Описание картины григория мясоедова «земство обедает»

«Земство обедает» в Новосильском уезде. К 175-летию со дня рождения Г.Г. Мясоедова

Картина Григория Григорьевича Мясоедова «Земство обедает» была и есть наиболее известное произведение художника, хотя он постоянно работал, создавая все новые и новые вещи (их немало приобрел П.М. Третьяков и другие коллекционеры).

Григорий Григорьевич Мясоедов (1834—1911) — выдающийся русский живописец. Владимир Васильевич Стасов всегда называл его в первой пятерке лучших русских художников XIX века. В 1870 году в возрасте 36 лет он был удостоен звания академика. Наряду с крупнейшими русскими живописцами Мясоедов был участником Всемирных выставок в Париже в 1867 и 1878 годах.

В 1870 году Мясоедов собрал вместе всех лучших представителей искусства России в Товарищество передвижных художественных выставок. Его соратниками в создании Товарищества сначала стали московские художники В.Г. Перов, Л.Л.

Каменев, А.К. Саврасов, И.М. Прянишников. Затем Мясоедов поехал в Петербург и убедил группу художников северной столицы присоединиться к москвичам. Среди первых, кто поддержал Мясоедова в Петербурге, были Н.Н. Ге и И.Н. Крамской.

Отмечая 175-летний юбилей художника, расскажем о картине «Земство обедает», так как до сих пор о ней известно немного.

В монографии И.Н. Шуваловой, посвященной Мясоедову, читаем: «К сожалению, нам неизвестна история создания этого произведения. Не сохранилось ни одного подготовительного наброска, нет никаких письменных свидетельств художника или его друзей о том, как и где протекала работа над картиной…

»[1] Еще ранее Н.В. Масалина[2], один из первых биографов Мясоедова, писала: «История создания картины “Земство обедает” осталась неизвестной. Подобную сцену художник мог наблюдать в жизни.

Не случайно под воздействием этой картины известный писатель Гаршин пишет историю N-ского Земского собрания».

Нам удалось несколько приоткрыть завесу таинственности над тем, где мастер мог видеть подобную сцену.

Григорий Григорьевич был сыном мелкопоместного дворянина, и, следовательно, время от времени ему приходилось посещать земство в том уезде, к которому относилось поместье отца. В этом направлении мы и предприняли поиски.

Поскольку село Паньково, где родился и вырос художник, во второй половине XIX века входило в Новосильский уезд Тульской губернии (сейчас город Новосиль и село Паньково входят в состав Орловской области), автор данного эссе обратился в Новосильский краеведческий музей с просьбой об идентификации здания, изображенного на картине Мясоедова. Директор музея Мария Андреевна Казначеева сообщила, что уездное земство было полностью разрушено во время войны, а после восстановления утратило свой прежний облик. Фотографии старого здания не сохранились. Однако в фондах музея имеется письменное свидетельство уроженца села Паньково Анания Семеновича Ремнева, работавшего в здании бывшего земства первые годы после революции, о доме, который изображен на картине его знаменитого земляка. Приведем некоторые строки из этого документа: «Крыльцо и вообще фасад здания, расположение окон точно напоминает мне здание бывшего Новосильского земства. Видимо, его Мясоедов видел и положил на полотно».

Как бы убеждая своих будущих оппонентов, Ананий Семенович еще раз подчеркивает: «Точно такой же был фасад и крыльцо у здания Новосильского земства. В этом здании 28 января 1918 года проходил первый Уездный съезд, и после располагался Уисполком. Я был секретарем — членом Президиума».

Казначеева так комментирует эти сведения: «Ремнев А.С. был избран в 1920—1922 годах депутатом Уисполкома. Посещал наш музей. Я с ним была хорошо знакома. Он утверждал, что на картине здание земства Новосильского. Ананию Семеновичу я верю».

Благодаря упомянутым выше свидетельствам можно с достаточной долей уверенности говорить, что Мясоедов написал сцену скудной крестьянской трапезы, опираясь на местный материал. И в это нетрудно поверить.

Ведь в молодые годы художник, приезжая на каникулы из академии, мог подменять стареющего отца и бывать в Новосиле.

Выезжая из села утром по холодку (а от Паньково до Новосиля около 40 верст), не спеша, как раз к обеду и можно было туда добраться.

Конечно, молодого художника не могла не привлечь подобная сценка, полная особого смысла. И родился у него замысел произведения, которому суждено было обрести мировую известность.

Чем же интересна эта на первый взгляд неброская картина?

Кажется, ничего особенного: на фоне светлой стены дома несколько крестьян отдыхают и перекусывают своей нехитрой деревенской провизией.

Это крестьянская часть земства вышла из душных комнат пообедать чем Бог послал: кто-то жует сухой хлеб, кто-то сдабривает его щепоткой соли или пучком молодого зеленого лука. Всех их объединяет невеселая дума.

Понимают они, что плетью обуха не перешибешь, и потому не надеются на справедливое отношение к своим наболевшим делам.

Волнообразное композиционное построение народной группы показывает, какая мощная потенциальная сила скрыта во внешне покорном и бессловесном крестьянстве. Эта волна может все снести на своем пути.

Но пока крестьяне задумчивы и спокойны. Они написаны с явной симпатией и сочувствием к тяжелой доле тружеников. Убедительны их живые умные лица, естественны позы. Это не натурщики, а живые народные типы.

Что касается чисто живописных задач, которые ставил перед собой художник, то он использовал выразительное контрастное решение: на фоне светлой желтой стены плотными силуэтами выделяются фигуры персонажей.

На переднем плане холодная тень от здания соседствует с освещенным солнцем участком и свежей зеленью в правом углу картины, где Мясоедов расположил интересную в колористическом и содержательном отношении фигуру крестьянина.

«Земство» впервые было показано на Второй выставке ТПХВ в 1872 году[3] под названием «Уездное земское собрание в обеденное время». По свидетельству современников, картина Мясоедова была лучшей среди жанровых работ, представленных на выставке.

О ней очень высоко отозвался Крамской — один из самых взыскательных художников и критиков. В письме к Перову, анализируя экспонаты передвижной выставки Товарищества, он писал: «Пейзажный отдел и отдел портретов — блистательный жанр — средний и даже положительно хорош.

А картина Мясоедова — прекрасная».

Как у каждого живописного произведения, у работы «Земство обедает» — своя история и своя судьба.

Благодаря письменному свидетельству Анания Семеновича Ремнева, с достаточной долей уверенности можно говорить о тульско-орловских истоках, питавших этот замысел.

