Описание картины оскара кокошки «невеста ветра»

Невесты ветра: музы художников-модернистов

…Пять творчески одарённых женщин, обладавших столь сильной индивидуальностью, что имя каждой из них вписано в историю наравне с именами пяти мужчин, которых они вдохновили на реформацию искусства в начале XX века.

…Пять очень разных женщин, схожих в одном: ради своих мужчин они готовы были пожертвовать всем, от карьеры до жизни.

…Пять портретов, увековечивших пять столь непохожих историй любви. 

МАКС & КВАППИ БЕКМАНН

Когда в 1924 году начинающая певица познакомилась с известным художником, её звали Матильда фон Каульбах, однако весь мир знает её под именем Кваппи Бекманн.

Звездой сцены она так и не стала, бросив музыку сразу после свадьбы, зато стала путеводной звездой Макса Бекманна, картины которого прославили её так, как она, возможно, и не мечтала.

Он же «наградил» её этим забавным, запоминающимся именем, заметив созвучие девичьей фамилии Матильды с немецким словом «kaulquapp» — «головастик».

Став женой и агентом художника, Кваппи стала и главным действующим лицом его картин: Коломбина, участница карнавала, танцовщица, купальщица на пляже. 

Макс Бекманн, Кваппи в розовом джемпере, 1934

Портрет «Кваппи в розовом джемпере» написан в характерной для зрелого Бекманна манере «неотесанных форм», что не даёт общей женственности изображения стать приторной.

 То же касается и палитры: «уютный» розово-шоколадный колорит картины отрезвлён холодными сизо-голубыми всплесками.

Круглое розовое лицо Кваппи, с нарумяненными щеками и ягодно-красными губами, казалось бы шариком клубничного мороженного, не смотри её серо-голубые глаза так насмешливо, не будь в жесте её длиннопалой руки столько эмансипированной уверенности. 

Картину «Кваппи в розовом джемпере» я часто называю автопортретом Бекманна в женском обличии: кроме поразительного внешнего сходства художника и его жены (поза и даже выражение лица идентичны тем, которые так часто можно видеть на автопортретах Бекманна), очевидно и полное единодушие взглядов на мир и искусство. Так, не смотря на то, что картина была написана в 1932 году, Бекманн датирует её 1934 годом, когда он изменил кокетливую улыбку Кваппи на скептическую ухмылку, что, вкупе с едва уловимым наклоном головы, отведённым в сторону взглядом прозрачных и вместе с тем непроницаемых глаз, демонстрирует отношение пары к произошедшим в стране политическим изменениям. В портрете нет ни трагического пафоса, ни гнетущего символизма, но он так и светится сарказмом, демонстрируя здоровую реакцию сильных людей на абсурд происходящего.

Кваппи & Макс Бекманн у отеля «Стефани» в Баден-Бадене, 1928. «Она ангел, посланный мне, чтобы я мог работать», говорил Бекманн о Кваппи.

АМЕДЕО МОДИЛЬЯНИ & ЖАННА ЭБЮТЕРН

Безмерно романтизированная, популяризированная до предела история любви Амедео Модильяни и Жанны Эбютерн на проверку оказывается страшной историей о полной потере себя, приведшей к трагическому финалу.

Прекрасный бестолковый ангел, Жанна, встретив Модильяни, была слишком молодой, чтобы отстоять свою индивидуальность; Жанна ушла слишком молодой, чтобы по-настоящему раскрыть свой творческий потенциал, хотя даже те немногие автопортреты, которые она оставила, явно свидетельствуют о его наличии.

<\p>

Остаётся нам судить о том, какой она была, по трогательным, неповторимо своеобразным портретам, столь характерным для позднего стиля Модильяни.

Амедео Модильяни, Портрет женщины в шляпе (Жанна Эбютерн), 1918.

Не спроста я назвала её ангелом: на «Портрете в шляпе» 1918 года мы видим не лицо – лик. Хотя на становление стиля Модильяни повлияли не православные иконы, а африканская деревянная скульптура, в его живописных произведениях языческий культ уступает место святому таинству.

Нарочито грубая, шершавая, предельно вещественная фактура становится шёлково-гладкой лишь в пределах овала лица Жанны, нежного, светящегося изнутри.

Поля шляпы размашистым нимбом очерчивают её лицо; палец, которым она едва-едва подпирает подбородок, кажется длинной тонкой свечой; голубые глаза, словно окна, за которыми видна небесная синева, подчёркивают безмятежное выражение лица Жанны.

Жанна Эбютерн, 1918.Слишком влюблена, чтоб жить. Слишком красива, чтобы умереть.

 Фраза, произнесённая героем Энди Гарсия в неоднозначном, но ярком фильме «Модильяни»: «Когда я узнаю твою душу, то напишу твои глаза», — не более, чем красное словцо. Душу модели художник воссоздаёт гораздо более тонким, сложным способом: стройный ритм упругих линий портрета можно читать, как кардиограмму трепетного сердца Жанны.

ФЕРДИНАНД ХОДЛЕР & ВАЛЕНТИНА ГОДЕ-ДАРЕЛЬ

Валентина Годе-Дарель, художница по фарфору, сама напоминала фарфоровую статуэтку: хрупкая фигурка, хрупкое здоровье.

Тем не менее, всем известны были сила её характера и её резкое поведение, так раздражавшие Фердинанда Ходлера на момент их знакомства в 1908 году.

Может быть, именно поэтому роман с ней стал таким ярким, таким страстным и, к сожалению, таким трагическим, ведь от ненависти до любви один шаг.

Валентина Годе-Дарель, 1909.Такой она была в возрасте 35 лет, когда познакомилась с 55-летним Ходлером.

Многочисленные портреты, созданные Ходлером в течение семи отпущенных паре лет, дают представление о бурных отношениях, с расставаниями и воссоединениями. В 1912 году, будучи беременной, Валентина узнаёт о том, что больна раком. Далее следуют несколько лет больниц и операций, надежды и отчаяния, слёз, страданий и быстрого угасания, подробно задокументированного Ходлером. 

После второй – последней – операции, художник не отходил от прикованной к постели Валентины: серия из более, чем 40 рисунков и 12 работ маслом, в равной мере может быть воспринята и как повествование об обречённой любви, и как подробное медицинское освидетельствование всех стадий необратимого процесса.

Фердинанд Ходлер, Портрет Валентины Годе-Дарель, 1915.

На «Портрете Валентины Годе-Дарель«, датированном 2 января 1915 года, Валентина спит. Её голова бессильно упала на подушку, рот открыт, черты лица заострились, щёки впали. Ходлер кутает её слабое, истощённое тело тяжёлым одеялом, стерильная белизна которого контрастирует с её пепельно-зелёной кожей.

