Описание картины оноре домье «законодательное чрево»

Оноре Домье

Судьба этого французского художника подарила ему большой талант, который принес признание, но не дал богатства и славы.

Знаменитый живописец, скульптор и график XIX века Оноре Домье большую часть жизни посвятил жанру карикатуры. Изобличал то, что казалось ему неправильным, несправедливым, вопиющим — общество, законы, буржуазию.

Его работы поднимали народ на революционные баррикады, а сам бунтарь-живописец неустанно боролся с властями.

Детство и юность

Будущий художник родился 26 февраля 1808 года в Марселе, в семье стекольщика. Когда мальчику исполнилось 8 лет, отец перевез семью в Париж, надеясь, что там его ремесло заимеет больший спрос. При этом рассчитывал, что сынишка будет помогать ему. Но тот не проявлял никакого интереса к стекольному делу.

Художник Оноре Домье

Он рос настоящим разгильдяем, любимым занятием мальчишки было наблюдать за жизнью парижских улочек: вон там в подворотне стирают прачки, а на углу торгуются проститутки, булочник разгружает тележку ароматных круассанов…

Вокруг юного Оноре кипела разнообразная и интересная жизнь, которую так хотелось запечатлеть во всей красоте момента. Если бы он мог создавать такие рисунки, какие видел в альбомах из книжной лавки! Но мальчик лишь изображал шаржи на соседских мальчишек, углем на оберточной бумаге.

Оноре Домье

Успев поработать и помощником адвоката, и приказчиком в книжной лавке, парнишка в 14 лет, наконец, осуществил давнюю мечту — стал брать уроки живописи и скульптуры.

Вскоре познакомился в галерее «Пале Рояль» с известными художниками тех времен Камилем Коро, Эженом Делакруа, Жаном Гранвилем, начал работать в мастерской живописца Эжена Бурдена. В 1828 году Оноре увлекся новой техникой изображения – литографией.

В этом жанре выполняет свои первые работы, которые приносят ему долгожданный заработок.

Творчество

В 1830-х годах литографии Оноре увидел знаменитый французский карикатурист Шарль Филиппон, глава первого во Франции сатирического журнала «Карикатура» (Caricature), и пригласил к сотрудничеству.

Карикатура Оноре Домье на короля Луи-Филиппа

Домье подписывал свои журнальные работы псевдонимом Рожлен.

В 1832 году он изобразил нового монарха Луи-Филиппа в карикатурном образе Гаргантюа, за что загремел в тюрьму на полгода, откуда вышел знаменитым и настроенным еще более революционно.

В 1830-1832 годах Домье создал галерею скульптур и портретов-шаржей буржуазных политических деятелей под названием «Знаменитости золотой середины».

В 1834 жители Парижа увидели такие произведения-литографии, как «Законодательное чрево» (коллективный портрет Палаты депутатов), «Все мы честные люди, обнимемся», «Этого можно отпустить на свободу».

Картина Оноре Домье «Законодательное чрево»

В них автором изобличаются порочные страсти правящей буржуазии – алчность, корысть, глупость, и воспевается героический образ рабочего-революционера (литографии «Свобода печати» и «Современный Галилей»).

Парижане ждали ярких политических и социальных работ Домье, чтобы насладиться новой порцией сатиры, нужной в то время, как никогда, но мало кто знал автора этих шедевров.

Зато талант мастера ценили друзья, такие живописцы, как Жан-Франсуа Милле, Коро и Делакруа. А также писатели, в том числе Виктор Гюго, Оноре де Бальзак и Шарль Бодлер.

Бальзак говорил, что в «Домье живет сам Микеланджело», а Бодлер писал, что «его рисунок красочен по своей природе».

Картина Оноре Домье «Прачки»

В 1835 году власти закрыли журнал «Карикатура», тогда Домье уходит в другое издание Филиппона — «Шаривари» (Charivari). Здесь художник еще почти 30 лет публикует свои острые работы. Фирменный почерк автора – создание тематических серий.

К примеру, серия «Древняя история» (1841–1843) высмеивала буржуазное искусство. В серии «Парижские типы» (1839–1840), «Добрые буржуа» (1846–1849), «Люди юстиции» (1845–1848) автор изобличает мещанское мышление, продажность чиновников, падение нравов.

Картина Оноре Домье «Вагон третьего класса»

После 1848 года художник меняет направление в изобразительном искусстве – переходит на живопись, работает маслом и акварелью.

Меняется и жанровая направленность работ мастера: агрессивная карикатура уступает место реалистичным бытовым зарисовкам, не лишая их при этом глубокого социального смысла.

Герои его картин — простые люди, герои современности: рабочие, трудяги, крестьяне (цикл «Прачки», картины «Вагон третьего класса», «Семья на баррикаде»).

Венцом живописного периода Домье по праву считается серия картин «Дон Кихот», в которой автор символично изобразил человека в условиях несовершенного общества и мира. Критики усматривают в этой экзистенциальной серии автобиографичные мотивы: одинокий рыцарь печального образа – это сам Оноре, а его ветряные мельницы – порочная государственная система.

Картина Оноре Домье «Дон Кихот»

К концу жизни из-за нужды он вновь обращается к жанру литографии, только теперь в фокусе внимания живописца военные темы. Последний шедевр Домье – цикл работ «Осада», посвященный Франко-Прусской войне (1870-1871).

Наследие Оноре Домье – это почти 4 тыс. литографий, свыше 900 рисунков для гравюр, свыше 700 картин и 60 скульптур. Творчество художника не получило широкого признания при жизни и было оценено только в XX веке.

Картина Оноре Домье «Шахматисты»

Сегодня работы гения литографии находятся в крупнейших коллекциях мира – Метрополитен-музее в Нью-Йорке, музее Уолтерса в Балтиморе, Национальной галерее искусств в Вашингтоне, в мюнхенской Пинакотеке, российском Эрмитаже и других.

В 1992 году на экраны вышел анимационный фильм «Закон Домье», в котором режиссер-мультипликатор Джефф Данбар использовал рисунки французского карикатуриста.

Личная жизнь

Домье посвятил всю жизнь, в том числе и личную, борьбе с существующим строем и правящим режимом. Как истинный художник, он не мог отдаваться своей страсти вполсилы, поэтому у него так и не появилось жены и детей.

Смерть

В 1870-х годах у Домье стремительно ухудшается зрение. Из-за прогрессирующей слепоты художник стал беспомощным, оставшись в полном одиночестве.

Могила Оноре Домье

На помощь пришли друзья-живописцы. Камиль Коро снял для Оноре домик, нанял сиделку и оплатил долги. Домье умер 10 февраля 1879 в полной нищете в пригороде Парижа Вальмондуа.

