Описание картины исаака левитана «автопортрет»

Два автопортрета И.И. Левитана. Автопортрет 1880 года

Портрет один из самых сложных жанров в живописи. Задача портрета, за тщательно переданными чертами лица и фигуры, показать всю многозначность человеческой сути.

В этой связи  живописный автопортрет, является вершиной портретного жанра. Мы судим о других, мы видим их насквозь, но кто может чистосердечно сказать, что знает самого себя!

Рассмотрим, как пример, два автопортрета гениального пейзажиста Исаака Ильича Левитана, человека, поднявшего «русский пейзаж» до понятия мировой значимости.

Художник — до глубины души и во всём талантливый человек, Исаак Ильич Левитан не писал людей. Даже на своём знаменитом пейзаже, написанном в 1879 году  под Москвой, «Осенний день. Сокольники», фигуру женщины вписал в картину художник- однокурсник по Училищу, Николай Павлович Чехов, младший брат Антона Павловича Чехова.

Это очень известные автопортреты.

Автопортрет 1880 года.

Ранний, написанный в юности в 1880 году, когда мастерство, во всём его великолепии, и признание, ещё не пришли к нему. В момент написания портрета художнику 20 лет.

На нас смотрит еврейский юноша, с типичными южными чертами лица. Если бы мы не знали, что юный  человек на портрете, высланный, по царскому указу, запрещавшему жить евреям в «исконно русской» Москве, житель черты оседлости, не имеющий права проживать в больших городах, то могли бы предположить, что это  персонаж с картины Карла Брюллова или Александра Иванова.

Шапка кудрявых волос, разлёт бровей, огромные пытливые глаза, хорошей формы нос, полные красиво очерченные губы и утончённый овал лица с пробивающейся бородкой, итальянец, грек, житель античности, таким представляются нам поющие «О, солее мио!..» колоритные гондольеры в венецианских лагунах.

Наклон головы  выдаёт упрямый характер, и взгляд…умный  взгляд много пережившего человека. В свои двадцать он уже пережил смерть семьи, голод, нищету.

В свои двадцать он одержим  желанием писать только природу, только деревья, траву и  небо.

  Преподают  в его классе потрясающие педагоги и гениальные пейзажисты: Поленов, Перов и Саврасов,  которые учат его писать не только осязаемую натуру, но  воздух и голоса птиц.

Этот автопортрет не живопись, а лёгкий рисунок кистью на бумаге, уголь, белила и тушь, в сочетании с мягким тёплым тоном фона создаёт ощущения живописного полотна. Он написан или лучше сказать, нарисован, как бы мимоходом, быстро и остро.

Штрихи, по краю изображения, являются  широкими мазками кисти.  В то же время  лицо и голова моделируются, хотя и свободно, но детально и подробно, передавая черты лица и его выражение.

Трезвое изображение реалистично: видно — беден, видно — художник, видно – еврей. Общий фон светлый, на котором чёрные волосы и пиджак образовывают тёмный силуэт.

Само лицо тонально не выделено в композиции и кудри, и бородка обрамляют его, придавая образу оттенок романтичности и драматизируя его.

Все социальные направляющие, конкретность изображения,  виртуозность руки, но ещё не осознанная тяга к свободе самовыражения, показывают, в столь юном возрасте, будущего мастера.

Два автопортрета И.И.Левитана Автопортрет 1880 года

Два автопортрета И.И.Левитана Автопортрет 1893 года

Посмотреть еще картины Левитана И.И.

Автор И. Шмитц

Источник: http://www.hudojnik-peredvijnik.ru/dva-avtoportreta-i-i-levitana-1-chast/

Лики Левитана. Истории 10-ти портретов гениального пейзажиста и писаного красавца

?Вадим Алешин (vakin) wrote,
2017-01-06 14:08:00Вадим Алешин
vakin
2017-01-06 14:08:00«Левитан вообще отличался редкой красотой, — рассказывает биограф художника Иван Евдокимов. — Черты его смуглого лица, точно загоревшего от солнца, были удивительной правильности и тонкости.

Темные волосы юноши вились. Но главное обаяние Левитана заключалось в его огромных, глубоких, черных и грустных глазах. Таких редких по красоте и выразительности глаз нельзя было не заметить даже в большой толпе».
Исаак Левитан. Автопортрет, 1885.Третьяковская галерея

1885, 37.7×27.

8 см • Тушь, Белила, Размывка, Перо, Бумага кремовая, Кисть

Левитан являлся обладателем наружности не только красивой, но и чрезвычайно колоритной и запоминающейся. На него, высокого и стройного, засматривались на улице. Где-нибудь в театре, вспоминали современники, все женские взгляды, пока не погас свет и не открылся занавес, устремлялись на Левитана.

На железнодорожных станциях, крокетных площадках, летних концертах под открытым небом появление Левитана приводило к неизбежному следствию: в его направлении сворачивались шеи. Женщины, влюблявшиеся в художника (а таковых были десятки), теряли сон и покой.

Внешняя Левитанова привлекательность в среде его знакомых стала притчей во языцех, друг художника Антон Чехов иронизировал в письмах: «Я приеду к вам, красивый, как Левитан».

Одним словом, нет ничего удивительного в том, что Левитана всегда охотно рисовали и писали — его однокурсники Николай Чехов и Алексей Степанов, его учитель Василий Поленов, его современник Валентин Серов. Пристальное разглядывание портретов Левитана, созданных в разное время и разными людьми, могло бы стать неплохим поводом попутно рассказать о самой жизни художника и о его окружении.
Николай Павлович Чехов. Портрет больного Левитана
1885

Амплуа: болеющий Левитан

Кто автор? Николай Чехов

Обстоятельства создания.

Этот эскиз сделал однокашник Левитана по Московскому училищу живописи, ваяния и зодчества Николай Чехов, старший брат писателя.

Вообще, болел Левитан часто — основной причиной тому была его сиротская, временами бездомная и поначалу совсем нищая юность. Он дважды за жизнь умудрился подхватить тиф. В первый раз — лет в 17, одновременно с отцом. Сочувствующие соседи тогда увезли лежавших в бреду Эльяша (Илью) и Исаака Левитанов в разные московские больницы, а вернулся оттуда один Исаак — отец скончался.

Второй тиф в конце 1890-х годов обострит сердечную болезнь Левитана, которому не исполнилось еще сорока, и приблизит его кончину. Между этими крайними случаями Левитан регулярно страдал от мучительных, с сильным суицидальным компонентом, депрессий.

Его сохранившиеся письма переполнены жалобами на меланхолию, неудовлетворённостью собой, невозможность воплотить красоту природы во всей полноте, личную неустроенность.Но этот портрет-набросок Николая Чехова, по-видимому, связан с другой болезнью.

25-летний Левитан, всё еще не имевший стабильных доходов, был вынужден взять нежеланный для него заказ — написать эскиз Москвы-реки с вмерзшими в воду баржами у Краснохолмского моста. Зиму Левитан не любил и почти не писал, но нужны были деньги.