Мясоедову поступило предложение от Императорской Академии художеств продать картину в академический музей. Художник оценил ее в 1200 рублей. А пока академия раздумывала, к Мясоедову с тем же предложением обратился П.М. Третьяков: он пожелал приобрести «Земство» для своей коллекции, но просил снизить объявленную стоимость.

Как истинный купец, Третьяков никогда не покупал картину за предложенную авторами цену, всегда старался ее снизить. И здесь он остался верен своей привычке. На предложение Третьякова Мясоедов ответил: «Милостивый государь Павел Михайлович!..

Мне, конечно, приятно Ваше желание поместить мою работу в Вашу галерею, и, считая за честь попасть в Вашу коллекцию, я готов сделать всевозможную уступку из назначенной цены; цена, объявленная мною Академии за “Земский обед”, 1200. Но так как Академия до сих пор ничего определенного не говорит и так как мне гораздо приятней быть у Вас, а не в Академии…

то я понижаю до 1000 рублей. Думаю, Павел Михайлович, что, взяв в соображение цены, назначенные другими художниками, которые Вы не находите чрезмерными, я в требовании не перехожу за границу справедливости, и мне будет очень жаль, если Вы не захотите на столько же продвинуться вперед, на сколько я отступил.

Будьте добры, Павел Михайлович, сообщите Ваши окончательные намерения, чтобы я мог свободно располагать своими поступками и чтобы меня не смущало напрасное желание попасть в Вашу коллекцию.»[4]

Третьяков не оценил поступок художника, живущего только от продажи своих произведений и тем не менее снизившего цену за полотно на 200 рублей (а это очень немало; как вспоминал сам Мясоедов, в те времена на 8 копеек можно было пообедать щами и кашей с маслом). Но Павла Михайловича трудно было уговорить заплатить больше, чем он наметил. Он предложил понизить цену еще на 100 рублей, желая заплатить за картину не более 900.

На вопрос о новом снижении цены Мясоедов ответил: «Мое искреннее желание, многоуважаемый Павел Михайлович, сделать всевозможную уступку, чтобы только сойтись к обоюдному удовольствию: хотя сто рублей гораздо более значат для меня, чем для Вас, тем не менее я согласен получить от Вас 900 рублей, но чистых, то есть без вычета тех 5 %, которые я должен заплатить Товариществу; говоря яснее, я прошу Вас, возвысьте до 945, и думаю, что Вы не будете в претензии за эту маленькую прибавку.»[5]

Остается только удивляться бесконечным уступкам художника. Он шел навстречу Третьякову только потому, что его галерея была открыта для посетителей, а музейной коллекцией Академии художеств пользовались лишь ее студенты и преподаватели.

В результате переговоров Третьяков приобрел картину Мясоедова в 1873 году за 945 рублей. Однако Павел Михайлович остался чем-то недоволен и в 1876 году решил расстаться с полотном. Причем был готов уступить его за меньшую сумму, чем купил у художника. Узнав о замыслах коллекционера, Мясоедов написал: «.

уверяю Вас, Павел Михайлович, что я очень доволен, что моя картина у Вас, а не у кого другого. Жалею, что Вы разочаровались в “Земстве”.

»[6] Будучи человеком честным до щепетильности, художник предложил Третьякову оставить себе 500 рублей из тех 2000, что тот обещал выплатить за другую его картину («Чтение Положения 19 февраля 1861 года»), чтобы «покрыть потерю, могущую произойти при продаже. прежней картины».

Поразмыслив, Третьяков передумал продавать «Земство», но что-то в картине его все же смущало. Он обратился к Мясоедову с просьбой внести некоторые исправления. Художник не только согласился поработать со своим завершенным полотном; он дал самые точные указания, как переправить работу в Харьков, где жил в то время: «Милостивый государь Павел Михайлович!..

Всякое исправление в картине “Земский обед” я готов сделать, и, если бы Вы нашли возможным прислать ее теперь же, я занялся бы ею тем с большей охотой, что не имею никакой срочной работы, ибо картину, которую готовлю к выставке, могу писать только летом [речь идет о картине «Засуха. Молебен на пашне». — А.Х. ].

Если Вы найдете возможным вынуть “Земство” из рамы для безопасности и прислать ее тотчас по железной дороге на станцию, а квитанцию в дом Волжско-Камского банка на Рыбную улицу, то я сделаю все, что смогу, чтобы устранить те недостатки, которые в ней замечаются.

»[7] А в следующем письме он уведомил Третьякова: «Картина, высланная Вами для исправления, “Земский обед” получена мною в совершенной исправности, по исправлении всего, что можно, немедленно вышлю ее к Вам.»[8]

Автор данной статьи задался целью найти первоначальный вариант полотна Мясоедова. Помогла книга И.Н. Шуваловой[9].

Знакомясь со списком произведений художника, скрупулезно собранных ею, на странице 136-й автор обнаружил желанные строчки: «Две гравюры на одном листе: “Земство обедает” и “В осажденном городе” 17,6 х 12,1; 31,2 х 21,6. В издании: Иллюстрированный каталог второй передвижной художественной выставки. СПб., 1873».

Эта гравюра, несомненно, была сделана с полотна, которого еще не касалась кисть мастера при последующей переписке. Ведь каталог был издан в 1873 году, а вопрос о некоторых переделках в изображении возник лишь зимой 1876-го. Надо было искать гравированный оттиск.

В Российской государственной библиотеке нужного издания не оказалось.

И тут вспомнилось, что Стасов, активно интересовавшийся деятельностью Товарищества, именно в годы издания каталога (1872—1873) начинал работу в качестве заведующего художественным отделом Санкт-Петербургской публичной библиотеки. Уж он-то, подумалось, не мог пропустить издание с изображениями произведений передвижников. Но вот сохранился ли каталог на протяжении 135 лихих и для страны и для Петербурга лет.

В Российской национальной библиотеке в Санкт-Петербурге в отделе эстампов удалось выловить в безграничном книжном море крохотный оттиск с гравюры. Действительно, она была исполнена с того первоначального варианта картины, который экспонировался на Второй передвижной выставке.

Пересылая Мясоедову картину, Третьяков высказал некоторые свои пожелания по ее доработке. В частности, он считал, что в таком серьезном по замыслу полотне куры на переднем плане мешают.

Художник ответил так: «Думаю, что не куры мешают, а некоторые другие малые недостатки, которые Вы тоже, вероятно, не найдете лишними». И действительно, дело было не в курах, а прежде всего… в петухе: игривая походка куриного ухажера в направлении кур не оставляла сомнений в его намерениях.