За кажущейся безжалостностью подобной документации стоит попытка примириться с неизбежной потерей путём отстранения от неё: художник становится учёным, его возлюбленная – объектом изучения.

Но душевная боль, сочащаяся из этих быстрых рисунков, а также их символическая нагруженность (так, последний портрет, изображающий уже мёртвую Валентину, явно навеян «Мёртвым Христом» Гольбейна) не позволяют им превратиться лишь в медицинское пособие для онкологов.

ОСКАР КОКОШКА & АЛЬМА МАЛЕР

В 1912 году произошло событие, грозившее Апокалипсисом на сто лет раньше, чем это предсказывали индейцы Майя: главный infant terrible мирового искусства, Оскар Кокошка, встретил главную femme fatale планеты, Альму Малер.

Стиль живописи и жизни Кокошки и раньше позволял венской прессе называть художника «самым диким из всех диких животных», но роман с «весёлой вдовушкой» прошёлся по Европе настоящим ураганом. Поэтому неудивительно, что одна из самых известных картин Кокошки посвящена Альме и называется «Невеста ветра (Буря)». 

Оскар Кокошка, Невеста ветра (Буря), 1914.

На картине художник изображает себя и свою возлюбленную пассажирами потерпевшего крушение корабля, во власти стихии чувствующими себя, как дома. Воображаемая гармония в метафорическом море страстей!… Альма спит на груди художника, и, всякий раз глядя на картину, я невольно вспоминаю «Рыбку Поньо на утёсе» Миядзаке: «Море успокоилось, потому что Поньо заснула».

В 1913 году пара путешествовала по Италии, где Кокошка под впечатлением от венецианской школы «реформировал» свою палитру, усилив её насыщенность.

Результат виден в «Буре», красочная поверхность которой светится и переливается, как мыльный пузырь, готовый лопнуть в любое мгновение. И он действительно лопнет: по мере того, как страсть художника становилась одержимостью, Альма отдалялась от него.

Первая Мировая Война, куда Кокошка отправился добровольцем, и брак Альмы с архитектором Вальтером Гропиусом поставил спасительную для обоих точку в отношениях.

Альма Малер, 1909.Клер Голль писала: «Тот, кто женился на Альме Малер, должен умереть».

ВАСИЛИЙ КАНДИНСКИЙ & ГАБРИЭЛЕ МЮНТЕР

У женщины, решившей посвятить себя искусству, в начале XX века был только один путь к профессиональному образованию — частная студия, но даже студии не всегда были им открыты.

Габриэле Мюнтер обратилась по адресу, когда постучала в двери берлинской художественной школы Фаланга, основанной Василием Кандинским в качестве антипода консервативным академиям.

 Об особенном отношении Кандинского к Габриеле говорит портрет, написанный им в 1905 году: ни до, ни после художник портретов не писал. 

Василий Кандинский, Портрет Габриэле Мюнтер, 1905.

Молодая женщина, изображённая на картине, видится кем-то вроде немецкой Эмили Дикинсон: белая блуза с романтическим бантом, убранные от лица волосы, и, главное, большие печальные глаза, необычную форму которых ещё больше акцентирует стремящееся вниз, дряблое движение кисти. Кажется, Габриэле тает: краска оплывает, как воск горящей свечи; фон, словно дождь по оконному стеклу, стекает синими ручьями. Это придаёт портрету особую трогательность незащищённости, словно и художник, и модель максимально открываются друг другу.

Их отношения, длившиеся двенадцать лет, некрасиво оборвались  в 1914 году, когда, учитель, тяготившийся тем очевидным творческим влиянием, которое на него оказывала ученица, попросту убежал в Россию, оставив Габриеле в неведении относительно своей женитьбы на молоденькой Нине Андреевской.

Не смотря на это, Мюнтер говорила о Кандинском, как о человеке, научившем её плавать, когда она барахталась в глубокой воде. Как тут не вспомнить строчку из песни Кэти Мелуа: «When you gave me love, I have no fear of the deep blue sea, although it could drown me».

Портрет 1905 года действительно обнаруживает полное доверие модели к художнику и ответственность художника перед моделью, столь необходимые для любого — творческого, профессионального, любовного — союза.  

Габриэле Мюнтер & Василий Кандинский в Севре, 1906.Тяжело переживая разрыв с Кандинским, Габриэле бросила живопись на долгих 10 лет.

PS: От себя желаю всем любви — по возможности, счастливой. Обязательно — яркой и творческой.

У музы-меня фото-роман с Романом-Дюшаном xD

stay beautiful,

Карина Новикова

Источник: http://karina-kartina.blogspot.com/2011/09/blog-post_9285.html

One canvas story. Оскар Кокошка «Невеста ветра»

T —

«Оскар Кокошка в любовной горячке умом,конечно, не блещет. Альму,свою воплощенную утопию женщины, он хочет насильно принудить к испытанию на практике, которое в его случае называется «замужество». Альма здесь разумнее. Она в это не верит. Но и не хочет, чтобы Кокошка расходовал свою энергию,растущую, кажется, из этой тяги.

И вот она говорит ему: я выйду за тебя, если ты создашь настоящий шедевр. С этого дня ее любовник не видел перед собой иной цели. Он покупает холст, вырезает его точно по размеру их общей постели, 180 на 220 сантиметров, чтобы сделать из него свой chef d’oeuvre. Он нагревает клей, смешивает краски, Альма ему позирует лёжа.

Читайте также:  Описание картины яна вермеера «у сводни»

Потому, что на картине она должна быть такой, какой он ее больше всего любит. Нагой и в горизонтальном положении. Себя он хочет нарисовать рядом, но ещё не знает как. Он пишет ей:» Картина близится к завершению медленно, но с каждым разом всё удачнее.

Мы оба с выражением огромного спокойствия, обнявшись, на краю в полукруге, сверкающее разноцветными огнями море, водонапорная башня, горы, молния и луна». 

Кокошка абсолютно одержим Альмой. Все его мысли заняты ей и только ей. В каждом, с кем Альма заговорит или одарит взглядом — он видит соперника.

 «Ревность Кокошки столь колоссальна, что,покинув ночью квартиру Альмы, он иногда до четырех часов караулил на улице, не поднимается ли другой мужчина к его возлюбленной. «Я не терплю посторонних богов подле себя», — пишет он красиво и до глупости честно.

Особенно страстно он ревновал к Густаву Малеру, умершему мужу Альмы Малер. Поэтому они то и дело занимаются любовью под его посмертной маской.