В сильный мороз Левитан в худом пальто и холодных ботинках работал на пронизывающем ветру и заработал воспаление надкостницы (локализацию воспаления биографы, впрочем, не уточняют, говорят только, что болезнь протекала тяжело).

Но что интересно: и в лечебнице, и потом в гостинице, куда перевезли выздоравливающего пейзажиста, за ним, строго распределив очередность, трогательно ухаживали его друзья: художники Нестеров и Степанов, архитектор Шехтель, братья Чеховы. Недаром Илья Остроухов говорил, что Левитан — это тот редкий человек, который вообще не имеет врагов.

Похоже, дежуря у постели Левитана, Николай Чехов (6 лет назад, кстати, вписавший в левитановскую картину «Осенний день. Сокольники» женскую фигурку) и сделал этот портрет. Выдающимся портретистом Чехов не был. Это изображение, как видим, слишком обобщает и идеализирует черты Левитана, но оно любопытно как документ. Всего через четыре года, в 1889-м не станет и самого Николая Чехова: в 31 год он умрёт от туберкулёза. «Сердечник» Исаак переживёт друга-«чахоточника» на 11 лет.
Алексей Степанович Степанов. Портрет И.И.Левитана. Рисунок с автографом ЛевитанаПортрет И.И.Левитана. Рисунок с автографом Левитана

1888, 21×13 см

Амплуа: Левитан задумчивый

Кто автор? Алексей Степанов

Обстоятельства создания.

Это еще один «дружеский» портрет, написанный года через три после чеховского наброска. Его сделал сокурсник Левитана, художник-анималист Алексей Степанов. Закончив училище, оба они поселились в так называемых «меблирашках» — скудно, но всё же с претензией обставленных комнатах гостиницы «Англия».

Насмешливый Антон Чехов острил, что это будет их «английский период творчества». В «Англии» было темновато, накурено и страшно шумно. Друзьям приходилось пошире раздвигать шторы, впуская свет, и, наоборот, получше завешивать и затыкать любой подходящей ветошью двери — чтобы навязчивый посторонний шум не мешал работать.

И Левитан, и Степанов были небогаты, за плечами у обоих было трудное детство — словом, их многое связывало.

А вот что отличало двух пейзажистов — так это то, что Левитан всегда работал в сфере чистого пейзажа, не уклоняясь в жанр (ему долго была памятна вписанная Николаем Чеховым «ненужная баба» — так бранился после выставки их учитель Саврасов), тогда как Степанов щедро населял свои пейзажи животными и людьми. Он и в зимний пейзаж Левитана однажды волка «пристроил».

Впрочем, сделал это хоть и искусно, да напрасно: Левитан обладал редкостным умением заставить «говорить» сам пейзаж — ему для этого не требовались ни люди, ни животные, ни даже птицы. Учитель Алексей Саврасов внушил Левитану: «Ты должен научиться писать так, чтобы жаворонка на холсте было не видно, а пение его — слышалось».

Василий Дмитриевич Поленов. Портрет И.И. Левитана
1891, 67×54 см

Амплуа: Левитан-щёголь

Кто автор? Василий Поленов

Обстоятельства создания.

Когда в 1882-м году талантливого, но год от года всё сильнее пьющего и не стеснявшегося озвучивать свои нелицеприятные мнения Алексея Саврасова тихо выжили из Московского училища живописи, ваяния и зодчества, на его место — возглавить пейзажный класс — пришёл Василий Поленов.

Левитан собирался покинуть училище вслед за своим педагогом: он провел там 8 лет, большую серебряную медаль ему по «зарубили» (причиной была неприязнь к Саврасову и имевший место в училище антисемитизм), пора было уходить на вольные хлеба. Но Левитан неожиданно остался.

Еще недавно ему казалось, что в области пейзажа никто, кроме Саврасова, не способен ничего ему дать в профессии, но вдруг выяснилось, что новый преподаватель Поленов — не только интересный художник, а еще и дипломированный юрист, знавший в совершенстве несколько языков и немало поездивший по миру — может научить Левитана многому.

Саврасов не был выдающимся колористом, а Поленов — был. Он знал, как взаимодействуют краски, интересовался их химией, умел делать красочный слой чрезвычайно долговечным и добивался от учеников чистых праздничных цветов, а любознательному Левитану — рассказывал о барбизонцах и импрессионистах.

После знакомства с Поленовым в живописи Левитана стало меньше рыжих и мрачно-серых оттенков, он смелее стал позволять себе яркую палитру.

Любимцами Поленова в училище были Левитан и Константин Коровин. Общаться все трое продолжали и после училища. На беспокойного, тоскующего Левитана общество Василия Дмитриевича Поленова действовало умиротворяюще. И в самые черные свои минуты Левитан иногда обращался к нему в письмах с просьбой — разрешить приехать поохотиться в его имении.

А Поленов часто использовал Левитана в качестве модели.Левитану на этом портрете Поленова чуть за тридцать. Он смотрит в сторону и скрестил руки на груди. Любой психолог скажет, что этот жест — проявление того, что человек «закрывается».

Левитан таким и был — дверь в его личную жизнь или в глубины его личности практически для всех оставалась закрытой, он отличался внешней сдержанностью и, как писал Александр Бенуа, «восточной важностью».

Обратим внимание, как щегольски Левитан на портрете Поленова одет: черный ладный сюртук, белоснежный крахмальный воротник и манжеты, крупная запонка, галстук (галстуки Левитан умел повязывать какими-то особыми способами).

Щеголь жил в Левитане всегда, и потому в юности его особенно угнетали его неизменный (по причине единственности) клетчатый пиджак, измазанный краской и с протёртыми локтями, короткие брюки, кричаще красная рубашка, которую Левитан был вынужден носить целое лето, последние ботинки, рассохшиеся после того, как писал этюды на болоте.

Даже на свою дебютную выставку, где его картину впервые купит Третьяков, 19-летний Левитан пришёл в одежде с чужого плеча — сюртучке, спешно купленном в маскарадной лавке, — и ужасно этого стеснялся, он был от природы болезненно аккуратен, любил красивую одежду.

Поэтому как только у Левитана появлялись деньги, он начинал форсить — покупал дорогую тросточку, например, или туфли на номер меньше — так они изящнее облегали стопу. А его сестра Тереза, если ей удавалось удачно продать этюд брата, за вырученные деньги покупала Левитану тонкую рубашку и одеколон — как он любил, с запахом резеды. К тридцати его материальное положение немного наладилось и Левитан радовал окружающих своей несколько даже картинной элегантностью. Писательница и переводчик Татьяна Щепкина-Куперник, например, вспоминала его восхитительные бархатные блузы, оттенявшие яркую внешность.
Василий Дмитриевич Поленов. Голова И.И. Левитана в повороте головы Христа. Этюд для картины “Мечты”
1894, 21×20 см

Амплуа: Левитан — восточный мудрец

Кто автор? Василий Поленов

Обстоятельства создания.

Поленов много лет работал над произведением, которое, как считал он сам, его родители и друзья, должно было бы стать его главным делом — огромной картиной из жизни Христа (сейчас мы знаем эту работу под названием «Христос и грешница»).