Это отвлекало зрителей и мешало сосредоточиться на серьезности замысла полотна. Стоило Мясоедову убрать одиозную фигурку, как все встало на свои места.

Читайте также:  Описание картины рене магритта «проницательность»

Художник переосмыслил и переработал практически всех действующих лиц. Ведь к 1876 году, когда он принялся за доработку «Земства», за его плечами уже был опыт создания картин «Чтение Положения 19 февраля 1861 года» (ГТГ) и «Опахивание» (ГРМ), многих этюдов, портретов, эскизов.

Он чувствовал себя более уверенно, чем в 1871 году, когда только начинал «Земство». В первоначальном варианте картины в фигурах крестьян, во всех вместе и в каждой в отдельности, чувствовалась какая-то обреченность и безысходность.

После доработки это впечатление исчезло; в крестьянской группе появились спокойная раздумчивость и вызывающая уважение внутренняя сила.

Наиболее значительно был изменен крестьянин, сидящий на ступеньке крыльца: вместо дряхлого, согнутого годами, растерянного старика с натруженной спиной зрители видят крепкого мужика, знающего себе цену. Художник несколько переписал и изображение металлического навершия крыльца, что позволило ему разместить на верхней доске читаемое название уездной управы.

Как мы видим, Мясоедов внимательно поработал над присланной из Москвы, порядком уже забытой им картиной. А когда краски просохли, вернул полотно владельцу.

Нынешнее «Земство» — переработанный в 1876 году вариант картины, написанной художником в 1871—1872 годах. Вот почему в отдельных изданиях под репродукцией этого произведения стоит реальная дата завершения работы над полотном — 1876 год. Эту дату можно встретить и у Стасова, имевшего возможность видеть как первоначальный вариант картины, так и окончательное решение.

Третьяков был удовлетворен действиями Мясоедова, и у него больше не возникало желания расстаться с «Земством».

  1. Шувалова И.Н. Мясоедов. Л., 1971. С. 55.
  2. Масалина Н. Земство обедает, картина Г.Г. Мясоедова // Гос. Третьяковская галерея. М. 1950.
  3. В переписке с П.М. Третьяковым, желавшим приобрести картину, Мясоедов называл ее «Земский обед». Свое нынешнее название полотно получило значительно позже.
  4. Мясоедов Григорий Григорьевич: Письма, документы, воспоминания. М., 1972. С. 58 (Далее — Мясоедов. Письма).
  5. Там же, с. 58-59.
  6. Там же, с. С. 75.
  7. Там же.
  8. Мясоедов. Письма. С. 76.
  9. Шувалова И.Н. Мясоедов. Л., 1971. С. 136.

Источник: https://www.tg-m.ru/articles/3-2009-24/zemstvo-obedaet-v-novosilskom-uezde-k-175-letiyu-so-dnya-rozhdeniya-myasoedo

Художник Мясоедов Григорий Григорьевич: биография, фото и интересные факты :

Имя художника Григория Мясоедова вошло в энциклопедию русской живописи XIX века как певца крестьянской доли. Образ русского крестьянина с его проблемами и чаяниями, лики русской природы в ее первозданности — основа творчества великого мастера.

Григорий Мясоедов: страницы биографии

Григорий Мясоедов — уроженец села Панькова то ли Орловской, то ли Тульской губернии, родившийся 7 апреля 1834 года в семье дворянина. С детства увлекавшемуся живописью мальчику очень повезло — его отец не препятствовал недворянскому занятию сына и дал возможность обучаться любимому делу.

Григорий впервые познакомился с основами изобразительного искусства еще во время обучения в Орловской гимназии. Первым его наставником в рисовании был И. Волков. С первой же попытки поступивший в Санкт-Петербургскую Академию художеств, Григорий попал в класс Т. Неффа и А. Маркова.

Все десять лет обучения в академии (с 1853 по 1863 г.) юноша показывал весьма хорошие результаты, а по окончании был направлен в Европу для обучения за счет государственного бюджета мастерству живописца. В этой поездке Мясоедов знакомится с художественным наследием Франции, Италии, Испании, Бельгии и др.

По возвращении в Россию начинает успешно выставляться.

Характер у Григория Григорьевича Мясоедова был сложный и достаточно злой, что затрудняло его общение с другими художниками. Его прямота и бескомпромиссность не привлекали людей.

Да и сходился он с ними очень тяжело. Однако он с удовольствием позировал Илье Ефимовичу Репину, когда тот писал свою знаменитую картину «Иван Грозный убивает своего сына», в которой отразился нрав Мясоедова.

И тот впоследствии даже этим гордился.

Мясоедов скончался в своем имении на Полтавщине в 1911 году, оставив богатое художественное наследие.

Характеристика творчества Г. Г. Мясоедова

Основными жанровыми направлениями творчества Г. Г. Мясоедова были историческая и жанровая бытовая живопись. Иногда обращался художник и к портретному жанру. Начинал Мясоедов как реалист-передвижник, последователь И. Н. Крамского и др. Он был одним из инициаторов и организаторов Товарищества передвижных выставок.

Но после увлечения пейзажным и портретным творчеством, зарекомендовал себя как неоромантик. В последний период жизни Григорий Григорьевич Мясоедов обратился и к графическому искусству. Но весь свой творческий путь придерживался демократических идей.

Среди картин Григория Григорьевича Мясоедова были полотна:

— на остросоциальные темы:

  • о социальном различии разных слоев в обществе («Земство обедает»);
  • о пренебрежительном отношении к женщинам («Опахивание»);

— воспевающие русскую природу («Зреющие нивы»);

— воспевающие крестьянина как личность мудрую и мужественную («Чтение манифеста 19 февраля 1961 года», «Земский знахарь»);

— воспевающие крестьянский труд («Дорога во ржи», «Страдная пора. Косцы», «Урок пряжи», «Деревенский знахарь»);

— размышляющие о древних традициях и их месте в жизни народа («Опахивание», «Поздравление молодых»);

— на историческую тематику («Бегство Григория Отрепьева», «Мицкевич в салоне Зинаиды Волконской»).

«Земство обедает»

Это произведение Григория Григорьевича Мясоедова затрагивает мысль о бесправном положении крестьянства в России второй половины XIX века, после принятия Земской реформы в 1860 году.