И Кокошка умоляет Альму, которую безошибочноет чутье на художественных гениев и genius loci в этом особенном мае, конечно, привело в Париж: « Прошу, моя сладкая Альми, оберегай себя от назойливых взглядов и укрепляйся в мысли, что всякая рука и всякий посторонний взгляд будет хулой на святыню твоего прекрасного тела»

Альму же эта маникальна зависимость Оскара лишь забавляет. Она крутит им, как ниткой жемчуга на шее. Он еще не знает, что Малер скоро от него не просто уйдёт, а убежит и будет скрываться. Она уже выбрала себе будущего мужа — давнего поклонника Вальтера Гропиуса.

Со свойственной ей хитростью и расчетливостью, Малер напишет Гропиусу :» Возможно, я выйду замуж: за близкого нам Оскара Кокошку, но с тобой останусь связана навеки. Напиши мне, жив ли ты и стоит ли того эта жизнь?»  И Альма,действительно, привязывает Гропиуса к себе еще сильнее.

Через год после написания Кокошкой его шедевра «Невеста ветра», Альма не сдержав своего слова, выйдет замуж за другого — именно за Вальтера Гропиуса. В браке у них родится дочь. Через пять лет они расстанутся. А Оскар в том же 1915-м году, уйдёт добровольцем на фронт, будет серьёзно ранен и окажется в плену.

Он женится через двадцать с лишним лет на Ольде Павловской и проживет с ней до конца жизни. 

(«Невеста ветра» 1914 год. коллекция художественного музея Базеля, Швейцария)

Источник: https://snob.ru/profile/29331/blog/106899

Альма Малер и ее мужчины. Часть 1

Опубликовано пользователем сайта

На просторах Сплетника не раз обсуждали Лилю Брик – женщину, по мнению многих, не самой выдающейся внешности, но обладавшей умением притягивать мужское внимание. Я в свою очередь хочу рассказать об одной интересной личности, музе многих выдающихся творческих личности – Альме Малер.

Первый раз я о ней прочитала, когда читала статью в википедии о Густаве Малере, о выдающемся австрийском дирижере Венской оперы и композиторе. Тогда меня поразило то, какие произведения Малер посвятил ей.

Адажиетто из его Пятой симфонии это его признание в любви к жене. Меня это произведение всегда в космос отправляет, и я при прослушивании всегда думала, насколько же Малер свою жену любил.

Также он ей посвятил Шестую симфонию (очень мрачную, надо сказать).

Второй раз ее имя мне попалось на глаза, когда я читала о творчестве и жизни Оскара Кокошки, а вернее о его бурном романе с Альмой Малер, с вдовой Густава Малера. Уж тогда я поняла, что эта женщина явно интересной судьбы, и решила почитать ее биографию.

Многие биографы Альмы в первую очередь отмечают, что она была “grande dame” Вены начала 20 века, большой ценительницей искусства и роковой женщиной для многих творческих мужчин, которые боготворили ее красоту и называли ее самой прекрасной девушкой Вены.

Честно говоря, глядя на ее фотографии я до сих пор не могу понять, где там неземная красота. Да, безусловно привлекательная женщина, но чтоб неземная – ну не знаааю. Вполне допускаю, что стандарты красоты в Вене 20го века были совсем иные, нежели сейчас.

 Если говорить о женщинах в Вене, по мне принцесса Сисси в молодости, жена императора Франца-Иосифа была красивее, хотя она была баваркой и на полвека старше Альмы:)

Принцесса Сисси или Елизавета Австрийская

Альму при знакомстве с мужчинами не привлекали ни деньги, ни власть, ни внешность; для нее единственным афродизиаком был творческий талант, гений. Она любила чувствовать себя музой, единственной женщиной в жизни творца, дающим ему вдохновения и сил. Тем не менее, в юности она сама была не лишена творческих амбиций в музицировании.

Альма родилась в семье художника Эмиля Якоба Шиндлера и Анны Берген в 1879 в Вене. Ее отец, которого она обожала, рано скончался, и ее мать повторно вышла замуж за ученика своего покойного мужа Карла Молля.

Альма с детства росла в богемной среде, при этом ее семья ни в чем не нуждалась. В 17 лет за ней начал ухаживать сам Густав Климт.

После нескольких секретных свиданий ее родители узнали о них и, зная репутацию Климта как отъявленного бабника и гуляки, они не подпускали его к Альме на расстояние пушечного выстрела.

Второй роман Альма завязала со своим учителем музыки, Александром фон Цемлинским (кстати, его сестра вышла замуж за Альфреда Шенберга). Дальше любовной переписки и поцелуев дело, естественно, не доходило. Родители не одобряли и этот выбор.

В 1901 году двадцатидвухлетняя Альма встречает на ужине у знакомых Густава Малера, уже тогда прославленного дирижера Венской оперы и композитора.

Альме Шиндлер Малер как мужчина не сразу понравился, да и его музыку она не любила (и никогда не полюбит), хотя его дирижерский гений всегда признавала.

Густав, который на 20 лет был старше, сразу же был очарован юной красавицей, которая немного да и разбиралась в музыке и не побоялась ему заявить о своей нелюбви к его симфониям. Помолвка быстро произошла, а затем и свадьба.

Надо сказать, что у Густава Малера был вагон и маленькая тележка всяких проблем. Во-первых, у него были проблемы со здоровьем: он вечно болел, не всегда мог в постели, поэтому Альма до конца его смерти была ему мамой-сиделкой-медсестрой.

Во-вторых, он был невротичным человеком и обладал деспотичным характером и в быту, и на работе (в опере его оркестр под конец жизни вовсе возненавидит). В-третьих, он был с большими причудами: рассеянный, чудаковатый, с не очень развитиыми социальными навыками порой.

Когда Альма рожала их второго ребенка, Малер решил облегчить родовые боли… Зачитав труды Иммануила Канта вслух))))))))) Альма наорала на мужа, сказав ему выйти из комнаты, чтобы он прекратил ее муки)).

Перед свадьбой Малер предупредил Альму, что ни о какой композиторской деятельности она не сможет думать. Ее роль – создавать комфортные условия для его жизни, быть его женой, музой и хранительницей домашнего очага.

Молодая Альма, тешившая себя идеей о том, что она будет опорой для ГЕНИЯ, согласилась, хотя в браке она будет страдать от такого отношения Малера.

Густав всегда снисходительно относился к ее литературным вкусам (всю жизнь любила Ницше и Достоевского), к ее композиторским способностям и прям указывал ей в своих письмах ей, мол, душа моя, тебя любят за красоту, а не за интеллект. Короче, в наши дни Малера феминистки бы закидали камнями.

Альма, кстати, и воспринимала его как и наставника и прислушивалась к его литературным советами – думаю, ранняя смерть отца тоже сыграла роль в выборе ее первого мужа.