Художнику был интересен исторический Христос — не тот идеально прекрасный, образ которого подарила человечеству живопись Возрождения и барокко, а такой, каким Он мог бы быть в реальности. Набросков и предварительных работ для «Христа и грешницы» Поленова сделал бессчетное число.

Для Иисуса ему позировали любимые ученики — Коровин и Левитан, оба их профильных портрета сохранилось. Но если уж ставить целью полное правдоподобие, следовало признать, что еврей (и к тому же внук раввина) Левитан выглядел в качестве модели для фигуры Христа и достовернее и органичнее, чем Коровин.

Читайте также:  Описание картины казимира малевича «женщина с вёдрами»

В финальной версии картины Поленова (да и в других его картинах евангельской серии) без труда считывается внешность Левитана.

Интересно, что изначально в «Христе и грешнице» Левитан, с которого Поленов писал Спасителя, как и на этом этюде, должен был быть в головном уборе — под палящим палестинским солнцем иначе было нельзя, недаром же все остальные персонажи изображены с покрытыми головами.

Но «Христос в шапочке» сильно возмутил матушку Поленова, женщину властную, немного вздорную и имевшую на сына огромное влияние: это же было против живописной традиции, ни Рафаэль, ни Рубенс себе такого не позволяли! И в последний момент Поленов дрогнул и на большой картине оставил «Левитана» без головного убора.

Василий Дмитриевич Поленов. Христос и грешница (Кто из вас без греха?)
1887-е, 325×611 см, Масло, Холст

Василий Дмитриевич Поленов. Левитан в одежде бедуина
1887, 14×14 см • Тушь, Перо, Бумага

Сергей Арсеньевич Виноградов.

Левитан в одежде бедуина
1887, 20×12 см • Тушь, Картон, Перо

Михаил Васильевич Нестеров. Левитан в одежде бедуина. 1887, 1.9×1.1 см

Амплуа: Левитан-бедуин

Кто автор? Василий Поленов, Сергей Виноградов

Обстоятельства создания.

С 1884-го года Василий Поленов закладывает интересную традицию совместной работы с учениками и друзьями прямо у себя дома: по четвергам у Поленовых проводились «рисовальные четверги», а по воскресеньям — «акварельные утра». Завсегдатаями таких встреч бывала молодёжь: Константин и Сергей Коровины, Илья Остроухов, Сергей Виноградов, Исаак Левитан, Михаил Нестеров, Леонид Пастернак, Елена Поленова и другие.

Кто чаще других становился моделью? Бесспорно — сам по себе живописный Левитан. Василий Поленов, готовясь к библейским картинам, ездил в Палестину и привозил из путешествий восточную одежду, которая могла бы пригодиться ему в работе.

В одну из творческих встреч в костюм бедуина был наряжен Левитан, а остальные посетители «рисовального четверга», включая хозяина дома, обступив перевоплотившегося пейзажиста, сосредоточенно работали карандашами.Образ бедуина Левитану очень шёл, в художнике словно включался загадочный «зов предков».

Приятельница Левитана Татьяна Щепкина-Куперник так описывала его: «Очень интересное матово-бледное лицо, совершенно с веласкесовского портрета, слегка вьющиеся темные волосы, высокий лоб, „бархатные глаза“, остроконечная бородка: семитический тип в его наиболее благородном выражении — арабско-испанском».

Летом 1885 и 1886 года Левитан продолжил свои перевоплощения в бедуина, но уже с иной целью. Они с Антоном Чеховым, гостя в подмосковной усадьбе Бабкино, устраивали, наряжаясь бедуинами, уморительнейшие представления. Сначала заматывались простынями и Левитан под хохот окружающих учил Чехова, как правильно «ходить бедуином».

Потом начиналось собственно действо. Бедуин-Чехов, взяв ружье, прятался в кустах, а бедуин-Левитан, оседлав ослика (которого хозяева усадьбы держали для своих детей), медленно кружил по лугу, долго выбирая место для «молитвы». Потом Левитан слезал с осла, опускался на землю и начинал «творить намаз», издавая громкие заунывные горловые звуки.

А в это время из кустов в его сторону медленно полз на брюхе и прицеливался бедуин-убийца. На самой визгливой и резкой ноте молитву бедуина прерывал меткий чеховский выстрел. Окружающие уже не просто хохотали — они катались по траве и хватались за животы.

Левитан заваливался навзничь, его «труп» погружали на носилки, и начинался следующий акт комедии — потешные похороны. «Безумства» бабкинских лет остались для Левитана одними их самых счастливых воспоминаний.Валентин Александрович Серов. Портрет художника И. И. Левитана1893, 82×86 см. Масло, Холст

Амплуа: Левитан — одновременно знаменитость и изгой

Кто автор? Валентин Серов

Обстоятельства создания.

В 1892-м году генерал-губернатором Москвы стал великий князь Сергей Александрович, одним из первых его решений было выселение из города всех евреев-ремесленников. Ретивые чиновники, подогревая истерию антисемитизма, вручили Левитану и его родне предписание покинуть Москву. Так уже было более десяти лет назад, когда народовольцы покушались на царя, а крайними опять назначили евреев: но тогда изгнанный из Москвы Левитан был никому не известным 19-летним студентом, заступиться за него было некому.

А теперь из Москвы выдворяли художника с всероссийской славой, получившего первую известность и за пределами страны.

За Левитана хлопотали влиятельные лица, в том числе Третьяков, в галерее которого уже находилось немало левитановских шедевров, и к концу года Левитан всё же вернулся в Москву, в свой флигель-студию в Трёхсвятительском переулке, предоставленный ему поклонником его творчества, промышленником и меценатом Сергеем Морозовым.

На второй этаж этого дома, поднимаясь по витой лесенке, приходил писать портрет Левитана художник Валентин Серов.

Неприглядная история выдворения Левитана была известна Серову, человеку большого благородства и исключительной нравственной щепетильности.

То, что он задумал писать портрет Левитана именно в это трудное для пейзажиста время, можно расценивать как «акт моральной поддержки, желание защитить коллегу от несправедливых действий московских властей, — пишет биограф Серова Валентин Кудря, — Серов заканчивал портрет, сознавая, что ему, пожалуй, удалось отразить внутренний мир Левитана, свойственные ему печаль и меланхолию. Обычно трудно давались руки, но в этот раз артистизм модели подчеркивала и небрежно опущенная кисть руки с тонкими, выразительными пальцами».

Источник: https://vakin.livejournal.com/1476760.html

И.Левитан (1860-1900). Картины раннего творчества

Автопортрет. 1880.ГТГ

Исаак Левитан родился 18(30} августа I860 года в местечке Кибарты близ станции Вержболово Сувалкской губернии у западной границы России в бедной еврейской семье. Отец художника был образованным человеком – он преподавал в школе, знал немецкий и французский языки, работал переводчиком.