Суть проблемы заключалась в создании земств — органов местного самоуправления в отдаленных российских губерниях, куда крестьяне могли избираться в качестве гласных, то есть имеющих на заседаниях право голоса.

Но при этом, как показала практика, лишь формально. Фактически же власть в земствах забрали помещики.

Картина основывается на двух принципах: противопоставления и углубленной социально-психологической характеристике героев.

«Чтение манифеста 9 февраля 1861 года»

Сюжет картины Мясоедова посвящен изданию в 1861 году императором Александром II Манифеста об освобождении крестьян от крепостной зависимости, ставший, по сути, началом отмены крепостного права в России. Он был принят в разных слоях общества неоднозначно.

На картине Григория Мясоедова крестьяне собрались для чтения Манифеста в самом центре холста у костра вокруг единственно грамотного из них — мальчика, читающего текст документа. Группа служащих освещена ярким солнечным светом. А каждый персонаж выписан крупным планом, что до Г. Г. Мясоедова не было принято в русской бытовой живописи.

Герои картины изображены не пассивными слушателями и не бунтарями, а людьми, думающими и оценивающими событие с позиции своего жизненного опыта и мировоззрения. Не все из них, судя по выражению лиц, согласны с реформой, не слишком доверяют ей, ведь много прав еще остается у помещиков и слишком мало возможностей пока дается крестьянам.

Для создания ощущения реальности происходящего художник использовал цветовую гамму, близкую к природной: земляные, охристые, соломенно-желтые, коричневые оттенки. Лишь рубаха читающего мальчугана — красная. Она — как олицетворение надежды русского крестьянства на свободную, благополучную и красивую жизнь.

«Бегство Григория Отрепьева»

Тема из русской истории была выбрана Г. Г.

Мясоедовым для конкурсной работы в Академии художеств неслучайно: с одной стороны, для конкурсных работ чаще всего и выбирались мифологические, библейские или исторические сюжеты, с другой — именно в те годы все более растет внимание художников к обыденным явлениям и повествовательности живописного искусства. За картину мастер был удостоен большой Золотой медали.

История Смутного времени на Руси полна легенд и тайн. Очень часто они связаны с персонами лжецарей, одним из которых был и Григорий Отрепьев, известный как Лжедмитрий I. По одной из версий он — сын одного из монахов Чудова монастыря.

Из монастыря Отрепьев сбежал в Литву, а затем в Польшу, принял католичество и при помощи поляков воцарился на русском престоле, но позже был свергнут и убит.

В исторических публикациях не упоминается о бегстве Григория Отрепьева именно из корчмы.

«Дорога во ржи»

Рожденный на русской земле в глубинке, Григорий Мясоедов хоть и был из дворянского рода, очень трепетно и бережно относился к отображению в своем творчестве не только сцен из народной жизни, но и картин удивительной русской природы.

Через природу легче можно передать свое душевное состояние, чаяния, надежды народа. Наверное, поэтому и возникает в живописи у Мясоедова мотив дороги как путь — у каждого свой, как стремление — тоже у каждого свое.

Но в этой картине путь, избранный человеком, безмятежен и спокоен, и возможно, приведет к избранной цели. Ощущение покоя достигается за счет спокойных золотистых тонов, моря из слегка колышущейся золотистой ржи и безмятежно-голубого неба.

Лишь на его горизонте видны темные тучи, которые намекают, что путь к цели потребует от путника труда и усилий и не будет совсем легким.

«Деревенский знахарь»

Произведение было написано Григорием Мясоедовым за год до отмены крепостного права. Эта картина выделяется из прочих силой реалистичности выписанных образов крестьянского быта и психологичностью персонажей. Официально не признаваемые обществом, знахари в условиях преследований помогали людям. Жизнь их была тяжела и бедна.

Питались они, в основном, за счет природных даров и того, чем расплачивались за помощь люди — это нехитрые продукты питания. Жили в сторонке от всего населения, часто в одиночку в лесных избушках. Помогали людям, используя лечебные травы и корешки, снадобья, из которых варили по передаваемым по наследству рецептам, секрет их строго оберегался.

В основном, излечивали от болезней, совершали оберег, привороты и отвороты, снятие сглаза.

Знахарь у Мясоедова — умудренный опытом мужчина, еще не старик, который помогает двум пришедшим к нему в избушку крестьянкам. В его руках ковш со снадобьем, которое знахарь заканчивает готовить.

В 1878 году Г. Г. Мясоедов написал свой автопортрет. Он изобразил себя в четверть оборота, стоящим, до пояса. Мясоедов одет в темный костюм, который практически сливается с почти черным фоном.

Ярким пятном выделяется лишь белоснежный накрахмаленный воротничок рубашки и чуть желтоватое, будто подсвеченное светом лицо, повернутое к зрителю почти в профиль так, что освещена лишь одна половина лица. Второй как будто бы нет.

Портрет отсылает нас к переходному периоду в развитии живописи — парсуне, где за счет затемненного фона выделяется лицо — именно человек интересен живописцу, человек с его мыслями, чувствами и переживаниями. Так и автопортрет Мясоедова. Он — отражение в его творчестве особого интереса к внутреннему миру обычного человека.

Источник: https://www.syl.ru/article/370578/hudojnik-myasoedov-grigoriy-grigorevich-biografiya-foto-i-interesnyie-faktyi

Земство обедает

Описание картины Григория Мясоедова «Земство обедает»

Это полотно было написано в 1872 году. Картина прославила художника и, можно сказать, сделала его известным. Когда автор создавал этот шедевр, в основном, он исходил из местных материалов. На полотне изображена Россия после реформ.

Начало создания новой власти, которая раньше назывались земством. Крестьяне тоже могли участвовать, но они имели ну очень маленький доход с этого, поэтому их можно было по пальцам пересчитать. Смысл полотна очень прост и понятен, художник пытается передать неправильное положение людей, не соответствующее положению.

На полотне изображен тихий город, в котором стоит здание местного управления. Нарисовано не все строение, а только кусочек стены. И на этом фоне местные крестьяне, которые решили отобедать. Им не приятны душные комнаты, и обедать рядом с высшим обществом они тоже не привыкли, поэтому им проще расположиться на улице.

Автор полотна нарисовал некоторых крестьян уже пообедавшими, некоторые уже спят после еды, а кто-то еще продолжает употреблять свою скромную пищу, состоящую в основном из хлеба, соли и зеленого лука.