Но во время брака она начала потихоньку ненавидеть Малера за то, что он подавлял ее способности, интеллектуальное развитие, за отсутствие социальной жизни порой (хотя потом она станет самой радушной хозяйкой салонов), за все его причуды и проч.проч.. Тем не менее, в браке родились две девочки, Мария и Анна, но семью постигла трагедия: в возрасте 4х лет от болезни скончалась старшая дочь Мария. Альма впала в депрессию, последовавший выкидыш усугубил ее, и она пристрастилась к вину.

В 1910 на источниках Альма встречает молодого немецкого архитектора Вальтера Гропиуса, который был на 4 года ее младше. Они друг в друга влюбляются, и тут начинается бурный роман на стороне.

Малер об этом узнает… И умоляет Альму не покидать его. Он понимает, что может ее потерять, и начинает к ней относиться совсем по-другому, как к королеве, — наконец-то она стала хозяйкой семьи. Он даже обратился за помощью к Фрейду.

В 1911 Малер тяжело заболел и в том же году скончался.

                Не нашла хороших фотографий молодого Гропиуса 

Тем не менее, несмотря на то, что она стала свободной женщиной, отношения с Гропиусом ухудшились, не без помощи матери последнего, которая терпеть Альму не могла. В 1912 Альма знакомится с молодым двадцатичетырехлетним чешским художником Оскаром Кокошкой, который в нее влюбился сразу же. Два года длился их роман, Кокошка был без ума от нее.

Если они не предавались любовным утехам, он рисовал ее. Он ревновал ее ко всем мужчинам, даже к покойному мужу. Он называл ее только Альмой Оскаром Кокошкой, его женой, несмотря на то, что они не были женаты. Он естественно сделал ей предложение, но она сказала, что выйдет за него, если только Кокошка создаст шедевр.

И он написал картину «Невесту ветра», изобразив себя и Альму во время шторма.

Тем не менее, этот роман для Альмы был утомительным. За это время она успела сделать два аборта и она явно не хотела быть женой безумного художника, каким его считали в Вене, ведь солиднее было быть вдовой Малера)). Надо сказать, мне молодой Кокошка напоминает чем-то Маяковского, и любовь к музе у него такая же бешеная, как у Маяковского к Лиле.

Не помню имя искусствоведа, но смотрела я на ютубе лекцию о Климте, и там тоже упоминается сходство между Кокошкой и Маяковским)).

Конец их романа совпадает с началом Первой Мировой войны, и как подданный Австро-Венгерской империи Кокошка добровольно отправляется на фронт, несмотря на то, что тот же Франц Фердинанд увидев его картины на выставке сказал, что за такую мазню художнику надо было переломать кости)).

 Тем не менее, Кокошка считается одним из ярчайших представителей Веннского экспрессионизма, и Альма признала его гений сразу же. Надо сказать, что она любила и понимала только творчество Кокошки, хотя работы своих трех мужей она или не любила, или не понимала. Я не Альма, но мне тоже нравится творчество Кокошки, хотя из австрийцев люблю больше Эгона Шиле, тоже эпичный мужик был)).

Читайте также:  Описание картины константина маковского «в парке»

Моя любимая история про Кошку будет во второй части 🙂

Обновлено 30/05/16 21:05:

P.S. Венский с одной «н», и вообще он был австрийским экспрессионизмом)). Извиняюсь!

Источник: http://www.spletnik.ru/blogs/govoryat_chto/130989_alma-maler-i-ee-muzhchiny-chast-1

Оскар Кокошка: картины, биография

 Оскар Кокошка — художник австро-немецкой школы — является одним из крупнейших представителей живописи экспрессионизма. Этот термин произошел от латинского слова — expressio — выражение.

Он появился в десятые годы нашего столетия и стал обозначать широкое художественное течение, охватившее разные виды искусства. В экспрессионизме образы и формы внешнего мира подчиняются логике духовного выражения внутреннего мира художника.

В 10-е и 20-е годы экспрессионизм стал ступенью художественного развития почти всех художников Северной Европы, особенно Германии.

В экспрессионизме отразилось мучительное ощущение конфликта между человеком и обществом, субъектом и объективной реальностью — ощущение, охватившее западную интеллигенцию в период, предшествовавший первой мировой войне и после нее.

Детство, юность и молодые годы Кокошки связаны с Веной, городом, где сложился особый культурно-художественный климат. Искусство рубежа веков — югендстиль — здесь развивалось не в столь прихотливо-изысканных декоративных формах, как во Франции, но более тяготело к плоскостности и геометричности.

Крупнейшим представителем югендстиля (иными словами, модерна) в Австрии был художник Густав Климт, возглавлявший венский «Сецессион» — объединение, где устраивались выставки современных австрийских, французских, немецких художников.

Обратившись к живописи, Кокошка, который сначала учился в Венской художественной школе, а затем работал в Художественных мастерских, испытал большое влияние Климта, свойственной ему орнаментальности и тяги к сюжетам, проникнутым чувственными мотивами.

В мастерских Кокошка занимался графикой, делал эскизы для открыток, цветные литографии. Одновременно с занятиями искусством началась его литературная деятельность. Кокошка писал поэмы и драмы, в которых складывались основные черты, характерные в дальнейшем для экспрессионистического театра.

В Вене в начале нашего столетия жило немало выдающихся людей, известных всей Европе. Одним из них был доктор Зигмунд Фрейд, разработавший учение о психоанализе.

Представление о подсознании, о тайных движениях человеческой души, о смутно сохраняемых воспоминаниях раннего детства, которые затем оказывают влияние на дальнейшую жизнь человека, — все это повлияло на сложение художественных взглядов Кокошки. В 1911 году умер крупнейший австрийский композитор Густав Малер, предвосхитивший проявления экспрессионизма в музыке.

С вдовой композитора — Альмой Малер — Кокошку на протяжении многих лет связывали близкие отношения. С ней он совершил путешествие в Италию, ее он изображал в своих картинах. Большое значение в творческой жизни Кокошки сыграло то, что он вошел в кружок, сложившийся вокруг выдающегося австрийского архитектора Адольфа Лooca.

В практике Лooca совершался переход от архитектуры модерна к функционализму. Кокошка написал портрет Лooca. Он вообще писал много портретов, стремясь раскрыть в них психологическую глубину и индивидуальный характер человеческой личности.

Портрет доктора-психиатра А. Фореля.

В 1908 году Кокошка создал один из самых известных своих портретов, изображавший доктора-психиатра А. Фореля. В портретах Кокошка обычно изображал человека в трехчетвертном повороте, резко обрисовывая контур его лица. Всегда очень выразительны у Кокошки и руки портретируемых.

Фон в его портретах всегда нейтральный, часто темный, и лицо модели на нем ярко вырисовывается. Черты лица утрированы, порой почти искажены, чтобы обострить их выражение.