Картины

  • 1832-1834 – «Знаменитости золотой середины»
  • 1834 – «Законодательное чрево»
  • 1836-38 – «Карикатюрана»
  • 1834 – «Улица Транснонен»
  • 1850-53 – «Прачка»
  • 1856 – «На концерте»
  • 1863-65 – «Вагон третьего класса»
  • 1956-60 – «Мелодрама»
  • 1870 – «Дон Кихот»
  • 1870-71 – «Осада»

Фото

Источник: https://24smi.org/celebrity/69614-onore-dome.html

Творчество Оноре Домье

Революционные события вызвали пристальное внимание передовых художников к явлениям повседневной действительности, к жизни народа, к поэтическому пейзажу родной страны, способствуя как изживанию романтических иллюзий, так и еще более решительному размежеванию прогрессивных и реакционных сил в искусстве.

Домье. С революцией 1830 года и в еще большей мере с революцией 1848 года было связано творчество Оноре Домье (1808–1879), художника цельного, последовательного в своих убеждениях, непримиримого борца с буржуазными порядками.

Его острое, отточенное искусство оказало громадное воздействие на развитие критического реализма, и прежде всего сатирической графики и карикатуры.

Но Домье не только разоблачал фальшь и лицемерие, тупое мещанство и взяточничество, всю гнилость существующего буржуазного строя, он дал образ положительного героя – рабочего, сознательного борца за свои классовые интересы.

Художник работал главным образом в сатирической графике и карикатуре, но он оставил замечательные произведения живописи, иногда обращался и к скульптуре, везде находя новые средства и формы для воплощения своих замыслов.

Домье родился в Марселе в семье ремесленника. Он вырос в Париже, куда переехала его семья и где он сам начал работать рассыльным, а затем продавцом в книжном магазине. Шумная жизнь парижских улиц и торжественное спокойствие залов Лувра, где перед ним представал величественный мир классики, были сильнейшими впечатлениями его юности.

Он начал брать уроки рисования, а затем литографии, получившей в это время распространение. С первых же творческих шагов обнаруживаются политические симпатии и резкая оппозиция Домье по отношению к монархическому режиму.

В журнале «Карикатюр» художник помещает рисунки, высмеивающие Луи-Филиппа, изображенного то в виде груши (по-французски слово «пуар» означает одновременно и «груша» и «дуралей»), форму которой напоминает голова правителя Франции, то в виде великана Гаргантюа, поглощающего золото.

За эти карикатуры Домье, обвиненный в «оскорблении члена королевской фамилии», приговаривается к тюремному заключению. Но ни штрафы, ни тюрьма не сломили французского художника, который продолжал отстаивать республиканские идеи.

Домье – блестящий рисовальщик. Его ранние карикатуры, несколько перегруженные деталями, со временем уступают место более обобщенным, лаконичным, заостренным в своей характерности.

Домье обращается к созданию сатирического портрета, который исполняет в скульптуре, а затем, обостряя до гротеска черты изображаемого, переводит в литографию.

На использовании уничтожающе разоблачающих портретов строит художник Домье одну из самых прославленных литографий – «Законодательное чрево» (1834). Министры и члены парламента сидят амфитеатром, уподобляясь редкостной коллекции чудовищ.

Портретное сходство ясно обнаруживается в литографии «Мы все честные люди, обнимемся» (1834), где изображены видные политические деятели Июльской монархии во главе с Луи-Филиппом. И здесь художник разоблачает взаимный обман, надувательство, лицемерие, фальшивую частную и общественную мораль буржуазного общества.

Отбрасывая все второстепенное, акцентируя основное, Домье создает монументальный стиль в литографиях, раскрывающих эпизоды классовой борьбы рабочих, застенки и мрачные сцены убийств.

Он сочетает острую зарисовку умершего в тюрьме заключенного и полный сарказма гротеск в изображении его тюремщиков – Луи-Филиппа и министра юстиции. «Этого можно освободить, он больше не опасен»,– гласит подпись под листом, усиливая ноту боли, горечи и гнева.

Еще более лаконичен лист «Улица Транснонен» (1834), поразительный по силе обличающий документ, который призывает к отмщению. Изображена зверская расправа с обитателями рабочего квартала, один из эпизодов, завершивших цикл восстаний 1834 года.

На полу распростерты трупы убитых во время сна рабочего, его жены, старика и ребенка. Рисунок исполнен трагедийной силы, страстного пафоса, разоблачения, по существу, всей системы капиталистического строя с его звериными приемами уничтожения политических врагов.

Но Домье не только рисует сцены расправы с рабочими. Одним из первых в мировом искусстве он показывает образ сильного пролетария-борца, отстаивающего классовые интересы. Таков рабочий-печатник в литографии «Руки прочь! Свободу печати!» (1834), полный боевой готовности, энергии, при виде которого приходят в смятение монархи и правители.

После 1835 года, с усилением цензуры и запрещением политической сатиры, когда журнал «Карикатюр» был закрыт, Домье продолжал сотрудничать в журнале «Шаривари».

Он создавал множество полных иронии и занимательности карикатур на бытовые темы, клеймил эгоизм и духовное убожество буржуа, корысть и стяжательство, косность и лицемерие, трусость и тщеславие.

Он обличал и высмеивал продажность и взяточничество буржуазного суда, фальшь адвокатов, притворство подзащитных, напыщенность судей (серия «Люди юстиции», 1845). Иногда в сатирические рисунки Домье проникают ноты лиризма, поэтичности в изображении природы.

Иногда это иронически данная «поэтичность» общих мест романтического пейзажа, но и тогда еще более оттеняется мещанское убожество, тупость буржуазной морали – серии «Пасторали», «Лучшие дни жизни», «Супружеские нравы». От пластического рисунка, выявляющего объемы, художник переходит к линейной манере, живо набрасывая не только персонажи переднего плана, но и обстановку интерьера или пейзанка, в которой развертывается действие.

В период революции 1848 года Домье вновь обращается к политической карикатуре. Убежденный республиканец, он остается верен своим идеалам и в годы франко-прусской войны и в дни Парижской коммуны. Беспощадные, меткие карикатуры Домье разоблачают милитаристскую политику Наполеона III, предательство Тьера.

Непоколебимой была его вера в жизненные силы страны, в стойкость и мужество рабочего класса, представители которого оставались истинными героями его произведений. Политическую карикатуру Домье первый сделал подлинным искусством.

С 1848 года внимание Домье все больше поглощает живопись, героями которой остаются, как и в графике, трудящиеся Франции, мелкие служащие, ремесленники, прачки, рабочие, мужественные участники баррикадных боев. Свои картины Домье редко выставлял на суд публики. Именно в живописи воплощал он чаще всего образы положительные.

Читайте также:  Описание картины василия верещагина «забытый»

Эмоционально насыщенная, монументальная, обобщенная живопись Домье всегда выражает характер его творческих исканий, и когда он пишет сцены современной жизни и когда создает композиции на сюжеты бессмертного «Дон-Кихота», образ которого приобретает особую трагичность во времена Второй империи.