По открытым окнам, которые написал художник, и по официанту, убирающему со стола, понятно, что высшее общество тоже отобедало. Сразу же понятно, что художник этим хотел передать, это сравнение богатства и бедности. И по лицам людей понятно, что у них смешанные чувства к данной ситуации, одни выглядят благородно, другие лукаво, а третьи оскорбленно.

Читайте также:  Описание картины ганса гольбейна «автопортрет»

При взгляде на это полотно, сразу же вспоминается произведение Некрасова, в котором он описывал о том, кому на Руси жить хорошо. А в глазах крестьян видно, что они смирились с таким стечением обстоятельств, ведь все равно справедливости не будет.

Художник не пытается добиться, чтобы кто-то сделал вывод, он просто толкает на эту мысль.

Произведение Григория Мясоедова «Земство обедает» 1872 гг.

https://t.me/historyonepictureСегодня мы с вами рассмотрим картину Григория Мясоедова. «Земство обедает» — самое значительное полотно Мясоедова, экспонировавшееся на Второй передвижной художественной выставке. Земство — выборные органы местного самоуправления в России 1860-х.Перейдём к разбору картины. «Земство обедает»

О картине:

Мясоедов Григорий Григорьевич написал это произведение в 1872 г. Эта картина стала визитной карточкой художника-передвижника. Опирался художник при написании этого произведения на местные материалы. Перед зрителем предстает пореформенная Россия.

Только что начали создаваться органы местных самоуправлений в виде земств. Выбирали сюда и крестьян. Но они имели невысокий имущественный ценз, поэтому их было очень мало. Сюжет предельно прост. Художник и решил отобразить несоответствие положений, согласно социальному положению.

Показан тихий провинциальный городок. На первом плане здание земской управы. Кажется все просто. Весь дом не показан, а есть только на картине изображение светлой стены земской управы.

Крестьянские депутаты решили пообедать. Душные комнаты не прельщают крестьян, да и соседство с «благородными» представителями земства не удовлетворяет их. Поэтому они решили отобедать на свежем воздухе.

Художник изобразил кого-то уже отобедавшим и дремлющим, а кого-то, кто продолжает скудную трапезу, с нехитрой деревенской провизией. Еда нехитрая. У кого-то сухой хлеб. У другого хлеб с солью и пучок зеленого лука.

Видно, что в здании земской управы тоже закончили обедать по действиям официанта, который переставляет посуду и по винным бутылкам.

Вот здесь то и наблюдается контрастность бедности и богатства. Главным персонажам картины – крестьянам, художник дал характерные черты. Одним — лукавство, сметливость.

Другим – чувство подлинного душевного благородства. Третьим – оскорбленность.

Источник: https://8-poster.ru/pictures/Zemstvo_obedaet/

Грозный отец Григорий Мясоедов

Позируя для картины Репина «Иван Грозный убивает сына», художник не подозревал, что и сам подымет руку на своего отпрыска.

Одна из самых известных картин Ильи Репина «Иван Грозный убивает сына» стала роковой. Она произвела фурор в Петербурге и Москве, но вызвала спорные эмоции у зрителей.

Подолгу на нее смотреть было невозможно: дамы теряли сознание, у детей случались истерики. У самого автора вскоре отсохла правая рука, до конца жизни он был вынужден работать левой.

А на судьбах натурщиков «Грозный» отразился просто мистическим образом.

Например, писатель Всеволод Гаршин, автор чудесных сказок, позировал для Репина в роли убитого царевича. После этого впал в тяжелую депрессию и выбросился с четвертого этажа. А художник Григорий Мясоедов, с которого Илья писал царя Грозного, однажды в гневе чуть не убил своего маленького сына…

19 апреля исполняется 180 лет со дня рождения художника-передвижника. Но творчество Григория Мясоедова известно немногим.

На окраине Полтавы его могилку убирают лишь работники обсерватории, которая расположена в имении Мясоедовых, и жильцы воссозданного флигеля художника. Музейщикам, правда, удалось сберечь 20 картин Григория, его альбомы и занавес для местного театра.

К забвению талантливого живописца руку приложил самый родной человек. Сразу после смерти Мясоедова сын Иван распродал вещи и отцовскую коллекцию живописи.

Что же помешало двум родным и талантливым художникам жить под одной крышей и находить общий язык? Неужто картина Репина?

Горечь детства

Григорий Григорьевич Мясоедов родился в Тульской губернии и принадлежал к старинному дворянскому роду. В детстве мальчик много читал и рисовал. Отец всячески поощрял интерес сына к художеству. Но находить общий язык двум Григориям было непросто — однажды они так разругались, что папа полностью лишил отпрыска материальной помощи.

В академии художеств, где будущий передвижник учился 10 лет, Гриша бедствовал. 

— Жил на Васильевском острове в бедной комнате. Работал на кондитерскую, где пеклись пряники, — я с товарищем разукрашивал их. Баранам и свиньям золотили головы, генералам — эполеты. Платили за это по три копейки с дюжины. Обедали в бараке, где давали за шесть копеек щи с кашей без масла, — так вспоминал студенческие годы Григорий.

Академию Мясоедов окончил хорошо. Жил и работал потом в Италии за государственный счет. А в 1861 году даже получил малую золотую медаль за картину «Поздравление молодых».

В следующем году его ждала уже большая золотая награда за программу «Бегство Григория Отрепьева из корчмы» (сцена из «Бориса Годунова»).

Казалось, молодой преуспевающий художник уже позабыл ссору с отцом, но для своего сына лидер передвижнического движения в искусстве невольно стал таким же «грозным».

Источник: http://klub-mastera.narod.ru/publ/istorija_orlovskogo_kraja/sofija_volkovickaja_krasavica_s_kartin_mjasoedova/22-1-0-409

Ссылка на основную публикацию

Источник: https://kp.ua/culture/448739-hroznyi-otets-hryhoryi-miasoedov

Земство обедает

Картина Григория Мясоедова «Земство обедает», написанная в 1872 году, стала его визитной карточкой. Ведь в ней отражена реальная жизнь России после реформ, проведённых в 60-е годы XIX столетия. Именно тогда в стране стали формироваться выборные органы местного самоуправления, так называемые земства. В них избирались и крестьяне.

Однако из-за высокого имущественного ценза их число было незначительно. Любопытный факт: довольно часто крестьяне доверяли представительство своих интересов помещикам. На тот момент наделение землёй бывших крепостных в губернии было не окончено. Там, где оно предстояло, крестьяне хотели как–то «подмаслить» барина бесплатным для себя способом.