С 1910 года завязались отношения Кокошки с известной галереей Пауля Кассирера, который выставлял его работы. В Берлине Кокошка экспонировал свои произведения с группой «Синий всадник», куда входили Франц Марк и Кандинский. В 1913 году, совершив путешествие по Италии, Ко кошка особенно увлекся искусством Тинторетто.

Контраст­ность светлых и темных тонов в его живописи, стремление к передаче внутреннего духовного мира человека оказались близки австрийскому художнику. Некоторые исследователи полагают также, что на Кокошку оказали влияние масте­ра австрийского барокко.

Во всяком случае, обращаясь к ис­кусству прошлого, он черпал вдохновение не из опыта класси­ки, Возрождения, а из искусства, умеющего передать тре­вожные состояния в жизни человека и природы.

В 1914 году, когда разразилась первая мировая война, Кокошка записался в кавалерию. На войне он был серьезно ранен. В 1917 году, как пишут его биографы, художник переживает тяжелый духовный и физический кризис. В начале 20-х годов, вновь обретя способность работать, Кокошка на протяжении нескольких лет ведет преподавание в Академии в Дрездене.

Затем наступают годы путешествий и изгна­ний. Вначале добровольно художник совершает поездки по Европе, Северной Африке и Переднему Востоку, а затем, когда фашисты распространяют свою власть на Австрию, он переселяется сначала в Прагу, откуда родом был его отец, а затем в Лондон, где живет до 1953 года.

Последние годы жизни художник провел в Швейцарии.

После первой мировой войны к Кокошке приходит большая известность. Между 1924 и 1931 годами была устроена двадцать одна выставка его работ. На сцене шли написанные им пьесы. Кокошка продолжает работать в жанре портрета. По выражению одного из критиков, он как бы рентгеновскими лучами просвечивает душу человека и в портрете предсказы­вает его дальнейшую судьбу.

В 1920-е годы художник начинает много работать над пейзажами. Он пишет виды Дрездена, Флоренции, а затем Праги и Лондона.

В пейзажах Кокошки обычно взята высокая точка зрения, дается панорамный охват избранного вида.

Одним из первых пейзажей Кокошки был вид дикой природы — «Гора Тре-Крочи в Доломитовых Альпах», — напи санный в 1913—1914 годах. Затем художник обращается по преимуществу к изображению видов больших городов.

Пейзажи Лондона, написанные австрийским художником, можно сравнить с произведениями Клода Моне и Андре Де­рена, которые также обращались к лондонским мотивам.

Как бы ни были несхожи между собой два французских художни­ка, их пейзажи составляют гармонию красок и тонов, пере­дают зрительный облик города. Кокошка как бы стремится уловить душу города, его характер.

Пейзажный мотив, со­ставленный из домов, мостов и улиц, в его картинах тяготе­ет к тому, чтобы раствориться в окружающем его бескрай­нем пространстве. Это создает ощущение зыбкости, подвиж­ности городского вида.

Характерной чертой всей живописи Кокошки является необыкновенная обостренность его художественного виде­ния, гиперболизирующего и заостряющего реально сущест­вующие черты действительности. Эту особенность своей ху­дожнической позиции Кокошка обосновывал теоретически.

Он писал, что видение представляется ему как неожидан­но возникающее состояние, как первый взгляд, как первый крик только что родившегося ребенка. Осознание видения, по мнению Кокошки, является основным свойством жизни.

Че­ловеческое сознание Кокошка называет могилой реальных вещей, где их образы испускают дух.

В творчестве Кокошки всегда присутствует трагическое начало, но оно соединяется с лирическим восприятием мира, что особенно заметно в его пейзажах. В портретах Кокошки с их глубокой проникновенностью в душу и характер че­ловека, ощущаются реалистические черты, что делает их зна­чительными документами духовной жизни общества.

В лучших своих произведениях Кокошка преодолевает зыбкость форм и субъективизм, свойственные экспрессио­низму, и раскрывается как яркий представитель австрий­ской культуры XX века.

К.БОГЕМСКАЯ

Галерея картин Кокошки

Источник: http://www.artcontext.info/pictures-of-great-artists/55-2010-12-14-08-01-06/2730-kokoschka.html

Оскар Кокошка

Мастера изобразительного искусства

Этот странный, многосторонний, удивительный и забытый после долгих десятилетий восхищения и проклятий деятель искусства родился 1 марта 1886 года в австрийском городке Пехларн в чешской семье одного из известных в свое время пражских ювелиров.

В юноше рано проснулись незаурядные способности как к изобразительному искусству, так и к искусству слова. Эти направления так и шли в судьбе Оскара Кокошки параллельно, в чем-то споря, а в чем-то дополняя друг друга.

В 1909 году он закончил Венскую школу искусств и ремесел. Но работы его были выставлены уже в 1908 году на выставке художников-модернистов, в организации которой принял участие преподаватель Кокошки Густав Климт.

И одновременно с этим Оскар дебютирует как драматург. Премьера его драмы в одном из венских театров вызвала бурю возмущения, но и обратила внимание на автора. Уже через 10 лет на сюжет этой драмы была написана опера.

Необычайная выразительность образов молодого художника-модерниста приносят ему известность. Способствует этому также одобрение его работ известным венским архитектором Адольфом Лоосом. Оскар Кокошка входит в моду. Заказы на портреты, выполненные в совершеннно необычной манере сыплются один за другим.

Его работами интересуется германская экспрессионистская группа «Штурм», и даже икона стиля авангардистов Василий Кандинский.

Тяжело дался Оскару Кокошке роман с прекрасной Альмой Малер, вдовой композитора Густава Малера. Измучив друг друга, они через два года расстались. Но художник тосковал об этой женщине так долго и мучительно, что заказал портретную куклу в натуральную величину. Позже в одном из своих романов «Фетиш» он описал свое состояние.

Этой женщине посвящены две самые романтичные его картины: двойной портрет художника с Альмой Малер и картина «Невеста ветра».

Возможно, спасаясь от тоски по любимой женщине, Оскар Кокошка принял участие в Первой мировой войне. Он получил ранение, пережил плен и долгое время был очень сильно истощен и физически, и психически.

В 20-х годах творчество Оскара Кокошки становится все более глубоким. Появляется целая серия прекрасных пейзажей, виды европейских городов.

И не прекращается литературное творчество: романы, драматургия.

В 30-х годах славянское происхождение Кокошки становится поводом для его травли в нацистской Германии. В 1938 году художнику приходится покинуть родину и поселиться в Великобритании.

Послевоенные годы сделали Оскара Кокошку уважаемым метром современного искусства. Он преподает в Академии художеств в Зальцбурге, много работает для театра.

Наконец, в его судьбе соединись два направления, он работает, как художник оформитель, как сценограф в австрийских театрах. Участвует в оформлении телевизионных программ.

