Описание картины семена чуйкова «работа»

Мемория. Иван Чуйков — ПОЛИТ.РУ

22 мая 1935 года родился Иван Чуйков, художник-концептуалист

Личное дело

Иван Семёнович Чуйков (83 года) родился в Москве в семье известного художника Семена Чуйкова и его жены, также художницы, Евгении Малеиной. Отец — академик живописи, классик соцреализма, народный художник СССР и лауреат двух Сталинских премий, известен как автор картины «Дочь советской Киргизии», которая долгое время была одной из иллюстраций  учебника родной речи.

Иван с детства был погружен в особую среду художников, но большого интереса к рисованию у него в то время не было. Он даже воспротивился желанию родителей отдать его в художественную школу. Однако позднее передумал, не желая упустить такую возможность.

Учился в привилегированной Московской средней художественной школе, которую окончил в 1954 году. После школы поступил в Московский государственный художественный институт им. Сурикова.

Окончив институт в 1960 году, Чуйков по распределению попросился на Дальний Восток. В 1960-1962 годах преподавал во Владивостокском художественном училище, где, по его собственным словам, «поварился пару лет в мерзкой каше собственной манерности».  

Вернувшись в Москву, устроился на работу в Заочный народный университет искусств, где обучал живописи по переписке. «Они присылают работы, а ты им — советы по почте. Рубль двадцать консультация. «Попробуйте натюрморт поставить не такой, а такой». Это вызывало жуткую фрустрацию.

У нас в наивном искусстве были звезды масштаба Пиросмани. Пытаешься их вести в этом направлении, но ведь вся мощная пресса, все выставки, все вокруг против тебя. На одной чаше весов твои советы, а на другой — вся советская страна…

И видишь, как на глазах они начинают скучнеть, не выдерживают давления соцреализма», — вспоминал Чуйков.

После он работал в Художественном комбинате, где рисовал пейзажные задники для сельских клубов.

Первый раз работа Чуйкова была показана публике на  выставке молодых художников в Академии художеств в 1957 году, во время 7-го Всемирного Фестиваля Молодежи в Москве.

В 1968 году Иван Чуйков стал членом Союза художников СССР, но в самом конце 1960-х годов сжег практически все свои живописные работы, выбрав для себя путь неофициального искусства.

«Болезненно проходил процесс. В какой-то момент мне все, что я делал, вдруг стало глубоко неприятно. И многие работы я просто уничтожил. Что-то осталось, но я их не показываю. Я сейчас даже к институтским своим работам благожелательней отношусь, они честнее.

А там — что-то такое манерное было, что меня очень раздражало. И я от этого кардинально и резко отказался, и этот отказ стал для меня таким выходом к свободе», — признавался впоследствии художник.

Он решил, что «краска должна быть прямо из банки и цвет — элементарный».

Отталкиваясь от афоризма Леона Баттисты Альберти, что «картина есть окно в мир», Чуйков, начиная с 1967 года, создает серию «Окна» – живопись в реальных оконных переплетах, где пишется условный «пейзаж за окном».

«Тогда для меня было главным – соединение некоей иллюзии с реальностью. Иллюзией была материальная вещь – окно, которое как бы приглашало войти внутрь.

А живопись при этом была не иллюзорной, а наоборот – либо это чужая узнаваемая картина, либо наглая, непрозрачная, плакатная раскраска» – рассказывал художник.

Темой соединения реальности и иллюзии Иван Чуйков занимается на протяжении всей дальнейшей творческой деятельности.

Поначалу картины нигде не выставлялись. Чуйков писал их, что называется, «в стол», показывая только знакомым. В 1971 году Наталия Яблонская привела к нему Дмитрия Пригова и Бориса Орлова. С этого знакомства началось вхождение Чуйкова в группу представителей московского концептуализма — литературно-художественного направления постмодернизма.

Был участником объединения художников «Сретенский бульвар».

В 1976 году Чуйков  создает серию «Далекое и близкое» — дневниковые описания воображаемых картин разнообразных жанров, где записи делались чернилами двух цветов: красными (для «близкого») и синими (для «далекого»). «Пуристическая вербальность «Далекого и близкого» была едва ли не первым в Москве примером «настоящего», сведенного к «голому» тексту концептуализма», — отмечает журналист Анна Толстова.

Впервые работы художника зрители смогли увидеть на состоявшейся в том же 1976 году неофициальной групповой выставке в мастерской Леонида Сокова. «До сих пор я вспоминаю об этом с ощущением счастья, хотя у меня в жизни много было выставок», — признается Чуйков.

В  следующем году несколько его работ были показаны на первой выставке советского неофициального искусства на биеннале в Венеции. Из-за невозможности вывезти оригиналы из СССР, выставка по большей части состояла из постеров — фотографий работ, выполненных в реальном размере.

Еще одна коллективная выставка прошла в Горкоме графиков в начале 1979 года. «Многие художники тогда вылезли из подполья (те, кто ни разу не выставлялся). Кабаков в первый раз там выставился, Пивоваров, Гороховский. У меня там была серия работ», — вспоминал Чуйков.

После этого  довольно долго художник не выставлялся. Участником крупных союзных и международных выставок он становится только с началом Перестройки. Тогда же Чуйков получил возможность открыто продавать свои работы иностранцам.

В конце 1980-х годов Запад переживал волну острого интереса к СССР и к советскому культурному андеграунду в частности. На волне этого интереса после открытия границ уехали за рубеж многие представители московского концептуализма, в том числе художники Илья Кабаков, Эрик Булатов, Вадим Захаров. Переехал и Иван Чуйков – он обосновался в Германии.

Последние годы Чуйков занимается исследованием «теории отражения» в свете изменившихся реалий сегодняшнего дня. C помощью реди-мейда, компьютерных технологий и живописных практик он продолжает анализировать природу взаимодействия изобразительного искусства с реальностью.

В настоящее время художник живет и работает на две страны – половину времени проводит в Кельне, половину – в Москве. Тесно сотрудничает с галереей «Риджина» – одной из первых частных галерей столицы.