В поисках заработка отец Левитана приезжает в Москву, а затем перевозит сюда и всю свою семью, состоящую из жены и троих детей (два сына и дочь).
После переезда семья Левитанов жила бедно, перебиваясь грошовой оплатой за уроки французского и английского языка, которые давал отец. Тем не менее, родители чутко отнеслись к увлечению сыновей искусством и не возражали, когда в 1870 году старший сын Авель, а затем, в 1873 году, и Исаак решили поступить в Московское училище живописи, ваяния и зодчества. Сейчас нам остается только благодарить и молиться за родителей Левитана, этих безымянных героев, которые своим кротким трудом помогли подняться Исааку и стать тем, кем он встал в своей жизни.
Годы обучения в училище стали для Исаака временем тяжких и мучительных испытаний. Впоследствии, через много лет, уже будучи признанным и любимым, художник писал: “Не надо очень розово представлять себе перспективу изучения живописи. Сколько горя, усилий, трудов и разочарований пока выбился на дорогу”. В 1875 году в семье Левитанов умерла мать, вслед за нею два года спустя умер отец, и детям пришлось вести почти нищенский образ жизни. Но, все-таки, уже в ранние годы своего учения Исаак Левитан не только верно усвоил уроки учителей, но и сказал заметное слово в русском пейзаже. Его склонность к изображению природы и страстная любовь к ней проявилась уже вскоре после поступления в училище.
По воспоминаниям современников, Алексей Кондратьевич Саврасов, в тот момент уже знаменитый художник и руководитель пейзажной мастерской, буквально выпросил его у своего друга Василия Перова, у которого Исаак учился в натурном классе. Заметив незаурядные способности, искренность и поэтичность натуры бедного ученика, преподаватели искренне стремились облегчить его положение. Левитану чаще других учеников выдавали, пусть и скудные, но денежные пособия, кисти, краски и другие художественные предметы, а на четвертом году обучения рекомендовали для получения стипендии генерал-губернатора, князя Долгорукова. Но, несмотря на эти благородные усилия, средств для нормального существования все равно не хватало.
В самом деле, хотя занятия с Саврасовым были благотворны для многих, именно в Левитане он нашел наиболее родственную натуру, и не случайно говорили, что только ему Саврасов передал “тайну мотива”. Чуткость к пейзажной лирике учителя и его наследию определила многие качества первых работ Левитана. Так, очень близка к саврасовским пейзажам картина “Солнечный день. Весна” (1877) – изображение уютного деревенского уголка, где под деревьями, среди кустов, рядом с избой и сарайчиком копаются в покрытой новорожденной травой земле курицы.
Солнечный день.Весна. 1876- 1877 Частное собрание.
Деревня.Зима.1877-1878 Тульский областной художественный музей
Облако. 1878
Перед грозой. 1879 Нижегородский художественный музей
Дорожка 1877
Березовая роща 1878

Другие ранние работы Левитана –

“Вечер” (1877), ГТГ.
“Осень. Дорога в деревне” (1877), ГТГ.
“Ветряные мельницы”. Поздние сумерки . (конец 1870-х) ГТГ.

– имеют грустный, сумеречный характер и напоминают пейзажные фоны перовских картин и произведения “элегической” линии творчества Саврасова – изображения болот, забытых сельских погостов. Но работы Левитана не производят впечатления “вторичности”. В них ощутим подлинный драматизм, заставляющий вспомнить, что юного художника постигла горечь сиротства.

Вскоре проявились и новаторские для русской живописи той поры качества таланта и стремлений Исаака. Нестеров вспоминал, что в 1879 году на ученической выставке как настоящее откровение воспринимался пейзаж Левитана “Симонов монастырь”, в котором был прекрасно передан тихий покой летнего вечера на Москве-реке. К сожалению, местонахождение этого пейзажа ныне неизвестно, но сохранилась другая работа юного Левитана – “Пасмурный день на Москве-реке” (1877), где на дальнем плане также виднеется Симонов монастырь.

Пасмурный день на Москве-реке. 1877

Совсем небольшой, этот этюд отличается живописной цельностью и интересен тем, что в нем предчувствуются композиционные решения некоторых зрелых шедевров художника.

В 1879 году житейские тяготы Левитана усугубились.
«Левитану было восемнадцать лет. Но он столько перевидел в жизни неприятного и тяжелого, что чувствовал себя старше. Годы бедствия закалили его. При любых капризах судьбы молодой художник не утрачивал своей огромной энергии и в нем не погасал, а лишь разгорался жар художественного трудолюбия . (Евдокимов И. Левитан. – М., 1959)
В 1879 году после покушения Соловьева на императора Александра II евреев начали выселять из Москвы, и Левитан оказался вместе с зятем, сестрой и братом в Салтыковке..
Писатель К. Паустовский, тоже живший некоторое время в Салтыковке, так описывает пребывание здесь И. Левитана:
«… Лето в Салтыковке Левитан вспоминал потом как самое трудное в жизни. Стояла тяжелая жара. Почти каждый День небо обкладывали грозы, ворчал гром, шумел от ветра сухой бурьян под окнами, но не выпадало ни капли дождя.
Особенно томительны были сумерки. На балконе соседней дачи зажигали свет. Ночные бабочки тучами бились о ламповое стекло. На крокетной площадке стучали шары. Гимназисты и девушки дурачились и ссорились, доигрывая партию. А позже вечером женский голос пел в саду печальный романс «Мой голос для тебя и ласковый и томный…».

Так все лето Левитан встречал и провожал поезда.

Он привык к их внезапному и одновременное неожиданному появлению, и в то же время каждая встреча наполнялась каким-то сильным и глубоким чувством, что несла она – надежду, веру? Художник вдруг по-новому увидел и эти ослепительные фонари вдали, и мокрые блестящие рельсы, и лужи с отраженными в них огнями… Поезд промчался, но как оказалось позднее, он остался здесь навсегда. Навсегда застыли бегущие вагоны, платформа, рассеянный свет, фонари – родилась картина.

Вечер после дождя. 1879г

Картина “Вечер после дождя” была закончена художником уже через три недели. Эта первая большая работа Левитана, благодаря которой сам художник пережил исключительный душевный подъем. Он возмужал. Его уже не беспокоили шаркающие неуклюжие опорки, бахрома на брюках, драная рубаха – у него был «Вечер…», который казался ему совершенством.

Но не все было так просто. Когда Левитан ушел на этюды, его сестра решила продать картину богатому меценату за крупную сумму. Как будто предчувствуя беду, Левитан вернулся домой раньше обычного и тут же обнаружил пропажу. Сестру он догнал на платформе и, прилюдно устроив скандал, забрал «Вечер…» назад.

Несколько дней родственники не разговаривали и держали обиду друг на друга.

Однако позже художник сам разочаровался в картине и увидел в ней много недостатков. Одновременно до его сознания дошла необходимость ее продажи, чтобы получить хотя немного денег для проживания. Через несколько дней на семейном совете было решено продать «Вечер после дождя». Судьба картины была предрешена.
И он впервые ощутил себя настоящим профессионалом: вскоре продал бесценную вещицу на Покровке лавочнику-антиквару Ивану Родионову по прозвищу Саламандра за 40 рублей серебром. Это были огромные деньги – первый гонорар, на который рано осиротевший юноша не только смог сводить концы с концами, но и снять себе меблированную комнату не в центре, но уже не приходилось ходить пешком на занятия.
Ранняя продажа картины «Вечер после дождя», которая из-за нужды автора так и не экспонировалась ни на одной выставке, предопределила её дальнейшую судьбу. Вот уже 130 лет шедевр находится исключительно в частных коллекциях, а одно время даже считался утерянным. К счастью, это не так.
В начале 1990-х годов очередной владелец приносил картину в Третьяковскую галерею на экспертизу.