Судьба подарила ему долгий век и удачную творческую судьбу. Дожив до 94 лет, он до последних дней был свободен в своем творчестве.

Источник: http://olgaveiga.ru/oskar_kokoshka/

Оскар Кокошка

1 марта 1886 года родился Оскар Кокошка (Oskar Kokoschka), выдающийся австрийский художник чешского происхождения, крупнейший представитель австрийского экспрессионизма. Прожив до[…]

1 марта 1886 года родился Оскар Кокошка (Oskar Kokoschka), выдающийся австрийский художник чешского происхождения, крупнейший представитель австрийского экспрессионизма. Прожив до 1980 года, Кокошка с 60-х годов признавался дуайеном мирового экспрессионизма и был влиятельной фигурой в мире культуры и искусства и одним из столпов европейского общества.

По отцу Кокошка принадлежал к известному роду пражских ювелиров. Имея возможность выбрать свой путь, он поехал в Вену и в 1903-1909 годах учился в Венской школе искусств и ремесел, а среди его преподавателей был Густав Климт.

Довольно скоро молодой художник и начинающий драматург Кокошка оказался в бурном водовороте венской жизни со всеми ее атрибутами. В 1907-м постановка написанной им драмы «Убийца, надежда женщин» вызывает скандал и сразу делает автора известным в венских кругах.

Кокошка знакомится практически со всеми знаменитостями австрийской столицы и пишет портреты многих из них. Он успевает пожить и в Берлине, где знакомится с Кандинским. В Вене постоянно общается с художниками Климтом и Шиле, с лучшими музыкантами и известными учеными.

Читайте также:  Описание картины федора васильева «зима»

Два года длится его роман с Альмой Малер – вдовой знаменитого композитора и дирижера Густава Малера, и за этим романом наблюдает Вена.

После разрыва с любимой Кокошка безутешен, и в 1919-м он закажет женскую куклу в натуральную величину, и тоже не станет этого скрывать, а, наоборот, опишет эту куклу и свои переживания в скандальной книге «Фетиш» (1925).

Кокошка воевал на Галицийском фронте, в 1915 был ранен, попал в плен, и после этого медкомиссия признала его психически нестабильным.

Как художник Кокошка экспериментировал со многими стилями и жанрами, и на выставке его работ портреты, чем-то напоминающие работы Шиле, соседствуют с пейзажами, сравнимыми с картинами Куинджи.

Но все полотна Кокошки переполнены личными страстями и впечатлениями, причем художник во всем, что изображает, – от ночной дороги в горах до конкретного человека, – видит драматический разрыв между прекрасным и ужасным.

Его эстетика тесно связана с тем художественным восприятием мира, которое пробило себе дорогу в европейском модерне между двумя мировыми войнами.

Будоражившие душу зрителя и заставлявшие ощутить диссонанс мира накануне новой войны, работы Кокошки бесили идеологов нацизма. Неудивительно, что в 1937-м они стали экспонатами пропагандистской выставки «Дегенеративное искусство». Кто-то из художников, против которых была направлена эта выставка, счел за благо смолчать, кто-то возмущался в прессе.

Кокошка ответил так, как мог ответить художник.

Он написал «Автопортрет для выставки «Дегенератинвые художники», на котором изобразил самого себя, но с широкими плечами и объемными мышцами, а лицу придал стилизованные черты лиц «истинных арийцев» с нацистских пропагандистских плакатов, причем именно эти черты и придали интеллигентному лицу художника дегенеративности.

Понятно, что судьба Кокошки в Рейхе была предрешена. В 1938-м художник бежал в Англию, где открыто выступал против нацизма и войны, и, конечно, писал антивоенные картины. В 1946-м он получил Британский паспорт, а с 1947-го жил в Швейцарии.

В 1945 году картины Кокошки были выставлены в Вене вместе с полотнами Климта и Шиле, а самого художника, которому было уже почти 60, признали живым классиком, олицетворявшим богатейшие творческие традиции Вены 1910-х.

И в этом качестве в течение еще 35 лет Кокошка оставался властителем дум и несомненным художественным авторитетом.

Сегодня его картины представлены в ведущих художественных музеях, а основные работы экспонируются в Вене в Музее Леопольда, где только что завершилась большая выставка, посвященная творчеству Кокошки.

В год смерти художника, в 1980-м, Федеральное правительство Австрии учредило Премию Оскара Кокошки (Oskar-Kokoschka-Preis), которая является одной из наиболее значимых наград в области современного искусства и присуждается каждые два года. В 2002 году лауреатом этой премии стал советский и американский художник Илья Кабаков, а в 2012-м Премия Оскара Кокошки была присуждена Йоко Оно.

Оскар Кокошка. Робинзон. До 1909 г.Оскар Кокошка. Портрет Ханса Титце и Эрики Титце-Конрат. 1909.Оскар Кокошка. Ребенок на родительских руках. 1909.Оскар Кокошка. Граф Верона. 1910.Оскар Кокошка. Благовещение. 1912.Оскар Кокошка. Распятие (Голгофа). 1912.Оскар Кокошка. Портрет Альмы Малер. 1912.Оскар Кокошка. Автопортрет. 1913.Оскар Кокошка. Портрет девушки. 1913.Оскар Кокошка. Невеста ветра. 1914.Оскар Кокошка. Портрет Эмиля Ловенбаха. 1914.Оскар Кокошка. Портрет писателя и поэта Альберта Эренштейна. 1914.Оскар Кокошка. Портрет композитора Антона фон Веберна. 1914.Оскар Кокошка. Странствующий рыцарь (Автопортрет). 1915.Оскар Кокошка. Автопортрет с рукой у лица. 1919.Оскар Кокошка. Дрезден Нойштадт. 1919.Оскар Кокошка. Автопортрет после возвращения из армии. 1923.Оскар Кокошка. Амстердам. 1925.Оскар Кокошка. Лион. 1927.Оскар Кокошка. Вид Константинополя. 1929.Оскар Кокошка. Арабские женщины и ребенок. 1929.Оскар Кокошка. Вид Парижа. 1934.Оскар Кокошка. Карлов мост. 1934.Оскар Кокошка. Бухта Стокгольма.Оскар Кокошка. Автопортрет для выставки «Дегенеративные художники». 1937.Оскар Кокошка. Красное яйцо. 1940-1941.Оскар Кокошка. Аншлюс: Алиса в Стране чудес. 1942.Оскар Кокошка. Ночная дорога (Доломитовый пейзаж).Оскар Кокошка. Сила музыки.Оскар Кокошка. Пьета. Плакат.

Источник: http://eaculture.ru/dates/2147

Кокошка оскар

Кокошка оскар — австрийский жи­во­пи­сец, гра­фик, пи­са­тель.