 

   Картина Мясоедова «Земство обедает» считается одним из лучших произведений этого художника и одним из характернейших образцов искусства передвижников вообще. На картине изображено крыльцо небольшого дома уездного собрания и расположившиеся в его тени пообедать крестьянские представители земства.

В открытое окно видно как лакей перетирает тарелки и откупоривает бутылки для обеда господ–земцев.

Зорким глазом художника-реалиста Мясоедов выхватил из широкого потока жизни именно ту сцену, в которой необычайно выпукло выступила наружу «благодетельность» для народа нового строя, вырастающего из крепостнического.

    Маловнимательные искусствоведы склонны считать, что на картине изображены крестьяне, пришедшие с какими–то просьбами в земство, но заставшие время обеда. Обед земцев обставлен солидно, а бедные мужики вынуждены удовлетворяться хлебом и луком. Признаться, так думала и я. Изображённый в окне слуга, протирающий посуду, только подтверждал эту версию. Но оказалось несколько иначе.

Народ обедает соответственно своему социальному положению

    На картине «Земство обедает», написанной в 1872 году, художник Григорий Мясоедов, который, кстати, сам был помещиком Новосильского уезда Тульской губернии, изобразил положение членов земской управы простым сюжетным ходом.

    Его земство обедает  (настоящее название картины — «Уездное земское собрание в обеденное время») соответственно своему социальному положению. На земле расположились крестьяне, обед  которых  — кусок хлеба да лук. Двое одеты в синие полосатые штаны и сапоги.

На одном голубая рубашка, на другом —  алая, что говорит о их благосостоянии. Дело в том, что в те времена синтетические красители, окрашивающие ткани в яркие цвета, были редкостью.

Яркая одежда, особенно спящего крестьянина, несомненно окрашена дорогой импортной новинкой.

   Обувь и одежда исправна, на ногах хорошие сапоги. Ещё один участник обеда набросил хороший полушубок, хотя на улице явно не холодно.

У стоящего мужика с полосатой сумкой аккуратно подбритая и подстриженная эспаньолка. Явно модник… Вывод напрашивается сам собой — крестьян в земстве представляют вполне обеспеченные люди.

Так что скудность обеда крестьян, изображённых Мясоедовым, объясняется вовсе не бедностью.

    Над головами обедающих на свежем воздухе, в открытом окне буфетной, виден лакей, протирающий посуду для «благородных» представителей земства. По всей видимости, его привёз кто-то из помещиков—заседателей. Сам Мясоедов не делает на этой детали особо акцента. Он просто показывает бытовую сцену, а выводы предлагает сделать зрителю.

Крестьяне не показывают своей бедности

      Словом, очевидно, что крестьяне не показывают никаких признаков притеснения. Их никто не выгонял с барского обеда. Он им просто не интересен, у них другие привычки и обычаи.

    Крестьяне никуда не торопятся и ничего не ждут — они уже приехали в город на собрание, которое занимает целую неделю.

Они мирно, пользуясь хорошей погодой, сидят у крыльца в состоянии оцепенения, обычном для земледельца, привыкшего ничего не делать полгода. Мужики выглядят скорее осоловевшими, чем возбуждёнными от дискуссий на важные для них темы.

Это же их земство, их дела, можно было бы и поволноваться, ну хотя бы обсудить постановленное в утреннем заседании!

   Если что–то в картине и можно считать объектом критики, то это разлитая в воздухе провинциальная лень и спокойствие. Но не факт, что художник вкладывал в картину именно такие мысли. Быть может, земско–провинциальная лень казалась ему столь же очевидной и неизбежной, как и персонажам картины.

Что такое земство

    Произведение Мясоедова актуально и на сегодняшний день. Хотя бы потому, что выборы для нас стали делом привычным. Совсем недавно прошли выборы в органы местного самоуправления – муниципальные Советы депутатов.

С некоторыми оговорками земство можно назвать их отдалённым прообразом. Поэтому было интересно узнать, как работали выборные органы прежде.

Поиск в интернете сведений о Новосильском собрании, куда входило 39 человек, позволил узнать и иные факты.

    Прежде всего следует сказать, что в старые времена земство выступало оператором сельских продовольственных капиталов — запаса зерна и денег, который крестьяне держали на случай неурожая. Всеми остальными разрешёнными видами деятельности — медициной, начальным образованием, местными дорогами, страхованием от огня, ветеринарией — земское собрание занималось в том объёме, в каком желало.

    При 115 тысячах населения в уезде земство поддерживало в рабочем состоянии 46 деревянных мостиков через речушки и овраги. Кроме того, дороги крестьяне чинили сами в порядке натуральной повинности в размере 3 рабочих дней в году.

    Система здравоохранения состояла из 2 врачей, 8 фельдшеров и больнички на 20 кроватей. Образования и вовсе не было. Земство платило мизерную дотацию в 6000 руб. суммарно всем содержателям школ и не имело понятия, сколько всего в уезде учебных заведений. На благотворительность уходила ничтожная сумма — 2000 руб. в год. Земская ветеринария просто отсутствовала.

    Годовой бюджет Новосильского земства составлял 48 тыс. руб. Чтобы понять масштаб такого бюджета, надо понимать, что его сумма была равна годовому жалованию управляющего железной дорогой или коммерческим банком. С крестьян собирали только 22 тыс., что составляло около 20 копеек в год с человека.

    В Новосиле периода, изображённого Мясоедовым, проживало чуть более 4 тыс. человек. В отчётах можно найти информацию о том, что у Новосильского земства были твёрдые обязанности перед государством.

    Прежде всего оно обеспечивало постоем (то есть проживанием) проходившие через уезд войска, за что получило компенсацию. За постой и лошадей для разъездов полиции, чиновников и судейских, если у тех оказывались дела в сельской местности уезда, денег не бралось.

Выборы по сословиям

   Земства Тульской губернии были открыты в 1865 году одновременно с 33 другими губерниями Центральной и Южной России.

Эти органы местного общественного самоуправления существовали на двух уровнях — губернском и уездном.

Уездное земство состояло из периодически собираемого земского собрания, выборных членов которого называли гласными, и постоянно действующей управы из председателя и 4 членов.

   Собрание выбиралось по сословиям. Новосильские помещики, имевшие более 200 десятин (215 га), собирались на общий съезд и выбирали 17 гласных. Горожане с высоким имущественным цензом (на практике домовладельцы с крупными домами и купцы 1-й гильдии) на своем собрании выбирали 2 гласных. Крестьяне выбирали на 35 волостных сходах выборщиков, а те на своём съезде выбирали ещё 18 гласных.