Он изображает трудящихся в обычной для них обстановке, на улицах и набережных города, во время работы, переездов или кратких часов отдыха: «Прачка» (Париж, Лувр), «Вагон 3-го класса» (Оттава, Национальная галерея), «Любитель эстампов» (1857 –1860, Париж, Пти Пале).

В «Любителе эстампов» художником дан образ поглощенного страстью к искусству героя. Обобщая формы, мощно моделированные светотенью, подмечая характерные движения, Домье добивается эмоциональности изображения, героизированного и в то же время лирического.

С глубиной и трогательной нежностью показывает он жизнь трудящихся большого города. Его прачка, поднимающаяся от реки с тюком белья,– женственна и человечна. Сгибаясь под тяжестью ноши, она заботливо поддерживает ребенка.

Их фигуры выявлены плотным силуэтом на фоне ярко освещенной набережной Сены. Вдали в воздушной дымке растворяются очертания города.

Свидетель неоднократных революционных выступлений народа, Домье вслед за Делакруа создает пламенный образ восставшей Франции в картине «Семья на баррикаде» (1848–1849, Прага, Национальная галерея), пронизанной пафосом революционного порыва, стремительной динамикой ритма.

Художник постоянно использует свет для усиления эмоциональной насыщенности произведения. Сильные, концентрированные лучи как бы выхватывают и озаряют главных действующих лиц. Подчас художник применяет особый прием – помещает персонажи против света, подчеркивая остроту их характерных силуэтов.

Он сообщает обыденным жизненным сценам особую значительность. Цельная, тонко сгармонированная красочная гамма насыщается многочисленными оттенками, отсветами. Выразительности образного решения способствует динамичный, широкий, свободный мазок кисти художника.

Обращаясь к повседневной жизни современного города, к образам людей труда, Домье своей живописью, так же как и графикой, пролагает новые пути реалистическому искусству.
История зарубежного искусства. Далее →

Источник: http://smallbay.ru/artfrance/daumier_creativity.html

Описание картины Оноре Домье «Законодательное чрево»

В раннем детстве Оноре Домье с родителями переезжает в Париж, и с этого времени у мальчика появляется множество интереснейших занятий – таскать сладости в лавочке бакалейщика, болтать с уличными потаскушками, часами за кем-то наблюдать из подворотни. Отец тщетно пытался научить сына своему ремеслу стекольщика – тяжелое, требующее терпения занятие совершенно не давалось непоседливому подростку, и случай помогает пристроить его посыльным в адвокатскую контору.

Самым увлекательным занятием для юного Оноре было рисование карикатур, а его первые модели – старшие мальчишки на соседних улицах – частенько мстили юному карикатуристу, настолько точными и смешными были его быстрые рисунки. Непосредственность и веселый, нагловатый характер Оноре сближает его с известными людьми и именитыми живописцами, таким как Делакруа, Гранвиль, Коро. Бальзак же восторженно сравнил его талант с «мускулами Микеланджело».

В 1832 году за карикатуру на короля Луи Филиппа, изображенного в виде уродливой груши, что по-французски созвучно со словом «дурачок», Домье на шесть месяцев попадает в тюрьму. Однако множество созданных там работ и слава его как блестящего карикатуриста только повышает популярность художника, и на свободу он выходит счастливым с множеством предложений работать в сатирических изданиях.

С конца XVIII века государственное руководство Франции находилась в глубоком политическом и экономическом кризисе, чем неоднократно провоцировались кровавые революционные движения, и сатирическое искусство Домье вдохновляло возмущенные народные массы на мятеж против действующей королевской и парламентской элиты. Как работник газеты, художник мог часами просиживать в законодательной палате Бурбонского дворца, где изучал манеры поведения политиков, их разговоры и всю систему парламентской власти Франции.

Свою лучшую литографию «Законодательное чрево» Оноре Домье создает в 1834 году. На ней амфитеатром восседают депутаты парламента, в ярких и точных миниатюрных копиях которых любой мог узнать известного политикана или алчного продажного чиновника.

Одни пустыми взглядами уставились в потолок, другие травят друг другу развлекательные байки, третьи откровенно ковыряются в носу.

Жирные, уродливые и отталкивающие лица, грузные фигуры, председатель явно забыл, где он находится и что должен говорить, – как в огромном желудке, они поглощают все заработанное народом, сбрасывая на него свои «непереваренные» нечистоты.

Парижане с нетерпением ждали работы бесстрашного мастера, радовались острой и меткой критике, откровенно смеялись вместе с ним. Над каждой своей работой мастер трудился, как над произведением искусства.

Подобно созданному им знаменитому живописному образу Дон-Кихота, рыцарь без страха и упрека Оноре Домье всю свою жизнь сражался с коррумпированной верхушкой общества и с королями, всегда был солидарен с чаяниями простых людей и постоянно подтверждал собственные слова о том, что нужно принадлежать своему времени.

Источник: http://opisanie-kartin.com/opisanie-kartiny-onore-dome-zakonodatelnoe-chrevo/

Художник Оноре Домье: графика, карикатуры, биография

Оноре Домье (Daumier) (1808 — 1879), — французский график, живописец и скульптор. Мастер сатирического рисунка и литографии.

Для творчества Оноре Домье характерны острогротескные карикатуры на правящую верхушку и мещанство (например, литография — «Законодательное чрево», 1834, серия «Добрые буржуа», 1846 — 49). В живописи и скульптуре Оноре Домье сочетал драматизм и сатиру, героику и гротеск («Дон Кихот», около 1868).

 

 Биография Оноре Домье

 30-е годы XIX века во Франции — это годы июльской монархии, время торжества пришедшей к власти буржуазии, «царство денежных мешков».

Время это было трудным и сложным: накал революции 1830 года еще не остыл, реакционная политика короля Луи-Филиппа вызывала возмущение обманутого народа, борьба за республику одушевляла демократически настроенные слои населения.

Вспышки народных волнений следовали одна за другой — восстание лионских ткачей, баррикады на улицах Парижа в 1832 году, заговор 1835 года, восстание 1834 года. «Революцию сразу не оборвать,— писал Виктор Гюго,— она всегда неизбежно вздымается несколько раз, прежде чем ей прийти к состоянию спокойствия».

В эту кризисную эпоху, в эпоху мятежей развилось творчество крупнейшего сатирика XIX века Домье. Оно неразрывно связано с социальной борьбой того времени. Оноре-Викторьен Домье родился в Марселе в семье рабочего, которая вскоре перебралась в Париж.

Ему пришлось рано начать зарабатывать на жизнь: он был рассыльным в суде, продавцом в книжном магазине. Одновременно он начинает учиться живописи, берет уроки, много рисует в Лувре и просто на улице. Париж был его настоящей школой — кипучая жизнь города, любопытные типы стали материалом первых литографий Оноре Домье.