Иван Чуйков

Чем знаменит

Ивана Чуйкова называют классиком московского концептуализма, ярким представителем  русского пост-авангарда. Его работы находятся в собраниях Базельского музея современного искусства, Кунст Хале (г. Киль), Гамбургском музее современного искусства, Центре Помпиду в Париже, Государственном музее изобразительных искусств им. А. С. Пушкина, Третьяковской галерее, Русском музее и т. д.

Главная тема творчества Чуйкова – относительность и условность любого изображения. Много лет художник исследует проблему столкновения иллюзии и реальности в картине.

Фрагменты — ключевой мотив в творчестве Чуйкова: он соединяет в своих картинах и инсталляциях части изображений, относящихся к разным мирам.

В одной работе могут встретиться фрагменты классической картины, импрессионистического пейзажа и советского плаката.

Теме условности и неадекватности реальности посвящена и инсталляция «Теория отражения», которая представляет несколько видов переноса традиционного натюрморта (бутылка, бокал и яблоко) из реальности в мир отражений. Предметы изображены на холсте, отражены в зеркале, поставлены за стекло, а также нарисованы на зеркале и на школьной доске.

О чем надо знать

Несколько работ Ивана Чуйкова были проданы на знаменитом аукционе Sotheby's, который состоялся в Москве 7 июля 1988 года.

Эти торги стали поворотным моментом не только в истории русского современного искусства, но и в судьбах многих художников.

Акция, задуманная председателем Европейского отделения аукционного дома Симоном Де Пюри для популяризации на западе русского искусства, дала неожиданный результат.

Аукцион превратился в событие международного масштаба, радикально изменив положение современного искусства в СССР и отношение к нему в остальном мире.

Аукцион стал самым успешным за всю историю русских торгов — он собрал более 2 млн фунтов стерлингов, все лоты были проданы, что является редкостью в аукционном мире.

По мнению исследователей, в этот момент произошло признание в СССР неофициального искусства и уравнивание его в правах с официальным.

Прямая речь

О постмодернизме: «Любимая цитата из старой статьи Хайма Сокола: «Как настоящий постмодернист, коим Иван Чуйков себя открыто признает, он является пограничным художником, находящимся в едином культурном настоящем от эпохи Возрождения до наших дней».

Любима она не потому, что сказано точно, и не потому, что для Сокола постмодернизм не является синонимом цинизма, надувательства или «дождливой погоды». Цитата примечательна торжественным пассажем «коим он себя открыто признает».

Открыто признать себя постмодернистом — все равно что признаться в тайном пороке».

О стилях живописи: «По убеждению Ивана Чуйкова, ни один из существующих стилей не имеет первенствующего значения — все они друг друга стоят перед лицом того факта, что реальность в принципе не выразима».

 Журналист Анна Толстова об Иване Чуйкове: «К нему, сынку академика, в андерграунде поначалу отнеслись настороженно — первые шаги в новом направлении он делал в одиночестве. И неожиданно вышел на нехоженую дорогу существующего поверх барьеров и железных занавесов современного искусства — такого, каким в Москве в ту пору никто не занимался.

Его «окна» легко представить себе в музее ранга MoMA или Помпиду.

Не как свидетельства эстетического диссидентства эпохи развитого застоя в одной отдельно взятой стране, а как вполне равноправные по отношению ко всему окружающему эту страну миру произведения эпохи, когда живопись превращалась в инсталляцию, искусство — в современное искусство, а искусствоведение — в visual studies».

7 фактов об Иване Чуйкове

  • В юности был стилягой, ходил с коком и любил джаз. При этом фильм «Стиляги» Валерия Тодоровского Чуйкову не понравился: «Может, потому что я слишком хорошо знаю, как это было на самом деле. Стилистически это было совсем по-другому…».
  • Ивана Чуйкова относят к «Аналитической» ветви московского концептуализма, наряду с арт-группами «Комар/Меламид» и «Гнездо», в то время как такие известные представители этого направления, как Илья Кабаков, Эрик Булатов, Лев Рубинштейн и Дмитрий Александрович Пригов, относятся к его «Романтической» ветви.
  • Был одним из организаторов журнала «А-Я» — первого журнала, посвященного неофициальному советскому искусству. В связи с этим дважды вызывался на беседы в КГБ.
  • Знаменита серия «Окна», ставшая визитной карточкой художника, родилась из того, что в 1968 году Чуйков, будучи в гостях у приятеля, увидел сложенные на лестнице старые оконные рамы. Он прихватил пару и сделал из них две работы. Первое «окно» было написано в стилистике манерной и сюрреалистической: в каждой створке пейзаж — морской, с деревьями и зимний. Но уже следующее «окно» ознаменовало переломный момент в его творчестве – он наложил на оконную раму пейзаж Айвазовского. «Совместив картину — окно в мир и настоящее окно, — я столкнул реальность и иллюзию. Но при этом настоящей иллюзией является окно — оно приглашает войти, а живопись не пускает», — рассказывал художник.
  • В 1998 году Государственная Третьяковская галерея организовала выставку работ Ивана Чуйкова.
  • Принадлежащий к кругу московских концептуалистов художник Игорь Макаревич создал композицию из трех частей: «Портрет Ивана Чуйкова», «Шкаф Ильи (портрет Кабакова)» и «Портрет Эрика Булатова». Портрет Чуйкова (1981 год) занимает в триптихе центральное место. Он написан на деревянном окне, так что сквозь лицо проступает рельеф оконной рамы.
  • Картины Чуйкова появляются на художественных аукционах довольно регулярно. Рекорд принадлежит безымянному холсту 1986 года, принесшему на Sotheby’s 12 марта 2008 года 96,5 тысячи фунтов при эстимейте 15–20 тысяч. В тот же день трехчастная композиция «Окна» ушла за 94,1 тысячи фунтов (эстимейт 20–30 тысяч).
Читайте также:  Описание картины пабло пикассо «минотавромахия»

Материалы об Иване Чуйкове

Побег из живописи. «Коммерсантъ», 16.11.2010.

Windows Ивана Чуйкова.