Источник: http://www.vao-mos.info/territoriya-goroda/zemstvo-obedaet.html

Мясоедов. Земство обедает: что на самом деле изображено на картине

Картина Мясоедова «Земство обедает», написанная в 1872 году, на первый взгляд кажется типично передвижнической. Маловнимательные советские искусствоведы были склонны считать, что на картине изображены крестьяне, пришедшие с какими–то просьбами в «земство», но заставшие время обеда.

Обед «земцев» обставлен солидно (в окне виден то ли буфетчик, то ли официант), а бедные мужики вынуждены удовлетворяться хлебом и луком.

Более внимательные искусствоведы замечали, что настоящие название картины — «Уездное земское собрание в обеденное время».

Появилось другое объяснение — участники земского собрания–баре обедают со смаком, выгнав участников–мужиков на улицу, и те глодают краюху хлеба.

Что же изображено на картине на самом деле, кто такие земцы, чем занимается земство и какие вопросы решаются на земском собрании?

Для начала разберемся, где происходит действие. Григорий Мясоедов был помещиком Новосильского уезда Тульской губернии, он учился в гимназии в Орле, потом поступил в Академию художеств и по ее окончании уехал в Европу, где и находился до 1870 года.

Резонным будет предположить, что художник нарисовал именно знакомый ему Новосиль, единственное место, где он мог ознакомиться с уездной жизнью. Описание здания в отчетах земства — двухэтажное, деревянное, оштукатуренное под камень — также сходится с картиной.

Новосиль — маленький город, в то время в нем жило чуть более 4 тысяч человек.

Теперь разберемся, чем было земство. Земства Тульской губернии были открыты в 1865 году, одновременно с 33 другими губерниями Центральной и Южной России.

Земства были органами местного общественного самоуправления, существовавшими на двух уровнях — губернском и уездном.

Уездное земство состояло из периодически собираемого земского собрания, выборных членов которого называли гласными, и постоянно действующей управы из председателя и 4 членов.

Деятельность земств на момент написания картины была чрезвычайно малоинтенсивной. Что именно делало Новосильское земство? Это прекрасно видно из сохранившихся печатных отчетов.

Во–первых, у земства были твердые обязанности перед государством: оно обеспечивало постоем (то есть проживанием) проходившие через уезд войска (получая за это компенсацию), постоем и лошадьми для разъездов полицию, чиновников и судейских, если у тех оказывались дела в сельской местности уезда (бесплатно). Земство выступало оператором сельских продовольственных капиталов — запаса зерна и денег, который крестьяне держали на случай неурожая. Всеми остальными разрешенными видами деятельности — медициной, начальным образованием, местными дорогами, страхованием от огня, ветеринарией — земство занималось в том объеме, в каком желало. Объем этот был очень и очень невелик.

При 115 тысячах населения в уезде земство поддерживало в рабочем состоянии 46 деревянных мостиков через речушки и овраги (сами дороги крестьяне чинили в порядке натуральной повинности в размере 3 рабочих дней в году).

Медицины почти что и не было — земство содержало 2 врачей, 8 фельдшеров и больничку на 20 кроватей. Земского образования не было вовсе — земство платило мизерную дотацию в 6000 рублей суммарно всем содержателям школ и даже само не знало, сколько школ в уезде.

На благотворительность уходила ничтожная сумма — 2000 рублей в год. Земской ветеринарии не было вовсе, а страхование находилось в зачаточном состоянии.

Нетрудно догадаться, что обходился этот небольшой набор социальных сервисов тоже недорого — годовой бюджет земства составлял 48 тыс. рублей, причем с крестьян собирали только 22 тысячи, около 20 копеек в год на человека.

Чтобы понять масштаб такого бюджета, надо указать, что он сопоставим с обычным для той эпохи годовым жалованьем наемного управляющего железной дорогой или коммерческим банком.

Вот почему крестьяне на картине держатся так хладнокровно — что бы не постановило уездное земское собрание, в конце концов с них соберут очень мало налогов, на которые они получат очень мало услуг. Беспокоиться тут не о чем. Крестьяне даже не пытаются обсуждать между собой малоинтересную повестку собрания.

Источник: https://mir-prekpasen.ru/blog/43146420457

София Волковицкая – красавица с картин Мясоедова

Совсем недавно (в апреле) на Орловщине отметили 180-летие известнейшего нашего земляка, художника-передвижника Григория Мясоедова. Многие из орловчан, ещё не забывшие курс школьной истории, сразу вспомнили  знаменитую картину «Земство обедает» да и другие работы признанного мастера: «Чтение манифеста 19 февраля 1861 года», «Опахивание», «Косцы», «Дорога во ржи», «Сеятель».

«Из темноты пришедшая былого…»

Но те картины, с которыми я предлагаю читателям и зрителям  познакомиться сейчас, известны до настоящего времени только узкому кругу специалистов. А между тем, на них изображена личность, которую Григорий Мясоедов хорошо знал и регулярно с нею общался.

На этом портрете перед тобой, читатель, — наша землячка София Волковицкая, позирующая перед зрителем в сербском наряде.

Портрет Софии Волковицкой в сербском наряде

Она же стала героиней полотен Мясоедова «Неизвестная» (гораздо больше знакома одноименная работа у И.Крамского), «Женщина в кленовых листьях», «На берегу моря» и «Дама с собакой» (другое название – «Осиротели»).

София Владимировна Волковицкая — дочь известного орловского врача Владимира Ивановича Радуловича и рано скончавшейся его жены Софии Дмитриевны (в девичестве – Чиркиной, происходившей из семьи малоархангельских помещиков – А.П.).

Источник, откуда я первоначально почерпнул эти сведения, совсем неожиданен для орловчан.

В 2011 году в Киеве на украинском языке были опубликованы «Воспоминания» известного украинского историка Наталии Дмитриевны Полонской-Василенко.

Как ни удивительно, но по материнской линии её корни – в орловской глубинке, в сельце Липовица Малоархангельского уезда, где проживали в XIX веке помещики Мухортовы.

Очень большой кусок  «Воспоминаний» Н.Д.

Полонской-Василенко  посвящён её детству, проведённому на орловской земле,  и её многочисленным родственникам – Мухортовым, Мацневым, Чиркиным, Лилиенфельдам (все они – дворяне Малоархангельского уезда.

  Об этих «Воспоминаниях» и перечисленных помещиках я писал в «Орловском вестнике» несколько раз, например, в очерке «Воспоминания об Орле» — 14.12.2011 года – А.П.).