Талант молодого рисовальщика привлек внимание Филипона — издателя журнала «Карикатюр», и вскоре Домье становится одним из ведущих художников этого оппозиционного журнала, посвященного исключительно политической карикатуре. Литографии Оноре Домье (а в то время все газетные рисунки печатались в этой технике) пользовались большим успехом.

Они были острыми и язвительными, более того — убийственными. Яростно, с темпераментом Микеланджело (с которым очень метко сравнил художника Бальзак), Домье беспощадно обнажает самую суть июльской монархии — жестокость и лицемерие ее политики, коррупцию власть имущих, последовательное удушение демократии.

Луи-Филипп — главный объект его сатиры — предстает то в виде «скромного» буржуа с зонтиком под мышкой, то в виде палача, то в виде тюремного врача, с нетерпением ожидающего смерти узника — участника баррикадных боев. Лучшие литографии Домье выпускались в виде отдельных листов — большого формата, на плотной бумаге — и выставлялись в витринах как своего рода политические плакаты. Они обладали огромной взрывной силой, их боялись — недаром за одну из первых своих карикатур Оноре Домье был посажен на полгода в тюрьму.

Наиболее прославлены три больших листа 30-х годов — «Законодательное чрево», «Улица Транснонен» и «Свобода печати».

«Законодательное чрево» — это сатирическое изображение министерских скамей французского парламента.

Домье нашел своеобразный способ работы над образами: каждый персонаж был сначала выполнен в скульптуре, затем в отдельных литографиях-портретах — и только потом все найденные «герои» были объединены в общую композицию.

Художник удивительно точно передал характерные портретные черты их облика и в то же время сумел подчеркнуть тупость, животную жадность, хитрость. Собрание физических и нравственных уродов — таков буржуазный парламент в изображении Домье. Столь сложный, многоступенчатый метод работы вообще-то не был характерным для творчества художника.

Как правило, он работал быстро, сразу рисуя прямо на камне и опираясь на свою поразительную наблюдательность и зрительную память. Так, знаменитая литография «Улица Транснонен 15 апреля 1834 г.» появилась непосредственно после трагического эпизода подавления народного восстания.

Отряд правительственных войск ворвался в жилище рабочего и истребил всю семью, не щадя ни детей, ни стариков. Домье нарисовал то, что видел, и его литография не имеет себе равных по силе выражения, драматизму и страстности протеста. «Обагренная кровью страница современной истории, написанная могучей рукой и продиктованная благородным негодованием» — так назвал ее Филипон.

Диапазон политической графики Домье 30-х годов очень широк — от сатиры до трагедии и взволнованного революционного пафоса. Героическая фигура рабочего-печатника в литографии «Свобода печати» воспринимается как символ восставшего народа, поднявшегося на защиту своих прав.

Журнал «Карикатюр» просуществовал недолго: сентябрьские законы 1834 года запретили вообще всякую политическую сатиру. Домье пришлось перейти к «сатире нравов» — бытовой карикатуре. Его литографии в газете «Шаривари» главным образом посвящены буржуа.

С необыкновенным богатством фантазии, наблюдательностью, юмором — то добродушным («В ложе»), то язвительным — создает, художник бесконечную галерею образов лавочников, рантье, судейских чиновников. Домье исследует психологию буржуа, его привычки, раскрывает его самодовольство и ограниченность.

Домье создал более трех тысяч литографий, множество ксилографии (в основном книжных иллюстраций) — и по праву считается одним из крупнейших мастеров мировой графики. Его живопись менее известна, хотя в живописи он не менее велик, чем в графике. Домье занимался живописью для себя, мало кому показывал свои картины и не особенно рассчитывал на признание современников.

Он далеко опередил свое время, и при жизни его живописное творчество ценили лишь немногие друзья — в том числе Коро. Единственная выставка картин Оноре Домье, устроенная стараниями друзей, состоялась тогда, когда больной, полуослепший художник уже не мог на ней присутствовать. Живопись Домье поразительна по тонкости и свободе исполнения.

Она глубока без подчеркнутой многозначительности и философична без рассудочности. Домье не занимали сложные сюжеты, его композиции просты и лаконичны — одна-две фигуры, головы крупным планом, силуэт на фоне темнеющего неба. Но эти головы — «Семья на баррикадах», силуэт — дрезденская «Прачка», фигуры — «Дон Кихот и Санчо Панса» — признанные шедевры мировой живописи.

Кажется, что между живописью Домье и его графикой нет ничего общего. Домье-график — это борец, трибун, язвительный сатирик. Домье-живописец — мудрец и созерцатель, немного грустный и полный суровой доброты. Должно быть, Домье чувствовал себя немного Дон Кихотом — недаром он с такой нежностью писал Рыцаря Печального образа.

Во всяком случае, он продолжал бороться, даже когда знал, что борьба безнадежна. Его последние литографии «Осада Парижа» — трагическое свидетельство этой безнадежной борьбы.

Читайте также:  Описание композиции микеланджело «давид и голиаф»

Статья  из книги «Сто памятных дат. Художественный календарь 1983»

Картины Оноре Домье

Источник: http://www.artcontext.info/pictures-of-great-artists/55-2010-12-14-08-01-06/813-daumier.html

Домье оноре

ДОМЬЕ ОНОРЕ — французский график, живописец, скульптор.

Сын сте­коль­щи­ка, пе­ре­брав­ше­го­ся с семь­ёй в Па­риж в 1814 году. С 1822 года по­се­щал мас­тер­скую А. Ле­нуа­ра и ака­де­мию Сюи­са, изу­чал ста­рых мас­те­ров в Лув­ре.

В 1820-х годах Домье был ас­си­стен­том ли­то­гра­фа Ж. М.

Бе­лиа­ра, ра­бо­тал для мел­ких из­да­тельств, ис­пол­няя винь­ет­ки, ти­туль­ные лис­ты и тому подобное (к 1822 году от­но­сит­ся пер­вая ли­то­гра­фия — «Вос­кре­се­нье»).

По­сле Июль­ской ре­во­лю­ции 1830 года, ко­гда в ус­ло­ви­ях от­но­си­тель­ной сво­бо­ды сло­ва во Фран­ции на­чал­ся рас­цвет по­ли­тической са­ти­ры, Домье на­чал со­труд­ни­чать с журналом «La Caricature» и «Le Charivari». Ост­рая ка­ри­ка­ту­ра на ко­ро­ля Луи Фи­лип­па «Гар­ган­тюа» (1831 год), по­влек­шая за со­бой 6 месяцев тюрь­мы и штраф, при­нес­ла Домье ши­ро­кую из­вест­ность.

Зло­бо­днев­ные со­бы­тия, современные по­ли­тические дея­те­ли ожи­ва­ют в его ли­то­гра­фи­ях (все­го — оеоло 4 тысяч), по­ра­жаю­щих глу­би­ной со­ци­аль­ных оце­нок, гражданским бес­стра­ши­ем: «Мас­ки» (1831 год), «Опус­ти­те за­на­вес, фарс окон­чен» (ка­ри­ка­ту­ра на Луи Фи­лип­па), «Ули­ца Транс­но­нен 15 ап­ре­ля 1834 го­да», «Сво­бо­да пе­ча­ти», «За­ко­но­да­тель­ное чре­во» (все — 1834 год).