Читайте также:  Описание картины павла рыженко «молитва»

Набросок картины 1879, ГТГ

Таинственная судьба и у раннего левитановского этюда «Полустанок», который, по мнению эксперта, мог быть предварительным наброском к главному сюжету.

Полустанок 1879-1880.

Картина поступила в тихий городок Плёс на Волге, куда любил приезжать живописец, в 1984 году в качестве дара от министерства культуры РСФСР. Где находился этюд почти 85 лет и почему был скрыт от глаз публики, неизвестно. Однако на холсте есть пометка брата художника Авеля, свидетельствующая о подлинности работы..

В своей работе Левитан запечатлел необычайную поэзию железной дороги. На то время для русской живописи такого направления в принципе не существовало, поэтому Левитана можно считать первооткрывателем .И это не удивительно, ведь не зря его считали художником-новатором.

Он постоянно находил новые оригинальные сюжеты и композиции для картин, которые прекрасно могли отражать красоты российской природы.

В работе «Полустанок» автор запечатлел железнодорожную станцию и рельсы, проносящиеся вглубь леса. Картинка достаточно динамична, у любого зрителя создается впечатление, будто бы дороге несется быстрый поезд, который вот-вот прибудет на станцию. Да и в самом деле вдали виднеются его красные глаза и белый дым.
Одинокая станция, ожидая его прибытия, словно замерла посреди зеленого поля. На картине не души. Только спокойствие и равновесие зеленого леса, и сумрак опускающегося на землю вечера.
Погода спокойная, ровная, но не жаркая, небо чистое-чистое, но при этом очень холодное. По полю будто бы гуляет осеней ветерок. На станции одиноко стоит темный столб, притягивающий к себе все внимание зрителя.
Картина до августа 2014 года находилась в Плёсе в доме-музее И.И. Левитана.

Весь 1879 год Левитан вдохновенно работал, сумев показать на ученической выставке 1880 года картину “Осенний день. Сокольники” (1879).

Запечатлев усыпанную опавшими листьями аллею старого парка, по которой тихо идет изящная молодая женщина в черном (ее Левитану помог написать товарищ по училищу Николай Чехов, брат писателя Антона Чехова), художник наполнил картину элегически-печальными чувствами осеннего увядания и человеческого одиночества.

Осенний день.Сокольники 1879. ГТГ
Сохранился и совсем маленький, но драгоценный по живописи этюд к этой картине – “Осенние листья”. С сосредоточенностью благоговейного священнодействия и почтения, нежными, тихими и бережными касаниями переданы здесь красота опавших листьев, переливы их золотистых, опаловых, почти лиловых и лимонно-желтых красок.

Этюд осенние листья 1879 ГТГ

Картина “Осенний день. Сокольники” была замечена зрителями и получила, пожалуй, высшую из возможных в то время оценок – приобретена Павлом Третьяковым, основателем знаменитой Государственной Третьяковской Галереи, чутким любителем пейзажной живописи, выше всего ставившим не “красоты природы”, но душу, единство поэзии и правды.

В последствии Третьяков уже не выпускал Левитана из поля своего зрения, и редкий год не приобретал у него новых работ для своего собрания.

Закончить хочу двумя работами И.И.Левитана на тему –«мотивов железнодорожного полотна».

Картины созданы в более позднее время.
Мотивы загадочного интереса Левитана к железной дороге, вероятно, надо искать в его детстве, прошедшем на станции Кибартай линии Ковно – Кенигсберг в Литве, на границе с Пруссией (ныне с Калининградской областью). Там Левитаны всей семьёй жили на маленьком железнодорожном полустанке, мимо которого днём и ночью проносились составы. Отец художника был станционным служащим, с флажком в руке встречал и провожал поезда, а спустя годы даже работал переводчиком при французской компании, сооружавшей железнодорожный мост в Ковно (ныне Каунасе).
Поезд в пути 1890 г. Одесский художественный музей
Полотно железной дороги. 1898-1899
Нижнетагильский художественный музей изобразительных искусств

Иточники:

http://isaak-levitan.ru/bio…

http://stopstamp.ru/statty/… Загадка полустанка

http://gallerix.ru/album/Le… Картины Левитана
Евдокимов И. «Левитан». Москва. 1959. ( Иван Васильевич Евдокимов (1887-Кронштадт, -1941-Москва) — писатель, искусствовед и краевед.)

Понравился наш сайт? Присоединяйтесь или подпишитесь (на почту будут приходить уведомления о новых темах) на наш канал в МирТесен!

Источник: https://vladimir71.mirtesen.ru/blog/43199674965

Пушкин пейзажа. картины левитана ближе к музыке, | shalom

155 лет назад, 30 августа 1860 г., в литовском местечке Кибартай в семье железнодорожного служащего Эльяша Лейбы родился второй сын.

Впоследствии известный театральный художник Константин Юон скажет о нём: «Как мало нот и как много музыки!» его нарекли Исаак Эльяш. Фамилия – Левитан.

Исаак Левитан, автопортрет. 1880 год.  

Последняя «Осень»

Речь идёт об Исааке Левитане. Том самом, чьи имя и фамилия стали тождественны понятию «русский пейзаж». Вот только его современники отлично понимали, что определение «художник», а тем более «пейзажист», для Левитана невероятно узко и даже чем-то оскорбительно. Юону самым уместным показалось сравнение Левитана с композитором.

Иные, например, Фёдор Шаляпин и Антон Чехов, говорили о своём товарище как о поэте и артисте. А Климент Тимирязев со всей академической прямотой веско заявил: «Левитан – это Пушкин русского пейзажа». Далёкий от изящных искусств учёный-естествоиспытатель попал в яблочко.

Лёгкость стиха Пушкина и кисти Левитана – прежде всего мастерство, доведённое до немыслимого совершенства. Учёный тогда работал над проблемой фотосинтеза растений, то есть, грубо говоря, выяснял, «почему листья зелёные». Над той же проблемой, но по-своему работал и Левитан, когда писал картину «Весной в лесу». 80% полотна – зелёный цвет.

Самый «неудобный» для живописца, поскольку получается из смешения жёлтого и синего. Подобрать точную пропорцию – дело невероятно тонкое и сложное.

Левитан и впрямь оказался мастером «пейзажа настроения». Он тоже глубоко лиричен, тонок и, по словам Паустовского, «так же как Пушкин, Тютчев и многие другие, ждал осени как самого дорогого и мимолётного времени года».