Интервью с Иваном Чуйковым

Иван Чуйков: «Мы видим мир так, как нас научили художники»

Чуйков Иван в проекте «Art узел»

Иван Чуйков: «Красота — это самым простым и коротким путем решенная задача»

Статья об Иване Чуйкове в Википедии

Источник: https://polit.ru/news/2018/05/22/m_chuykov/

Вильям Девлеткильдеев: Моё лето с братом во Фрунзе. Картина «Дочь Советской Киргизии». Эссе из жизни

Раньше, в 80- е годы я практически каждое лето отдыхал у родственников во Фрунзе, в теперешнем Бишкеке . Жара там была всегда -невыносимая, в тени доходило до 45-50 градусов, поэтому там часто я подхватывал ангину. Как наступал вечер, солнце заходило за горы, и вместо жары был уже очень даже прохладный ветер. Ощущалось как остывал асфальт, дома…

А когда полностью смеркалось, над нашими головами проносились летучие мыши! Как их там всегда было много! А жили мы в частном доме, на длинной как лента улице Сокулукской, в доме 27. Соседи, которые жили рядом с нами- и украинцы, и дунгане, и корейцы, и киргизы. Все всегда были приветливы друг к другу, общались и понимали друг друга душою и словом…

Часто я просил брата Роберта свозить меня в Чуйскую долину, но видимо опасался он за меня, потому что там было очень много змей… Сам он был в горах по работе, да и за накошенной травой для скотины.

А работал он в солидном и серьёзном месте- Министерстве горной промышленности, вылетал на вертолёте в горы, на рудники. Жил он там с семьёй жены Галины, сыном Вильямои и родственниками со стороны жены. За оградкой во дворе было два просторных дома. Как мне известно , теперь одного кирпичного дома уже нет.

Я сам помню как его сносили. Потом на его месте появился большой огород.

И уже тогда, в моей юности, Роберт начал ощущать во мне потребность к искусству, и мы с ним посещали краеведческий музей и Омский областной музей…
Ну а на этот раз, мы пошли с ним во Фрунзенскую картинную галерею…

Чего там только не было! От миниатюрных восточных нэцке, археологических древностей киргизских курганов , до картин известных мастеров. Музей я скажу- на славу! Видел я там работы Коровина, Репина, Маковского…

Да! и самое главное- видел небольшую белую фигурку- мужской торс, работы самого Микеланджело ! Но не помню- или это подлинник, или это слепок… Но она была на отдельном пьедестале и под стеклянным кубом.

В Советском зале я часто останавливался у картин многих художников, но постоянно меня манила к себе киргизская школьница, на голубовато-небесном фоне с учебниками в руках…


Я говорю Роберту- где же я её видел? На что он мне отвечал- в школе вспомнишь… Откроешь учебник и увидишь… И действительно- картина Семёна Афанасьевича Чуйкова была в школьных учебниках литературы.

Я часто вспоминаю те посещения с братом культурных мест во Фрунзе, но музей остро остался в моей памяти, врезался в меня монолитным блоком душевного ощущения…

Роберта уже нет в этом мире , но он открыл мне путь в познания… Он это делал не методично, он это делал по воли своих чувств… То кроссворды я помогал ему разгадывать, и обкладывал себя огромными томами Детской Энциклопедии, то смотрели с ним советские фильмы или познавательные программы Юрия Сенкевича, Жака Кусто или Капицы…


С Робертом за неделю до его смерти….

Интересно было раньше жить. Интересно было познавать, ходить в музей… Даже учебники были с репродукциями известных картин! И всё это живёт в моей памяти. И часто, когда я смотрю на картину Дочь Советской Киргизии, я вспоминаю брата, развалившийся Союз, и совсем другой мир… Мир, где люди были тоже другими….

И с тех пор солнечный , играющий красками маков, гор и небес теперь уже Бишкек стал второй милой для меня родиной моего летнего детства и юности.

Williams(c)

О какртине и о Семёне Чуйкове.

Дочь Советской Киргизии [1948]

Стремясь создать образ обобщенный, художник строит композицию на монументальных соотношениях крупных форм. Чуть заниженный горизонт дает возможность показать фигуру девочки почти целиком на фоне неба.

И оттого, что зритель смотрит на картину словно бы снизу, хрупкая, тонкая фигурка приобретает особую весомость, монументальность, значительность.

Это усиливается и строгим, очень цельным силуэтом, четко рисующимся на гладком фоне ясного неба.

Чуйков не наделяет свою героиню внешними приметами взволнованности, романтической приподнятости. Зритель не увидит здесь эффектных жестов. Напротив, художник строит образ на сдержанности, строгой простоте, внутренней сосредоточенности.

Киргизские девочки нередко поражают утонченной восточной красотой. Но и здесь художник не поддается искушению восхитить, привлечь зрителя природной красотой черт лица.

Круглое, скуластенькое, с глубоко посаженными глазами лицо героини – самое обыкновенное, каких тысячи встретишь в аулах и кочевьях киргизского края. Но в этом лице явственно ощутима работа мысли, но плотно сжатые, неулыбчивые губы, твердый, прямой взгляд выдают характер целеустремленный и цельный.

Гладко зачесанные волосы открывают высокий чистый лоб. Такое спокойное достоинство может нести в себе только человек, который обрел право свободно выбирать дорогу своей жизни.

Глазом стороннего наблюдателя невозможно было бы в обыденном, каждодневном открыть эти черты нового национального характера. Нужно было шаг за шагом, десятилетиями наблюдать жизнь народа, видеть, как постепенно, по крупицам выкристаллизовывается образ нового человека, чтобы с такой силой убедительности выразить это в живописном произведении.

Чуйков сам вместе с киргизским народом прошел этот сложный путь – от пробуждения к первым шагам самостоятельной свободной жизни. Он родился в Киргизии. Еще мальчиком, бродя с самодельным фанерным ящиком с красками по горам Киргизии, он наблюдал жизнь киргизской бедноты.

«Рваные, прокопченные дымом многочисленных кочевок войлочные юрты, – вспоминает художник, – казалось, состояли из одних заплат, и все же дыр в них было еще больше. Ночуя в них, я, помню, без труда созерцал звездное небо через дырявый войлок.