Со­вре­мен­ни­ки (О. де Баль­зак, Ш. Бод­лер, Т. де Бан­виль и другие) вы­со­ко це­ни­ли гра­фи­ку Домье, ста­вя его в один ряд с У. Хо­гар­том и Ф. Гой­ей.

Он су­мел под­нять ка­ри­ка­ту­ру до уров­ня ост­ро­го, ху­до­же­ст­вен­но со­вер­шен­но­го гро­те­ска, соз­дав зна­ме­ни­тые се­рии, став­шие сво­его ро­да па­но­ра­мой современной ему французской об­щественной жиз­ни («Ро­бер Ма­кер», 1839 год; «Олим­пий­ские бо­ги», 1841 год; «Фи­зио­ло­гии», 1841-1842 годы; «Слу­жи­те­ли пра­во­су­дия», 1845-1849 годы; «Доб­рые бур­жуа», 1846-1849 годы, и другие). По от­зы­вам со­вре­мен­ни­ков, Домье об­ла­дал пре­крас­ной зри­тель­ной па­мя­тью, схва­ты­вая и за­по­ми­ная суть об­раза, его пла­сти­ку, ха­рак­тер­ные жес­ты, ми­ми­ку. Ри­сун­кам час­то пред­ше­ст­во­ва­ло изо­бра­же­ние фи­гур в гли­не (пер­вые гро­те­ск­ные бюс­ты ис­пол­не­ны в 1832 году; по­сле смер­ти Домье многие ра­бо­ты пе­ре­ве­де­ны в брон­зу) — этим, в ча­ст­но­сти, объ­яс­ня­ет­ся уме­ние Домье ком­по­но­вать мас­сы и до­би­вать­ся объ­ём­но­сти изо­бра­же­ния в гра­фи­ке.

Ра­бо­тая в тех­ни­ке ли­то­гра­фии  (ре­же кси­ло­гра­фии), Домье ве­ли­ко­леп­но ис­поль­зу­ет её жи­во­пис­ные воз­мож­но­сти, пе­ре­да­вая тон­чай­шие пе­ре­хо­ды от бар­ха­ти­сто-чёр­но­го к се­реб­ри­сто-се­ро­му, вос­соз­да­ёт све­то­воз­душ­ную сре­ду и ос­ве­ще­ние.

Гра­фи­ка Домье «ро­ж­да­ет идею цве­та» (по вы­ра­же­нию Ш. Бод­ле­ра), по­это­му за­ко­но­мер­ным пред­став­ля­ет­ся его об­ра­ще­ние к жи­во­пи­си с середины 1830-х годов; в 1848 году он уча­ст­во­вал в объ­яв­лен­ном пра­ви­тель­ст­вом кон­кур­се на те­му «Рес­пуб­ли­ка» («Ал­ле­го­рия Рес­пуб­ли­ки», 1848 год, му­зей Ор­се, Па­риж).

Сар­ка­стич­ный, бес­по­щад­но-на­смеш­ли­вый в гра­фи­ке, в жи­во­пи­си Домье пред­ста­ёт ско­рее по­этом, соз­даю­щим об­ра­зы лю­дей, к ко­то­рым он ис­пы­ты­ва­ет чув­ст­во сим­па­тии, ду­хов­ной бли­зо­сти, со­стра­да­ния.

Он пи­сал улич­ные сцен­ки, бро­дя­чих ак­ро­ба­тов, про­стых лю­дей («Лю­би­тель эс­там­пов», му­зей Пти-Па­ле, Па­риж; «Ва­гон третье­го клас­са», около 1862-1864 годы, Мет­ро­по­ли­тен-му­зей, Нью-Йорк и другие со­б­ра­ния; се­рия «Прач­ки», около 1860-1863 годы, му­зей Ор­се и другие), ино­гда об­ра­ща­ет­ся к ми­фо­ло­гическим сю­же­там; из­люб­лен­ны­ми об­раз­ами Домье на­дол­го ос­та­ют­ся Дон Ки­хот и Сан­чо Пан­са (се­рия кар­тин  — му­зей Ор­се, Но­вая пи­на­ко­те­ка, Мюн­хен, Мет­ро­по­ли­тен-му­зей, му­зей Крёл­лер-Мюл­лер, От­тер­ло).

В не­ко­то­рых жи­во­пис­ных ра­бо­тах ощу­ти­мо влия­ние мас­те­ров фламандского ба­рок­ко — П. П. Ру­бен­са, Я. Йор­дан­са («Мель­ник, его сын и осёл», около 1849 года, Ху­дожественная га­ле­рея, Глаз­го; «Триумф Си­ле­на», 1850 год, Му­зей изо­бра­зительного искусства и кру­жев, Ка­ле).

В жи­во­пи­си Домье важ­ную роль иг­ра­ют све­то­тень, ко­то­рая уси­ли­ва­ет эмо­цио­наль­ное зву­ча­ние об­раза, и ди­на­мич­ный ма­зок; ко­ло­рит — сдер­жан­ный, лишь ино­гда вспыш­ки яр­ких то­нов под­чёр­ки­ва­ют дра­ма­тизм и на­пря­же­ние сю­же­та («Крис­пен и Ска­пен», около 1860 года, му­зей Ор­се; «Вос­ста­ние», 1840-е годы Национальная га­ле­рея, Пра­га).

Эс­киз­ность, мощ­ная экс­прес­сия форм сбли­жа­ют жи­во­пис­ные про­из­ве­де­ния Домье с искусством XX века. При жиз­ни Домье его жи­во­пись бы­ла ма­ло из­вест­на, и лишь по­смерт­ная вы­став­ка 1901 года за­но­во от­кры­ла её, так же как и скульп­ту­ру («Ра­та­пу­аль», около 1851 года, му­зей Ор­се). Искусство Домье ока­за­ло боль­шое влия­ние на позд­ней­шую ев­ропейскую жи­во­пись, от Э.

Ма­не, Э. Де­га, А. де Ту­луз-Лот­ре­ка, В. Ван Го­га до фо­ви­стов, немецких экс­прес­сио­ни­стов, П. Пи­кас­со и Х. Су­ти­на.

Иллюстрации: 

О. До­мье. «Ва­гон третье­го клас­са». Ок. 1862–64. Мет­ро­по­ли­тен-му­зей (Нью-Йорк). Архив БРЭ.

О. До­мье. «Ж. Ж. Дю­пен-Стар­ший». Рас­кра­шен­ная гли­на. 1832. Му­зей Ор­се (Па­риж). Архив БРЭ.

О. До­мье. «Опус­ти­те за­на­вес, фарс окон­чен».Ли­то­гра­фия. 1834. Архив БРЭ.