Паустовский имел в виду самую, пожалуй, известную картину Левитана «Золотая осень». Но ведь и первый настоящий успех пришёл к нему тоже по «осенней тропинке». Энциклопедии сухо сообщают, что в 1879 г. Павел Третьяков купил у студента Московского училища живописи и ваяния Левитана картину «Осенний день». Подробности опускаются. А зря.

 

Дом-мастерская художника И. И. Левитана в Трехсвятительском переулке, Москва.

Фото 1890-х годов.

Commons.wikimedia.org

Весной того года из Москвы после очередного покушения на Александра II выслали всех евреев. Семейство Левитанов оказалось на подмосковной даче в Салтыковке.

И там всё лето и всю осень художник работал и не имел возможности никому показать свою работу по той простой причине, что стеснялся и даже боялся выйти к железнодорожной станции – было не в чем. От ботинок осталась одна подошва, и он её подвязывал к ноге верёвочками.

Пиджак пришлось и вовсе выбросить – его не брали даже утеплить курятник. Картину же, безусловный шедевр, Третьяков купил за 100 рублей. Для сравнения: 10 годами позже за полотно «У омута» он дал художнику уже 3 тысячи.

Ненужное мастерство?

Левитана высылали из Москвы из-за его «иудейского происхождения» дважды. Постоянно говорили о том, что «негоже некрещёному еврею заниматься русским пейзажем, когда есть способные православные ученики».

Да и сам пейзаж, несмотря на все старания Шишкина и Саврасова, в мастерской которого как раз и учился Левитан, по-прежнему считался чем-то несерьёзным. Но для самого художника пейзаж был дороже всего.

Возможно, даже дороже любви: «Почему я один? Почему женщины, бывшие в моей жизни, не принесли мне покоя и счастья? Быть может, потому, что даже лучшие из них собственники. Я так не могу. Весь я могу принадлежать только моей тихой, бесприютной музе, всё остальное суета сует…»

Многие утверждают, что в бытность свою студентом Левитан умудрялся жить на 3 копейки в день. Живописец Михаил Нестеров говорил о своём товарище так: «Одетый в поношенный пиджак, коротенькие штанишки, он застенчиво подходил к старику «Мосеичу», который торговал съестным.

Просил подождать старый долг (всего-то копеек 30) и дать ему вновь пеклеванник (ржаной хлеб) с колбасой и стакан молока. Это был его обед и ужин». Художник Борис Липкин, ученик Левитана, как-то повстречался со старушкой, у которой тот в молодости снимал угол. Она рассказывала: «Бывало, придёт мокрый, дрожит. Скажешь ему: мол, может, чайку согреть? Нет, бывало, скажет, я сыт.

А какое уж тут сыт – дашь ему горяченькой картошки чуть не силой, так всю съест и ещё никогда не попросит. Стеснительный был».

Иногда Левитан подрабатывал – рисовал иллюстрации к юмористическим журналам, где печатались первые рассказы такого же нищего студента Антоши Чехонте. Будучи уже признанным мастером, писал картины к опере Даргомыжского «Русалка». Она имела фантастический успех и принесла соответствующие барыши.

Деньги или искусство? Вопрос вечный. Брат Исаака Адольф, тоже художник и тоже Левитан, решил его в пользу денег. Он жил несравнимо богаче, на постоянном контракте иллюстрируя те самые журналы, где мимоходом подрабатывал Исаак.

И намного пережил младшего брата. Завидная судьба? Возможно. Но Адольф Левитан почему-то мучился до конца дней и, по свидетельствам знакомых, приходил в «какое-то мрачное бешенство, когда при нём заговаривали о его знаменитом брате».

Наверное, именно поэтому художник Левитан у нас один. Исаак Ильич.

Константин Кудряшов

Источник: http://maxpark.com/community/6224/content/3741141

Исаак Левитан – “удачливый неудачник”

?arktal (arktal) wrote,
2010-12-31 16:20:00arktal
arktal
2010-12-31 16:20:00Публикуется с любезного разрешения автора
“Ах, были бы у меня деньги, купил бы я у Левитана его “Деревню” – серенькую, жалконькую, затерянную, безобразную, но такой от нее веет невыразимой прелестью, что оторваться нельзя: все бы на нее смотрел, да смотрел. До такой изумительной простоты и ясности мотива, до которых дошел в последнее время Левитан, никто не доходил до него, да не знаю, дойдет ли кто и после.” (А.П.Чехов)Кто-то из современников назвал Исаака Левитана «удачливым неудачником».

Великому художнику не слишком везло в личной жизни…

1.

Исаак Ильич Левитан родился 30 августа 1860 года в местечке Кибарты Ковенской губернии (ныне Кибартай, Литва – В.Д.). Его отец Эльяшив, он же Илья, Левитан был сыном раввина. Следуя семейной традиции, Эльяшив Левитан окончил Виленскую (ныне Вильнюс, Литва – В.Д.) иешиву.

Но раввином не стал. Занялся самообразованием. Овладел немецким и французскимязыками. Занимался репетиторством. Преподавал. Работал переводчиком при какой-то французской строительной компании.

В поисках более постоянных и, соответственно, надежных источников дохода, определился служащим на одну из железнодорожных станций. Потом ещё на одну. Потом ещё… Впрочем, больших должностей не занимал.

И, сколько-нибудь приличных денег, в силу этого, ему не платили.

В семье был ещё один сын. Старший брат Исаака Левитана Авель. И две дочери.
В начале семидесятых годов позапрошлого века, в надежде улучшить материальное положение, Эльяшив Левитан перебрался в Москву. Ещё он хотел помочь детям, старшему Авелю и младшему Исааку, реализовать, свои способности.

Братья неплохо рисовали. Они хотели учиться живописи.В 1871 году в Московское училище живописи, ваяния и зодчества был зачислен Авель Левитан. В 1873 году в училище приняли тринадцатилетнего Исаака Левитана. После смерти родителей положение Исаака Левитана стало нестерпимым.

Он лишился крыши над головой; и каких-либо источников существования. Левитан жил впроголодь. Зимой, спасаясь от холода, тайком ночевал в училище. Руководство училища, в меру сил старалось помочь талантливому юноше.

В 1876 году Исаака Левитана и его старшего брата освободили от уплаты за обучение «в виду крайней бедности» и как «оказавших большие успехи в искусстве». В марте 1877 года две работы Исаака Левитана экспонировались на выставке. Они были замечены прессой.

Шестнадцатилетнего художника наградили малой серебряной медалью. Ещё Исааку Левитану вручили поощрительную премию – 220 рублей. С тем, чтобы он имел возможность «продолжать занятия».

2. Учителя Левитана Саврасов, а затем Поленов высоко ценили Левитана. Пророчили ему большое будущее. Но к мнению выдающихся художников не прислушались. В апреле 1884 года Исаак Левитан был выпушен из училища со званием «неклассного художника». Это было низшее звание из всех возможных. Его обладатель мог быть, разве что, преподавателем чистописания. Поводом для столь несправедливого решения послужил национальный фактор. Неприкрытый антисемитизм значительной части чле-нов аттестационной комиссии.

