют новый этап творчества Веласкеса.

Исчезают глухие темные тени, резкие линии, серебристый свет и воздух окутывают фигуры. 1630-е и 1640-е гг.— время расцвета портретного искусства Веласкеса. Он создал галерею образов представителей испанского общества — аристократов, сановников, полководцев, кардиналов, дворян. Традиционные рамки портретных композиций изменились.

Веласкес писал портреты-картины с пейзажным фоном, воспроизводившим воздушную глубину, мягкий серебристый свет, окутывающий фигуру, придает позам портретируемых большую элегантность, естественность («Портрет инфанта Фердинанда», ок. 1632 г., Мадрид, Прадо).

Наряду с охотничьими портретами художник исполнял традиционные конные, достигая в них порою непосредственности и обаяния образа («Конный портрет инфанта Валтасара Карлоса», ок. 1635 г., Мадрид, Прадо). Более зорким становится его глаз к внутреннему миру изображенных людей.

Веласкес. Портрет папы Иннокентия X

В поколенном парадном портрете Филиппа IV (1644, Нью-Йорк, Музей Фрик) он утверждает новые принципы реалистического портрета. С блеском воспроизведенный великолепный костюм лишь обостряет впечатление заурядности, душевной инертности и безволия постаревшего короля.

Во время второй поездки в Италию Веласкес написал портрет папы Иннокентия X (1650, Рим, галерея Дориа-Памфили). По беспощадности и многогранности характеристики, по блеску живописного воплощения это один из лучших реалистических портретов в мировом искусстве. Тяжелым взглядом исподлобья недоброжелательно смотрит Иннокентий на зрителя.

Непривлекательный внешне образ многопланов — Иннокентий хитер, жесток, двоедушен, но вместе с тем умен, решителен, проницателен, то есть как личность монолитен, значителен. Колорит портрета построен на мощном аккорде переливчатых темно-красных, вишневых, пурпурных, пламенно-розовых оттенков накидки, скуфьи, кресла и фона.

Холодные голубые глаза, белоснежный воротник и мерцающие складки кружевного белого стихаря контрастируют с красными тонами, создают напряженность, созвучную образу человека сильных, но жестоких страстей, изображенного в момент их концентрации.

Солнечные лучи, смягчая контуры, объединяют краски, голубые прозрачные тени и рефлексы рождают богатство полутонов.

Портрет Иннокентия X открывает поздний этап творчества Веласкеса, когда он написал и ряд великолепных детских портретов, хранящих всю непосредственность и свежесть впечатлений от живой натуры, преображенной игрой светотени («Инфанта Маргарита», ок. 1660 г., Мадрид, Прадо; Киев, Музей западного и восточного искусства).

Художник часто оказывает предпочтение свободной от аксессуарности погрудной форме, где портретируемый окружен воздушным золотистым фоном. С особой проникновенностью он изображает людей творческого, интеллектуального склада со сложным многогранным внутренним миром («Неизвестный», 1630-е гг., Лондон, собрание герцога Уеллингтона). Портрет ученика и слуги мавра Хуана Парехи (1649, Солсбери, собрание Раднор) — воплощение благородства, человечности и силы независимого характера.

Особое внимание обращает на себя серия портретов шутов и карликов испанского двора — людей, стоящих внизу иерархической лестницы. В них ярко отразилось уважение художника к человеческому достоинству, внутреннему миру обездоленных.

Правдиво передавая духовную и физическую неполноценность Веласкес раскрыл в их образах человечность и поднялся до скорбного трагизма. С немощным телом Эль Примо (1644, Мадрид, Прадо) контрастирует его умное сосредоточенное лицо, сдержанно-печальное, полное душевной красоты и значительности. Растерянный Эль Бобо из Корин (ок.

1648 г., Мадрид, Прадо) забился в угол. Лихорадочно-беспомощно потирает он дрожащие руки, в глазах проскальзывает неясное душевное движение, но в страдальческой робкой улыбке много трогательно-детского, просветленного. Мягкие черты растворяются в потоке света, обостряя выражение взволнованности.

Точка зрения сверху вниз, избранная художником, сжатое пространство, как бы теснящее юношу, усиливают чувство одиночества, подавленности.

В поздний период творчества Веласкес создает замечательные по силе обобщения и сложности композиции. В условиях наступления католической реакции в Испании он воскрешает античную тему, волновавшую мастеров итальянского Возрождения. В картине «Венера с зеркалом» (ок.

1657, Лондон, Национальная галерея), развивая традиции Тициана, Веласкес идет дальше в сближении образа богини с реальной женщиной. Полная обаяния молодая испанка запечатлена на ложе в случайной непринужденной позе. Неожиданная точка зрения со спины, избранная художником, подчеркивает острую красоту гибкого тела.

Зеркальное отражение лица фиксирует самосозерцание, в которое погружена молодая женщина.