Литература

  • За­мя­ти­на А. Н. О. До­мье. М., 1954
  • Ка­ли­ти­на Н. Н. О. До­мье. М., 1955
  • Гер­ман М. Ю. До­мье. М., 1962
  • Maison K. E. H. Daumier: Ca­talogue raisonné of the paintings, watercolours and drawings. L., 1968. Vol. 1–2
  • Georgel P., Mandel G. Tout l’œuvre peint de Daumier. P., 1972
  • Adhémar J. H. Daumier. P., 1954
  • Эс­ко­лье Р. О. До­мье. М., 1978
  • Пас­се­рон Р. До­мье: сви­де­тель сво­ей эпо­хи. М., 1984
  • Provost L., Childs E. L. H. Daumier. A the­matic guide to the œuvre. N. Y.; L., 1989
  • Laugh­ton B. H. Daumier. New Haven, 1996

Источник: https://w.histrf.ru/articles/article/show/domie_onorie

Читать

Возможно, был бы я счастливей,

Как предки, коротал бы дни,

Смирись я с тою же судьбою,

Что кротко приняли они.

Как знать, быть может, на склоне лет, в самые тяжелые минуты своей жизни, полной труда и лишений, Оноре Домье вспоминал эти печальные строки, написанные его отцом Жаном-Батистом Домье — стекольщиком и простодушным поэтом?

Подобно своему отцу, покинувшему Юг, Оноре Домье наверняка тосковал в пасмурном Париже по сочной голубизне южного неба, по синим просторам моря, по старому фокийскому порту, расцвеченному яркими парусами, по крутым каменистым улочкам — короче, по своему родному Марселю, с его терпким запахом ракушек и водорослей, где так весело текли его младенческие годы.

Одно бесспорно: даже прожив в Париже почти всю жизнь, Домье всегда принадлежал Марселю.

Один из самых страстных поклонников автора «Улицы Транснонен», мой неизменный друг Андре Сюарес {1}, в своей замечательной книге о Марселе под названием «Марсихо» с неподражаемой точностью обрисовал этот мир «сюффетов» (как он их называл) — дельцов, заполонивших биржу крупнейшего фокийского порта. Мир, который Домье, родившийся как раз в этом самом квартале, милом сердцу Робера Макера {2}, сумел сохранить в своей гениальной памяти, чтобы впоследствии увековечить и заклеймить его в своих рисунках.

Но, возможно, самой яркой — хоть и невольной — данью таланту этого сына Марселя, которому улица дала несравненно больше знаний, чем школа — этот «приют бедняков», — явилось свидетельство другого человека, русского по национальности, а именно — гениального Льва Толстого, восхищавшегося Марселем и его просоленной морским ветром культурой.

Достаточно обратиться к великолепной книге под названием «Толстой», написанной Анри Труая (книга вышла в издательстве «Фаяр»), чтобы убедиться, насколько тонко великий мастер романа, горячо интересующийся, как всем известно, вопросами педагогики, сумел оценить свободную атмосферу Марселя, сделавшую этот город выдающимся культурным центром XIX века.

В 1860 году, возвращаясь из Иера {3}, Лев Толстой провел в этом старом фокийском порту несколько дней. Толстой сразу понял, какое благо представляет собой свобода для самоучки (а самоучкой Домье оставался всю свою жизнь).

На улицах Марселя в разговорах, в остротах, во всем поведении самых простых людей ощущалось, что эти люди наделены живым умом. «Французский народ почти совсем таков, каким он себя считает: ловкий, умный, общительный, свободомыслящий, истинно цивилизованный.

Посмотрите на какого-нибудь марсельского рабочего лет тридцати: он может написать письмо с меньшим количеством ошибок, чем обычно делают в школе, а подчас и совсем хорошо. У него есть представление о современной политике, истории и географии… Где же он научился всему этому?»

Лев Толстой полагал, что ответ на этот вопрос — простой: «Француз обучается не в школе, где господствует нелепая система преподавания, а в гуще самой жизни. Он читает газеты, романы (в том числе романы Александра Дюма), посещает музеи, театры, кафе, танцзалы».

По его подсчетам в каждом из двух крупнейших марсельских кафе, служивших одновременно своего рода эстрадным театром, ежедневно успевали побывать двадцать пять тысяч человек.

Иными словами, ежедневно пятьдесят тысяч человек смотрели комедийные спектакли, слушали стихи и песни… В Марселе в ту пору жили двести пятьдесят тысяч человек, значит, у Льва Толстого были все основания говорить, что пятая часть населения этого города ежедневно пополняет свое образование, «подобно тому, как в амфитеатрах пополняли свое образование греки и римляне». «Вот она, бессознательная школа, подкопавшаяся под принудительную школу и сделавшая содержание ее почти ничем».

13–25 октября 1860 года Толстой записал в своем «Дневнике»: «Школа — не в школах, а в журналах и кафе».

Вот эту-то школу и прошел Оноре Домье — сначала в Марселе, а затем в Париже.

Каково же происхождение этого мастера из мастеров, этого гордого и одновременно скромного человека?

Чтобы быть в курсе важнейших работ в данной области, следует прочитать, после добросовестнейшего исследования Грасса Мика и Карло Рима, также дотошный труд Жозефа Бийу «Восемь четвертей плейской крови у Оноре Домье» в книге «Домье», изданной Жаном Шерпеном («Искусство и книги Прованса») {4}.

Если верить записям актов гражданского состояния, Жан-Батист, поэт-стекольщик, родился в Марселе и был крещен в церкви Сен-Мартен 26 сентября 1777 года. Там же он обвенчался 27 декабря 1801 года, в возрасте 24 лет, с Сесиль-Катрин Филип.

Сесиль-Катрин, бойкая девушка, на пять лет его моложе, жила по соседству на улице Тионвильцев (по-французски название улицы звучит «рю де Тионвиллуа» — это было название революционное, сугубо временное, вклинившееся между старым «рю Дофин» и современным «рю Насьональ»).

«Это боевое название было присвоено улице в 1794 году, наверное, в память о защите Тионвиля от австрийцев». Спустя два десятилетия генерал Леопольд-Сижисбэр Гюго с успехом защищал тот же город от пруссаков…

«После дочери Терезы, умершей в младенчестве, у супругов Домье родился сын Оноре. Он появился на свет 26 февраля 1808 года, в доме на углу улицы Сион и площади Сен-Мартен. В марте 1927 года дом, в котором родился Домье, был разрушен».

Если Жан-Батист Домье появился на свет в Марселе, то его предки с отцовской стороны были родом из Лангедока. Деда Оноре звали Жан-Клод, и родился он в Безье 16 декабря 1738 года. Жан-Клод приходился сыном Жаку Домье, который сначала служил извозчиком, а потом заделался лоточником. Много лет прожив в Безье, Жак Домье женился там на некой Маргерит Кове.