Читайте также:  Описание картины эжена делакруа «медея»

– Талантливый еврейский мальчик, – писал Константин Паустовский, – раздражал иных преподавателей. Еврей, по их мнению, не должен был касаться русского пейзажа. Это было дело коренных русских художников.

И в годы бедствий; и позднее, практически в течение всей последующей жизни, Левитану, так или иначе, давали понять, что он, в силу национальности, не должен претендовать на сколько-нибудь заметное место в российской живописи. Мол, не еврейское это дело изображать на своих картинах исконно русские, пропитанные русским же исконным мироощущением, пейзажи.

– Агасферовское1 проклятие, – писал Левитан,– тяготело надо мною всю жизнь.

2 апреля 1879 года вышел царский Указ, запрещающий евреям жить в «исконно русской столице». Появление Указа связано с мерами царского правительства, последовавшими вслед за покушением народовольца Соловьева2 на Александра II.

Соловьев не был евреем. Но, как известно из истории Государства Российского, евреям традиционно отводилась место крайних, в любой политической разборке. 18 летний Исаак Левитан был выслан из Москвы.

Повторно Исааку Левитану, уже известному художнику, было предписано покинуть Москву в 1892 году.Получение Исааком Левитаном постоянного места на жительство в 1894 году, объясняют двояко.

По одной из версий, этого добились какие-то влиятельные поклонники таланта художника. По другой, Левитан крестился. И как крещеный еврей, не был ограничен в правах.О крещении Левитана пишут охотно.

Этим, насколько можно судить, пытаются объяснить, и увязать, соответственно, поразительно тонкое понимание русского пейзажа. Еврей не мог. А, вот, крещеный еврей, в силу обретения истинной веры, постиг и проникся.

Сколько-нибудь убедительных сведений о крещении Исаака Левитана нет. Более того. Исаак Левитан был похоронен на Дорогомиловском еврейском кладбище. А это никак не вяжется с христианскими обычаями.

3. Жил Исаак Левитан неустроенно. У него не было своего постоянного жилья. Приют бездомному художнику давали почитатели его таланта. Притом, что дела Левитана складывались более, чем успешно.В 1891 году Левитана приняли в члены Товарищества передвижных художественных выставок.Его картины охотно приобретались любителями живописи.В их числе основатель художественной галереи Третьяков.В 1898 году Левитану было присвоено звание академика пейзажной живописи. Он стал преподавателем в училище живописи. В том самом, где сам учился. И, где был незаслуженно низко аттестован.В течение ряда лет Левитан посетил Францию, Италию, Швейцарию. 4. С ранних лет Левитан был подвержен перепадам настроения. Это были приступы беспричинной тоски. С отвращением к жизни. С суицидальными намерениями. В одном из писем к Чехову Левитан писал:

Левитан дважды стрелялся. К счастью, неудачно. После одной из попыток Левитан грустно сетовал:

Как правило, периоды депрессии были не слишком продолжительными. Две-три недели.

По их истечению, Левитан становился веселым, темпераментным. Порой излишне. И влюбчивым. Тоже до чрезвычайности.Типичная циклотимия. Сменяющие друг друга приступы депрессии и гипомании.

, – констатировал Чехов.

Психоз какой-то…

У Левитана, были проблемы с сердцем. Застарелая, трудно поддающаяся излечению болезнь. По одной из версий – врожденная аневризма аорты. Довольно долго болезнь сердца протекала не слишком явно. Сердце побаливало, время от времени. И толькоСостояние резко ухудшилось в 1896 году. После перенесенного Левитаном тифа.

Художник резко сдал. Ходил, тяжело опираясь на палку. Жаловался на непрекращающиеся, порою нестерпимые, боли в сердце.Весной 1897 года Чехов писал:

Левитана пытались лечить. Отправляли в Швейцарию. Какое-то время он жил в Ялте. Лечение не помогало. Левитан постоянно думал о приближающейся смерти. Мучительно боялся её.

На что-то надеялся.

И неутомимо работал. В эти тяжелые годы у Левитана наблюдался небывалый творческий подъём. Его, написанную незадолго до смерти, картину «Уборка сена», искусствоведы относят к числу наиболее жизнерадостных и светлых картин художника.Умер Левитан 4 августа 1900 года. Последней каплей была поездка на этюды в Химки. Левитан простыл. И уже не вставал с постели.

Через два года после смерти брат Исаака Левитана Авель поставил на его могиле памятник. 22 апреля 1941 года могила Левитана была перенесена на Новодевичье кладбище.5. Особое место в жизни Левитана занимал Чехов. Познакомились они в ранней молодости. В конце 70х годов позапрошлого столетия Левитан заболел. Не то простыл. Не то, что-то ещё.

Михаил Чехов привел к больному своего брата, студента-медика Антона. Состоялось знакомство.

В более тесные отношения, их знакомство переросло в 1885 году. Во время очередного приступа депрессии Левитан пытался покончить жизнь самоубийством. Залечивать душевные раны Левитан решил в подмосковной усадьбе Бабкино, вблизи Нового Иерусалима.

Там же, в это время проживала семья Чеховых.

Чеховы приняли погруженного в депрессию художника в свой круг. И совместными усилиями помогли Левитану выбраться из тяжелого психического расстройства. Преодолеть кризис. Чехов по-своему привязался к Левитану. Видел в нем и родственную душу.

И, просто, приятного, всесторонне интересного человека.Собираясь отправиться в трудное и длительное путешествие на остров Сахалин, Чехов звал с собою Левитана. Левитан, в силу ряда причин не смог составить ему в компанию. Чехов, уже в пути сожалел об этом.

В письмах к друзьям он писал, что присутствие Левитана скрасило бы тяготы пути. Позднее Чехов подарил Левитану книгу «Остров Сахалин».

Подарок был сопровожден шутливой и одновременно многозначительной надписью:

Многочисленные, протекавшие весьма бурно увлечения влюбчивого Левитана, сопровождались, как правило, не менее бурными сценами ревности.

В 1892 году Исаак Левитан прервал отношения с Антоном Чеховым. И даже, как утверждают, собирался вызвать его на дуэль.В журнале «Север» Чехов опубликовал рассказ «Попрыгунья». Некая не столько талантливая, сколько амбициозная художница стала любовницей своего учителя, не слишком порядочного, художника Рябовского. В рассказе присутствовал муж художницы Осип Дымов.

Человек и одухотворенный и одаренный одновременно.Рассказ завершается трагически. Осип Дымов погибает, заразившись от больного ребенка. И «Попрыгунья» осознает, с каким «великим человеком» она жила и кого потеряла.Изначально рассказ так и назывался – «Великий человек». Сюжет, как сюжет. Если бы не одно обстоятельство.

В рассказе, так или иначе, нашли и были, соответственно, переформированы отношения между Исааком Левитаном, его ученицей Софьей Кувшинниковой и мужем Софьи доктором Дмитрием Кувшинниковым.Существует разнобой мнений. Защитники Чехова утверждают, что между действующими лицами рассказа и тех, кого общество зачислило в прототипы, мало общего. Левитан вовсе не Рябовский.