Веласкес. Менины

В картине «Менины», или «Фрейлины» (1656, Мадрид, Прадо), художник тонко улавливает внутреннюю подвижность и изменчивость жизни, ее контрастные аспекты. Перед зрителем как бы выхвачена из жизни сцена повседневного быта королевского двора. В левой части комнаты Веласкес изобразил себя во время работы над парадным портретом королевской четы.

Но зритель видит ее только в зеркальном отражении позади художника. Присутствующие на сеансе инфанта Маргарита, менины и карлики в церемониальных позах готовятся приветствовать царственных особ.

Жанровые эпизоды — расшалившийся карлик со спящей собакой, беседующие придворные, фрейлина, подносящая бокал воды инфанте, гофмаршал, отодвигающий гардину с окна,— случайности обыденной жизни, нарушающие статичность церемониального дворцового уклада.

Синтез двух пространств — прямого, уходящего вглубь к окну, через которое врывается солнечный свет, и воображаемого зеркального, расширяющего пространство,— разрушает замкнутость композиции, включает ее в поток реальной жизни. В этом окружении динамичного пространства доминирует образ самого художника, исполненного творческого самоуглубления, возвышающегося и над парадным и над случайным в жизни.

Картина «Менины» написана с удивительной смелостью, легкостью и свежестью.

Веласкес применяет мазки чистых цветов, не смешивая их на палитре; для зрителя, находящегося на расстоянии от картины, они сливаются, создавая впечатление струящегося, пронизанного серебристым светом воздуха, смягчающего резкие очертания фигур, объединяющего в единое целое передний и удаленные планы. Общий серовато-зеленый и серо-коричневые тона картины смягчают яркие краски, доминируют черный, серебристо-белый, серо-жемчужный, коричнево-серый и зеленый цвета. В них мягко вписываются розовое платье инфанты, ее хорошенькое, с трепетно-нежными очертаниями надменное лицо с живыми глазами, в обрамлении золотистых волос, кораллово-красные и голубые цвета лент на платьях и в волосах инфанты и фрейлин, световые блики на потолке комнаты, «Это не картина, а сама жизнь»,— писал о «Менинах» французский писатель Теофиль Готье. Со¬вершенна композиция картины, основанная на равновесии фигур и архитектурных, форм. Композиционно картина делится на две части: верхнюю — свободную, нижнюю — занятую фигур¬ми. В свою очередь каждая половина имеет свои внутренние деления. Ясность пропорций рождает у зрителя чувство гармонии.

Веласкес. Пряхи

Веласкес одним из первых среди художников Западной Европы воспел красоту повседневного человеческого труда, изобразив гобеленную мастерскую с ее рабочей обстановкой.

В монументальной композиции «Пряхи» (1657, Мадрид, Прадо) одновременно изображены сцены труда (испанские пряхи за работой — на переднем плане), светской жизни (нарядные дамы, рассматривающие великолепный гобелен,— на дальнем плане) и миф (об Афине и ткачихе Арахне), вытканный на гобелене, повешенном на стене дальнего плана.

По широте охвата мира в «Пряхах» Веласкес идет дальше, чем в «Менинах». Картина прекрасно скомпонована, сосредоточенные на своей работе пряхи полны энергии, объединенные единым размеренным ритмом движения, их позы грациозны и непринужденны, ловкие жесты уверенны. Среди них выделяется женственной прелестью девушка справа.

Два источника солнечного света создают ощущение пространства и глубины интерьера гобеленной мастерской. Погруженная в полумрак прозрачных теней среда напоена мерцающим золотистым светом. В атмосфере дальнего плана растворяются контуры предметов, и вытканные на коврах мифологические фигуры сливаются в живописном единстве с изображенными реальными.

Созвучие нежнейших серо-голубых, розовых, светло-синих, сиренево-розовых, блекло-желтых, светло-красных и серебристо-белых тонов преображает дальний план в мир чистой поэзии. Красота сцены переднего плана выражена сдержанными, но насыщенными красно-коричневыми, сине-зелеными, черно-коричневыми и густо-красными тонами.

Композиционная находка Веласкеса — сопоставление двух различных по характеру сцен дало возможность правдиво выразить представление художника о многообразии реального мира, о красоте жизни, сочетающей обе реальности — поэтическую, сотворенную руками простых работниц, прославивших пряху Арахну, наделенную творческой силой, и материально осязаемую, конкретную, воплощенную в созидательницах прекрасных ковров. Картина «Пряхи» наглядно объясняет существо испанского реализма и, в частности, реализма Веласкеса — путь к красоте через обыденную действительность.
Открытия Веласкеса в области цвета и света, его могучий реализм оказали влияние на живопись 18—19 вв.

Источник: http://artiques.ru/node/141

Ссылка на основную публикацию