Учил­ся в вен­ской Шко­ле при­клад­но­го искусства (1904-1909 годы), од­но­вре­мен­но ра­бо­тал в «Вен­ских мас­тер­ских» (как гра­фик). Ран­ние ра­бо­ты Кокошки сво­ей ли­не­ар­но­стью сви­де­тель­ст­ву­ют о влия­нии австрийского юген­д­сти­ля и Г.

Клим­та [став­шая де­бю­том Кокошки-пи­са­те­ля кни­га «Спя­щие маль­чи­ки» («Die tr ̈aumenden Kna­ben») — сти­хи и цвет­ные ли­то­гра­фии, 1908 год]. Ар­хитек­тор А. Лоз убе­дил Кокошку за­нять­ся жи­во­пи­сью, ввёл его в круг вен­ских ин­тел­лек­туа­лов.

Жи­во­пис­ные порт­ре­ты конца 1900-х годов от­ли­ча­ет ост­рый пси­хо­ло­гизм, эмо­цио­наль­но на­сы­щен­ную ат­мо­сфе­ру соз­да­ют ко­лы­ха­ние тон­ких кра­соч­ных сло­ёв, мер­ца­ние бли­ков, нерв­ная дрожь кон­ту­ров (А. Ло­з, Национальная га­ле­рея, Бер­лин; Х. Тит­це и Э. Тит­це-Кон­рат, Му­зей современного искусства, Нью-Йорк; по­эт П.

Аль­тен­берг, ча­ст­ное со­б­ра­ние, Нью-Йорк; все — 1909 год). В 1910 году Кокошка жил в Бер­ли­не, со­труд­ни­чал с журналом «Der Sturm», в ко­то­ром пуб­ли­ко­ва­лись его гра­фические ра­бо­ты.

Вер­нув­шись в 1911 году в Ве­ну, ху­дож­ник об­ра­тил­ся к еван­гель­ской те­ма­ти­ке («Бег­ст­во в Еги­пет», 1911-1912 годы, ча­ст­ное со­б­ра­ние; «Бла­го­ве­ще­ние», 1911 год, Му­зей «Ам-Ост­валль», Дор­тмунд).

В этих ком­по­зи­ци­ях тра­диционная ико­но­гра­фия транс­фор­ми­ру­ет­ся, на­сы­ща­ет­ся современными реа­лия­ми и осо­бой сим­во­ли­кой, вы­ра­жаю­щей лич­ное ми­ро­ощу­ще­ние ав­то­ра.

Жи­во­пис­ная ткань ут­ра­чи­ва­ет бы­лую про­зрач­ность, плот­ные кра­соч­ные маз­ки пе­ре­да­ют бур­ле­ние не­ук­ро­ти­мых сти­хий («Ав­то­порт­рет с Аль­мой Ма­лер», 1912-1913 годы, ча­ст­ное со­б­ра­ние, Гам­бург; «Не­вес­та вет­ра», 1913 год, Ху­дожественный му­зей, Ба­зель).

В 1914 году Кокошка от­пра­вил­ся доб­ро­воль­цем на фронт, где по­лу­чил тя­жё­лое ра­не­ние (1915 год). В 1916 году пе­ре­се­лил­ся в Дрез­ден, где стал профессором АХ (1919-1924 годы).

Пе­ре­жи­тые по­тря­се­ния, де­прес­сия от­ра­зи­лись в тра­гической ат­мо­сфе­ре ра­бот Кокошки это­го вре­ме­ни, в их су­мрач­ном ко­ло­ри­те и осо­бом фак­тур­ном строе: по­лот­на, по­кры­тые змея­щи­ми­ся, скру­чи­ваю­щи­ми­ся в жгу­ты маз­ка­ми, соз­да­ют ощу­ще­ние бе­зыс­ход­но­го кру­же­ния в замк­ну­том про­стран­ст­ве («Эмиг­ран­ты», 1916-1917 годы, Но­вая пи­на­ко­те­ка, Мюн­хен; Ав­то­порт­рет, 1917 год, Городской му­зей, Вуп­пер­таль; «Си­ла му­зы­ки», 1918-1919 годы, Городской му­зей Ван Аб­бе, Эйн­дхо­вен). Ра­бо­ты, соз­дан­ные в «дрез­ден­ский пе­ри­од», по­зво­ля­ют счи­тать Кокошку од­ним из вид­ней­ших пред­ста­ви­те­лей ав­ст­ро-немецкого экс­прес­сио­низ­ма.

В 1924-1933 годах Кокошка стран­ст­во­вал по Ев­ро­пе, Северной Аф­ри­ке и Ближ­не­му Вос­то­ку. В твор­че­ст­ве это­го пе­рио­да пре­об­ла­да­ют пей­за­жи — па­но­рам­ные ви­ды го­ро­дов, пор­тов, на­пи­сан­ные с эпической ши­ро­той и им­прес­сио­ни­стической тре­пет­но­стью («Ве­не­ция.

Лод­ки на та­мож­не», 1924 год, Государственная га­ле­рея современного искусства, Мюн­хен; «Мар­сель», 1925 год, ча­ст­ное со­б­ра­ние, Ба­зель; «Кар­лов мост в Пра­ге», 1934 год, Национальная га­ле­рея, Пра­га, и др.). В начале 1934 года Кокошка вер­нул­ся в Ве­ну, а в сле­дую­щем го­ду пе­ре­ехал в Пра­гу.

В от­вет на кон­фи­ска­цию на­ци­ст­ски­ми вла­стя­ми его ра­бот из немецких му­зе­ев (смотри в статье «Де­ге­не­ра­тив­ное ис­кус­ст­во») Кокошка соз­да­ёт ра­бо­ту, вы­зы­ваю­ще на­зван­ную «Ав­то­порт­рет «ху­дож­ни­ка-вы­ро­ж­ден­ца»» (1937 год, Шотландская национальная га­ле­рея современного искусства, Эдин­бург); в ря­де про­из­ве­де­ний от­кли­ка­ет­ся на со­бы­тия гражданской вой­ны в Ис­па­нии. В 1938 году Кокошка эмиг­ри­ро­вал в Лон­дон, где вы­сту­пал со стра­ст­ной кри­ти­кой то­та­ли­тар­ных ре­жи­мов и ми­ли­та­риз­ма.

По­сле вой­ны Кокошка вновь мно­го пу­те­ше­ст­во­вал по Ев­ро­пе. В позд­них пей­за­жах мас­тер­ски пе­ре­да­ны ме­няю­щее­ся ос­ве­ще­ние, иг­ра сол­неч­ных лу­чей, про­би­ваю­щих­ся сквозь об­ла­ка («Пей­заж в Мон­та­не», 1947 год, Кун­ст­ха­ус, Цю­рих; «Вид Зальц­бур­га», 1950 год, Но­вая пи­на­ко­те­ка, Мюн­хен). Про­дол­жал пи­сать пси­хо­ло­гические порт­ре­ты (Т.