Софья Кувшинникова по своим душевным качествам и творческим способностями стоит много выше «попрыгуньи». А скромный полицейский врач Дмитрий Кувшинников не похож на будущее медицинское светило Осипа Дымова.Всё это так, говорят противники.Тогда, почему Рябовский, не просто художник, а пейзажист. Почему Дмитрий Кувшинников врач, а, не скажем, инженер или учитель. И так далее.

В том смысле, что дыма без огня не бывает.Брат Чехова Михаил вспоминал:

Поговаривали, что Левитан собирался вызвать Антона Павловича на дуэль. Ссора затянулась. Я не знаю, чем бы кончилась вся эта история, если бы Т. Л. Щепкина-Куперник [Татьяна Львовна Щепкина – Куперник, российская и советская писательница, драматург, поэтесса и переводчица – В.Д.

] не притащила Левитана насильно к Антону Чехову и не помирила их. Примирение было скорее формальным, чем искренним. Несмотря на внешние проявления приязни и радушия.Зимой 1899 года, по совету врачей, тяжело больной Левитан приехал в Ялту. Там, в это время жил Чехов. Как писал один из очевидцев встречи:

Последняя встреча Чехова и Левитана состоялась в Москве.

Чехов навестил тяжелобольного Левитана, у него дома в Трехсвятительсокм переулке, за несколько дней до смерти художника.Сергей Дягилев, основатель журнала «Мир искусства» несколько раз просил Чехова написать что-нибудь о Левитане. С тем, чтобы опубликовать его воспоминания в своем журнале. То ли в годовщину рождения художника. То ли в годовщину смерти. Чехов отказался.6.

Чехов высоко ценил Левитана. И искреннее восхищался:

– писал Чехов, – привезший… массу (штук 50) замечательных (по мнению знатоков) эскизов. Талант его растет не по дням, а по часам…

Чехов считал, что Левитану, как никому другому, удалось проникнуть в сокровенные тайны русской природы. Природа эта и пейзажи Левитана, как бы, слились в глазах Чехова в нечто единое. Подмосковную природу он именовал «левитанистой».

В письме к архитектору Федору Шехтелю, Чехов писал:

Общение с Левитаном, многое дали Чехову как писателю. В первую очередь, в понимании природы и в описании её.

, – писал Паустовский, – требуют медленного рассматривания. Они не ошеломляют глаз.

Они скромны и точны, подобно чеховским рассказам, но чем дольше вглядываешься в них, тем все милее становится тишина провинциальных посадов, знакомых рек и проселков.

В повести Чехова «Три года» её героиня Юля посетила художественную выставку в Училище живописи. На выставке она увидела небольшую картину. Пейзаж.

[А.П.Чехов. “Три года”]

Описание, напрямую не связано ни с одной картиной Левитана. Это скорее синтез впечатлений Чехова от нарисованного художником. В первую очередь, как полагают, от его «Тихой обители».

– писал Чехов.– Человек должен быть достоин земли, на которой он живет… Какие красивые деревья и какая, в сущности, должна быть возле них красивая жизнь!”

Отношение к природе роднит Чехова с Левитаном. Их поэтика имеет общий нерв, общее сердце, общую душу. Наверное, поэтому многие картины Левитана воспринимаются как иллюстрации чеховских повестей и рассказов.7.

Чехов как-то сказал, что «еврей Левитан стоит пяти русских». Настораживает оценочная шкала. Евреи, они есть евреи. А ты Левитан хоть и еврей, но ого-ого!

Реплика, как реплика. В ней нет ничего из ряда вон выходящего. Как и большинство русских писателей, в том числе выдающихся, Чехов относился к евреям без особого пиетета. Часть исследователей, ни мало не сумняшися, зачисляет Чехова в антисемиты. В подтверждение, обычно приводят две чеховские реплики.

Одна из них:

Другая:

Потом евреи, герои чеховских рассказов. Их духовные качества, в большинстве своем, не впечатляют. Выглядят они, жалко и неприглядно.Другая часть исследователей выступает против зачисления Чехова в антисемиты. В подтверждение приводится отношение Чехова к «делу Дрейфуса. Чехов восхищался Золя.

Его пламенными выступлениями в защиту невинно осужденного еврея Дрейфуса.За всплеском антисемитизма в России, вызванного делом Дрейфуса, за его проявле-ниями, Чехов разглядел признаки национальной болезни.

– писал Чехов, – то мы ищем причин вне нас и скоро находим: «Это француз гадит, это жиды, это Вильгельм».

“Капитал, жупел, масоны, синдикат, иезуиты – это призраки, но как они облегчают наше беспокойство!”

И делает далеко идущие, пророческие выводы:

Является ли наличие антипатичных персонажей-еврееев, проявлением чеховского антисемитизма, самого по себе? Едва ли. Суть творчества Чехова, по утверждения литературоведов заключалась не в том, чтобы судить, а в том, чтобы изображать. Переформировать увиденное в образы.

Показывать жизнь, в том числе еврейскую, во всем её многообразии.Герои рассказов Шолом-Алейхем, в части своей, тоже выглядят не слишком возвышено. В чем-то смешные, в чем-то жалкие. Корыстные. Норовят обмануть ближнего. Нажиться за его счет. При этом никому в голову не приходит обвинять Шолом-Алейхема в антисемитизме.

Чехов двойственен. Негативное отношение к антисемитизму, порицание его ярких проявлений сочетается с эмоциональным неприятием евреев.В 1888 году скульптору Антакольскому был заказан памятник Екатерине II. В русском обществе началось брожение. Еврей Антакольский и национальная святыня.

Можно сказать символ национального возрождения

Чехов попытался внести свой вклад. Он направил в «Новое время» небольшую заметку. Отклик. В этом «отклике» Чехов однозначно высказался за гражданское равноправие евреев. При их полном психологическом отторжении от русских.

В том смысле, что предоставляя евреям все права, следует не забывать, что они из себя представляют.Есть давняя, чуть ли анекдотическая отговорка. Когда кого-то обвиняют в антисемитизме, этот кто-то искренне возмущается: – Вы чего! У меня половина друзей евреи.

Помимо Исаака Левитана в числе близких к Чехову людей называют ещё двух Исааков. Единственного гимназического приятеля Антона Чехова Исаака Срулева. И ялтинского врача, фтизиатра Исаака Наумовича Альтшуллера. Ещё Дуня Эфрос, одна из подруг сестры. Чехов собирался взять ее в жены.Есть и другие фамилии.

Люди самого разного толка и занимаемого им в жизни места. Само по себе это ещё ни о чем не говорит. И тем не менее.Большое, как известно, видится на расстояние. Со временем, многие обстоятельства, не то чтобы теряют смысл, но блекнут и уходят в тень. Остается главное. Великий русский художник – еврей Исаак Левитан.

И великий русский писатель – русский Антон Чехов.Общая судьба. «Двести лет вместе».Ни убавить, ни прибавить.

©Валентин Домиль,
Акко, Израиль

ПРИМЕЧАНИЕ

В иллюстрациях использованы картины Левитана И.И.с сайта

Источник: https://arktal.livejournal.com/37765.html

Ссылка на основную публикацию