Двадцати девяти лет от роду Жан-Клод приехал в Марсель и обосновался там, занявшись стекольным делом (1767). 11 марта 1770 года в церкви Дез Аккуль он обвенчался с Луиз Сильви, своей 27-летней соседкой по улице Шеваль-блан.

Сама Луиз Сильви была уроженкой Гапа, ее родители — Франсуа и Анна Агийон. Умер Жан-Клод Домье в 1801 году на улице де Тионвиллуа. Жене его было суждено пережить его на столько, чтобы успеть полюбоваться улыбкой маленького Оноре.

Таким образом, среди предков Домье с отцовской стороны мы находим двух жителей Лангедока и двух обитателей района Нижних Альп.

С материнской стороны Домье тоже марселец — «приальпиец». Именем Оноре он был назван в честь деда, выходца из Нижних Альп. Его мать — Сесиль-Катрин Филип родилась в Антрево, кантональном центре Кастелланского округа.

Читайте также:  Описание картины сандро боттичелли «святой себастьян»

В 1794 году она переехала вместе со своими родителями в Марсель, где ее отец Оноре-Филип, лудильщик, обосновался на улице Беньуар. Там же он и умер 14 мая 1795 года. Его вдова, также уроженка Антрево, намного пережила его. Она присутствовала при бракосочетании своей дочери с поэтом-стекольщиком (27 декабря 1801 года).

По всей вероятности, ей довелось качать на своих коленях маленького Оноре, так как умерла она 5 марта 1818 года.

Таким образом, с материнской стороны у великого Домье было четыре прадеда и прабабки, все родом из Нижних Альп.

«У предков Домье, — пишет Жозеф Бийу, — мы находим на две четверти марсельской или биттеруанской крови, шесть четвертей верхне- или нижнеальпийской…».

«Историк заключит из этого, — утверждает наш добросовестнейший исследователь, — что Домье — порождение той извечной миграционной волны, которая подобно реке Дюранс, неизменно несущей свои волны к Роне, беспрестанно устремляется от Альп к Марселю.

Так южная средиземноморская кровь, оскудевшая вследствие контакта с морем — источником городской цивилизации, — постоянно обновляется, из поколения в поколение, за счет притока горной альпийской крови, очищенной соприкосновением с животворным воздухом горных вершин».

Источник: https://www.litmir.me/br/?b=213442&p=41

Читать «Всеобщая история искусств в шести томах. Том 5 (с илл.)»

Пятый том «Всеобщей истории искусств» посвящен искусству 19 века.

Авторами глав пятого тома являются:

Введение — Ю. Д. Колпинский.

Искусство Франции от Великой французской буржуазной революции до Парижской коммуны (1789—1871) — Н. В. Яворская.

Искусство Франции от Парижской коммуны до 1890-х годов — Ю. Д. Колпинский.

Искусство Испании — Т. П. Каптерева.

Искусство Англии — М. А. Орлова.

Искусство России с конца 18 века до 60-х годов 19 века. Архитектура и скульптура— И. М. Шмидт; живопись — М. М. Ракова.

Искусство России с 60-х до 90-х годов 19 века. Живопись — Т. Н. Горина; скульптура и архитектура — И. М. Шмидт.

Искусство Украины, Белоруссии, Литвы, Латвии, Эстонии, Грузии, Армении и Азербайджана — Е. М. Костина.

Искусство Германии — Т. М. Кузьмина (первая половина 19 века) и А. Н. Тихомиров (введение и вторая половина 19 века).

Искусство Бельгии — Л. С. Алешина.

Искусство Голландии — В. А. Сидорова.

Искусство Скандинавских стран — А. Н. Тихомиров.

Искусство Италии — А. Н. Тихомиров.

Искусство Австрии — А. Н. Тихомиров.

Искусство Венгрии — Л. С. Алешина.

Искусство Чехословакии — Ю. Д. Колпинский.

Искусство Полыни — Л. И. Тананаева.

Искусство Югославии — М. Т. Кузьмина.

Искусство Румынии—М. Т. Кузьмина.

Искусство Болгарии — М. Цоичева.

Искусство Соединенных Штатов Америки — А. Д. Чегодаев.

Искусство Японии — В. Е. Бродский.

В главе «Искусство Чехословакии» использованы авторские материалы М. Вароша по словацкому искусству. В редактировании глав и подготовке текста тома к печати принимала участие Л. С. Алешина. Глава «Искусство Соединенных Штагов Америки» отредактирована М. Т. Кузьминой. В подготовке и редактировании главы «Искусство Болгарии» принимали участие М. Т. Кузьмина и Е. П. Львова.

Подбор иллюстративного материала осуществлен Л. С. Алешиной при участии Ю. Д. Колпинского, О. С. Прокофьева и П. В. Яворской. Макет альбома иллюстраций выполнен Р. Б. Климовым при участии редакторов тома и консультации

A. Д. Чегодаева, список иллюстраций подготовлен Л. С. Алешиной. Указатель составлен Т. П. Капгеревой. Библиография подготовлена по материалам, представленным авторами соответствующих глав.

Рисунки в тексте выполнены художником В. А. Лапиным; подготовка иллюстративного материала для репродуцирования осуществлена фотографами Е. А. Никитиным и Н. А. Крацкиным. Помимо этого использованы фотоматериалы А. А. Александрова, II. А. Беляева, С. Г. Белякова, М. А. Величко, С. Г. Гасилова, С. Г. Щиманского.

За помощь в работе при подготовке настоящей книги — консультации, рецензии, предоставление иллюстративного материала — авторский коллектив приносит благодарность Государственному Эрмитажу, Государственному музею изобразительных искусств им. А. С. Пушкина, Государственной Третьяковской галлерее, Государственному Русскому музею, Государственной библиотеке им. В. И.

Ленина, Государственной библиотеке иностранной литературы, Научно-исследовательскому музею архитектуры им. А. В. Щусева, Научно-исследовательскому музею Академии художеств СССР и персонально — Э- Н. Ацаркиной, Е. Б. Георгиевской, А. Л. Кагановичу, B. И. Касияну, И. Коталику (Чехословакия), С. Козакевичу (Польша), У. Кухирту (ГДР), И. М. Левиной, К. М. Малицкой, Г. Опреску (Румынии), Г.

Погань (Венгрия), Ф. С. Рогинской.

Ю. Колпинский

Искусство эпохи капитализма есть искусство последнего, завершающего Этапа истории классового эксплуататорского общества. Капиталистический способ производства утвердился в Европе после промышленного переворота в Англии и французской буржуазной революции 1789 г. В течение 19 в.

капитализм стал господствующей силой не только в Европе, но и на всем земном шаре.

Одни страны, как, например, Япония, сами становились на путь капиталистического развития, другие, отстававшие в экономическом развитии, вовлекались в орбиту капиталистического хозяйства путем колонизации и беспощадной эксплуатации.