Обитатели этих юрт и сами были так же оборваны, закопчены и обуглены от дыма костров и солнечного зноя, как их жилища, как земля вокруг них. Голая детвора почти сливалась своим цветом с землей и войлоком».

Нося в сердце эти воспоминания детства, Чуйков с особенной остротой замечал те радостные изменения в жизни народа, что свершались на его глазах.

Достаточно поставить эти строки рядом с картиной «Дочь Советской Киргизии», чтобы почувствовать, какое воодушевление владело художником, когда он создавал это свое произведение.
Как правило, непосредственной работе над холстом у Чуйкова всегда предшествует детальная разработка замысла в эскизах и этюдах.

А вот к «Дочери Советской Киргизии» почти не было эскизного и этюдного материала. И это далеко не случайно. Постепенно, год от года, шел художник к созданию этого обобщенного, типического образа.

И многие его законченные произведения, такие, как «Девочка с хлопком» (1936), «Девочка с подсолнухом» (1939), «Девочка с книгой» (1946), – это определенные вехи на пути создания образа «Дочери Советской Киргизии». В каждом из них живут черты, которые собраны, сведены воедино в этой картине.

Интересно, что художник нередко отдельные образы переводит из одной своей картины в другую. Но никогда Чуйков не ограничивается простым повторением однажды найденного: от картины к картине художник как бы шлифует, оттачивает характер, делает его глубже, многограннее.

Так, в «Полдне» мы встречаемся почти с той же девочкой, что и в картине «Девочка с арбузом». Много общего в облике, характере, даже композиционном мотиве и между «Девочкой с арбузом», «Девочкой с книгой» и «Дочерью Советской Киргизии».

Но если в первых двух линии раскрытия характера во всей своей глубине лишь намечены, а сами работы носят несколько этюдный характер, то в последнем образ завершен, отброшено все случайное, что помешало бы монументальному звучанию картины. К этой вершине своего творчества художник подходил долгие годы.

Именно поэтому в картине с такой силой проявились самые характерные особенности художнического мировоззрения, творческого метода Чуйкова.

Неразрывно связаны с характером замысла и колористический строй, живописная манера Чуйкова. Проблема обобщения жизненных явлений потребовала и живописной обобщенности, широты, свободы живописного языка. Контрастное соотношение трех основных цветов картины – синего, красного и белого – рождает чувство бодрости, радости.

Лиловатые, серебристые и перламутровые тона создают в холсте богатейшую гамму. Светотеневые переходы решены необычайно живописно. Художник стремится к тому, чтобы цвета сочетались в гармоничном звучании.

Сгармонировать, слить в единой тональности такие яркие цвета, как белый, синий, красный, коричневый, помогает общий теплый тон: сцена как бы подернута дрожащим от зноя воздухом, и эта легкая дымка смягчает очертания, приглушает звонкость красок.

По силе и значительности образа, по эмоциональной насыщенности, поэтической взволнованности, по яркому живописному богатству «Дочь Советской Киргизии» должна быть отнесена не только к лучшим работам автора. Она по праву входит в золотой фонд советской живописи.

Советский художник, родоначальник современного изобразительного искусства Киргизии. Народный художник СССР. Родился в Пишпеке Туркестанского края Российской империи (сегодня Бишкек, Киргизия) 17 (30) октября 1902 года в семье писаря местного лазарета. В 1918 году стал студентом учительской семинарии.

Здесь Чуйков начал брать уроки живописи у учителя рисования Н. Г. Хлудова. В 1920 году Семен Афанасьевич получил направление Верненского обкома комсомола на учебу в Ташкентскую художественную школу. Затем Чуйков продолжил обучение в московском Вхутемасе (1921 — 1930 гг.), где с 1924 года занимался в мастерской профессора Р. Р. Фалька.

В 1927 году на первой всесоюзной художественной выставке «Искусство народов СССР» экспонировались три работы Семена Афанасьевича. Картины были замечены и получили положительные отзывы критиков. В 1929 году Государственной Третьяковской галереей была приобретен холст Чуйкова «Мальчик с рыбой».

На материале близкой ему Киргизии складывается основное тематическое направление, которое Чуйков разрабатывает на протяжении всего своего творчества — это жизнь простых людей в окружающей их природе. Также большую часть наследия художника составляют произведения индийского цикла, ставшие результатом трех путешествий (1952, 1957, 1968 гг.

) живописца в эту страну. автопортретСемен Афанасьевич Чуйков принимал активное участие в становлении изобразительного искусства Киргизии. По его инициативе был создан Союз художников Киргизии (1934 год), открыта первая картинная галерея (ныне Киргизский музей изобразительных искусств, Бишкек).

Чуйков занимался преподавательской деятельностью во Вхутеине, затем в Ленинградском Институте пролетарских изобразительных искусств (1929-1932), и Московском государственном художественном институте им. В.И.Сурикова (1947-1948). Лауреат двух Сталинских премий (1949, 1951) , премии Джавахарлала Неру (1968), награжден орденами и медалями.

Действительный член Академии художеств СССР с 1958 года. В 1963 году Семену Афанасьевичу Чуйкову присвоено звание — «Народный художник СССР» Из-под пера Чуйкова вышли три книги путевых и мемуарных очерков: Образы Индии (1956), Заметки художника (1962), Итальянский дневник (1966). Работы Чуйкова С.А.

находятся в собраниях Государственной Третьяковской галереи, Государственного Русского музея, Кыргызского национального музея изобразительного искусства имени Г.А. Айтиева, Красноярского государственного художественного музея им. В.И. Сурикова.

Читайте также:  Описание картины бориса кустодиева «натурщица»

Умер художник в Москве 18 мая 1980 года.

Справка о музее.

Источник: http://www.worldis.me/stillmer/blogs/152698

На выставке современного искусства кыргызов представили в новом образе

Комментарии

ребята, давайте научимся думать и извлекать полезные уроки. эти художники сделали то, что они посчитали нужным. и мы не можем их теперь выгонять, оскорблять и устраивать на них гонения и тд., иначе мы сами станем похожими на тех персонажей, которых они изобразили и скатимся в темные века.

давайте сделаем настоящее кыргызское современное искусство, не оскорбляющее, не унижающее человека, а заставляющее его думать и действовать.