Хейс, 1950 год, Му­зей Люд­ви­га, Кёльн). Два позд­них мо­ну­мен­таль­ных трип­ти­ха Кокошки на ан­тич­ную те­му от­ме­че­ны де­ко­ра­тив­но­стью в ду­хе австрийского ба­рок­ко — «Са­га о Про­ме­тее» (1950 год, Институт Кур­то, Лон­дон) и «Фер­мо­пи­лы» (1954 год, Гам­бург­ский университет).

В 1973 году Кокошка ис­пол­нил мо­ну­мен­таль­ную мо­заи­ку в со­бо­ре Святого Ни­ко­лая в Гам­бур­ге.

Ра­бо­тал как сце­но­граф — для те­ат­ра М. Рейн­хард­та (1919 год), вен­ско­го «Бур­г­теа­тер» (1960-1962 годы); оформ­лял опер­ные по­ста­нов­ки (в том числе «Вол­шеб­ную флей­ту» В.А. Мо­цар­та, 1955 год, Зальц­бург­ский фес­ти­валь).

Ог­ром­ное гра­фическое на­сле­дие Кокошки (свыше 5 тысяч ра­бот) вклю­ча­ет ри­сун­ки, ак­ва­ре­ли, ли­то­гра­фии (се­рии «Ко­роль Лир», 1963 год; «Одис­сея», 1963-1965 годы; «Тро­ян­цы», 1971-1972 годы, и др.), ил­лю­ст­ра­ции к сво­им про­из­ве­де­ни­ям (смотри иллюстрации к статье Ил­лю­ст­ра­ция).

Пре­по­да­вал в лет­ней АХ в Зальц­бур­ге (1953-1963 годы), где вёл по собственному ме­то­ду «Шко­лу ви­де­ния». С 1953 года жил в Виль­нё­ве, на Же­нев­ском озе­ре.

Дра­ма­тур­гия Кокошки, од­но­го из за­чи­на­те­лей экс­прес­сио­ни­ст­ско­го те­ат­ра, сло­жилась под влия­ни­ем О. Вей­нин­ге­ра, А. Стринд­бер­га, Ф. Ве­де­кин­да. Экс­та­тическая и сно­вид­че­ская сти­ли­сти­ка дра­мы «Убий­ца — на­де­ж­да жен­щин» («Mörder, Hoffnung der Frauen», 1909 год; по­ло­же­на на му­зы­ку П.

Хин­де­ми­том, 1921 год), пре­ду­смот­рен­ное ав­то­ром со­че­та­ние вер­баль­но­го и ви­зу­аль­но­го ря­дов, све­то­вых и зву­ко­вых эф­фек­тов соз­да­ют осо­бое про­стран­ст­во «син­те­ти­че­ско­го те­ат­ра», центральная те­ма ко­то­ро­го — смер­тель­ная схват­ка Муж­чи­ны и Жен­щи­ны, свя­занных от­но­ше­ния­ми люб­ви-не­на­вис­ти.

Пье­са Кокошки «Сфинкс и со­ло­мен­ное чу­че­ло» («Sphinx und Strohmann», 1909 год; пе­ре­ра­бо­та­на в дра­му «Иов» — «Hiob», 1917 год) пред­вос­хи­ти­ла аб­сур­да те­атр.

Мис­те­рия «Не­опа­ли­мая ку­пи­на» («Der bren­nen­de Dornbusch», 1911 год) и дра­ма «Ор­фей и Эв­ри­ди­ка» («Orpheus und Eury­di­ke», 1919 год; по­ло­же­на на му­зы­ку Э.

Кше­не­ком, 1926 год) об­ра­ще­ны к биб­лей­ским и ми­фо­ло­гическим об­раз­ам; ан­ти­фа­ши­ст­ская те­ма раз­ра­бо­та­на в дра­ме «Ко­ме­ни­ус» («Co­me­nius», 1929 год, опубликована в 1974 году). Ав­то­био­гра­фическая про­за [«Моя жизнь» («Mein Leben», 1971 год)] со­че­та­ет реа­ли­стическую ма­не­ру опи­са­ния с ви­зио­нер­ски­ми пас­са­жа­ми.

Сочинения:

Das schriftliche Werk. Hamb., 1973–1976. Bd 1–4;

Briefe. Düsseldorf, 1984–1988. Bd 1–4;

Letters 1905–1976. L., 1992.

Иллюстрации:

О. Ко­кош­ка. «Вид Пра­ги». 1936. Ав­стрий­ская га­ле­рея, Верх­ний Бель­ве­дер (Ве­на). Архив БРЭ.

О. Ко­кош­ка. «О, Веч­ность, гро­мо­вое сло­во». Лист из се­рии ли­то­гра­фий на тек­сты кан­тат И.С. Ба­ха. 1914. Архив БРЭ.

Литература

  • Hoffmann E. Kokoschka: life and work. L., 1947
  • Goldschneider L. O. Kokoschka. Köln, 1963
  • Hodin J.P. O. Kokoschka: the artist and his time. N.Y.; L., 1966
  • Tomeš J. Kokoschka: the artist in Prague. L., 1967
  • Wingler H.M., Welz F. O. Kokoschka: Das drückgraphische Werk. Salzburg, 1975–1981.

    Bd 1–2

  • Schvey H.I. O. Kokoschka: the painter as playwright. Detroit, 1982
  • Schweiger W. Der junge Kokoschka: Leben und Werk, 1904–1914. W., 1983
  • O. Kokoschka. Symposium. W.; Salz­burg, 1986
  • Whitford F. O. Kokoschka: a life. L., 1986
  • O. Kokoschka: Die Gemälde / Hrsg. J. Wink­ler, K. Erling. Salzburg, 1995
  • O.

    Ko­koschka und der frühe Expressionismus / Hrsg. G. Frodl, G. T. Natter. W., 1997

  • O. Ko­ko­sch­ka: Das Mo­derne Bildnis, 1909–1914 / Hrsg. G. T. Natter. Köln, 2002
  • O. Kokoschka: Kunst und Politik, 1937–1950 / Hrsg. G. Sultano, P. Werkner. W., 2003
  • Гор­ба­тен­ко М.Б. О.

    Ко­кош­ка: те­атр ху­дож­ни­ка // Мо­дерн и ев­ро­пей­ская ху­до­жест­вен­ная ин­те­гра­ция. М., 2003

Источник: https://w.histrf.ru/articles/article/show/kokoshka_oskar

Ссылка на основную публикацию