Прогрессивная художественная культура 19 в. явилась новой всемирно-исторической ступенью в развитии реализма в широком смысле этого слова.

При Этом следует различать понятие реализма нового времени как определенную, программно утверждаемую художественную систему, как эстетически осознанный метод от стихийного проявления той реалистической основы или той жизненной правдивости, которые присущи самой природе искусства как особой форме общественного сознания.

Реализм в искусстве 19 в. представляет собой качественно новую ступень в истории развития реалистического метода.

И хотя он обладает своими специфическими художественно-идейными границами и исторически обусловленной эстетической ограниченностью, он являет более развитую и более программно-последовательную фазу утверждения этого метода. Именно для 19 в.

характерно утверждение реалистического искусства, непосредственно отображающего основные социальные противоречия эпохи, обращающегося к изображению конкретных проявлений этих противоречий.

При этом сам уклад социального быта, социальные условия жизни народа служат тем непосредственным жизненным материалом, на котором и создаются типические обобщенные образы. Чтобы уяснить себе своеобразие тех противоречий, которые свойственны развитию искусства в эту Эпоху, необходимо остановиться на некоторых чертах, присущих капиталистическому обществу и его культуре.

В целом капитализм с его промышленной технической революцией и огромным подъемом экономики, науки представлял собой новую, более высокую, чем феодализм, ступень развития общества, его производительных сил, его материальной и духовной культуры.

Вместе с тем капиталистический способ производства вызвал к жизни неразрешимые в его рамках противоречия между общественным характером массового индустриального производства и частной формой присвоения его плодов, обнажил до предела все пороки и уродства, присущие Этой стадии общественного развития человечества. Он породил эксплуатируемый класс нового типа, формально «свободный», а на деле — полностью «освобожденный» от какой-либо собственности на орудия труда — пролетариат. Впервые возник класс, который по своему положению в обществе был заинтересован в ликвидации любой формы частной собственности на средства труда.

Характер новых условий жизни, обострение борьбы экономических интересов и социальных противоречий, сознательное участие масс в общественной политической борьбе и обусловливают то, что отображение конкретных социальных условий жизни, общественная оценка, «приговор» отображаемым событиям становятся одной из основных задач передового реалистического искусства эпохи капитализма.

В это же время происходит особенно резкое размежевание в каждой нации двух культур: культуры демократической и культуры реакционной, эксплуататорской.

Реакционная, враждебная реализму линия в искусстве до победы буржуазной революции была связана с идеологией старого, феодально-крепостнического строя.

После победы капитализма главной социальной силой, заинтересованной в ограничении, а затем и в подавлении реалистических и последовательно демократических тенденций искусства, становится достигшая господства крупная буржуазия.

Демократическая линия в искусстве, стремящаяся раскрыть роль народа как движущей силы истории и утвердить этические и эстетические ценности народно-демократической культуры своей нации, проходит через два этапа своего развития.

В первый период она формировалась в борьбе с пережитками дворянской крепостнической идеологии, по мере же развития капитализма — во все большей степени в борьбе с лицемерно-ханжеской культурой, насаждаемой господствующими классами капиталистического общества.

Во второй период характерной чертой прогрессивной художественной культуры становится решительная эстетическая и социальная критика уродливости, лицемерности и социальной несправедливости, свойственных буржуазно-капиталистическому обществу в целом. Постепенно к концу 19 — началу 20 в.

критика капитализма начинает вестись в искусстве (особенно в русском) уже не только и не столько с позиций буржуазной или крестьянской демократии, как это было раньше, а с позиций зарождающегося и крепнущего мировоззрения революционного пролетариата.

Источник: http://litlife.club/br/?b=204605&p=22

Гюстав Курбе Оноре Домье. Жан Гюстав Курбе (1819-1877) родился в Орлеане. Отец был зажиточным землевладельцем и мечтал о юридической карьере для своего. — презентация

1 Гюстав Курбе Оноре Домье<\p>

2 Жан Гюстав Курбе ( ) родился в Орлеане. Отец был зажиточным землевладельцем и мечтал о юридической карьере для своего сына. Но Курбе в 20 лет едет в Париж и хочет стать художником. Он живёт в мансарде, трудится не покладая рук, пишет картины, копируя великих мастеров в Лувре. На портрете вальяжная поза, полузакрытые глаза, за которыми угадывается острый взгляд, обращённый в себя. Это личность человека со сложным духовным миром. Автопортрет с курительной трубкой<\p>

3 Послеобеденный отдых в Орнане Г. Курбе<\p>

4 Дробильщики камней Г.Курбе<\p>

5 Похороны в Орнане Г.Курбе<\p>

6 Встреча. Здравствуйте, господин Курбе!<\p>

7 Оноре Викторен Домье (1808 – 1879) Надар Домье родился в Марселе в семье ремесленника. Крёстным отцом его стал настоящий художник. Зарабатывать на хлеб ему пришлось в 13лет. Сначала в качестве рассыльного в юридической конторе, а затем – в книжном магазине. После Домье поступил на службу к издателю и литографу. В 1830 году за свои литографии был признан врагом существующего режима.<\p>

8 «Опустите занавес, фарс сыгран» Литография. Домье.<\p>

9 «Законодательное чрево» Литография. О.Домье<\p>

10 Карикатуры Домье на Луи Филиппа<\p>

11 Улица Транснонен Литография. О. Домье<\p>

12 «Этого можно освободить, он больше не опасен» Литография. О.Домье<\p>

13 «Вы имеете слово, объяснитесь, вы свободны!» Литография. О.Домье<\p>

14 Прачка О.Домье Женщина поднимается по лестнице, и рядом, держась за руку матери, карабкается по крутым ступеням крошечная девчушка. Мать держит узел мокрого белья, дочка – лопатку-валёк. Домье показал женщину-мать, труженицу, не сломленную тяжёлой работой. В ней ощущается достоинство и спокойствие.<\p>

15 Дон Кихот<\p>

16 Домье прожил долгую жизнь, он всегда был художником- пролетарием, с необеспеченным завтрашним днем, художником-журналистом. Однако никакие материальные лишения не сломили гордости Домье и его республиканских убеждений. Когда правительство предложило ему Орден Почетного легиона, Домье мужественно отклонил этот дар, со скромным юмором мотивируя свой отказ «желанием на старости лет глядеться в зеркало без смеха». Полуслепой и старый, Домье закончил бы свою карьеру в полной нищете, если бы не дружеская поддержка пейзажиста Коро, который приобрел для него небольшой домик, где Домье и умер. Всю жизнь он сражался, как и его герой Дон Кихот. Только не с ветряными мельницами, а с королями, и верил не в странствующих рыцарей, а в народ. Домье не отделял себя от своего века, и каждый его рисунок подтверждал сказанные им однажды слова: «Надо принадлежать своему времени».<\p>

Источник: http://www.myshared.ru/slide/797305/

Ссылка на основную публикацию