ауу!!! люди творчества, гражданские активисты и все наравнодушные кыргызстанцы!!! давайте попытаемся и сами достучаться до общества.

сгруппируемся, кто горазд писать, кто ваять и рисовать, а кто-то хороший организатор. сделаем флеш-моб, выставку, опен-эйр, стрит-арт и что-нибудь действенное.

сделаем верный месседж аудитории, да так, чтобы люди поняли и что-то наконец уже начало меняться в нашей стране.

Доброго времени суток! Знаете, я была весьма удивлена, что в Киргизии проводятся такие выставки. Мне не думалось, что у нас с Вами столько отличий. Нравится посыл или нет, это не совсем имеет значения, но выставка несет посыл. Это однозначно и бесспорно.

У нас такая выставка бы не прошла только потому, что была бы запрещена еще до того, как успела бы открыться. Я думала, что раз у Вас проходят такие выставки, то народ гораздо более продвинутый, чем наш, погрязший в предрассудках. Но читая коментарии, к моему огромному сожалению, поняла, что нет.

У Вас все так же, как и у нас. Только отдельные индивиды. Жаль…

Так, ребятки, мне уже надоело, что вы приплетаете сюда национальные какие-то факторы. Просто большинство работ сделано совершенно некачественно. Халтура, есть халтура.

Согласитесь, картинки очень плохо нарисованы, как будто школьники рисовали. Выглядят просто отвратительно.

Именно такие художники и их картинки провоцируют насилие, ненависть и т.п. В данном случае нацисткие настроения. Хотят повторить события в Украине. Именно ненависть другим нациям привела к войне на Украине.

Думаю многие согласны, что эти картинки вызывает злость и ненависть у многих людей по отношению к другим нациям в нашей стране.

Многие скажут, мол, «эти некыргызы обнаглели, пора их выгонять из страны» или «мы кыргызы добрые, все простим, но мы чем добрее, тем они и наглее, хватит, пора создавать ультранацисткие движения, чтобы контролировать ситуацию, иначе повторится Ошские события или события на Украине».

Если бы эти картинки были в Росии и были бы о русских, то скинхеды или другие нацисткие движения давно бы их зарезали.

Я не нацист, но эти картинки вызывает у меня националистические настроения.

Нашему правительству все равно.

Может нам нужны свои ультранационалистические организации такие как скинхеды в Росии или правый сектор на Украине?

Художники одумайтесь, не будьте источником ненависти и насилия!

Источник: https://www.vb.kg/doc/281769_na_vystavke_sovremennogo_iskysstva_kyrgyzov_predstavili_v_novom_obraze.html

Столичный стрит-арт: не только DOXA

Бишкекский стрит-арт: комиксы, эксперименты, стикеры, необычные и злободневные работы в подборке Stylish.

«Уличное искусство обращено к другим людям, а не к художникам»

Арт-группа DOXA

Это два художника: Келлер Сергей и Дмитрий Петровский, занимающиеся стрит-артом с 2012 года. Помимо росписи стен, художники делают инсталляции, экспериментируют с разными материалами, работают в различных направлениях и техниках.

Совсем недавно творцы вновь порадовали жителей столицы своим новым артом– сделали серию работ на гофрокартоне. У картин нет общей техники, но единственное, что всех их объединяет –это страсть художников к экспериментам. Все рисунки и инсталляции – это зашифрованное послание, призыв включить воображение и задуматься о проблемах современности.

DOXA представило очередной ремейк на известную картину Семена Чуйкова «Утро». Художники почти не изменили картину, но на ней появилась одна довольно заметная деталь, так сказать, на злобу дня – теперь у героини картины в руках сотовый телефон.  «EnjoyMаксым». Через эту картину сделана попытка добавить немного креатива в рекламную концепцию национального напитка.

Картина стала главным экспериментом художников. Она является некой иллюзией. Если стоять близко к работе, то вы не увидите на нейлица СуйменкулаЧокморова, но стоит отойти немного подальше от полотна, как тут же появляется очень харизматичное лицо актера и художника. «Ээкандай» в новой серии работ стало картиной-шуткой.

Mide Midovskii

Этот талантливый уличный художник является приверженцем рисунков в стиле комиксов,которые тонкой нитью пронизывают все его работы.На сегодняшний день только он создает в Бишкеке уличное искусство в этом направлении.

Каждая работа его уникальна еще и тем, что он использует разные эффекты из комиксов, придуманные им лично. Однако к этому стилю он пришел не сразу. Начал поиски своего особого стиля с граффити.

Поначалу рисовал много эскизов в скетчбуке, но позже в качестве холста начал использовать уличные стены.

CHERVI

Этот художник знаменит благодаря своим необычным и злободневным работам, часто связанным с черепами и свиньями – основные герои его работ.

Черепа художнику нравятся с точки зрения своей идеальности.Как же там все сложно, и в то же время–ничего лишнего.Но даже они скрывают глубокий философский смысл – черепа, как символ пустоты: черепная коробка, в которой при жизни, как нам кажется, хранится всё самое важное, а в последствии ничего не остаётся – пустота.

Taras (Piz)

Граффити-художник, иллюстратор и дизайнер. Является одним из первых создателей течения арт-стикер в Бишкеке. Ему хотелось рисовать всегда. Для него стрит-арт – это полноценное искусство, возможность передать чувства или эмоции через то, что ты умеешь делать.

«Love is Everything» («Все–есть любовь»).Почему снегирь?! Вдохновением для написания этой работы послужила песня группы Иванушки Int. «Снегири».Через картину художнику хотелось передать свою любовь ко всему живому и не только.

«Розовый Баран». Благодаря этой картине мы теперь знаем, что снится художникам. Да, эта работа пришла к художнику во сне, позже он перенес ее на холст.

Совместная стенка– пример обычного уличного граффити-продакшена. Это когда рисуют несколько человек и объединяют все каким-то сюжетом,  общим фоном или цветовой гаммой.

В данном случае конкретной смысловой нагрузки работа не несет. Но, если присмотреться к картине, то можно найти что-то интересное для себя.