А теперь цитата из  книги Наталии Полонской-Василенко, посвящённая как раз Радуловичам и Волковицким:

«Самая молодая из Чиркиных — София — вышла замуж в середине 60-х годов за доктора Владимира Ивановича Радуловича. Происходил он из новосербских сербов. Он был главным врачом городской больницы в Орле, которую поставил на высокий уровень. Он пользовался всеобщим уважением и был очень популярен как врач».

«Служил усердно, полезно, продолжительно…»

Здесь я добавлю несколько слов о Владимире Ивановиче из других источников. Радулович закончил  Московский университет и, обладая обширнейшими знаниями в области  хирургии и урологии, с 1867 года был старшим врачом Орловской губернской земской больницы.

Кроме того, Владимир Иванович являлся одним из создателей Орловского медицинского общества и долгое время возглавлял его. Имел награды: ордена Св. Владимира 4-й степени, Св. Анны и Св. Станислава 2-й и 3-й степеней.

За «исключительно усердную, полезную и продолжительную в течение 27 лет службу» он был удостоен чина действительного статского советника (в переводе на военные чины – генерал-майора – А.П.).  Врач  Радулович обладал энциклопедическими познаниями и прекрасной памятью, был начитан, трудолюбив  и предан делу.

Его перу принадлежит «Очерк истории русских медицинских обществ, их цель, значение и взаимная связь»,  изданный на его собственные средства в 1890 году, им написано также более 100 статей для  медицинских журналов.

Владимир Иванович Радулович

У любящих супругов Радуловичей родилось двое детей: дочь София и сын Владимир. К величайшему горю Владимира Ивановича, его жена Софья Дмитриевна, умерла в 1875 году при родах второго ребёнка. Сын, названный Владимиром, остался жив, а вот саму роженицу спасти не удалось.

Оставшихся полу-сиротами детей помогали воспитывать вдовцу  родственники, не оставившие врача  один на один с его горем.

О том, что и как в семействе Радуловичей происходило дальше, я узнал благодаря неожиданному знакомству с прямым их потомком – правнуком Валерием Львовичем Чекмарёвым, проживающим в настоящее время в Воронеже.

Он познакомился в интернете с некоторыми из моих очерков, а потом и позвонил. Завязалось знакомство, результатом которого стал обмен книгами.

Из документальных воспоминаний Валерия Чекмарёва я почерпнул поистине бесценные дополнительные сведения о некоторых героях моих прежних публикаций.

София – не только умная

В его книге «Одноколейка в «Пятьдесят восьмую», выпущенной в Воронеже в 2009 году, приведена копия «Свидетельства», выданного Канцелярией Попечителя Московского Учебного округа, из которого удалось восполнить многие сведения по биографии Софии Радулович, бабушки Валерия Чекмарёва.

Итак, родилась она в Орле 26 декабря (по старому стилю – А.П.) 1865 года. Образование получила в Орловской частной женской гимназии госпожи Чибисовой. По окончании 7 класса София Владимировна Радулович получила аттестат с отличными оценками и была награждена золотой медалью.

Особые успехи уже с детских лет София показывала в ботанике.

Сверх того, она «слушала в дополнительном классе Орловской Николаевской женской гимназии особый специальный курс для лиц, желающих приобрести права на звание домашней наставницы и учительницы по предмету математики», что и было ей дозволено 10 октября 1884 года.

По воспоминаниям близких людей, София Радулович, кроме ума, с детства обладала и необыкновенной красотой. Многие поклонники добивались её руки и сердца. Но София выбрала петербургского юриста Александра Волковицкого, за которого и вышла в 1889 году замуж.

София Владимировна Волковицкая

Александр Викторович быстро сделал блестящую карьеру, начав службу с должности секретаря Департамента Сената. Когда же в 1899 году в Петербурге проходил всемирный съезд криминалистов, Волковицкий был его секретарём. Ну а на всяких раутах там блистала его жена-красавица.

Вот как описала Софию Волковицкую хорошо знавшая её Наталия Полонская-Василенко: «… Соня была удивительно красивая, маленькая, тоненькая, с выточенным профилем и орлиным носом. Замечательные темно-серые глаза были окружены длинными черными ресницами».

К тому же, свою красоту она никогда не портила  какой-либо  косметикой или завивками.

Волковицкие жили в Петербурге весело и шумно. Но – в дополнение к светскости – София была необыкновенной, буквально, идеальной матерью четырёх дочек-красавиц, младшая из которых, Евгения, оставила тёплые воспоминания о своей семье.

Как и когда состоялось знакомство Волковицких с художником Мясоедовым – точно не известно, но уже с середины 80-ых годов XIX века Григорий Григорьевич стал частым гостем в петербургском доме Волковицких, а потом – и в их имении, в сельце «Неручь (Петровское)», Малоархангельского уезда Орловской губернии.

Это была настоящая и крепкая дружба. А вскоре  очаровательная головка Софии Волковицкой стала известна посетителям передвижных выставок, ибо каждый раз Мясоедов именно с неё писал  разные картины. О самых известных я уже упоминал в начале своего рассказа.

Чуть подробнее остановлюсь на работе под названием «Осиротели» (второе название – «Дама с собакой» — А.П.).

Посмотри, читатель.

Картина Григория Мясоедова «Осиротели»

Довольно большая (вертикальная) картина выполнена в тёмных тонах. На ней – уходящая вдаль осенняя аллея большого парка. На переднем плане молодая женщина со скорбным лицом, у её ног с поникшей головой большой сенбернар.

Они недавно потеряли любимого мужа и хозяина – осиротели.

Картина хранится в Харьковском художественном музее, и она фактически стала пророческой для героини картины: её любимый муж и отец четырёх дочерей, Александр Викторович Волковицкий скончался, не дожив и до 50 лет.

Сама же София Владимировна ушла в мир иной 6 июля 1941 года. Похоронили её на Коминтерновском кладбище Воронежа, оказавшемся чуть позже в эпицентре жесточайших боёв за город. И потому могила красавицы с картин художника Мясоедова оказалась полностью уничтоженной во время артобстрелов и бомбардировок.

Но большинство картин знаменитого художника с обликом Софии Волковицкой остались целы, и они на века запечатлели облик нашей землячки. Всмотрись в него ещё раз, читатель.

А об усадьбе «Неручь (Петровское)», в которой бывал художник Мясоедов и встречался там со своими друзьями и знакомыми, — отдельная история.

Александр Полынкин