Ведь иногда зритель находит новые интерпретации, о которых художник даже не подозревал.

Источник: http://stylish.kg/blog/stolichnyy-strit-art-ne-tolko-doxa

Десять картин из прошлого Кыргызстана, которые стоит увидеть

Бишкекский искусствовед Оксана Капишникова порекомендовала Sputnik картины из коллекции Кыргызского национального музея изобразительных искусств (КНМИИ) имени Гапара Айтиева, скрытые от посторонних глаз, но которые обязательно нужно увидеть каждому кыргызстанцу.

Простое сочетание слов «картинка вместо тысячи слов» справедливо, когда речь идет о картинах и фотографиях, отражающих историческое прошлое. Иногда одно полотно может рассказать о прошлом гораздо больше, чем длинные архивные статьи или многотомные исторические книги. 

Каждая картина, представленная здесь, поведает вам свою историю об истории страны и ее людях. Когда-то их писали, чтобы запечатлеть настоящее, а теперь они для нас свидетели прошлого.

Именно сейчас, много лет спустя, мы можем назвать эти полотна культовыми и понять важность их исторического контекста.

Возможно, изображение бедности, людей, трудящихся без устали, и маленьких чудес из прошлого помогут нам научиться чему-нибудь в настоящем и будущем…

Федор Стукошин. «На току», 1949 

Фото предоставлено КНМИИ им. Г.Айтиева

Десять картин из прошлого Кыргызстана, которые стоит увидеть

Оптимистичный коллективный труд и вера в светлое будущее. Где вы сейчас увидите рабочих с такими счастливыми лицами?

Картина «На току» Стукошина — яркий пример соцреализма послевоенного периода, называемого также «сталинизмом». Все идеализировано и сказочно, создан образ счастливой коммунистической эпохи. Тема сбора урожая в послевоенные годы была наиболее актуальна. Социалистические идеалы, образы новых людей и новых общественных отношений — художник раскрыл все.

Гапар Айтиев. «Физкультурники», 1938

Фото предоставлено КНМИИ им. Г.Айтиева

Десять картин из прошлого Кыргызстана, которые стоит увидеть

«Воспитать идеологически подкованного и физически развитого советского человека, который готов к труду и обороне. Кто не помнит эти призывы и бесконечные «мотивирующие»лозунги?

Начиная с 1920-х годов спорт и искусство были призваны решать общие задачи СССР. Спорт был неотъемлемой частью подготовки человека к любым трудностям. Работа Айтиева «Физкультурники» соответствует установкам времени. В ней художник отразил тенденции эмансипации в советской Киргизии и попытался передать идеалы динамичной и сильной личности — дехканина.

Евгения Малеина. «В степи», 1972

Фото предоставлено КНМИИ им. Г.Айтиева

Десять картин из прошлого Кыргызстана, которые стоит увидеть

Верблюды и автобус — как действительность с ее техникой и всевозможными ноу-хау ворвалась в жизнь советского человека.

Евгения Малеина отразила старый и новый мир — пережитки прошлой эпохи, использование животных и действительность. 

Абдрай Осмонов. «Долон», 1974

Фото предоставлено КНМИИ им. Г.Айтиева

Десять картин из прошлого Кыргызстана, которые стоит увидеть

По-мужски сурово. Люди начали подчинять себе природу.

Яркий пример сурового стиля. На одном из самых сложных перевалов Кыргызстана чередой едут грузовые машины. На переднем плане — группа рабочих, остановившихся на перекур. Монументальная композиция передает величие горных склонов, соразмеряя с ними человека — покорителя природы.

Семен Чуйков. «В горах», 1927

Фото предоставлено КНМИИ им. Г.Айтиева

Десять картин из прошлого Кыргызстана, которые стоит увидеть

Золотой фонд КНМИИ имени Гапара Айтиева, подлинное искусство народов СССР.

Здесь и говорить нечего. Картина Чуйкова — дань традициям и культуре кыргызов. Размытые тона, нечеткие образы свидетельствуют о частичной утрате национальности и традиционности бытия. 

 Владимир Образцов. «Возвращение из Красной армии», 1930 

Фото предоставлено КНМИИ им. Г.Айтиева

Десять картин из прошлого Кыргызстана, которые стоит увидеть

«Когда мы были на войне…»

Многофигурная композиция «Возвращение из Красной армии» выделяется из ряда произведений художников того времени. Образцов строит композицию на основе контрастов традиционного уклада и новых веяний времени, происходивших после революции. 

Александр Воронин. «Уч-Курган», 1968

Фото предоставлено КНМИИ им. Г.Айтиева

Десять картин из прошлого Кыргызстана, которые стоит увидеть

Пафос сталинизма сменился прозой жизни… 

В советской живописи 50-60-х годов появляется «суровый стиль», сложившийся главным образом в молодежной секции Московского отделения Союза художников и постепенно распространившийся по всему Союзу.

«Суровыми» эти работы называют также потому, что зачастую они изображают людей самых трудных профессий — горняков, нефтяников, шахтеров, подчеркивая их волю и тяжелый труд.

Человек трактуется как герой и покоритель дикой природы, вторгшийся в ее недра и извлекающий природные ископаемые. 

Гапар Айтиев. «Тандыр в поле», 1972

Фото предоставлено КНМИИ им. Г.Айтиева

Десять картин из прошлого Кыргызстана, которые стоит увидеть

Светлая грусть по минувшему…

Гапар Айтиев был в первую очередь пейзажистом. Его излюбленными темами были плодородные дали Ферганской долины.

В картине «Тандыр в поле» проступает большая наблюдательность, нет панорамных видов и безоблачных высей. Сдержанная пастельная гамма красок — светлая грусть по минувшему, ушедшим друзьям.

Читайте также:  Описание картины сальвадора дали «перспективы»

Поднимающиеся к небу клубы дыма символизируют время, которое столь же необратимо исчезает на глазах.

Мухтар Мукамбетов. «Голубые окна», 1980

Фото предоставлено КНМИИ им. Г.Айтиева

Десять картин из прошлого Кыргызстана, которые стоит увидеть

Активное строительство нового

«Голубые окна» — одна из лучших картин автора, которая передает трудовой ритм хрущевской оттепели. Бытовой момент — ремонт и уборка новой квартиры — яркое отображение действительности. Настроение картины драматичное и игривое из-за палитры цветов на полотне.

Евгения Малеина. «Хлеб и сушки», 1974

Фото предоставлено КНМИИ им. Г.Айтиева

Десять картин из прошлого Кыргызстана, которые стоит увидеть

Красота — в простоте

Малеина небрежно изображает черный хлеб, батон, сушки, копну колосьев, нож на голом холсте. Натюрморты художницы чрезвычайно просты, но в каждом из них, кроме мастерства, точного ощущения цвета и правды натуры, невозможно не почувствовать радость. Радость, с которой Малеина переносит на холст эти дорогие ее сердцу приметы бытия.

Источник: https://ru.sputnik.kg/culture/20150920/1018481440.html

Утраченный рай современного искусства. | МОЛОДЫ ДУШОЙ

Июль7

«Искусство – это утраченный рай. Искусство дается нам, как утешение страшной жестокой жизни, как память о райском существовании человека.»

Искусство для каждого начинается по-разному: у кого-то с недоверия, у кого-то с удивления, у кого-то с открытия.

А теперь вернемся в наше время. Учитывая ранее сказанное, посмотрим на картины художников, представляющих современное искусство.

Среди художников российского происхождения выделяется Чуйков Иван Семенович.Он родился в семье художника Семена Чуйкова в Москве в 1935 году, окончил Московский художественный институт им. Сурикова.

 Является участником крупных международных выставок. Сейчас он живет и работает в Кельне. На аукционе Сотбис было продано несколько картин Ивана Чуйкова по цене 18 тыс.

$ Возможно, здесь присутствует тайный замысел?

Оценить такие картины по достоинству может далеко не каждый, а тем более увидеть скрытый в них смысл. Но что удивительно, коллекционеры, приехав на торги и присмотрев картину, настойчиво борются за право владения ей, выкладывая в результате борьбы огромные деньги. Стоимость картин часто зашкаливает, что приводит в изумлении даже авторов.

Например, картина «Голубой дурак» Кристофера Вула была приобретена за 5млн.$.

Неужели эта картина является совершенной работой? То-то радовался автор!

«Ты, братец, лучше на эту картину не смотри, — говорил ему Козлик. Не ломай голову зря. Тут всё равно ничего понять нельзя. У нас все художники так рисуют, потому что богачи только такие картины и покупают.

Один намалюет такие вот загогулинки, другой изобразит какие-то непонятные закорючечки, третий вовсе нальёт жидкой краски в лохань и хватит ею посреди холста, так что получится какое-то несуразное, бессмысленное пятно.

Ты на это пятно смотришь и ничего не можешь понять — просто мерзость какая-то! А богачи смотрят,  да ещё и похваливают. „Нам, говорят, и не нужно, чтоб картина была понятная. Мы вовсе не хотим, чтоб какой-то художник чему-то там нас учил.

Богатый и без художника все понимает, а бедняку и не нужно ничего понимать. На то он и бедняк, чтоб ничего не понимать и в темноте жить“. Видишь, как рассуждают!..»

Николай Носов, «Незнайка на Луне»

Рассказывают, что можно провести такой эксперимент. Купить несколько дешевых картин, дать им дерзкие названия, придумать для них сочные истории, а потом выставить на продажу на известном аукционе. Если все правильно преподнести, то за картины можно выручить, по меньшей мере, тысяч сто $.

Другая работа художника Ивана Чуйкова. Она ушла с торгов за 85 000 евро.Но это почти ничто в сравнении с другими творениями современного искусства.

 Может быть потому, что на этих картинах слишком много смысла? Может эта чистая удача или тайный спонсор? А может быть для кого-то утраченный рай является адом в сравнении с настоящей жизнью? И глядя на пройденный путь, он рад и счастлив? Как знать?

Рассмотрите  картины. Что хотел сказать художник?

“Белый огонь I” Барнетт Ньюман — $3 800 000“Ковбой” Элсворт Келли — $1 700 000“Кроваво-красное зеркало” Герхардт Рихтер — $1 000 000
“Пространственная концепция” Лучо Фонтан — $1 500 000“Собака” Жоан Миро — $2 200 000“Зелёно-белый” Элсворт Келли — $1 600 000
“Без названия” Сай Твомбли — $2 300 000“Без названия” Иван Чуйков 85 000 $“Без названия” Марк Ротко — $28 000 000
“Голубой дурак” Кристофер Вул — $5 000 000Полотно “Без названия” или “Стофбилд” Блинк Палермо — $1 700 000

Источник: http://moloddushoy.ru/novosti/utrachennyiy-ray-sovremennogo-iskusstva

Художник Валерий Чуйков: «Я очень люблю Татьяну Яблонскую, и сам ходил в ее любимчиках»

Впервые за последние 20 лет в Украине, в Киевском национальном музее русского искусства, проходит выставка двух известных украинских живописцев Евгения и Валерия Чуйковых

С 1990 года Валерий Чуйков живет и работает в Великобритании. Картины из семейной коллекции привез на родину впервые.

Во время открытия выставки Валерий Чуйков был награжден международным орденом Королевы Анны «Честь отчизне» на бриллиантовой звезде за добросовестное служение Украине; удостоен нагрудного знака отличия «Рыцарский легион Украины» за патриотизм и активное участие в развитии украинского государства.

Корреспондент «ФАКТОВ» задала Валерию Чуйкову несколько вопросов.

«Руководство Союза художников УССР лишило меня премиальной поездки в Париж»

 — Помните 60-е годы, вашу учебу в Киевском художественном институте на курсе Татьяны Яблонской?..

 — Расскажу такой случай. На втором курсе я писал постановочный натюрморт. Надо сказать, в студенческие годы я был творческим хулиганом: то писал композиции прямо из тюбика, то фантазировал через край.

Так вот, работая над натюрмортом, я нарисовал… мышку с корочкой хлеба. Хотя откуда там мышка могла взяться?! Татьяна Ниловна — женщина вспыльчивая, накричала на меня, а я — человек упрямый, хлопнул дверью и ушел.

Три дня не посещал занятия по живописи.

Как-то зашел в библиотеку, пристроился в уголочке и просматриваю нужную литературу. Вдруг заходит Яблонская. Я моментально съежился: авось не заметит. Вокруг девчонки с искусствоведческого факультета. Не хотелось при них оплеуху получить. А Татьяна Ниловна подошла, обняла меня за плечи: «Что же ты не приходишь в мастерскую? Пойдем, пойдем!»

По дороге она бесхитростно рассказала о том, что ректор Варшавской академии смотрел наши работы. В мастерской Яблонской кто-то из доброжелателей выставил и мой опальный натюрморт. Наверное, рассчитывал, что меня тут же прикончат. А гость посмотрел работу и поздравил Татьяну Ниловну с успешным учеником.

Яблонская была очень открытым человеком. Да, вспыльчивая, иногда могла ошибаться. Но со временем отходила и соглашалась с иной точкой зрения. Я очень любил Татьяну Ниловну и… ходил в ее любимчиках.

*Одна из работ Валерия Чуйкова — «Натюрморт с клубникой». «Работая над натюрмортом, я понял, что написать цветы не легче, чем портрет, а порой даже сложнее», — признается художник
 

— Диплом вы писали у профессора, лауреата Сталинской премии Татьяны Яблонской?

 — Нет, у Вилена Андреевича Чеканюка. Познакомился с ним еще во время учебы в Республиканской художественной школе в Киеве. Однажды во время урока в наш класс заглянул директор и вызвал меня в коридор. Выхожу, а там стоят директор школы и мой отец с каким-то мужчиной. Громко разговаривают, смеются. «Покажи свои работы!» — сказали, посмотрели и ушли.

Потом я узнал, что это был Вилен Андреевич Чеканюк, в то время уже профессор, народный и, самое главное, прекрасный художник. За год до этого он выставил в институте шестиметровую работу «Китобойцы». Мы часами сидели перед ней, настолько «Китобойцы» были живописны, композиционно интересны.

За два года до смерти Вилен Андреевич признался: «Помню, как ты тогда нас с отцом встретил! Набычился, глядел исподлобья!» А я-то думал, что эту встречу я один запомнил…

 — У вас есть серия работ, посвященных строительству БАМа. Ездили туда из интереса?

 — О, это была очень интересная поездка! Но никто никого на БАМ не гнал. Все разговоры об этом — чепуха! Наоборот, такую командировку надо было еще заслужить! Комсомол оплачивал перелет, командировочные, организовывал гостиницы, транспорт… На БАМ отправляли только проверенных людей.

Такая поездка давала импульс творчеству. Там совершенно другая природа, другие просторы, масштабы. Никто не указывал, что и как писать. После возвращения мы организовали выставку, она имела успех. Одну из моих работ, портрет строителя, купило Министерство культуры и сейчас она экспонируется в Сумском художественном музее.

 — Вы ведь были лауреатом конкурса портрета…

 — В 1976 году объявили Всесоюзный конкурс на лучший портрет за последние пять лет. Конкурс был закрытый, выставком смотрел работы без указания фамилий авторов. Я написал портрет друга, кандидата наук, и попал в число десяти лауреатов. Нас отметили денежной премией и поездкой в Париж. Но… руководство Союза художников УССР не пустило меня в Париж.

«Когда транслировали выступление Фиделя Кастро, улицы Гаваны пустели — все жители внимали Команданте»

 — А на Кубе вам удалось побывать. С Фиделем Кастро случайно не встречались?

 — Нет, но встречался с его братом Раулем и с Эрнестом Гевара, отцом Че. Ведь я написал триптих «Че», который подарили правительству Кубы от Советского Союза. Эрнест Гевара видел мою работу, пригласил домой. Я знал, что его сын любил мате, и попросил этот напиток. Эрнест как раз закончил книгу «Мой сын Че», и мы обсуждали, как оформить обложку к ней.

Кубинцы вообще любят праздники. Там было шумно, весело, интересно и молодежно. Но как-то я вышел на улицу подобрать место для натуры. Шел и… слышал собственные шаги: цок-цок — Гавана будто вымерла! Из открытых окон звучал голос Фиделя Кастро, и все жители города внимали Команданте. Услышав мои шаги, укоризненно выглядывали из окон.

 — За политической ситуацией в Украине следите?

 — Сейчас меня больше волнует историко-религиозная тематика. Личности Христа, Моисея. Я специально ездил в Израиль, 21 день жил в монастыре Святой Екатерины. Написал одну работу «Источник» (»Пророк Моисей»), но хотел бы создать большой триптих, метров шесть высотой: «Скрижали», «Неопалимая купина» и «Манна небесная». Я даже получил на это благословение монаха-отшельника Моисея.

Думаю, на сегодняшний день в Украине все хорошо. Не надо только паниковать.

 — После отъезда в Великобританию вы стали писать пронзительно чистые, воздушные натюрморты. Там что, цветы особенные?

 — В Великобритании другое настроение. В Украине все-таки присутствует какая-то тяжеловатость в атмосфере, а там — другая жизненная культура. В парках, в Вестминстерском аббатстве звучит классическая музыка. Люди гуляют, слушают. Я пишу скорее музыку, а не цветы. Мой триптих «Аве Мария» — сугубо музыкальная вещь.

Лет пять назад мой сын, арткритик, принес домой каталог знаменитых зданий мира.

Я дошел до собора Василия Блаженного в Москве, и у меня невольно вырвалось: «Уродец какой!» Я ведь воспитан на этой культуре, а не заметил, как постепенно изменился мой вкус.

Кельнский собор стал нравиться больше, чем архитектура родной страны. Михайловский собор в Киеве, я вам честно скажу, просто раскрашенная картонка без души.

 — А как проводите свободное время?

 — Когда возникает пауза в творчестве, не знаю, куда себя девать… Работа — самый лучший отдых.

Источник: https://fakty.ua/134872-hudozhnik-valerij-chujkov-ya-ochen-lyublyu-tatyanu-yablonskuyu-i-sam-hodil-v-ee-lyubimchikah

Ссылка на основную публикацию